Спасение (христианство)

  • Спасе́ние (греч. σωτηρία) — в христианстве, согласно Библии, избавление человека от греха и его последствий — смерти и ада, и обретение спасённым человеком Царства Небесного. В различных местах Библии термин «спасение» может обозначать также исцеление, избавление от физической опасности или личных врагов, освобождение от политического гнета.

    В христианстве спасение рассматривается как Божье действие, следствие любви Бога к людям.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Рождение свыше (или Возрождение) — библейский термин, понятие христианского богословия, которое означает таинственное действие Бога в раскаявшемся грешнике , преобразование человека для новой духовной жизни с Богом. Рождение свыше является необходимым условием спасения души. Среди христианских конфессий имеются некоторые различия, связанные с пониманием рождения свыше.
Стра́шный суд, Су́дный день — в эсхатологии авраамических религий — последний суд, совершаемый Богом над людьми с целью выявления праведников и грешников и определения награды первым и наказания последним.
Предопределение (лат. praedestinatio или praedeterminatio) — религиозное представление об исходящей от воли Бога предустановленности событий истории и человеческой жизни. В религии — предварительная заданность жизни человека, его спасения или осуждения в вечности волей Бога. Идея предопределения имеет особое значение в монотеистических религиях, поскольку с точки зрения монотеизма всё существующее определяется волей Бога (в том числе и зло), поэтому проблема предопределения соприкасается с проблемой...
Покая́ние (др.-греч. μετάνοια — «сожаление (о совершившемся), раскаяние», буквально: «изменение мыслей», от др.-греч. μετα- — приставка, обозначающая: «изменение, перемена» + др.-греч. νόος, νοῦς — «мысль, ум, разум; мнение, образ мыслей ») — богословский термин, в христианстве означающий осознание грешником своих грехов перед Богом. Как правило, покаяние сопровождается радикальным пересмотром своих взглядов и системы ценностей. Результат покаяния — решение об отказе от греха. В Библии покаяние описывается...
Перворо́дный (прародительский) грех — христианский богословский термин, означающий первый грех, совершенный в Эдеме прародителями Адамом и Евой. В формальном понимании грех заключается в ослушании Божьей воли, нарушении запрета «от дерева познания добра и зла не ешь от него» (Быт. 2:17).

Упоминания в литературе

Священную историю спасения можно разделить на два периода: время приготовления, предсказания, обетования – время Ветхого Завета, и время осуществления, исполнения – время Нового Завета. В течение первого периода Бог, Господь истории, шаг за шагом вел ветхозаветный народ навстречу Христу и Евангелию; второй период – это время Христа, освободившего людей от «рабства греху» через Свои страдания, смерть и воскресение, основавшего Церковь и давшего ей Святого Духа. Средоточие всей священной истории – пришествие Христа, Его жизнь, смерть и воскресение ради спасения мира. Эту сердцевину истории св. Павел называет «полнотой времени». О ней прекрасно говорит св. Иоанн: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него» (Ин 3, 16–17). Отличительная черта «полноты времени» – личностный дар Отца, Его Единородный Сын. Этот дар – дар Отчей любви. Сын послан как дар с целью спасения, приобщение к жизни вечной. Тот же дар Отца в «полноте времени» св. Павел показывает и по-другому. Он заключается в искуплении от рабства у Закона, в богосыновстве, в ниспослании в наши сердца Святого Духа, молящегося в нас: «Авва, Отче» (Гал 4, 4–7) и, наконец, во вверении нам наследия Божия. Мы участвуем в этих благах, данных нам Отцом, через веру и крещение (Гал 3, 26–29), которые делают из нас сынов Божиих в Сыне и братьев во Христе.
Человек по своему существу принадлежит двум мирам – Небесному и земному. Душа человеческая, предназначенная к жизни небесной, имеющая источник жизни своей в Боге, всеми силами устремляется к Нему, как растение к свету. Посему сказано справедливо – душа наша по природе христианка: Творец, вдохнув в человека душу живую по образу Своему, положил для нас неизменный закон общения и единения с Собой. После греховного отпадения от Бога и лишения райского безсмертия наши несчастья и падения могут быть прекращены только с восстановлением нарушенного грехом союза с Богом – Источником жизни и блаженства. И посему христианину важна и значима жизнь души, ее нравственное развитие и приуготовление для вечной жизни в духовном мире Царства Божия. Наша земная жизнь с ее несчастьями, болезнями, лишениями есть лишь переходное состояние к жизни вечной, и поэтому нам не подобает страшиться земных тягот, а должно страшиться греха, который лишает духовного общения с Творцом, как хищник, ввергает в смерть вечную и адскую муку. Царство Небесное – это Царство любви, совершенства, правды и красоты. Поэтому только тот человек, который употребил жизнь для спасения, чтобы через Божественное Слово обратить свою душу к совершенству, любви и смирению, становится участником Божественной жизни, начинает видеть Творца. Вот о ком молится Исус Христос. О тех, кто одного с Ним духа, о тех, кого дал Ему Отец, чтобы привести их ко спасению.
Спасая нас, Бог исполняет Свою волю. Можно выделить пять последовательных моментов спасения. Первый – это вечный дар Божьей благодати, сделанный Им во Христе. Второй – историческое появление Христа, Который через Свою Собственную смерть и воскресение разрушил смерть «человеков». Третий – личное обращение Бога ко всем грешникам через благовестие. Четвертый – духовное очищение верующих Духом Святым. И пятый – то, что ждет нас на небесах: ничем не запятнанная, непорочная святость.
Мысли о Боге, вере, церкви, жизни во Христе, жизни вечной, составляющие содержание дневника о. Иоанна, – это атмосфера, в которой может и должна жить душа верующего христианина. В настоящем издании мысли о. Иоанна сгруппированы в пяти главах. В первой главе говорится о вере и Церкви православной, об отношении современных христиан к вере и Церкви, о разрушающих дело Божие, среди которых первое место занимает злейший враг православия Толстой, и о заблуждениях католиков. В последующих трех главах изображается необходимый путь христианина от земли на небо, путь освобождения от греха и диавола и восхождения к Богу через исполнение заповедей Христа. Наконец, в последней главе содержатся мысли, в которых Батюшка говорит о своем душевном настроении, о борьбе с врагом спасения, о стремлении к Богу, хочет поскорее «увидеть Его, желанного, всеблагого, прекрасного, всеблаженного, бессмертного Отца и Владыку, поклониться Ему лично», прославить и возблагодарить Бога за 79 лет жизни и за 53 года священства, за скорби и утешения, за Божье долготерпение и совершенное прощение в покаянии, особенно за святейшее таинство Тела и Крови Христовых, одним словом – «возблагодарить Бога за все, за все!»
Бог создал человека для вечного блаженства, а он по своей злой воле преступил волю Отца Небесного и поэтому был изгнан из рая. Но грозный хранитель Своих заповедей в то же время есть любящий и всепрощающий наш Отец. Он не мог спокойно смотреть, как страдают люди во аде за свои грехи, и решил послать Своего Сына Единородного, чтобы Тот исполнил Его святую Отеческую волю – спас людей, томящихся во грехе. Сын Его – Иисус Христос – без колебания спешит исполнить волю Пославшего Его, и вот на Голгофе решилась судьба всего человечества. Человек был спасен, и спасен каждый из нас, а не только жившие во время земной жизни и страданий Спасителя нашего Иисуса Христа. Вот в сознании всеобщности и нераздельности спасения всех без исключения живущих и будущих поколений заключается познание Бога, Его заслуги перед нами, необходимость благодарности Ему во всякое время. Через распятие Иисуса Христа человек вновь приведен к Богу. Сошествие Святаго Духа знаменовало собою окончательное примирение с Богом, возможность всякому человеку быть святым, ибо Дух Святый обитает в сердце, а сердце есть у каждого. Только заботься, чтобы все сердце твое было наполнено Им одним, изгоняй оттуда других жителей.

Связанные понятия (продолжение)

Ад в представлении религий (авраамические религии, зороастризм), мифологий и верований — ужасное, чаще посмертное, место наказания грешников, испытывающих в нём муки и страдания. Как правило, противопоставляется Раю.
Воплоще́ние — один из центральных догматов веры в христианстве, акт непостижимого соединения вечного Бога с сотворённой Богом же человеческой природой. Согласно христианскому богословию воплощение Бога было необходимо людям (а не Богу), благодаря которому они имеют возможность соединения с Богом для наследования вечного Царства Небесного.
Грехопаде́ние — общее для всех авраамических религий понятие, обозначающее нарушение первым человеком воли Бога, которое привело к падению человека из состояния высшего невинного блаженства в состояние страданий и греховности, основанное на 3-й главе книги Бытие.
Благода́ть (др.-евр. חן, др.-греч. χάρις, лат. gratia) — одно из ключевых понятий христианского богословия, рассматривается как дар для человека от Бога, подаваемый исключительно по милости Господа, без всяких заслуг со стороны человека и предназначенный для его спасения и освящения («возрастания в благодати»). Благодать понимается как действенное снисхождение Бога к человеку, действие Бога, изменяющее сердце человека, и само свойство Бога, указывающее на Его доброту и милосердие. В представлении...
Центральной концепцией христианского учения о посмертии является догмат о телесном воскресении и вечной жизни в восстановленных и обновлённых телах.

Подробнее: Раннее христианство и переселение душ
Страдание (скорбь, болезненность, страсть). Понятие страдания является весьма важным в православном учении о спасении. Ещё апостол Павел поучал...
Внутренний Свет — теологический термин, означает находящийся в человеке Свет Христа; то, что от Бога; Дух Божий в человеке. Древнее понятие, которое применяли ещё ранние христиане, говоря о сияющем в них свете Христа. Современное определение Внутреннего Света (англ. Inner Light), впервые введенное в обращение в 1904 году американским протестантским теологом Руфусом Джонсом, таково: «Внутренний Свет — это идея о том, что существует нечто Божественное, "то, что от Бога в человеческой душе"». Джонс...
Сотериоло́гия (греч. σωτηρία «спасение» + греч. λόγος — учение, слово) — богословское учение об искуплении и спасении человека, является частью догматического богословия.
Всеобщее воскресение из мёртвых — в авраамических религиях — возвращение умерших людей к жизни в восстановленных телах в конце времён.
Рай — в религии и философии: место и/или состояние вечной совершенной жизни (бытия).
Любо́вь (в Новом Завете греческое слово «агапэ», греч. αγάπη, лат. caritas) — христианская добродетель: любовь без основания, причины, корысти, способная покрыть любые недостатки, проступки, преступления. Одна из трёх главных добродетелей христианства наряду с верой и надеждой, причём главная из них.
Ке́нозис (греч. κένωσις — опустошение, истощение; κενός — пустота) — христианский богословский термин, означающий Божественное самоуничижение Христа через вочеловечение вплоть до вольного принятия Им крестного страдания и смерти. Термин взят из Фил. 2:7: «Уничижил Себя Самого, приняв образ раба…»
Провиде́ние (промысел Божий, или промысл Божий, греч. πρόνοια, лат. Providentia) — целесообразное действие Высшего Существа, направленное к наибольшему благу творения вообще, человека и человечества в особенности.
Пра́ведность — понятие в христианстве, исламе и иудаизме; строгое следование заветам, которые предписаны вероисповеданием.
Моление о чаше (Гефсиманское моление) — молитва Иисуса Христа в Гефсиманском саду, описанная в Евангелиях. С точки зрения христианских богословов является выражением того, что Иисус имел две воли: Божественную и человеческую.
Обо́жение, или тео́зис (др.-греч. θέωσις от θεός «бог») — христианское учение о соединении человека с Богом, приобщении тварного человека к нетварной божественной жизни через действие божественной благодати.
Чисти́лище (лат. Purgatorium), согласно католическому вероучению, — состояние, в котором пребывают души людей, которые умерли в мире с Богом, но нуждаются в очищении от последствий совершённых при жизни грехов.
Сме́ртный грех в христианстве — тяжёлый грех, влекущий за собою потерю спасения души в случае отсутствия покаяния. Этот термин широко используется в католической теологии, где развито вероучение, различающее тяжёлые и обыденные грехи. Похожим образом термин используется также в некоторых некатолических церквях, включая православие. Но там отсутствует такое определение смертного греха, которое содержится в конкретной католической доктрине. В православии принята система из восьми смертных грехов, в...
Царство Небесное (тж. Царствие Небесное, ивр. ‏‏‎מלכות השמים, Malkuth haShamayim, греч. ή βασιλεία τῶν οὐρανών) — семитское выражение, в котором «небеса» заменяют имя Бога иудеев (Лк. 15:18). Является синонимом понятия «Царство Божье». Известно по Евангелию от Матфея, в котором встречается тридцать два раза.
Попуще́ние Бо́жие — в монотеистических религиях (прежде всего в христианстве и мусульманстве) позволение Бога совершать своим творениям (живым существам или даже неживым стихиям) дела, безразличные Богу, неугодные ему и даже богопротивные. Примеры попущения Божьего: стихийные бедствия, злодеяния, грешная жизнь.
Новый завет (ивр. ‏ברית חדשה‏‎ ; греч. διαθήκη καινή ) — термин, используемый в Библии, в Ветхом и Новом Завете, для обозначения новых качественных отношений между Богом и человеком. Человек, искупленный от первородного греха и его последствий добровольной крёстной смертью Иисуса Христа как Спасителя мира, вступает в совершенно иную, по сравнению с ветхозаветной, стадию развития и, переходя из рабского, подзаконного состояния в свободное состояние сыновства и благодати, получает новые силы к достижению...
Геулла, геула (ивр. ‏גְּאֻלָּה ,גְאוּלָה‏‎; «освобождение», «избавление», «искупление») — в иудаизме избавление от чужой власти, невзгод, смерти, греха, а также духовное спасение.
Православная церковь придерживается общего христианского вероучения, что существует ряд деяний, которые являются греховными и недостойными христианина. Классификация деяний по этому признаку основывается на библейских текстах и интерпретации церкви. В случае, если верующий искренне раскается в совершённом грехе, то после исповеди грех считается отпущенным, то есть прощённым.

Подробнее: Грехи в православии
Претрибулационизм (от англ. pretribulationism) — теория, гласящая, что христианская церковь избежит грядущего периода великих страданий благодаря перемещению («восхищению») её с земли по возвращении Иисуса Христа.
Книга Жизни — философски-религиозное символическое понятие, существующее во многих религиях и культах. В иудаизме и христианстве это книга, в которой записаны имена праведников, в исламе все деяния человека, как добрые так и злые. Книга Жизни запечатана до Страшного Суда и её невозможно прочесть. Откроется в будущем, перед приходом Мессии.
Икономи́я (от греч. οἰκονομία — устроение дома, дел) — в христианстве принцип богословия и решения церковных вопросов с позиции снисхождения, практической пользы, удобства. Противоположностью икономии является акривия.
Российская Церковь христиан веры евангельской — одна из ветвей пятидесятнического направления христианства в России. Входит во всемирное братство Ассамблеи Бога. В составе Церкви насчитывается около 2000 общин (традиционного и более современного направления в пятидесятничестве). На территории России действуют три теологических института, несколько десятков библейских школ и сотни воскресных школ; действуют 56 региональных центров; на территории России имеются около 110 молитвенных домов, во многих...
Начертание зверя — выражение из книги Откровение (Откр. 13:15-18, Откр. 14:9-11, Откр. 15:2-3, Откр. 16:1-2, Откр. 19:19-21, Откр. 20:4). В качестве синонима может использоваться выражение печать антихриста. В христианской эсхатологии рассматривается как таинственный знак покорности зверю из Апокалипсиса, принятия власти антихриста.
Искупле́ние — концепция, при которой лицо предпринимает действия по исправлению совершённого правонарушения со своей стороны, либо путём прямого действия по устранению последствий этого поступка, либо действия, направленное на благо для других, либо какое-то другое выражения чувства угрызения совести. Искупление «тесно связано с прощением, примирением, печалью, раскаянием, покаянием, возмещением и чувством вины».
Мессия (др.-евр. משׁיח, המשיח, Ha-Mashiaḥ; Машиах, Га-Машиах, арамейский משיחא; Meshiḥa; Мешиха = «помазанник») в иудаизме — идеальный государь мессианских времён. Часто употребляется в вавилонском Талмуде и в мидрашим (талмудических комментариях) без артикля, как имя собственное.
Тшува (ивр. ‏תשובה‏‎, буквально — «возвращение») — понятие раскаяния в иудаизме.
Второ́е прише́ствие Иисуса Христа — событие, ожидаемое во всех христианских конфессиях, предвозвещённое в Новом Завете. Одно из догматических положений Церкви, зафиксированное в Никео-Цареградском Символе веры, в его 7-м члене: .
Иису́сова моли́тва — в православии и греко-католицизме — молитва-обращение к Иисусу Христу, с исповедованием веры в Него как в Сына Божьего и истинного Бога, с прошением о помиловании (прощении грехов), о помощи в испытаниях и о помощи в борьбе с искушениями.
Докети́зм (от др.-греч. δοκέω — «кажусь») — одно из старейших еретических христианских учений, отрицавшее реальность страданий Иисуса Христа и его воплощение как противоречащие представлениям о бесстрастности и неограниченности Бога и утверждавшее иллюзорность его существования. По-видимому, характерной чертой такого учения было использование глагола др.-греч. δοκείν («казаться») и различных производных от него для описания «иллюзорности» вочеловечивания Иисуса Христа.
Смире́ние — добродетель, противоположная гордыне, и одна из самых главных добродетелей в христианской жизни. В духовной жизни христианина проявляется в том, что человек в любых обстоятельствах пребывает в мире с самим собой и Богом, не возвышает себя над кем бы то ни было, имеет в своём сердце убеждение, что все духовные заслуги дарует ему только Бог, а также пребывает в любви по отношению к ближним.
Ангелоло́гия (др.-греч. ἄγγελος («а́нгелос») — вестник, посланец → ангел + др.-греч. λόγος («логос») → греч. ~λογία наука) — учение об ангелах. Предметом ангелологии как богословской дисциплины является происхождение и природа ангелов, их место и роль в составе небесного воинства, ангельская иерархия и т. п.
Антиномизм, антиномианизм (др.-греч. ἀντι- — против и νόμος — закон) — чрезмерное пренебрежение законами Ветхого Завета, проявлявшееся или практически, под видом мнения, что возрождённый человек не нуждается ни в каком внешнем законе, так как все его поступки хороши, или же теоретически, в учении, что человек евангельским учением приведён к покаянию и поэтому ему не нужно изучение закона Ветхого Завета.
Милосе́рдие (лат. misericordia) — одна из важнейших христианских добродетелей, исполняемая посредством телесных и духовных дел. Любовь к ближнему — неразрывно связана с заповедью любви к Богу. Опирается также на тезис, что в любом человеке следует видеть «образ Божий» независимо от его недостатков.
Движение святости (англ. Holiness Movement) — идейное течение в протестантизме конца XIX—XX вв. Возникло в теологической мысли как развитие доктрины Арминия, ставившей преодоление греха и спасение в зависимость от дарованной Богом человеку свободы воли. Лейтмотивом является убеждение в возможности, при определенных условиях, достичь состояния святости и постоянно поддерживать его ещё при земной жизни.
Пятидеся́тники (англ. Pentecostalism) — евангельские христиане, последователи Всемирного пятидесятнического братства, на сегодняшний день самого многочисленного из всех направлений протестантизма. На территории России для отличия от евангельских христиан (прохановцев), по учению более близких к баптизму, предпочитали называться Христианами веры евангельской — ХВЕ или Христианами евангельской веры — ХЕВ, в настоящий момент это название является составной частью названия конфессий данного направления...
Завет ( ивр. - ברית / berith) — одно из центральных понятий еврейской библии (Танаха). С помощью этого понятия описываются взаимоотношения между Богом и избранным народом или избранными людьми: Ноем, Авраамом, сынами Израиля при исходе из Египта. Впервые встречается в тексте Священного Писания в Книге Бытие \ Брейшит (9: 9 - 12): "Вот знамение завета, который я поставляю между Мною и между вами...что не будет истреблена всякая плоть водами потопа", - говорит Бог Ною и его сыновьям после Потопа.
Теологи́ческие доброде́тели (англ. theological virtues, фр. vertus théologales, исп. virtudes teologales) — категории, постулирующие идеальные качества человека.
Авраамово лоно — выражение, обозначающее место упокоения праведников в царстве мёртвых в иудаизме, где оно понимается как часть шеола, и христианстве, где выражение считается синонимом рая.
Грех в католицизме определяется как «слово, действие или желание, противные вечному Закону». Грех понимается как недостаток любви к Богу и ближнему, оскорбление Бога, мятеж против Бога.
Искупительная жертва — концепция о прощении греха во времена Ветхого Завета, которая осуществлялась левитом только в Иерусалимском храме, в форме жертвоприношения, через пролитие крови жертвы.

Упоминания в литературе (продолжение)

По благости Своей Бог сотворил человека, и человек получил это бытие как дар любви Божией. Эта жизнь дана всем нам, ибо всех любит Бог и всем дал благодатные средства для спасения, а будущая блаженная жизнь обретается теми, которые породили в себе ответную любовь к Богу. Любовь к Богу выявляется в жизни по заповедям Божиим, в добровольном подчинении своей человеческой воли воле Божией. Но в жизни нас, христиан, часто обнаруживается, как говорит прп. Симеон Новый Богослов, то, что «на словах только веруем в Бога, а делами отвергаемся Его… С нуждой найдешь одного, который и словом и делом есть христианин». Грех, как великое зловоние, соделал душу нашу мертвой, а нас – мертвецами. По этому, по рассуждению свт.
В отличие от бесцельной жизни «пустых людей», христианам даны вера и надежда в Боге. Бессмысленность рассеивается в свете славы высшего смысла – промысла и воли Божьей. Величайшая жертва, принесенная Богом ради искупления людей, служит завершением Его предвечного замысла. Бог явил Христа сейчас, в конце времен, чтобы осуществить намерение, сложившееся у Него еще до творения. Суверенная воля Божья находит в Иисусе Христе свое высшее выражение, человеческая история – свою высшую точку. Отец знает Сына в вечном единстве Троицы (1:18). Но здесь Петр указывает на предузнание Божье, говоря о Его избрании и определении Христа на место Искупителя. Замысел Бога, установленный еще до творения, состоял в том, что Иисус придет, чтобы принять смерть и вновь воскреснуть ради спасения верующих в Него (1 Пет. 1:2; Еф. 1:3—11). Ошеломляющая истина заключена в том, что Бог осуществил Свой замысел для вас (1:20)![87] Христиане, оставаясь странниками и пришельцами в этом веке, живут нерушимой надеждой. Еще до создания мира они были возлюблены по предведению вместе с Христом (1:2) Богом-Отцом, Который сотворил миры и отдал Сына Своего за них[88].
Наконец, заметим, что тема мученичества, тема свидетельства о Христе, актуальна и для нашего времени, даже особенно актуальна. «Церковь наша верует и исповедует, – говорит отец Ефрем, – что до самых последних времен, до самого скончания века не иссякнут святые и она будет являть людей, достойных венцов на Небесах… Святые последних времен – это те, кто исповедуют и возвещают, что Христос есть истинный Бог, воплотившийся ради человека. Это исповедание и увенчает их венцом святости… Мы видим, как разворачиваются события в мире, знаем из пророческого откровения Церкви, что настают тяжкие времена, так что, возможно, мы уже находимся внутри круга и, чем дальше, тем ближе будем приближаться к его центру, – и тогда главное, о чем мы должны позаботиться, – это о едином на потребу. Будем приготовляться духовно, готовить душу, очищать себя от всякого греха, каяться в грехах содеянных или в тех, что, возможно, мы еще не раз совершим, дабы как можно лучше приготовиться к концу. Кто знает, может, и нам предстоит пострадать».[8] Все это очевидно для заботящегося о своем спасении христианина…
Господь Иисус Христос есть Глава Церкви, и только так Он – Спаситель Тела Церкви (ср.: Еф. 5, 23). Как Глава Церкви Господь Иисус Христос непрестанно дает Телу Церкви все необходимое для его Богочеловеческой жизни и спасения всех его членов от греха, смерти и диавола. Церковь есть всегда Церковь Христом, Церковь только тем, что Он – ее Глава, а она – Его Тело. В ней все зависит от Него; она Им живет, существует, спасается, обретает бессмертие, повинуясь Ему и служа Ему всем своим существом. В Церкви Бог есть всё и вся для человека. Церковь есть самая совершенная организация, ибо это Богочеловеческий организм, духовно-благодатный организм, в котором соединены Бог и человек: Бог живет в человеке и человеком, а человек живет в Боге и Богом; человек во всем добровольно повинуется Богу, возводится к совершенству Богом, растет возрастом Божиим в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Кол. 2, 19; Еф. 4,13), но не перестает быть человеком; все осуществляется в духе Богочеловеческого единства, Богочеловеческого сотрудничества, Богочеловеческого равновесия и полноты. Поэтому Церковь – это единственное настоящее и истинное сообщество; в ней индивид совершенствуется обществом, а общество – индивидом, но они для такого подвига получают силы от чудесного Господа Иисуса Христа, Который является и Главой общества как единого целого, и Главой человека как личности. Поэтому вне Церкви нет ни настоящего общества, ни настоящей личности.
Крест и путь к славе – все это совершается в Церкви Божией, которая есть наш путь ко спасению, путь ко спасению для всех людей, путь к жизни вечной. Церковь Божия – это одновременно и божественное установление, и человеческое общество. В своей божественной части – Церковь непобедима, ибо Бог не может быть побежден, не может быть побеждена Божия истина, Божия слава. Но в своей человеческой части, как общество грешных людей, ищущих спасения, идущих к спасению, Церковь, конечно, идет путем лишений. Она подвержена человеческим слабостям. Она, конечно, имеет в своем составе христиан – людей грешных, недостойных, и поэтому терпит всевозможные страдания, и никогда ни силой, ни славой не обладала и не обладает. Если были в истории Церкви моменты ее силы и славы, то они очень часто были переплетены со славой и могуществом человеческими и очень скоро оказывались слабостью и обращались потом для
О свышнем мире и о спасении душ наших… Церковь имеет мир Господень, как и все христиане имеют дар помазания Духа Святого. Но то, что дано, должно быть активно принято нами. Каждый, кто серьезно относится к своей духовной жизни, знает, как тяжело бывает порой сохранить дар, не растеряв его в соблазнах греха. Каждый христианин ведет постоянную борьбу, отпадая от Бога грехами и возвращаясь к Нему в покаянии от всего сердца. Вся Церковь – это не Церковь уже спасенных, но Церковь спасающихся грешников. Все в пути, все ищут Царствия Божия. Прошение ектении указывает на самое главное предназначение нашей жизни, самую высокую цель.
Понятия Царство Божие, Царство Христово и Царство Небесное по существу тождественны с понятием вечной жизни. „Сущность вечной жизни, а отсюда и цель ее состоит в нравственном совершенстве. ‹…› Таким образом, все дело спасения представляется в следующем виде: человек здесь, на земле, трудится, работает над собой, созидает в себе Царство Божие и чрез это теперь же начинает мало-помалу делаться причастником вечной жизни, насколько он имеет сил и способности для этого причастия. ‹…› Нравственное обновление человека, таким образом, существенно связано с вечным спасением“ [Пестов, 116]. „Евангельское царство Божие не есть что-нибудь внешнее по отношению к каждой отдельной личности, не есть что-нибудь отдельное от внутренних тайников человеческой души. О нем нельзя сказать, что оно там или здесь; оно внутри человека [Лк. 17:21], в его внутренних переживаниях, в его душевной настроенности, при которой человек сознает свою сыновнюю близость к Богу. Царство Божие есть правда, мир и радость о Святом Духе [Римл. 14:17]. Поэтому царство Божие есть факт не только будущего, но и настоящего – настоящего для тех, кто стал в сыновние отношения Богу. ‹…› Христос созидал Свое царство – царство не от мира сего – в глубине души каждого своего последователя. ‹…› Иисус Христос в своем нравственном учении призывает своих последователей не к исполнению той или другой отдельной заповеди, а к выработке в себе общего морального настроения, при котором человек может жить единственно только законом любви и высшей Христовой правды. Самая сущность христианства состоит в любви“ [Смирнов: 2007, 355-356].
В пятой главе Апостол изображает основную истину христианского вероучения о грехе и спасении. Как от Адама, естественной главы всего человечества, грех распространился на все человечество – посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили – так и Христос, новая духовная глава всего человечества, Своим искупительным подвигом дарует спасение также всему человечеству. Стихи 12–21 этой главы представляют собою одно из самых важных мест по глубине догматического содержания. Доказательством того, что грех Адама действительно перешел на всех его потомков, служит факт смерти, которая явилась последствием греха Адамова, или т. н. первородного греха. Апостол указывает на важное обстоятельство: до Моисея не было Закона, и следовательно, грехи людей не могли им вменяться: но грех не вменяется, когда нет закона, но тем не менее люди умирали и до Моисея; отсюда естественен вывод, что они наказывались смертью не за собственные грехи, а за грех первородный, перешедший на них от праотца Адама. Когда же дан был Закон, а люди не переставали грешить, виновность их пред Богом еще более увеличилась. Когда же грех таким образом умножился, чрез искупительный подвиг Христов было дано людям изобилие благодати Божией: А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать (Рим. 5, 20). Искупительный подвиг Христов заглаживает не только первородный грех Адамов, но и все личные грехи людей.
Вопрос теперь, что понимать под отступлением? Нельзя здесь понимать частное, так сказать, отступление от веры, потому что его представители – еретики – были и во времена апостола Павла. Очевидно, речь идет об отступлении общем, оно придет перед кончиной мира такое, что Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? (Лк. 18. 8). Непременным следствием этого отступления станет явление человека греха – антихриста, которым будет не воплотившийся сатана, как думали некоторые, а человек, как бы воплотивший в себе все нечестие, – человек беззакония. Он будет именовать себя богом и требовать божеского поклонения. Для того, чтобы снискать доверие и уважение людей, как к существу высшему, антихрист будет творить чудеса. Пришествие его, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными (2Фес. 2. 9). Кроме чудес, антихрист будет привлекать к себе людей ложным учением, он явится, по словам апостола, со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи (2Фес. 2. 10–11).
И как же тогда человек может быть уверен, что он попадет на небо? Ответ таков: этого никогда нельзя знать наверняка, но можно надеяться, что Бог примет нас, если мы будем следовать установленным церковью обрядам и участвовать в таинствах. Плодом именно такого мышления стало учение о спасении добрыми делами, смешанное с участием в различных магических действах. Поскольку человек искал святости, мира и признания Бога, он и начал придумывать разные «святые дела», «святые места», «святые цели», «святых отцов» и тому подобное. Все это не что иное, как плотские попытки забраться поближе к Богу и добиться Его признания. Человек не замечает при этом, что отбрасывает самое главное – дело, совершенное Самим Богом, – Крест, на котором за все грехи человечества был распят Христос.
События Исхода и заключение синайского Завета стали величайшей вехой в истории Израиля и всего человечества. Это был уже очевидный и значимый прогресс в Божьем замысле о спасении людей и восстановлении добрых отношений с Отцом. Но земля обетованная, при всем своем великолепии не стала вторым Эдемским садом. Получив закон Божий, видимое присутствие Бога в скинии и Храме, специальные откровения Бога, передаваемые людям через пророков, созерцая великие Божьи чудеса, Его защиту и заботу – при всем этом люди остались грешниками. И вскоре земля снова наполнилась злодеяниями. От вступления в землю обетованную до пришествия Иисуса Христа история Израиля это история славных дел людей Божьих, но также это история беззаконий, трагедий и тяжелых отступлений от Бога и Его уставов.
Какая была бы причина того, что Господь предоставил истинным рабам Своим скорби на время их земной жизни, а врагам Своим предоставил благополучие, вещественное преуспеяние и вещественные блага? Плотский разум говорит: следовало бы устроить совершенно противным образом. – Причина заключается в следующем: человек есть существо падшее. Он низвергнут на землю из рая, в раю привлекши к себе смерть преступлением заповеди Божией. Смерть немедленно по преступлении поразила душу человека и неисцельно заразила его тело. Тело, для которого жизнью служит душа, не тотчас по падении разлучилось с душою, но душа, для которой служит жизнью Святой Дух, тотчас по падении разлучилась со Святым Духом, Который отступил от нее, как от оскверненной и отравленной грехом, предоставив ее самой себе. С такою-то мертвою душою и с живым телом жизнью животного низвергнут первый человек на землю на некоторое время, а прочие человеки рождаются и пребывают на земле некоторое время. По истечении этого времени, называемого земною жизнью, окончательно поражается смертью и тело, наветуемое ею и борющееся с нею в течение всей земной жизни. Земная жизнь – этот кратчайший срок – дана человеку милосердием Творца для того, чтоб человек употребил ее на свое спасение, то есть на возвращение себя от смерти к жизни. Спасение или ожитворение человека Святым Духом совершается при посредстве Искупителя или Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа.
Но разве может быть причастие правде к беззаконию? кое общение свету ко тме (2 Кор. 6, 14)? Поэтому в Священном Писании об искуплении во Христе Иисусе говорится: Егоже предположи Бог очищение верою в крови Его, в явление правды Своея, за отпущение прежде бывших грехов (Рим. 3, 25), то есть для показания правды Своей в прощении грехов, соделанных прежде, Бог предложил Его, Иисуса Христа, в жертву умилостивления. Проявились в деле спасения мира и высочайшая премудрость и всемогущество Божии, потому что то, что казалось невозможным и немыслимым для человеческого разума, совершено Богом. Потому в Священном Писании дело спасения мира и называется тайной, сокровенной от век и от родов, ныне же явившейся святым Его (Кол. 1, 26), а также премудростью Божией, в тайне сокровенной, юже предустави Бог прежде век в славу нашу, юже никтоже от князей века сего разуме́ (1 Кор. 2, 7-8).
Не удивительно, что всякий, кто смотрит на разделение церквей извне, т. е. не будучи членом Церкви, констатирует крах евангельской истины и триумф человеческого греха. Для верующего, напротив, разобщенность и разделение христиан, как последствие грехопадения нашей общей природы, – это мука и страдание, но это и утешительное подтверждение того, что в личности – истина о человеке. Свобода человека не нарушается ради принудительного спасения [12]. Для Церкви разделение христиан – переживание Креста Христова, событие, непрестанно присутствующее в ее опыте: Христос постоянно принимает смерть мира – отпадение человека от истины и жизни – и делает ее Своею смертью, т. е. Своею жизнью, «кеносисом», отрешением от всяких индивидуальных притязаний, отказом от всяких блистательных достижений, полной самоотдачей и любовью, полнотой жизни.
В планах домостроительства нашего спасения ответ Иисуса синедриону был высшим моментом Его общественного служения, окончанием той проповеднической деятельности, на которую Он вышел три года назад. Своим ответом, вызвавшим смертный приговор, Он положил камень в основание Голгофского Креста, на котором совершилось дело нашего спасения. И как всегда бывает в духовной жизни, чем выше и значимей событие, тем явственней обозначается граница разделения добра и зла. Иисус, окруженный гонителями, явил то спокойствие и величие духа, какого не знало человечество от своего начала. Судьи же, став на путь греха, стали усугублять свои беззакония.
Таким образом, смерть была благословением, поскольку изначально содержала в себе потенциал будущего воскресения, и изгнание из рая было во благо человеку, поскольку вместо «куска земли» человек получал во владение всю землю. Согласно Исааку Сирину, смерть явилась следствием божественной «хитрости»: под маской наказания за грех Бог скрыл Свое истинное намерение, заключавшееся в спасении человечества. Необходимо видеть, утверждает Исаак, что действия Божии в истории человека лишь внешне могут выглядеть как наказание и кара, в действительности же цель Бога – достичь нашего блага любыми средствами. Зная заранее нашу склонность ко всем видам лукавства, Бог хитро уготовляет то, что кажется нам пагубным, на самом же деле является средством нашего исправления. Лишь пройдя через то, что представляется нам наказанием от Бога, мы осознаем, что оно служило нашему благу. У Бога нет возмездия, но Он всегда заботится о пользе, происходящей от всех Его действий по отношению к людям[16].
Томилось человечество в страшном рабстве более пяти тысяч лет, по непостижимому суду Божию; томилось оно в рабстве, обильно наполняло темницы ада, получив от Бога обетование освобождения в самый час впадения в рабство. Един день пред Господем яко тысяща лет, и тысяща лет яко день един[208]. Обетование произнесено вместе с изречением наказания за преступление. Удостоено человечество этого обетования, потому что причиной падения было обольщение и увлечение, а не замысл намеренный и обдуманный. По истечении пяти тысячелетий нисшел на землю, к изгнанникам, в страну изгнания их, Искупитель – вочеловечившийся Бог. Он посетил и преддверие нашей темницы – поверхность земли, и самую темницу – ад. Он даровал спасение всем человекам, предоставив свободному произволению их или принять спасение, или отвергнуть его. Он освободил всех уверовавших в Него; заключенных в подземной бездне Он возвел на небо, а странствующих на земной поверхности ввел в общение с Богом, расторгнув их общение с сатаной. Богочеловек, восприяв на Себя все последствия падения человеческого, кроме греха, восприял и образ земной жизни, соответствующий падшему и отверженному, караемому правосудием Божиим, сознающему свое падение, исповедующему правосудие Божие благодушным терпением всех попущений. Он явил в деятельности Своей образец для деятельности каждого человека на поприще земной жизни его.
В Коране, как и в Библии, также описывается грехопадение прародителей. Однако в Коране этому факту не придается общечеловеческого значения, как в Священном Писании христианства: Адам покаялся и был прощен, его неведение было упразднено, грех исчез. После одного из описаний грехопадения автор Корана взывает: «О сыны Адама! Пусть сатана не искусит вас, как он извел ваших родителей из рая, совлекши с них одежду, чтобы показать им их мерзость. Ведь он видит вас – он и его сонм – оттуда, откуда вы их не видите. Поистине, Мы сделали шайтанов покровителями тех, которые не веруют!» (Коран 7,26). Таким образом, каждый человек как бы находится перед тем же выбором, что и Адам, причем в равном с ним положении и с равными возможностями. Первый грех в исламе не мыслится как первородный, то есть открывший путь всем последующим грехам. «Учение о первородном грехе не согласуется с Кораном и логически противоречит Божественной справедливости. Вера в то, что грехи индивидуально ответственных людей может искупить кто-то другой, противоречит кораническим представлениям о законе, справедливости и человеке, а также доводам разума».[50]«Ислам исходит из того, что Бог справедлив и никого не карает за чужие грехи или некие изначальные грехи. Все люди рождаются в мир свободными и непогрешимыми. Им дается от Бога свобода выбора, или фуркан (различение добра и зла). И в конце концов человек будет отвечать перед Богом только за свои грехи, то есть спасение человека не в руках некоего Спасителя, уверовав в Которого человек освобождается от греха, а в его собственных руках, путем познания фуркана».[51]
В Новом Завете Бог раскрывается не только как милосердный и сострадательный, но и как страждущий ради спасения рода человеческого. Будучи равен Богу, Сын Божий сделался подобным человекам (см.: Флп 2, 6–7). Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа (Евр 2, 17). Смерть Бога на кресте стала наивысшим проявлением солидарности Бога с человечеством, желания Бога разделить с человеком его страдания, вплоть до богооставленности. На кресте Иисус возопил к Своему Отцу словами 21-го псалма, приведенными евангелистами на еврейском языке: Или, Или! лама савахфани?, что значит Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? (Мф 27, 46; Мк 15, 34) Этот вопль Христа означает не то, что Бог отошел от Него в момент Его страданий на кресте, но то, что Он как человек испытывал муки богооставленности, свойственные человеку. При этом, по учению Церкви, даже в момент богооставленности Он был Богом, и Его Божество ни на миг не разлучалось с человечеством.
Тогда живут в душе крестившегося дары Духа Святого, просвещающие ее, делающие богоподобною и возобновляющие ее по образу и подобию Божию. Освободив душу от зла, свойственного ей вследствие прежних дурных дел, мы заключаем с Богом завет другой, новой жизни и получаем основание для этой более чистой жизни. Благодаря чему делаемся сонаследниками возродившихся для бессмертия и достигнувших вечного спасения. А без крещения никто не может надеяться, хотя бы он был благочестивейшим из благочестивых. Ибо воплотившийся для нашего спасения Сын Божий сказал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие (Ин. 3:5). Итак, прежде всего, уверовав в душе, с искренним желанием приступи сейчас же к крещению и ни в каком случае не откладывай этого, ибо откладывание опасно вследствие неизвестности времени нашей смерти».
Мы – причина Его принятия человеческого обличия, и для нашего спасения в Своей великой любви Он был и рожден, и явился в человеческом теле. Ибо Бог сотворил человека так [т. е. как воплощенный дух] и хотел, чтобы он остался в нетлении. Но люди, обратившись от взора на Бога ко злу их собственных изъявлений, пришли неизбежно в рабство закону смерти. Вместо пребывания в состоянии, в котором Бог создал их, они вошли в процесс полного развращения, и смерть захватила их полностью под свою власть. Ибо преступление заповеди заставило их обратиться обратно к своей природе, и как в начале они пришли из небытия, так и теперь они на пути возвращения через тление снова к небытию. Существование и любовь Слова дали им бытие, а значит, неизбежно, что когда они потеряли знание Бога, то они потеряли и жизнь с Ним. Ибо только Бог один сущий, а злое не есть бытие, но отрицание и антитеза добра.
Как писал преподобный Исаак Сирин, «мучимые в геенне поражаются бичом любви (Божией. − О. Н.)» (слово 18)[110]. Ибо, по преподобному Максиму, блаженство и радость возможны лишь в свободном согласовании воли человеческой с волей Божественной. Лишь свободное и творческое избрание Божественной воли, лишь освящение и преображение воли человеческой в подвиге исполнения Христовых заповедей могут служить условием спасения, залогом благодатного обожения человека. Обожение и есть цель творения, цель всякой твари. Однако оно не может быть актом насилия: оно должно быть избрано и принято в свободе и любви[111].
Вера в Бога – это не только уверенность в существовании невидимого, духовного мира. Вера – это еще и доверие. Бог открывается нам в Священном Писании и церковном учении не как некая безличная сила, а как абсолютная полнота бытия – Пресвятая Троица: любящий Отец, посылающий в мир Своего Сына для спасения человека; Сын Божий, Который становится Сыном Человеческим, чтобы Своею смертью даровать нам жизнь вечную; и, наконец, Дух Святой, «иже вездесый и вся исполняяй», – везде присутствующий и все наполняющий, являющий Христа, созидающий Церковь и совершающий таинства. И, зная о том, как много сделал для нас Господь, мы действительно можем доверить Ему и свою жизнь, и жизнь наших близких, к чему и призывает нас церковная молитва: «…сами себя, и друг друга и весь живот наш[7] Христу Богу предадим».
3. Но так как язычники, вопреки совести своей, по своей воле пренебрегли естественным свидетельством Божиим, а потому и Самим Творцом, то будут они осуждены и не найдут оправдания. Ибо так говорит св. Павел: что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны (Рим. 1:19–20). И затем далее: они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти; однако не только их делают, но и делающих одобряют (Рим. 1:32). Также в главе 2, стих 15: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чём свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую. Если же язычники не имеют извинения, потому что они ведали от природы, что есть Бог, и однако же вопреки совести своей не искали Его, то еще менее будут иметь извинения те, которым Бог открыл слово Своё и которых Он чрез Иисуса Христа, возлюбленного Сына Своего, призывал к покаянию, то есть к отступлению от грехов и от нечестия, дабы они соделались способными к принятию верою заслуги Христовой и, приобщившись ей, получили вечное спасение.
Уже тот факт, что Христос пришел на землю с целью спасти грешников и сделать их блаженными, говорит, что Он лично был безгрешен и Сам не нуждался в спасении. Отсюда понятно то впечатление, какое производят на нас вся жизнь и поведение Его. Он ни в чем не выказывает ни малейшей заботы о Своем собственном спасении; Он всегда сознает Себя в неразрывном единении со Своим Небесным Отцом. В то время, когда Он так торжественно и так внушительно призывает всех других к покаянию, Сам Он не нуждается ни в каком обращении и возрождении, но только в правильном гармоническом развитии Своих нравственных сил. В то время когда Он всем Своим последователям заповедует в пятом прошении Своей образцовой молитвы каждодневно, как о насущном хлебе, молиться о прощении своих грехов, Сам Он никогда не просит о милости и прощении, кроме прощения других, и вместо того, по праву, один только между всеми человеческими детьми получает власть прощать другим грехи. В то время когда Он свободно обращается с грешниками, Он всегда обращается с любовью и в интересах Спасителя грешников.
Утверждая, что мы спасены только по Божьей благодати через веру в Христа, Павел прибавляет еще два уточнения: во-первых, сие не от вас, Божий дар (ст. 8б), и во-вторых, не от дел, чтобы никто не хвалился. Некоторые комментаторы считают, что слово «сие» относится к вере (т. е. «вы спасены… через веру, которая также является Божьим даром»). С богословской точки зрения это утверждение было бы правильным. Не стоит полагать, что спасение есть своего рода взаимодействие между Богом и нами, где Он проявляет благодать, а мы – веру, ибо мы были мертвы и должны были быть воскрешены перед тем, как уверовать. Нет, апостолы ясно учили, что вера – Божий дар (напр.: Деян. 18:27; Флп. 1:29). Ивсе же Павел прямо не подтверждает этого, потому что слово «сие» (touto) стоит в среднем роде, а «вера» – существительное женского рода. Поэтому нам следует отнести слово «сие» ко всему предыдущему предложению: «Благодатью Божьей вы есть народ, который спасен через веру, и все происшедшее с вами есть… Божий дар». Нельзя считать это ни вашим достижением (не от вас), ни наградой за какое-нибудь доброе дело в сфере религии или благотворительности (не от дел). Речь здесь идет вовсе не о человеческих заслугах, поэтому нет места и для человеческой похвальбы. Спасение есть Божий дар, чтобы никто не хвалился. Христианство и гордость никогда не будут стоять рядом: на небесах мы не сможем ходить с гордо поднятой головой, так как небеса наполнены подвигом Христа и хвалой Богу. Несравненное богатство Божьей благодати, милости и благости будут явлены через Христа Иисуса.
Контекст этих слов из Книги Пророка Исаии перекликается с данным разделом Первого послания к Коринфянам еще и потому, что предыдущие два стиха описывают свободное и щедрое прощение тем, кто ищет Господа повсюду, где Его можно найти, кто призывает Его, когда Он близко. Это всецелое и вечное принятие кающегося грешника, который взывает к Богу о спасении, совершенно чуждо мирской мудрости и способу мышления человеческих существ. Человеческий ход мыслей всегда подразумевает необходимость на пути спасения приложения собственных усилий, совершения добрых поступков, мудрых речей. Путь Господень предполагает следующую весть: «…ищите Господа… призывайте Господа… обращайтесь к Господу, к Богу нашему, ибо Он многомилостив и дарует прощение в изобилии».
Не сказал «приобщились подобию смерти» Его, но говорит соединены, указывая словом соединение на плод смерти Христовой в нас. Тело Христово, погребенное в земле, принесло плод спасения. Поскольку же мы погребены в воде, а Христос в земле, и притом мы погребены для греха, а Он телом, то не сказал – «смертью», но – подобием смерти. Поэтому мы будем общипками и воскресения, наследуем жизнь вечную, как показавшие воскресение, состоящее в добрых делах. Ветхий наш человек, то есть порочность, распят с Ним, то есть подобно телу Христову погребен в крещении; чтобы упразднено было тело греховное, то есть слагающаяся из разных видов порочность, или склонное ко греху тело наше, почему и прибавляет: дабы нам уже не быть рабами греху. Желаю, говорит, чтобы тело было мертво, не в том смысле, чтобы истребилось, но в том, чтобы не грешило.
В обществе падшего человечества некоторые люди называются добрыми. Так называются они неправильно, относительно. В этом обществе называется добрым тот человек, который делает наименее зла, а злым тот, который делает наименее добра. Впрочем, злой человек может до того преуспеть во зле, что вся деятельность его обращается в непрерываемый ряд злодеяний. В точном смысле доброго человека нет. Нет человека, который бы в падшем состоянии своем делал чистое добро, не оскверненное злом: никто не благ, как только один Бог (Мк. 10,18), – говорит Слово Божие. Оно всех человеков… признает и называет злыми (см. Лк. 11,13). Ветхозаветные праведники именовались праведниками единственно по отношению к прочим человекам (см. Рим. 4, 2–3; Иов 1, 8), а не ПО отношению к Богу. По отношению к Богу все, без исключения, падшее человечество сделалось недостойным Бога, все дела растленного падением естества сделались не благоугодными Богу, как оскверненные неотъемлемой примесью зла. Одна вера в обетованного Искупителя, доказываемая делами веры, усваивала Богу ветхозаветных праведников, вменялась ИМ В правду (см. Рим. 4, 2–8; Гал. 2, 18–26), доставляла надежду спасения, надежду исшествия из темниц адовых, в который низвергались все без исключения души человеческие по разлучении их с телами, доколе вочеловечившийся Бог не сокрушил заклепов и врат адских. (2)
Поначалу крест считался орудием позорной смерти для преступников: «орудие страшной и позорной казни. Но последователи Христа Животворящим Древом Божиим обретут надежду на спасение и вечную жизнь». Крестной смертью Своей Господь Иисус Христос изменил представление о кресте: «Спаситель сознательно и добровольно взошел на Крест и из орудия казни соделал его символом жизни и торжества Божественной победы» (с. 522). Потому что на кресте произошла величайшая духовная победа в истории человечества: Господь избавил человечество от рабства греху и диаволу, а Своим последующим Воскресением – от власти смерти. «На Животворящем Кресте было осуществлено наше действительное искупление и спасение, примирение с Небесным Отцом, победа над диаволом» (с. 871). «Господь наш Иисус Христос Искупительной Жертвой Своей на Кресте избавил род человеческий, каждого из нас, от греховного рабства, дав всем людям возможность покаяния, непререкаемую надежду на спасение и вечную жизнь» (с. 561). «Господь наш Иисус Христос крестной смертью избавил от рабства греху все человечество. Сын Божий воплотился для того, чтобы взять грехи наши (1 Ин. 3, 5). Спаситель умер за грехи наши (1 Кор. 15, 3)» (с. 272).
Все толкователи видят здесь первое обетование о семени жены, которое должно стереть главу змея, т. е. победить дьявола и дать людям возможность обрести спасение и достигнуть блаженной и вечной жизни на небе. Это первое библейское пророчество о грядущем приходе Спасителя мира, часто именуемое «первоевангелием», т. е. первой благой вестью о рождении Избавителя людей от рабства греху и дьяволу. Согласно христианской традиции, под именем жены, чье семя поразит змея, здесь подразумевается не только и не столько прародительница человеческого рода Ева, сколько Дева Мария как мать Иисуса Христа.
Божественный страх – это не продукт умственной деятельности и не плод интеллектуальных усилий, но дар Божий, дарованный тем, кого Отец Небесный привлек к себе (Ин. 6, 44). Это, опять же, именно те, кто всецело уверовал в Пришедшего призвать грешников к спасению (Мф. 9, 13). Это те, которые без сомнения признают Его Божественную природу и истину Его святых заповедей. Таковым становится очевиден мрак всеобщего отступления и его онтологическая глубина. Кто не чувствует этого своего отступления, тот «умрет во грехах своих» (Ин. 8, 24). Это ощущение греха зачинается и живет только там, где отношения Бога, как Творца и Господа, и человека, как творения, имеют личностный характер. Любое другое чувство и определение греха свидетельствует о заблуждении и неправильном понимании. В этой атмосфере личностных отношений и общения с Богом грех оценивается как преступление против Отеческой любви Божией[7], как явное удаление от Бога через склонение воли на страсть и развращение. Поэтому страх Божий проявляется в полном воздержании, которое есть орудие против себялюбия.
В нынешнем Евангелии мы опять ясно зрим борьбу двух начал – света с тьмою, добра со злом, жизни со смертью, Бога с диаволом. И если враг рода человеческого так неотступно, так настойчиво борет душу каждого человека, то совершенно особенное имеет он попечение о Церкви Христовой от самого рождения ее, ибо только в Церкви и через Церковь совершается спасение человека.
Чтение Отцов с полной ясностью убедило меня, что спасение в недрах Российской Церкви несомненно, чего лишены религии Западной Европы, как не сохранившие в целости ни догматического ни нравственного учения первенствующей Церкви Христовой. Оно открыло мне, что сделал Христос для человечества; в чем состоит падение человека, почему необходим Искупитель, в чем заключается спасение, доставленное и доставляемое Искупителем. Оно научило меня смотреть на вечность – как на вечность, пред которой ничтожна и тысячелетняя земная жизнь, не только наша, измеряемая каким-нибудь полустолетием. Оно показало мне, что все земные занятия, наслаждения, почести, преимущества – пустые игрушки, которыми играют и в которые проигрывают блаженство вечности взрослые дети.
– Это то, чему ты мог бы научиться от меня; я покажу тебе, в чём погибель человеческих душ, чтобы ты мог познать спасение их, совершившееся чрез крест. Первый человек ввёл смерть чрез древо преступления[5], и нужно было для человеческого рода, чтобы смерть была уничтожена чрез древо страдания[6]. И как первый человек, введший чрез древо преступления смерть, был создан из чистой земли, так надлежало, чтобы от чистой Девы родился Христос, совершенный человек, Который есть вместе и Сын Божий, создавший первого человека, дабы Он возвратил вновь вечную жизнь, потерянную всеми людьми: и как первый человек согрешил, простерши к древу познания добра и зла руки, так для спасения людей надлежало, чтобы Сын Божий простёр на Кресте Свои руки за невоздержание человеческих рук и за сладкую пищу от запрещённого древа вкусил горькой желчи[7].
И все же ветхозаветный Закон и новозаветная Благодать не только могут друг другу противопоставляться, но и должны рассматриваться как тесно и органично взаимосвязанные. Ведь и Закон, и Благодать – это дарованные людям одним и тем же Истинным Богом два важнейшие этапа единой и неразрывной Священной истории спасения человеческого рода. Да, Благодать многократно превосходит Закон. Но в то же время, по мысли апостола Павла, Благодать, как явленный человеческому роду дар спасающей Божественной любви, есть исполнение закона (Рим. 13: 10). Эта Благодать Божественной любви является исполнением, реализацией Закона в том смысле, что с пришествием в мир Христа наконец-то оказалась осуществлена, исполнена надежда жившего под Законом и верного этому Закону ветхозаветного человека на благодатное соединение с Богом. Ведь то древнее Божественное обетование о грядущем единстве любви Творца и Его творения как раз и оказалось даровано ветхозаветным праведникам именно через посредство Закона, было таинственно сокрыто и предуказано в нем. В евангельский же век то прежнее ветхозаветное обетование восполнилось уже реальным и благодатным – силой Духа Святого – осуществлением единства с Ним спасаемых. Откровение Закона о Боге как грозном Судии многократно обогатилось теперь живым опытом встречи с Ним как с Милующим и Приносящим Себя в Жертву за мир.
Дары благодати в Таинствах различны, хотя Дух один и тот же. В Крещении совершилось рождение свыше, началось новое внутреннее бытие человека через таинственное присоединение его к Церкви как Телу Христову. Ему, как первый дар, была дана благодать для того, чтобы встать на путь спасения. Но человек продолжает жить в вещественном мире и, родившись свыше, еще остается в среде естественного природного бытия. Наш ум, наши чувства, наша воля пока остаются подверженными опасности возвращения к «ветхому человеку», пребывающему во власти своей плоти. Нужна особая благодать, которая бы запечатлевала новое состояние бытия и предотвращала поворот к старому. Нужна «печать дара Духа Святого», которая дала бы силы вновь рожденному благодатью по-новому мыслить, по-новому чувствовать, по-новому действовать, по-новому видеть, слышать и воспринимать этот мир. Запечатлевающая благодать Святого Духа как бы «восполняет» таинство Крещения, в котором рожден человек, и преподается Церковью в таинстве Миропомазания.
Возлюбленные во Христе братия и сестры! Сегодня Святая Церковь воспоминает и прославляет Святых Отцов I Вселенского Собора, состоявшегося в городе Никее в 325 году по Рождестве Христовом. Этот собор Святых Отцов, собравшихся со всех концов христианского мира, осудил и публично предал анафеме нечестивое учение Ария и его единомышленников, неправедно учивших о Лице Иисуса Христа, унижавших Его Божеское достоинство и низводивших Его на степень низшей твари: будто Иисус Христос не есть истинный Бог, но тварь, которая сотворена Богом. Это нечестивое учение, внушенное Арию и его последователям диаволом, в самом основании ниспровергало веру христианскую и все ее существо. Ведь если допустить, что Иисус Христос не был единосущным и сопрестольным Отцу, если Он не есть истинный Бог, то, значит, наше искупление остается мечтою, мы еще находимся во грехах и не имеем никакой надежды на спасение и воскресение из мертвых. Ибо вся сила христианской веры заключается в признании Иисуса Христа истинным Богом, Который Своими страданиями и смертию искупил род человеческий, даровал людям отпущение грехов и вечную жизнь. Поэтому Святые Отцы, числом 318 человек собравшись в город Никею, доказали всю ложь и нелепость Ариева учения, поскольку в самом деле невозможно было кому-либо, кроме Единородного Сына Божия, совершить искупление и спасение человеческого рода и принять на себя грехи всего мира.
Вышших себе не ищи и крепльших себе не испытуй (Сир. 3: 21). Сколько нам дано знать, видим, что слава Божия и спасение наше есть конец всех намерений Божиих на земле; все, что видим в мире, должно служить к увеличению Царства Божия на земле. Добродетель и пороки, владычество и подчинение, успех и неудача, богатство и бедность народов, возвышение и упадок государств, – словом, все в порядке вечных законов должно содействовать образованию и вознаграждению горнего Иерусалима. Тираны очистили веру гонениями, праведные подкрепляют ее любовью, святые угодники суть свидетели чистоты ее, пастыри – хранители учения.
От безначального начала Своего Бог довольствовался и довольствуется Своим единым Словом. Слово Бога есть вместе и мысль Его: Слово искони бек Богу, и Бог бе Слово[182]. Таково свойство беспредельного ума. По беспредельному совершенству Своему, Бог имеет одну и единственную мысль, несмотря на то что мысль эта выражается в области разумных тварей бесчисленным множеством мыслей. Отделим от себя на бесконечное расстояние и существо Бога, и свойства Его, и действия Его: тогда суждение наше о судьбах и предопределении получит должную основательность. Предопределение участи человека вполне приличествует Богу по неограниченному совершенству ума Божия, по независимости Бога от времени. Предопределение, показывая человеку величие Божие и пребывая тайной, известной одному Богу, нисколько не стесняет свободной деятельности человеческой на всем поприще земной жизни, не имеет никакого влияния на эту деятельность, никакого соотношения к ней. Не имея никакого влияния на деятельность человека, предопределение Божие не имеет и не может иметь никакого влияния на последствия этой деятельности, на спасение и погибель человека. В руководители поведению нашему даны, с одной стороны разум и свободное произволение, с другой – откровенное учение Божие. Откровенное учение Божие возвещает с удовлетворительнейшей подробностью волю Божию в средство спасения, возвещает благоволение Божие, чтобы спаслись все человеки, возвещает муку вечную за попрание воли Божией. Отсюда ясное следствие: спасение и погибель человека зависят единственно от произвола его, а не от неизвестного ему определения Божия.
Бог Слово… облекся плотью, чтобы, явившись людям в Своем Божестве без покрова, не погубить всех их… Не теряя Божества, Господь стал человеком и, с другой стороны, не через постепенное преуспеяние из человека сделался Богом, но, будучи Словом, Он стал Плотию, так что естество Его осталось неизменным по своему бесстрастию. Сын Божий и когда пришел на землю, восприняв человеческую природу по Домостроительству, не лишил Небес Своего влияния и, вознесшись Плотию, не оставил землю без Своего управления. Как при сотворении праматери нашей Евы Бог взял ребро Адама и создал из него жену, таким же образом и теперь взял Создатель наш и Творец Бог от Богородицы и Приснодевы Марии плоть, как бы некую закваску и некий начаток от замеси… естества нашего, и соединил ее со Своим Божеством, непостижимым и неприступным, или, лучше сказать, всю Божественную ипостась Свою соединил существенно с нашим естеством и это человеческое естество несмесно сочетал со Своим Существом и сделал его Своим собственным так, что Сам Творец Адама непреложно и неизменно стал совершенным человеком. Ибо как из ребра Адама Он создал жену, так из дочери Адама, Приснодевы и Богородицы Марии, заимствовал Он девственную плоть бессеменно и, облекшись в нее, стал Человеком, подобным первозданному Адаму, чтобы совершить дело спасения. И как Адам через преступление заповеди Божией был причиной того, что все люди стали тленны и смертны, так и Христос – Новый Адам – через исполнение всякой правды стал начатком нашего возрождения к нетлению и бессмертию.
Но, наконец, всякая душа является пред Бога – пред Его суд: всем нам подобает явитися пред судище Христово! Какое это будет явление? Тут всякое земное помышление должно умолкнуть в немощи: душа – пред Богом, своим Творцом, Искупителем и Судиею! Между душою и Богом уже нет никаких посредств! Душа пред Богом так, как она есть, – не какой она казалась другим, не какой она хотела казаться себе, – но в истинной своей действительности! Какое будет это явление? Одно нам открыто: это будет блаженным приближением к Богу для тех, которые здесь на Его спасение надеялись приобщением к небесной Церкви – в смиренной радости, исполняющей видением земные веру и надежду христианина; но для других, увы, это будет мучительным удалением от Бога и Его Церкви, если они здесь Бога и Христа отвергали[24].
При современном развитии науки духовно-нравственное падение стало таким глубоким, что даже забылась истина бытия души за гробом и стала забываться цель нашей жизни. Сейчас человек стоит перед выбором, кому поверить: врагу нашего спасения, внушающему сомнение, вселяющему неверие в Божественные истины, или Богу, обещавшему верующим в Него вечную жизнь. Если бы не было после смерти новой жизни, то для чего нужна была бы земная жизнь, зачем тогда добродетели? Дивный Промысл Божий ясно показывает, что человек сотворен для бессмертия. Наша земная жизнь – это начало, приготовление к загробной, нескончаемой жизни.
Братия и сестры кающиеся! Обращаю ваше внимание на природу и качества нашей души: душа наша есть дух бессмертный, созданный Богом по образу и подобию Его. А Бог есть бесконечная правда, истина и красота несказанная. И душа человеческая должна быть вся праведна, истинна, а не фальшива, не лицемерна; вся прекрасна, как прекрасно Божество, создавшее все твари премудро и прекрасно. Но она крайне обезобразила, растлила себя грехом и предалась смерти временной и вечной; и могла бы остаться такою на веки бесконечные, если бы не смиловался над нами Господь, создавший нас, и не спас Страстями Своими и Смертью Своею, если бы не насадил на земле для просвещения, очищения, освящения и спасения Церковь Свою Святую, дав ей пастырей, и все спасительные Таинства, и богослужение: все средства благодатные к спасению. Мы – члены этой Церкви, мы – словесные овцы этого святого и избранного стада, должны жить сообразно со своим высоким избранием.
Нет сомнения, конечно, что и всякая другая молитва, обращенная к Господу Иисусу Христу составленная св. отцами, богодухновенна, божественна и причастна благодатной силы, по мере нашего должного к ней отношения; но при своей, большей или меньшей, многосложности, она трудна для произнесения и не позволяет читать ее постоянно, во всякое время, при всяком занятии, на всяком месте. Однако, при всей своей краткости и простоте, молитва Иисусова заключает в себе все, что принадлежит Сыну Божию как по домостроительству нашего спасения, так и по Его Божественному Ипостасному состоянию. Исповедуя Его Господом и Сыном Божиим, мы признаем Его Истинным Богом, единосущным Отцу и Святому Духу; а называя Его Иисусом Христом и прося «помилуй нас», исповедуем Таинство Домостроительства, которое было благоугодно Ему совершить – нас ради человек и нашего ради спасения; мы признаем Его своим Спасителем, Который только один и может спасти нас. А в этом, как известно, и состоит вся сущность нашей христианской веры, Евангелия и всего Христова учения. Апостол Иоанн Богослов, оканчивая свое Евангелие говорит: Сия же писана быша, да веруете, яко Иисус есть Христос, Сын Божий, и да верующе живот имате во имя Его (Ин. 20, 31). Словом, – молитва Иисусова соединяет нас с Сыном Божиим ближайшим образом и в Нем делает нас причастными вечной жизни. По слову того же апостола: В Том живот бе (Ин. 1, 4).
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я