Пропаганда

  • Пропага́нда (лат. propaganda дословно — «подлежащая распространению (вера)», от лат. propago — «распространяю») — в современном политическом дискурсе понимается как открытое распространение взглядов, фактов, аргументов и других сведений с целью формирования общественного мнения или иных целей, преследуемых пропагандистами. Не следует путать с понятием Манипуляция массовым сознанием.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Теория пропаганды Лассуэлла — это теория, разработанная американским ученым Г. Лассуэллом и объединяющая в себе черты бихевиоризма и фрейдизма. Одна из первых теорий о пропаганде в западной политической науке, в разработке которой применялись контент-анализ и теории из области психологии. Пропаганда определяется как «менеджмент коллективных мнений с помощью манипуляций значимыми символами», В основе подхода лежит тезис о единой реакции на пропагандистское воздействие, а также тезис об уязвимости...
Категории пропаганды по Жаку Эллюлю — это деление пропаганды на категории французским философом и социологом Жаком Эллюлем в книге “Пропаганда” (англ.: «Propaganda: The Formation of Men's Attitudes», 1965/1973; фр.: «Propagandes», 1962). После публикации книга стала классикой теории пропаганды. Некоторые исследователи говорят о том, что “Пропаганда” - это попытка изучить это явление с психологической и социологической точек зрения. Французский философ провёл детальный анализ методов и технологий...
Теория массмедиа Энценсбергера — это концепция немецкого общественного деятеля левого толка Ханса Магнуса Энценсбергера. Он выразил ее в своем эссе «Элементы теории медиа», опубликованного в 1970 году в журнале "New Left Review". Суть теории заключается в том, что массмедиа могут стать новой производительной силой. Энценсбергер предлагает иную систему их организации, в корне отличающуюся от той, которая функционирует в капиталистическом обществе.
Теория подкрепления Джозефа Клаппера — теория коммуникации, предложенная Джозефом Клаппером в 1960 году с целью противостоять мнению о том, что средства массовой информации оказывают огромное влияние на убеждения и психику людей.Клаппер, наоборот, утверждает, что воздействие СМИ является ограниченным и скорее служит подкреплением для уже сформировавшихся убеждений и установок аудитории, нежели их изменения или создания новых.
Медиавоздействие — это влияние средств массовой информации на жизнедеятельность человека. Термин «медиавоздействие» употребляется в изучении медиа, психологии, теории коммуникаций и социологии.

Упоминания в литературе

Идея формирования повестки дня как едва ли не основной функции СМИ возникла во второй половине 60-х гг. Как было сказано выше, в предыдущий период царил очевидный скептицизм по отношению к возможностям воздействия прессы. Исследователи перестали верить в то, что СМИ способны оказывать мощное влияние на сознание людей. Это была реакция на работы 20–30-х гг., авторы которых изображали массы людей бессильными жертвами пропаганды. Господствующую роль стала играть концепция минимального эффекта СМИ, к тому же опосредуемого множеством социальных факторов. В то же время специалисты не могли не видеть, что масс-медиа действительно влияют на мнения и поведение людей, просто эти воздействия не улавливаются применяемыми экспериментальными и опросными методиками. Возможно, эти воздействия тоньше, долговременней и для их обнаружения требуются иные, чем раньше, исследовательские методы. Уже в работах патриарха американской политической журналистики и медиа-исследований Уолтера Липпмана высказывались догадки о том, что влияние прессы огромно, хотя и не «прямолинейно». СМИ не внушают прямо определенные идеи, говорил Липпман, но дают общий «образ внешнего мира», из которого люди формируют собственные стереотипные «картинки в уме» [Lippman W., 1922]. Насколько эти картинки соответствуют образу мира, рисуемому СМИ? А если соответствуют, то в какой мере и в каких аспектах? Для убедительного ответа на эти и подобные вопросы требовались более тонкие и изощренные по сравнению с существующими исследовательские подходы. Собственно говоря, 60-е гг. и стали началом отработки новых методов в медиа-исследованиях, а открытие такой функции СМИ, как формирование общественно-политической повестки дня, ознаменовало собой расширение исследовательского поля, включавшего отныне реалии взаимодействия и взаимовлияния медиа и общества и vice versa.
Пропаганда – явление противоречивое. С одной стороны, она возникает только в условиях борьбы интересов, то есть на поле демократии, в условиях свободы выбора. С другой стороны, пропаганда ставит своей целью устранить выбор и навязать аудитории одно безальтернативное решение. Хитрость в том, что подобное распространение идей создает иллюзию согласия между пропагандистом и аудиторией. В СССР пропаганда была возведена в ранг государственной политики, а ее методы доведены практически до совершенства. Рассмотрим достаточно четко определенный арсенал средств пропаганды:
Во-первых, необходимо подготовить к ним общественное сознание. Поэтому ключевой и первостепенной сферой, в которой нужно осуществить решительный «консервативный поворот» (если не на 180, то на 90 градусов) – является сфера Слова. В СМИ, культуре, образовании, науке должны быть инициированы мощные программы оздоровления и очищения, проветривания нашего морального и интеллектуального пространства, поощрения и прямой пропаганды общественно полезных инициатив, создании культа духовных ценностей и соответственно «борьбы с грехом». Необходимо подобрать лучшие профессиональные кадры, которые идеологически близки доктрине преобразований. В сферу Слова придется направить первый «призыв» власти, потому что без обеспечения благоприятного информационного и духовного фона дальнейшее продвижение станет чрезвычайно трудным. Напротив, если общество свыкнется с консерватизмом в сфере слов, идей и образов – сопротивление преобразованиям со стороны идейных противников окажется вялым и неэффективным, а сопротивление со стороны коррупционеров и криминалитета и вовсе бесперспективным. Моральная поддержка народа сделает здесь свое дело.
Признание всесилия массовых коммуникаций в формировании воззрений аудитории прослеживается в трудах авторов понятия «индустрия культуры» Т. Адорно и М. Хоркхаймера. В 1944 году увидела свет их работа «Диалектика просвещения», в которой одна из глав была посвящена анализу средств массовой коммуникации, их месту и роли в функционировании современного общества. Под индустрией культуры авторы понимали массовое производство определённых культурных форм, превращающее аудиторию в пассивную однородную массу, не способную к критичному восприятию воздействующего на неё потока информации[8]. По мнению Адорно, «изначальный смысл термина («масс-медиа» – Т.Н.) состоит в том, что массы являются некоторым субъектом, на удовлетворение потребностей которого и направлена деятельность медиа. На самом же деле массы являются лишь объектом. Массы получают не то, что они хотят, а то, что им предлагается. Отчасти и в этом состоит смысл использования термина «индустрия культуры»[9]. По мнению авторов, основную роль в формировании массового сознания играют всевозможные развлекательные программы, привлекающие внимание аудитории лёгким, доступным и актуальным в повседневной жизни содержанием. Это способствует пассивности потребителей информации и повышает их восприимчивость к различного рода пропагандистским воздействиям, что позволяет управлять сознанием и поведением масс в нужном для субъектов пропаганды направлении.
Признание всесилия массовых коммуникаций в формировании воззрений аудитории прослеживается в трудах авторов понятия «индустрия культуры» Т. Адорно и М. Хоркхаймера. В 1944 году увидела свет их работа «Диалектика просвещения», в которой одна из глав была посвящена анализу средств массовой коммуникации, их месту и роли в функционировании современного общества. Под индустрией культуры авторы понимали массовое производство определённых культурных форм, превращающее аудиторию в пассивную однородную массу, не способную к критичному восприятию воздействующего на неё потока информации[8]. По мнению Адорно, «изначальный смысл термина («масс-медиа» – Т. Н.) состоит в том, что массы являются некоторым субъектом, на удовлетворение потребностей которого и направлена деятельность медиа. На самом же деле массы являются лишь объектом. Массы получают не то, что они хотят, а то, что им предлагается. Отчасти и в этом состоит смысл использования термина «индустрия культуры»[9]. По мнению авторов, основную роль в формировании массового сознания играют всевозможные развлекательные программы, привлекающие внимание аудитории лёгким, доступным и актуальным в повседневной жизни содержанием. Это способствует пассивности потребителей информации и повышает их восприимчивость к различного рода пропагандистским воздействиям, что позволяет управлять сознанием и поведением масс в нужном для субъектов пропаганды направлении.

Связанные понятия (продолжение)

Управле́ние созна́нием (англ. mind control), промыва́ние мозго́в (англ. brainwashing, из китайского xǐ năo 洗脑), наси́льственное убежде́ние (англ. coercive persuasion), управле́ние мышле́нием (англ. thought control), преобразова́ние мышле́ния (англ. thought reform), идеологи́ческая обрабо́тка — применение манипулятивных методов при попытке изменить мышление, поведение, верования, эмоции или процесс принятия решений человека, помимо его воли и желания.

Подробнее: Контроль сознания
Модель пропаганды (англ. propaganda model) — теория Эдварда Хермана и Ноама Хомского, утверждающая наличие систематических перекосов в средствах массовой информации и объясняющая их экономическими причинами.
Наркотизирующая дисфункция — теория, согласно которой люди получают огромное количество разнообразной информации по той или иной теме, которая впоследствии становится им безразлична. Предполагается, что огромный объём предоставляемой людям информации может вызвать лишь поверхностную заинтересованность проблемами общества, в то время как значение действительно важных событий пренебрегается. Теория предполагает, что отнюдь не в интересах современного сложного общества иметь массы населения, находящиеся...
Предвзятость в СМИ — это необъективность журналистов или новостных продюсеров в средствах массовой информации в отборе событий и новостей для освещения и способе их подачи. Термин «предвзятость средств массовой информации» подразумевает повсеместную и широко распространённую необъективность, скорее противоречащую журналистской этике, а не являющуюся проявлением индивидуальности журналиста или статьи. Направление и степень предвзятости СМИ в различных странах широко оспаривается.
Манипуля́ция массовым созна́нием (ср.> «манипуля́ция обще́ственным мне́нием») — один из способов управления большим количеством людей (коллективами, сообществами) путём создания иллюзий и условий для управления поведением. Это воздействие направлено на психические структуры человека, осуществляется скрытно и ставит своей задачей установить контроль над поведением, лишить свободы выбора объект манипуляции посредством изменения представлений, мнений, побуждений и целей людей в нужном некоторой группе...
Общественное мнение — форма массового сознания, в которой проявляется отношение (скрытое или явное) различных групп людей к событиям и процессам действительной жизни, затрагивающим их интересы и потребности.
Теория волшебной пули, или Теория магической пули (англ. Magic bullet theory), или Теория подкожной иглы (Hypodermic needle model), — идея Г. Д. Лассуэлла о том, что сообщения масс-медиа принимаются всеми членами аудитории одинаково и такие стимулы вызывают мгновенные и непосредственные отклики. Теория была популярна в периоды Первой мировой войны вплоть до конца Второй мировой войны.
Лидер мнения — это человек, отличающийся высоким социальным статусом и лучшей информированностью, оказывающий влияние на мнение других людей, интерпретируя содержание и смысл сообщений средств массовой информации. Термин появился в 1955 году в книге «Личное влияние» и исходит из теории двухступенчатого потока коммуникации, выдвинутой Полом Лазарсфельдом и Элиу Кацем. Также в разработку понятия внесли вклад такие исследователи как Р. Мертон, Ч. Райт Миллс и Бернард Берельсон. Эта теория является одной...
Медиааскетизм (англ. Media-Asceticism) - это идеология, социальная практика и формирующееся в настоящее время социальное движение, целью которого является достижение человеком осознанного контроля за своей жизнедеятельностью в пространстве медиа-коммуникаций и в виртуальной реальности. По сути, практики медиааскетизма следует понимать как стремление современного человека обрести свою субъектность в пространстве медиа-коммуникаций, выйти за рамки приписанной ему роли реципиента и/или ретранслятора...
Глушение культуры (англ. Culture jamming) — это тактика, используемая различными антипотребительскими общественными движениями, которая стремится нарушить или подорвать основные принципы массовой культуры путём демонстрации механизмов действия корпоративной рекламы с помощью её видоизменения.
Свобо́да сло́ва — право человека свободно выражать свои мысли. В настоящее время включает свободу выражения, как в устной, так и в письменной форме (свобода печати и средств массовой информации); в меньшей степени относится к политической и социальной рекламе (агитации). Это право упомянуто в ряде международных и российских документов, среди которых: «Всеобщая декларация прав человека» (ст. 19), «Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод» (ст. 10) и Конституция Российской Федерации...
Острая сила (англ. sharp power) — форма внешнеполитической деятельности, предполагающая использование средств манипулирования общественным мнением в других странах и направленная на подрыв их политических систем. Термин “острая сила” применяется к авторитарным режимам и может включать в себя усилия страны по воздействию на политическую обстановку и информационное поле демократических стран с целью введения общественности в заблуждение, ограничения свободы слова, сокрытия или отвлечения внимания от...
Окно О́вертона (также окно дискурса) — концепция наличия рамок допустимого спектра мнений в публичных высказываниях с точки зрения общественной морали. Концепция используется во всём мире, в том числе и российскими политическими аналитиками. Название концепции задумано как память о её авторе — американском юристе и общественном деятеле Джозефе Овертоне.
Биополитика (англ. biopolitics) в широком смысле — совокупность приложений наук о жизни (биологии, генетики, экологии, эволюционной теории и др.) в политической сфере.
Эффект медиа – это феномен влияния информации, полученной из СМИ, на поведение и предпочтения аудитории.
Политический реализм — направление (школа) в политике, и парадигма в теории международных отношений и политологии, основанная Гансом Моргентау. Направление основывалось на традиции, восходящей к Никколо Макиавелли и Томасу Гоббсу.
Медиапрайминг — это социологическая концепция, согласно которой активация в сознании индивида одной мысли может вызвать активацию мыслей, семантически близких ей. Теория медиа-прайминга гласит, что образы, используемые СМИ, могут использоваться для манипуляции общественным сознанием путём стимулирования у аудитории мыслей, так или иначе связанных с инициальными (посылаемыми).Являясь ответвлением ассоциативной сетевой модели человеческой памяти, своё начало теория медиапрайминга берет в когнитивной...
Теория ограниченных эффектов — (англ. limited effects theory) — это теория, утверждающая, что средства массовой информации имеют ограниченное влияние на аудиторию, так как их воздействие ограничено объективными явлениями: демографическими особенностями, социальными психологическими факторами и социальной средой.
Оппозиция сектам, культам и новым религиозным движениям (НРД) — критика и иная деятельность, направленная против групп людей, которые рассматриваются как НРД (или как культы, секты, в зависимости от принимаемой терминологии) с социологической или теологической точек зрения. Оппозиция исходит из нескольких источников с разнообразными интересами и точками зрения. В ней участвуют представители традиционных религий (особенно ярко выражено «Христианское противокультовое движение»), светские исследователи...
Нормативные теории масс-медиа Дениса Макуайла — это теории массовой коммуникации Дениса Макуайла, которые называются «нормативными». Они имеют дело с представлениями о том, каким образом должны работать медиа или чего от них ожидают. В теориях описывается, какие в идеале роли должны играть медиа. Теориями Дениса Макуайла рекомендована идеальная практическая деятельность. В них прогнозируются «идеальные варианты» последствий от такой деятельности. Основой теорий является не эмпирическое наблюдение...
Спираль гиперболизации девиантного поведения (англ. deviancy amplification spiral) — термин, обозначающий увеличение количества сообщений со стороны СМИ на тему какого-либо негативного общественного явления или другого нежелательного события, что способствует раздуванию реальных масштабов этой проблемы и приводит к созданию моральной паники в обществе.
Культурный империализм — практика продвижения, выделения и искусственного привнесения культуры одного общества в другое. Обычно свою культуру привносит и продвигает большая, экономически или военно мощная нация. Культурный империализм может быть как активной, формальной политикой, так и общим отношением. Исследованиями культурного империализма как формы невоенной гегемонии занимаются теоретики постколониализма, в частности его основатель Эдвард Саид. Понятие культурного империализма было введено...
Тео́рия за́говора (от англ. conspiracy theory «теория заговора»), также известная как конспироло́гия (буквально: «учение (наука) о заговоре» от англ. conspiracy «заговор» + др.-греч. λόγος «учение, наука») — концепция, объявляющая отдельные общественно значимые события, определённые исторические явления или даже ход истории в целом результатом заговора со стороны некоторой группы людей (государство в государстве, мировое правительство), управляющих этим процессом из корысти, амбиций или иных групповых...
Спира́ль молча́ния (нем. Schweigespirale) — концепция в политологии и массовых коммуникациях, предложенная немецким политологом Элизабет Ноэль-Нойман. Утверждает, что человек с меньшей вероятностью выскажет своё мнение на ту или иную тему, если чувствует, что находится в меньшинстве, так как боится возмездия или изоляции (игнорирования). Элизабет Ноэль-Нойман считает «спираль молчания» атрибутом проявления общественного мнения: «Все проявления общественного мнения объединяет их связь с угрозой изоляции...
Антипотребительство (англ. anti-consumerism, известно также как антиконсьюмеризм) — противопоставляемая потребительству идеология, выступающая против приравнивания уровня личного счастья к уровню приобретения и потребления материальных благ.
Технологический утопизм (техно-утопизм; англ. Technological utopianism) — относится к любой идеологии, основанной на убеждении, что достижения в области науки и техники, в конечном счёте приведут к утопии или, по крайней мере, помогут реализовать тот или иной утопический идеал. Таким образом, технологическая утопия является идеальным обществом, в котором законы, государственные и социально-бытовые условия работают исключительно на благо и материальное благосостояние всех своих граждан. Она может...
Диванный активизм или слактивизм (англ. slacktivism, иногда slactivism или slackervism — слово-гибрид, состоящее из слов slacker, «бездельник», и активизм) — уничижительный термин, описывающий «самоуспокоительные» действия в поддержку того или иного вопроса или решения какой-либо социальной проблемы, имеющие, однако, мало практического эффекта или не имеющего его совсем. Основной результат «диванного активизма» — удовлетворённость самого слактивиста от иллюзии причастности к решению той или иной...
Корпоративная культура — совокупность моделей поведения, которые приобретены организацией в процессе адаптации к внешней среде и внутренней интеграции, показавших свою эффективность и разделяемых большинством членов организации. Компонентами корпоративной культуры являются...
Нео-авторитарность СМИ в России — отражение отношений между обществом, правительством и работниками медиа-пространства, при котором власть экономическими, правовыми и административными средствами осуществляет управление средствами массовой информации, тем самым внушая аудитории авторитарные стереотипы. При таком режиме аудитория не имеет достаточной сознательности для того, чтобы использовать СМИ как площадку для продуктивного диалога, а видит в них аппарат пропаганды. Медиа, в свою очередь, неосознанно...
Секьюритизация (англ. securitization от англ. security — безопасность) — концепция, созданная в рамках Копенгагенской школы, в рамках которой вопросы в сфере международной безопасности рассматриваются через призму политического конструктивизма и классического реализма. В отличие от школы политического реализма данная теоретическая концепция изучает вопросы безопасности с точки зрения процесса, в котором актор (государство) возводит какую-либо проблему в ранг вопроса безопасности. Сам термин был впервые...
Виртуальная теория виртуальной войны (англ. Virtuous war) - политиологическая теория, разработанная Джеймсом Дер Дерианом.
«Эффект бумеранга» (от англ. boomerang — метательное оружие, возвращающееся к владельцу) — эффект массовой коммуникации, противоположный эффекту ореола, который наблюдается главным образом в психологии пропаганды и характеризуется отторжением аудиторией суггестивного влияния СМИ. Эффект бумеранга может иметь и обратный результат, когда отрицательная оценка событий или критика известных личностей, напротив, формирует у аудитории положительное мнение.
Медиа — обширное понятие, включающее в себя средства коммуникации, способы передачи информации, а также образовываемую ими среду (медиапространство).
Группово́е мышле́ние (англ. Groupthink) — психологический феномен, возникающий в группе людей, внутри которой конформизм или желание социальной гармонии приводят к некорректному или нерациональному принятию решений. Члены группы пытаются минимизировать конфликт и достичь единого решения без достаточной критической оценки альтернативных точек зрения, активно пресекая отклоняющиеся мнения и изолируя себя от внешнего влияния.
Теория социальной нормы – коммуникационная теория, в рамках которой изучается, как понимание того, что является социальной нормой, может влиять на поведение человека. Основана на предположении, что многие люди подчиняются искаженным социальным нормам, которые не соответствуют реальности.
Развитие макросоциологии в 19—20 веках привело к возникновению целого букета оригинальных теорий. Представители этих школ и направлений ведут между собой дискуссию о сущности общества. Ни одна из этих школ и направлений не смогла победить в этой дискуссии, так как каждая из них по-своему права и нужна теория их синтеза. Существует 11 основных школ и направлений в макросоциологии. Наиболее влиятельными являются три из них: символический интеракционизм, структурный функционализм и конфликтология. Позитивизм...
Индустри́я культу́ры — понятие, которое впервые ввели представители Франкфуртской школы Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно в своей знаменитой работе «Диалектика просвещения». По их мнению, индустрия культуры — это целый промышленный аппарат по производству единообразных, стандартизированных новинок в сферах искусства, живописи, литературы, кино и др. Она не несет за собой ценностных ориентиров для человека, не направлена на духовное обогащение и просвещение, являясь, по сути, развлекательным бизнесом...
Состязательная политика (contentious politics; contention – от англ. состязание, соревнование, спор) — одно из направлений в социологии социальных движений. Её основателями стали Чарльз Тилли, Дуг МакАдам, Сидни Тэрроу. Состязательная политика, как определяет её Чарльз Тилли, - это эпизодичные, публичные, коллективные взаимодействия между протестующими и их оппонентами, когда а) одной из сторон выступает правительство в качестве объекта (ему предъявляют требования), субъекта (оно предъявляет требования...
Психология мира (англ. peace psychology) — область исследований в психологии, связанная с изучением психических процессов и поведения, порождающих насилие, предотвращающих насилие и способствующих использованию ненасильственных методов, а также создание благоприятных условий для обеспечения вежливого, уважительного и достойного обращения со всеми с целью уменьшения уровня насилия и содействия избавлению от его психологических последствий.
Стереотипизация (от «стереотип») — восприятие, классификация и оценка объектов, событий, индивидов путём распространения на них характеристик какой-либо социальной группы или социальных явлений на основе определенных представлений, выработанных стереотипов. Если основываться на общепсихологических механизмах, стереотипизация является сложным социально-психологическим явлением, которое выполняет такие функции, как: поддерживание идентификации личности, группы или явления, оправдание их возможных негативных...
Либертарианская теория прессы — одна из нормативных теорий массовой коммуникации, впервые описанных Ф. Зибертом и его соавторами Т. Петерсоном и У. Шраммом в 1956 году. Теория основана на философии либертализма, согласно которой цель государства — благосостояние его граждан. Согласно этой теории все СМИ должны находиться в частной собственности и конкурировать между собой на Свободном рынке.
Четыре теории прессы (или нормативные теории массовых коммуникаций) — классическая работа американских социологов Ф. Сиберта, Т. Петерсона и У. Шрамма, созданная в 1956 году, в которой рассматриваются отношения между прессой и правительством при разных формах правления и в разный временной период. Данные теории фокусируются именно на том, «как СМИ могли бы функционировать, как им надо было функционировать, согласно определенным критериям, характерным для конкретного общества нормам и ценностям...
Спин-доктор (англ. Spin doctor) — специалист в области PR-технологий (чаще всего, политического PR), занимающийся управлением новостями и медиа-событиями: исправление негативного освещения событий в СМИ, создание благоприятного восприятия событий, нивелирование побочных эффектов от попадания в эфир негативной информации. Профессия тесно связана с политическим консультированием. Спин-докторов также называют менеджерами новостей.
Ксеноцентризм (греч. ξένος (xénos) — иностранный, чужеземный, лат. centrum — центр круга, средоточие) — убеждение, что продукты, стили и идеи своего собственного общества ниже по уровню, чем те, которые происходят из других мест . Ксеноцентризм подразумевает склонность одних культур рассматривать другие как превосходящие свои собственные. Это явление представляет собой обратную сторону этноцентризма, то есть склонности человека, этнических и этноконфессиональных групп оценивать все жизненные явления...
Сенсационализм (англ. sensationalism) — это один из видов искажения фактов в медиа, который предполагает преувеличение значимости событий с целью создания предвзятого впечатления о них, что может стать причиной манипуляции правдой. Сенсационализм может включать в себя освещение незначительных событий и информационных поводов, которые не оказывают влияния на общество, а также искаженное освещение значимых новостей, то есть их представление в тривиальном ключе или манере желтой прессы, что само по...

Упоминания в литературе (продолжение)

Отчасти политика КПК объясняется незавершенностью процесса интеграции и консолидации общества, который всеми теоретиками модернизации признается ключевым. Китай – слишком большая и неоднородная страна, чтобы ее единство можно было легко достичь с помощью западных рецептов экономического процветания. Косвенным, но достаточно убедительным свидетельством отсутствия того уровня интеграции, который свойственен развитым странам Запада, можно считать акцент китайских властей на специфической идентичности Китая, которая является идентичностью не национальной, а скорее наднациональной, цивилизационной и потому способной вместить «весь Китай» – от отсталых внутренних районов до Гонконга и даже Тайваня. За эту всеобъятность китайского единства руководству Китая приходится платить некоторой расплывчатостью, двусмысленностью своего идеала. Уже Дэн Сяопин провозгласил построение в Китае «социализма с китайской спецификой». В 2002 г. Цзян Цзэминь определил Китай как особую «политическую цивилизацию». Его преемник Ху Цзиньтао объявил всеобщей задачей построение «социалистического общества гармонии». Нынешний же лидер Си Цзиньпин развернул кампанию по пропаганде «китайской мечты», которая станет воплощением основных «китайских ценностей». Важнейшей чертой всех этих идеалов Китая, которые представляют собой по-разному сформулированную цель именно модернизации страны, является их нормативный характер и непрозрачность для критической рефлексии и западной идеологии. Эти идеалы суть нечто всегда иное по отношению к тому, что принимается за общечеловеческие ценности на Западе. Им нужно доверяться и их нужно «постигать сердцем». В общественной жизни они выступают, в сущности, помехой, преградой для коммуникации на уровне объективированных, предметных смыслов. Поэтому они косвенно оправдывают господство и насилие, составляющие сердцевину любого авторитарного режима.
Хотя известные американские ученые Аронсон и Пратканис пользуются другим термином – «пропаганда», они подразумевают то же самое: «Распространение какой-либо точки зрения таким образом и с такой конечной целью, чтобы получатель данного обращения приходил к «добровольному» принятию этой позиции, как если бы она была его собственной»[2]. При этом американцы подчеркивают, что пропаганда (читай: манипулирование) не является исключительным достоянием «тоталитарных» или «недемократических режимов», а носит универсальный характер.
Речь идет о нормативном образце, длительное время оказывавшем влияние на поведение значительных масс тоталитарного общества. Было бы слишком большим упрощением полагать, что навязываемый пропагандой, поддержанной различными репрессивными структурами и институтами социализации (школой, армией, СМИ), этот образец человека принимался «обществом» и усваивался в полном соответствии с интенциями власти[26]. Воздействие этого рода было неоднозначным, поскольку сам образец представлял собой сочетание очень неоднозначных, различных по происхождению элементов и комплексов, а его трансляция шла не только через официальные каналы и структуры социализации, но и через неформальные отношения (групповое принуждение, коллективное заложничество, конформистское единомыслие, общность фобий и предрассудков). Это была и структура массовой идентификации и коллективной интеграции, обеспечивающей солидарность с властью, и утверждение общих ценностей, и набор массовых самооценок и мнений о самих себе, а также принудительное, демонстративное изображение того, что хотела бы видеть власть, декларативное принятие ее требований и одновременно лукавое или рабское подыгрывание ей. При том, что нереалистичность этих требований осознавалась людьми, сам по себе образец фиксировал и организовывал их надежды, ожидания, ориентации.
Односторонность и агрессивность, разумеется, столь же значимые составляющие модернизма, как и стремление к уравновешенности и поддержанию баланса сил. Современные революционные или, можно сказать, тоталитарные движения и государства также ориентируются на равновесие власти, но в их случае это стремление основано на вере в то, что подобный баланс может быть достигнут исключительно путем перманентной борьбы, конфликтов и войн. Искусство, поставленное на службу подобному динамичному, революционному балансу власти, неизбежно принимает форму политической пропаганды. Такое искусство не ограничивается репрезентацией власти – оно принимает участие в борьбе за власть, в борьбе, понимаемой им как единственный способ, которым может быть поддержано истинное силовое равновесие. Я должен признаться, что мои собственные статьи, собранные в этом издании, также спровоцированы желанием внести некоторое равновесие в распределение сил в сегодняшнем мире искусства, а именно – выделить в нем пространство для искусства пропагандистского.
Таким образом, пропагандист преследует собственные интересы за счет тех, на кого данная пропаганда направлена. Он стремится контролировать поток информации для направленного воздействия на общественное мнение и манипулирования поведением людей. Контроль над информацией принимает форму ее сокрытия, выпуска в заранее определенное время вместе с другой информацией, способной оказать целенаправленное влияние, ее фабрикация и искажение, направленность на специально подобранные группы. Бесспорно, сам В. И. Ленин – выдающийся оратор. «Владимир Ильич обладал, – писал В. А. Карпинский, – удивительной, ему одному свойственной способностью быстро и целиком овладевать вниманием слушателей, будь то политические деятели, ученые или простые люди из народа. Для каждой аудитории он умел найти свой особый подход, подбирал особые аргументы, применял особую методику изложения»[54]. Слушавшие выступления В. И. Ленина отмечали, что на рабочих и крестьянских собраниях он говорил с какой-то особенной простотой, ясностью и убедительностью, пользуясь словами и выражениями из обыденной народной речи, поражая аудиторию знанием их жизни, быта, нужд, показывая, что вопросы, которые он объясняет, близки ему самому, волнуют его. Это наиболее всего убеждало людей.
Таким образом, отмеченные дискуссии вокруг самого факта существования патриотического подъема в начале войны недвусмысленно говорят о необходимости дальнейшего изучения данной проблемы, а сравнительный анализ опыта трех стран позволяет сделать это на качественно новом уровне. Только через сравнение и сопоставление социально-психологического опыта населения великих держав, в данном случае – стран Антанты, – в начале Первой мировой войны можно приблизиться к пониманию природы так называемого «настроения 1914 года», ответить на вопрос о сущности и масштабах патриотического подъема в рассматриваемый период. Для этого представляется необходимым рассмотреть несколько взаимосвязанных сюжетов: проанализировать процесс складывания общественного консенсуса по вопросу о войне в странах Антанты; выявить общие тенденции в этом процессе и его специфические черты в каждой из рассматриваемых стран; изучить роль средств массовой информации в поддержании патриотического подъема; проанализировать ключевые сюжеты, мотивы и образы пропаганды; проследить внутреннюю эволюцию отношения населения к войне в 1914 – первой половине 1915 года.
На программно-политическом уровне общие идейные принципы и политические установки трансформируются в политические программы, конкретные социальные требования и лозунги. Их содержание закрепляется, как правило, в форме различного рода политических документов – программах, манифестах, резолюциях, воззваниях, обращениях, постановлениях и т. п. В этих работах акцентируются те или иные проблемы общественной жизни, наиболее обстоятельно очерчиваются интересы граждан, указываются пути их реализации. Программно-политический уровень функционирования идеологии, как правило, воспринимается как необходимая составляющая собственно политической деятельности, которая проявляется в поиске путей решения конкретных задач социально-политической жизни. На этом уровне идеология становится предметом политической пропаганды, она проникает на страницы газет и журналов, в телевизионные передачи и рекламу, учебники и произведения искусства.
Лассуэл считал, что пропаганда представляет собой «продуманный отбор символов», распространяющихся с целью «оказать влияние на поведение масс», следовательно, требуется создать такую систему пропаганды, которая была бы «незаметной», «ненавязчивой» и в то же время обладала большой силой воздействия. Разработанная Лассуэлом теория политической семантики легла в основу символического мышления, которое формирует рефлексы политического поведения и позволяет политическим лидерам манипулировать поведением населения.
На этих этапах по материалам Рунета были составлены дискурсивные «портреты» четырех основных российских идеологических течений: националистов, левых, либералов и сторонников действующей власти[7]; и было осуществлено их сравнительное описание – уникальная попытка, учитывая, что до сих пор в исследованиях российских идеологий не предпринималось системных сравнений. Мы также проводим сравнения между российскими и западными течениями, подчеркивая, что идеологии в российском постсоветском контексте несопоставимы с их западными аналогами. Особенности этого контекста связаны с тем, что в отношении идеологического строительства и политической эволюции страна потеряла все 70 лет советской власти; не сложилось фундаментальных принципов, таких как права человека и толерантность, которые могли бы лечь в основу устойчивой системы политических взглядов; концепция гражданской нации в дискурсах идеологических сообществ мертва, российское общество не усвоило идеи верховенства права и принципов индивидуальной свободы. Здесь по-прежнему обширно деидеологизированное, аморфное сообщество конформистов, не имеющих устойчивых политических убеждений и идеалов, а потому легко поддающихся давлению государственной пропаганды. Просоветски ориентированные левые являются весьма специфическим продуктом советской эпохи и не похожи на современные левые силы в странах Запада. Русские националисты и российские либералы – также уникальные политические группы, аналогов которым в современных развитых странах найти не удастся.
Осознание культурами развития самих себя ведет к поиску таких форм регулирования и управления активностью, которые бы в определенной мере а) «гасили» активность народа, подключая разные позитивные и негативные инструменты, такие как, во-первых, «перенацеливание» духовной активности (в настоящее время перенацеливание через пропаганду, СМИ, Интернет на праздный образ жизни, на трату энергии в виртуальном мире, на погоню за мнимыми целями и симулякрами, формирование моды на семьи «child-free» (решая одновременно проблемы снижения темпов роста населения, снижения целевой активности людей, существенно усиливающейся в семьях с детьми, распространения потребительского образа жизни), во-вторых, «перекодирование» систем ценностей и ценностных ориентаций в пользу потребительства, индивидуалистической соревновательности, а также разврата, извращений, включая гомосексуализм, транссексуализм и тому подобных деградационных ценностных ориентиров, в-третьих, подавление сознания и воли (через распространение употребления алкоголя и наркотиков, через формирование СМИ катастрофического (подавленного) сознания и подавление таким образом сознания и воли) и т. д., б) направляли активность в сторону созидания (познание, конструирование, строительство), либо разрушения (чего-либо не значимого), либо освоения новых неосвоенных людьми пространств или аспектов бытия, либо завоевания освоенных пространств и внешнюю агрессию (что позволяет тратить энергетику и одновременно снижать харизматический потенциал путем физического уничтожения носителей культур (народа) в военных конфликтах), в) жестко и эффективно держали народ «в узде», пресекая разрушительные всплески активности моральными, правоохранительными, религиозными способами, в том числе путем активного навязывания клерикализма и активизации моды на религию и церковь.
Все эти причины в большей или меньшей степени влияют на выбор молодежью форм досуга, связанных с потреблением алкоголя. Разумеется, для того чтобы снизить популярность употребления спиртных напитков, необходима системная и скоординированная работа разных ведомств по всем указанным направлениям. Тем не менее особое внимание хотелось бы сфокусировать на том, что второй по распространенности причиной, вызвавшей данную негативную тенденцию, выступает недостаток интересных для молодежи занятий в свободное от учебы и работы время. Такая ситуация свидетельствует о потребности в работе по популяризации и пропаганде иных, не связанных с алкоголем способов проведения свободного времени. Важно продемонстрировать молодым людям, что многие виды деятельности вовсе не должны сопровождаться употреблением спиртного. Необходимо поощрять стремление молодых людей к занятиям развивающими и активными видами досуговой деятельности. Другими словами, задача, которая обнаруживает себя на современном этапе развития белорусского общества, заключается в работе, направленной на повышение молодежной культуры досуга в целом. В связи с этим становится необходимо более подробное рассмотрение проблемы формирования культуры досуга молодежи как средства предупреждения и профилактики пьянства в молодежной среде.
Социальная политика во многом основана на ситуационном подходе к социальной стабильности. «На протяжении последних трех десятилетий либеральные призывы к десегрегации среднего образования, а также требования введения талонов на питание для малоимущих, бесплатной медицинской помощи, системы пренатального здравоохранения, профессиональной переподготовки, пропаганды против наркотиков и компенсаторного образования были определенно ситуационистскими как по лежащим в их основе посылкам, так и по предлагаемым вариантам решения. Было бы, однако, упрощением ставить между этими двумя понятиями знак равенства. Консервативные предложения о более суровых наказаниях для преступников, усилении контроля со стороны полиции, повышении дисциплины в школах и даже о налоговом стимулировании найма на работу наиболее закоренелых безработных также являются ситуационистскими в своей основе (хотя большинство сторонников подобных мер скорее всего отвергло бы ситуационистские объяснения соответствующих проблем)»[64]. Ряд несовершенств в развитии социально-политических программ имеет в своей основе недооценку ситуационных факторов, недостаточный учет ситуационного анализа.
Идеи Хардта и Негри, изложенные в книгах «Империя» и «Множество» (Multitude)[150], достаточно просты. Во-первых, авторы убеждены, что глобализация, изменившая капиталистический мир, эффективна и необратима. Во-вторых, что экономические отношения становятся все менее зависимыми от политического контроля и что национальное государство приходит в упадок. Собственно, эти два тезиса представляют собой общие места неолиберальной пропаганды. Но главный вклад Хардта и Негри в общественную мысль состоит в заявлении, что на смену национальному государству приходит Империя. Обязательно с большой буквы, и не путать с империализмом. «Империя становится политическим субъектом, эффективно регулирующим эти глобальные обмены, суверенной властью, которая правит миром»[151]. Собственно, ничего больше об Империи мы уже не узнаем, поскольку авторы тут же заявляют, что речь идет о сетевой власти, вездесущей, неуловимой, но крайне противоречивой. Российский читатель, испорченный чтением газеты «Завтра» и других продуктов национального постмодернизма, может ненароком подумать: не идет ли речь о еврейско-масонском заговоре или о «мировой закулисе»? Нет, теоретики заговора предполагают наличие некой тайной власти. А власть Империи является явной. Просто у авторов нет ни слов, чтобы ее описать, ни конкретных примеров, на которые они могут сослаться.
Мишенью пропаганды является общественное мнение. Манипуляция информацией позволяет сформировать в представлении граждан страны-противника такое отношение к проблеме, которое в дальнейшем станет основанием и оправданием жестких действий (военная операция, экономические санкции и т. д.) против своего противника (конкурента). Вспомним, к примеру, какое количество негативных антисоветских комментариев появилось в мировом информационном пространстве в связи с вводом советских войск в Афганистан в 1979 году по просьбе правительства Афганистана.
PR-материалы любой организации создаются с целью продвижения информации, с помощью которой организация намерена достичь понимания, адекватного отношения и желаемого поведения со стороны групп общественности, заинтересованных или обеспокоенных действиями данной организации. Следовательно, наиболее эффективная коммуникация достигается в тех случаях, когда в процессе ее осуществления использованы знания, касающиеся мотивации поведения человека. Например, если общенациональная политика страны в области здравоохранения направлена на сохранение здоровья и активной жизнедеятельности каждого гражданина, то соответствующая PR-кампания может включать пропаганду превентивной медицины. В таком случае первоочередной задачей PR-службы организации будет обеспечение населения информацией («крепкому здоровью и хорошему самочувствию способствует превентивная медицина»). Далее нужно создать заинтересованность и осознание необходимости со стороны членов общества участвовать в обсуждении этой проблемы («мое здоровье ухудшится, если я не буду заботиться о себе»). И наконец, призвать каждого из них к действию («пожалуй, мне следует присоединиться к поддержке этой инициативы»).
В отличие от пропаганды, которая носит характер навязывания своей позиции, публичная дипломатия призвана налаживать доверительные отношения. Для этого достаточно убедить противоположную сторону, что сотрудничество выгодно для нее. Как правило, в таких случаях применяется так называемая «мягкая сила». Этот термин был впервые введен американским профессором Джозефом Наем в книгах «Обреченные вести за собой. Меняющаяся природа американской мощи» и «Мягкая сила. Как добиться успеха в мировой политике»[141].
Во времена К. Маркса, отмечают франкфуртцы, идеология была связана прежде всего с политическим мышлением и выступала главным образом в форме политических теорий, в одеянии политики как выражение осознанных классовых интересов[65]. Теперь идеология выступает в иной форме – массовой культуры, которая сознательно распространяется по многочисленным каналам современной пропаганды, формирует вкусы, потребности и образ мыслей «человека массы», является средством целенаправленного управления мышлением и поведением людей. Идеология стала инструментом «массового обмана» и «коллективного ослепления»[66]. В результате чего современный человек покорно приспособляется к существующим общественным отношениям: беспросветный конформизм, поверхностное восприятие всего существующего как вполне узаконенного и оправданного. Эта позиция в свою очередь приводит к отчуждению личности, к потере индивидуальности. По словам Т. Адорно, в условиях капиталистической массовой культуры то, что ежедневно наблюдается на экранах телевизоров, становится обычаем. Через культуру, а точнее через индустрию культуры, человеку навязывается определенный тип сознания и поведения[67]. Понятие «деполитизированная социальность» у франкфуртцев означало индифферентность трудящихся к вопросам политики, полное разрушение классового сознания пролетариата, отсутствие у него стремлений к ликвидации капиталистического строя.
Роль вируса в нашем случае играет управляемая извне «пятая колонна» внутри страны, Помимо внедрения своих людей во властные структуры и в идеологическую сферу, западным спецслужбам нужно было знать и продвигать дураков, карьеристов, обиженных властью, а также создавать условия для пропаганды тупиковых идейных течений и поддерживать их носителей. Отметим в этой связи, что «революционная» идеология Троцкого (после победы в Гражданской войне) представляла собой тупик, в конечном счете неизбежный конец СССР. Поэтому Запад, хотя и в неявной форме, всегда его поддерживал.
Коннотативное значение слов и словосочетаний в политических целях (политические коннотации) уже давно активно используются СМИ с целью осуществления политической пропаганды и агитации, а также как агрессивное средство политических технологий. Политические коннотации оказывают мощное воздействие на получателя информации, что наглядно видно при анализе многочисленных трактовок одного и того же события. Особенно демонстративно политические коннотации проявляются в информационных противоборствах, а также информационных войнах, ставших неотъемлемым элементом глобального политического процесса. Особую актуальность политические коннотации приобретают на современном этапе развития информационно-коммуникационных технологий. Например, выложенные на информационном портале «Wikileaks» документы, благодаря политическим коннотациям, послужили средством для организации «Твиттер-революций» и массовых протестных выступлений во многих странах мира.
Американский разведчик Л. Фараго, работавший также некоторое время на радиостанции «Свободная Европа», делясь опытом проведения психологических операций или как он называет психологической войны, в разделе «Пропаганда» своей книги «Война умов», сформулировал ряд принципов этой деятельности. Он обращает внимание на то, что пропаганда, не становясь монотонной, должна повторяться, снова и снова внушая одни и те же идеи. Используясь как наступательное оружие, она должна затрагивать личности больше, чем события, так как события очень сложны для восприятия, а имя делает новость.
Еще один из приемов буржуазной пропаганды является педалирование на том, что каждый имеет право на свое мнение. Это – одно из средств формирования индивидуализма. Нужно сказать, что прием этот срабатывает, поскольку ориентирован на физиолого-психологическую основу человека. На эту удочку клюет не только простой люд, но и активисты левого движения. Таким образом, буржуазная пропаганда достигает своей цели – разобщение людей, лишение их возможности объединиться для борьбы. Ведь борьба требует объединения усилий многих людей. То, что каждый имеет право на свое мнение, это правда. Но это не вся правда. У этого утверждения есть продолжение: – но истина одна. Это продолжение не озвучивается, утаивается от людей. И в обществе формируется стойкая установка: каждый человек имеет право на свое мнение. Хаос персональных мнений создает ту мутную воду, в которой, как известно, водится нечистая сила. В случае возникновения не совпадающих мнений по одному и тому же вопросу, человек, стремящийся к объективному мышлению, в такой ситуации ставит вопрос: кто прав? Кто ошибается? Почему ошибается? В чем суть ошибки? – памятуя закон формальной логики о не противоречии: если по одному и тому же вопросу существуют разные мнения, истинным может быть только одно. Т. е. при понимании того, что ошибаться может каждый человек, и при наличии доброй воли люди могут разобраться – на чьей стороне правда. При отсутствии такого понимания и доброй воли – неизбежны озлобленность, враждебность, конфликт, который может перерасти в масштабное противостояние.
На определенном этапе формирования советской массовой культуры – в 30–60-е гг. ХХ в. – в истории был запущен уникальный эксперимент по превращению элитарного искусства в массовое. Для начала были устранены концептуальные неувязки: к элитарному искусству был причислен исключительно авангард, с его «антиреалистичностью», «антигуманностью» и «антидемократичностью». Массовая культура с ее «паразитарной природой и низменными целями наркотизации масс»[18] была выселена на Запад, а социалистическое общество стало заповедником культуры классической, служащей «целям духовного обогащения личности и прогрессу ее творческих сил»[19]. Программа эксперимента заключалась не только в пропаганде классики, но и в необходимости следования ее законам для современных художников. В итоге, как констатирует Анна Костина, в СССР «массовая культура функционировала в нехарактерных для нее элитарных формах»[20]: в архитектуре существовала ориентация на ордерную систему, отсылающую к архитектуре Древнего Рима; в живописи поощрялись жанры парадного портрета и исторического полотна, в литературе – ясная фабула и прозрачная нарративность романов XIX в. На музыкальном аспекте художественной политики партии в нашем случае следует остановиться отдельно.
Для решения вопросов, связанных с ролевыми конфликтами и ролевым напряжением, существуют такие механизмы как рационализация ролей, разделение ролей, регулирование ролей. Но главным механизмом остается социализация. Показательна здесь политика США, которые инвестировали значительные денежные средства в создание образовательных программ, студенческих обменов, общественных организаций, исследовательских грантов на территории постсоветского пространства с целью пропаганды идеалов свободы и демократии. Голливуду, как одному из основных инструментов вестернизации общества, посвящено множество научных статей и публикаций.
Помимо нормативов, внедряемых в сознание человека в ходе его воспитания, образования и социализации, существенную роль в регуляции социокультурной жизни играют целенаправленные информационно-психологические воздействия – от коммерческой рекламы до политической пропаганды. Они необходимы для управления поведением и организации жизни людей, сознание которых находится в реактивном статусе, т. е. оно смутно и непрозрачно для них самих. Разрушение системы удержания смутного человеческого сознания в ограниченных рамках ведет к распаду обществ и деградации людей. Стремление к Свободе связано с преодолением социокультурной нормировки, однако такое преодоление не станет разрушительным только при одном условии: освобождении от смутностей и обретении сознанием активного статуса. Понимание того, что и как действует на сознание, является условием начала пути к Свободе. Начнем с информационно-психологических воздействий.
Кроме того, сфера политической коммуникации не замыкается в рамках словесных сообщений. В политических церемониях и ритуалах наряду с речами могут использоваться действия, особого рода костюмы, атрибутика (например, знамена), музыка, песни; может иметь значение и место проведения мероприятия. Идеологическими инструментами становятся картины, рисунки, иллюстрации, плакаты, рекламные объявления, даже выставки или музейные экспозиции. Понятно, что тем же целям могут служить кино и телевидение, то есть динамические зрительные образы. В современном обществе человек становится потребителем (а можно сказать, и объектом) политической пропаганды, исходящей из самых разных и неиссякающих источников.
Строго говоря, само по себе это не новость. На некоммерческой основе технологии формирования сознания применяются в виде пропаганды большинством государств мира (в том числе отнюдь не тоталитарными) и подавляющим большинством религий почти на всем протяжении их существования. Однако информационные технологии впервые удешевили и упростили технологии формирования сознания до такой степени, что они стали практически общедоступны и начали окупаться в краткосрочном, а не долгосрочном плане.
2. Идеологический контроль массового сознания и информационной среды. Ярким примером реализации данной функции можно назвать исследования классика американской социологии Г. Лассуэла, посвященные анализу пропаганды, или знаменитые исследования Э. Ноэль-Ноймана, которые показали наличие так называемой «спирали молчания» в электоральном поведении12.
В сущности, принципы пропаганды развития того или иного вида спорта в той или иной стране опираются на нематериальные, фрейдистские мотивы. Спортсмены – люди, продолжающие заниматься игрой, делать что-то понарошку, но при этом быть в таком центре общественного внимания, который предполагает наличие каких то высоких качеств. Конечно, такое приостановленное детство, при этом выделяющее человека из толпы повзрослевших, не может не сказываться на психологии спорта. Нельзя отрицать заслуг стимулирования спортивных результатов как явления, способствовавшего прогрессу в научных знаниях о физиологии высшей нервной деятельности, но побочные результаты от рекламного ажиотажа вокруг спортивных достижений нуждаются в более тщательном исследовании. Разговоры о том, что спорт способствует здоровью тоже не выдерживает критики. Основное отличие спорта от физкультуры – наличие спортивной медицины. Широкое применение допинга в спорте также не признак здоровья.
Интересным представляется последний пункт, в котором законодатель приравнивает идеи терроризма к терроризму Допустимо ли такое уравнение? «Означает ли это, что за хранение литературы, в том числе классиков политической мысли за многие века, которые выступали с радикальных позиций, людей можно будет привлечь к уголовной ответственности, ибо это входит в понятие террористической деятельности?» – спрашивал еще при обсуждении проекта во втором чтении С. Бабурин и призывал депутатов не включать в закон словосочетание «пропаганда идей терроризма». «Достаточно будет, если мы запишем, что к террористической деятельности относится распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности»[49].
Лассуэлл – автор множества исследований, среди которых наибольшей известностью пользуются такие работы, как «Техника пропаганды в мировой войне», «Психопатология и политика», «Мировая политика и личная незащищенность», «Политика: Кто получает Что, Когда, Как», «Гарнизонное государство», «Анализ политического поведения», «Власть и личность», «Демократия через общественное мнение» и другие[205]. И почти в каждой из них он затрагивает проблему демократии. Похоже, у Лассуэлла вообще нет значимых публикаций, в которых бы о ней не заходила речь.
Экономическое мышление человека, скованное устаревшими стереотипами, оказывается неспособным самостоятельно вырабатывать эффективные модели индивидуального экономического поведения в новых условиях хозяйствования[64]. Отсюда следует, что любая стратегия управления экономическим поведением индивида должна основываться на смещении существующего в данный момент времени равновесия компонентов экономического мышления путем целенаправленного усиления значимости актуальных для данного времени стереотипов (мода, пропаганда, внушение)[65].
К настоящему времени можно выделить два поколения информационных вооружений. Первое поколение связано с использованием в ходе военных действий или подготовки к ним пропаганды, как вида информационных вооружений. На этом этапе объектом интенсивного информационного воздействия были массы военнослужащих и населения стран-противников. Начало второго этапа датируется 70–80 годами прошлого века. Если на первом этапе в военном деле использовались методы пропаганды и рекламы, то второй этап связан с использованием в качестве вооружений методов и технологий маркетинга. Для информационных войн 2.0 характерны самые разнообразные каналы воздействия на сознание, способы подачи информации, включая комбинирование текстовых, визуальных и звуковых сообщений, переход к интерактивным методам. Главной же чертой является ориентация не на массы, а на четко выделяемые группы военнослужащих и населения стран противника, обладающих определенными характеристиками.
Напротив, Хантингтон склонен подчеркивать ограниченность исторических возможностей городского среднего класса, если они не обретут поддержку крестьянских масс. А для участия в революции у крестьян должны быть основательные причины, и никакая пропаганда не заменит крестьянскую заинтересованность. «Интеллигенция может найти союзника в революционном крестьянстве, но она не способна сделать крестьянство революционным»18, —утверждает Хантингтон, подчеркивая значение глубинных социальных факторов, пренебрегать которыми стало плохой традицией в современной политологии.
Разъяснение, пропаганда, популяризация права как главного регулятора общественных отношений должны быть соединены с научным подходом к правопониманию. Поэтому нельзя не видеть связи между государственной значимостью правовой политики и научными основами такой политики. Конечно, всякая политика в идеале должна основываться на научных достижениях, проверенных опытом результатах, отраженных в системном виде. Но именно правовая политика базируется на достижениях прежде всего юридической науки, а также других наук, способствующих слаженному, эффективному функционированию правового механизма.
Другими словами, экстремизм – это приверженность к крайним взглядам и действиям (обычно в политике). Пропаганда действием – это установка современного экстремизма, согласно которой насильственные действия, направленные против социально-политических институтов и их представителей, революционизируют массы. «Существенным признаком экстремизма остается не экстраординарность (как заострение проблемы), не насилие или агрессия, но злой умысел. И здесь важно понять, что экстремизм характеризует не просто наличие насилия как такового (его применение бывает необходимо для целого ряда экстремальных ситуаций, например при самообороне), а «наличие его крайних, неоправданных форм» (Фетискин и др., 2007, с. 8).
Не менее значимым является и другой фактор – средства массовой информации, насаждающие поведенческую модель, которая фактически представляет собой пропаганду коррупции, создавая и поддерживая представления о коррупции как о всемогущей и непобедимой системе.
В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации среди угроз конституционным правам и свободам человека и гражданина, духовному возрождению России указывались: противоправное применение специальных средств воздействия на индивидуальное, групповое и общественное сознание; девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих принятым в российском обществе; манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации); тенденции сращивания государственных и криминальных структур в информационной сфере и усиление влияния организованной преступности на жизнь общества; неразвитость правового регулирования общественных отношений в информационной сфере, что приводит к серьезным негативных последствиям на уровне личности, общества и государства.
В те же годы американскими социальными психологами совершенно открыто утверждалось, что пропаганда является "частью более широкого процесса создания легенд и мифов".
«Общественные связи, – отмечают авторы одного из многочисленных учебников по PR, – как информационный мост, как процесс регулирования отношений между властью, бизнесом, культурой и обществом находят свое выражение в форме образования, религии, пропаганды, культуры, прежде всего массовой, в форме рекламы»[1].
В современной культуре налицо тактика избегания слова «революция», которое еще совсем недавно украшало названия многих модных теорий. Но оно пока не полностью исчерпало свой позитивный ресурс. В частности, довод от революции часто используется в пропаганде для оправдания негативных последствий реформ: «А вы что хотели? Это же революция!». Однако оправдание революцией сменилось в конце века новым призывом: «Никаких революций!».
Таким образом, в нашей стране каждый может выражать свое мнение любым доступным ему способом, в том числе и невербальными коммуникативными средствами, если это не вступает в противоречие с интересами общества, а также правами и свободами других людей. Например, конституционно закрепленные ограничения касаются пропаганды и агитации, в том числе с использованием изображений, возбуждающих социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть либо вражду, также запрещается пропаганда любых форм превосходства. Кроме того, есть ряд статей Уголовного Кодекса РФ, в которых прямо определяется, но чаще косвенно подразумевается (следует из текстов опубликованных комментариев) уголовная ответственность за ненадлежащее, преступное использование разного рода рисунков, иллюстраций или публично демонстрируемых произведений. Например, преступления против: чести и достоинства личности – ст. 129 УК РФ (клевета) и ст. 130 (оскорбление); половой неприкосновенности – ст. 135 (развратные действия); общественного порядка – ст. 214 (вандализм); государственной власти – ст. 280 (призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и ст. 282 (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды); порядка управления – ст. 319 (оскорбление представителя власти) и ст. 329 (надругательство над Государственным гербом РФ или Государственным флагом РФ).
Если носителем общественной психологии выступают люди (малые или большие социальные группы), то субъектом идеологии являются специальные институты, в том числе институты государства, где на профессиональном уровне рассматривается проблема соотношения «стихийного» и «сознательного», систематизируется и обобщается информация эмпирического уровня, формируется механизм пропаганды, отрабатываются формы и методы распространения наработанных идей (идеалов) в массовом сознании общества, обеспечивается активность и направленность политического сознания, формируется политическая культура как компонент общей культуры. Наряду с политической культурой формируется и правовая культура.
XIX век дает новые примеры изменений социальной структуры: растет городское население за счет переселенцев из сельской местности, пополняющих пролетариат. Рабочие в отличие от крестьян в связи с особенностями промышленного машинного производства вынуждены осваивать грамоту. К тому же фабричный и заводской труд связан с регламентацией рабочего времени, появляется время досуга, и соответственно большие массы пока еще малограмотных людей превращаются в потенциальные аудитории уже другого типа прессы – дешевых бульварных газет. В этот период политические силы начинают использовать потенциал растущих аудиторий для пропаганды различных идей.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я