Грабёж

  • Грабёж (ст. 161 Уголовного кодекса России) — открытое хищение чужого имущества. Выражается в похищении имущества, совершённом без насилия над личностью или с насилием, которое не опасно для жизни и здоровья. Тем самым, грабёж отличается от кражи (тайного хищения чужого имущества) и разбоя (нападения, в целях хищения чужого имущества, сопряжённого с применением опасного для жизни или здоровья насилия, либо угрозой его применения). Во многих странах грабёж в качестве самостоятельного преступления не выделяется, охватываясь составами кражи (скрытое хищение имущества) либо разбоя (хищение чужого имущества с применением насилия).

    Грабёж считается оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом).

Источник: Википедия

Связанные понятия

Кра́жа — тайное хищение чужого имущества — признается преступлением практически во всех юрисдикциях.
Разбо́й — насильственное хищение чужого имущества; разбо́йник — совершающий разбой.
Соучастие в преступлении в самом общем виде — это различные случаи совершения преступного деяния несколькими лицами. В современных правовых системах могут использоваться и более узкие определения. Так, по российскому уголовному праву под соучастием понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).
Присвое́ние — преступление против собственности, самостоятельная форма хищения, заключающееся в изъятии, обособлении вверенных виновному товарно-материальных ценностей и обращении их в свою пользу либо в пользу других лиц путем установления над ними их незаконного владения.
Преступле́ние (уголо́вное преступле́ние) — правонарушение (общественно опасное деяние), совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности. Преступления могут выделяться из общей массы правонарушений по формальному признаку (установление за них уголовного наказания, запрещённость уголовным законом), а также по материальному признаку (высокая степень опасности их для общества, существенность причиняемых ими нарушений правопорядка).

Упоминания в литературе

Направленность умысла имеет также важное значение при квалификации преступлений, связанных с посягательством на собственность, общественную безопасность, общественный порядок, конституционный строй и другие общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которым причиняется вред. Например, влияние направленности умысла на квалификацию хищения чужого имущества нашло свое отражение в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в котором отмечается, что как тайное хищение чужого имущества необходимо квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие этого имущества в отсутствие собственника или другого владельца, а также посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, однако незаметно для них. Если указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, то содеянное также является тайным хищением чужого имущества, т. е. кражей (ст. 158 УК РФ).[110]
УКРСФСР 1922 г. предусматривал такие способы хищения, как кража (ст. 180), грабеж (ст. 182, 183), разбой (ст. 184) присвоение (ст. 113, 186) и мошенничество (ст. 188). При этом в трактовке кражи, грабежа и разбоя он пошел по пути Уложения 1885 г., определив, что кража есть «тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения»,[31] грабеж – «открытое похищение чужого имущества в присутствии лица, обладающего, пользующегося или ведающего им, но без насилия над личностью или с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего», а разбой – «открытое, с целью похищения имущества, нападение отдельного лица на кого-либо, соединенное с физическим или психическим насилием, грозящим смертью или увечьем». Присвоением считались «самовольное удержание с корыстной целью, а также растрата имущества, вверенного для определенной цели, учиненное частным лицом» (ст. 185).[32] Под мошенничеством понималось «получение с корыстной целью имущества или права на имущество посредством злоупотребления доверием или обмана» (ст. 187).
В статье 73 УПК РФ не содержится указания на необходимость доказывания цели преступления. Очевидно, во многих случаях цель определяется самим характером умышленного общественно опасного деяния (уклониться от исполнения обязанностей военной службы путем членовредительства (ст. 339 УК РФ), умышленно уничтожить или повредить военное имущество (ст. 346 УК РФ), обратить похищенное при краже в свою собственность или собственность третьего лица (ст. 158 УК РФ) и т. д.). Однако цель преступления, хотя и не указана в ст. 73 УПК РФ в качестве самостоятельного элемента предмета доказывания, имеет значение для квалификации, учитывается при назначении наказания и поэтому подлежит доказыванию во всех случаях. Так, для квалификации содеянного как грабежа необходимо установить наличие прямого умысла на обращение имущества в свою пользу и корыстной цели. Захват или отобрание чужого имущества с целью его уничтожения из хулиганских побуждений либо в силу предполагаемого права на это имущество не образуют состава грабежа, но могут квалифицироваться, в зависимости от обстоятельств дела, по другим статьям УК РФ, устанавливающим ответственность соответственно за уничтожение имущества, хулиганство, самоуправство.
Кроме ценности блага при решении вопроса о признании или непризнании деяния преступлением учитывается характер посягательства, т. е. способ, которым причиняется ущерб. Преступлениями признаются только такие посягательства, которые по своим объективным свойствам могут причинить существенный вред охраняемому благу. Например, имущественным правам граждан, которые рассматриваются как объект посягательства, могут причинить ущерб деяния, носящие характер кражи, грабежа, разбоя, мошенничества, вымогательства, уничтожения или повреждения. Эти деяния законом признаются преступными. Но вред имущественным правам граждан может быть причинен деяниями, носящими другой характер. Например, неуплата долга, пользование имуществом без разрешения собственника, некачественное выполнение заказа и т. д. Эти и другие подобного рода деяния законодатель не считает преступлениями. Или доведение до самоубийства или покушения на него считается преступлением, если это было сделано путем жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его личного достоинства. Доведение до самоубийства иным способом (подговор, прекращение брачных отношений и т. п.) не считается преступлением.
«Если лицо, совершая кражу, грабеж или разбой, незаконно проникло в жилище, помещение либо иное хранилище путем взлома дверей, замков, решеток и т.п., содеянное им надлежит квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 158, 161 или 162 и дополнительной квалификации по ст.167 УК РФ не требуется, поскольку умышленное уничтожение указанного имущества потерпевшего в этих случаях явилось способом совершения хищения при отягчающих обстоятельствах» (п.20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»13). Такая рекомендация не вызывает у нас согласия. Не уничтожение имущества является в этих случаях способом совершения хищения в соответствующей форме, а само незаконное проникновение. Оно может совершаться как со взломом, так и без него, поэтому опасность действий, предусмотренных в ст.167 УК, не учтена при законодательной оценке степени общественной опасности таких хищений в санкциях статей о краже, грабеже и разбое. Стоит отметить, что прежде в судебной практике существовала позиция, противоположная указанной: «Хищение, …сопряженное с умышленным уничтожением или повреждением другого … имущества, если последнее содержит признаки уголовно- наказуемого деяния, должно квалифицироваться по совокупности преступлений как хищение … имущества и умышленное уничтожение или повреждение этого имущества» (п.19 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества»14). Таким образом, предполагалась идеальная совокупность преступлений. В настоящее время квалификация хищений и повреждений при взломе по совокупности тем более необходима: в последние десятилетия развивается индустрия средств охраны и сигнализации, собственники затрачивают на их приобретение и установку значительные суммы, а при выведении их из строя в процессе хищения терпят соответствующий ущерб.

Связанные понятия (продолжение)

Ошибка в уголовном праве — заблуждение лица, совершающего деяние, относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности деяния, или его юридической характеристики.
Хищение — это совершённое с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Важно отметить три составляющих имущества, на которое совершено посягательство. Это материальный аспект, означающий, что посягательство происходит на вещь материального мира, экономический, то что оно имеет свою цену и юридический, который касается собственности, установленной в отношении...
Деятельное раскаяние — добровольные действия лица, совершившего преступление, заключающиеся в возмещении или заглаживании вреда, причинённого преступлением, ином устранении или уменьшении его последствий, в информировании правоохранительных органов о факте и обстоятельствах совершения преступления и дальнейшем содействии осуществлению правосудия. Подобные действия в соответствии с уголовным законодательством многих государств влекут смягчение применяемых к лицу мер уголовной ответственности или полное...
Стадии совершения преступления — это этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступления общественно опасных последствий). В случае, если развитие преступления было прервано на любой из стадий до его завершения, речь идёт о неоконченной преступной деятельности.
Единым, или единичным преступлением признаётся деяние, которое содержит состав одного преступления, квалифицируется по одной статье уголовного закона или её части. Нормативное определение единичного преступления даётся, например, в Уголовном кодексе Латвии: «Отдельным (единым) преступным деянием признается одно деяние (действие или бездействие), имеющее признаки состава одного преступного деяния или двух, или нескольких связанных между собой преступных деяний, которые охватываются единым умыслом...

Подробнее: Единое преступление
Объективное вменение — это привлечение лица к уголовной ответственности без установления его вины. Объективное вменение может заключаться как в привлечении к уголовной ответственности за случайные последствия действий человека, так и в привлечении к ответственности лиц, действия которых вообще не состоят в причинной связи с причинённым вредом, но наказание которых по каким-либо причинам представляется целесообразным.
Уби́йство — лишение жизни кого-либо. В судебной медицине убийство рассматривается как один из родов насильственной смерти. В широком понимании к убийству как к роду смерти относятся самые различные посягательства на жизнь человека, приводящие к наступлению смерти, как умышленные так и неосторожные. Современное российское уголовное право исходит из более узкой трактовки, понимая под убийством только умышленное причинение смерти другому человеку. В более старых российских законах, а также в праве других...
Субъективное вменение — принцип уголовного права, содержание которого заключается в том, что юридически значимыми и способными повлечь применение мер ответственности являются лишь те обстоятельства деяния, которые осознавались лицом, совершившим деяние.
Приготовление к преступлению — это деяния лица, направленные на создание условий для будущего совершения преступления, не доведённые до конца по причинам, не зависящим от воли данного лица.
Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием — деяние, являющееся преступным согласно статье 165 Уголовного кодекса РФ. Данный состав преступления включает в себя случаи, когда ущерб собственнику или иному владельцу имущества имеет форму упущенной выгоды, то есть выражается в неполучении должного.
Растра́та — преступление против собственности, самостоятельная форма хищения, заключающееся в изъятии части имущества, вверенного виновному, и безвозмездного обращения его в пользу третьих лиц или потребление (расходование) самим виновным.
Вымогательство (ст. 163 УК РФ) — требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.
Запрос «Покушение» перенаправляется сюда, см. также «Покушение (значения)».Покушение на преступление — это деяния лица, непосредственно направленные на совершение преступления, не доведённые до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.
Конфискация (лат. confiscatio «отобрание в казну» ← con- «вместе; полнота» + fiscus «корзина; касса, казна, финансы») — принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью лица, под различными предлогами: в качестве санкции за преступление либо за административное или гражданское правонарушение и проч.
Дея́ние — в уголовном праве — акт осознанно-волевого поведения в форме действия или бездействия, повлёкший общественно опасные последствия. Деяние является обязательным признаком события преступления и объективной стороны преступления как его элемента.
Вина́ в уголовном праве — это психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности.
Гражданский арест — задержание, арест, производимый лицом, не наделённым для этого специальными полномочиями (в частности, не являющимся представителем исполнительной власти, например, полицейским), но готовым аргументировать обоснованность ареста. Например, может быть произведён свидетелем или жертвой уголовного преступления, частным детективом или адвокатом, или сотрудником ЧОПа или другим гражданским лицом самостоятельно обнаружившим улики, а также лицом, обнаружившим официально разыскиваемого...
Самоуправство — самовольное, нарушающее установленные нормы и правила, совершение лицом действий, правомерность которых оспаривается другим лицом или организацией.
Злоупотребление доверием — мошеннический способ обогащения; противоправная растрата или хищение временно доверенных предметов или ценностей при намеренном злоупотреблении особыми доверительными отношениями, сложившихся между виновным и пострадавшим. Отличается корыстным характером получения имущественной выгоды или нанесения имущественного ущерба, — без обязательного завладения имуществом. Уголовно наказуемое деяние. В сочетании с обманом является часто встречающимся видом мошенничества; как самостоятельный...
Дели́кт (из лат. delictum «проступок, правонарушение») — неправомерное поведение, частный или гражданско-правовой (лат. delictum privatum) проступок, влекущий за собой возмещение вреда и ущерба, взыскиваемые по частному праву в пользу лиц потерпевших. Войтович Л.В., Сергеев И.В. определяют деликт как "противоправное действие частного характера, порождающее у пострадавшего заинтересованность наказать обидчика и (или) возместить понесенный ущерб"Деликтология — наука о правонарушении.
Предмет преступления — это вещь, элемент материального мира, на который осуществляется воздействие в ходе совершения преступления. Например, предметом хищения является само похищенное имущество, предметом взяточничества — полученные должностным лицом деньги, предметом контрабанды — перемещаемые через границу товары. Признак предмета преступления в составе преступления является факультативным: он имеет значение не для всех составов преступления, и даже не во всех составах преступления присутствует...
Добровольный отказ от совершения преступления — это прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.
Потерпевший в праве — человек, права и интересы которого нарушены совершением в отношении него правонарушения или преступления.
Необходимая оборона — это правомерная защита личности и прав обороняющегося и других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, путём причинения вреда посягающему лицу.
Множественность преступлений — это случаи, когда виновным последовательно совершаются несколько (не менее двух) деяний, влекущих за собой уголовную ответственность, а также случаи совершения новых преступных деяний в период действия ограничений, связанных с уголовной ответственностью за ранее совершённые деяния.
Субъект преступления — лицо, осуществляющее воздействие на объект уголовно-правовой охраны и способное нести за это ответственность. Признаки субъекта преступления образуют один из элементов состава преступления. Наличие у лица, совершившего преступление, определённых субъективных признаков может рассматриваться также как условие уголовной ответственности.
Делинквентное поведение (лат. delictum — проступок, англ. delinquency — правонарушение, провинность) — антиобщественное противоправное поведение человека, воплощённое в его проступках (действиях или бездействии), наносящих вред как отдельным гражданам, так и обществу в целом. Понятием «Делинквентное поведение» оперируют представители криминологии, социологии, педагогики, психологии, социальной педагогики и других отраслей знания.
Совокупность преступлений имеет место, когда лицо последовательно совершает несколько преступлений, однако не является осуждённым, либо освобождённым от уголовной ответственности ни за одно из них.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года — первый уголовный кодекс в истории России. Подготовлен сотрудниками Второго отделения, утверждён императором Николаем I 15 августа 1845 года, введён в действие с 1846 года. Уложение представляло собой кодифицированный нормативный акт, содержавший как нормы, регулировавшие общие вопросы уголовного права, так и устанавливающие ответственность за совершение конкретных преступных посягательств.
Преступления против жизни — преступления, главным объектом которых является основное благо человека — жизнь. В случае оконченности такого преступления его результатом является причинение смерти. Как правило, эти преступления являются самыми тяжкими в уголовном законодательстве различных государств и влекут наиболее суровое наказание.
Уголовное наказание — центральный институт уголовного права, выражающий направление и содержание уголовной политики государства. Ввиду этого наказание всегда оставалось в центре внимания учёных: как отмечал Н. Д. Сергеевский, уже к началу XX века существовало до 24 философских систем, обосновывающих право государства наказывать лиц, совершивших преступления и около 100 отдельных теорий наказания, выдвинутых специалистами-правоведами.
Неоднократность преступлений — это форма множественности преступлений, предполагающая совершение лицом двух и более однородных (например, различные виды хищений: кража, грабёж, разбой) или тождественных деяний, ни за одно из которых оно не понесло ответственности.
Объективная сторона преступления — это один из элементов состава преступления, включающий в себя признаки, характеризующие внешнее проявление преступления в реальной действительности, доступное для наблюдения и изучения. Объективная сторона преступления может также определяться как «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны с точки зрения последовательного развития тех или иных событий и явлений, которые начинаются...
Уголовная ответственность — один из видов юридической ответственности, основным содержанием которого, выступают меры, применяемые государственными органами к лицу в связи с совершением им преступления.
Гомицид (лат. homicidium, лат. homo «человек» + лат. caedere «резать», «убивать»), причинение смерти, лишение жизни — лишение жизни одного человека другим.
У́мысел — одна из форм вины, противопоставляемая неосторожности. В административном праве, а также в уголовном законодательстве некоторых стран, виновным может быть признано даже юридическое лицо. В уголовном праве умышленная форма вины предполагает осознание виновным сущности совершаемого деяния, предвидение его последствий и наличие воли, направленной к его совершению.Умышленная форма вины наиболее распространена в законе и на практике (до 90 % деяний).В уголовном праве в зависимости от особенностей...
Вина́ — это важнейшая составляющая субъективной стороны состава проступка или деликта, внутреннее отношение лица к совершаемому действию (бездействию) и причинённым вследствие этого последствиям.
Общественно опасные последствия (преступные последствия, преступный вред) — это имеющие объективно вредный характер изменения объекта уголовно-правовой охраны (общественного отношения, интереса, блага), возникшие в результате совершения преступного деяния.
Преступление без потерпевшего — термин, используемый для обозначения действий, запрещённых законом, но не наносящих непосредственного вреда здоровью и правам окружающих. Часто им также обозначают преступление по взаимному согласию двух или более лиц, в котором никакие другие лица не участвуют. К примеру, в США понятие «преступление без потерпевшего» включает в себя проституцию, азартные игры и употребление нелегальных веществ. Эдвин Шур и Хьюго Бедоу в своей книге «Преступление без потерпевшего...
Иные меры уголовно-правового характера, иные меры уголовно-правового воздействия — общее название для мер, принимаемых государством в отношении лиц, совершивших преступление или общественно опасные деяния, которые не являются наказанием.
Причинение смерти по неосторожности (устар. убийство по неосторожности) — причинение смерти другому человеку, совершенное человеком по легкомыслию или небрежности, без умысла на лишение жизни.
Преступления против правосудия — общее название преступлений, совершаемых в сфере правосудия (в широком смысле: в сфере предварительного расследования и судопроизводства).
Неосторожность в уголовном праве — это одна из форм вины, характеризующаяся легкомысленным расчётом на предотвращение вредных последствий деяния лица, либо отсутствием предвидения наступления таких последствий. Впервые неосторожность была выделена средневековыми итальянскими учёными как одна из форм косвенного умысла.
В Канаде уголо́вное пра́во — отрасль права, следующая принципам common law и на которую распространяются исключительные законодательные полномочия Парламента Канады по параграфу 91.27 Конституционного акта 1867. Этот же параграф признаёт за федеральным Парламентом полномочия на судопроизводство по уголовным делам.
Шанта́ж (фр. chantage) — угроза компрометирующих или клеветнических разоблачений с целью вымогательства чужого имущества или разного рода уступок.

Упоминания в литературе (продолжение)

Традиционно и в то же время по-новому решены вопросы уголовной ответственности за преступления против собственности (глава VI). К числу форм хищения имущества, отличающихся друг от друга способом совершения преступления, отнесены кража, грабеж, разбой, шантаж (вымогательство, если пользоваться терминологией УК 1961 года и УК многих постсоветских государств), мошенничество, хищение путем присвоения чужого имущества (статьи 186–191 УК). В качестве вида кражи выделяется карманная кража как «действие с целью хищения у другого лица ценностей из карманов, сумок или из других находящихся у лица предметов» (статья 192 УК)[38]. Если размер похищенного имущества является крупным или особо крупным, то хищения имущества всех форм, предусмотренные статьями 186–192 УК, подлежат квалификации соответственно по части (1) или (2) статьи 195 УК. Критерии, по которым можно определить величину указанных размеров имущества, не установлены.
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» в п. 1 обращается внимание на то, что «при рассмотрении дел о краже, грабеже и разбое, являющихся наиболее распространенными преступлениями против собственности, судам следует иметь в виду, что в соответствии с законом (примечание к ст. 158 УК) под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества»[5].
Грабеж (ст. 161 УК РФ) определяется в законе как открытое хищение чужого имущества. Хищение считается открытым, когда виновный сознает, что совершает его в присутствии потерпевших или других лиц, и они понимают общественно опасный характер его действий.
Конечно, хищение социалистической собственности, как было выше отмечено, охватывает разнородные способы хищения, ранее предусматривавшиеся в качестве самостоятельных составов (кража, грабеж, присвоение и др.). Однако такое понимание хищения не всегда исключает учет способа хищения в тех случаях, когда способ перерастает в самостоятельный состав. Так, например, если расхититель совершил поджог склада с целью похищения во время пожара сложенных на складе товаров, то действия виновного следует квалифицировать по принципу реальной совокупности и по Указу от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и по ч. 2 ст. 79 УК РСФСР (умышленное уничтожение государственного или общественного имущества).
Во многих случаях трактовка объекта преступления как определенных общественных отношений вполне справедлива, например, в случае признания объектом преступления отношений собственности при краже, грабеже и других хищениях чужого имущества. В этом случае действительно объектом преступления выступает не непосредственно похищаемое имущество (ему при этом может быть не причинено никакого вреда), а именно отношения, вытекающие из права собственности, базирующегося на трех ее формах: права владения, пользования и распоряжения имуществом.
Обращаясь к анализу понятия состава преступления, следует отметить, что вплоть до принятия УК РФ 1996 г. это понятие было научным, а в уголовном законодательстве не только не формулировалось, но и почти не упоминалось. Единственным исключением была ст. 16 УК РСФСР 1960 г., в которой говорилось об условиях уголовной ответственности при добровольном отказе от совершения преступления – «если фактически совершенное деяние содержит состав иного преступления». Вместе с тем понятие состава преступления активно использовалось высшими судебными органами СССР и РСФСР, в частности в постановлениях Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по конкретным категориям уголовных дел. Так, в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» говорилось: «От состава этого преступления (выделено нами. – В. К.) суды должны отличать такое злоупотребление служебным положением, которое, хотя и было совершено по корыстным мотивам и причинило материальный ущерб государству или общественной организации, однако не связано с безвозмездным обращением социалистического имущества в свою собственность или собственность других лиц (например, сокрытие путем запутывания учета недостачи, образовавшейся в результате халатности; временное пользование имуществом без намерения обратить его в личную собственность или в собственность других лиц)». А в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 марта 1966 г. № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» отмечалось: «Наличие состава разбоя (выделено нами. – В. К.) или грабежа, соединенного с насилием, следует признавать в случаях, когда насилие являлось средством завладения имуществом либо средством его удержания».
В связи с этим возникает необходимость указать в уголовном законе конкретный перечень норм, предусматривающих наступление уголовной ответственности с 18 лет. Вместе с тем от возраста преступников зависит и структура совершаемых преступлений. А такие общественно опасные деяния, как убийство (ст. 105 УК РФ), различные формы хищений государственного имущества (кража, грабеж, разбой), причинение вреда здоровью (ст. 111–112 УК РФ), злостное и особо злостное хулиганство (ч. 2–3 ст. 213 УК РФ) и др., совершаются достаточно часто в 14–18-летнем и более старшем возрасте.
Поскольку единичное преступление по своим признакам (общественной опасности и противоправности) охватывает реально содеянное (поступок человека) и абстракцию (диспозицию нормы) и без них существовать не может, но основным остается реально содеянное как преступление, то необходимо четко уяснить, что же собой представляет составное преступление: либо это реально содеянное, либо оно – диспозиция нормы со всеми ее особенностями. Рассмотрим это на примере разбоя, под которым понимается нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья либо с угрозой применения такого насилия (ст. 162 УК РФ), почти все авторы относят его к составным преступлениям. Но почему? Здесь, как правило, нет двух действий, поскольку разбой осуществляется довольно часто тайно и здесь отчетливо виден сплав нападения и насилия, не случайно Г. А. Кригер писал: «Нападение при разбое, представляя внезапное насильственное воздействие на потерпевшего…».[61] И хотя нельзя исключить иного, кроме насилия, оформления нападения (например, словесного требования передачи имущества), однако оно ничем не будет отличаться от соответствующего оформления его при грабеже, что исключает включение такового в понятие нападения, которое отсутствует при грабеже и должно включать в себя признаки, не свойственные грабежу. Именно поэтому насилие – суть нападение при разбое. Другое дело, что здесь мы имеем два последствия – физический и вторичный (цель завладения) – имущественный вред. Но на уровне реально содеянного данная особенность ничего существенного из себя не представляет (средней тяжести вред здоровью причиняют в обществе с целью отомстить, с целью показать свою удаль, с целью изъять имущество и т. д.), т. е. мы имеем обычное единичное реально совершенное деяние.
Систематическое толкование уголовного закона также свидетельствует о смысловой и правовой идентичности терминов «денежные средства» и «имущество». Термин «имущество» давно используется законодателем для обозначения предмета посягательства при конструировании различных составов преступлений (например, против собственности). При этом он охватывает и денежные средства, и иное имущество. Не сформулирован же, скажем, состав кражи или грабежа как «тайное (или открытое) хищение чужих денежных средств или иного имущества», а присвоения или растраты – как «хищение чужих денежных средств или иного имущества, вверенных виновному». То же самое можно видеть и в других составах. Например, предмет преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ (Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем) также не разделен на «денежные средства» и «имущество», хотя включает в себя и то, и другое[186]. Думаем, вряд ли у кого-то из правоприменителей имеются сомнения относительно правовой и смысловой идентичности понятий «денежные средства» и «имущество», зачем же тогда их разграничивать при законодательном описании предмета легализации (отмывания)?
Некоторые поведенческие акты универсального характера находят выражение в составе преступления. Ряд одинаковых способов законодатель указывает применительно к разным составам. Так, для убийств, телесных повреждений, изнасилований, грабежей, разбоев, вымогательств, принуждений к совершению сделки и других видов преступлений характерен насильственный способ действий, для мошенничества, незаконного получения кредита, злоупотреблений при выпуске ценных бумаг, контрабанде и других – обман.
Глава XXVIII «Преступления и уголовные проступки против собственности, имущественных прав и имущественных интересов» состоит из 13 статей, которые предусматривают все известные российскому уголовному законодательству составы преступлений против собственности. Однако есть и отличия. В частности в этой главе отсутствует состав грабежа. Открытое ненасильственное похищение чужого имущества литовский законодатель включил в состав кражи (ст. 178 УК), а любое насильственное завладение чужим имуществом отнес к составу разбоя (ст. 180 УК). В этой главе содержатся и такие составы преступлений, как незаконное использование энергии и услуг связи (ст. 185 УК), которые не вошли в УК РФ.
Уголовное право Беларуси эпохи феодализма выделяло такой вид имущественных преступлений, как «замах на маёмасць», включавший в себя грабеж, кражу и присвоение имущества, незаконное пользование чужим имуществом и повреждение чужого имущества, преступления в отношении недвижимого имущества, нарушение правил, регулирующих взаимоотношения между «панам» и слугами [3, с. 148–149].
В указанной работе встречаются две глоссы, связанные с рассмотренными казусами и служащие провозвестниками будущей доктрины конструктивного тяжкого убийства. Согласно одной из них, случайное причинение смерти человеку «при занятии неправомерным делом (inon in loial labour)» не может считаться ненаказуемым деянием, но «явно образует фелонию (semble destre felonie)».[391]В этом нетрудно увидеть скорректированную версию позиции большинства суда по делу Манселла и Герберта, которая, повторимся, сводилась к тому, что, приняв на себя риск совершения неправомерного деяния, лицо должно отвечать за все последствия, хотя бы они не были намеренными или даже предвиденными им. Более интересен второй отрывок, в котором Роберт Брук формулирует правовую норму, касающуюся ответственности соучастников за совершённое преступление, в силу коей все лица, учинившие с применением насилия грабёж, драку, восстание и прочие незаконные деяния, следствием чего явилась смерть человека, несут ответственность за содеянное как соисполнители убийства («все другие, кто участвовал в убийстве в ходе учинения неправомерного деяния, являются исполнителями (itouts lautres qe veignent ove luy pur faire illoial act sont principals)»[392]). Основанием для такого утверждения, судя по тексту манускрипта, послужило решение по делу лорда Дакреса, ratio decidendi которого, по мнению Роберта Брука, заключалось в том, что все лица, совершившие неправомерное деяние, являются соисполнителями тяжкого убийства, подлежащими повешению за последнее («сеньор Дакрес и прочие охотники… были сочтены исполнителями и все повешены (le Seignur Dacres et lauters hunters… fuerontprincipals et fueront touts pendes)»[393]). Искажённость трактовки очевидна: ratio decidendi дела лорда Дакреса сводилось отнюдь не к тому, что все лица, совершившие неправомерное деяние, следствием чего стало причинение смерти человеку, являются соисполнителями тяжкого убийства, а к тому, что все составившие лорду Дакресу компанию охотники заранее согласились, что любой из них убьёт всякого, кто помешает им.[394]
Порядок производства кратковременного задержания, правовой режим содержания задержанных, наряду с уголовно-процессуальным законодательством, регламентируются, как отмечалось, еще и специальными актами[208]. Институт кратковременного задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, имеет довольно широкое распространение. По нашим данным, подобного рода задержание производится почти по 62 % уголовных дел. При этом до 24 % к общему числу задержаний производится по делам о хулиганстве; до 20 – о злостном нарушении правил административного надзора и бродяжничестве; до 22 – о кражах, грабежах и разбоях (со значительным преобладанием здесь в качестве предмета хищения личного имущества); около 23 % задержаний произведено по делам о преступлениях против жизни, здоровья и достоинства личности (ст. 103, 108, 109, 117, 122 УК РСФСР); остальные задержания осуществлялись по иным категориям уголовных дел.
До 2002 г., когда вышло постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о кражах, грабежах, разбое», таким же был подход и к квалификации совершенных группой названных пре ступлений. Так, в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу К. и др. признавалось, что для ответственности за хищение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, не требуется, чтобы каждый соучастник принимал непосредственное участие в данном преступлении[86]. По другим делам о кражах, совершенных группой по предварительному сговору, давалось иное толкование. Например, по делу Б. он был признан судом первой инстанции виновным в краже с проникновением в чужое жилище, совершенной группой по предварительному сговору с другими лицами. По протесту заместителя председателя Верховного Суда приговор был изменен ввиду отсутствия признаков группы по предварительному сговору. В постановлении Липецкого областного суда, переквалифицировавшего кражу с исключением ссылки на групповой характер, говорилось: «По смыслу уголовного закона в случае совершения хищения с проникновением в жилище по предварительному сговору группой лиц при отсутствии (выделено нами. – Н. К.) организованной группы, действия лиц, осведомленных о целях участников хищения, оказавших им содействие в доставке к месту совершения преступления и обратно, но не оказавших помощь в непосредственном проникновении в жилище при изъятии имущества, подлежат квалификации как соучастие в преступлении в форме пособничества».
В разделе IX книги II УК Бельгии, содержащем преступления и проступки против собственности, следует обратить внимание на три момента. Во-первых, на широкую трактовку понятия кражи, которое включает в себя кражи, совершенные без применения насилия и угроз (отдел I), и кражи, совершенные с применением насилия и угроз (отдел II). Как известно, УК РФ придерживается иной классификации, расценивая эти деяния в качестве краж, грабежей и разбоев.
Более половины всех зарегистрированных преступлений (54,7 %) составляют хищения чужого имущества, совершенные путем кражи, грабежа, разбоя. Каждая вторая кража, каждый тринадцатый грабеж и каждое одиннадцатое разбойное нападение были сопряжены с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. Возросло количество таких преступлений, как мошенничество, присвоение и растрата, вымогательство, преступления в сфере компьютерной информации, неправомерные действия при банкротстве. В 2004 году с использованием оружия совершено 22690 преступлений.
Изучение следственно-судебной практики применения ст. 28 УПК РФ (ранее – ст. 7 УПК РСФСР) показало, что наиболее часто деятельное раскаяние имело место, если лицо привлекалось к уголовной ответственности за совершение таких преступлений, как: незаконные действия в отношении официальных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков, а равно использование заведомо подложного документа (ст. 324–327 УК РФ), незаконная добыча водных животных, растений (ст. 256 УК РФ), незаконный оборот и/или использование наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов (ст. 228 и др. УК РФ), а также оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств (ст. 222 и след. УК РФ)[232], хулиганство (ч. 1 ст. 213 УК РФ), обман потребителей (ч. 1 ст. 200 УК РФ), уклонение от уплаты налогов, сборов (ст. 198–199 УК РФ), умышленное причинение легкого вреда здоровью, побои (ст. 115, 116 УК РФ); реже – нарушение правил дорожного движения, эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ), присвоение или растрата чужого имущества (ч. 1 ст. 160 УК РФ), злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ); значительно реже – приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ч. 1 ст. 175 УК РФ), умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества (ч. 1 ст. 167 УК РФ), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ч. 1 ст. 166 УК РФ), грабеж (ч. 1 ст. 161 УК РФ), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью человека (ст. 112 УК РФ).
В соответствии с пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12. 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (в ред. от 23.12.2010 № 31) в случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.
Вопросы либерализации уголовного законодательства стали темой специального совещания, проведенного Д. А. Медведевым в октябре 2010 г.[26] В результате принятого после этого ФЗ от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ[27] в УК РФ был внесен ряд либеральных изменений. Согласно ему, из ряда составов преступлений исключаются нижние пределы санкций в виде лишения свободы (верхние остаются неизменными). Речь идет о таких деяниях, как: причинение вреда здоровью, побои, клевета, кража, мошенничество, грабеж и вымогательство (кроме особо квалифицированных составов), разбой (за исключением особо квалифицированного состава и с проникновением в помещение), угон автомобиля, незаконное предпринимательство, фальшивомонетничество, уклонение от уплаты налогов, хулиганство, нарушение ПДД, служебный подлог, дезертирство и др. Данная мера позволит судам проявлять более дифференцированный подход при назначении лишения свободы. В отношении некоторых деяний вводятся наказания, не связанные с лишением свободы. Так, санкции 11 составов (хулиганство, некоторые экономические и экологические преступления и др.) дополняются штрафом в качестве основного наказания (в виде фиксированной суммы либо в размере, кратном зарплате). По 12 деяниям (убийство в состоянии аффекта и при превышении необходимой обороны, нарушение авторских прав и т. д.) предусмотрена возможность назначения исправительных работ. В 115 составах преступлений исключается нижний предел наказаний в виде исправительных работ и ареста. Согласно поправкам суд решает, отменить или сохранить условное осуждение (далее – УО) и условно-досрочное освобождение (далее – УДО) при совершении лицом в течение испытательного срока (оставшейся не отбытой части наказания) умышленного преступления небольшой или средней тяжести. Ранее УО отменялось при совершении умышленного преступления средней тяжести, а УДО – любого умышленного преступления.
Отдельную проблему при квалификации незаконных попыток возмещения НДС составляют случаи, когда при неудачном исходе получить денежные средства налогоплательщик пытается «возместить» НДС путем налогового зачета. Здесь, с одной стороны, имеет место неоконченное мошенничество, а с другой виновный, «отказываясь» от продолжения хищения, пытается его продолжить, но уже как налоговое правонарушение. Проблема квалификации заключается в том, что более тяжкое преступление (мошенничество) «перерастает» в менее тяжкое (уклонение от уплаты налогов). Традиционная теория квалификации «перерастающих» преступлений рассчитана на их иную последовательность. Так, если кража перерастает в грабеж или разбой, то содеянное расценивается как одно целое и применяется статья УК, предусматривающая более строгое наказание, т. е. ст. 161 или ст. 162 УК РФ. При этом учитывается тот факт, что у «перерастающих» преступлений – один и тот же видовой объект.
Основным объектом признается охраняемое конкретной нормой уголовного закона общественное отношение, которому непосредственно причиняется вред или создается угроза причинения такого вреда. Например, при краже, грабеже, разбое основным объектом являются отношения собственности.
В первые годы Советской власти не существовало кодифицированного уголовного законодательства, поэтому ответственность за наиболее тяжкие преступления предусматривалась декретами. Однако подходы законодателя к оценкам деяний и, главное, к описанию конкретных составов были различны. Так, ответственность за бандитизм в современном его понимании предусматривалась Декретом ВЦИК от 20 июня 1919 г. «Об изъятии из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении»[17]. В этом декрете не только называется такое преступление, как бандитизм, но и впервые дается описание признаков состава: «…участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, а также как пособничество такой шайке и укрывательство ее». Ответственность за организацию скопища, участие в нем и подстрекательство к нему не предусматривалась. Однако встречается упоминание о другом деянии – «погромах». В одном из первых воззваний Военно-революционного комитета Петрограда говорилось: «Воровство, разбои, нападения, погромные попытки будут немедленно караться. Виновные в этих преступлениях будут беспощадно судимы военно-революционным судом»[18]. В Декрете СНК от 4 мая 1918 г. «О революционных трибуналах» указывалось, что наряду с контрреволюционными преступлениями трибуналы рассматривают также дела по борьбе с погромами, взяточничеством, подлогами, неправильным использованием советских документов и хулиганством[19]. Конкретные признаки этого преступления в законодательстве этого периода не определялись, однако, как следует из смысла самого термина, речь шла о наиболее опасной форме деятельности скопища – применении насилия к личности, уничтожении и повреждении имущества и тому подобных действиях.
Для признания соисполнителем достаточно, чтобы лицо хотя бы частично выполнило действия, указанные в диспозиции конкретной нормы Особенной части УК РФ. Эти действия могут технически отличаться друг от друга и выполняться как одновременно, так и в разное время. Однако принципиально важно, чтобы они были однородны по своей сущности и путем взаимного дополнения образовывали объективную сторону конкретного состава преступления. Например, А. изъял со склада материальные ценности и скрыл их на территории предприятия. Через некоторое время Б., действуя по предварительной договоренности с А., вывез эти ценности в автомобиле за пределы предприятия. Несмотря на то, что в данном случае существует различие в характере действий, совершенных А. и Б., а также определенный разрыв во времени, они оба являются соисполнителями единого преступления – кражи, совершенной группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ)[42]. Приведем еще один показательный пример. Если в ходе насильственного грабежа один соучастник совершает изъятие чужого имущества у потерпевшего, а другой, согласно предварительной договоренности между ними, в это же время применяет к потерпевшему насилие, не опасное для жизни или здоровья, то они также признаются соисполнителями данного преступления (и. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ).
Физический вред – это те изменения, которые объективно произошли в состоянии человека как биологического существа в результате совершения преступления. Он оказывает «негативное влияние на организм человека как целостную биосистему»[200]. В юридической литературе существует ошибочное мнение, что физический вред исчерпывается смертью или вредом для здоровья[201]. Между тем это не так. Физический вред включает в себя и такие последствия, как физическая боль и ограничение свободы. Эта позиция получила признание и в судебной практике. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» под насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего, понимаются насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо ограничением его свободы[202]. Согласно п. 12 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» насилие как квалифицирующее обстоятельство превышения должностных полномочий имеет место тогда, когда «действия виновного сопряжены с нанесением потерпевшему побоев, причинением телесных повреждений, физической боли, а также ограничением его свободы»[203].
✓ лица, достигшие ко времени совершения преступления 14-летнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, кражу, грабеж, разбой, вымогательство, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах, террористический акт, прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности, участие в террористическом сообществе, участие в деятельности террористической организации, несообщение о преступлении, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, участие в незаконном вооруженном формировании, угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, участие в массовых беспорядках, хулиганство при отягчающих обстоятельствах, вандализм, незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств, незаконное изготовление взрывчатых веществ или взрывных устройств, хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, акт международного терроризма.
Совершенно очевидно, что действия лица в возрасте от 14 до 16 лет не могут квалифицироваться по тем статьям УК, где состав преступления предусматривает возраст субъекта 16 лет. Так, если несовершеннолетний в 14 лет принимал участие в бандитском нападении, в его действиях нет состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК. Но если в действиях такого лица содержится состав другого преступления, входящий в перечень части 2 ст. 20 УК (при нападении совершено убийство, или грабеж, или разбой), то его действия необходимо квалифицировать по соответствующим статьям Особенной части УК. Еще пример: несовершеннолетний в 15 лет совершает убийство сотрудника правоохранительных органов в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (ст. 317 УК). Ответственность за данное преступление наступает с 16 лет, но это не значит, что 15-летний подросток будет освобожден от уголовной ответственности. В данном случае ответственность наступает по общей норме, т. е. по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК – убийство лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, так как ответственность за это преступление наступает с 14 лет.
3) посягательства, направленные против религиозных организаций, их собственности и т. п. могут квалифицироваться как терроризм (ст. 205 УК РФ), например взрыв, поджог синагоги с целью устрашения иудаистской, еврейской части населения или взрыв, поджог православной церкви, памятника Николаю II с целью устрашения православной части населения и т. п.; умышленное либо неосторожное уничтожение или повреждение церковного имущества (ст. 167, 168 УК РФ); кража, мошенничество, грабеж, разбой, вымогательство, причинение имущественного ущерба церковному имуществу (ст. 158, 159, 161–163 УК РФ); или хищение предметов, имеющих особую ценность, историческую, научную, художественную или культурную (ст. 164 УК РФ) либо, следует добавить, религиозную, так как есть уникальные культовые ценности, которые могут быть и не признаны предметами, имеющими «особую историческую, научную, художественную или культурную ценность», но являются непреходящими ценностями для той или иной религии; а также иные действия против собственности религиозных организаций, их святынь.
Почти половину всех зарегистрированных преступлений (47,6 %) составляют хищения чужого имущества, совершенные путем: кражи – 1188,6 тыс., грабежа – 205,4 тыс., разбоя – 30,1 тыс. Количество преступлений в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства составило 14,9 тыс. преступлений[57].
Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (ст. 105 УК), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112), похищение человека (ст. 126), изнасилование (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132), кражу (ст. 158), грабеж (ст. 161), разбой (ст. 162), вымогательство (ст. 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166), умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 167), терроризм (ст. 205), захват заложников (ст. 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 213), вандализм (ст. 214), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267).
Сторонники первой позиции понимают под ответственностью реализацию правовых санкций, т. е. ее содержание в области уголовного права сводят к назначению и исполнению наказания, отвергая тем самым необходимость ее изучения в каком-либо ином, отличном от наказания аспекте.[28] Такое понимание уголовной ответственности представляется неправильным и мало чем отличающимся от изложенного выше. Во-первых, неблагоприятные последствия преступления для виновного в его совершении не исчерпываются реализацией уголовно-правовой санкции, т. е. назначением и исполнением наказания. Внешне сходные с наказанием неблагоприятные последствия могут быть возложены за административное правонарушение (административный штраф, административный арест) или дисциплинарный проступок (увольнение от должности), хотя виды ответственности будут различными. Одно и то же наказание (например, три года лишения свободы) может быть назначено за разнородные преступления (причинение смерти по неосторожности, грабеж, нарушение правил дорожного движения и т. п.), но, несмотря на одинаковость наказания, содержание ответственности будет различным.
На Пленуме Верховного Суда СССР 20–25 октября 1959 г. при рассмотрении судебной практики по делам о бандитизме было специально отмечено, что в случае совершения во время бандитского нападения убийства, изнасилования, грабежа содеянное должно квалифицироваться только как бандитизм, без ссылки на соответствующие статьи, предусматривающие ответственность за преступления против личности и собственности, поскольку объективная сторона бандитизма охватывает, в частности, и совершение подобных преступлений.
Проникновение в жилище с целью похищения находящегося в нем имущества наказывается как самостоятельное преступление – кража, грабеж или разбой и полностью охватывается этими преступлениями. Объектом этого преступления является право человека на неприкосновенность жилища, закрепленное в ст. 25 Конституции РФ.
В зависимости от особенностей субъективной стороны весь состав преступления может существенно изменяться. Так, если злоумышленник допустил ошибку в выборе объекта преступления или предмета посягательства, скажем, убил по ошибке вместо судьи другого человека, либо при совершении грабежа обнаружил пустой сейф, или вместо яда по ошибке использовал другое безвредное вещество и т. д., то для правомерной квалификации деяния решающим моментом становится выявление содержания и направленности умысла и воли субъекта преступления, его желанной цели и намерения, а не то, что фактически он совершил. Дело в том, что неудачная реализация умысла виновного в таких случаях могла произойти по чистой случайности, т. е. независимо от воли преступника, а привлечение к уголовной ответственности не должно зависеть от случайных обстоятельств.
За последние годы рост преступности в России стал грозной реальностью. Ее состояние, структура, динамика вызывают обоснованную тревогу и представляют явную опасность для общества и государства в целом. В 1999 г. зарегистрировано более 3 млн преступлений, а в будущем эта цифра может существенно возрасти. Много латентных преступлений. По оценкам криминологов их число в стране в течение года составляет 15–20 млн.[1] Увеличивается число краж, грабежей, разбоев, вымогательств, причинения тяжких телесных повреждений. Появились организованные преступные группировки, банды, получили распространение такие виды преступлений, как терроризм, захват заложников, хищения детей с целью их продажи.
Способ включается в состав многих преступлений и влияет на квалификацию. Так, ответственность за корыстные преступления дифференцируется в зависимости от способа завладения чужим имуществом (кража, грабеж, разбой, мошенничество). Некоторые способы умышленного убийства отягчают ответственность.
Для либерализации уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности помимо политических причин есть и вполне объективные. Несмотря на то что ущерб от этих преступлений зачастую многократно превышает ущерб от таких традиционных преступлений как кража, грабеж или мошенничество, многие эксперты признают пограничную близость экономических преступлений к сфере непреступных деяний[6]. Это обусловлено целым рядом обстоятельств. Во-первых, отграничение многих экономических преступлений, от административных правонарушений с тождественной объективной стороной проводится с помощью такого вполне произвольного критерия как «крупный размер» причиненного ущерба или извлеченного в результате данного правонарушения дохода. При этом подход к определению порога крупного размера не только постоянно пересматривается, но и является разным для различных составов.
Так, в России по разным подсчётам количество беспризорных детей оценивается от 2–4 млн. человек до 8 млн[51]. Преступность несовершеннолетних составляет в настоящее время 12,4 % от общего числа преступлений во всех возрастных группах. Среди преступлений, совершаемых детьми и подростками, прежде всего растёт количество таких тяжких преступлений как вымогательство, изнасилования, грабежи, угон транспортного средства, кражи, разбой. Характер преступлений чаще всего носит материально-ориентированную направленность.
Названное обстоятельство, в сочетании со структурной обособленностью ОИПД в отдельную главу, на наш взгляд, еще более последовательно отражено в другом европейском УК – Франции. В числе оснований «ненаступления уголовной ответственности или ее смягчения» (гл. 2 раздела 2 «Об уголовной ответственности») называются: психическое или нервно-психическое расстройство (ст.  122-1); воздействие силы или принуждения (ст.  122-2); ошибка в праве (ст.  122-3); действие, предписанное или разрешенное положениями закона или регламента (ст.  122-4); действие, вызванное необходимостью правомерной защиты (ст.  122-5, 122-6); защита в состоянии неминуемой опасности (ст.  122-7). Регламентация необходимой обороны в данном случае привлекает внимание не только названием этого ОИПД – «действие, вызванное необходимостью правомерной защиты», – в котором более точно расставляются акценты в ответе на вопрос, почему и для кого необходимая оборона является необходимой, но и дифференциацией режимов обороны в зависимости от ценности охраняемых благ. Здесь одна группа нормативных установлений регламентирует процесс «взаимодействия» обороняющегося с посягающим, когда речь идет об уже совершенном посягательстве на самого обороняющегося, других лиц, на отношения собственности; другая – регламентирует акт обороны в ситуации, когда посягательство еще не началось, но существует реальная угроза его осуществления. И наконец, специально оговаривается ситуация, связанная с так называемой беспредельной обороной: «Считается действующим в состоянии правомерной защиты тот, кто совершает действие: п. 1. С целью отразить проникновение, осуществляемое путем взлома, насилия или обмана, ночью в жилище; п. 2. С целью защитить себя от совершающих кражу или грабеж, сопряженных с применением насилия»[69].
По данным уголовной статистики, ежегодно в России совершается свыше 30 тыс. убийств, 45 тыс. умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, 40 тыс. разбойных нападений, 120 тыс. грабежей, 10 тыс. изнасилований[1]. С ростом преступности стремительно увеличивается количество потерпевших. Только официально их регистрируется до 1, 5 млн человек в год[2]. Процесс виктимизации в России развивается стремительными темпами, и необходимость борьбы с данным явлением стала очевидной для всех. Между тем законодатель и правоприменитель к этому фактически не готовы. Свидетельство тому – масса вопросов, связанных не только с проблемой сокращения числа потерпевших, но и с самой терминологией.
Ученые-юристы и практические работники правоохранительных органов неоднократно отмечали зависимость между интенсификацией борьбы с некоторыми видами правонарушающего поведения предпреступного характера (пьянством, наркоманией, проституцией, мелким хулиганством, мелкими хищениями) и снижением определенных видов уголовно наказуемых деяний, в первую очередь корыстно-насильственных (кражи, грабежи, разбои), а также изнасилований и др.
Проект Уложения предлагал смертную казнь за четыре категории деяний: 1) важнейшие государственные преступления; 2) важнейшие карантинные преступления; 3) умышленное убийство отца или матери; 4) вторичное, после осуждения, совершение лицами, приговоренными к каторге, убийства, поджога, разбоя, грабежа. Николай I утвердил смертную казнь только для 1-й и 2-й групп, после чего казнь за государственные преступления имела уже не исключительный, а обычный характер.
Совершенствование УПК РСФСР путем внесения в него изменений не могло быть эффективным. Требовался совершенно новый уголовно-процессуальный закон, который бы в полной мере основывался на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права. В 1994 г. Министерством юстиции, НИИ Генеральной прокуратуры, Государственно-правовым управлением Президента РФ разработаны проекты нового УПК[94]. Наиболее радикальные изменения предлагались проектом ГПУ Президента РФ – внедрить в уголовный процесс России сделки о признании вины, расширить круг преступлений, по которым допускается прекращение уголовного дела в связи примирением сторон (кража, грабеж, совершенные группой лиц, в значительном размере, с проникновением в жилище, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). Данные предложения были по-разному восприняты практиками. Совет судей в Постановлении от 03.04.1998 г. одобрил практику соглашений о признании вины и предложил предоставить государственному обвинителю и защитнику право на начальной стадии судебного процесса (в ходе предварительного слушания) заключать их с согласия обвиняемого и под контролем суда, который и будет назначать соответствующее наказание, а также предусмотреть сокращенный порядок судебного следствия по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести[95]. Однако предложение законодателя и правоприменителя о внедрении в отечественное судопроизводство форм, аналогичных американской сделке о признании вины, вызвало в науке острую дискуссию.
Квалифицирующие обстоятельства отражают в уголовном законе степень общественной опасности определенного вида поведения – типовую степень кражи, грабежа, фальшивомонетничества и т. п., свидетельствуя о существенном изменении уровня опасности по сравнению с отраженной при помощи признаков основного состава. Квалифицирующее значение придается лишь тем обстоятельствам дела, «в которых совмещаются наиболее крупные и резкие признаки, могущие характеризовать деяние в качестве наиболее опасного»[235] либо менее опасного.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я