Колдун

  • Колдун (чародей, ведун, маг от ивр. מג , волшебник, первоначально заклинатель, заговариватель) — человек, практикующий колдовство для воздействия на людей или природу либо для получения знания или мудрости посредством сверхъестественных явлений. По некоторым представлениям, он обладает особыми сверхъестественными силами от рождения либо вследствие договора с нечистой силой.

    Женщину, занимающуюся колдовством, на Руси во многих местах звали «ведьмой». Согласно судебным документам XV—XVIII веков, во время так называемой «охоты на ведьм» колдунов, как и ведьм, преследовали и казнили, в том числе сжигали на кострах. Это происходило как в Западной Европе, так и в Русском государстве.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Колдовство́ (чародейство, ведовство, волхование, волшба, волшебство) — занятие магией как ремеслом, при котором колдун заявляет о контакте со сверхъестественными силами (демонами, духами предков, природы и другими).
Некрома́нтия (от греч. νεκρός, мёртвый и μαντεία, прорицание) — способ гадания, который предполагает общение с душами умерших, др.-греч. νεκρο-μαντεία означает вопрошение душ умерших о будущем. В основе данной практики лежит убеждение в том, что мёртвые обладают особым могуществом и могут покровительствовать живым.
Демонология (от др.-греч. δαίμων, то есть божество, дух, гений, и от др.-греч. λόγος, то есть слово, рассуждение, наука) — общее название разнородных мифов о демонах. Название используется по аналогии с современными научными направлениями. Основными направлениями в демонологии обычно являются изучение демонов, описание поведения демонов, описание обрядов по вызову демонов, борьбе с ними, подчинению и контролированию их сил и т. п. Демонология сопровождает многие религиозные и мистические традиции...
О рождественском сюжете см. статьи Три царя, Поклонение волхвовВолхвы́ (др.-рус. вълхвъ «кудесник, волшебник, гадатель») — древнерусские языческие жрецы, осуществлявшие богослужения и жертвоприношения, которым приписывались умения заклинать стихии и прорицать будущее.

Подробнее: Волхвы
Шамани́зм (корейское название — мусо́к) до недавнего времени являлся одним из нескольких основных религиозных течений, распространённых на Корейском полуострове. Шаманизм в Корее имеет давние корни. С течением времени на него оказывали влияние другие распространённые религии страны — буддизм и даосизм.

Упоминания в литературе

Наряду с мужчинами (кудесниками, волхвами, колдунами, знахарями) магией и предсказаниями активно занимались женщины. Хранительницами тайных знаний были ведьмы, передававшие свое искусство из поколения в поколение. Ведьмы врачевали, помогали при родах, гадали, принимали участие в магических обрядах и жертвоприношениях – в общем, делали почти то же, что и волхвы. Однако если умения кудесников-мужчин были востребованы главным образом в общественных магических ритуалах, ведьмы действовали в основном в домашних ситуациях. И в области гаданий для частных лиц именно женщины занимали ведущие позиции. Более того, некоторые исследователи полагают, что в древности почти в каждой славянской семье старшая женщина играла роль знахарки и ведьмы, охраняя дом от нечисти и зла, оберегая своих более молодых родственников от болезней и бед.
Колдуны часто беседовали со всеми этими злыми духами и были обязаны им большей частью своей силы. Но «жрецы от магии осуществляли эту связь полностью посредством священного безумия и волшебных слов» и изгоняли демонов «силой своих магических формул и с помощью духовных существ доброй сущности; многие из заклинаний предназначались для отпора злым демонам, для разрушения дьявольских заклятий и для вовлечения в эту помощь чистых духов» (Ленорман). «Финские заклинания по изгнанию демонов болезни были составлены точно в таком же духе и создавались в то же время, что и аккадские заговоры, предназначенные для тех же целей. Это были формулы, принадлежащие одной семье, и они часто демонстрируют замечательное сходство языков; египетские заклинания, наоборот, составленные людьми с иными взглядами на сверхъестественный мир, принимали совершенно иную форму» (Ленорман).
Магию можно охарактеризовать как некое явление, которое основывается на вере в способность воздействовать на человека или же какие-либо предметы при помощи заклинаний, ритуалов и просто психических усилий. Магия неразрывно связана с выделением энергии, которая исходит от разума. Например, для того чтобы разбить кирпич нужно несколько раз поднимать и опускать руку, таким образом, выделяя и тратя энергию. И этот кирпич разобьет именно эта энергия, а не ваша рука. Магия, как известно, делится на черную и белую в зависимости от того, на что она направлена: на благо или зло. К черной магии относятся все магические действия, которые направлены на совершение зла, а также нанесение вреда окружающим, в том числе и себе. Белая же магия напротив связана с обеспечением гармонией мира, общением с высшими существами и получением от них информации. Маги выделяют еще один вид магии – серую, которая служит для совершения добра и блага окружающим и себе. В связи с этим есть и деление на «хороших» и «плохих» магов, так называемых знахарей и колдунов соответственно в зависимости от того какой магией занимается маг. Но чаще всего на практике сложно определить разграничение между знахарями и колдунами, так как знахарь, в некоторых случаях неспособный помочь человеку, мог обращаться к силам черной магии. В народе существует мнение о том, что колдуны сильнее знахарей. Так в племенах, находящихся в Южной Америке и Африке, колдуны являются как лекарями, так и представителями черной силы.
Переходя теперь к злым духам внешнего мира, ведьмам и колдунам, мы необходимо должны заметить, что в этих повериях, кроме чисто мифических созданий испуганной фантазии простолюдина, смешиваются еще и искаженные исторические предания о волхвах и чернокнижниках, которых мы считаем, как заметили уже выше, за древних священников язычества в России. Имея, вероятно, некоторые сведения о физике, астрономии, медицине и в особенности некромантии, они легко приобрели между суеверным и необразованным народом славу знахарства и чародейства, которыми они старались воспользоваться для обращения новых христиан к богам язычества, с которыми связывалась и прежняя их власть над народом. Здесь было бы слишком долго и вне цели этой книги распространяться более насчет этого предположения, но, читая внимательно предания о новгородских, ростовских и пр. волхвах, сообщенные нам нашими церковными летописцами, мы найдем в них полное подтверждение этого мнения, отделяя при этом в рассказах самое предание от колорита, приданного ему христианскими летописцами, смешивающими из ненависти к недавно искорененному язычеству мифические понятия древних богов с понятием адской силы демона. По примеру жрецов западных славян можно допустить, что волхвы занимались пророчеством, истолкованием гаданий и небесных знаков, почему они и встречаются у южных славян исключительно под именем ведомцев9, которым соответствует и русское их прозвание Вещий, Вещун, Ведовед и все вообще происходящие от слов вещать, ведать, перешедшие у простого народа в синонимы колдунов, чародеев, знахарей и пр.
Деяния колдуна, воплощенные в словесную форму, иногда доходили до широкой публики. Обычно известными становились те заклинания, которые не считались особенно серьезными и вредными. Так, на границе дозволенного и недозволенного находилось волхование, связанное с любовными чарами. Привораживанием любовных пар и насыланием остуды на любящих занимались часто не только колдуны, но и знахари. Им активно помогали в том и сами заинтересованные лица. В любовных присушках и отсушках, используемых различными заклинателями, есть некоторые различия. Знахари белой, магии использовали те заговоры, которые по содержанию не противоречили их практике. Колдуны, естественно, обращались при этом к дьявольскому миру. Малоопытные заклинатели использовали то, что им удалось случайно узнать. Считалось, что воздействие колдуна и его текстов много сильнее, чем знахаря. Но к представителям черной магии часто опасались обращаться, боясь божественного возмездия для себя и вреда для того, кому адресовалось заклинание.

Связанные понятия (продолжение)

Ма́гия (лат. magia от др.-греч. μᾰγείᾱ) — символические действия (обряды) или бездействие, направленные на достижение определённой цели сверхъестественным путём.
Тёмные эльфы — родственные эльфам расы разумных существ в различных фэнтезийных мирах, в основном обладающие злым мировоззрением. Часто их отделение от остальных эльфов связывается со стремлением к тёмной магии, которая извратила их. Обычно у них тёмная или синяя кожа и седые или белые волосы.
Фея (авест. парика — ведьма, фарси پری Пе́ри, фр. fee, англ. fairy — также faery, faerie, fay, fae; «маленькие люди», «хорошие люди», «прекрасные люди» и т. д.) — в кельтском и германском фольклоре — мифологическое существо метафизической природы, обладающее необъяснимыми, сверхъестественными способностями, ведущее скрытый (как коллективный, так и обособленный) образ жизни и при этом имеющее свойство вмешиваться в повседневную жизнь человека — под видом добрых намерений, нередко причиняя вред. Образ...
Нечи́стая си́ла (также не́чисть, нежить, нечистики) — у славян собирательное имя потусторонней силы и существ: злых духов, чертей, бесов, оборотней и нежити — домового, полевого, водяного, лешего, русалки, кикиморы и пр. Общим для них всех является принадлежность к «нечистому», «отрицательному», «нездешнему», потустороннему миру и их злокозненность по отношению к людям.
Эскимо́сская мифоло́гия — мифология эскимосов, во многом схожая с верованиями других народов приполярных районов. Эскимосские традиционные религиозные практики кратко могут быть охарактеризованы как форма шаманизма, основанная на анимистских принципах.
Религия маори — языческая религия, которую исторически исповедовали и отчасти исповедуют сейчас маори Новой Зеландии. Характеризуется анимизмом и развитым культом предков. Интересна сложной системой мифологии, сходной в основном с главными мифами народов Океании (точнее — Полинезии).
Сихр (араб. سحر‎), в исламе — колдовство и магия, один из больших грехов. Обучение колдовству происходит через злых духов.
Ля́рва (лат. larvæ — привидение, изначально маска, личина, ср. с современным итал. larva — личинка или латинским же mascus — призрак) — в древнеримской мифологии душа (дух) умершего злого (по другим сведениям — молодого) человека, приносящая живым несчастья и смерть. Возможно, имеют отношение к ларам.
Маги (др.-перс. ???? maguš) — жрецы и члены жреческой касты в Древнем Иране, а также в ряде соседних с Ираном стран. Маги играли большую роль в политической жизни Древнего Ирана; на ранних этапах государственности в целом поддерживали царскую власть в борьбе против родовой знати; при Сасанидах маги были в основном оплотом консервативных норм общественной жизни. В эллинистический период и позднее слово «маги» стало обозначать волшебников и астрологов.
Суккýб, Суккýбус (от лат. succuba – любовница; subcub(āre) – «лежать под» от sub- – под, ниже + cubāre – лежать, покоиться) — в средневековых легендах — демон похоти и разврата, посещающий ночью молодых мужчин и вызывающий у них сладострастные сны. Как ни странно, но при описании суккубов средневековыми демонологами слово succuba использовалось крайне редко; для именования этого класса существ использовалось слово succubus, которое относится к мужскому роду, однако по факту существо не имеет конкретного...

Подробнее: Суккуб
О́боротень — мифологическое существо, способное временно менять свой облик магическим путём, превращаясь (оборачиваясь, перекидываясь) из человека в другое существо, растение или предмет, и наоборот. В европейском фольклоре наиболее характерным образом оборотня является человек-волк вервольф (ликантроп), в славянской мифологии известный как волколак.
Магия в Древнем Египте — неотъемлемая часть древнеегипетской религии и жречества. Магические и религиозные ритуалы в Древнем Египте были тесно связаны друг с другом и, зачастую, неотличимы. Многие магические ритуалы были связаны с забытыми религиозными обрядами, другие же рассматриваются как способы борьбы с плохими погодными условиями, третьи же являлись выдумками и плодами воображения. Многие оккультисты рассматривают Древний Египет как родину магии.
Привиде́ние или при́зрак — в традиционных представлениях душа или дух умершего человека, или мифического существа, проявляющиеся в видимой или другой форме в реальной жизни (от невидимого и неосязаемого присутствия до практически реалистичных наблюдений). Преднамеренные попытки связаться с духом умершего называются спиритическим сеансом или, в более узком смысле, некромантией.
Худу (англ. hoodoo, rootwork, root doctoring) — североафриканское колдовство и религиозный культ, основанные на суеверии и страхе перед смертью. Слово «худу» происходит от hu’du’ba, что на языке хауса означает «пробуждать негодование, вызывать возмездие».
Талисма́н (др.-греч. τέλεσμα «посвящение, чары») — магический предмет или животное, назначением которого, согласно суеверным представлениям, является принесение счастья и удачи его владельцу.
По́рча (от рус. портить) — суеверие, основанное на вере некоторых людей во вредоносное (болезнь, смерть, психическое расстройство, уродство, расстройство дел и добрых отношений, расторжение договоров) магическое влияние со стороны недоброжелателей посредством недоброго взгляда (сглаз) или с помощью магического ритуала (обряда, наговора) через пищу, вещи, воду, ветер, дерево. Суеверия и мифы о существовании порчи, а также о возможности уничтожения такого влияния (снятия порчи) в различной степени...
Белорусская мифология — комплекс легенд и верований белорусов. Сначала языческая, политеистичная, позже она значительно трансформировалась под влиянием христианства. По мере отхода в прошлое собственно языческих представлений, их место постепенно занимала Народная Библия — совокупность апокрифичных фольклорных рассказов, которые объясняли окружающие явления через интерпретацию сюжетов Святого Писания.
Суеверие (букв. — суетное, тщетное, то есть ложное верование) — предрассудок, представляющий собой веру или практику, основанную на восприятии сил, не обоснованных в религии и не объяснимых законами природы.
Каре́ло-фи́нская мифоло́гия — мифология карел и финнов, близкородственных финно-угорских народов.
Сглаз или дурной глаз — распространённое у многих народов суеверие о вредоносном влиянии взгляда некоторых людей («дурного глаза») или при некоторых обстоятельствах. От сглаза якобы болеют люди и животные, засыхают деревья, постигает неудача.
Хакасская демонология — демонологические представления хакасов, южносибирского тюркского народа.
Цикл книг американской писательницы Андрэ Нортон состоит из трех книг и одной незавершенной повести...

Подробнее: Хроники полукровок
Про́клятые дере́вья — деревья, наделяемые людьми отрицательной семантикой и символикой. Их также называют: «грешные», «недобрые», «нечистые», «злые», «дьявольские», «чёртовы». Представление о добрых и злых, о счастливых и несчастливых деревьях сформировалось у славян в дохристианские времена, с приходом христианства дополнилось и отчасти изменилось.
Христианская демонология — представления традиционного христианства о мире падших духов. Восходит своими корнями к христианской теологии и библейским упоминаниям демонов, выступая своего рода антитезой христианскому учению или заполняя пробелы в христианской теории добра и зла. Кроме того, христианская демонология была тесно связана с магической, практической демонологией (гоетией) средних веков, восходящей корнями к разного рода гримуарам и учениям оккультной каббалы.
Астаро́т (Астеро́т, Асторе́т) (ивр. ‏עשתרות‏‎ — стаи, толпы, собрания), согласно западной демонологии — один из самых высокопоставленных демонов в адской иерархии.
Полон (малайск. Polong) — в малайском фольклоре дух, порабощённый человеком (большую часть времени) для личных целей последнего. Это невидимый призрак, который может использоваться чернокнижником для нанесения кому-либо вреда, особенно тем, по отношению к кому у чернокнижника есть нечестивые мысли. Полон является одним из призраков, упоминаемых в «Повести Абдуллы», написанной Абдуллой бин Абдул Кадиром, ради развлечения сэра Томаса Стэмфорда Бингли Раффлза, его работодателя.
Эльфы (нем. elf — англ. elf) — волшебный народ в германо-скандинавском и кельтском фольклоре. Известны также под названиями альвы (álfr — сканд.), сиды или, если точнее, ши (sidhe — др. ирл.).
«Плетёный человек» (англ. Wicker Man) — сделанная из ивовых прутьев клетка в форме человека, которую, согласно «Запискам о галльской войне» Юлия Цезаря и «Географии» Страбона, друиды использовали для человеческих жертвоприношений, сжигая её вместе с запертыми там людьми, осуждёнными за преступления или предназначенными в жертву богам. В конце XX века обряд сжигания «плетёного человека» возродился в кельтском неоязычестве (в частности, учении викка), но уже без сопутствующего ему жертвоприношения...
Белет, Билет (англ. Beleth, Bilet, Bileth, Byleth) — в демонологии, один из царей ада, командующий восемьюдесятью пятью легионами демонов.
Адская гончая — мифическое сверхъестественное существо в виде собаки. Чаще всего адская гончая описывается как огромная чёрная иногда с коричневыми пятнами собака со светящимися красными или жёлтыми глазами, очень сильная и быстрая, имеющая призрачную или фантомную суть и неприятный запах, а иногда даже способность говорить. Им часто поручено охранять вход в мир мертвых или выполнение других обязанностей, связанных с загробным или сверхъестественным миром, такие, как охота на заблудившиеся души и...
Религия австралийских аборигенов — религиозная система современных потомков коренного населения Австралии, сохраняющаяся главным образом на севере континента, в Арнемленде и в центральных областях, где аккультурация первобытных племен была сравнительно минимальной. Несмотря на территориальную удаленность друг от друга, у племён сохранилось много общих черт. Религию австралийских аборигенов следует отличать от австралийской мифологии, которая представляет собой единый комплекс современных верований...
Меланезийская мифология — это комплекс мифологических представлений меланезийцев — жителей архипелагов и островов Меланезии, а также отдельных районов Новой Гвинеи. Характер и уровень развития мифологических представлений и мифологического фольклора у меланезийцев определяется такими факторами, как значительная этническая и языковая разобщённость и сохранение (до прихода европейцев) общинно-родового строя, пережившего в разных районах различные стадии развития. На верованиях также оставили свой отпечаток...
Гада́ния — ритуал, направленный на установление контакта с потусторонними силами с целью получения знаний о будущем. Разновидность магии. Включают оккультные методики, приёмы и обряды, существующие в культурах многих народов и якобы позволяющие узнать будущие или просто неизвестные факты.
Венгерская мифология — мифология венгров, включающая в себя мифы, легенды, сказки и другие формы религиозных представлений. Большая часть венгерской мифологии, как считается, была утрачена, лишь некоторые тексты могут быть классифицированы как мифологические. Тем не менее, значительное количество венгерских мифов было успешно восстановлено в последние 100 лет. Важнейшими источниками венгерской мифологии являются...
Вольт (Ку́кла ву́ду) — кукла, используемая в колдовстве вуду. Последователи учения вуду считают, что в результате специального обряда кукла получает особого вида связь с определённым человеком. Согласно этому представлению, после установления связи благодаря принципам симпатической магии у обладателя куклы появляется возможность воздействовать через неё на человека, которого она символизирует (обычно для нанесения вреда).
Летописи Белгариада (англ. The Belgariad) — серия книг Дэвида Эддингса в жанре эпического фэнтези. Состоит из пяти романов...
Одержимость — частичное или полное и всеобъемлющее подчинение разума человека чему-то, какой-либо мысли или желанию. В 1970-х годах Эрика Бургиньон провела масштабное межкультурное исследование 488 социальных обществ из разных уголков планеты, и в 360 (74 %) из них присутствовало верование в одержимость в той или иной форме.
Дух-хозя́ин (и аналогичные ему: господин, владыка; или дух локуса, дух места, дух-покровитель места, гений места) — общеупотребительный термин первобытных религий, а также и современного фольклора, перешедший в качестве синонима божества во все высшие религии.
Аиту — в полинезийской мифологии привидения или духи, часто злобные и недоброжелательные. Слово aitu присутствует во многих языках Восточной и Западной Полинезии.
Агарес (англ. Agares, иногда англ. Agreas) — второй демон в иерархиях Вейера и «Гоетии». Герцог Агарес, согласно гримуару, управляет 31 легионом демонов и владеет восточной частью Ада. Возможны транскрипции: Агреас, Агварес, Агарос.
Амуле́т (от араб. حَمَلَ‎— «носить») или о́бере́г — предмет, которому приписываются магические силы, который должен принести счастье (энергетическое, та́инственное действие) и уберечь от потерь (защитное действие).
Мифология кроу — совокупность религиозно-мифологических представлений племени кроу — индейцев, проживающих в районе Великих Равнин.
Животные в религиозных представлениях и мифах играют огромную роль, отображая представления различных народов о мироздании (космогонические мифы, космологические мифы), о своём происхождении (антропогонические мифы, тотемические мифы), они участвуют в качестве культурных героев, зачастую им приписывают сверхъестественные способности.

Упоминания в литературе (продолжение)

На самом деле фактически и практически все эти названия взаимосвязаны, они используются как синонимы. Итак, несмотря на то, что изначально колдуном[4] называли именно того, кто тянул жребий, это слово происходит от латинского sortarius, sors – означает жребий или шанс, наш авторитетный источник – Оксфордский словарь английского языка – сообщает: «Колдун – тот, кто практикует колдовство; чародей, маг». В то же время колдовству там дается такое определение: «Использование магии или волшебства; практика магических искусств; чародейство». Некромант – это греческое слово, которое означает человека, который может предсказывать будущее или открывать секреты посредством разговоров с мертвыми.
Африканские колдуны (ладжоки) делятся на три категории: Тал («кто танцует ночью»), Абиба («верный друг»), Иер («дурной глаз»). Издавна наиболее сильными считались мужчины, получившие магическую силу в наследство от отца. Но достаточно часто магией занимались и женщины. Злое колдовство было шести видов: кауро типо («поимка тени жертвы»), лаувала («порча»), аома джок («летающая сила»), аволау («отравление»), макобо ола («уничтожение»), логага («ядовитое прикосновение»). Если произошло какое-либо событие, которое не входило в перечисленный список сверхъестественных действий, то его объявляли злым роком или судьбой. В остальных случаях любое событие объясняли колдовством. Существовали многочисленные табу, описания воли предков и другие запреты, следуя которым удавалось избегать колдовства и опасностей. Если дело представлялось совсем не понятным, то отправлялись к жрецу-прорицателю, который отвечал на любые вопросы, толковал правила поведения, сообщал имена тайных врагов и другие полезные сведения.
Смена тела, оборотничество – самое распространенное явление древнерусских сказок. Легкость, с которой герои сказок меняют свое тело-форму, превращаясь из человека в животное, птицу, растение, предмет и т. д., проистекает из закона всеединства телесного мира. Оборотнями становились по своей и не по своей воле, достаточно было проклятия (особенно родительского), колдовских действий ведьм и колдунов, произнесения магического слова-клятвы и пр. Были известны особенно благоприятные для оборотничества сроки (Святки, ночь на Ивана Купалу и др.); способы, облегчавшие превращение (касание чудесной палочкой, кувырок через голову, питье заговоренной воды, купание, произнесение заклинания и др.), и места, где совершалось превращение (перекресток дорог, край леса, поля, кладбище и т. п.). Оборотничество лишено однозначно негативной оценки, оно свойственно не только ведьмам и колдунам, оно присуще «мудрым девам» из русских сказок, положительным героям, которые во время погони принимали тот или иной облик, пытаясь обмануть преследователей, и другим персонажам. Амбивалентность оборотничества – наиболее яркий показатель глубины проникновения в сознание людей языческой эпохи представлений о всеединстве мирового Тела.[137]
На смену алхимикам в Новое время пришли разные чародеи и шарлатаны, подобные известному графу Калиостро, но зачастую и они обладали полученными в наследство талисманами, благодаря которым могли во много раз усиливать свои магические возможности. Но не о них пойдет далее разговор в этой главе. Важно для нас другое; а именно то, что прикладная магия берет свое начало еще в древнейшие времена, отстоящие от нас на тысячелетия, и происходит корнями от мудрости древних шаманов, колдунов и пророков.
В древней Европе не было богов. Великая богиня считалась бессмертной, неизменной и всемогущей. Мужчины боялись своего матриарха, поклонялись и подчинялись ей; очаг, за которым она следила в пещере или хижине, являлся самым древним социальным центром, а материнство считалось главным таинством. По мере того как соитие становилось общепризнанной причиной деторождения, царица племени (земное воплощение Великой богини) выбирала себе на год возлюбленного из числа юношей, состоявших в ее свите, и, когда истекал срок, он приносился в жертву. По нашему мнению, обряд жертвоприношения юноши Великой богине служил исходным основанием для сюжета посещения сказочным героем избушки Бабы-Яги. В течение года (или более короткого срока) юноша должен был выступать в роли супруга-соправителя царицы, и потому встречается он неизменно по-доброму: его и накормят, и напоят, и необходимую помощь окажут. Другое дело, что герой всегда счастливым образом избегает гибели, но такой поворот событий легко объясняется тем фактом, что со временем Ягу превратили в злого демона. «С появлением земледелия и земледельческой религии вся «лесная» религия превращается в сплошную нечисть, великий маг – в злого колдуна, мать и хозяйка зверей – в ведьму, затаскивающую детей на вовсе не символическое пожрание. Тот уклад, который уничтожил обряд, уничтожил и его создателей и носителей: ведьма, сжигающая детей, сама сжигается сказочником, носителем сказочной традиции» (Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки).
В древней Европе не было богов. Великая богиня считалась бессмертной, неизменной и всемогущей. Мужчины боялись своего матриарха, поклонялись и подчинялись ей; очаг, за которым она следила в пещере или хижине, являлся самым древним социальным центром, а материнство считалось главным таинством. По мере того, как соитие становилось общепризнанной причиной деторождения, царица племени (земное воплощение Великой богини) выбирала себе на год возлюбленного из числа юношей, состоявших в ее свите, и когда истекал срок, он приносился в жертву. По нашему мнению, обряд жертвоприношения юноши Великой богине служил исходным основанием для сюжета посещения сказочным героем избушки Бабы Яги. В течение года (или более короткого срока) юноша должен был выступать в роли супруга-соправителя царицы, и потому встречается он неизменно по-доброму: его и накормят, и напоят, и необходимую помощь окажут. Другое дело, что герой всегда счастливым образом избегает гибели, но такой поворот событий легко объясняется тем фактом, что со временем Ягу превратили в злого демона. «С появлением земледелия и земледельческой религии вся «лесная» религия превращается в сплошную нечисть, великий маг – в злого колдуна, мать и хозяйка зверей – в ведьму, затаскивающую детей на вовсе не символическое пожрание. Тот уклад, который уничтожил обряд, уничтожил и его создателей и носителей: ведьма, сжигающая детей, сама сжигается сказочником, носителем сказочной традиции» (В.Я. Пропп. Указ. соч.).
Пища – не единственный «материал», на который наговаривается порча. При помощи заговоров колдуны воздействуют и на различные предметы бытового или профессионального назначения. Причем это могут быть предметы, как неотъемлемо принадлежащие предполагаемой жертве порчи, так и преподносимые человеку в подарок или подброшенные в его жилище так, что он об этом не знает. По древним поверьям, предметы обладают энергетической памятью, в связи с этим колдуны, используя их для заговоров и магических воздействий, вселяют в данные вещи так называемого «беса», который и является причиной порчи. Этот бес, постоянно забавляясь над своей жертвой, постепенно проникает в его кровь, а через кровь – в душу и выпивает все силы, здоровье. Например, самая страшная порча, порча на смерть, наводится на человека при помощи беса смерти – Новея. Вывести этого беса из организма практически невозможно, вот почему смертельная порча очень опасна и приводит к желанному злодеями эффекту.
Обереги как вид талисманов были широко распространены по всему миру. Однако постепенно древняя культура вытеснялась новыми традициями; магия и практическое волшебство теряли свой авторитет и уходили в область преданий и мифов. Носителей тайных знаний объявляли колдунами, продавшими душу дьяволу, и здесь скрытность магов и волшебников сыграла с ними злую шутку – если раньше их боялись и уважали, то теперь живущего в лесах или пещере отшельника стали бояться и ненавидеть. Люди, прежде видевшие в колдуне непререкаемый авторитет, стали приписывать ему массу невероятных и жутких качеств. Со временем вместе с волхвами и друидами исчезали и сами эти знания и обряды, оставаясь в быту только в виде осколков ритуала, прежнего смысла которых никто уже не понимал (таков обычай плевать трижды через левое плечо или класть в башмак монетку “на счастье”).
3. Заговоры суть обломки древних языческих молитв и заклинаний и потому представляют один из наиболее важных и интересных материалов для исследователя доисторической старины. В них встречаем мы много странного, загадочного, необъяснимого с первого взгляда, что близорукие любители народности привыкли принимать за бесполезный хлам, но что при более серьезной критике оказывается отголосками поэтических воззрений глубочайшей древности. Они непригодны для забавы и, как памятники вещего, чародейного слова, вмещают в себе страшную силу, которую не следует пытать без крайней нужды, иначе наживешь беду. Заговоры поэтому вышли из общего употребления и составили предмет тайного ведения знахарей, колдунов, лекарок и ворожеек; к ним и обращается народ в тех случаях, когда необходимо прибегнуть к помощи старинных заклятий. Могучая сила заговоров заключается именно в известных эпических выражениях, в издревле узаконенных формулах; как скоро позабыты или изменены формулы – заклятие недействительно.
Путь, которым маг (колдун, шаман или жрец) приходит к инициации, может быть разным в разных культурах. В культуре сонгаи сорко, колдун, использующий заклинания, узнает их от колдуна-учителя, который также кормит его кусу во время ритуальной трапезы. Сорко-ученик сидит у ног своего учителя и запоминает песни, а также способы ритуального использования порошков и подготовительные процедуры. Во многих культурах шаманы получают песни силы и заклинания от духов. Духи приходят только после инициации, нередко сопровождающейся долгой и загадочной болезнью, от которой шаманы исцеляются, принимая свою новую роль. Инициации в магических системах, во многом построенных на заклинаниях, предполагают овладение заклинаниями, повторное их обретение, запоминание или создание. Кельтские барды должны были запомнить невероятное количество стихов, чтобы их инициация могла считаться завершенной. Греческому магу-гностику необходимо было искать секретные «имена Бога», чтобы использовать их в своих заклинаниях.
Для наших далеких предков философы и мудрецы – это одно и то же, и не мог человек считаться мудрецом, если не обладал древними ведическими знаниями. Эти знания сохранялись, все более оскудевая, как пересыхающий родник, на протяжении многих веков. На тесную связь слова «ведать» с ведической эпохой и магической практикой обратил внимание упомянутый А.Н. Афанасьев, который писал: «Если станем рассматривать слова, образовавшиеся у славян от корня вед (вет, вит, вещ), то увидим, что они заключают в себе понятия предвидедения, прорицаний, сверхъестественного знания, волшебства, врачевания и суда – понятия, тесная связь которых объясняется из древнейших представлений арийского племени. Вече (вечать вместо вещать) – народное собрание, суд; вещба употреблялось не только в смысле чарования и поэзии, но имело еще юридический смысл… Старонемецкий язык называет судей и поэтов одними именами творцов, изобретателей, что напоминает наше выражение: творить суд и правду… Ведун и ведьма имеют еще другую форму: вещун и вещунья (вещица) – колдун и колдунья – и, таким образом, являются однозначными со словами пророк и прорицатель (от реку); пред-вещать – предсказывать, вития (ведий), вещий – мудрый, проницательный, хитрый, знающий чары» (3, с. 126–127).
Нельзя не отметить, что в интерпретации сказок, предпринятой Филиппом Штауффом, отчетливо прослеживались антисемитские вкрапления. Он говорил, что немецких сказках сообщалось не только о «белой магии», которой придерживались германские пророчицы-ведьмы, но и о «черной магии», которая являлась уделом злых магов и колдунов. Именно они являлись настоящими отрицательными героями сказок, предпринимавшими неоднократные попытки завладеть душами главным героев. Штауфф предполагал, что за «фигурой злого колдуна скрывался еврей, который смог овладеть магией, но использовал ее как средство для личного обогащения», на «протяжении многих веков совершая обман». По мнению германского ариософа, сказки давали подсказку, как можно было избавиться от «еврейского колдуна». «Преодолеть злое колдовство можно было только при помощи священного ведовства».
Но современные наследники этих фальсификаторов из духовенства, которые обвиняют магию, спиритуализм и даже магнетизм в том, что их производит демон, – забыли, или может быть, никогда не читали классиков. Никто из наших фанатиков веры не взирал с большим презрением на злоупотребления магией, чем истинный посвященный древности. Никакой современный или даже средневековый закон не мог быть более суровым, чем закон иерофанта. Правда, он был более разборчивым, милосердным и справедливым, нежели христианское духовенство; ибо изгоняя «несознательного» колдуна, человека, осаждаемого демоном, из священных пределов святилища, жрецы, вместо безжалостного сжигания его, заботились о несчастном одержимом. Имея по соседству от храма лечебницы, специально с этой целью построенные, жрецы помещали «медиума» древности, если он был одержим, туда и восстанавливали его здоровье. Но с человеком, который путем сознательного колдовства приобрел силы, делающие его опасным для остальных людей, жрецы древности были суровы, как сама справедливость.
Одной из главных магических принадлежностей, необходимых черному магу, является так называемая «мертвая рука». Она, по преданиям, обладает очень сильным магическим воздействием. Но изготовить ее довольно сложно, особенно в наше время. У мертвеца (раньше это был повешенный) колдун должен был отрезать кисть руки. В средние века, когда наблюдался особенный расцвет магии и колдовства, смертная казнь через повешение была повседневным явлением, и достать такую кисть любому, а тем более колдуну, проблем не составляло.
Шаман в традиционном обществе – еще более важная фигура, чем вождь. Вождь обладал властью в мире реальном, зато шаману подчинялись силы магические, в том числе магическая сила тотемного животного. И если для современных индейцев Северной Америки, уже давно интегрированных в постиндустриальное общество, кланы и тотемы представляют интерес в основном этнографический и служат средством самоидентификации, то в некоторых традиционных обществах до сих пор существуют тайные сообщества, связанные с образом того или иного животного, которые реально влияют на жизнь племени, а также на жизнь – и смерть – отдельного индивида. Речь в первую очередь идет об Африке и Латинской Америке. Впрочем, здесь не место повторять страшные рассказы о колдунах вуду. Конечно, многие так называемые цивилизованные люди верят в магию, но в конце концов оказывается, что все чудеса можно объяснить, и не прибегая к мистике (или им пока еще не нашли рационального объяснения).
Непременным атрибутом любого мага или колдуна, имевшего дело не с белой магией, а с ее черной ипостасью, был так называемый гримуар, что в переводе со старофранцузского означает «грамматика». Гримуар содержал описание всех ритуалов (в том числе и ритуала вызывания дьявола), магические формулы и заклинания, а переплетен он был не в кожу девственниц, как об этом пишется в многочисленных фантастических произведениях, а в обычную овечью. Намеренно запутанные и противоречивые, зачастую написанные на каком-нибудь древнем языке, что помогало поддерживать легенду об их дьявольском происхождении, гримуары являлись предметом вожделения многих начинающих магов, поскольку число их было весьма ограничено и доступно лишь небольшому кругу посвященных.
Маг – это человек, который знает, что он вправе изменять реальность, и меняет ее. Зачастую магом считают человека, практикующего в западной традиции (если мужчина практикует деревенскую магию, его называют колдуном, слово «маг» в России исторически не использовалось). Маг – это человек, обладающий настолько сильной волей, что может искривить пространство и время таким образом, чтобы достичь своих целей. Маг может работать с любой традицией, но характерным является создание ритуального пространства, использование предметов силы, приветствие божеств или Духов, принесение подношений, волеизъявление и закрытие пространства. По большому счету и магия вуду и церемониальная западная магия работают по этому принципу.
Если заглянуть в энциклопедический словарь, то можно найти следующее определение магии: магия – это особые ритуальные обряды, связанные с верой в сверхъестественные способности человека, т. е. мага или колдуна, оказывать воздействие на окружающих людей и явления природы. Само слово «магия» произошло от древнегреческого и означает «колдовство», «волшебство».
Особенно любопытной представляется цикличность в проявлении экстрасенсорных и паранормальных способностей. В дотехногенную эпоху экстрасенсы и «паранормалы», или, как их тогда называли, ведьмы и колдуны, встречались чуть не на каждом шагу. В каждой завалящей деревушке была собственная ведьма или колдун. Любая бабка могла вылить ребенку переполох, вернуть в семью загулявшего мужа, помочь брошенной жене избавиться от соперницы, снять венец безбрачия и даже заглянуть в будущее. В те времена при неурожаях сетовали в основном не на погоду, а на влияние ведьм – перевяжет ведьма на поле несколько колосков (сделает залом), и все, урожая не будет. И даже когда всевидящее око инквизиции взялось за искоренение ведьмовства («Ворожеи не оставляй в живых», Исх., 22:18, «Не должен находиться у тебя прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это», Втор., 18:10–13), количество людей, обладающих экстрасенсорными способностями, не уменьшалось.
На Гаити издавна практикуют известный культ Вуду (Voodoo). В древности одним из обрядов этого культа было зомбирование. Но, в отличие от описанного выше ритуала жертвоприношения, гаитянское зомбирование было предназначено только для демонстративного «спасения» умершего соплеменника. Сначала из ткани дохлой протухшей рыбы колдун готовил специальный наркотический порошок. Затем ночью совершал тайный «ритуал разбрасывания», рассыпая порошок на дороге. Утром кто-нибудь из соплеменников шел по «заколдованной дороге» и случайно наступал на зараженную землю. Через некоторое время он заболевал и впадал в кому. Дыхание останавливалось, родственники считали, что человек умер. Они обращались к колдуну с просьбой о спасении. Тот давал противоядие, и Зомби оживал. Этот трюк укреплял веру соплеменников в могущество духов и лично колдуна.
Те преследования, которые христианские церковь и государство всюду и всегда применяли и применяют к народной старине – к ее верованьям, обычаям, обрядам и поэзии, – коснулись и заклинаний и их носителей. С первых веков христианства соборные постановления осуждали сношения с чародеями и магами. Бесконечные процессы ведьм перешли далеко за черту средних веков. На Западе сложились целые демонологические системы, что вызвало инквизиционные преследования колдунов. Там считались с чортом, а у славян скорее с природой; славяне смотрели на чародеев как на людей исключительно вещих, и потому, например, в Польше имя чорта почти не встречается в судных делах. Здесь, несмотря на существование инквизиции (с XIV столетия), колдовство преследуется гораздо слабее. На Руси знахарство испытывает гонение скорее со стороны церкви и государства, а не со стороны народа. Известный факт народного преследованья ведьм, за которых заступился гуманный митрополит Серапион, совершенно пропадает среди бесчисленных постановлений соборов и строгих законов Петра относительно чародейства.
По существу, магия является попыткой повлиять на духов и заставить их послушаться путем совершения механических действий с некими «полезными» предметами. Отчасти это напоминает обращение человека с материальным миром при изготовлении керамики или обрабатывании земли. Наилучшего результата люди ожидаемо достигали, обращаясь к «эксперту», который знал магические правила. Если у колдуна были подходящие предметы и умения, то желаемый результат просто был обязан получиться. Если же желаемый результат не наступил, то обычно считалось, что способ колдуна чем-то не подошел. В некоторых отношениях магическое мышление настолько похоже на науку, что магию часто называли первоисточником научного изучения материального мира. Однако нужно постоянно помнить, что колдун воздействует на истинно таинственные силы и обычно не стремится установить логическую причинно-следственную связь. Магические действия часто зависят от принципа «общности». Если кто-то создает образ недруга, оживляя его при помощи заклинаний, а затем протыкает его булавками, то враг, будь то человек или животное, должен испытывать такую же боль. Это называется фетишизмом. Однако магия не всегда является черной или злой, ее принципы можно было использовать для лечения, предсказания судьбы, защиты урожая и так далее.
Во-вторых, мы можем различать 4 вида проступков: 1) служащих кому-либо на пользу, 2) вредящих, 3) колдовских и 4) естественных. Первый вид проступков – это такие, которые совершаются с помощью добрых ангелов. Второй вид производится с помощью злых ангелов. Моисей поразил египтян десятью казнями, опираясь на силу добрых ангелов, а египетские маги соперничали с ним с помощью злых духов в девяти казнях. Трехдневная чума из-за греха Давида по случаю переписи народа и гибель 72 000 убитых ночью войсками Санхериба были делом рук ангелов господних, почитающих создателя и знающих его. Напасти же на иудейский народ в пустыне были делом рук злых духов. Колдовскими проступками называются такие, которые совершаются дьяволом через посредство ведьм и колдунов. Естественные же проступки зависят от влияний светил небесных, и именно от менее значительных из них. Это влияние выражается в смертности, неурожайности полей, градобитии и тому подобное.
Друид – термин, заимствованный у кельтских собратьев еще много веков назад. Колдун, чаще всего Земляной, имеющий особую связь с миром растений и животных. Может понимать язык зверей и птиц, слышать растения, перенимать от них знания. Нередко является перевертышем. Этот термин не является официальным, он попал в наш язык случайно. Вы частенько можете услышать, как чей-нибудь дедушка продолжает по старинке называть подобных колдунов «волхвами».
Нельзя не упомянуть о вуду – религии афро-карибских стран. Во время ритуалов, посвященных божествам лоа, люди становятся одержимы этими духами. Посредством обрядового танца, связанного с богом-змеей, группа людей входит в транс, во время которого душа временно покидает человека. Контроль над танцующими осуществляет лоа, причем участник танца перестает осознавать себя как личность, а становится лишь частью божества, выполняя его волю и желания. Черные маги вуду обладают способностью зомбировать людей, то есть превращать их в рабов, не имеющих собственной воли. Хотя тайна зомбирования до сих пор не раскрыта, исследователи предполагают, что, наряду с использованием специальных препаратов, колдуны вуду используют гипноз. Во всяком случае многие ритуалы основаны на силе внушения.
Впервые зомбирование было описано Вильямом Сибруком в его «Магическом острове» (1929 г.), романе, где он написал об этих «бездушных человеческих трупах, которые всё ещё мертвы, но были выкопаны из могилы и использованы в колдовстве как механическое напоминание о жизни; это мертвое тело заставляют ходить и двигаться так, как будто оно живое». По признаниям колдунов, считается, что это самый сложный и самый опасный вид колдовства, таким может заниматься только самый грязный колдун, который глубоко погряз в адских преступлениях. Впрочем, это колдовство неизбежно действует в течение очень короткого времени.
Иногда посвященные в древние знания люди выбирают себе учеников. Такая практика существует, например, у африканских и американских шаманов, колдунов Океании и Полинезии. Как уже говорилось выше, профессия знахаря или шамана нелегка. В процессе обучения ему предстоят суровые, а порой и жестокие испытания.
Очень часто люди по своей недалекости продолжают путать знахарей и ворожей с колдунами и колдуньями. Это делается по вековечной привычке во всем необычном подозревать сверхъестественное и по простодушной вере, что во всем, не поддающемся нашему разумению, несомненно, должно быть участие и работа таинственных сил, злобных или нет – это с какой стороны посмотреть. Правда, знахари, как и колдуны, нашептывают свои заговоры тайно, вполголоса, но зато открыто и смело действуют во благо людей, а не во вред, как многие колдуны.
Их вредительство чаще всего проявляется через людей, которых они наделяют особыми способностями, направленными ко злу, и которых обычно называют колдунами, кудесниками, чародеями, волхвами, прорицателями, заклинателями и т. п. Непосредственно или через колдунов дьявол всегда и везде старается причинить людям физические страдания, насылает засуху, неурожай, голод, чуму, мор, проказу и иные бедствия – правда, по попущению Божьему. И нравственное зло имеет своим источником дьявола и его помощников: они насаждают язычество и заставляют язычников смотреть на них как на божество. От них исходят толкование примет и знамений, умение угадывать, равно как и разные магические фокусы, чародейство, колдовство и астрология. Они враги христианской веры, толкают людей на ереси и язычество; по их наущению происходят самые жестокие гонения на христиан и на их веру. По учению св. Киприана, бывшего в III веке главою церквей проконсульской Африки, дьявол является создателем всякого церковного раскола и ереси.
Индейцы вырабатывали и свои собственные способы противостояния окружающему миру. Известно, что практика целительства у индейцев всегда была на исключительно высоком уровне. Шли времена, менялись политические системы, а индейцы продолжали надеяться только на свои древние знания. Хроники времен конкисты, такие как «Травы и волшебства Юкатана», «Чилам-Балам», «Медицина майя», «Книга целителей», сохранили удивительные способы применения индейцами лекарственных трав и растений. Целители майя считали, что причины заболевания могут быть как естественными, так и «сверхъестественными». От первых избавлялись с помощью трав и обычных приемов, а от вторых – «колдовством». Впрочем, хронист францисканец Диего де Ланда считал, что «жрецы, лекари и колдуны – это одно и то же». А лечат они все «травами и суевериями». Одна из хроник рассказывает, как индейского лекаря испанцы стали судить «за колдовство». Тогда он предложил судьям понюхать некую траву – и тут же у всех носом пошла кровь, остановить которую было невозможно. И только получив заверения в отсутствии колдовства в своих действиях, индеец дал понюхать членам суда другую траву – и кровотечение прекратилось.
Посмотрите, сколько у народов мира сказок, легенд, преданий о нечистой силе, ведьмах и колдунах. Я поставил себе задачу выяснить, где в них правда, а где – вымысел. И как археологи нашли древнегреческую Трою по легендам и сказаниям, так и я стал отталкиваться от преданий народа. Изучил быт, обычаи, традиции, обряды, народную медицину, философию, мировоззрение людей и, наконец, религию. И пришел к выводу, что нечистая сила, ведьмы и колдуны – не вымысел, а реальность. Но вокруг этого вопроса столько домыслов, что очень тяжело было в этом разобраться. При поверхностном, предубежденном подходе к этому вопросу, нечистая сила – это выдумки. А если глубоко изучать, вникать и особенно заниматься практикой, то все становится на свои места. Есть Бог, есть дьявол, есть ведьмы и колдуны.
В далекие допотопные времена, когда наш полудикий предок-кроманьонец отвоевывал себе жизненное пространство у неандертальца, когда мамонты привольно паслись в сибирских джунглях, а Луна, возможно, еще не вставала над горизонтом (некоторые источники указывают, что с появлением у Земли спутника связано явление всемирного потопа), именно племенной шаман, знахарь, ведун был конечной инстанцией, к которой прибегали люди перед силой Неведомого. Шаманы прилежно учили людей, лечили их и вызывали дожди. Им же приходилось истолковывать знамения и явления природы. Мы не исключаем того, что длительное, из поколения в поколение, из века в век, занятие магией и экстрасенсорикой могли бы вызвать у потомков первобытных колдунов некие паранормальные способности.
В ночь на Иванов день[26], по народным верованиям, расцветает папоротник, его цвет обладает сверхъестественными свойствами: делает человека невидимым, отпирает любые замки, приносит счастье – «Цвет увидишь – всё будешь знать» (ПМ: Коч., Кукушка, 4). В рассказах о добыче цветка всегда фигурирует нечистая сила, охраняющая его. «Хранителями» цветка называются бесы, каляны, нечистый дух, чёртики, леший. Можно сказать, что цветок охраняем не конкретным мифологическим персонажем, а потусторонней силой вообще. Только в примере с лешим, возможно, подразумевается именно лесная сила, так как папоротник растет в лесу. Учитывая опасность и сложность добычи цветка, коми-пермяки считают, что найти его могут только счастливые люди или тöдiсь – ‘знающие’: «Люди, которые знают, колдуны, они найдут это, когда цветёт. А не-колдуны – нет» (ПМ: Гайн., Мысы).
Инквизиторы отслеживали колдунов и ведьм, как они говорили, т. е. людей, наделенных даром предвидения, предсказания, и тех, кто мог излечивать людей с помощью трав. Гонениям инквизиции подверглось огромное количество народа, вплоть до женщин и детей. Ребенок, сосредоточенно рисовавший что-нибудь на песке, мог быть причислен к колдовской братии и даже сожжен на костре. Колдунов боялись. Впрочем, умные люди всегда вызывали чувство страха у населения.
K слепым мудрецам Мбх относится уже упомянутый праведник Диргхатамас. Интересно, что в некоторых случаях слепота мудреца очевидно связана с небесной карой[2]: боги, несмотря на разнообразие предлогов для жестокой кары, кажется, просто ревниво относятся к смертным, обладающим сверхъестественными способностями, т. к. те подрывают монополию богов на связь мира людей и мира потустороннего. Ведь источником мудрости смертного (слепого или зрячего) является доступность для него «потусторонних» ресурсов: в архаическом эпосе такой мудрец непременно предстаёт колдуном или шаманом (Вяйнемёйнен «Калевалы»). В классическом эпосе, как показал М. Элиаде на материале греческих сказаний, источник знаний мудреца и вдохновения аэда один и тот же – потусторонний мир: «Богиня Мнемосина, персонифицированная Память… мать всех муз. Она обладает всеведением… Когда поэтом овладевают музы» (т. е. вдохновение – А. И.), «он пьёт из источника знания Мнемосины…» (М. Элиаде «Аспекты мифа», 2000, с. 116). Действительно, о Демодоке Гомер сообщает, что «дар песней приял от богов он» (Од VIII, 44). А вот что по этому же поводу Телемак говорит Пенелопе:
Это не значит, что колдуны чем-то лучше жертв; мало того, наше деление весьма условно, в быту мало кто может отделить одну категорию от другой: чем, например, колдун, не подозревающий о своем даре, отличается от человека без магических способностей, но осторожного и благоразумного? Практически ничем.
Изначально «гламур» – это чары, магия, колдовство. Именно в таком значении использует слово «glamour» шотландский поэт середины XVIII века Аллан Рамзай. В составленном им глоссарии к собственному произведению «Благородный пастух» (The Gentle Shepherd) он так объясняет употребление этого слова: «When devils, wizards, or jugglers, deceive the sight, they are said to cast glamour over the eyes of the spectator» (Ramsay 1808: 761), что можно перевести следующим образом: «Когда демоны, колдуны и фокусники обманывают зрение, про них говорят, что они набрасывают пелену на глаза зрителя». Glamour в этом контексте выступает именно как пелена, затуманивание, одурманивание, магические чары.
Одновремен но необходимо отметить, что волхвы, колдуны, маги, сознатель но входя в общение с нечистой силой, снимали с себя эту спаси тельную завесу и непосредственно видели демонов. К такому же видению нечистых духов приводит занятие йогой и другими вос точными религиями, имеющими демоническую направленность.
Ответ. Нет недостатка в людях, извиняющих ведьм и обвиняющих только демонов или объясняющих их деяния естественными превращениями. Ошибочность этой точки зрения будет в нижеследующем доказана. Прежде всего коснемся ведьм. Исидор Севильский («Этимология», VIII) говорит, что название ведьм происходит от их тяжких преступлений. Они производят смешение элементов с помощью демонов и этим вызывают град и бурю. Они же приводят в замешательство дух человеческий, т. е. наводят на людей сумасшествие, ненависть и туманящую разум любовь. Они же, даже без помощи яда, но силой своего заклинания, уничтожают душу. Об этом трактуют: 26, вопр. 5, глава necmirum, а также Августин в своем «О граде божьем». Там говорится, что маги, называемые в просторечии колдунами, смущают элементы, вызывают сумасшествие у маловерующих и силой заклинаний уничтожают людей. Поэтому Лукан говорит:
Маги, колдуны, пророки и астрологи ушедших времен находили в драгоценных камнях много того, о чем мы теперь уже почти забыли. У них каждый драгоценный камень обладал притягательной силой, свойственной только ему, некой близостью к различным добродетелям и зодиакальным соответствием времени года. Более того, эти древние мудрецы свято верили во влияние драгоценных камней на ребенка, верили, что его можно защитить от воздействия злых сил с помощью правильно выбранного талисмана, соответствующего дате рождения и знаку зодиака. Этнографы часто ломают голову, не произошел ли обычай носить драгоценные камни от их применения в качестве талисмана, а не просто украшения.
В наше время большое распространение получили колдуны, ворожеи, прочие шарлатаны. Потребность защититься от них ныне обретает особую остроту. Священномученик Киприан, до обращения ко Христу бывший чародеем, поможет молитвами от бесовских чар. Можно просить о помощи и мученицу Иустинию, при жизни своей молитвами спасшуюся от злокозненного волшебства.
Первобытная народная медицина состояла в произнесении молитв и заклятий, в призыве богов-исцелителей, в изгнании демонов и в совершении различных символических и жертвенных обрядов; она была делом исключительно религиозным. Древнейшие имена лекаря означают жертвоприносителя, заклинателя, колдуна; искусство врачебное ограничивалось знанием клятвенных формул или заговоров. За это свидетельствуют Atharva-Веда, Гомер, Пиндар и другие античные писатели; за это же говорят и многочисленные предания и обломки стародавних заклятий, доныне сохраняемые в памяти индоевропейских народов. В высшей степени важным и драгоценным представляется нам заговор против лихорадок, занесенный во многие из наших старинных рукописей и до настоящего времени еще не забытый русскими знахарями:
Наши предки почитали Мать-Природу, поклонялись ей, подносили подарки, всячески прославляли в своих песнях и сказаниях и бережно использовали ее щедрые дары. Но лишь некоторым была открыта тайна и способность влиять на свою судьбу с помощью этих даров. Поколения травников и знахарей держали в секрете рецепты приготовления целебных настоев, заветных оберегов и любовных напитков. Бабушки и матери передавали тайны семейных «белых» приворотов и заговоров внучкам и дочерям, колдуны же, маги и друиды ревностно оберегали свои личные, не всегда мирные рецепты счастья. Прошло много веков, лечением травяными сборами и настоями занялась фармакология, а тайны обретения благосостояния, успеха и любви все так же передаются в узком интимном кругу. И хоть традиции общения с Природой во многом сохранились до сих пор, процедура посвящения заметно упростилась. К примеру, если раньше было необходимо предварительно задобрить растения, чтобы получить разрешение на их сбор, или же срезать травы только ножницами, не прикасаясь к стеблям, или собирать плоды только в полнолуние, то сейчас условия сбора материала для последующей магической или лечебной работы над ним фактически свелись к одному: чистая местность. Никакой пользы вашему финансовому положению, личной жизни, а уж тем более здоровью от травок из экологически неблагоприятных районов не будет.
В 1484 г. папа Иннокентий VIII провозгласил колдовство самой серьезной и страшной ересью, а в 1486 г. был написан труд «Молот ведьм» (Malleus Malef carum), авторами которого были Генрих Крамер и Яков Шпренгер (вклад последнего в работу над сочинением вызывает сомнения многих исследователей). В этом труде колдовство определяется как зло, исходящее от дьявола и принимаемое некоторыми людьми, прежде всего женщинами. К колдовству, как утверждалось, склонны в первую очередь те, кто подвержен испытаниям плотскими прихотями. Давались рекомендации по допросу (пыткам) и осуждению подозреваемых. Началась охота на ведьм. Сотни людей были осуждены инквизицией как колдуны и казнены.
Теперь черная кошка представлялась непременной спутницей ведьмы и пособницей в ее нечестивых магических обрядах. Соответственно, и поступать с кошками следовало таким же образом, как с колдунами, уверяли фанатичные церковники. Сохранились даже картины старых мастеров, на которых можно увидеть орудия пыток и казни, предназначенные для кошек. В Средние века традицией стало проводить массовые казни кошек в день празднования памяти святого Иоанна.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я