Состав преступления

  • Соста́в преступле́ния представляет собой совокупность объективных и субъективных признаков, закреплённых в уголовном законе, которые в сумме определяют общественно опасное деяние как преступление. Признаки состава преступления закрепляются в нормах общей и особенной части уголовного права. Их можно условно разделить на четыре подсистемы: признаки объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны преступления.

    Наличие в деянии всех признаков некоего состава преступления является основанием для признания его преступным и привлечения совершившего его лица к уголовной ответственности; отсутствие хотя бы одного из них означает, что отсутствует и состав преступления в целом, а деяние при этом признаётся не преступным.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Объективная сторона преступления — это один из элементов состава преступления, включающий в себя признаки, характеризующие внешнее проявление преступления в реальной действительности, доступное для наблюдения и изучения. Объективная сторона преступления может также определяться как «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны с точки зрения последовательного развития тех или иных событий и явлений, которые начинаются...
Множественность преступлений — это случаи, когда виновным последовательно совершаются несколько (не менее двух) деяний, влекущих за собой уголовную ответственность, а также случаи совершения новых преступных деяний в период действия ограничений, связанных с уголовной ответственностью за ранее совершённые деяния.
Совокупность преступлений имеет место, когда лицо последовательно совершает несколько преступлений, однако не является осуждённым, либо освобождённым от уголовной ответственности ни за одно из них.
Преступле́ние (уголо́вное преступле́ние) — правонарушение (общественно опасное деяние), совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности. Преступления могут выделяться из общей массы правонарушений по формальному признаку (установление за них уголовного наказания, запрещённость уголовным законом), а также по материальному признаку (высокая степень опасности их для общества, существенность причиняемых ими нарушений правопорядка).
Единым, или единичным преступлением признаётся деяние, которое содержит состав одного преступления, квалифицируется по одной статье уголовного закона или её части. Нормативное определение единичного преступления даётся, например, в Уголовном кодексе Латвии: «Отдельным (единым) преступным деянием признается одно деяние (действие или бездействие), имеющее признаки состава одного преступного деяния или двух, или нескольких связанных между собой преступных деяний, которые охватываются единым умыслом...

Подробнее: Единое преступление

Упоминания в литературе

Как отмечал Б. А. Куринов, юридическое основание – не что иное, как законодательная модель, общее понятие по отношению к конкретному преступному деянию, которое в данном случае является единичным, особенным[11]. В таком виде состав преступления представляет собой совокупность объективных и субъективных элементов и признаков, нашедших отражение в уголовном законе и определяющих общественно опасное деяние как преступление. Мы обязаны использовать системный подход, который позволяет более четко и точно уяснить все составляющие. Структура состава любого преступления представлена традиционно совокупностью четырех обязательных элементов: объект посягательства, объективная сторона, субъективная сторона и субъект преступления. Для квалификации имеют значение и определенные признаки, присущие каждому из перечисленных элементов, которые делятся на обязательные и факультативные. Так, для объективной стороны (в зависимости от конструкции состава преступления) обязательными признаками являются: деяние (формальный состав) либо деяние, вредные последствия и причинная связь между ними (материальный состав). К факультативным признакам чаще всего относятся время, место, способ и обстановка совершения преступления. Вместе с тем по воле законодателя факультативные признаки могут исполнять роль и обязательных, если включены в диспозицию статьи Особенной части. Субъективная сторона характеризуется наличием таких признаков, как вина (всегда обязательный признак), мотив и цель совершения преступления. Специфическими признаками обладают объект преступления (в содержании которого может быть выделен и предмет преступного посягательства) и субъект преступления.
Достойно сожаления, что В. Н. Кудрявцев изменил свою позицию о составе преступления. В 60-х годах прошлого века он признавал реально существующий состав преступления и писал: «Законодатель, разумеется, образует не состав, а уголовно-правовую норму, в которой с большей или меньшей полнотой описываются признаки состава преступления. Сами эти признаки существуют объективно (здесь и ниже выделено нами. – Н. К.), независимо от сознания людей, они действительно присущи данному конкретному преступлению, и задача законодателя состоит в том, чтобы выявить и предусмотреть эти признаки в законе с наибольшей полнотой и глубиной». Соглашаясь с пониманием состава как реальности преступного деяния, В. Н. Кудрявцев отмечал: «Состав преступления является своего рода ядром и структурой (скелет, остов) преступления определенной категории»[17]. В последнее время он понимает состав как «совокупность признаков общественно опасного деяния (выделено нами. – Н. К.), определяющую его согласно уголовному закону как преступное и уголовно наказуемое» И далее читаем, что состав – строгая «система признаков преступления, состав отражает характерные для преступления внутренние связи»[18].
Понятие состава преступления имеет важное практическое значение, поскольку является инструментом познания истины по конкретным уголовным делам. Кроме того, в процессе криминализации того или иного общественно опасного деяния, создавая уголовно-правовые нормы, законодатель конструирует информационные модели конкретных составов преступления, отражая их объективные и субъективные признаки в диспозициях статей Особенной части Уголовного кодекса. Признаки состава преступления подбираются в нормах уголовного права таким образом, чтобы точнее сформулировать общественно опасные деяния[54]. В этом и состоит сущность установления уголовно-правового запрета. То есть с помощью состава преступления осуществляется на законодательном уровне перевод общественно опасных деяний в разряд уголовно-противоправных. Первая функция состава преступления состоит в том, что он является основой криминализации общественно опасных деяний. Следующая функция состава преступления заключается в том, что он является юридической основой квалификации преступных деяний. Квалификация состоит в установлении соответствия между совершенным в объективной действительности общественно опасным деянием и описанием его в конкретной статье Уголовного кодекса. Квалификация преступного деяния осуществляется по признакам состава, характеризующим объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону. Данную функцию состава преступления можно было бы назвать диагностической, поскольку правоприменители устанавливают уголовно-правовой диагноз совершенному деянию. С диагностической функцией состава преступления неразрывно связана и непосредственно из нее вытекает разграничительная функция состава преступления. Она состоит в том, что точным описанием в диспозиции уголовного закона признаков состава преступления обеспечивается отграничение как преступных деяний от деяний, не являющихся преступными, так и смежных преступлений друг от друга, отличающихся степенью общественной опасности и суровостью наказания.
Вместе с тем, как подчеркивал Б. А. Куринов, состав преступления содержит минимально необходимое количество признаков, которые характеризуют преступление, что расширяет возможности для индивидуального подхода при разрешении конкретного уголовного дела.[35] В принципе, соглашаясь с данным мнением, можно сказать, что в составе преступления находит свое отражение совокупность признаков, характеризующих его элементы, присущих конкретному виду преступлений. Однако конкретные составы преступлений, которые определяются в процессе квалификации, и их признаки предусмотрены в уголовном законе в соответствующих нормах Общей и Особенной частей УК РФ, что и является правовым и теоретическим основанием для сопоставления признаков общественно опасного деяния с законодательными признаками состава преступления.
Таким образом, всякий состав преступления состоит как минимум из шести признаков: основной объект; общественно опасное деяние (действие и бездействие); вина (в форме умысла или неосторожности); физическое лицо; вменяемое лицо; лицо, достигшее установленного уголовным законом возраста. Конкретный его вид включает в себя помимо упомянутых и иные, дополнительные, признаки. Поэтому вряд ли можно найти в УК РФ состав, состоящий исключительно лишь из упомянутых шести признаков. Кроме них, законодатель дает указание на дополнительный объект, предмет и потерпевшего (из группы элементов, характеризующих объект преступления); на преступные последствия, причинно-следственную связь, место, время, обстановку, орудия и средства, способ совершения преступления (из блока элементов, характеризующих объективную сторону преступления); на мотив, цель, эмоции (из группы элементов, характеризующих субъективную сторону); на специальный субъект (из блока элементов, относящихся к субъекту преступления). В случае вхождения в состав эти признаки становятся для данного вида состава обязательными.

Связанные понятия (продолжение)

Конкуренция уголовно-правовых норм имеет место в случаях, когда одно и то же деяние регулируется двумя нормами уголовного законодательства, из которых подлежит применению только одна.
Субъект преступления — лицо, осуществляющее воздействие на объект уголовно-правовой охраны и способное нести за это ответственность. Признаки субъекта преступления образуют один из элементов состава преступления. Наличие у лица, совершившего преступление, определённых субъективных признаков может рассматриваться также как условие уголовной ответственности.
Особенная часть уголовного права — система уголовно-правовых норм, описывающих признаки конкретных преступлений (составы преступлений), классифицирующая их по родам и видам, а также устанавливающих конкретные меры уголовно-правового принуждения (в первую очередь, наказание), подлежащее применению в случае совершения указанных преступлений. Как правило, нормы Особенной части уголовного права содержатся в Особенной части уголовного кодекса или иного акта уголовного законодательства.
Объе́кт преступле́ния — уголовно-правовая категория, которая используется для обозначения общественных институтов, которым причиняется ущерб вследствие совершения преступления. Чаще всего в числе таких институтов называются общественные отношения, а также социальные ценности, интересы и блага: человек, его права и свободы, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, государственный строй и государственное управление, мир и безопасность человечества. В законодательствах...
Уголовная ответственность — один из видов юридической ответственности, основным содержанием которого, выступают меры, применяемые государственными органами к лицу в связи с совершением им преступления.
Специальный субъект преступления — это лицо, которое, помимо общих признаков субъекта преступления, обладает также дополнительными признаками, необходимыми для привлечения его к уголовной ответственности за конкретное совершённое преступление.
Неоднократность преступлений — это форма множественности преступлений, предполагающая совершение лицом двух и более однородных (например, различные виды хищений: кража, грабёж, разбой) или тождественных деяний, ни за одно из которых оно не понесло ответственности.
Уголо́вное пра́во — отрасль права, регулирующая общественные отношения, связанные с совершением преступных деяний, назначением наказания и применением иных мер уголовно-правового характера, устанавливающая основания привлечения к уголовной ответственности либо освобождения от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, под уголовным правом может пониматься раздел правовой науки, изучающий данную правовую отрасль, а также учебная дисциплина, в рамках которой изучаются как правовые нормы, так...
Дея́ние — в уголовном праве — акт осознанно-волевого поведения в форме действия или бездействия, повлёкший общественно опасные последствия. Деяние является обязательным признаком события преступления и объективной стороны преступления как его элемента.
Возраст уголовной ответственности — это возраст, по достижении которого лицо в соответствии с нормами уголовного права может быть привлечено к уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния. В уголовном законодательстве большинства стран устанавливается некий минимальный возраст уголовной ответственности.
Иные меры уголовно-правового характера, иные меры уголовно-правового воздействия — общее название для мер, принимаемых государством в отношении лиц, совершивших преступление или общественно опасные деяния, которые не являются наказанием.
Предмет преступления — это вещь, элемент материального мира, на который осуществляется воздействие в ходе совершения преступления. Например, предметом хищения является само похищенное имущество, предметом взяточничества — полученные должностным лицом деньги, предметом контрабанды — перемещаемые через границу товары. Признак предмета преступления в составе преступления является факультативным: он имеет значение не для всех составов преступления, и даже не во всех составах преступления присутствует...
Общественно опасные последствия (преступные последствия, преступный вред) — это имеющие объективно вредный характер изменения объекта уголовно-правовой охраны (общественного отношения, интереса, блага), возникшие в результате совершения преступного деяния.
Преступления против жизни — преступления, главным объектом которых является основное благо человека — жизнь. В случае оконченности такого преступления его результатом является причинение смерти. Как правило, эти преступления являются самыми тяжкими в уголовном законодательстве различных государств и влекут наиболее суровое наказание.
Механизм преступления — сложная динамическая система, определяющая содержание преступления. Эта система состоит из отдельных взаимообусловленных и взаимосвязанных элементов, таких как...
Стадии совершения преступления — это этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступления общественно опасных последствий). В случае, если развитие преступления было прервано на любой из стадий до его завершения, речь идёт о неоконченной преступной деятельности.
Преступле́ние, пресле́дуемое в поря́дке ускоренного судопроизво́дства (англ. summary offence), — в системах общего права одна из двух категорий уголовных преступлений: наименее тяжкая по степени ответственности. Процесс по этому преступлению может проходить в ускоренном порядке, то есть без предания суду присяжных или вообще без него. Этот тип преступления также известен как «вред» или «проступок» в зависимости от обстоятельств.

Подробнее: Суммарное производство
Соучастие в преступлении в самом общем виде — это различные случаи совершения преступного деяния несколькими лицами. В современных правовых системах могут использоваться и более узкие определения. Так, по российскому уголовному праву под соучастием понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).
Ошибка в уголовном праве — заблуждение лица, совершающего деяние, относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности деяния, или его юридической характеристики.
Престу́пность — это исторически изменчивое социальное и уголовно-правовое негативное явление, представляющее собой систему преступлений, совершённых на определённой территории в тот или иной период времени.
Уголовное законодательство — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти, содержащих нормы, регулирующие отношения, связанные с установлением оснований привлечения к уголовной ответственности и освобождения от неё, определением преступности деяний и иные отношения, входящие в предмет регулирования уголовного права.
Дели́кт (из лат. delictum «проступок, правонарушение») — неправомерное поведение, частный или гражданско-правовой (лат. delictum privatum) проступок, влекущий за собой возмещение вреда и ущерба, взыскиваемые по частному праву в пользу лиц потерпевших. Войтович Л.В., Сергеев И.В. определяют деликт как "противоправное действие частного характера, порождающее у пострадавшего заинтересованность наказать обидчика и (или) возместить понесенный ущерб"Деликтология — наука о правонарушении.
Организованная преступная группа — устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная преступная группа выступает в качестве одной из форм соучастия.
Половы́е или сексуа́льные преступле́ния в наиболее общем виде можно определить как запрещённые уголовным законодательством общественно опасные деяния, суть которых заключается в грубом нарушении сложившегося в обществе нормального уклада в области половых отношений, а также норм нравственности в сфере взаимоотношений полов.

Подробнее: Половые преступления
Вина́ в уголовном праве — это психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности.
Уголовное наказание — центральный институт уголовного права, выражающий направление и содержание уголовной политики государства. Ввиду этого наказание всегда оставалось в центре внимания учёных: как отмечал Н. Д. Сергеевский, уже к началу XX века существовало до 24 философских систем, обосновывающих право государства наказывать лиц, совершивших преступления и около 100 отдельных теорий наказания, выдвинутых специалистами-правоведами.
Субъективная сторона преступления — это внутреннее психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию.
Освобожде́ние от уголо́вной отве́тственности — отказ государственных органов, осуществляющих уголовное преследование, от дальнейшего производства по уголовному делу, если факт совершения преступления данным лицом доказан. Уголовное дело при этом прекращается без применения к лицу каких-либо уголовно-правовых мер.
Объективное вменение — это привлечение лица к уголовной ответственности без установления его вины. Объективное вменение может заключаться как в привлечении к уголовной ответственности за случайные последствия действий человека, так и в привлечении к ответственности лиц, действия которых вообще не состоят в причинной связи с причинённым вредом, но наказание которых по каким-либо причинам представляется целесообразным.
Приготовление к преступлению — это деяния лица, направленные на создание условий для будущего совершения преступления, не доведённые до конца по причинам, не зависящим от воли данного лица.
Универса́льная юрисди́кция — один из видов экстерриториальной уголовной юрисдикции, подразумевающий компетенцию государства по привлечению к уголовной ответственности и наказанию индивидов безотносительно к месту совершения преступления либо гражданству обвиняемого или потерпевшего. Данный вид юрисдикционной компетенции основывается, главным образом, на характере преступлений, уголовное преследование которых представляет «универсальный» интерес для всего международного сообщества.
Назначение наказания — уголовно-правовой институт, регламентирующий правила выбора конкретной меры наказания, применяемой к лицу, совершившему преступление, дающий указания относительно размеров и сроков избираемых наказаний.
Деятельное раскаяние — добровольные действия лица, совершившего преступление, заключающиеся в возмещении или заглаживании вреда, причинённого преступлением, ином устранении или уменьшении его последствий, в информировании правоохранительных органов о факте и обстоятельствах совершения преступления и дальнейшем содействии осуществлению правосудия. Подобные действия в соответствии с уголовным законодательством многих государств влекут смягчение применяемых к лицу мер уголовной ответственности или полное...
Источник повышенной опасности — техногенный объект, человеческий фактор или природный процесс, создающие угрозы жизни и здоровью людей, гибели животного и растительного мира, разрушения объектов техносферы и поражения природной среды.В юридической науке используется для обозначения деятельности или предметов материального мира (и/или их свойств), которые могут быть особо опасны для окружающих. Практическое значение термина связано с особым порядком и основаниями возникновения и реализации деликтных...
Запрос «Покушение» перенаправляется сюда, см. также «Покушение (значения)».Покушение на преступление — это деяния лица, непосредственно направленные на совершение преступления, не доведённые до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.
Насильственная преступность — одна из составных частей общей структуры преступности, в которую входят деяния, связанные с физическим и психическим насилием над личностью или угрозой его применения. Насильственная преступность может пониматься в широком смысле — при этом в неё включаются все деяния, в которых насилие выступает способом посягательства, и в узком смысле — только те деяния, в которых насилие составляет один из элементов преступной мотивации.
Необходимая оборона — это правомерная защита личности и прав обороняющегося и других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, путём причинения вреда посягающему лицу.
Уголовный кодекс Республики Узбекистан (УК Узбекистана) — основной и единственный источник уголовного права Узбекистана, устанавливающий преступность и наказуемость деяний на территории Узбекистана.
Причинная связь в уголовном праве — это объективно существующая связь между преступным деянием и наступившими общественно опасными последствиями, наличие которой является обязательным условием для привлечения лица к уголовной ответственности, если состав преступления по конструкции объективной стороны является материальным.
Уголовный кодекс Республики Таджикистан (УК Таджикистана) — основной и единственный источник уголовного права Таджикистана, устанавливающий преступность и наказуемость деяний на территории Таджикистана.
Преступления против мира и безопасности человечества — понятие в международном праве, характеризуемое как планирование, развязывание и ведение агрессивной войны в нарушение международных соглашений или договоренностей. Общественно опасные деяния, непосредственно посягающие на отношения, обеспечивающие мирное сосуществование и развитие государств, а также безопасность человечества в целом. Понятие таких преступлений известно довольно давно: в договорах между Древней Русью и Византией указывалась ответственность...
Общие начала назначения уголовного наказания — правовые принципы, закрепляемые в уголовном законодательстве, определяющие механизм принятия решения судом при выборе конкретного вида и размера наказания, назначаемого лицу, совершившему преступление. Следование данным принципам позволяет назначить лицу справедливое наказание и обеспечивает достижение целей наказания.
Потерпевший в праве — человек, права и интересы которого нарушены совершением в отношении него правонарушения или преступления.
Неосторожность в уголовном праве — это одна из форм вины, характеризующаяся легкомысленным расчётом на предотвращение вредных последствий деяния лица, либо отсутствием предвидения наступления таких последствий. Впервые неосторожность была выделена средневековыми итальянскими учёными как одна из форм косвенного умысла.
Уголовный кодекс Туркменистана (УК Туркмении) — основной и единственный источник уголовного права Туркменистана, устанавливающий преступность и наказуемость деяний на территории Туркменистана.

Упоминания в литературе (продолжение)

К числу факультативных признаков состава преступления относятся: способ, орудие, средство, место, время, обстановка совершения преступления. Эти признаки присущи любому преступлению, так как оно всегда совершается определенным способом, в конкретном месте и в конкретной обстановке, в определенное время, с помощью различных приемов, что влияет на степень общественной опасности деяния. Однако по своей природе эти признаки являются факультативными, т. е. не обязательными в рамках общего состава преступления. Суд всегда учитывает их при решении вопроса о наказании виновного. Однако положение меняется, если один или несколько признаков указаны законодателем в диспозиции статьи Особенной части Кодекса в рамках конкретного состава преступления. В этих случаях перечисленные признаки становятся обязательными, и их наличие или отсутствие влияет на квалификацию деяния.
Схожим образом определяется понятие состава в отраслевых юридических науках. Приведем несколько примеров. «Состав преступления – это совокупность установленных уголовным законом признаков, определяющих общественно опасное деяние как преступление».[650] Состав преступления – это совокупность предусмотренных законом признаков, наличие которых дает основание признать данное общественно опасное деяние преступлением.[651] «Под составом должностного проступка государственного служащего предлагается понимать совокупность установленных законом признаков, характеризующих деяние служащего как должностной проступок».[652] «Состав преступления – это совокупность признаков общественно опасного деяния, отраженных в уголовном законе».[653] «Состав правонарушения следует понимать как совокупность его главных, определяющих признаков, выделенных законодателем как типичные, необходимые и в то же время достаточные для возложения юридической ответственности».[654] Без наличия хотя бы одного из них никто не может быть привлечен к ответственности.[655] Перечень подобных определений можно продолжать,[656] так как они стали уже прописными истинами.
Состав преступления – совокупность отобранных наукой в содружестве с практикой наиболее типичных (повторяющихся) и существенных (главных, базовых, основных) признаков общественно опасных посягательств. Количество признаков состава заведомо и значительно меньше фактических сведений о реальных преступных актах. Именно это свойство состава реализует идею равенства граждан перед уголовным законом. К примеру, на стадии привлечения лица к уголовной ответственности в обязательном порядке устанавливаются лишь две характеристики виновного: его возраст и состояние психического здоровья. Тем самым все виновные в преступлениях уравнены, стандартизированы (другие сведения о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, могут быть учтены судом при назначении вида и размера наказания).
Всякое конкретное преступление совершается определенным способом, поскольку он представляет собой внутреннюю характеристику преступного деяния. Способ далеко не всегда указан в законе. Лишь в тех случаях, когда он содержит в себе свойства, которые оказывают существенное влияние на общественную опасность преступлений определенного вида, лежат в основе разграничения данного преступления от других преступлений или иных деяний, не являющихся преступными, являются типичными для определенного вида относительно распространенных общественно опасных деяний[125], он указывается законодателем в качестве обязательного признака конкретного состава преступления. Причем, как мы уже выяснили, указываются не все, а лишь типичные, обобщенные признаки того или иного способа совершения преступления.
7) единичное преступление соответствует одному составу преступления, описанному в Уголовном кодексе.[30] Не соответствует нашему представлению лишь несколько моментов: во-первых, И. Б. Агаев говорит об общественной опасности преступления, тогда как имеются и иные (другие) признаки преступления; остается непонятным, почему он обращается только к общественной опасности, ведь указанное корректируется указанием на соответствие содеянного составу преступления (п. 7), что отражает признак противоправности, в теории уголовного права выделяют и иные признаки преступления; во-вторых, не может преступление соответствовать составу преступления, поскольку преступление возникает, образуется как сплав реального деяния и диспозиции; деяние становится преступлением на основе данного соответствия; в-третьих, автор указывает только на причинение вреда как признак единичного преступления, тогда как возможны единичные преступления и с угрозой причинения вреда; в-четвертых, не следовало автору обращаться к неопределенному термину «состав преступления» – абсолютно непонятно, что является составом преступления в альтернативных диспозициях и что такое «состав преступления» вообще.
Приведем пример. Типичным образцом юридической конструкции является состав преступления, т. е. законодательная модель преступления, содержащаяся в УК РФ. Как справедливо подчеркивается в литературе, наиболее полно признаки состава представлены в диспозиции[226] инкриминируемой статьи Особенной части УК. Однако часть признаков указывается в статьях Общей части[227]. В статьях с бланкетными и отсылочными диспозициями предполагается необходимость установления конкретных свойств посягательств на основании положений других отраслей права или статей УК[228]. А. Н. Трайнин говорит о ситуациях, когда диспозиция бывает шире или у́же по объему, чем состав преступления, когда отдельные элементы состава переносятся в санкцию[229]. Очевидно, что получить достаточное представление обо всех признаках такой юридической конструкции, как состав преступления, основываясь на минимальной единице текста УК, каковой является НПП, невозможно. Поэтому и отождествление двух этих понятий недопустимо[230].
Деление признаков состава на обязательные и факультативные применимо только в отношении так называемого общего состава преступления. В конкретных составах преступления, а квалификация – это всегда указание на конкретный состав, такое деление теряет всякий смысл. В конкретном составе преступления не может быть факультативных признаков, здесь все признаки обязательные. Так, способ совершения преступления относят к факультативным признакам объективной стороны состава преступления. Однако способ в основном составе убийства (ч. 1 ст. 105 УК РФ) не является признаком состава, несмотря на то, что убийство всегда совершается определенным способом, поскольку для квалификации убийства это не имеет никакого значения. Если законодатель считает необходимым придать способу убийства особое, квалифицирующее значение, то он использует соответствующую характеристику такого способа при описании состава. Например, в составе, предусмотренном п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство, совершенное с особой жестокостью», способ уже является обязательным признаком данного состава.
В истории уголовного законодательства России потерпевший и признаки, его характеризующие, не составляли определенного элемента состава преступления. Эти признаки, как правило, характеризовали различные элементы (стороны) состава: объект преступления, объективную сторону (обстановку преступления, преступное последствие). Признаки состава преступления, в том числе и признаки, относящиеся к потерпевшему, включенные в состав, определяли условия и рамки преступного и наказуемого. Первые примеры уголовно-правового значения потерпевшего от преступления представляют памятники русского права X в. – Краткая и Пространная редакции «Русской Правды», которые, закрепляя складывающиеся на Руси общественные отношения, устанавливали в области уголовного права основные принципы феодализма. Главным из них был открыто сословный подход к защите интересов потерпевших-феодалов и потерпевших-зависимых, при этом потерпевший – юридическое лицо отражения в законе не находил.
Позиция А. Н. Трайнина не получила достаточно широкого признания среди теоретиков уголовного права, т. е. во всех учебниках по уголовному праву, которые были изданы после 1946 г., субъект преступления рассматривался в самостоятельных главах как элемент состава преступления.[163] Спорным был в теории уголовного права и вопрос о том, что вменяемость и возраст субъекта преступного деяния нельзя рассматривать в качестве признаков, относящихся к составу преступления (А. Н. Трайнин, Б. С. Никифоров и др.). Вместе с тем включение вменяемости и возраста в число основных признаков субъекта преступления, по утверждению Н. С. Лейкиной, является не превращением преступника в элемент совершенного им преступного деяния, а возможностью попытаться дать более объективную и всестороннюю характеристику конкретного состава преступления.[164]
Еще задолго до введения в текст уголовного закона понятия «ОИПД» было высказано мнение о том, что «лицо, действовавшее в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости и при других обстоятельствах, исключающих общественную опасность совершенного деяния, не может быть признано виновным, так как в его действиях отсутствует состав преступления»[102]. И, хотя некоторые авторы полагают, что в настоящее время сам уголовный закон снял спор о том, что исключается при наличии того или иного обстоятельства, – преступность деяния или состав преступления в содеянном[103], нельзя не заметить, что этот же самый уголовный закон содержит целый ряд нормативных предписаний, согласно которым лицо не подлежит уголовной ответственности в связи с отсутствием в содеянном именно отдельных элементов или признаков состава преступления (предусмотренных, в частности, в ст.  21, 28 УК). При всем многообразии и неоднородности называемых в этой связи обстоятельств большинство из них действительно также исключает преступность деяния. И не включать их в перечень ОИПД только на том основании (или наряду с ним), что они характеризуют отдельные элементы состава преступления, а не само преступление, как это предлагает В. А. Блинников[104], вряд ли убедительно.
Следовательно, для понимания природы элементов состава преступления необходимо иметь в виду следующее: элементами состава преступления являются те признаки, которым закон придает уголовно-правовое значение и поэтому вводит в диспозицию норм Особенной части. Все эти признаки составлены законодателем таким образом, что в совокупности они образуют общественно опасное наказуемое действие. Так, кражу закон определяет при помощи трех признаков (элементов): 1) тайное или открытое, 2) похищение, 3) личного имущества граждан; клевету – при помощи пяти признаков: 1) распространение, 2) заведомо, 3) ложных, 4) позорящих другое лицо, 5) измышлений и т. д.
Подобно объекту преступления, объективная сторона преступления имеет существенное значение для образования состава того или иного вида преступления и определения категории его тяжести. Она представляет собой внешнее проявление и последствие преступного деяния. В формальных и усеченных составах преступлений объективная сторона выражается в конкретных действиях приготовления к преступлению или покушения на его совершение, о чем мы уже говорили выше.
Признаки состава подразделяются на обязательные, т. е. характерные для всех составов преступлений, без наличия которых отсутствует состав (объект посягательства, общественно опасное деяние, вина лица, его вменяемость и достижение возраста уголовной ответственности), и факультативные, присущие только некоторым из составов преступлений и дополнительно характеризующие отдельные элементы состава (место, время, обстановка, способ совершения преступления, мотив, цель преступления).
Признаки преступного деяния, по сравнению с другими признаками состава преступления, наиболее полно отражены в диспозициях статей. Они встречаются чаще, образуют гораздо больше комбинаций, чем признаки других элементов состава, разнообразнее, нередко состоят из сложных образований, имеют альтернативный или оценочный характер. Именно по признакам объективной стороны состава преступления осуществляется квалификация преступления. Преступное же намерение лица объективизируется через способ и средства совершения деяния.[70].
Категоризация, или классификация, преступлений – это разделение их на группы по тем или иным критериям. В основание классификации преступлений могут быть положены характер и степень общественной опасности деяний либо отдельный элемент состава преступления. В российском уголовном законодательстве приняты три разновидности диф ференциации преступлений. Во-первых, категоризация по характеру и степени общественной опасности на четыре крупные категории преступлений (ст. 15 УК). Во-вторых, классификация по родовому объекту посягательства (в УК 1996 г. их двадцать семь), предусмотренному в 6 разделах и 19 главах Особенной части УК. Например, преступления против жизни и здоровья, против мира и безопасности человечества, воинские преступления. В-третьих, преступления, однородные по характеру общественной опасности, дифференцируются по степени общественной опасности на простые, квалифицированные, привилегированные. Так, по составам различаются убийства: квалифицированные с отягчающими признаками, простые, т. е. без отягчающих и смягчающих признаков, убийства со смягчающими признаками (в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны, детоубийство).
Нередко общественно опасное деяние причиняет вред либо угрожает причинением вреда сразу нескольким непосредственным объектам. В связи с этим в теории уголовного права выделяют дополнительный непосредственный объект. Например, разбой (ст. 162 УК РФ) посягает одновременно на собственника и на его жизнь и здоровье. Дополнительный объект всегда указывается в диспозиции статьи Особенной части УК наряду с основным. Называют также и факультативный непосредственный объект, который проявляется, как правило, в рамках квалифицированного состава преступления. Объект преступления является лишь одним из элементов состава преступления, поэтому его установление при анализе криминального поведения нельзя рассматривать изолированно от других элементов и признаков, это только начало квалификации, главная цель которой – установление истины.
Этот «скрытый» признак преступления, признак, не называемый в научных и законодательном определениях преступления, имеется в виду и в статье 8 УК РФ 1996 года, определяющей основания уголовной ответственности как «совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». Официально установить наличие в деянии признаков конкретного состава преступления может только суд в рамках уголовно-процессуальных процедур и в форме официального решения суда – приговора. Значит, для того чтобы можно было официально говорить о том, что данное общественно опасное деяние является преступлением, нужен приговор суда, вступивший в законную силу. До этого нет преступления, а есть только «общественно опасное деяние, содержащее все признаки состава преступления».
Нормы уголовного права, в которых закрепляются указанные составы преступлений, обычно обращают внимание граждан и правоохранительных органов на особенности некоторых предметов преступления, характера совершаемых преступных действий, содержания преступных последствий, мотива преступного поведения и т. п. Очень часто выделенные таким образом составы преступлений охватываются другими более общими составами преступлений. Воздействие уголовной политики на содержание норм уголовного права в этих случаях и выражается в том, чтобы путем выделения отдельных составов преступлений повысить эффективность уголовно-правовой борьбы с определенными преступлениями.
Классификация преступлений против правосудия по субъекту преступления была одной из первых, появившихся на «заре» исследований этой проблемы. В свое время Ш. С. Рашковская писала по этому поводу: «Систему преступлений против правосудия представляется более правильным строить по субъекту рассматриваемых преступлений. Этот критерий позволяет более четко выявить особенности отдельных групп рассматриваемых преступлений, лучше уяснить степень их общественной опасности и тем самым глубже изучить отдельные составы преступлений, входящие в указанные группы»[254]. С учетом тех или иных особенностей при классификации по данному критерию, как правило, выделяется несколько групп преступлений, одна из которых обязательно характеризует преступления, совершаемые должностными лицами, работниками органов правосудия.
Итог также неутешителен, поскольку ясности в соотношении анализируемых категорий нет. Если данное соотношение есть сравнение законодательной абстракции и реальности, то для этого достаточно диспозиции уголовно-правовой нормы как описания вида преступления и реального поведения человека в качестве преступления. Здесь, по существу, нет проблемы: давайте рассмотрим диспозицию (вид преступления) более глубоко с точки зрения ее (его) структуры. Все остальное от лукавого, все остальное – нагромождение лишних понятий. Если соотношение исследуемых категорий представляет собой сопоставление двух реальностей, разных по объему, то и в этом случае основными институтами уголовного права остаются преступление и наказание, последнее при назначении должно соответствовать своей тяжестью общественной опасности преступления, а не составу преступления, в результате состав преступления остается лишней категорией. Правда, есть позиция в теории уголовного права, согласно которой «с помощью состава, наконец, определяются пределы наказуемости преступления».[406] Во-первых, здесь наметилась подмена аргументов, поскольку пределы наказуемости преступления определяются характером и степенью опасности преступления (ч. 3 ст. 60 УК), и состав здесь абсолютно ни при чем. Во-вторых, даже если авторы учебника имели в виду пределы типового наказания, которое якобы базируется на составе, то и здесь состав не имеет никакого значения, так как типовое наказание основывается на том, как отражены признаки преступления в законе (читай, в диспозиции уголовно-правовой нормы), какие типичные признаки вида преступления указаны в нем.
Устанавливая уголовную ответственность за определенные формы общественно опасного поведения, законодатель одновременно в зависимости от конкретно поставленных целей осуществляет их систематизацию, т. е. на основании различных критериев объединяет преступления в определенные группы. Законодательная систематизация преследует цель выделения каких-либо общих специфических признаков и в случае необходимости придания им определенного уголовно-правового значения. Классификации могут быть различными, однако Уголовный кодекс 1996 г., как и предыдущие УК, основанием разделения преступлений на группы избирает, прежде всего, родовой объект посягательства, т. е. группу охраняемых уголовным законом однородных, взаимосвязанных между собой общественных отношений. Именно по этому критерию они группируются и сосредоточиваются в разделе IX УК «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». Однако в отличие от Уголовных кодексов 1922, 1926 и 1960 гг. система Особенной части УК 1996 г. изложена более сложно и имеет не двухзвенную, а трехзвенную структуру. Особенная часть УК делится на разделы (первый уровень), разделы, в свою очередь, – на главы (второй уровень), а последние – на статьи, предусматривающие конкретные составы преступлений (третий уровень). Поэтому следует говорить о классификации по родовому (первый уровень), видовому (второй уровень) и непосредственному (третий уровень) объектам.
Для обоснованного привлечения к уголовной ответственности и правильной квалификации необходим тщательный анализ каждого признака состава преступления (объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны) в их совокупности на базе диспозиции соответствующей нормы Особенной части УК, с учетом всех обстоятельств исследуемого деяния. Поверхностный подход к такому анализу приводит к ошибочным решениям. Именно поэтому еще встречаются случаи признания в деянии того или иного состава преступления, когда в действительности он отсутствует, и лицо оказывается необоснованно привлеченным к уголовной ответственности. По этой же причине в действиях виновного иногда устанавливается не тот состав преступления, который имеет место в действительности, и преступление оказывается неправильно квалифицированным.
Состав преступления – совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние как преступление. Состав преступления выступает как теоретическая модель преступления (если речь идет об общем составе преступления) или как законодательная модель преступления (конкретный состав преступления). Состав преступления состоит из элементов и признаков.
Вместе с тем, несмотря на отмеченную специфику международных преступлений, их анализ и систематизация невозможны вне опоры на такие известные национальному уголовному праву понятия и институты, как состав преступления, соучастие, приготовление и т. п. Именно родство указанных преступлений с иными преступлениями позволяет включить их в национальное уголовное законодательство так, что они не будут выглядеть чужеродными.[405] Однако было бы ошибочным делать вывод, что отмеченное сходство переходит тем самым в их полное тождество, при котором преступления против мира и безопасности человечества представляют собой всего лишь разновидность общеуголовных преступлений. Международные преступления – преступления особого рода, ибо ответственность за их совершение предусматривается не внутригосударственным, а международным правом.
Анализ любого состава преступления начинается с исследования объекта преступления. Как отмечает А. В. Макаров, каждый из элементов состава преступления одинаково важен для возникновения уголовной ответственности, однако один из них является предтечей остальных – это объект преступления[196]. Сходную позицию разделяет В. Я. Таций, указывая, что общественные отношения, «выступающие объектом преступления, первичны не только по отношению к уголовному закону, но и по отношению к самому преступлению»[197].
Таким образом, общественная опасность деяния и общественная значимость дела о нем – понятия, не всегда совпадающие: первое – уголовно-правовое понятие, второе – уголовно-процессуальное. Отсюда следует вывод о том, что общественная значимость дела также является уголовно-процессуальным основанием дифференциации. Общественно-политическая значимость дел как основание дифференциации находит свое выражение в действующем уголовно-процессуальном законодательстве. По целому ряду составов преступлений, за совершение которых не предусмотрено значительного наказания, единственной формой досудебной подготовки материалов является, тем не менее, предварительное следствие. К их числу относятся некоторые государственные преступления: нарушение национального и расового равноправия (ст. 74 УК), уклонения от очередного призыва на действительную военную службу (ст. 80 УК), ряд хозяйственных преступлений.
По характеру и степени общественной опасности составы подразделяются на основные, составы с отягчающими обстоятельствами (квалифицированные) и составы со смягчающими обстоятельствами (привилегированные). В зависимости от значения последствий для квалификаций составы делят на материальные и формальные. В первом случае (убийство, кража, грабеж) ненаступление последствий связывается с неоконченностью преступлений, а формальный момент окончания совпадает с окончанием действия (бездействия). По своей конструкции составы преступления могут квалифицироваться на простые и сложные. Простые составы имеют один объект, одно действие, одно последствие, одну вину. Большинство преступлений в УК РФ имеют сложные составы.
2. Состав преступления представляет собой разработанный наукой уголовного права и зафиксированный в законе инструмент, который позволяет определить юридическую конструкцию общественно опасного деяния и сделать вывод о том, что это деяние является преступлением, описанным в норме Особенной части УК РФ.
Значение объекта определяется, прежде всего, тем, что он является одним из элементов состава преступления. Правильное определение объекта посягательства дает возможность определить юридическую природу конкретного преступления, разграничить сходные между собой преступления и правильно их квалифицировать. Кроме того, объект является одним из критериев отграничения преступлений от иных правонарушений.[187] Отметим также, что ранее в теории уголовного права было принято различать общий, родовой (специальный) и непосредственные объекты. Сейчас ученые приняли четырехступенчатую теорию классификации объекта преступления: общий, родовой (специальный), видовой и непосредственный объект преступления.[188]
1) Деяние – родовой признак преступления. Это признак содержательный, указывающий на принадлежность преступлений не к событиям, а к волевым формам поведения людей. В ч. 1 ст. 14 УК термин «деяние» употреблен в широком смысле слова, т. е. обозначает не только действие (бездействие), но и другие признаки объективной стороны преступления (последствие, способ и др.). Такая трактовка представляется верной, поскольку является адекватным отражением составов преступлений, многие из которых включают последствия, способ и другие элементы. В виду этого законодатель обоснованно не воспринял предложение об использовании в ч. 1 ст. 14 УК узкой формулировки родового признака – «деяние (действие или бездействие)» (Основы уголовного законодательства СССР и Республик 1991 г.,[573] проект УК 1994 г.[574]) либо «действие или бездействие» (Теоретическая модель УК[575]).
Объективную сторону данного состава преступления составляют активные действия взрослого лица, направленные на возбуждение у несовершеннолетнего желания совершить преступление. Вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность может осуществляться разными способами, предусмотренными ч. 1 ст. 150 УК РФ. Установление способа является важной частью раскрытия и расследования преступлений любой категории. Кроме того, способ совершения преступления – это один из важных составных элементов криминалистической характеристики любого вида преступления. Р. С. Белкин признает данные о способе совершения и сокрытия преступления центральной частью криминалистической характеристики, поскольку именно они выражают функциональную сторону преступной деятельности[5]. Того же мнения придерживается и Л. Л. Каневский, который указывает, что центральным элементом криминалистической характеристики преступления выступает способ совершения общественно-опасного деяния[6]. В этом смысле под способом понимается комплекс психофизических и профессиональных навыков, которые преступник с учетом объекта преступного посягательства, обстановки, времени и места использует для подготовки, совершения и сокрытия преступления.
При изучении кражи ее можно рассматривать в качестве базового состава в уголовном праве, ибо при ее анализе поднимаются практически все теоретические вопросы общего учения о составе преступления: о моменте окончания преступления, о соучастии в преступлении, о квалифицирующих признаках.
Завершая общий обзор системы и видов экономических преступлений, обратим вниманиенаеще один важный момент. В УКвразделе VIII «Преступления в сфере экономики» большинство деяний имеют указания на последствия материального характера В статьях главы 21 «Преступления против собственности» наступление материального ущерба является признаком девяти составов преступлений. В главе 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» в 14 статьях из 35 содержится указание на последствия материального характера. В главе 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» также последствия предусмотрены в трех статьях из четырех. В указанных уголовно-правовых нормах употребляются достаточно близкие по смыслу термины, характеризующие материальные последствия: «крупный ущерб», «крупный размер», «значительный ущерб», «существенный вред», «значительный размер», «имущественный ущерб» и «особо крупный размер». В некоторых составах преступлений законодатель использует термин «тяжкие последствия». Формальная неопределенность стоимостного критерия в диспозициях экономических преступлений не способствует единообразному и эффективному применению закона, так как оставляет слишком широкое поле для судейского усмотрения и, в определенной мере, противоречит принципу законности.
В теории уголовного права существует целый спектр мнений о содержании субъективной стороны формальных составов преступлений и возможности их совершения с неосторожной формой вины.[21] В большинстве случаев авторы монографий, учебников по Особенной части уголовного права и комментариев к УК РФ считают, что преступления с формальными составами могут совершаться исключительно с прямым умыслом, и предлагают руководствоваться следующей формулой определения вины: лицо сознавало, что совершает определенные действия, и желало их совершить.[22] Такие рекомендации являются неприемлемыми, более того, несоответствующими положениям уголовного закона, так как желание либо допущение в умышленной форме вины законодатель относит исключительно к последствиям, а не к самим действиям. Этот факт подчеркивали и другие ученые.[23] Поэтому высказывание о том, что все преступления с формальными составами совершаются с прямым умыслом, не соответствует действительности.
Одни авторы допускают возможность освобождения от уголовной ответственности только в том случае, если лицо, совершившее преступление, не представляло общественной опасности. Эта характеристика лица рассматривается в качестве неотъемлемого условия освобождения.[46] С данным утверждением трудно согласиться и потому, что утрата (или снижение) лицом общественной опасности после совершения им предусмотренного уголовным законом деяния является общим (теоретическим) основанием освобождения от уголовной ответственности, а не одним из его условий, и потому, что отсутствие общественной опасности лица в момент совершения им предусмотренного уголовным законом деяния свидетельствует об отсутствии собственно преступления, что состав преступления оказывается лишенным одного из своих элементов – субъективной стороны. Отмеченное допущение отчасти можно было бы считать оправданным, если бы речь шла об обстоятельствах, исключающих преступность деяния (см. гл. 8 УК РФ). Однако это – тема отдельного обсуждения.
Правильное понимание сущности уголовной ответственности как публичного государственного порицания имеет важное значение для правоприменительной деятельности. Во-первых, становится ясным смысл выделения понятия «уголовная ответственность» как самостоятельного уголовно-правового явления, позволяет несколько иначе подойти к решению вопроса об основании уголовной ответственности, с одной стороны, и основании назначения наказания – с другой. Представляется, что основания уголовной ответственности и наказания нельзя признать тождественными. Если достаточным основанием уголовной ответственности является факт совершения деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК, то для назначения и исполнения наказания требуется дополнительно установить отсутствие обстоятельств, исключающих применение наказания, указанных в соответствующих статьях УК. Во-вторых, можно предположить, что реализация программной задачи относительно постепенного перехода от наказания к мерам общественного воздействия отнюдь не требует сокращения сферы использования уголовной ответственности пропорционально сокращению объема применения уголовного наказания. Замена мер уголовного наказания мерами общественного воздействия может осуществляться в условиях сохранения и укрепления института уголовной ответственности.
Понятие квалификации преступлений. Согласно наиболее часто встречаемому в учебной и научной литературе подходу квалификация преступлений (уголовно-правовая квалификация деяний) представляет собой «установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой».[14] Данное определение позволяет сделать два утверждения.
Очевидно и то, что бесконечное «увеличение удельного веса, значимости сведений о личности правонарушителя», использование состава преступления только как «уравнивающего шаблона276 ответственности» ведет к деформации сначала действительно равного и справедливого основания назначения наказания, а потом и к подрыву единственного реального основания и к неадекватности масштаба уголовной ответственности – фактически совершенного виновным преступления. Отнюдь не все сведения о личности преступника имеют значение для наказания, а лишь те из них, которые существенны в аспекте более гуманного к нему отношения. Перечень же таких сведений ограничен, ибо он связан с обстоятельствами нерядовыми, нетипичными (старостью или несовершеннолетием, болезнью либо наличием иждивенцев и т. п.), требующими особой оценки судом посредством более мягкого наказания. Обычные же, типичные обстоятельства такой оценки не предполагают, поскольку в целом они уже учтены законодателем в соответствующих нормах Общей и Особенной частей УК, ибо именно на них и рассчитаны общие правила назначения наказания. Отсюда и «увеличение удельного веса» данных о личности преступника может происходить в основном лишь за счет этих типичных (хотя в жизни, может быть, и самых разнообразных), несущественных в аспекте принципа гуманизма обстоятельств. Учет несущественного либо уже учтенного законодателем как раз и подрывает единое основание уголовной ответственности, ведет к попранию принципа равенства граждан перед законом как безусловного основания для реализации принципа гуманизма в уголовном праве.
Представляется, что разрешение спора о том, являются ли доказательственные факты частью предмета доказывания или они – структурная часть предмета расследования, связано с обоснованием факта существования предмета доказывания как общего – для расследования по всем без исключения уголовным делам, так и частного – для расследования преступлений конкретного вида. Эта идея исходит из того, что в ст. 73 УПК РФ изложен перечень подлежащих доказыванию обстоятельств, которые являются исходными положениями, носящими общий характер для отдельных категорий уголовных дел и выражающими в этом смысле абстрактную, обобщенную уголовно-процессуальную формулу. Для раскрытия же содержания, например, такого обстоятельства, как характер события, необходимо указание на место, время, способ совершения преступления. Объект и предмет посягательства, указанные в ст. 73 УПК РФ, могут быть конкретизированы путем анализа признаков элементов конкретного состава преступления Особенной части УК РФ и тех понятий, которыми оперирует Общая часть уголовного закона. Например, если виновность обвиняемого как обстоятельство, подлежащее доказыванию по уголовном делу, объяснить через уголовно-правовые понятия, то в предмет доказывания нужно включить обстоятельства, определяющие лицо, совершившее преступление, и субъективную сторону преступного посягательства.
В упрощенном порядке предлагалось рассматривать дела при обязательном соблюдении двух условий: 1) преступление не должно быть тяжким; 2) дело не должно представлять сложности в производстве следственных и судебных действий. Некоторые авторы высказались против этого критерия, утверждая, что невозможно априори отнести дело к простому. Кроме того, данный критерий имеет субъективный характер и зависит от усмотрения должностных лиц[85]. Сторонники критерия отмечали, что, во-первых, в данном случае речь идет о свойствах объективно присущих некоей совокупности уголовных дел, во-вторых, этот критерий используется в совокупности с другими, в-третьих, он имеет и объективное выражение. Дело не представляет сложности в расследовании и рассмотрении в случае очевидности преступления (установление компетентными органами события преступления и виновного в ходе обнаружения факта противоправных действий; состав преступления является формальным и неквалифицированным), небольшой объем доказательственной деятельности, отсутствие необходимости в применении мер процессуального принуждения. Наряду с этими, предлагалось при решении вопроса о рассмотрении дела в упрощенном порядке принимать во внимание и другие условия: 1) особенности субъекта преступления; 2) возможный объем санкций, грозящих ему;3) воздействие приговора на осужденного;4) состояние потерпевшего;5) общественное значение дел данной категории; 6) значение, которое преступление имеет для отдельных лиц или организаций[86].
Высказывания за обращение при толковании признаков составов экономических преступлений только к федеральному законодательству стали своеобразной «дискриминацией» этих преступлений. Ведь не ставился же вопрос об отсутствии единого основания уголовной ответственности за незаконную охоту, хотя, как известно, правила охоты с учетом местных особенностей устанавливают субъекты РФ. Наконец, и сам Уголовный кодекс содержит «указатель» на региональное законодательство, подробно раскрывающее признак состава преступления. Так, для уяснения признака «лица, занимающего государственную должность субъекта РФ», п. 3 примечания к ч. 2 ст. 285 УК прямо адресует правоприменителей к региональным нормативным актам, хотя несовпадение в них при отнесении к этой категории тех или иных должностных лиц уже предполагается.
Разграничение объекта уголовно-правовой охраны и объекта преступления неизбежно привело бы к постановке вопроса – какое влияние тот и другой объект может оказать на размер уголовной ответственности. Если объект преступления является элементом состава преступления, т. е. основания уголовной ответственности, то объект уголовно-правовой охраны как уголовно-правовое явление, обладающее по сравнению с объектом преступления большим объемом, должно было бы считаться обстоятельством, находящимся за рамками состава преступления. Но, как уже давно известно, такое обстоятельство не может определять основание уголовной ответственности.
Для признания соисполнителем достаточно, чтобы лицо хотя бы частично выполнило действия, указанные в диспозиции конкретной нормы Особенной части УК РФ. Эти действия могут технически отличаться друг от друга и выполняться как одновременно, так и в разное время. Однако принципиально важно, чтобы они были однородны по своей сущности и путем взаимного дополнения образовывали объективную сторону конкретного состава преступления. Например, А. изъял со склада материальные ценности и скрыл их на территории предприятия. Через некоторое время Б., действуя по предварительной договоренности с А., вывез эти ценности в автомобиле за пределы предприятия. Несмотря на то, что в данном случае существует различие в характере действий, совершенных А. и Б., а также определенный разрыв во времени, они оба являются соисполнителями единого преступления – кражи, совершенной группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ)[42]. Приведем еще один показательный пример. Если в ходе насильственного грабежа один соучастник совершает изъятие чужого имущества у потерпевшего, а другой, согласно предварительной договоренности между ними, в это же время применяет к потерпевшему насилие, не опасное для жизни или здоровья, то они также признаются соисполнителями данного преступления (и. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ).
Как мы уже отмечали, в отрасли уголовного права в зависимости от предметного содержания рассматриваемых нами процессов о дифференциации, как правило, говорят применительно к ответственности или наказанию. Унификация может охватывать гораздо больший объемный пласт: уголовно-правовые категории и понятия, дефиниции, правила и принципы назначения наказания, обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, данные, смягчающие и отягчающие наказание, квалифицирующие (привилегирующие) признаки отдельных составов преступлений и т. д.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я