Правосубъектность

  • Правосубъектность — способность лица иметь и осуществлять, непосредственно или через своих представителей, субъективные права и юридические обязанности, то есть выступать субъектом правоотношения.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Правоотноше́ние — правовое отношение между субъектами права, то есть участниками по поводу объекта, при котором возникают права и обязанности.
Субъект международного частного права - лицо, обладающее по международномy частномy правy способностью осуществлять права и юридические обязанности (физическиe и юридическиe лицa, а также государство); субъект права.
Правоспосо́бность — это способность иметь гражданские права и нести обязанности.
Субъекти́вное пра́во, пра́во в субъекти́вном смы́сле, или просто пра́во; мн. ч. права́ — признаваемое притязание субъекта на какое-либо благо или на форму поведения.
Субъекты международного публичного права — участники международных отношений, обладающие международными правами и обязанностями, осуществляющие их на основе международного права и несущие в необходимых случаях международно-правовую ответственность.

Упоминания в литературе

Мера участия субъекта в правовых отношениях определяется предоставленной ему способностью иметь и осуществлять непосредственно или через своих представителей юридические права и обязанности, т. е. признаваться и являться субъектами права, т. е. его правосубъектностью[17]. Термин «правосубъектность» используется в качестве интегрирующего понятия для право- и дееспособности[18]. В литературе в течение длительного периода времени продолжаются дискуссии о соотношении терминов «правосубъектность» и «правовой статус». Однако представляется, что у лица, не обладающего правосубъектностью, не может быть правового статуса. В противном случае, речь может идти о правовом положении, которое в большей степени тяготеет к фактическому, а не только правовому, состоянию субъекта[19].
1. Работник – это, с одной стороны, человек, представитель биологического вида homo sapiens, применяющий в процессе производства свои способности к труду; с другой стороны, – физическое лицо, носитель юридических прав и обязанностей, т. е. субъект права. Особым свойством субъекта права является его правосубъектность, которая не является врожденным качеством человека. Она представляет собой общественно-юридическое свойство, которое придается людям, а равно их организациям в соответствии с потребностями развития общественных отношений и интересов общества. Правосубъектность следует рассматривать как предпосылку к правообладанию или как предпосылку участия лица в правоотношениях. Как категория юриспруденции правосубъектность служит целям определения круга субъектов, которые могут быть участниками общественных отношений, урегулированных правовыми нормами.
Вопрос о сочетании в одном субъекте и правоспособности, и компетенции остается спорным. Представляется, что такая возможность имеется. При обсуждении возможной кодификации законодательства о предпринимательской деятельности указывалось, что «компетенция – это аналог гражданской правоспособности в предпринимательском праве. Однако в отличие от правоспособности она включает способность иметь не только хозяйственные права и обязанности, предусмотренные законом, но и наличные права и обязанности, обусловленные зарегистрированными учредительными документами предприятия». При этом специфика «правосубъектности предприятия состоит в том, что она… исторически развивалась в рамках гражданского законодательства, а потому сохраняла и… должна сохранять неразрывную связь с гражданским правом. В то же время это абстрактная возможность иметь право и обязанности, которая существует у гражданина с момента его рождения. Компетенция предприятия возникает с момента его государственной регистрации, которая подтверждает законность образования предприятия, соответствие его учредительных документов закону. Тем самым фиксируется целевая направленность его предпринимательской деятельности»[160]. Представляется, что компетенцию следует рассматривать как форму правосубъектности субъекта предпринимательских отношений (в том числе, отношений по управлению юридическим лицом), объединяющую в его правовом положении те права и обязанности, которыми он наделен.
Ныне сохраняет свою актуальность сформировавшееся в науке положение о том, что субъективное право невозможно вне всяких правоотношений, но сами эти правоотношения различны. Поэтому то или иное субъективное право может не входить в конкретное правоотношение и не являться его элементом, но находиться в составе других длящихся юридических отношений, которые можно было бы назвать правоотношениями общего характера или общими правоотношениями.[70] Правовое поощрение может быть средством достижения целей права только при условии наделения субъектов правами и обязанностями. Если субъект не наделен таковыми, он не может быть субъектом не только конкретного правоотношения, но и правоотношения общего характера. Возможность правового поощрения ограничена правосубъектностью.
Даже умозрительно невозможно создать конструкцию некоего обобщенного правоотношения, в котором реализовались бы общие правомочия и общие элементы должного поведения, входящие в состав юридической обязанности, чтобы такая конструкция была пригодна для характеристики любого правоотношения. Правда, В. А. Мицкевич в свое время полагал, что содержание правосубъектности тождественно правовому статусу, причем сводится оно к «совокупности общих прав и обязанностей (правоспособности), а также к определенным по содержанию правам и обязанностям, непосредственно вытекающим из действия советских законов». Однако с таким подходом к определению соотношения правосубъектности и правового статуса трудно согласиться по указанным выше соображениям.[126] Вот почему категория «субъект права» по сравнению с категорией «правовой статус» является первичной.

Связанные понятия (продолжение)

Материальное пра́во — совокупность норм системы права, непосредственно регулирующих общественные отношения и совокупность отраслей права, в которых основной упор делается на установление прав и обязанностей субъектов.
Правовые отношения в сфере социального обеспечения — общественные отношения, возникающие между гражданином и органом социального обеспечения, складывающиеся по поводу материального блага на основании норм права социального обеспечения.
Диспозитивность — юридическая категория, характеризующая возможность свободного распоряжения субъекта права его правами.
Физи́ческое лицо́ (от др.-греч. φύσις «природа»; англ. natural/physical person) — субъект гражданского права, являющийся одним человеком. Как и любой другой субъект права, физическое лицо имеет права и обязанности.
Автономия воли — в традиционном понимании международного частного права институт, согласно которому стороны в сделке, имеющей юридическую связь с правопорядками различных государств, могут избрать по своему усмотрению то право, которое будет регулировать их взаимоотношения и применяться ими самими либо судебным учреждением или другими компетентными органами к данной сделке (лат. lex voluntatis).
Коллизионное право — совокупность норм международного частного права, помогающих разрешить противоречия (коллизии), возникающие между теми или иными правовыми системами (национальными, международными) по одному и тому же предмету регулирования.
Междунаро́дное ча́стное пра́во - совокупность норм внутригосударственного законодательства, международных договоров и обычаев, которые регулируют гражданско-правовые, трудовые и иные частноправовые отношения, осложнённые иностранным элементом.
Международная правосубъектность — способность субъекта международного права быть участником международных правоотношений, в частности заключать и выполнять международные договоры.
Публичное право — совокупность отраслей права, регулирующих отношения, связанные с обеспечением общего (публичного) или общегосударственного интереса. В публично-правовых отношениях стороны выступают как юридически неравноправные. Одной из таких сторон всегда выступает государство либо его орган (должностное лицо), наделенное властными полномочиями; в сфере публичного права отношения регулируются исключительно из единого центра, каковым является государственная власть. Характер поведения сторон в...
Гражданское право — отрасль права, объединяющая правовые нормы, регулирующие имущественные, а также связанные и несвязанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие между разными организациями и гражданами, а также между отдельными гражданами.
Юриди́ческий факт — конкретное жизненное обстоятельство (условие, ситуация), с которым норма права связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношения.
Коллизионная норма (лат. collisio — столкновение) — это норма, содержащая правило определения права, применимого для регулирования отношений, осложненных иностранным элементом.
Ве́щный и́ск — это иск, представляющий собой внедоговорное требование собственника к третьим лицам об устранении нарушения его права на вещь. Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.
Правоприменение — это организационно-правовая форма государственной деятельности, направленная на реализацию правовых предписаний в жизнь. Данная точка зрения является превалирующей в отечественной теории права. Однако существует противоположная точка зрения. Правоприменение — это осуществление правовых норм в правоотношениях и воздействие на обязанных лиц в этих отношениях, посредством юридически значимых действий граждан и общественных организаций.
Позитивное право, положительное право (лат. ius positivum) — система общеобязательных норм, формализованных государством, выражающих волю суверена (в роли суверена может выступать народ или монарх), либо не противоречащих данной воле, посредством которых регулируется жизнь субъектов права на некой территории, которые являются регуляторами общественных отношений и которые поддерживаются силой государственного принуждения. Может как соблюдать, так и нарушать моральные права человека с позиции моральной...
Личный закон — право страны, в соответствии с которым определяется правовой статус субъекта, участвующего в гражданско-правовом отношении, осложненном иностранным элементом. Правовой статус включает: правоспособность субъекта и дееспособность субъекта.
Правово́е регули́рование — процесс целенаправленного воздействия государства на общественные отношения при помощи специальных юридических средств и методов, которые направлены на их стабилизацию и упорядочивание.
Пра́во — понятие юриспруденции, один из видов регуляторов общественных отношений; система общеобязательных, формально-определённых, принимаемых в установленном порядке гарантированных государством правил поведения, которые регулируют общественные отношения.
Юридическая коллизия (лат. collisio — «столкновение») — разногласия или противоречие между нормативно-правовыми актами, регулирующими одни и те же или смежные правоотношения, а также между компетенцией органов власти. В международном частном праве рассматриваются как противоречие между гражданскими нормами различных государств. В теории государства и права рассматривается гораздо шире (см. § Классификация юридических коллизий). Коллизия должна обладать двумя обязательными признаками: автономностью...
Юриди́ческое лицо́ — организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.
Правово́е поведе́ние — социально значимое осознанное поведение индивидуальных или коллективных субъектов, урегулированное нормами права и влекущее за собой юридические последствия.
Но́рма пра́ва — это общеобязательное, формально определенное правило поведения, гарантируемое государством, отражающее уровень свободы граждан и организаций, выступающее регулятором общественных отношений.
Личные неимущественные права — вид субъективных прав, относящихся к категории нематериальных благ. Личные неимущественные права (право свободного передвижения, право выбора места пребывания и жительства, право на имя и др.) возникают у человека от рождения. Они входят в содержание правоспособности.
Акт применения права — это государственно-властный индивидуально-определенный акт, совершаемый компетентным субъектом по конкретному юридическому делу с целью определения наличия или отсутствия субъективных прав или юридических обязанностей и определения их меры на основе соответствующих правовых норм и в интересах их осуществления.
При́нципы пра́ва — руководящие нормы права,определяющие содержание и направления правового регулирования.
Принцип добросовестности в качестве общего принципа гражданского права нормативно был закреплен в российском гражданском кодексе в 2012 году Федеральным законом от 30.12.2012 N 302-ФЗ. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3 ст. 1 ГК РФ).
Норма международного права — это общеобязательное правило деятельности и взаимоотношений государств или иных субъектов международного права в международных отношениях.
Гражда́нское процессуа́льное пра́во — отрасль права, включающая совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие между судом и иными участниками судебного производства в ходе осуществления правосудия по гражданским делам, а также исполнения судебных постановлений, которое является одним из этапов судопроизводства.
Юридическая обязанность — предусмотренная законом или соглашением сторон мера должного поведения субъекта правоотношения.
Нормативный договор — один из видов источников права, представляет собой соглашение (как правило, хотя бы одной из сторон в котором выступает государство или его часть), из которого вытекают общеобязательные правила поведения (нормы права).
Правосознание — это одна из форм общественного сознания, представляющая собой систему правовых взглядов, теорий, идей, представлений, убеждений, оценок, настроений, чувств, в которых выражается отношение индивидов, социальных групп, всего общества к существующему и желаемому праву, к правовым явлениям, к поведению людей в сфере права, то есть, это субъективное восприятие правовых явлений людьми.
Правова́я систе́ма — совокупная связь системы права (в том числе системы законодательства), правовой культуры и правореализации.
Правомочие — юридическая возможность для субъекта права осуществлять определённые действия или требовать определенных действий (бездействия) от другого субъекта.
Аналогия в праве представляет собой один из способов преодоления пробелов в законодательстве, необходимый для целей правоприменения.
Уголо́вное пра́во — отрасль права, регулирующая общественные отношения, связанные с совершением преступных деяний, назначением наказания и применением иных мер уголовно-правового характера, устанавливающая основания привлечения к уголовной ответственности либо освобождения от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, под уголовным правом может пониматься раздел правовой науки, изучающий данную правовую отрасль, а также учебная дисциплина, в рамках которой изучаются как правовые нормы, так...
Междунаро́дное публи́чное пра́во — особая правовая система, регулирующая отношения между государствами, созданными ими международными организациями и некоторыми другими субъектами международного общения.
Администрати́вное пра́во — это отрасль права (система правовых норм), регулирующая общественные отношения в сфере управленческой деятельности государственных органов и должностных лиц по исполнению публичных функций государства в процессе осуществления исполнительной власти органами государства.
Объект права (правоотношений) — это то, по поводу чего возникает, существует само правовое отношение. Так, лицо может претендовать на предоставление ей другой стороной какого-либо имущества (денег, вещей и т. п), владеть и распоряжаться какими-то ценностями и т.д.
Субъе́кт пра́ва — это лицо, обладающее по правy способностью осуществлять субъективные права и юридические обязанности.
Правопреемство — переход прав и обязанностей от одного субъекта правоотношений к другому. При этом правопреемник становится на место своего предшественника во всех правоотношениях, к которым применяется правопреемство.
Со́бственность — Экономическая категория — исторически развивающиеся общественные отношения по поводу распределения (присвоения), описывающие принадлежность субъекту, у которого имеются полномочия на распоряжение, владение и пользование объектом собственности. Совокупность вещей, принадлежащих данному субъекту — собственник — составляет имущество соответствующего лица, поэтому отношения собственности называются также имущественными отношениями.
Специальный субъект преступления — это лицо, которое, помимо общих признаков субъекта преступления, обладает также дополнительными признаками, необходимыми для привлечения его к уголовной ответственности за конкретное совершённое преступление.
Индивидуальный правовой акт — разновидность правового акта, не содержащего норм права. Индивидуальный правовой акт представляет собой одностороннее волевое властное действие государственного органа исполнительной власти или его должностного лица, обеспечивающее реализацию правовых норм в связи с конкретным делом, вызывающее возникновение, изменение или прекращение конкретных правоотношений, прав и обязанностей точно определенных субъектов права. Индивидуальный правовой акт адресован конкретному субъекту...
Институт права или правовой институт — объективно обособившаяся внутри той или иной отрасли группа взаимосвязанных однопорядковых юридических норм.
Источниками международного публичного права называются те внешние формы, в которых выражается это право.

Упоминания в литературе (продолжение)

Мера участия любого лица в правовых отношениях определяется таким его качеством или свойством, которое называется правосубъектностью. Правосубъектность – юридическая категория, под которой понимается возможность для физических лиц, организаций, государства или иных публично-правовых образований иметь и осуществлять непосредственно или через своих представителей юридические права и обязанности, то есть признаваться и являться субъектами права[2].
Отрицание понятия секундарного права приводит нас и к отрицанию понятия динамической правоспособности. Выдвигая это понятие, М. М. Агарков допустил по существу смешение процесса образования субъективного права с правоспособностью. Для того, чтобы у данного лица возникло субъективное право, оно должно обладать правосубъектностью. Но непосредственно из правосубъектности субъективные права не возникают. Необходимо еще наступление определенных юридических фактов. В этом качестве могут выступать события, действия и даже самые субъективные права, которыми лицо уже обладает. Но субъективное право, играющее одновременно роль юридического факта, правосубъектности не порождает, а само появляется потому, что правосубъектность уже существует. Следовательно, отношения, в которых субъект права находится с другими лицами, имеют значение не для его правосубъектности (или правоспособности, как говорит М. М. Агарков), а для приобретения на основе уже имеющейся правосубъектности данных конкретных прав в отношениях с данным конкретным лицом.
В основании возникновения добровольной формы реализации юридической ответственности и общерегулятивных правоотношений лежит юридический факт-событие – вступление нормативно-правового акта в законную силу. С этого момента лица, обладающие свойствами правосубъектности, становятся участниками общерегулятивных правоотношений. Включение иных субъектов в круг общерегулятивных правоотношений зависит от самых разнообразных юридических фактов, которые, как правило, характеризуют признаки правосубъектности. Кроме того, возникновение добровольной формы реализации юридической ответственности может быть связано не только с одним юридическим фактом, но и со сложным юридическим составом (совокупностью юридических фактов).
Субъект права – это социальный субъект – лицо, орган, организация, наделенные способностью быть носителями юридических прав и обязанностей. Отсюда происходит понятие правосубъектности, которое включает такие свойства субъекта, как правоспособность (установленная в законе возможность субъекта быть носителем прав и обязанностей, предпосылка существования субъективного права, но не само субъективное право) и дееспособность (установленная в законе возможность лица своими собственными действиями приобретать и осуществлять права и обязанности).
Понятие правосубъектности трактуется не только как социально-правовая возможность быть участником правоотношений, но как право общего типа, на котором базируется правоспособность, дееспособность и другие субъективные права, которые в соответствии с законом имеет либо может иметь данный субъект[65].
Сторонники первого подхода считали, что даже в тех редких случаях, когда государство непосредственно участвует в гражданских правоотношениях (сделки торгпредств, государственные займы, наследование и т. д.), оно «выступает не в качестве обычной фигуры гражданского права – юридического лица, а остается властным субъектом»[84]. А. В. Мицкевич, даже допуская невластный характер некоторых правомочий государства в имущественных отношениях, писал: «Такого рода правомочия и обязанности Советского государства немногочисленны, и для их признания нет необходимости предоставлять государству правоспособность юридического лица, возникающую у организаций на основании иных предпосылок, не характерных для правосубъектности государства»[85]. Государство обладает суверенитетом, оно олицетворение публичной власти. Ничего подобного нет ни у одного другого субъекта права. Данное обстоятельство не имело бы существенного значения, если бы эти характерные черты государства не проявлялись непрерывно и почти повсеместно в имущественных отношениях социалистического общества. Именно эти признаки государства считались достаточными для участия в гражданских правоотношениях.
Вступая в гражданско-правовые отношения, Российская Федерация, ее субъекты (республики, края, области, автономные округа), муниципальные образования не перестают быть носителями публичной власти со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями конституционного (административного) характера, а наделяются некоторыми свойствами (признаками) юридического лица, предусмотренными нормами гражданского права, необходимыми для участия субъектов публичного права в имущественном обороте. Как справедливо замечает Д. В. Пятков, государство добровольно в силу закона ограничивает свои властные (имперские) полномочия в момент вступления в гражданские правоотношения, не допускает их при реализации этих правоотношений, сохраняя при этом все признаки властных (административных) полномочий за пределами гражданских правоотношений.[12] В. П. Звеков совершенно верно подчеркивает, что «особые качества правосубъектности государства, проистекающие от объединения в одной структуре и политической организации, облеченной властными прерогативами, и субъекта хозяйствования, не должны изменять природу регулируемых гражданским правом отношений, в которых участвует государство, превращать их в “смешанные” отношения, с элементами власти и подчинения, – в противном случае “исчезает” рынок и разрушается его гражданско-правовая основа».[13]
Субъект права как элемент правоотношения характеризуется особыми свойствами и играет достаточно активную роль в генезисе самого правоотношения. Согласно ст. 20 ТК РФ, сторонами (субъектами) трудовых отношений являются работник и работодатель, вступающие в трудовые отношения. Законодатель наделяет индивидуальных и коллективных членов общества (работников и работодателей) правом вступать в конкретные правоотношения или быть субъектами права, вступать в конкретные правоотношения и действовать сообразно установленным нормативным правовым предписаниям, нормам права. В этих целях субъекты трудового права наделяются таким важным юридическим свойством, как правосубъектность.
В гражданских правоотношениях участвуют самые разнообразные субъекты. В наиболее общем виде эти субъекты именуются «лица». Главной особенностью субъектов гражданского права РФ является то, что все эти субъекты реализуют частную правосубъектность. Наиболее характерной особенностью субъектов, реализующих такую правосубъектность в частных правоотношениях, является их равенство перед законом, судом и в отношениях друг с другом и другими субъектами.
Второе заключается в том, что «обе названные способности здесь не обязательно должны совпадать в одном лице и могут быть воссоединены благодаря способностям, принадлежащим другим лицам»86. Так гражданин, независимо от возраста, способен иметь право собственности – быть субъектом правоотношений собственности, однако процесс приобретения этого права и его осуществление происходит посредством действий его законных представителей. Такая конструкция правосубъектности в гражданском праве обусловлена природой (главным образом, имущественной) большинства субъективных гражданских прав, в силу которой процесс их осуществления «не имеет столь тесной непосредственной связи с носителем права»87, а потому для признания лица субъектом правоотношений достаточно констатации наличия у него соответствующей правоспособности.
Правосубъектность разделяют на общую (способность быть субъектом права вообще и вступать в любые правоотношения, за исключением правоотношений, требующих наличия специальной правосубъектности) и специальную, которой наделяют определенных граждан (например, судья для получения данного статуса должен достичь 25-летнего возраста).
Правосубъектность означает способность быть субъектом права. Для того чтобы быть субъектом права, необходимо обладать такими признаками, как правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Только наличие всех без исключения этих составляющих может быть положено в основу правосубъектности.
Международная правосубъектность означает возможность субъекта осуществлять права и обязанности в сфере международных отношений, в первую очередь касающихся отношений между государствами. Какие-либо действия субъекта международного права в этой сфере способны влечь юридические международно-правовые последствия для государств и иных субъектов международного права, т. о. действия (бездействие) субъектов международного права признаются в международном праве юридическими фактами. К правосубъектности субъекта международного права предъявляются особые требования.
Во многих случаях применение иностранных интерлокальных норм противоречит национальному закону. Например, Закон Лихтенштейна об изменении регулирования о лицах и обществах (1996 г.) устанавливает: «…Объединение… подчиняется праву того государства, в котором оно действительно управляется» (ст. 232.2). Законодатель Лихтенштейна закрепил теорию контроля в качестве критерия для определения правосубъектности юридического лица. В российском законодательстве (ст. 1202 ГК РФ) императивно действует принцип инкорпорации. Однако предписания ст. 1188 ГК РФ не позволяют применять коллизионную привязку ст. 1202 по вопросам правосубъектности иностранного юридического лица.
Финансовая правосубъектность представляет собой сложное юридическое свойство, состоящее из двух элементов – финансовой правоспособности и финансовой дееспособности. Финансовая правоспособность — это предусмотренная нормами финансового права способность субъекта иметь финансовые права и нести обязанности, предусмотренные финансово-правовыми актами. Возникает с момента рождения и прекращается смертью физического лица. Финансовая дееспособность — это предусмотренная нормами финансового права способность и юридическая возможность субъекта самостоятельно своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности. Для физического лица характеризуется достижением определенного возраста и возможностью самостоятельно отдавать отчет своим действиям и руководить ими.
Обязательно следует разграничивать субъектов юридически значимого поведения и субъектов права. Так, к субъектам юридически значимого поведения могут относиться только те физические и юридические лица, которые способны самостоятельно совершать правомерные или противоправные действия, порождая тем самым соответствующие социальные и правовые последствия и неся за них предусмотренную законом ответственность. Таким образом, важным признаком субъекта юридически значимого поведения является его правосубъектность, т. е. способность к совершению юридически значимых действий, а также нести ответственность за их осуществление.
В юридической литературе высказывается мнение, что в качестве особого, управомоченного субъекта избирательных правоотношений выступает народ как единственный суверен и носитель власти в Российской Федерации, обладающий абсолютной правосубъектностью, в том числе и в сфере формирования органов государственной власти и местного самоуправления. Представляется, однако, что с такой постановкой вопроса трудно согласиться, так как народ, представляющий собой объединенную едиными историческими и территориальными признаками высшую социальную общность людей, может рассматриваться в качестве субъекта политических отношений, не требующих формальной определенности и обязательной юридической персонифицированности их участников. Что же касается правовых связей и такой их разновидности, как избирательные правоотношения, то в силу достаточной аморфности и отсутствия внешней правовой обособленности вряд ли правомерно говорить о том, что право участвовать в свободных выборах относится к исключительному ведению народа.
С понятием субъекта корпоративных правоотношений тесно связаны такие понятия, как правосубъектность, правоспособность и дееспособность. Правосубъектность – способность быть субъектом права. Для того чтобы быть субъектом права, необходимо обладать такими признаками, как правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Только наличие всех без исключения этих составляющих может быть положено в основу правосубъектности.
5. Все субъекты предпринимательского права обладают правосубъектностью. Правосубъектность – обобщающая категория, отражающая признание лица субъектом права, его статус как субъекта права. Признание правосубъектности лица означает признание за ним права иметь все те же права, которые установлены для него объективным правом.
Данное дело является иллюстрацией применения метода инкорпорации при определении гражданской правосубъектности юридических лиц. Более того, его можно рассматривать как доказательство существования международного обычая, в соответствии с которым критерий инкорпорации должен использоваться в качестве основного при определении международной правосубъектности юридических лиц.
Правосубъектность – обобщающая категория, отражающая признание лица субъектом права, его статуса как субъекта права. Признание правосубъектности лица означает признание за ним права иметь все те же права, которые установлены для него объективным правом. Правосубъектность включает в себя правоспособность и дееспособность субъекта предпринимательского права.
правосубъектность лиц, реализующих в рамках правоотношения субъективные права и обязанности, – в качестве субъектов правоотношений могут выступать только люди (индивиды и коллективы), обладающие реальной возможностью своими осознанными, волевыми действиями осуществить имеющиеся у них права и обязанности;
Итак, субъекты правоотношений – это физические и юридические лица, а также государство, государственные органы и органы местного самоуправления, обладающие субъективными правами и юридическими обязанностями. Участники правоотношений обязаны обладать правосубъектностью (являться субъектами права), в состав которой входят:
2. Субъект финансового права – это лицо, обладающее правосубъектностью, т. е. потенциально способное быть участником финансовых правоотношений. Субъект финансового правоотношения – это реальный участник конкретных правоотношений. Юридические права и обязанности в сфере финансовой деятельности принадлежат субъектам финансового права в силу действия финансовоправовых норм, независимо от участия в конкретных правоотношениях. В результате субъект финансового права – понятие более широкое, чем субъект (участник) финансового правоотношения.
Субъект финансового права – лицо, обладающее правосубъектностью, т. е. потенциально способное быть участником финансовых правоотношений, поскольку оно наделено необходимыми правами и обязанностями.
Среди перечисленных элементов, составляющих институт конституционного статуса личности, важное место занимают принципы конституционного статуса личности, так как именно они определяют, пронизывают содержание остальных четырех элементов конституционного статуса личности: гражданства; правосубъектности; основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина; гарантий их реализации.
По аналогии с имущественной организационную самостоятельность, по мнению В. А. Семеусова, А. А. Тюкавкина, А. А. Пахарукова, также можно разделить на полную и ограниченную, поскольку «в процессе предпринимательской деятельности очень часто возникают ситуации, когда субъекты не обладают организационной самостоятельностью в полном объеме, к примеру деятельность организаций, обладающих специальной правосубъектностью в силу закона (некоммерческие организации, унитарные предприятия, банки и др.). Однако наличие ограниченной организационной самостоятельности еще не означает ее отсутствия и поэтому не дает оснований квалифицировать такую деятельность как непредпринимательскую»54.
Государство является основополагающим участником публичных отношений, специфика правового статуса которого состоит в порядке определения/приобретения своей правосубъектности, установления метода правового регулирования (императивный или диспозитивный) того или иного законного интереса, способов их защиты, санкций, пределов их реализации. Примечательным является и то, что защита интересов должна прослеживаться не только на стадии подготовки законодательного акта, но и на стадии его применения.
Для конституционного права характерно различное понимание правоспособности, так как различны в своем статусе субъекты конституционных правоотношений. Все субъекты конституционных правоотношений делятся в зависимости от вида реализуемой ими правосубъектности на следующие виды:
Чтобы стать субъектом правоотношения по социальному обеспечению, гражданин должен иметь для этого такую предпосылку, как обладание правосубъектностью. Она состоит:
Этот принцип получил развитие в Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) и других законодательных актах. Он означает право инвестора вкладывать свое имущество в любой сфере предпринимательства, в любой из предусмотренных законом форм, с использованием любых (не изъятых из оборота) видов имущества и т. д. Данный принцип подтверждается также установлением для большинства юридических лиц общей правосубъектности. Однако эта свобода не безгранична. Федеральными законами она может быть ограничена в интересах общества в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Субъекты семейных правоотношений наделяются законом семейной правоспособностью и семейной дееспособностью. СК РФ не содержит понятия ни правосубъектности (правоспособности и дееспособности). Однако это не означает нехарактерность для участников семейных правоотношений названных категорий. Раскрыть же их можно посредством норм гражданского права, однако не следует упускать из виду особенности, свойственные исключительно праву семейному.
Общая часть представлена нормативными положениями, имеющими общенормативное значение для всех институтов и норм Особенной части. К ним правомерно относить положения глав 1, 2 и 9 Конституции РФ, закрепляющих основы конституционного строя, правового положения граждан, иных лиц, общественных и религиозных объединений, народов России, конституционную правосубъектность органов государственной власти Федерации и ее субъектов, принципы взаимоотношений между ними, назначение конституционного законодательства, его иерархию и др.
Именно для деликтных правоотношений с участием государства – причинителя вреда характерны дополнительные (специальные) условия гражданско-правовой ответственности государства, определяемые особенностями правосубъектности (деликтоспособности) государства и характером выполняемых государственными органами и их служащими действий.
Юридические права и обязанности в сфере финансовой деятельности принадлежат субъектам финансового права. Следует различать понятие «субъект финансового права» и «субъект (или участник) финансового правоотношения». Субъект финансового права – это лицо, обладающее правосубъектностью, т.е. потенциально способное быть участником финансовых правоотношений.
Международные организации являются субъектами международного права особого рода. Их правосубъектность не аналогична правосубъектности государств, т. к. не вытекает из суверенитета. Источником при осуществлении прав и обязанностей Международной организации и реализации ее компетенции является международный договор, заключенный между заинтересованными государствами. Эти организации как субъекты международного права вторичны, производны по отношению к государствам. Организация становится субъектом, если государства-учредители наделяют ее международными правами и обязанностями. Правосубъектность организации определена теми конкретными задачами и целями, которые установлены государствами в учредительном акте, создающем организацию. Каждая международная организация имеет свой, присущий только ей круг прав и обязанностей. Международные организации подразделяются на всемирные, универсальные организации, цели и задачи которых имеют значение для всех или большинства государств, для международного сообщества в целом, характеризуются универсальным членством, и иные организации, которые представляют интерес для определенной группы государств, что обусловливает их ограниченный состав.
Принцип демократизма реализуется признанием осужденного субъектом уголовно-исполнительного права. В Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 16) написано, что «каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности». Это положение гарантирует осужденному, существенно ограниченному в правах, соответствующую социальную защищенность.
Таким образом, объединение (как результат) отличается от собрания качественно более высоким уровнем формальной организации, основанным на постоянстве интереса объединившихся лиц и выражающимся в наличии органов и самостоятельной правосубъектности объединения. Соответственно, объединение как форма проявления социальной активности приобретает особую общественную значимость, а как социальное явление представляет собой более сложное образование, чем собрание, и потому нуждается в тщательной правовой регламентации, а право на объединение – в правовых гарантиях и защите, поскольку приобретает статус не только личного, но и политического, социального, экономического, экологического, культурного и иного субъективного права, в зависимости от сферы, в которой реализуется.
В-четвертых, в целях обеспечения условий функционирования гражданского оборота и его устойчивости необходимо определить правовое положение его участников, их правосубъектность и пределы действия, что также обусловливает публичный характер ряда правовых норм.
Для субъекта трудового права необходимо наличие трудовой правосубъектности, поскольку она является необходимым условием для возникновения правоотношений трудового права как для одного, так и для другого субъекта (стороны) этих правоотношений.
Для того чтобы лицо рассматривалось в качестве субъекта административно-правового отношения, оно должно обладать административной правосубъектностью. Так, административная правосубъектность у граждан России наступает с момента рождения, у государственных органов, предприятий, учреждений, общественных объединений – с момента регистрации, у государственных и общественных служащих – с момента вступления в должность.
Структуру правового статуса личности составляют: гражданство, законодательно закрепленные права, обязанности и законные интересы личности, ее правосубъектность и юридическая ответственность перед обществом.
Со дня государственной регистрации в органах юстиции организация считается учрежденной и приобретает права юридического лица. Отказ в государственной регистрации может быть обжалован в суд. С момента государственной регистрации организация приобретает и трудовую правосубъектность в качестве работодателя. Эта правосубъектность определяется двумя критериями: организационным и имущественным.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я