Правовая культура

  • Правовая культура — общий уровень знаний и объективное отношение общества к праву; совокупность правовых знаний в виде норм, убеждений и установок, создаваемых в процессе жизнедеятельности. Проявляется в труде, общении и поведении субъектов взаимодействия. Формируется под воздействием системы культурного и правового воспитания и обучения.

    Правовая культура является компонентом духовной культуры.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Права́ челове́ка — такие правила, которые обеспечивают защиту достоинства и свободы каждого отдельного человека. В своей совокупности основные права образуют основу правового статуса личности.
Правосознание — это одна из форм общественного сознания, представляющая собой систему правовых взглядов, теорий, идей, представлений, убеждений, оценок, настроений, чувств, в которых выражается отношение индивидов, социальных групп, всего общества к существующему и желаемому праву, к правовым явлениям, к поведению людей в сфере права, то есть, это субъективное восприятие правовых явлений людьми.
Правовое воздействие — процесс влияния права на общественную жизнь, сознание и поведение людей с помощью как правовых, так и неправовых средств.
Правово́й идеали́зм (юриди́ческий фетиши́зм) — гипертрофированное отношение к юридическим средствам, переоценка роли права и его возможностей, убеждённость, что с помощью законов можно решить все социальные проблемы.
Свобо́да сло́ва — право человека свободно выражать свои мысли. В настоящее время включает свободу выражения, как в устной, так и в письменной форме (свобода печати и средств массовой информации); в меньшей степени относится к политической и социальной рекламе (агитации). Это право упомянуто в ряде международных и российских документов, среди которых: «Всеобщая декларация прав человека» (ст. 19), «Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (ст. 10) и Конституция Российской Федерации...

Упоминания в литературе

Структура правовой культуры личности весьма многогранна. Здесь можно вести речь о нескольких плоскостях структуры: формах выражения, социальном уровне, содержании и т. д. Юридическая образованность личности выражается в трех состояниях – правовых и культурных ориентациях, творческой деятельности по их реализации и в полученных результатах реализации. Структура правовой культуры личности выступает в двуедином качестве (как то: тип человеческой деятельности и ее ориентация на право, отрасль, отдельный закон). При оценке правовой культуры личности важно учитывать уровень и глубину познания правовых явлений, овладение ими. Здесь выделяются обыденный, профессиональный (специальный) и теоретический уровни правовой культуры. Обыденный уровень ограничен повседневными рамками жизни людей при их соприкосновении с правовыми явлениями. С помощью такой культуры нельзя объективно осмыслить и оценить все стороны правовой практики. Однако будет ошибкой рассмотреть ее как потенциально дефектную, второразрядную. Профессиональный уровень складывается у лиц, которые специально занимаются правовой деятельностью. При непосредственном, каждодневном соприкосновении с правовыми понятиями и явлениями у юристов вырабатывается профессиональная правовая культура. Им свойственна более высокая степень знания и понимания правовых проблем, задач, целей, а также профессионального поведения. Правовая культура теоретического уровня представляет собой научные знания о сущности, характере и взаимодействии правовых явлений вообще, всего механизма правового регулирования, а не каких-то отдельных направлений. Она вырабатывается коллективными усилиями ученых-философов, социологов, юристов, общественным опытом практических работников. Теория правовой культуры как форма концептуального осознания потребностей общества в правовом регулировании тех или иных сфер жизни может и должна являться идейно-теоретическим источником права. Законотворчество и законоприменение компетентными органами предполагают достаточно высокий теоретический уровень правовой культуры. Обыденный, профессиональный и теоретический уровни правовой культуры тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.
Высший уровень индивидуальной правовой культуры – это правовая активность, которая проявляется в готовности личности к активным сознательным, творческим действиям как в сфере правового регулирования, так и в сфере реализации права, в законности поведения. Особую разновидность групповой и индивидуальной правовой культуры составляет правовая культура врача. В правовую культуру входят ценностные ориентации общества, социальных групп и слоев населения, а также индивидов, имеющие юридическое значение. Наивысшими среди них являются ориентации на общечеловеческие ценности, а их ядром – человеческая личность с ее естественными правами. Следовательно, правовая культура врача представляет собой ценность в той мере, в какой позволяет людям пользоваться благами свободы и справедливости, служит обеспечению достоинства личности, участвует в достижении достойного и достаточного уровня медицинской помощи. Применительно к личности каждого гражданина в рассматриваемом аспекте правовая культура – это знание и понимание права, осознанное исполнение его предписаний.
В конечном итоге все вопросы развития индивидов, их общностей детерминированы одним из важных условий существования и развития цивилизации – культурой. Именно культура создает основу цивилизационного развития, именно ее содержание и формы проявления продуцируют культуру правотворчества и правоприменения, в целом правовую культуру. «Весь мировой опыт внятно и настоятельно учит тому, что национально-государственные системы законодательства оказываются успешными, по-настоящему действенными только тогда, когда наяву есть высокий уровень культуры (в особенности культуры политической и правовой) всего общества и каждого отдельно взятого его члена, каким бы статусом он не обладал. Такая культура достигается (становится возможной), если в государстве устанавливаются и торжествуют, в частности порядок, организованность, дисциплина»[18]. Порядок и организованность, дисциплина достигаются через систему правоприменения, неукоснительное соблюдение закона, которое возможно, в том числе благодаря высокому уровню правовой культуры и правосознания. Правосознание есть результат и одновременно постоянный процесс воспроизводства отношения человека к праву и его ценностям.
Второй признак права указывает на качественную специфику тех норм, которые могут получить значение правовых. Социальное признание норм означает признание их в качестве социальных ценностей, что является необходимым условием правовой коммуникации, которая не состоится без усмотрения в норме социально-ценного содержания. Именно поэтому воля законодателя, если она не «вписывается» в существующую социальную систему ценностей, не может породить правовой текст, интерпретация которого инициировала бы возникновение нормативно определенных правоотношений. Иными словами, такие произвольные тексты не получают социальной легитимации и попросту не создают правовой нормы. Сказать заранее, какие тексты обязательно получат в обществе коммуникативно-правовое значение, можно лишь с определенной степенью вероятности. В том и смысл самоорганизующейся системы, что вводимая информация (например, закон) не может рассматриваться как причина, неминуемо вызывающая последствие – появление правовых коммуникаций. Это зависит исключительно от конкретных параметров правовой системы, от того, как она «настроена». Во всяком случае правовое значение такого закона можно констатировать лишь исходя из наличия или отсутствия правовой коммуникации. Но правовая наука должна стремиться понимать значение, изучать и раскрывать содержание тех правовых ценностей, которые лежат в основе определенной правовой культуры, так как именно ценности являются тем незримым «ядром» притяжения, вокруг которого образуется правовая «вселенная».
Правосознание, являясь субъективным и, как было сказано выше, неинституциональным явлением, оказывает, тем не менее, решающее влияние на функционирование всего механизма правовой системы. На пример, можно заранее со всей очевидностью предположить, чем закончится эксперимент по введению в действие на всей территории Российской Федерации передовых с точки зрения западноевропейской законодательной техники УК Франции 1992 г. или УК Испании 1995 г. Одной из главных причин неизбежного и, по счастью, гипотетического кризиса отечественной уголовной юстиции будут выступать неустранимые противоречия между возникшими по росчерку пера законодателя уголовно-правовыми запретами и теми элементами, «которые не могут быть произвольно измененными, поскольку они теснейшим образом связаны с нашей цивилизацией и нашим образом мыслей. Законодатель не может воздействовать на эти элементы точно так же, как на наш язык или нашу манеру размышлять… на них основано представление об историческом постоянстве национального права»[114]. В конечном счете, думается, правосознание равным образом можно считать психологической составляющей права и базовым явлением духовной правовой культуры, в зависимости от того, какой именно пласт правовой материи становится объектом исследования.

Связанные понятия (продолжение)

Отве́тственность – отношение зависимости человека от чего-то (от иного), воспринимаемого им (ретроспективно или перспективно) в качестве определяющего основания для принятия решений и совершения действий, прямо или косвенно направленных на сохранение иного или содействие ему. Объектом ответственности могут быть другие люди, в т.ч. будущие поколения, общности, а также животные, окружающая среда, материальные, социальные и духовные ценности и т.д.
Правово́е госуда́рство (нем. Rechtsstaat) — государство, вся деятельность которого подчинена нормам права, а также фундаментальным правовым принципам, направленным на защиту достоинства, свободы и прав человека. Подчинённость деятельности верховных органов власти стабильным законам или судебным решениям является отличительным признаком конституционных политических режимов. Принцип соблюдения предписаний права всеми его субъектами, в том числе обладающими властью лицами или органами, называется законностью...
Правовой нигилизм (от лат. Nihil — ничто, ничего) — отрицание права как социального института, системы правил поведения, которая может успешно регулировать взаимоотношения людей. Такой юридический нигилизм заключается в отрицании законов, что может приводить к противоправным действиям, хаосу и, в целом, тормозить развитие правовой системы.
Сущность права — главная, внутренняя, относительно устойчивая качественная характеристика права, которая отражает природу и назначение его в жизни общества. Выявление сущности основывается на исследовании социальных ценностей, идей, определяющих природу права. Поскольку право представляет собой сложное многогранное социальное явление, оно может исследоваться в различных аспектах, с различных точек зрения. История правовой мысли представлена достаточно широким диапазоном взглядов о сущности права...
Пра́во — понятие юриспруденции, один из видов регуляторов общественных отношений; система общеобязательных, формально-определённых, принимаемых в установленном порядке гарантированных государством правил поведения, которые регулируют общественные отношения.
Правовой позитивизм, юридический позитивизм состоит в том, чтобы признавать в качестве правовых только нормы позитивного права и сводить любое право к нормам, действующим в данную эпоху и в данном обществе, не обращая внимания на то, справедливо это право или нет.
Справедли́вость — понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия деяния и воздаяния: в частности, соответствия прав и обязанностей, труда и вознаграждения, заслуг и их признания, преступления и наказания, соответствия роли различных социальных слоёв, групп и индивидов в жизни общества и их социального положения в нём. В экономической науке — требование равенства граждан в распределении ограниченного ресурса. Отсутствие должного соответствия между этими сущностями оценивается как несправедливость...
Теории происхождения государства — теории, объясняющие смысл и характер изменений, условия и причины возникновения государства. Входят в предмет исследования теории государства и права.
Общественное мнение — форма массового сознания, в которой проявляется отношение (скрытое или явное) различных групп людей к событиям и процессам действительной жизни, затрагивающим их интересы и потребности.
Правовая социализация — это процесс усвоения человеком системы правовых знаний, ценностей и норм, благодаря которому происходит его успешная адаптация к общественно-правовой жизни. Её результатом является принятие индивидом части культурно-правового наследия, которая актуальна не только для его социальных интересов, но и в целом для общественно-исторического процесса, субъектом которого он является. Приобщаясь к сложившемуся регламенту жизнедеятельности своей социальной группы, человек начинает проявлять...
Доверие в социологии и психологии — открытые, положительные взаимоотношения между людьми, содержащие уверенность в порядочности и доброжелательности другого человека, с которым доверяющий находится в тех или иных отношениях.
Правовой плюрализм — это сосуществование в одном социальном поле двух или более различных юридических систем, "такое положение вещей в социальном поле, при котором поведение соответствует более чем одному правопорядку". Таким образом, в ситуации правового плюрализма параллельно существуют различные юридические механизмы, применяемые в идентичных ситуациях.
Исто́чник (фо́рма) пра́ва — способ, с помощью которого закрепляются (находят внешнее выражение) нормы права.
Социальный или общественный институт — исторически сложившаяся или созданная целенаправленными усилиями форма организации совместной жизнедеятельности людей, существование которой диктуется необходимостью удовлетворения социальных, экономических, политических, культурных или иных потребностей общества в целом или его части. Институты характеризуются своими возможностями влиять на поведение людей посредством установленных правил.
Объе́кт преступле́ния — уголовно-правовая категория, которая используется для обозначения общественных институтов, которым причиняется ущерб вследствие совершения преступления. Чаще всего в числе таких институтов называются общественные отношения, а также социальные ценности, интересы и блага: человек, его права и свободы, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, государственный строй и государственное управление, мир и безопасность человечества. В законодательствах...
Правово́й обы́чай (Обычное право) — исторически сложившийся источник права и правило поведения. Позже часто санкционировалось государством и включалось в его систему правовых норм.
Догма права — понятие юридической науки, означающее, во-первых, всю совокупность существующих на данный момент в государстве правовых норм, то есть позитивное право в его данности, вне зависимости от каких-либо субъективных оценок и критики, во-вторых, деятельность юристов по систематизации, описанию и логическому истолкованию позитивного права, выявлению его основных принципов.Догма права, таким образом, отлична от других видов научной и практической деятельности по изучению, созданию и применению...
Позитивное право, положительное право (лат. ius positivum) — система общеобязательных норм, формализованных государством, выражающих волю суверена (в роли суверена может выступать народ или монарх), либо не противоречащих данной воле, посредством которых регулируется жизнь субъектов права на некой территории, которые являются регуляторами общественных отношений и которые поддерживаются силой государственного принуждения. Может как соблюдать, так и нарушать моральные права человека с позиции моральной...
Корпоративная культура — совокупность моделей поведения, которые приобретены организацией в процессе адаптации к внешней среде и внутренней интеграции, показавших свою эффективность и разделяемых большинством членов организации. Компонентами корпоративной культуры являются...
Есте́ственное пра́во (лат. jus naturale) — понятие философии права и юриспруденции, означающее совокупность неотъемлемых принципов и прав, вытекающих из природы человека и независимых от субъективной точки зрения. Естественное право противопоставляется позитивному праву, во-первых, как совершенная идеальная норма — несовершенной существующей, и во-вторых, как норма, вытекающая из самой природы и потому неизменная — изменчивой и зависящей от человеческого установления.
Толера́нтность (от лат. tolerantia — терпение, терпеливость, принятие) — социологический термин, обозначающий терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и обычаям. Толерантность не равносильна безразличию. Она не означает также принятия иного мировоззрения или образа жизни, она заключается в предоставлении другим права жить в соответствии с собственным мировоззрением.
Мора́ль (лат. moralitas, термин введён Цицероном от лат. mores «общепринятые традиции») — принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений.
Правовая семья — одно из центральных понятий сравнительного правоведения; представляет собой более или менее широкую совокупность национальных правовых систем, которые объединяет общность источников права, основных понятий, структуры права и исторического пути его формирования.
Теория социальной ответственности СМИ – теория прессы, сформировавшаяся в 1940-х годах, которая постулирует автономность прессы, сопряжённую с определёнными обязательствами, по которым СМИ обязаны нести ответственность перед обществом. В её основе лежит добровольное согласие управленцев СМИ пойти на уступки журналистам и обществу, значительно ограничив свои права. Является одной из нормативных теорий массовых коммуникаций .
Правова́я систе́ма — совокупная связь системы права (в том числе системы законодательства), правовой культуры и правореализации.
Поли́тика (др.-греч. πολιτική «государственная деятельность») — понятие, включающее в себя деятельность органов государственной власти и государственного управления, а также вопросы и события общественной жизни, связанные с функционированием государства. Научное изучение политики ведётся в рамках политологии.
Социальный порядок — это максимально обобщенное понятие, организованности общественной жизни, упорядоченности социального действия и всей социальной системы.
Регуля́торы обще́ственных отноше́ний — совокупность определённых норм, упорядочивающих поведение людей или состояние иных объектов регулирования в различных сферах жизнедеятельности.
Марксистская концепция культуры — культурная концепция, созданная Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, базирующаяся на понимании истории с материалистической точки зрения. Данная концепция рассматривает культуру во взаимосвязи с процессами производства материальных благ, а также с человеческим трудом, которые являются главными источниками общественного прогресса. Также, следует отметить факт того, что К. Маркс в своей концепции развивает теорию Г. Гегеля. Это позволяет рассмотреть марксистскую концепцию...
Нормативные теории масс-медиа Дениса Макуайла — это теории массовой коммуникации Дениса Макуайла, которые называются «нормативными». Они имеют дело с представлениями о том, каким образом должны работать медиа или чего от них ожидают. В теориях описывается, какие в идеале роли должны играть медиа. Теориями Дениса Макуайла рекомендована идеальная практическая деятельность. В них прогнозируются «идеальные варианты» последствий от такой деятельности. Основой теорий является не эмпирическое наблюдение...
Вла́сть — это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению.
Либертарианская теория прессы — одна из нормативных теорий массовой коммуникации, впервые описанных Ф. Зибертом и его соавторами Т. Петерсоном и У. Шраммом в 1956 году. Теория основана на философии либертализма, согласно которой цель государства — благосостояние его граждан. Согласно этой теории все СМИ должны находиться в частной собственности и конкурировать между собой на Свободном рынке.
Концепция «Нормативной силы» Европейского Союза (от англ. normative power) – концепция, разработанная в 2002 году датским исследователем Ианом Маннерсом с целью объяснить особую роль Европейского Союза в мировой политике и специфику его внешнеполитической деятельности. Поскольку концепция «нормативной силы» также характеризует международную идентичность ЕС, то она может быть отнесена к сфере исследований социального конструктивизма. В основе концепции лежит утверждение о том, что Европейский Союз...

Подробнее: Нормативная сила
Надёжность личности — положительное духовно-нравственное качество личности, выражающее устойчивость и твёрдость нравственных основ её поведения.
Обход закона — многоаспектное, многозначное и сложное специальное правовое понятие, зародившееся в праве Древнего Рима и дошедшее до наших дней в качестве юридического рудимента. Одно из немногих специфических правовых понятий «каучукового» характера, при этом, в отличие от некоторых аналогичных понятий, широко используемое в публицистике и в обыденном языке. В свете различных теорий «обхода закона» может даваться различное его толкование.
Теория демократии — совокупность утверждений и предположений описательного, аналитического и нормативного характера, которые фокусируются на основах демократии и демократических институтах. В современной теории демократии есть три основных направления: феноменологическое, объяснительное и нормативное. Феноменологическая теория описывает и классифицирует существующие демократические системы. Объяснительная теория пытается установить, чьи предпочтения играют роль при демократии, какими должны быть...
Занавес неведения (англ. veil of ignorance) — мысленный эксперимент на тему социальной справедливости, придуманный американским философом и политологом Джоном Ролзом. В первоначальной ситуации, где ещё нет общества, а есть только индивиды, необходимо договориться об основах взаимовыгодного сотрудничества. Договаривающиеся индивиды должны быть беспристрастны, поэтому лишены знаний о своём социальном статусе, классовой принадлежности, умственных способностях и прочих личных качествах, обеспечивающих...
Права́ большинства́ — это право человека как результат перехода прав человека из субъективного права (признаваемые притязания личности) к объективному праву (социальные нормы и регуляторы).
Развитие макросоциологии в 19—20 веках привело к возникновению целого букета оригинальных теорий. Представители этих школ и направлений ведут между собой дискуссию о сущности общества. Ни одна из этих школ и направлений не смогла победить в этой дискуссии, так как каждая из них по-своему права и нужна теория их синтеза. Существует 11 основных школ и направлений в макросоциологии. Наиболее влиятельными являются три из них: символический интеракционизм, структурный функционализм и конфликтология. Позитивизм...
Полити́ческая вла́сть — способность одного человека или группы лиц контролировать поведение и действия граждан и общества, исходя из общенациональных или общегосударственных задач.
Суверените́т ли́чности (или индивидуальный суверенитет, индивидуальная автономия, «право собственности на самого себя») — это концепция права собственности по отношению к себе, выраженная в моральном или естественном праве человека быть единственным, кто распоряжается его телом и жизнью. По словам Г. Коэна, концепция права собственности на самого себя состоит в том, что «каждый человек пользуется полным и исключительным правом контроля и использования себя и своих возможностей и, следовательно, не...
Тео́рия госуда́рства и пра́ва — это фундаментальная юридическая наука, которая изучает сущность, наиболее общие закономерности и тенденции происхождения, развития и функционирования государства и права в их постоянном взаимодействии, а также формирует общие для всех юридических наук понятия и категории. Без её усвоения проблематично разобраться в более конкретизированных, эмпиричных знаниях о государстве и праве, используемых основными юридическими науками.
Теория системы ценностей Стродбека и Клакхона - теория базовых человеческих ценностей в кросс-культурной психологии, которая на основе математических методов исследований утверждает, что люди разделяют общие биологические особенности и характеристики, которые формируют основу для развития культуры. Ценностные ориентации здесь определяются как логическим образом сгруппированные, сложносоставные принципы, придающие направленность мотивам человеческого мышления.
Филосо́фия пра́ва ( или правова́я филосо́фия ) — раздел философии и юриспруденции, который занимается исследованием смысла права, его сущности и понятия, его оснований и места в мире, его ценности и значимости, его роли в жизни человека, общества и государства, в судьбах народов и человечества.
Публичное право — совокупность отраслей права, регулирующих отношения, связанные с обеспечением общего (публичного) или общегосударственного интереса. В публично-правовых отношениях стороны выступают как юридически неравноправные. Одной из таких сторон всегда выступает государство либо его орган (должностное лицо), наделенное властными полномочиями; в сфере публичного права отношения регулируются исключительно из единого центра, каковым является государственная власть. Характер поведения сторон в...

Упоминания в литературе (продолжение)

В современных условиях целесообразно вести речь о новом типе «юридической личности», что прежде всего относится к лицам, получающим высшее образование. К числу основных компонентов такой личности относятся: наличие правовых знаний и умение претворять их в жизнь в интересах защиты своих прав; высокая правовая культура, предполагающая способность мыслить юридически, решать те или иные задачи на основе обращения к закону; понимание необходимости не останавливать свое профессиональное развитие как юриста; умение использовать все возможные способы юридической защиты личности, включая международно-правовые; умение анализировать социально-правовую ситуацию и видеть реальный правовой и нравственный баланс в системе отношений «личность – семья – общество – государство» и определять место юриспруденции в этой системе.
Правомочия как наличная возможность определенного поведения всегда имеют нормативный смысл и применимы только к такому субъекту, который не только способен понимать смысл и значение своих действий, но и общепризнан субъектом права. На протяжении всей истории человеческого общества правовое поощрение отражало глубинные процессы, происходящие в обществе, и соответствовало уровню его развития. Правовые поощрения могут выступать как социальная ценность лишь при условии их интегрирования в правовую культуру общества. Культурная легитимация поощрительного нормативного порядка общества – наивысшая форма их бытия. Можно согласиться с выводом о том, что в системе норм, которые управляют лояльностями, права и обязанности различных субъектов должны быть согласованы не только между собой, но и с легитимными основаниями порядка в целом.[71]
Значение римского права призвано активно формировать юридическое мышление – «способность видеть тот или иной факт (случай) через призму права, в его юридической интерпретации, включая вопрос о соответствии или противоречии закону,… его духу, его цели и даже такому критерию действенности права, каким является нравственный критерий»[2]. С использованием развитой методологии историко-правового исследования в рамках предмета римского частного права решаются задачи осознания природы права, его отношения к ценностям жизни и культуры, места в мировом историческом процессе. В таком качестве римское право помогает думать масштабно, укрепляет методологический характер юридического образования, активизирует его воспитательную функцию, участвует в становлении мировоззренческой, эмоционально-мотивационной сторон личности юриста, формирует правовую культуру.
Полагаем, что данный список целесообразно дополнить десятым признаком права, связанным с признанием населением правовых норм в качестве регулятора общественных отношений. В противном случае, если народ не признает право санкционируемое государством и не использует его в повседневной жизни – оно превращается в «правовой мираж» не существующий в действительности. «Именно на уровне правопонимания, – пишет А. С. Александров, – должно быть согласие нации. Только тогда общество и государство будут жизнеспособными, когда граждане объединены единой правовой культурой и верой в справедливость закона»72.
Чтобы обеспечить успех правового воспитания граждан, государство должно создавать необходимые условия для проявления политической активности личности, ее участии в делах государства, обеспечивать реальное действие принципов гласности и демократии, вести активную борьбу со всякого рода правонарушениями должностных лиц и государственных органов. Решающим фактором повышения правовой культуры населения является неуклонное повышение материального благосостояния всех слоев общества. Российская Федерация должна извлечь надлежащий урок из печального опыта СССР и отдавать себе отчет в том, что правовое сознание граждан нельзя рассматривать в отрыве от процессов совершенствования конкретно-исторических условий их жизни и деятельности.
7. Административная деятельность по управлению общественными делами не всегда носит позитивный и законный характер. Административная деятельность может носить негативный, противоправный характер. В этой связи возникает вопрос: негативная, противоправная административная деятельность может формировать административную практику или нет? В данном смысле следует отметить, что социально-практическая деятельность индивида и юридическая его деятельность – тесно взаимосвязанные явления, которые соотносятся как целое и часть или род и вид. Противоправная деятельность субъекта есть разновидность социальной деятельности, порождающая юридически значимые негативные последствия для него. В свою очередь противоправная деятельность по осуществлению государственного управления может иметь значение для формирования административной практики недопустимого противоправного поведения. Данная практика не является административно-правовой практикой, которая носит исключительно позитивный правомерный характер. Данная практическая деятельность и ее результат может лишь выполнять информационную функцию для недопущения подобных проявлений этой деятельности в будущем, а также для формирования и развития административно-правовой практики. Приведенная практическая деятельность может как позитивно, так и негативно влиять на правосознание, правовую культуру и правовой менталитет субъектов государственно-управленческой и муниципально-управленческой деятельности.
Собственная ценность права состоит в том, что оно является равной мерой свободы и справедливости для людей, средством юридической защиты их от произвола и беззакония. Право выступает инструментом регулирования общественных отношений, придавая действиям людей согласованность, упорядоченность, уверенность. Оно содействует развитию тех социальных связей, в которых заинтересовано общество, устанавливает меры юридической ответственности за общественно опасные и вредные деяния. С помощью права пытаются решать глобальные проблемы современности (экологические, антитеррористические и т. п.), утверждать нравственные начала в общественной жизни, воспитывать население и формировать цивилизованную правовую культуру.
8. С точки зрения роли, в правовом регулировании консервативное правовое мировоззрение играет роль источника права. Причем охранительная правовая доктрина выступала не только идеологическим, но и формально-юридическим источником (формой) права. В традиционном обществе охранительство – господствующий источник права. По сути дела консерватизм в традиционной правовой культуре совпадает с официальной, государственной идеологией, а потому и является непосредственно действующим регулятором, как через индивидуальное, так и коллективное правосознание. В переломные, деструктивные для общества эпохи консерватизм не теряет своего регулятивного потенциала и обеспечивает сохранение государственно-правовой преемственности. Даже при активной идеологической ломке профессионального юридического сознания, черты традиционного мышления сохраняются и продолжают оказывать влияние на юридическую деятельность. Наряду с этим традиционные юридические убеждения остаются сердцевиной правосознания общества, выросшего на традиции и передающего ее последующим поколениям и в меньшей степени поддающегося влиянию радикальных, модернистских течений правовой мысли.
Особенно бурно данная форма развивается сейчас в регионах, которые впервые получили право принимать законы – нормативные акты высшей юридической силы, однако оказались в принципе не готовы к этому, ведь законотворчество предполагает наличие подготовленных кадров творцов права, достаточно высокий уровень правосознания и правовой культуры регионального депутатского корпуса. Наши же юридические вузы до сих пор готовят исключительно правоприменителей. В этой связи следует согласиться с профессором В. М. Манохиным, который верно отмечает, что пора подумать и о целенаправленной подготовке законодателей, региональных и муниципальных творцов правовых норм[13].
Представляется, что функциональное назначение правовой (юридической) обязанности обусловливается целым комплексом факторов, которые необходимо учитывать. Во-первых, следует помнить, что правовая (юридическая) обязанность есть явление социальное, осуществляемое между людьми, и специально-юридическое, имеющее узкоспециальное предназначение в механизме действия права. Во-вторых, правовая (юридическая) обязанность многоаспектна и может быть рассмотрена в юридической науке как мера социального поведения личности, элемент социальной и правовой свободы личности, как юридическая форма долга (долженствования) и обременения, как необходимый вариант и мера поведения человека, как одно из проявлений образа человеческой жизни, как средство формирования правосознания индивида и его правовой культуры, как элемент правового статуса личности, как гарантия осуществления права человека, фактор укрепления законности и правопорядка в обществе и т. п. Все эти проявления так или иначе находят выражение в функциях правовой (юридической) обязанности. В-третьих (мы это ранее отмечали), правовая (юридическая) обязанность в своем содержании зависит от того, в публичном или частном праве (правоотношении) она формируется и осуществляется. В-четвертых (мы неоднократно отмечали), следует различать правовую и юридическую обязанность субъекта права и, как следствие, их функциональное назначение. Приведенные обстоятельства позволяют выделить систему функций правовой (юридической) обязанности как общесоциального и специально-юридического явления и, как следствие, выделить общесоциальные и специально-юридические функции правовой (юридической) обязанности. Причем последние из указанных функций следует дифференцировать в зависимости от вида правоотношений, в которых они осуществляются.
Это направление, в противоположность догматической (формальной) юриспруденции, предполагало рассматривать в качестве источника права не государство, а общественные отношения и изучать право эмпирически, во взаимосвязи с другими социальными явлениями. В рамках этого направления и в русле государственно-правовой науки исследуются складывающиеся правовые отношения, эффективность права, правосознание, правовая культура и другие аспекты права, требующие применение социологических методов научного познания. Концепция Е. Эрлиха получила название «концепция свободного права», поскольку для нее стал характерным «свободный подход к праву», который, согласно автору, можно обнаружить в практике судебного разбирательства, где имеет место свобода судейского усмотрения.
Во второй главе данной работы раскрывается место юридической ответственности в структуре правовой культуры субъектов права, анализируется ее содержание, структура и роль компонентов в ней. В третьей главе работы подробно рассматривается антипод юридической ответственности субъектов права – их юридическая безответственность. Исследуется правовая антикультура субъектов права и выясняется место в ней их юридической безответственности. Далее рассматриваются ее содержание, структура, место и роль ее компонентов. Четвертая глава работы посвящена вопросам формирования юридической ответственности субъектов современного российского права средствами научно организованного правового воспитания. При этом правовое воспитание рассматривается нами как часть правовой социализации членов общества, носящее сознательный и целенаправленный характер. Анализируются его основные свойства – целенаправленность, целостность, централизованность, а также современные формы, средства и методы правового воспитания юридической ответственности субъектов права.
Криминология – наука о закономерностях преступности и реагирования на нее со стороны государства и общества. Она играет роль общетеоретической дисциплины по отношению к другим юридическим предметам уголовно-правового цикла. Обладание определенным минимумом криминологических знаний является необходимой частью правовой культуры юриста. Университетский курс криминологии предполагает усвоение сложившихся в науке представлений о сущности преступности, своеобразной негативной роли, которую она играет в жизни общества. Обучающийся должен приобрести навык характеризовать основные показатели (состояние, состав и предшествующее развитие) внешнего проявления преступности – преступного множества, уметь сопоставить российскую и зарубежную преступность. В процессе обучения необходимо усвоить представление о наиболее значимых обстоятельствах общественной жизни, которые влияют на воспроизводство преступлений. Одним из итогов освоения курса криминологии должно стать знание реальных средств, которыми располагает общество для организации противоборства преступности, для осуществления контроля над ней, в том числе криминологического законодательства – как внутреннего, так и международного. У обучающегося криминологии должно сложиться отчетливое представление о соотношении некарательных и карательных средств противодействия преступному поведению, о пределах возможностей тех и других.
Возникновение интереса к самозащите гражданских прав в отечественной правовой науке теснейшим образом связано с последствиями политико-правовых реформ 1861–1870 гг. и, в частности, со сменой научной парадигмы. Само введение в научный дискурс термина «самозащита» потребовало двух знаковых изменений в правовой культуре. Во-первых, появление единой и внесословной категории частной собственности[13], которая «перестав быть привилегиею, сделалась общей правовой нормой всего населения»[14]. Во-вторых, формирование полноценного учения о субъективных гражданских правах, что, в свою очередь, было немыслимо без осознанного введения в юридический и бытовой лексикон терминов «гражданские права» (для описания совокупности имущественных и политических прав) и «гражданин» (для обозначения субъекта указанных прав) вместо ранее употребляемых понятий «привилегия» и «подданный»[15].
Обращаясь к историческим предпосылкам возникновения правового реализма в североамериканском, скандинавском и советском обществах, следует отметить, что правовой реализм стал популярным в первой половине XX века. Можно выявить некоторые сходные черты развития правовых культур Северной Америки, скандинавских стран и Советского Союза в период между первой и второй мировыми войнами. Действовали как минимум три общих принципа: доминирующее значение правовой доктрины (в неодинаковых вариантах), сильная зависимость юриспруденции от неюристов, прагматизм юридических методов. Авторы правовых доктрин в названных территориях не совпадали: в США доктрину формировали высшие судебные инстанции и университетские теоретики, в Скандинавии – философские школы, в постреволюционной России – организованные группы лиц, удерживающие публичную власть в своих руках: В.И. Ульянов с сотоварищами, затем – И. Джугашвили и лидеры Коммунистической партии. Правоприменители «на земле» были связаны доктринальными установками сверху в не меньшей степени, чем текстами нормативных актов. Это оказывало особенное воздействие на занятых в судебной индустрии людей, не имеющих фундаментального юридического образования.
В последнее время особое внимание стало уделяться проблеме развития правовой культуры российского общества. Так, обеспечение реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина, а также защита общественных интересов являются основными целями и общественного контроля, которые конкретизированы в Федеральном законе от 28 июня 2014 г. N 172-ФЗ "О стратегическом планировании в Российской Федерации"[186]. В ч.2 ст. 5 данного закона законодатель выделил семь основных задач общественного контроля, среди них в п. 1 указаны формирование и развитие гражданского правосознания. При этом данная задача конкретизирована с помощью такого документа стратегического планирования[187], как Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан. Здесь, в частности, указано, что государственная политика в этой сфере направлена на "формирование высокого уровня правовой культуры населения, традиции безусловного уважения к закону, правопорядку и суду, добропорядочности и добросовестности как преобладающей модели социального поведения, а также на преодоление правового нигилизма в обществе, который препятствует развитию России как современного цивилизованного государства"[188].
Следует отметить, что круг людей, способных понимать право и в силу этого являющихся субъектами правопонимания, весьма широк. И если правопонимание интерпретируется в широком смысле, то, как уже отмечалось, в качестве таковых могут выступать не только лица, имеющие специальные юридические знания, но и те, кто не имеет таких знаний. За основу можно брать различные критерии классификации субъектов правопонимания, но наиболее наглядной является градация в соответствии с уровнями познавательно-правовой деятельности, которые в определенной степени совпадают с выделяемыми в юридической науке уровнями правовой культуры (обыденный, профессиональный, теоретический)[21] и с уровнями правосознания.[22]
Первая из перечисленных выше позиций вызывает существенные возражения. Признавая, что интерес в основе своей имеет субъективную природу, трудно согласиться с тем, что именно она определяет место интереса в праве. Интерес как субъективное явление по определению не может быть объектом правовой охраны. В сознании человека отражаются лишь объективно существующие интересы, при этом степень их осознанности напрямую зависит от уровня правовой культуры личности.
Гуманистический характер образования, приоритет жизни и здоровья человека, прав и свобод личности, свободного развития личности, воспитание взаимоуважения, трудолюбия, гражданственности, патриотизма, ответственности, правовой культуры, бережного отношения к природе и окружающей среде, рационального природопользования обозначены в качестве важнейшего многосоставного принципа в п. 3 ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273–ФЗ. Данный принцип закрепляет самые главные и важные основы всей образовательной политики РФ. А именно – весь образовательный процесс должен базироваться на принципе гуманности по отношению как к обучающимся, так и к преподавателям. Гуманизм признает ценность человека как личности в целом, право любого человека на свободное развитие и проявление его личных творческих и иных способностей и возможностей. В соответствии с гуманистическим характером российского образования формируется восприятие образования как большого круга, в центре это круга находится ребенок, обучающийся, воспитанник. Различные способности, интересы, жизненные цели и ориентиры, мировоззрение данного ребенка – это ядро и основа образовательного процесса. Лица, осуществляющие воспитание и обучение, должны уважительно относиться к любому воспитаннику, принимать его интересы, возможности. Но, тем не менее, весь образовательный процесс должен быть построен и на воспитании личности, а именно на ее развитии в сфере нравственности, культуры, патриотизма и пр.
На основании приведенных данных и оценки результатов большого числа иных социологических опросов можно констатировать, что коррупция «активно воздействует на общественное сознание и личные взгляды, формирует морально-нравственные установки, определяет правовую культуру и нравственный климат в обществе, лишает в конечном итоге право и мораль монополии регулирования общественными отношениями, разрушает буквально все, причем очень быстро: был бы «интерес» и «ресурс»[59]. Подобно ржавчине она «разъедает» устои российского общества, став, по сути дела, альтернативой праву и морали.
Специалисты считают, что только в гражданском обществе и возможна демократия, гражданское общество и демократия – две стороны одной медали, которые друг без друга не существуют. Гражданское общество – это тип самоорганизации. Об этом мечтал ещё великий политик В.И. Ленин. Он полагал, что диктатура пролетариата – это последняя модель государства подавления. И только путем развития демократии будет построено самоорганизующее общество. По Ленину, все народы обречены на демократический путь. Но этот путь драматичен. Об этом свидетельствует политическая история России. Современный мир XXI в. постепенно движется к этой самоорганизации, где государство становится регулировщиком, а не тираном. Главная задача формирования гражданского общества заключается в том, чтобы сделать человека – гражданина важней бюрократической машины. Воспитать личность с качествами ответственности и заинтересованности в делах управления государством. Такая личность должна обладать достаточным уровнем политической и правовой культуры. Конечно, этот процесс трудный, поэтапный. В нашей стране постепенно выстраивается новая модель отношений граждан и государства. В последние годы получают распространение различного рода гражданские инициативы, почины, возникают объединения людей по профессиональным и другим критериям. Несколько лет действует Общественная палата, цель которой – контроль за деятельностью государственной власти, обсуждение острых вопросов социально-экономического и политико-правового характера. Например, проблемы национально-этнической миграции и т. д.
В юридической науке исследование юридически значимого поведения и его разновидностей проводится по следующим направлениям. Первое – криминологическое (позволяет лучше уяснить психологические механизмы противоправного поведения). Второе – связано с изучением как общественного, так и индивидуального правосознания, правоотношений, правовой культуры, законности и правопорядка (дает возможность для глубокого анализа сущности и мотивов правомерного поведения). В рамках третьего направления исследуются вопросы юридической ответственности и оснований ее возникновения, то есть правонарушений.
Поиски единой юридической традиции Европы и России, восходящей к римскому праву, – важное самостоятельное направление работы русских ученых в рассматриваемый период. Проблема концепции римского права в России стала особенно актуальна в пореформенный период, когда в эпоху судебных реформ и создания нового гражданского законодательства потребовалось установить степень его близости к аналогичному законодательству западных стран. Рассматривая данную проблему, столь глубокий исследователь, как Н.М. Коркунов, подчеркивал многообразие исторических связей и взаимных влияний, проходящих по линии взаимодействия Руси и Византии, России и Запада, различных регионов страны в историческом прошлом. «Усвоение римского права, – писал он, – имеет практический интерес и для нашего отечества»141. Поиски общих традиций европейской и русской правовой культуры, анализ взаимных влияний в трудах русских юристов рассматриваемого периода были тесно связаны с идеей европеизации страны. Так, в своем курсе истории римского права И.А. Покровский провозглашал: «Волею нашей исторической судьбы мы, русские, были долгое время отрезаны от общения с Западной Европой, оставались чужды ее культуре, и когда, наконец, отделявшие нас перегородки пали, мы очутились в хвосте общечеловеческого движения. Отстали мы и в области права. И если мы хотим в этом последнем отношении сравняться с Европой, если мы хотим говорить с ней на одном языке, мы должны, по крайней мере в школе, освоиться с основным фундаментом общеевропейского права – с правом римским»142. Сходный вывод делали и другие юристы. «Русское право не может потерять, а может только выиграть от соприкосновения с римским правом, как выиграло германское право», – писал Н. Дювернуа143.
Менее определенную роль сравнительное правоведение выполняет при обеспечении процесса взаимопроникновения правовых элементов различных правовых культур, так как сам этот процесс носит в большей степени доктринальный характер. Взаимопроникновение правовых элементов приводится в действие не с помощью правовых норм, а посредством нормативно неопределенной деятельности субъектов, исчерпывающе и точно определить круг которых достаточно сложно.
Свободные дозволения сориентированы на добросовестных и позитивно настроенных граждан, а не на криминальные элементы. Злоупотребления указанным принципом возможны, но они возможны везде, и только на этом основании его отрицать нельзя. Проблема заключается в том, чтобы систематически и настойчиво повышать правосознание и правовую культуру всех членов общества.
Понятие «профессиональная культура гражданской и муниципальной службы» вычленимо лишь в абстракции. В реальности структура профессиональной культуры гражданской и муниципальной службы состоит из таких важнейших компонентов, как политическая культура, правовая культура, нравственная культура, собственно управленческая культура как технологический компонент (профессионализм), которые в свою очередь связаны с культурой общества. Иными словами, культура гражданской и муниципальной службы обусловлена состоянием общей культуры общества и, в частности, его духовной культуры, а также сферой деятельности человека в области управления. Она характеризует поведение и отношения людей одной из важных социальных групп в обществе, но в то же время распространяется на все другие явления в государстве.
В пространстве, образуемом ценностной и нормативной осями, очевидны свойственные российскому обществу доминирование традиционализма, правового нигилизма в сочетании с нравственным максимализмом, неразвитость институтов гражданского общества. Наглядно демонстрируется и дисбаланс сведения социальной жизни к проявлениям государственной власти и культурной идентичности, между которыми нет органической и естественной связи. Более того, формальные институты в этой ситуации оказываются декоративным политическим дизайном. Именно это обстоятельство приводит к печальным последствиям попытки реформирования российского общества на основе правовых моделей, вызревших в других социумах, располагающих развитой правовой культурой и правовым самосознанием понимания свободы как ответственности. Подобные поверхностные попытки демократизации и либерализации неизбежно оказываются несостоятельными.
Близко к понятию правовой культуры стоит понятие правовой системы. Но в отличие от правовой культуры, которая берет явления правовой действительности в статике, в качестве отдельных блоков, правовая система оценивает эти явления в динамике – как некоторую действующую целостность.
Второе положение принципа верховенства права – соответствие закона праву – наиболее сложная часть вопроса, т. к. необходимо не только составить законы, но и добиться, чтобы им соответствовал уровень правовой культуры населения, что для России особенно актуально.
Проблемы транзитивного общества оказывают непосредственное влияние на культурный и нравственный облик населения постсоветских стран. Широкое распространение негативных социальных отклонений в обществе, и в особенности в молодежной среде, появление новых форм девиантного поведения и видоизменение ранее известных его форм актуализируют задачу целенаправленного формирования высокого уровня нравственной и правовой культуры населения как совокупности правовых знаний, убеждений и установок личности, реализуемых ею в процессе жизнедеятельности.
Понятие гражданского воспитания в настоящее время, как утверждает Т. В. Козловская, «связано с формированием гражданского общества, правового государства, новых идеологических ориентиров России и включает развитие гражданского самосознания молодежи, осознание своей роли в развитии и процветании государства, овладение политической, правовой культурой и культурой межнационального общества, развитие навыков социальной активности, формирование гражданской позиции, умение жить в условиях рынка и обеспечить себе экономическую независимость» [66, с. 21].
Важная проблема социологии права – сравнительное изучение различных политико-правовых систем в истории и современности, анализ формальной (закрепленной в законах) и неформальной (реальной) структуры власти, раскрытие механизма власти политических режимов. В связи с этим особое внимание конституционного (государственного) права, юридической и политической социологии привлекает анализ правовой культуры общества, механизма производства права в рамках разделения властей на разных уровнях – законодательной, исполнительной и судебной, федеральной и местной, элитных групп, а также таких, как политическая элита (правящий слой), экономическая элита (слой менеджеров), научно-техническая, национальная и региональная и др., характер их обратного влияния на правовую систему, в частности, в периоды социально-экономических преобразований.
Говоря об эффективности реализации принципа законности в России, следует признать существование серьезных нарушений, в первую очередь в области конституционной законности. Причинами этого называются: 1) исторические традиции России; 2) низкая правовая культура личности; 3) правовой нигилизм; 4) отсутствие эффективного механизма привлечения органов государственной власти и их должностных лиц к ответственности за нарушения конституционного законодательства; 5) ослабление российской государственности[205].
Иными словами, целостная система права связана прежде всего с развитой политической и правовой культурой общества, с укорененностью в ней, – как среди правящих, так и управляемых, – принципов свободы, равенства, человеческого достоинства.
Практически полное отсутствие до недавнего времени судебной практики в области коллизионного регулирования в Китае и России, неразвитость сравнительного правоведения замедляют развитие доктрины. Пока эти препятствия не исчезли контуры будущей концепции международного частного права России или Китая угадать трудно. Вполне возможна дальнейшая ориентация России на германскую доктрину, а Китая – на романскую доктрину. Однако в равной степени можно предположить, что оригинальность правовых культур в данном случае повлияет на выработку совершенно оригинальных концепций регулирования. Применительно к Китаю, конечно, это предположение имеет больше шансов для реализации.
К основным элементам правовой системы С. С. Алексеев относил: собственно право, судебную и юридическую практику, правовую идеологию, правотворчество и правоприменительную деятельность компетентных органов, всю совокупность правовых актов – документов, в том числе нормативных, индивидуальных, интерпретационных; индивидуальные правовые предписания, правоотношения (субъективные права и обязанности, юридические санкции)[39]. В. Н. Кудрявцев, А. М. Васильев, В. П. Казимирчук расширяли этот список элементов и включали в него правовые нормы, институты и принципы; юридические учреждения; правовое сознание и правовую культуру; правотворчество правореализацию и правопорядок[40]. Вместе с тем, отдельные ученые не ограничивают определенными элементами и сферами правовую систему. Например, В. Н. Синюков исследует российскую правовую систему в ее культурно-историческом аспекте[41]. Как здесь не вспомнить фразу известного персонажа из «Фауста» Гете: «Словами диспуты ведутся, из слов системы создаются».
г) решимости отстаивать свои законные интересы. Непримиримость к ущемлению своих прав и законных интересов важна как для самого субъекта правоотношений, так и для государства, которое обязано реагировать на все подобные казусы. Любая законная реакция на попытки ущемления прав и законных интересов лучше, чем пассивная позиция человека. В этом и заключается основной элемент правовой культуры и правового воспитания в современном обществе.
Если носителем общественной психологии выступают люди (малые или большие социальные группы), то субъектом идеологии являются специальные институты, в том числе институты государства, где на профессиональном уровне рассматривается проблема соотношения «стихийного» и «сознательного», систематизируется и обобщается информация эмпирического уровня, формируется механизм пропаганды, отрабатываются формы и методы распространения наработанных идей (идеалов) в массовом сознании общества, обеспечивается активность и направленность политического сознания, формируется политическая культура как компонент общей культуры. Наряду с политической культурой формируется и правовая культура.
Апологет культурного подхода М. С. Каган полагает, что гражданское общество – «тип общества по своему содержанию, т. е. определённый тип общественных отношений[24], отношений граждан и оно есть творение культуры, поскольку сам эпитет „гражданское“ означает высшее из доселе известных истории проявление экономической культуры, политической культуры и правовой культуры» [43, С. 51]. Гражданское общество есть «плод совместного творчества общества и культуры» [43, С. 51].
в) по результатам юридического взаимодействия: юридическая ассимиляция (полная или практически полная утрата исконной правовой культуры обществом-реципиентом и полное усвоение правовой культуры общества-донора); юридическая трансформация (частичное изменение правовой культуры общества-реципиента при сохранении собственных сущностных черт); юридическая интерференция (изменения правовой культуры каждой из вступивших в контакт правовых систем);
Качественная однородность тех или иных общественных отношений вызывает к жизни соответствующую отрасль права. Особенностью системы права является ее динамический и многоуровневый характер, открытость, гетерогенность и др. Появляются новые виды деятельности, требующие правового регулирования, изменяются интересы субъектов правового регулировании, уровень развития общества, правосознания и правовой культуры. Эти процессы обуславливают изменения в системе права; изменяются элементы и связи между ними, но сама система сохраняется.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я