Смирение (в христианстве)

  • Смире́ние — добродетель, противоположная гордыне, и одна из самых главных добродетелей в христианской жизни. В духовной жизни христианина проявляется в том, что человек в любых обстоятельствах пребывает в мире с самим собой и Богом, не возвышает себя над кем бы то ни было, имеет в своём сердце убеждение, что все духовные заслуги дарует ему только Бог, а также пребывает в любви по отношению к ближним.

    Согласно толковому молитвеннику Д. И. Протопопова 1915 года, смиренный — униженный грехами, жалкий.

    Синонимичными значениями слова «смирение» являются вкупе: кротость, миролюбие, благорасположение, доброжелательность, покорность Богу, забота о ближнем, благодарение, сочувствие, душевное спокойствие, прощение, любовь.

    Библия содержит обетования благодати и милости Божьей смиренным людям. В частности, апостол Пётр пишет:

    С точки зрения христианства, наличие в сердце смирения у человека ведет к глубокому и прочному душевному миру, любви к Богу и людям, состраданию ко всем.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Благоче́стие — это истинное почитание Бога в исполнении всех Его законов и постановлений, это нравственная жизнь, обнаруживающая себя в христианском самообладании и терпении, равно как и в практических плодах братолюбия и внимания к нуждам ближних (2Пет. 1:6-7; Иак. 1:27; 1Тим. 3:16).
Милосе́рдие (лат. misericordia) — одна из важнейших христианских добродетелей, исполняемая посредством телесных и духовных дел. Любовь к ближнему — неразрывно связана с заповедью любви к Богу. Опирается также на тезис, что в любом человеке следует видеть «образ Божий» независимо от его недостатков.
Нищие духом — согласно евангелиям от Матфея и Луки, выражение из первой Заповеди блаженства, употреблённое Иисусом Христом в Нагорной проповеди...
Страдание (скорбь, болезненность, страсть). Понятие страдания является весьма важным в православном учении о спасении. Ещё апостол Павел поучал...
Любо́вь (в Новом Завете греческое слово «агапэ», греч. αγάπη, лат. caritas) — христианская добродетель: любовь без основания, причины, корысти, способная покрыть любые недостатки, проступки, преступления. Одна из трёх главных добродетелей христианства наряду с верой и надеждой, причём главная из них.

Упоминания в литературе

Призывая возвыситься на высоту добродетели и внутренне преобразиться, о. Иоанн указывает на терпение, прощение обид, неосуждение ближнего и другие добродетели, особенно же на смирение и милосердие, столь редкие среди нас христианские добродетели. Современные христиане потеряли Христа, потому и жизнь наша стала лишь сон, мечта, постепенное умирание, а не жизнь. Говоря вообще, неверие, отпадение от Бога, от Божиих премудрых повелений, надеяние на свой разум, слепое последование своим страстям – причины всех бедствий и падений в истории человеческого рода. Повседневное поведение человека о. Иоанн кратко выражает словами: «Ходи всегда пред Богом, как пред Лицом Отца всеблагого, всемогущего, скоропослушливого, готового всегда исполнить праведные желания и прошения сердца твоего». «Мысли и рассуждай так, что на небе известны все твои мысли, чувства и расположения души твоей».
Слово «смирение» в христианских кругах имеет множество разнообразных значений. Некоторые определяют смирение как непритязательность, а кто-то считает, что смиренный человек – тот, кто всегда «на заднем плане». Сегодня я хотел бы прояснить эти заблуждения. Иметь смиренное сердце – значит принять состояние, в котором мы сейчас находимся, потому что так задумал Бог. Признать то, что мы есть в реальности, и жить, как сотворенные существа, – вот что такое смирение. Если Бог благословил нас талантами и мы активно их используем, это признак смирения. Но пытаться быть тем, кем мы не являемся, это не смирение. Многие думают, что быть смиренным – значит не высовываться и не слишком рьяно проявлять свою одаренность. Но это совершенно противоположно истинному смирению. На самом деле, поступая так, мы растрачиваем Божьи дары и проявляем свою гордыню. Быть смиренным – не значит прятать свои таланты и лгать о том, на что вы способны. Это гордыня. Кроме того, можно сказать, что смирение – это признание, что сами по себе мы неполноценны. Истинное смирение рождает благодарность, а не гордыню. А вы достаточно смиренны, чтобы признать, кто вы есть на самом деле?
Самые большие гордецы совершают акты смирения. Настоящее смирение означает отсутствие того, что могло бы ощущать себя смиренным или гордым. Это истинное смирение. Смирение – одна из высших добродетелей человека, без которого любое «человеческое добро есть мерзость пред Богом», так как это внешнее добро есть лишь благообразная маска, прикрывающая внутреннее несовершенство. Смирение не есть рабская покорность и подавленность, оно есть качество раскрытого божественного достоинства человека как творения Божия. Во многих основных религиях, таких как христианство, мусульманство, иудаизм, буддизм, индуизм, смирение одна из добродетелей, позволяющая человеку жить осознанно с Богом уже в этой жизни. «Много высоких и славных, но тайны открываются смиренным» (Книга премудрости Иисуса, 3–19).
Христианство далеко от нынешнего учения земных удобств и земного благоденствия. В основании своем оно есть безустанное понуждение о Христе; и все наши добрые качества, облегчающие нам от времени до времени эту борьбу духа и плоти, суть не что иное, как дары Божии. Заслуга только в вере, в покаянии и в смирении, если не можешь понудить себя; все невольно хорошее в нас, все естественно доброе есть дар благодати для облегчения борьбы. Когда, вопреки сухости сердца и равнодушию ума, идет христианин в церковь или дома становится на принудительную молитву, это выше, с точки зрения личной заслуги, чем молитва легкая, радостная, умиленная, горячая… Такая приятная молитва есть дар, награда, милость. Это не наше, это Божие. Наши только вера и смирение, т. е. презрение к себе и благодарение Богу за все, даже и за нестерпимые муки в здешней жизни.
Должно знать, что если всякая добродетель приобретается не вдруг, а постепенно и с трудом и понуждением, то кольми паче любовь, как начало и конец всех добродетелей, требует к приобретению своему и времени, и великого понуждения, и внутреннего подвига, и молитвы, и прежде всего требует глубокого смирения пред Богом и перед людьми. Смирение и искреннее сознание своего недостоинства – во всех добродетелях скорый помощник, равно и в приобретении любви. Итак, начнем каждый с той степени любви, какую кто имеет, и Бог поможет нам. Кого тяготят грехи, тот да помышляет, что любовь покрывает множество грехов (1 Пет. 4, 8); чья совесть возмущена множеством беззаконий, тот да помышляет, что любовь есть исполнение закона (Рим. 13, 10). Ибо любящий ближнего, говорит апостол, исполнил весь закон (см. Рим. 13, 8).

Связанные понятия (продолжение)

Терпение — добродетель, спокойное перенесение боли, беды, скорби, несчастья в собственной жизни. Сдержанное ожидание благоприятных результатов чего-либо. В западном христианстве входит в число «Семи добродетелей».
Смирение, кротость — религиозное сознание человека со скромным отношением к самому себе. Проявляется в почтительности, вежливости и отсутствии гордыни.
Духо́вная пре́лесть (от ст.‑слав. прѣльсть, прелесть — обман, заблуждение, обольщение: от греч. πλάνη) — в соответствии с православным вероучением, «обманчивая святость», сопровождающаяся высшей и очень тонкой формой лести самому себе, самообманом, мечтательностью, гордыней, мнением о своём достоинстве и совершенстве.
Ке́нозис (греч. κένωσις — опустошение, истощение; κενός — пустота) — христианский богословский термин, означающий Божественное самоуничижение Христа через вочеловечение вплоть до вольного принятия Им крестного страдания и смерти. Термин взят из Фил. 2:7: «Уничижил Себя Самого, приняв образ раба…»
Попуще́ние Бо́жие — в монотеистических религиях (прежде всего в христианстве и мусульманстве) позволение Бога совершать своим творениям (живым существам или даже неживым стихиям) дела, безразличные Богу, неугодные ему и даже богопротивные. Примеры попущения Божьего: стихийные бедствия, злодеяния, грешная жизнь.
Покая́ние (др.-греч. μετάνοια — «сожаление (о совершившемся), раскаяние», буквально: «изменение мыслей», от др.-греч. μετα- — приставка, обозначающая: «изменение, перемена» + др.-греч. νόος, νοῦς — «мысль, ум, разум; мнение, образ мыслей ») — богословский термин, в христианстве означающий осознание грешником своих грехов перед Богом. Как правило, покаяние сопровождается радикальным пересмотром своих взглядов и системы ценностей. Результат покаяния — решение об отказе от греха. В Библии покаяние описывается...
Пра́ведность — понятие в христианстве, исламе и иудаизме; строгое следование заветам, которые предписаны вероисповеданием.
Теологи́ческие доброде́тели (англ. theological virtues, фр. vertus théologales, исп. virtudes teologales) — категории, постулирующие идеальные качества человека.
Моление о чаше (Гефсиманское моление) — молитва Иисуса Христа в Гефсиманском саду, описанная в Евангелиях. С точки зрения христианских богословов является выражением того, что Иисус имел две воли: Божественную и человеческую.
Провиде́ние (промысел Божий, или промысл Божий, греч. πρόνοια, лат. Providentia) — целесообразное действие Высшего Существа, направленное к наибольшему благу творения вообще, человека и человечества в особенности.
Православная церковь придерживается общего христианского вероучения, что существует ряд деяний, которые являются греховными и недостойными христианина. Классификация деяний по этому признаку основывается на библейских текстах и интерпретации церкви. В случае, если верующий искренне раскается в совершённом грехе, то после исповеди грех считается отпущенным, то есть прощённым.

Подробнее: Грехи в православии
Кротость — это мягкость характера. Она помогает человеку терпеливо переносить оскорбления, при этом не раздражаться, не возмущаться и не желать отомстить. Кротость — качество, которое сочетает в себе мягкость характера с твёрдостью духа. Кротость не следует отождествлять со слабохарактерностью и безволием, так в Библии «кротчайшим из всех людей на земле» назван Моисей (Чис. 12:3) — человек решительный и волевой, по приказу которого было убито около трех тысяч евреев, причастных к культу золотого...
Спасе́ние (греч. σωτηρία) — в христианстве, согласно Библии, избавление человека от греха и его последствий — смерти и ада, и обретение спасённым человеком Царства Небесного. В различных местах Библии термин «спасение» может обозначать также исцеление, избавление от физической опасности или личных врагов, освобождение от политического гнета.
Сме́ртный грех в христианстве — тяжёлый грех, влекущий за собою потерю спасения души в случае отсутствия покаяния. Этот термин широко используется в католической теологии, где развито вероучение, различающее тяжёлые и обыденные грехи. Похожим образом термин используется также в некоторых некатолических церквях, включая православие. Но там отсутствует такое определение смертного греха, которое содержится в конкретной католической доктрине. В православии принята система из восьми смертных грехов, в...
Сочу́вствие, сострада́ние, сопережива́ние — один из социальных аспектов эмпатии (эмоционального состояния), формализованная форма выражения своего состояния по поводу переживаний другого человека (в частности, страдания).
При́тча о мы́таре и фарисе́е — одна из известных притч Иисуса Христа, упоминаемая в Евангелии от Луки.
При́тча о непра́ведном судии́ — одна из притч Иисуса Христа, содержащаяся в Евангелии от Луки. В ней говорится о судье, который не желал защищать вдовицу, но, чтобы та не докучала ему, согласился помочь...
Предопределение (лат. praedestinatio или praedeterminatio) — религиозное представление об исходящей от воли Бога предустановленности событий истории и человеческой жизни. В религии — предварительная заданность жизни человека, его спасения или осуждения в вечности волей Бога. Идея предопределения имеет особое значение в монотеистических религиях, поскольку с точки зрения монотеизма всё существующее определяется волей Бога (в том числе и зло), поэтому проблема предопределения соприкасается с проблемой...
Благода́ть (др.-евр. חן, др.-греч. χάρις, лат. gratia) — одно из ключевых понятий христианского богословия, рассматривается как дар для человека от Бога, подаваемый исключительно по милости Господа, без всяких заслуг со стороны человека и предназначенный для его спасения и освящения («возрастания в благодати»). Благодать понимается как действенное снисхождение Бога к человеку, действие Бога, изменяющее сердце человека, и само свойство Бога, указывающее на Его доброту и милосердие. В представлении...
Перворо́дный (прародительский) грех — христианский богословский термин, означающий первый грех, совершенный в Эдеме прародителями Адамом и Евой. В формальном понимании грех заключается в ослушании Божьей воли, нарушении запрета «от дерева познания добра и зла не ешь от него» (Быт. 2:17).
Аске́за (от др.-греч. ἄσκησις — «упражнение»), или аскети́зм — методика достижения духовных целей через упражнения в самодисциплине, самоограничении, самоотвержении, исполнении трудных обетов, порой включающих самоистязание. Слово восходит к древнегреческому глаголу ἀσκέω, означающему искусное и старательное обрабатывание грубого материала, украшение или обустройство жилища, упражнение, развивающее телесные и душевные силы. Аскетические практики встречаются в различных религиях, национальных традициях...
Мысленная брань (то есть война «мысленная» или «в мысли») — в христианской религиозной практике — умно́е делание (то есть работа ума или умом), направленное против помыслов (то есть мыслей, чувств и желаний), всеваемых в естество человека бесами. Цель мысленной брани — уничтожение страстей, питаемых помыслами. Главное средство мысленной брани — Иисусова молитва. В наиболее совершенном виде мысленная брань ведётся монашествующими или аскетами.
Го́рдость — положительно окрашенная эмоция, отражающая положительную самооценку — наличие самоуважения, чувства собственного достоинства, собственной ценности. В переносном смысле «гордостью» может называться причина такой самооценки (например, «этот студент — гордость всего института»).
Умиле́ние — христианская добродетель, проявляющаяся, согласно представлениям христианских авторов, так называемым радостотворным плачем и близкая к радостопечалию — состоянию, которое Святые Отцы описывали как одновременное сосуществование и неразделимое единство печали и радости.
Евангельские заповеди, Заповеди Христовы — духовно-нравственные указатели на пути в Царство Божие, проповеданные Иисусом Христом своим ученикам и последователям. Согласно христианским святым учителям и преподобным отцам исполнение Евангельских заповедей необходимо для спасения человека (получения им вечной жизни).
Христос и богатый юноша — один из эпизодов синоптических евангелий. Содержит в себе притчу о верблюде и игольном ушке.
Добро — общее понятие морального сознания, категория этики, характеризующая положительные нравственные ценности.
Иису́сова моли́тва — в православии и греко-католицизме — молитва-обращение к Иисусу Христу, с исповедованием веры в Него как в Сына Божьего и истинного Бога, с прошением о помиловании (прощении грехов), о помощи в испытаниях и о помощи в борьбе с искушениями.
Заповеди любви — две заповеди, изложенные в Библии в Ветхом Завете и прокомментированные Иисусом Христом в Новом Завете.
Душепопечение (лат. cura animarum) — церковная психология, психологическая помощь священника прихожанину. Часто рассматривается как синоним духовничества. Термин был введён Григорием Двоесловом. В широком смысле душепопечение включает в себя богослужение, в узком — частные беседы с целью выслушать проблему и решить её в соответствии с Священным Писанием и учением Церкви. В отличие от психологической помощи душепопечение как правило не сводится к однократному сеансу, но имеет цель приобщить человека...
Непростительный грех (часто непроща́емый грех, ве́чный грех) — хула на Святого Духа, концепция греха в христианской теологии, который не может быть прощён. Находясь в состоянии этого греха, невозможно достичь спасения и вечной жизни с Богом.
Теория сатисфакции (от лат. Satisfactio) — в христианском богословии сложная теория, обнимающая собой целую группу догматических вопросов.
Внутренний Свет — теологический термин, означает находящийся в человеке Свет Христа; то, что от Бога; Дух Божий в человеке. Древнее понятие, которое применяли ещё ранние христиане, говоря о сияющем в них свете Христа. Современное определение Внутреннего Света (англ. Inner Light), впервые введенное в обращение в 1904 году американским протестантским теологом Руфусом Джонсом, таково: «Внутренний Свет — это идея о том, что существует нечто Божественное, "то, что от Бога в человеческой душе"». Джонс...
Рождение свыше (или Возрождение) — библейский термин, понятие христианского богословия, которое означает таинственное действие Бога в раскаявшемся грешнике , преобразование человека для новой духовной жизни с Богом. Рождение свыше является необходимым условием спасения души. Среди христианских конфессий имеются некоторые различия, связанные с пониманием рождения свыше.
Антиномизм, антиномианизм (др.-греч. ἀντι- — против и νόμος — закон) — чрезмерное пренебрежение законами Ветхого Завета, проявлявшееся или практически, под видом мнения, что возрождённый человек не нуждается ни в каком внешнем законе, так как все его поступки хороши, или же теоретически, в учении, что человек евангельским учением приведён к покаянию и поэтому ему не нужно изучение закона Ветхого Завета.
Притча о немилосердном должнике – одна из притч Иисуса Христа о Царствии Небесном, содержащаяся в Евангелии от Матфея. В ней рассказано о царе, который внемля просьбам раба своего об отсрочке долга, простил ему плату, но после того как тот не поступил схожим образом по отношению к своему должнику, раб отдан был истязателям до уплаты всего долга...
Грехопаде́ние — общее для всех авраамических религий понятие, обозначающее нарушение первым человеком воли Бога, которое привело к падению человека из состояния высшего невинного блаженства в состояние страданий и греховности, основанное на 3-й главе книги Бытие.
Центральной концепцией христианского учения о посмертии является догмат о телесном воскресении и вечной жизни в восстановленных и обновлённых телах.

Подробнее: Раннее христианство и переселение душ
Начертание зверя — выражение из книги Откровение (Откр. 13:15-18, Откр. 14:9-11, Откр. 15:2-3, Откр. 16:1-2, Откр. 19:19-21, Откр. 20:4). В качестве синонима может использоваться выражение печать антихриста. В христианской эсхатологии рассматривается как таинственный знак покорности зверю из Апокалипсиса, принятия власти антихриста.
Притча о неразумном богаче – одна из притч Иисуса Христа содержащаяся в Евангелии от Луки. В ней рассказано о человеке, который богатство своё решил употребить для развлечений и накопительства, не зная, что вскоре умрет...
Тшува (ивр. ‏תשובה‏‎, буквально — «возвращение») — понятие раскаяния в иудаизме.
Тщесла́вие (от тщетный (напрасный) + слава) — стремление прекрасно выглядеть в глазах окружающих, потребность в подтверждении своего превосходства, иногда сопровождается желанием слышать от других людей лесть.
Страсть — сильное, доминирующее над другими, чувство человека, характеризующееся энтузиазмом или сильным влечением к объекту страсти. Объектами страсти могут быть как люди, так и предметы и даже идеи.
Притча о брачном пире — одна из притч Иисуса Христа о Царствии Небесном, содержащаяся в евангелиях от Матфея и Луки. В ней Царство Небесное уподобляется человеку, который созывал званных на брачный пир своего сына, но те отказались. Тогда созваны были все прочие, которые пришли и возлежали на пиру, но один из них, одетый неподобающе, был изгнан...
Христианская этика, или нравственное учение христианства, определяет моральные ориентиры человеческого поведения. Поведение человека основывается на христианском представлении о природе и предназначении человека, его отношении с Богом. Христианскую этику можно назвать теорией христианского действия.

Упоминания в литературе (продолжение)

Должно знать, что если всякая добродетель приобретается не вдруг, а постепенно и с трудом и понуждением, то кольми паче любовь, как начало и конец всех добродетелей, требует к приобретению своему и времени, и великого понуждения, и внутреннего подвига, и молитвы, и прежде всего требует глубокого смирения пред Богом и перед людьми. Смирение и искреннее сознание своего недостоинства – во всех добродетелях скорый помощник, равно и в приобретении любви. Итак, начнем каждый с той степени любви, какую кто имеет, и Бог поможет нам. Кого тяготят грехи, тот да помышляет, что любовь покрывает множество грехов (1 Пет. 4, 8); чья совесть возмущена множеством беззаконий, тот да помышляет, что любовь есть исполнение закона (Рим. 13, 10). Ибо любящий ближнего, говорит апостол, исполнил весь закон (см. Рим. 13, 8). Если бы мы и не достигли означенной совершенной любви, по крайней мере, позаботимся и постараемся не иметь зависти, и ненависти, и памятозлобия.
4. Пусть же, о любезный христианин, сия книга послужит для тебя руководством, как надлежит тебе не только получить чрез веру во Христа прощение грехов, но и как надлежащим образом воспользоваться благодатью Божиею, дабы проводить святую жизнь и являть и святить свою веру христианским образом действий. Истинное христианство состоит не в словах и не в наружном виде, а в живой вере, из которой, как от Самого Христа, проистекают плоды оправдания и все христианские добродетели. Вера сокрыта от человеческих глаз и невидима, а потому должна доказываться плодами – из коих мы и узнаём, почерпывает ли она во Христе всяческое благо, оправдание и спасение. Если христианин ожидает благ, обетованных верою, то из неё произрастает надежда. Ибо что такое надежда, как не постоянное и несомненное чаяние благ, обещанных верою? Когда вера делится воспринятыми ею благами с ближними, то из неё проистекает любовь, побуждающая поступать с ближними так, как поступает с нами Бог. Когда вера, подвергаясь крестным испытаниям, предаётся воле Божией, то из неё произрастает терпение. Когда она воздыхает под бременем креста или благодарит Бога за полученные благодеяния, то является молитва. Когда, объемля в созерцании силу Божию и человеческую немощь, вера припадает к Богу и преклоняется пред Ним, тогда рождается из неё смирение. Когда она печётся о том, чтобы не лишиться благодати Божией, или, как говорит св. Апостол Павел, со страхом и трепетом подвизается о своём спасении (ср.: Фил. 2:12), то является страх Божий.
Смирение в жизни (в пребывании и поступках); непоколебимое мужество в вере; скромность и разборчивость в употреблении слов и других выражений наших мыслей и чувств; в делах должна быть правда и истина; в отношениях к другим – милосердие; в отношении нравов – исправление; никаких обид не творить; сделанную нам обиду благодушно и терпеливо переносить; со всеми жить мирно; Бога любить всем сердцем; любить Бога, ибо Он – Отец; бояться Его, ибо Он – Бог; Иисуса Христа не сравнивать ни с кем из разумно свободных существ, как земных, так и небесных; сердечной любовью соединяться с Ним.
Смирение – это очень важное качество в человеке. Не бездумное послушание, а именно осознанное смирение с волей Божьей. Это, можно сказать, основа вашего духовного развития. Вам нужно научиться различать: где воля Божья и надобно проявить смирение, а где просто неблагоприятно сложились обстоятельства. И надо проявить свою силу и не сдаваться. От некоторых людей вам нужно вытерпеть обиды и унижения, ибо Господь послал этого человека вам для искупления грехов своих. А от другого человека грубость и неуважение терпеть не стоит и непременно надо поставить его на место. Слушайте душу свою, она вам подскажет, кто есть кто в жизни вашей. Запомните: переносить обиды и тяжести жизни в смирении по воле Божьей – это вас очищает, даёт искупление грехов своих. А вот если рядом находится человек, который обижает вас по своему желанию, а не по воле Божьей, он, нападая на вас, забирает силу вашу, и вы вправе дать ему отпор. Это уже в лице человека этого к вам приближается Дьявол. Тёмные пытаются таким образом забрать вашу энергию. Если видите промысел Божий, то смиритесь и перетерпите. Молитесь для облегчения прохождения тяжёлых моментов в жизни вашей и благодарите Господа, что даёт вам возможность искупить грех свой. Научившись искреннему смирению, душа ваша обретёт большую силу духовную, ибо Иисус Христос смиренно принял боль, дабы искупить грехи людские. Примите и вы смиренно боль, дабы искупить грехи свои. Любовь, вера, милосердие, смирение – это ваши спутники на пути развития духа.
Богомудрые отцы говорят, что душа наша имеет три части: ум, который называют также и силой словесной, силу раздражительную и силу вожделетельную[3]. В сих силах добродетели находятся естественно и внутренно, а пороки прибывают отвне[4], через потерю добродетелей. Добродетели ума суть следующие: правая вера, знание, благоразумие, смирение, непрестанная в сердце память о Боге, память о смерти, чистые помыслы, удаленные от житейских и суетных вещей мира, как то: разнообразной пищи и питья, стяжаний, бесполезных связей с людьми и подобного сему, чем оскверняется душа безмолвствующего. Потому-то святые отцы как сами жили в пустынях и горах, так и женам определили безмолвствовать, удаляясь связей и всякого обращения с мужчинами, чтобы таким образом удобнее утвердиться в добродетели через терпение, совершенное безмолвие и всецелое упразднение от внешнего, – обучить нравы и чувства, сохранить ум и помыслы чистыми и неоскверненными от нечистых воспоминаний и обрести Бога делами, творимыми в безмолвии. Дела же безмолвия есть пост, бдение, долулежание[5], чтение, поклоны на каждый час. Поклонов должно иметь каждый раз по крайней мере сто; потом, приложась к честному образу Сладчайшего Иисуса Христа и Бога нашего, сесть за чтение или рукоделие.
Ищите прежде Царствия Небеснаго. Мы часто легкомысленно говорим, что если бы сожители наши были другие, а не настоящие, то мы жили бы лучше и спокойнее. Нет, напрасны эти твои мудрования. Спаситель наш, «глубиною мудрости человеколюбно вся строяй»[71], ставит людей в условия жизни, способствующие их спасению, помогающие им воспитать в себе качества истинного христианина: кротость, смирение, терпение. Знай, что, прося себе смирения, ты просишь оскорблений и уничижений от людей. Трудна земная жизнь – она дается для приготовления к легкой неземной жизни.
Низлагая душепагубную страсть – гордость, Господь начинает Свое учение ублажением нищих духом. Как через гордость прародители пали в раю и лишились общения с Богом, так посредством смирения Господь возводит нас в первобытное состояние. Ублажая нищих духом, Господь говорит, что для достижения Царства Небесного необходимо иметь нищету духовную. Но что такое нищета духовная и кто может быть назван нищим духом? Нищие духом – это смиренные духом люди, смиренно думающие о себе в глубоком убеждении, что у человека ничего нет собственного, а все, чем пользуется он, есть дар Божий; что силы душевные и телесные мы имеем от Бога и поэтому без Бога, без Его благодатной помощи не можем исполнять и заповедей Божиих, не можем делать добро, не можем быть угодными Ему. Так сознающие свою зависимость от Бога ничего себе не присваивают, но все свои преимущества, внутренние и внешние, приписывают Богу и, благоговея пред Ним, Подателем всех даров, самих себя почитают за ничто.
Апостол Павел писал о любви: Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы (1 Кор. 13: 2–3). О смирении же святые отцы говорят как об основе и источнике самой истинной любви. Насколько оно необходимо в духовной жизни, в кратких и сильных словах сказал, например, святой Исаак Сирин (VII век): «Что соль для всякой пищи, то смирение для всякой добродетели… <…>…Потому что без смирения напрасны все дела наши, всякие добродетели и всякое делание»[2].
Умудренные Духом богомудрые отцы поучают нас все прощать и при различных обидах от людей не скорбеть, а радоваться, что имеем случай простить согрешившему и получить прощение своих собственных грехов, прямо указывая, что в этом есть истинное боговедение, плодоносие веры, несение креста; даже тогда когда нас обижают, надо обвинять себя. А для достижения такой благодати нужно вести непрестанную внутреннюю брань в чувстве смирения и покаяния, чтобы обновился внутренний человек.
В русской святости особо выделяются и почитаются такие характерные свойства, как безконечное терпение, умение претерпевать любые лишения, ожидая осуществления воли Божией. Русский народ возлюбил смирение, в котором Христос пришел для нашего спасения, зрак раба приняв. Общей чертой русской святости явилось то, что святость всегда совпадала с проявлением любви. В трагической и часто страшной истории Руси, там, где приумножались грех и жестокость, святость, являемая в отшельничестве, монашестве, подвижничестве и в других подвигах, преизбыточествовала любовью и благодатию – свидетельством милости Божественной и человеческого сострадания.
Плодом молитвы бывает постепенно расширяющееся зрение своих согрешений и своей греховности, отчего усиливается умиление и обращается в плач. Плачем называется преизобильное умиление, соединенное с болезнованием сердца сокрушенного и смиренного, действующее из глубины сердца и объемлющее душу. Потом являются ощущения присутствия Божия, живое воспоминание смерти, страх суда и осуждения. Все эти плоды молитвы сопровождаются плачем и, в свое время, осеняются тонким, святым духовным ощущением страха Божия… Страх Божий – ощущение совершенно новое. Страх Божий – действие Святого Духа. От внушения этого чудного действия начинают истаивать страсти, – ум и сердце начинают привлекаться к непрерывному упражнению молитвой. По некотором преуспеянии приходит ощущение тишины, смирения, любви к Богу и ближним без различия добрых от злых, терпение скорбей как попущений и врачеваний Божиих, в которых необходимо нуждается наша греховность. Любовь к Богу и ближним, являющаяся постепенно из страха Божия, вполне духовна, неизъяснимо свята, тонка, смиренна, отличается отличием бесконечным от любви человеческой в обыкновенном состоянии его, не может быть сравнена ни с какой любовью, движущейся в падшем естестве, как бы ни была эта естественная любовь правильной и священной. Одобряется закон естественный, действующий во времени; но закон вечный, закон духовный настолько выше его, насколько Святой Дух выше духа человеческого. О дальнейших плодах и последствиях моления святейшим именем Господа Иисуса останавливаюсь говорить, – пусть блаженный опыт научит им и меня, и других.
Блаженной памяти старец Паисий в начале нашей общежительной жизни в 1968 году говорил нам: «Добродетель в собственном смысле всего одна, и имя ей – Смирение. Но вы этого не понимаете, поэтому я назову вам ещё одну добродетель, имя которой – Любовь. Но подумайте сами: если у человека есть смирение, то разве у него может не быть любви?..» Смирение и любовь, эти «добродетели-сёстры», как называл их старец, есть фундамент жизни духовной. Ведь именно они привлекают на человека благодать Божию и именно от них рождаются все остальные добродетели. «Просто возделывайте смирение и любовь, – говорил нам старец. – Как только эти добродетели разовьются, гордость и злоба придут в истощение, и страсти начнут издыхать».
Следующая добродетель, которой порой нам не хватает, – это смиренномудрие. Что же такое смиренномудрие и для чего оно необходимо верующему человеку? Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Смиренномудрие – правильное понятие человека о человечестве, следовательно, оно есть правильное понятие человека о самом себе». Давайте поясним это высказывание. В основе добродетели смиренномудрия лежит смирение. Смиряясь, примиряясь с собой, с окружающими нас людьми, с различными жизненными обстоятельствами и проблемами, мы обретаем такое свойство души, которое сближает земное с небесным. И тогда мы ощущаем внутренний сердечный мир. Это – особое состояние человека – радостное, спокойное, блаженное. Только стяжав смиренномудрие можно достичь такого состояния. Просто смиренномудрый человек знает и верит: что бы ни происходило с ним, какие бы события ни случались, какие бы трудности и невзгоды ни выпадали на его долю, все это – по воле Божией, а значит, не в погибель, а во спасение.
Если не хотим, любезный христианин, вконец заблудиться и быть вечными пленниками дьявола, но более хотим к Богу прийти и вечную жизнь получить, к чему призваны мы и банею крещения возрождены, то непременно должны мы себя вверить Ему, верой и любовью держаться Его, слушать святое и истинное учение Его, следовать стопам Его, подражать чистому примеру непорочного жития Его. Смирение Его пусть низлагает нашу гордость; терпение Его пусть укрощает гнев наш; кротость Его пусть изгоняет злобу нашу и желание мщения; нищета Его пусть отвращает нас от сребролюбия, лихоимства и хищения; любовь Его пусть истребит зависть и ненависть нашу; святыня Его пусть научит нас любить чистоту души и тела. Все святое и божественное Его житие пусть будет нам во образ и исправление злых наших нравов, с которыми мы от ветхого Адама родились. Так и для нас в Нем откроется путь, истина и жизнь вечная! Так за Ним следуя, не собьемся с пути правого, но придем к желаемому отечеству и дому Небесного Отца, в котором обителей много (Ин. 14:2). Смиренным и низким является этот путь, возлюбленный христианин, но к высокому небу идущих по нему ведет. Этим путем иди, если небесного отечества достигнуть хочешь, – и не заблудишься в пропасть адову.
Вера в Бога исходит из самых сокровенных тайников человеческой души, составляет ядро человеческой личности. Она гораздо шире мысли, сложнее отдельного чувства, ибо содержит в себе чувства любви к Богу, страха Божия, благоговения, смирения пред величием и премудростью Божией; благодаря вере и любви к Богу христианин всецело предает себя в волю Божию, вручает свою жизнь всеблагому Божественному Промыслу. Вера – это пребывание ума в Божественных истинах, стремление ума и сердца к Богу, познание любви Божией. Вера открывает доступ к богатству Божественных сокровищ жизни и вечности. Все святые отцы согласно утверждают это. Так, преподобный Исаак Сирин говорит: «Верой познаем силу и премудрость Божию, и Промысл, и славу Божию». И святитель Иоанн Златоуст пишет: «Верными мы называемся не только потому, что веруем, но и потому, что Бог вверил нам тайны, которых прежде нас и Ангелы не знали». А святитель Григорий Богослов свидетельствует: «Вера есть свободное убеждение души в том, что возвещается от Бога». У святого апостола Павла находим по этому поводу: Верою получили мы доступ к благодати (Рим. 5, 2). Святитель Феодор Едесский утверждает, что «вера рождает страх Божий; страх же Божий научает нас соблюдению заповедей; в соблюдении же заповедей состоит деятельная добродетель, которая есть начало созерцания. Плод же всего этого – бесстрастие; через бесстрастие же водворяется в нас любовь, а о любви говорит возлюбленный ученик Христов: Бог любы есть, и пребывали, в любви, в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает (1 Ин. 4, 16)».
В нашей жизни все время происходят вещи, бороться и преодолевать которые мы не всегда можем и знаем, как это делать. Нужды человека велики и разнообразны – нам нужна помощь в делах, в огорчениях, в болезнях, при столкновении с чем-то новым и опасным и т. д. Во всех больших и малых потребностях можно и нужно обращаться к Богу. Просите, и дастся вам – учит Евангелие. Люди молятся Господу и Его Матери, Пресвятой Богородице, Которая всегда была Ходатаицей и Молитвенницей за всех людей в целом и каждого человека в отдельности. Дерзновение к Богу имеют Небесные силы – Архангелы, Ангелы, Серафимы и Херувимы, а также святые. Святые – это угодники Божьи, т. е. люди, смирением, духовным и телесным трудом, терпением, воздержанием и следованием воле Бога получившие от Него благодать. Этой благодатью они еще при жизни творили чудеса, исцеляли душевные и телесные страдания и немощи людей. Теперь же, когда прекратился их земной путь, они предстоят Престолу Божьему и приносят Ему молитвы и прошения о нуждающихся и обращающихся к ним за помощью. В житиях многих святых сказано, что они будут встречать в последний час души людей, почитавших их при жизни. Велико же ходатайство угодивших Богу за нас грешных.
Человек, христианин! Доколе есть время, постарайся здесь, на земле, присвоиться Богу и святым Его через веру и благочестие. Будь церковным, впитывай в себя дух церковный, дух покаяния, святыни мира, богомыслия, дух любви, кротости, смирения, терпения, благопокорения, спасения. Не поднимай высоко свою голову и не презирай Матери своей Церкви, спасающей тебя. Бывай часто в храме, во время богослужений стой со смирением, слушай, размышляй или читай и пой. Если здесь не присвоишься ей и через нее Богу, останешься чуждым ей и Богу, и по смерти Бог не примет тебя, и святые Его все отрекутся от тебя как от чуждого им по духу и расположению сердца и мыслей, и будешь ты изгнан в страну чуждую, в мрачное и пламенное место отпадших духов и непокаянных душ человеческих. Будь мудрым, чтобы побеждать ухищрения диавола и достигать своего великого назначения.
Впрочем, хотя истина и добродетель доступны всем, однако никак не излишни, а часто необходимы особые учителя, по роду знания, особые руководители, по роду подвигов. Так и для успеха в духовном послушании, поскольку можешь, поскольку внутренне чувствуешь особенную нужду, избери себе особенного наставника, сведущего и опытного в сей науке, благословенного на сие служение, которого слово сильно жизнью, светло молитвой, охранено от заблуждения смирением. Покори ему свою волю ради Бога: и воля Бога Небесного сойдет к тебе на землю, и твое простое земное послушание будет достигать до неба, по реченному к истинным и законным наставникам от Дающего пастырей и учителей: Слушаяй вас, Мене слушает.
Я желаю, чтобы человек искал всех добродетелей со смиренномудрием. Так, каждый день, вставая рано, приступай к каждой добродетели и заповеди Божией с величайшею твердостью, со страхом и терпением, в любви к Богу, со всякою готовностью души и тела, с глубоким смирением, в постоянной скорби сердца и хранении его, в продолжительной молитве и прошениях с воздыханием, в чистоте языка и хранении очей. Если бесчестят тебя, не гневайся; будь миролюбив, и не воздавай злом за зло; не обращай внимания на оскорбления других; не думай высоко о себе, но будь ниже всякой твари; презирай все телесное и плотское; будь под крестом, в борьбе, в нищете духовной, в духе и деле аскета; пребывай в посте, в покаянии, плаче и в подвиге воинствования, в рассуждении, в чистоте души, в добром расположении духа; работай в безмолвии; пребывай в ночных бдениях, в голоде и жажде, в холоде, в наготе и трудах. Закрой гроб твой, как бы ты уже умер, каждый час имея смерть пред своими глазами.
Изучение закона Божия требует терпения. Это изучение есть стяжание души своей: в терпении вашем, повелевает Господь, стяжите души ваши[8]. Это – наука из наук! Это – небесная наука! Это – наука, сообщенная человеку Богом! Стези ее совершенно отдельны от тех обыкновенных стезей, которыми идут науки земные, науки человеческие, науки, рожденные нашим падшим разумом из собственного его света, для нашего состояния в падении. Кичат, напыщают ум науки человеческие, осуществляют, растят человеческое я! Божественная наука открывается душе, предуготовленной, сотренной, углажденной самоотвержением, как бы лишившейся самобытности по причине своего смирения, содеявшейся зеркалом, не имеющим никакого собственного вида, способным по этой причине принимать и отражать Божественные начертания. Божественная наука – Премудрость Божия, Божие Слово. Говорит о ней сын Сирахов: Премудрость сыны своя вознесе, и заступает ищущих ея. Любяй ю любит жизнь, и утренюющии к ней исполнятся веселия; держайся ея наследит славу, и идеже входит, благословит его Господь; служащий ей, послужат Святому, и любящих ю любит Господь; слушаяй ея, судити имать языки, и внимаяй ей, вселится надеявся. Такова Божественная наука! Такова Премудрость Божия! Она – Откровение Божие! В ней – Бог! К ней доступ – смирением! К ней доступ – отвержением своего разума! Неприступна она для разума человеческого! Отвергнут он ею, признан безумием! И он, дерзостный, гордый враг ее, богохульно признает ее юродством, соблазняется на нее за то, что она явилась человекам на Кресте, и озаряет их с Креста. Доступ к ней – самоотвержением! Доступ к ней – распятием! Доступ к ней – верой! Продолжает сын Сираха: Аще уверуеши, наследиши ю[9].
Если же очевидно призвание Божие и человек слышит внутренний зов своей души, он не должен своей неуступчивостью под предлогом смирения противиться воле Божией. В этом случае духовная мудрость повелевает будущему пастырю обратиться за благословением к духовному отцу. И если получит он положительный ответ, то принятие им сана будет более безопасно. Тогда проявляется «прекрасная и чудная взаимность, когда и человек спешит на служение Богу, и Бог без замедления приближает к Себе Своего служителя, искренно и неложно старающегося благоугождать Владыке!»[31]
Смирение, таким образом, есть духовный героизм, способность человека преодолевать в себе и изживать самолюбивую самозамкнутость, жертвовать своим «я» ради высших идеалов. И смирение невозможно, если человек не поставит себя перед лицом Бога, если в перспективе Божественного присутствия в собственной жизни не пересмотрит шкалу своих нравственных ценностей, если не обратится к Богу за содействием в исполнении Его заповедей. В конечном итоге вся христианская мораль обретает смысл только в том случае, если воспринимается как «мораль богочеловеческая», основанная на «взаимодействии человека и Бога»[103]. Это можно увидеть и на примере других заповедей Блаженства.
Это сокрушение заставляет душу чувствовать себя хуже и ниже всех, которое называется промыслительным смирением. А это состояние последности привлекает милость Божию, и даруется тогда христианину уже совершенное смирение, которое именуется силою и совершенством всех добродетелей: и оно-то Богу приписывает добрые дела.
Человек-христианин! Доколе есть время, постарайся здесь, на земле, присвоиться Богу и святым Его чрез веру и благочестие; будь церковным, впитывай в себя дух церковный, дух покаяния, святыни и мира, богомыслия, дух любви, кротости, смирения, терпения, благопокорения, спасения. Не поднимай высоко свою голову и не презирай Матери своей Церкви, спасающей тебя, бывай часто в храме во время богослужений, стой со смирением, слушай, размышляй или читай и пой. Если здесь не присвоишься ей и чрез нее Богу, останешься чуждым ей и Богу, и по смерти Бог не примет тебя, и святые Его все отрекутся от тебя, как от чуждого им по духу и расположению сердца и мыслей, и будешь ты изгнан в страну чуждую, в мрачное и пламенное место отпадших духов и непокаянных душ человеческих. Будь мудрым, чтобы побеждать ухищрения дьявола и достигать своего великого назначения.
Не будет никаких собственных подвигов у ищущих Царствия Божия. Спасаться же будут только терпением скорбей и болезней. Почему не будет подвигов? Потому что не будет в людях смирения, а без смирения подвиги принесут больше вреда, чем пользы, даже могут погубить человека, так как они невольно вызывают высокое мнение о себе у подвизающихся и рождают прелесть. Только при руководстве очень опытных духовных людей могли быть допущены те или иные подвиги, но их теперь нет, не найти. Руководителем теперь является Сам Господь, да отчасти книги, кто имеет их и может понимать. Как же руководит Господь? Попускает гонения, оскорбления, болезни, длительную старость с тяготой и немощами.
Благодать как скоро усмотрит, что в помысле человека начало появляться несколько самомнения и стал он высоко о себе думать, тотчас попускает, чтобы усилились и укрепились против него искушения, пока не познает свою немощь, не бежит и не емлется во смирении за Бога. Сим приходит человек в меру мужа совершенного верой и упованием на Сына Божия и возвышается до любви. Ибо чудная любовь Божия к человеку познается, когда бывает он в обстоятельствах, разрушающих надежду его. Здесь Бог силу Свою показывает во спасении его. Ибо никогда человек не познает силы Божией в покое и свободе… Не дивись, что, когда приступаешь к добродетели, отовсюду источаются на тебя жестокие и сильные скорби.
Смирение, в старину писавшееся так: CMipenue, ныне толкуют как самоуничижение. Неправда! Слово CMipenue самим корнем раскрывает перед нами свой смысл, – состояние мира и меры в душе человеческой, какое бывает после горячей исповеди или искреннего раскаяния, добродетель смирения по-гречески передается словом симметрия, и оно тоже говорит нам о равновесии и мире в человеческой душе. Смирение – это когда не по нашему хотенью, а по Божьему изволенью, это когда не нашим умом, а Божьим судом. Со смирением наши воины побивали врагов
Мы знаем, как грехи связаны между собой: один грех вводит в сердце за собою другой. Вспомним о христианских добродетелях. Они неразрывно связаны между собой, образуя золотую цепь. Кто научит себя одной добродетели, приобретет одно доброе свойство, тот вместе с тем приобретет и другое. Так, истинная молитва христианина, обнимающая собою весь мир, всех людей, неразрывно связана с любовью человеческого сердца к собратьям – людям. Любовь с ее милосердием, состраданием, жалостью к людям не может жить в сердце человека без смирения. Добродетели христианина представляют собой лестницу, ступени которой составляют одно целое. Такую же цепь образуют между собой и грехи – только, конечно, не золотую, а порочную. Они все органически связаны один с другим: один непременно влечет за собой другой. Как змеи вползают грехи один за другим в сердце человека. Разве не так? Кто завидует, тот начинает осуждать; кто осуждает, тот, значит, разжигает в себе семя злобы и так далее.
Вы должны знать, что подвиг сей <монашество> небезтрудный, ибо Господь сказал: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе (Мф. 16, 24). Отвержение себя состоит, главное, в отвержении своей воли и разума и покорении оных пастырю и руководителю вашему ко спасению, чрез что может человек достигнуть смирения и освободиться страстей и греховных действий, и тако помощию Божиею получить спасение.
1) Слова к вам моего смирения не суть ни законодательские, ни властительские, ни пусторечивые, как думаю, но увещательные и утешительные, приводящие на память учение и жизнь божественных отцев наших. Уже открыла нам божественная благодать, что преподобно и праведно и благочестно; и вы точно знаете, куда и как должно направлять свое шествие, чтоб улучить Царствие Небесное. Воспоминайте же и помните изо дня в день, в чем спасение Божие, и каковы были божественные деяния преподобных отцев, и по их образцу живо расписуя души свои красками благоговеинства, представьте в себе подражание жизни их. Они началом и концом подвижничества своего имели страх Господень, глубокосердечный. От сего возсияло в них высокое пред Богом смиренномудрие, силой коего они не только ни во что вменяли все сатанинские сети, но связав самого сплетателя их, положили его в подножие ног своих, попираемое и посмеваемое, по слову Евангелия (Лк. 10:19). Из многих святых приведу вам в пример того, о ком было вчерашнее утреннее чтение. Читалось о преподобном Сильване, и уши ваши внимали слову сему. Знаете, каким прекрасным показал он себя, после вступительного изречения обетов, и как поразил диавола оружием смирения и потопил в море слез и, возшедши на высоту нашего добрейшего жительства, один показал в себе совершенный образ великого отца нашего Пахомия. Почему, не смотря на то, что жил не долго, явлен предпочтенным Феодору освященному, Петронию треблаженному, и Орисию всепетому, и всему оному священному братству, так как перенесен был от зде на небеса при Ангельских песнословиях.
Даже тех блаженных ныне небожителей, которые земную жизнь свою провели в грубых беззакониях, наконец, чудным содействием благодати принесли хотя кратковременное, но всеискреннее покаяние, как, например, разбойника, исповедавшего на кресте Господа, – живописец не имеет права изображать резкими чертами, придавать им вакхическую красноту, гигантские формы, дикие взгляды и т. п., потому что если сильная скорбь в самое короткое время может довести человека до совершенной дряхлости, то тем более благодать Божия в одно мгновение сильна переродить человека и сообщить ему новый, небесный вид. Ликам такого рода святых приличествует выражение сознания своей виновности, смирения, радости о помиловании и ощущение милосердия Божия.
Дьявол особенно нападает на тех, кто больше всех преуспевает в каком-то важнейшем добром деле, он старается запнуть его. Хорошо, конечно, для нашего христианского сообщества, если среди нас будут пусть несколько человек, которые произрастят в своей душе плоды любви, смирения, простоты, рассудительности, чтобы те, кто еще находится в духовном младенчестве, могли видеть, что дает человеку постоянное пребывание в молитве—и это возбуждало и всех остальных посвятить себя этому подвигу.
Плоды истинной молитвы: святой мир души, соединенный с тихой, молчаливой радостью, чуждой мечтательности, самомнения и разгоряченных порывов и движений, любовь к ближним, не различающая для любви добрых от злых, достойных от недостойных, но ходатайствующая обо всех перед Богом, как о себе, как о своих собственных членах. Из такой любви к ближним воссияет чистейшая любовь к Богу. Эти плоды – дар Божий. Они привлекаются в душу ее вниманием и смирением, хранятся ее верностью к Богу. (1, с. 190)
Именно потому, что люди прекратили контроль за мышлением своим, рассуждал старец, мир ныне безумствует, подчиняясь воле греховной. Это и есть настоящая катастрофа – источник всех катастроф. Без истинной веры, без Бога в сердце, без беспощадного изгнания злых помыслов ничего истинно хорошего человек своей волей достичь не может. «Без Мене не можете творити ничесоже», – сказал Господь (Ин. 15, 5). Чтобы помогал нам Бог, всем нашим бедам мы должны противопоставить добрые помыслы, терпение и смирение.
Господь послал Сына Своего на землю для спасения людей, погибающих из-за несоблюдения нравственных законов. Иисус Христос дал людям ново заветный закон Божественной любви и благодати. Там, в Заповедях Блаженства он указал пути, которые ведут в Царствие Небесное. О смирении первая заповедь: «Блаженны нищие духом, яко тех есть Царствие Небесное, пути же не смиренных, гордых, не принимающих происходящего и Не видящих за ним святой воли Бога, ведут в другую сторону – от царствия небесного». Идя же по этому пути, призывать в помощь Бога бессмысленно и оскорбительно для Создателя. Ведь, идя в противоположную сторону от Бога и находясь к нему спиной, мы проявляем оскорбительное своеволие и выражаем протест против воли Господа. Но и в этом случае Господь нас не оставляет. Услышав наше прошение, видя нашу душу, старается спасти сына или дочь, идущих к своей погибели Бог. Только вот всегда ли мы готовы оценить его любовь?
Первой предпосылкой к обожению, согласно святым отцам, является смирение. Без сего благословенного смирения человек не может утвердиться на пути к обожению, не может принять Божию благодать, не может соединиться с Богом. Даже для того чтобы признать, что целью его жизни является обожение, человеку необходимо смирение. Ибо как без смирения ты можешь признать, что цель твоей жизни находится вне тебя самого, находится в Боге?
В наш век, гордый своим преуспеянием, большинство человеков, провозглашающее себя и христианами, и делателями обильнейшего добра, устремилось к совершению правды падшего естества, отвергнув с презрением правду евангельскую. Это большинство да услышит определение Господа: приближаются Мне людие сии усты своими, и устнами чтут Ми: сердце же их далече отстоит от Мене. Всуе же чтут Ми, учаще учением, заповедем человеческим108. Делатель правды человеческой исполнен самомнения, высокоумия, самообольщения; он проповедует, трубит о себе, о делах своих, не обращая никакого внимания на воспрещение Господа109; ненавистью и мщением платит тем, которые осмелились бы отворить уста для самого основательного и благонамеренного противоречия его правде; признает себя достойным и предостойным наград земных и небесных. Напротив того, делатель евангельских заповедей всегда погружен в смирение: сличая с возвышенностью и чистотою всесвятых заповедей свое исполнение их, он постоянно признает это исполнение крайне недостаточным, недостойным Бога; он видит себя заслужившим временные и вечные казни за согрешения свои, за нерасторгнутое общение с сатаною, за падение, общее всем человекам, за свое собственное пребывание в падении, наконец за самое недостаточное и часто превратное исполнение заповедей. Пред каждою скорбью, посылаемою Промыслом Божиим, он с покорностью преклоняет главу, ведая, что Бог обучает и образует скорбями служителей Своих во время их земного странствования. Он милосердствует о врагах Своих и молится о них, как о братиях, увлекаемых демонами, как о членах единого тела, пораженных болезнью в духе своем, как о благодетелях своих, как об орудиях Промысла Божия.
В наш век, гордый своим преуспеянием, большинство человеков, провозглашающее себя и христианами, и делателями обильнейшего добра, устремилось к совершению правды падшего естества, отвергнув с презрением правду евангельскую. Это большинство да услышит определение Господа: приближаются Мне людие сии усты своими, и устнами чтут Ми: сердце же их далече отстоит от Мене. Всуе же чтут Ми, учаще учением, заповедем человеческим[108]. Делатель правды человеческой исполнен самомнения, высокоумия, самообольщения; он проповедует, трубит о себе, о делах своих, не обращая никакого внимания на воспрещение Господа[109]; ненавистью и мщением платит тем, которые осмелились бы отворить уста для самого основательного и благонамеренного противоречия его правде; признает себя достойным и предостойным наград земных и небесных. Напротив того, делатель евангельских заповедей всегда погружен в смирение: сличая с возвышенностью и чистотою всесвятых заповедей свое исполнение их, он постоянно признает это исполнение крайне недостаточным, недостойным Бога; он видит себя заслужившим временные и вечные казни за согрешения свои, за нерасторгнутое общение с сатаною, за падение, общее всем человекам, за свое собственное пребывание в падении, наконец за самое недостаточное и часто превратное исполнение заповедей. Пред каждою скорбью, посылаемою Промыслом Божиим, он с покорностью преклоняет главу, ведая, что Бог обучает и образует скорбями служителей Своих во время их земного странствования. Он милосердствует о врагах своих и молится о них, как о братиях, увлекаемых демонами, как о членах единого тела, пораженных болезнью в духе своем, как о благодетелях своих, как об орудиях Промысла Божия.
Когда мы совершаем молебное пение преподобному Сергию, перед нашим взором встает величественный образ кроткого и смиренного угодника Божия, который благодаря своим подвижническим трудам достиг такой высоты и святости жизни, что перед ним преклоняется всякое сердце человеческое, способное любить истину и стремящееся к нравственному совершенству. Всеми добродетелями наделен был от Бога за великие свои подвиги преподобный Сергий, но особенно удивительны были кротость его и смирение. Этими своими душевными качествами он и нас привлекает к себе: верующие люди притекают к нему, как к своему родному отцу, зная, что как в земной своей жизни отличался Преподобный необыкновенной кротостью и простотой, так тем более и теперь, когда предстоит он Престолу Царя Славы, где только одна радость и мир.
Далее плодом молитвы бывает постепенно расширяющееся зрение своих согрешений и своей греховности, отчего усиливается умиление и обращается в плач. Плачем называется преизобильное умиление, соединенное с болезнованием сердца сокрушенного и смиренного, действующее из глубины сердца и объемлющее душу. Потом являются ощущения присутствия Божия, живое воспоминание смерти, страх суда и осуждения. Все эти плоды молитвы сопровождаются плачем и в свое время осеняются тонким, святым духовным ощущением страха Божия. Страх Божий – действие Святаго Духа. От вкушения этого чудного действия начинают истаявать страсти, ум и сердце начинают привлекаться к непрерывному упражнению молитвою. По некотором преуспеянии приходит ощущение тишины, смирения, любви к Богу и ближним без различия добрых от злых, терпения скорбей. Любовь к Богу и ближним, являющаяся постепенно из страха Божия вполне духовна, неизъяснимо свята, тонка, смиренна, отличается отличием бесконечным от любви человеческой в обыкновенном состоянии ее, не может быть сравнена ни с какою любовью, движущеюся в падшем естестве.
Не знающий ничего подобного находится в опасности под именем добрых дел творить совсем не добрые или не получить никакой пользы для души от творения добрых дел, если по невежеству будет творить их без смирения, с пренебрежением к другим нравственным обязанностям.
На сие же самолюбие, рождающееся от сладостно-горькой нашей воли, наложив такое действительное лекарство (т. е. отсечение воли), он [вместе] с корнем заставил увянуть и лукавые отрасли, соделался ревностным возделателем бессмертных плодов и пожал истинную жизнь. Усердно поискав сокровенное на селе сокровище (см. Мф. 13), найдя и усвоив его себе, он обогатился поистине, получив богатство неистощимое. Я желал бы иметь достойную силу слова и мысли, чтобы сподобиться изложить по порядку и святое житие его, на общую пользу, в очевидный пример добродетели, показав, как он шел тесным и вместе пространным, преславным и блаженным оным путем. Ибо тесным называется путь сей потому, что идет неуклонно и, не раздвояясь, держится между двух скользких стремнин – как Божий друг и великий поистине Василий объясняет тесноту прискорбного и спасительного пути. А пространным путь сей называется по причине беспристрастия и свободы шествующих по нем ради Бога и особенно по высоте смирения, которое одно только, как сказал Антоний Великий, бывает выше всех сетей диавольских. Поэтому и на нем [преподобном Дорофее] поистине исполнилось изречение: широка заповедь Твоя зело (Пс. 118: 96).
Cвятая праведная блаженная Матрона помогает нам понять, как мы должны жить в условиях богатства и немощи, ее жизнь помогает нам понять, что самое главное – это наша способность через веру горячую искренне открыть свое сердце Господу, пустить Его в это сердце, потеснив свое собственное «Я», свое упование на человеческую силу, явить Ему в смирении свою немощь, в радостной покорности отдав Ему свою волю и подчинив этой воле свои человеческие деяния.
Сам Господь призывал нас: Возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 39). Любите Бога, любите братьев своих во Христе, любите всех людей земли, чтобы быть любимыми чадами Божиими! Легко сказать, но как порой трудно сделать! Мы охотно готовы любить себя. Мы еще как-то склоняемся в попытке любви к тем, кто нам благоволит и благодетельствует словом или делом. Но как быть с теми, кто нас ненавидит, откровенно противостоит нам? Как любить врагов? А ведь именно в этом, по заповеди Божией, заключено совершенство христианской любви к ближним. Вспомним мудрые слова преподобного Симеона Нового Богослова, поучавшего: «Человеколюбие есть подобие Богу, так как оно благотворит всем людям, и благочестивым и нечестивым, как и Сам Бог благотворит». Вот почему мы говорим, что любовь к ближнему есть та стезя, которая ведет нас к благословенной и совершенной Божественной любви. И надо учиться любить врагов своих, видя и в них образ Божий. Ведь, если мы достигнем такой любви, победим вражду и ненависть кротостью и смирением, то сподобимся вкусить во всей полноте сладость совершенной любви к Богу. Потому что, как подчеркивает святитель Игнатий (Брянчанинов), «достигший любви к врагам достиг совершенства в любви к ближнему, и ему сами собой отворились врата любви к Богу».
С другой стороны, мы знаем из истории Церкви людей сильных, богатых, властных – например, таких как святой благоверный князь Александр Невский, который был и главой государства, и полководцем, и человеком не бедным, и даже физически отличавшимся великой силой, но ведь в его жизни тоже явилась сила Божия. Как же понимать нам слова Господа: «Сила моя в немощи совершается»? Пример святой праведной блаженной Матроны помогает нам ответить на этот важный для дела нашего спасения вопрос. Сила Божия сильнее всякой человеческой силы. И когда человек слаб, когда он болен, когда он беден, когда он лишен власти, то у него нет той силы человеческой, опираясь на которую он бы мог прокладывать себе жизненный путь, восходить от силы к силе, обретать больше материальных благ и больше власти – он лишен такой возможности. И перед таким человеком стоит дилемма – либо он, оставаясь наедине со своей слабостью, закрывает свое сердце перед Богом, ожесточается, ропщет на Бога, злится на людей, ненавидит мир, как бы наслаждаясь этой своей слабостью назло другим, шокируя их своим поведением, становясь человеком асоциальным, опасным и вредным для других, либо сознавая, что нет сил подняться, иметь то, что хотелось бы иметь, со смирением принимает это свое положение и открывает себя полностью навстречу Богу как бы говоря: «Господи, у меня нет никаких сил, я ничего не могу, но я верю в Тебя, я люблю Тебя, помоги мне!»
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я