Оскорбление

  • Оскорбле́ние — это умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме.Оскорбление может быть нанесено в виде высказывания (словесно, письменно) или в виде действия (плевок, неприличный жест), а также публично или в отсутствие объекта оскорбления. Во многих странах оскорбление считается преступлением.

    В отличие от клеветы, оскорбление не несёт в себе заведомо ложных сведений. Оскорбление заключается в негативной оценке личности либо внешности человека, его качествам, поведению, причём в форме, противоречащей установленным правилам поведения и требованиям общечеловеческой морали.

    Гомеровская поэма «Илиада» посвящена гневу Ахилла, вызванному оскорблением, нанесённым ему вождём Агамемноном.

    В России оскорбление преступлениями являются оскорбления чувств верующих (148 УК РФ), оскорбления судей (297 УК РФ), представителей власти (319 УК РФ) и военнослужащих (336 УК РФ) при исполнении ими служебных обязанностей, остальные же являются административными правонарушениями (ст. 5.61 Коап РФ) с 8 декабря 2012 года (см. пункт 45 статьи 1 Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Источник: Википедия

Связанные понятия

Клевета́ — заведомо ложная порочащая информация или распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.
Диффамация (из лат. diffamatio «разглашение, распространение») — распространение порочащих сведений, которые могут не носить клеветнического характера, или опозорение в печати; действие, известное уголовному законодательству как преступление, близкое к клевете, но отличающееся от неё двумя признаками...
Разжига́ние межнациона́льной ро́зни — действия, направленные на возбуждение межнациональной или межрасовой вражды.
Законы о богохульстве (оскорбление религиозных чувств, оскорбление чувств верующих, оскорбление верующих, кощунство) — существующие во многих странах законы (c разной степенью реального использования), защищающие категории граждан, принадлежащих к той или иной конфессии, а также ограничивающие выражения своего мнения в отношении кощунства, неуважения к святым лицам, религиозным артефактам, обычаям и верованиям. Отношение законодателей к оскорблению религии варьируется от наказания в виде смертной...
Уби́йство — лишение жизни кого-либо. В судебной медицине убийство рассматривается как один из родов насильственной смерти. В широком понимании к убийству как к роду смерти относятся самые различные посягательства на жизнь человека, приводящие к наступлению смерти, как умышленные так и неосторожные. Современное российское уголовное право исходит из более узкой трактовки, понимая под убийством только умышленное причинение смерти другому человеку. В более старых российских законах, а также в праве других...

Упоминания в литературе

Аналогичный ввод можно сделать и в отношении декриминализации клеветы и оскорбления, произведенной на основании Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ. Вместо того чтобы развивать основы нравственности в российском обществе, повышать уровень защиты таких важнейших свойств личности, как честь и достоинство, законодатель перевел клевету и оскорбление в разряд административных правонарушений. Для чего это сделано? Чтобы способствовать дальнейшей нравственной деградации общества? Это решение к тому же и противоречивое, так как сохранилась уголовная ответственность за неуважение к суду (ст. 297 УК РФ), суть которого заключается в оскорблении участников судебного разбирательства (ч. 1), судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в правосудии (ч. 2); заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ); оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ); оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК РФ).
Форма высказывания может быть приличной или неприличной, иметь эмоционально-стилистическую окраску (оскорбительную, унизительную). Неприличное характеризующее высказывание или высказывание с оскорбительной эмоциональной окраской в адрес кого-либо может стать поводом к возбуждению уголовного дела по ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) «Оскорбление». Кроме того, высказывание может иметь форму утверждения или выражать предположение, представлять собой мнение или сообщать о фактах. Этот аспект формы значим для квалификации деяния по ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) «Защита чести, достоинства и деловой репутации», ст. 129 УК РФ – «Клевета». Жанровые характеристики также во многом ориентированы на форму высказывания. Жанр призыва и пропаганды особо представлен в уголовном законодательстве – в той его части, где предусматривается ответственность за публичные призывы к экстремистской деятельности, возбуждение ненависти либо вражды (ст. ст. 280, 282 УК РФ).
Как и при клевете, цель, мотив, последствия оскорбления не влияют на квалификацию, но значимы для индивидуализации наказания. Они важны и при совокупности оскорбления и других деяний, например оскорбления и доведения до самоубийства, вандализма, некоторых преступлений против интересов государственной службы и т. д. При отграничении состава оскорбления от хулиганства (которое может выражаться в оскорбительном приставании к гражданам) надо иметь в виду различие в содержании умысла. Хулиганство направлено на нарушение общественного порядка, а оскорбление выражает неприязненное отношение виновного к потерпевшему как к конкретному лицу.
В этом же плане заслуживает внимания состав хулиганства, в котором также могут быть установлены два объекта. Так, постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 мая 1939 г. по вопросу о составе хулиганства указало: «Не допускать необоснованной квалификации как хулиганства таких действий, которые представляют собой преступления, предусмотренные другими статьями Уголовного кодекса. Нанесение побоев, тяжких или легких телесных повреждений, оскорбление должны квалифицироваться по соответствующим статьям той главы Уголовного кодекса, которая предусматривает преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности (гл. VI УК РСФСР и соответствующие главы уголовных кодексов других союзных республик). Квалификация подобных действий по ст. 74 УК РСФСР может иметь место лишь в том случае, когда установлено, что эти действия совершены именно из озорства, в целях проявления явного неуважения к обществу, а не тогда, когда в их основе лежали мотивы, связанные с личными взаимоотношениями обвиняемого с потерпевшим».
Распространенное ныне ругательство «козел» применительно к частному лицу неприличной формой не является и потому не квалифицируется по ст. 130 УК. Другое дело, когда так называют участников судопроизводства. Здесь иной объект, иная общественная опасность, поэтому состав неуважения к суду налицо. Также следует квалифицировать унижение деловой репутации представителя власти. Оно наносит ущерб нормальному осуществлению властных полномочий, нарушая порядок управления. В последних двух случаях для квалификации оскорбления нецензурных выражений не требуется. Обзывания «козлом», «ослом» и именами других животных достаточно для квалификации по ст. 297 и 319 УК РФ. Наверное, в этих нормах правильнее было бы записать не «оскорбление», а «нанесение ущерба деловой репутации».

Связанные понятия (продолжение)

Преступле́ние (уголо́вное преступле́ние) — правонарушение (общественно опасное деяние), совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности. Преступления могут выделяться из общей массы правонарушений по формальному признаку (установление за них уголовного наказания, запрещённость уголовным законом), а также по материальному признаку (высокая степень опасности их для общества, существенность причиняемых ими нарушений правопорядка).
Объективное вменение — это привлечение лица к уголовной ответственности без установления его вины. Объективное вменение может заключаться как в привлечении к уголовной ответственности за случайные последствия действий человека, так и в привлечении к ответственности лиц, действия которых вообще не состоят в причинной связи с причинённым вредом, но наказание которых по каким-либо причинам представляется целесообразным.
В Канаде уголо́вное пра́во — отрасль права, следующая принципам common law и на которую распространяются исключительные законодательные полномочия Парламента Канады по параграфу 91.27 Конституционного акта 1867. Этот же параграф признаёт за федеральным Парламентом полномочия на судопроизводство по уголовным делам.
Оби́да — умышленное или не умышленное и противозаконное выражение неуважения к другому человеку заведомо оскорбительным для него обращением с ним.
Соглашение о признании вины — разрешённая законом письменная сделка обвиняемого и защитника с обвинителем, в которой зачастую в обмен на признание обвиняемым (подсудимым) своей вины в менее тяжком преступлении обвинитель отказывается от всестороннего исследования обстоятельств дела, которое прояснило бы истину, а также от поддержания обвинения в более тяжком преступлении.
Оскорбление величества (лат. crimen laesae majestatis, фр. lèse majesté, французский термин использовался также в англосаксонской традиции, см. французский законный язык) — преступление, заключающееся в неуважительном высказывании по отношению к монарху или к его отдельным действиям.
Примирение с потерпевшим — существующий в уголовном праве многих государств мира институт, предполагающий освобождение от ответственности либо значительное смягчение наказания преступнику, достигнувшему с потерпевшим соглашения о примирении (как правило, предполагающего возмещение причинённого вреда). Соответствующие положения могут содержаться как в уголовном, так и в уголовно-процессуальном законодательстве.
Половы́е или сексуа́льные преступле́ния в наиболее общем виде можно определить как запрещённые уголовным законодательством общественно опасные деяния, суть которых заключается в грубом нарушении сложившегося в обществе нормального уклада в области половых отношений, а также норм нравственности в сфере взаимоотношений полов.

Подробнее: Половые преступления
Преступления против жизни — преступления, главным объектом которых является основное благо человека — жизнь. В случае оконченности такого преступления его результатом является причинение смерти. Как правило, эти преступления являются самыми тяжкими в уголовном законодательстве различных государств и влекут наиболее суровое наказание.
Преступления против правосудия — общее название преступлений, совершаемых в сфере правосудия (в широком смысле: в сфере предварительного расследования и судопроизводства).
Пы́тка — целенаправленное причинение мучений как физического, так и психологического характера с целью получения информации, наказания либо получения патологического удовлетворения.
Уголовное наказание — центральный институт уголовного права, выражающий направление и содержание уголовной политики государства. Ввиду этого наказание всегда оставалось в центре внимания учёных: как отмечал Н. Д. Сергеевский, уже к началу XX века существовало до 24 философских систем, обосновывающих право государства наказывать лиц, совершивших преступления и около 100 отдельных теорий наказания, выдвинутых специалистами-правоведами.
Преступление на почве ненависти (англ. hate crime) — преступление, совершённое по мотивам нетерпимости в отношении той или иной социальной группы. Такие преступления характеризуются тем, что направлены не против конкретного индивидуума, а против всей социальной группы.
Уголовная ответственность — один из видов юридической ответственности, основным содержанием которого, выступают меры, применяемые государственными органами к лицу в связи с совершением им преступления.
Уголовный кодекс Туркменистана (УК Туркмении) — основной и единственный источник уголовного права Туркменистана, устанавливающий преступность и наказуемость деяний на территории Туркменистана.
Постановление СНК СССР, ЦИК СССР от 7 апреля 1935 года № 3/598 «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» — нормативно-правовой акт, принятый в целях быстрейшей ликвидации преступности среди несовершеннолетних в СССР. Постановление было подписано Председателем ЦИК СССР М. И. Калининым, Председателем СНК СССР В. М. Молотовым и Секретарём ЦИК СССР И. А. Акуловым. Документ был официально опубликован в «Известиях ЦИК Союза ССР и ВЦИК» в № 81 от 8 апреля 1935 года.
Деятельное раскаяние — добровольные действия лица, совершившего преступление, заключающиеся в возмещении или заглаживании вреда, причинённого преступлением, ином устранении или уменьшении его последствий, в информировании правоохранительных органов о факте и обстоятельствах совершения преступления и дальнейшем содействии осуществлению правосудия. Подобные действия в соответствии с уголовным законодательством многих государств влекут смягчение применяемых к лицу мер уголовной ответственности или полное...
Порочащие сведения — это сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического...
Соучастие в преступлении в самом общем виде — это различные случаи совершения преступного деяния несколькими лицами. В современных правовых системах могут использоваться и более узкие определения. Так, по российскому уголовному праву под соучастием понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).
Делинквентное поведение (лат. delictum — проступок, англ. delinquency — правонарушение, провинность) — антиобщественное противоправное поведение человека, воплощённое в его проступках (действиях или бездействии), наносящих вред как отдельным гражданам, так и обществу в целом. Понятием «Делинквентное поведение» оперируют представители криминологии, социологии, педагогики, психологии, социальной педагогики и других отраслей знания.
Уголовный кодекс Латвийской Республики (УК Латвии), также Уголовный закон Латвийской Республики латыш. Krimināllikums — основной источник уголовного права Латвии, устанавливающий преступность и наказуемость деяний на территории Латвии.
Дея́ние — в уголовном праве — акт осознанно-волевого поведения в форме действия или бездействия, повлёкший общественно опасные последствия. Деяние является обязательным признаком события преступления и объективной стороны преступления как его элемента.
Госуда́рственная изме́на — преступление, заключающееся в деянии, сознательно направленном против интереса монарха или государства, подданным или гражданином которого является или которому, так или иначе, служит преступник.
Преступление без потерпевшего — термин, используемый для обозначения действий, запрещённых законом, но не наносящих непосредственного вреда здоровью и правам окружающих. Часто им также обозначают преступление по взаимному согласию двух или более лиц, в котором никакие другие лица не участвуют. К примеру, в США понятие «преступление без потерпевшего» включает в себя проституцию, азартные игры и употребление нелегальных веществ. Эдвин Шур и Хьюго Бедоу в своей книге «Преступление без потерпевшего...
Освобожде́ние от уголо́вной отве́тственности — отказ государственных органов, осуществляющих уголовное преследование, от дальнейшего производства по уголовному делу, если факт совершения преступления данным лицом доказан. Уголовное дело при этом прекращается без применения к лицу каких-либо уголовно-правовых мер.
Субъективное вменение — принцип уголовного права, содержание которого заключается в том, что юридически значимыми и способными повлечь применение мер ответственности являются лишь те обстоятельства деяния, которые осознавались лицом, совершившим деяние.
Субъект преступления — лицо, осуществляющее воздействие на объект уголовно-правовой охраны и способное нести за это ответственность. Признаки субъекта преступления образуют один из элементов состава преступления. Наличие у лица, совершившего преступление, определённых субъективных признаков может рассматриваться также как условие уголовной ответственности.
Сатисфакция (от лат. satis — достаточно и лат. facere — делать, совершать) означает приблизительно удовлетворение; другая версия (от лат. satisfactio — удовлетворение) — удовлетворение за оскорбление чести.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года — первый уголовный кодекс в истории России. Подготовлен сотрудниками Второго отделения, утверждён императором Николаем I 15 августа 1845 года, введён в действие с 1846 года. Уложение представляло собой кодифицированный нормативный акт, содержавший как нормы, регулировавшие общие вопросы уголовного права, так и устанавливающие ответственность за совершение конкретных преступных посягательств.
Шанта́ж (фр. chantage) — угроза компрометирующих или клеветнических разоблачений с целью вымогательства чужого имущества или разного рода уступок.
Неосторожность в уголовном праве — это одна из форм вины, характеризующаяся легкомысленным расчётом на предотвращение вредных последствий деяния лица, либо отсутствием предвидения наступления таких последствий. Впервые неосторожность была выделена средневековыми итальянскими учёными как одна из форм косвенного умысла.
Осуждённым называется лицо, признанное в судебном порядке виновным в совершении преступления (как правило, с назначением соответствующего наказания).

Подробнее: Осуждённый
Надругательство над флагом (осквернение флага) — умышленное уничтожение или повреждение флага. Надругательство над государственным флагом может иметь протестный характер, так как связано с оскорбительным поведением по отношению к национальным символам или символам власти, или совершаться по хулиганским мотивам.
«Закон против опасных рецидивистов и о мерах уголовно-правового характера» (нем. Gesetz gegen gefährliche Gewohnheitsverbrecher und über Maßregeln der Sicherung und Besserung) — закон нацистской Германии от 24 ноября 1933 года, представляющий из себя значительные дополнения и изменения в Уголовный кодекс Германской империи и вступивший в силу с 1 января 1934 года.
Уголо́вное пра́во — отрасль права, регулирующая общественные отношения, связанные с совершением преступных деяний, назначением наказания и применением иных мер уголовно-правового характера, устанавливающая основания привлечения к уголовной ответственности либо освобождения от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, под уголовным правом может пониматься раздел правовой науки, изучающий данную правовую отрасль, а также учебная дисциплина, в рамках которой изучаются как правовые нормы, так...
В данной статье рассматриваются специфичные для российского уголовного права характеристики уголовного наказания. Более общая информация содержится в статье «Уголовное наказание».Наказание определяется в Уголовном кодексе РФ как назначаемая по приговору суда мера государственного принуждения, применяемая к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и выражающаяся в предусмотренных уголовным законом ограничении прав и свобод лица. Наказание выступает в роли основной формы реализации уголовной...

Подробнее: Наказание в уголовном праве России
Гражданский арест — задержание, арест, производимый лицом, не наделённым для этого специальными полномочиями (в частности, не являющимся представителем исполнительной власти, например, полицейским), но готовым аргументировать обоснованность ареста. Например, может быть произведён свидетелем или жертвой уголовного преступления, частным детективом или адвокатом, или сотрудником ЧОПа или другим гражданским лицом самостоятельно обнаружившим улики, а также лицом, обнаружившим официально разыскиваемого...
Наказание — применение каких-либо, правовых или неправовых, неприятных или нежелательных мер в отношении человека, животного или их групп в ответ на неповиновение или на неугодное или морально неправильное поведение.
Исполнение приказа или распоряжения — одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния в уголовном праве. Лицо, осуществлявшее общественно опасные действия в рамках исполнения обязательных для него приказа или распоряжения, может быть освобождено от ответственности.
Жестокое обращение с животными — не связанное с самообороной причинение страдания или вреда животным из хулиганских побуждений или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних. Живодёрство связано с поверьем некоторых меховщиков, что при сдирании шкурки с живого животного мех получается лучше, чем при сдирании шкурки с мёртвой тушки. В ряде стран, в том числе и в России, образует состав уголовного преступления. Защитники животных дополнительно включают...
Преследование — ограничение в правах индивидуума или меньшинства в обществе (в последнем случае иногда употребляются термины гонение или притеснение): право на жизнь, право на здоровье, право на свободный выбор места жительства, право на труд, право на свободу передвижения и другие. Может быть как законным, так и нет, а также как морально приемлемым, так и морально неприемлемым действием. Примером законного и (обычно) морально приемлемого преследования является уголовное преследование лиц, подозреваемых...
Ню́рнбергские при́нципы (англ. Nuremberg principles, полное название Принципы международного права, признанные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого Трибунала) — представляют свод основополагающих правовых принципов, которые характеризуют деяния, являющиеся, в соответствии с международным правом, преступлениями против мира и безопасности человечества.
Уголовный кодекс Республики Казахстан 1997 года (УК Казахстана) — основной и единственный источник уголовного права Казахстана, устанавливавший преступность и наказуемость деяний на территории Казахстана в период с 1 января 1998 года по 31 декабря 2014 года.
Уголовный кодекс Республики Беларусь (УК Беларуси) — основной источник уголовного права Белоруссии, единственный нормативный акт, устанавливающий преступность и наказуемость деяний на территории Белоруссии.
Судебная ошибка — осуждение и наказание невиновного лица за преступление, которого он не совершал. Этот термин изредка используется и в противоположном значении — когда преступника оправдывают за содеянное.

Упоминания в литературе (продолжение)

Явное неуважение к обществу означает открытое, демонстративно-пренебрежительное игнорирование лицом общепринятых форм поведения человека в обществе. Вследствие отмеченных обстоятельств хулиганство чаще всего совершается в местах массового нахождения людей (на улице, в транспорте, местах отдыха, проведения публичных мероприятий и т. п.), хотя этот признак в законе не определяется как конститутивный[168]. Нанесение оскорблений, побоев, причинение легкого вреда здоровью и другие подобные действия, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников и знакомых, вызванные личными неприязненными отношениями или неправильными действиями потерпевших и т. п., должны квалифицироваться по статьям УК о преступлениях против личности. Такого рода действия могут быть расценены как хулиганство лишь в случаях, когда они связаны с желанием виновного таким образом грубо нарушить общественный порядок и выражают явное неуважение к обществу.
В других случаях, например при клевете (ст. 129 УК РФ) и оскорблении (ст. 130 УК РФ), вред причиняется чести и достоинству человека. Здесь преступные последствия также не определены законодателем в диспозициях. Б. А. Куринов прав, полагая, что отсутствие вредных последствий, не предусмотренных в качестве признака состава преступления, не исключает возможности квалификации преступного поведения лица по соответствующей статье Особенной части УК РФ[81].
Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г., также предусматривал отдельную главу XI «Об оскорблениях чести, угрозах и насилии». Первое отделение главы включало в себя составы об оскорблениях чести. Причем Устав несколько иначе классифицировал все деяния против чести и достоинства. Преступления против чести и достоинства делились на оскорбления (обиду) и клевету. Предусматривалась уголовная ответственность за оскорбление (обиду) на словах или в письме и оскорбление (обиду) действием.
В связи с изложенным представляет интерес правовая позиция, выраженная в Определении КС РФ от 20 июня 2006 г. № 221-О[30], которым отказано в принятии к рассмотрению жалобы на норму ч. 2 ст. 297 УК РФ. Эта норма устанавливает ответственность за оскорбление судьи, т.е. направлена на защиту чести и достоинства личности, охрану общественных отношений в сфере осуществления правосудия и авторитета судебной власти от противоправных посягательств и не содержит каких-либо предписаний, ограничивающих права и свободы граждан; отсутствие в ней прямого указания на те или иные конкретные действия или выражения, которые могут свидетельствовать о неуважительном отношении к суду, оскорбляющем его авторитет, а также честь и достоинство судьи или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, само по себе не может расцениваться как подтверждение допустимости произвольного применения судом данной нормы; определение же того, являются ли те или иные действия или высказывания оскорбительными для судьи и выражающими неуважение к суду, относится к ведению судов общей юрисдикции, принимающих решение исходя не только из характера соответствующих действий или высказываний, но и из обстоятельств, в которых они имели место.
Такое понимание термина закрепилось не только в судебной практике, но и в теории российского гражданского права. Например, В. И. Синайский раскрывал понятие бесчестья как причинение вреда посредством нанесения личной обиды или оскорбления[6]. Нравственный вред, согласно данному подходу, возникает как продукт личной обиды или оскорбления, содержанием которых может быть невиновное осуждение, похищение замужней женщины, нарушение чести и т. д.
Однако при решении вопроса о декриминализации того или иного деяния нельзя ограничиваться только сравнением названий статей Особенной части УК РСФСР 1960 г. и УК РФ 1996 г. Необходимо тщательно изучить тексты сходных составов преступлений, предусмотренных новым законом. Нередко названия того или иного состава в прежней формулировке нет в новом законе, но его признаки вошли в другой состав преступления. Такой состав преступления не следует считать декриминализированным. Например, в новом УК нет специального состава оскорбления работника милиции (ст. 192.1 УК РСФСР 1960 г.). Однако это не означает, что названное деяние декриминализировано. Статьей 319 УК РФ 1996 г. предусмотрена ответственность за оскорбление представителя власти. Поскольку работник милиции является представителем власти, то публичное оскорбление его при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением надлежит квалифицировать ст. 319 УК РФ.
Развитие законодательной техники и науки уголовного права позволило в Уложении более четко выделить данные о личности и поведении потерпевшего в составах преступлений Особенной части, а также закрепить их соответственно в части Общей. Применительно к исследуемой теме представляет интерес позиция законодателя в Общей части Уложения по оценке неправомерного поведения потерпевшего, которое выступило поводом или причиной совершения преступления. Так, в обстоятельствах, смягчающих ответственность виновного, говорится об этом следующим образом: «Если преступление учинено им вследствие сильного раздражения, произведенного обидами, оскорблениями или иными поступками лица, коему он сделал или покусился сделать зло» (параграф 5, ст. 140). В Особенной части признаки, характеризующие личность и поведение потерпевшего, относятся к объекту и объективной стороне отдельных составов преступлений. Личность потерпевшего как субъекта уголовно-правовой охраны определяется в ряде составов (ст. 192, 194, 197), исходя из ее религиозных убеждений. В разделе 3 главы I Уложения (ст. 263–270) признаки потерпевшего включены в составы преступлений, которые характеризуют в объектах посягательства особу государя императора и членов императорского двора. В силу многочисленности статей свойства личности потерпевшего, характеризующие объект преступления (начальник, подчиненный, полицейский, страж, волостное и сельское начальство, лицо женского пола и т. д.), часто повторяются. Большую группу признаков в Уложении определяют взаимоотношения между потерпевшим и виновным: родственные взаимоотношения (ст. 191, 192, 198), служебные отношения (ст. 423–429, 460, 482, 491).
2) посягательства на жизнь, здоровье, свободу, честь и достоинство священнослужителей как общие составы умышленного убийства, причинения вреда здоровью различной степени тяжести, лишения свободы, похищения, оскорбления, клеветы и т. п., если эти действия совершаются в связи с отправлением священнослужителем религиозных культов, то, думается, они должны квалифицироваться как совершенные в связи с выполнением данным лицом общественного долга (например, п. «б» ч. 2 ст. 105; п. «а» ч. 2 ст. 111; п. «б» ч. 2 ст. 112; п. «б» ч. 2 ст. 117 УК РФ) или по мотиву религиозной ненависти или вражды (например, п. «л» ч. 2 ст. 105; п. «е» ч. 2 ст. 111; п. «е» ч. 2 ст. 112; п. «з» ч. 2 ст. 117 УК РФ), или как общеуголовные составы – ст. 126–130 и др. УК РФ;
Одним из признаков объективной стороны является обстановка совершения преступления. О признании законодателем обстановки совершения преступления в качестве одного из обязательных признаков конкретных составов преступления свидетельствует указание в некоторых случаях на публичный характер действий. Например, публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК); публичное оскорбление представителя власти (ст. 319 УК); публичные призывы к развязыванию агрессивной войны (ст. 354 УК). Публичность в этих случаях означает присутствие при совершении указанных преступлений других лиц, не являющихся соучастниками.
В странах романо-германской правовой семьи диффамация может рассматриваться одновременно как гражданско-правовой деликт, так и уголовное преступление. В частности, в Германии законодательство закрепляет три вида диффамации: оскорбление, порочащее заявление и заведомо ложные измышления[31]. В случае оскорбления не имеет значения правдивость информации, если сам оскорбительный характер заявления связан с формой подачи или обстоятельствами его распространения. Важным элементом немецкого законодательства о диффамации является характерное для многих государств нормативное разграничение фактических утверждений и выражения мнения, при этом последнее пользуется преимущественной защитой закона. Суды в своей практике пытаются найти баланс между защитой граждан от диффамации и конституционными гарантиями свободы прессы и правом общества получать информацию по вопросам, представляющим для него интерес[32].
К сожалению, сдержанное отношение к регламентации ОИПД, проявившееся в Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г., имело свое продолжение в УК РСФСР редакции 1926 г. Впервые законодательно определив понятие «явной малозначительности действия» посредством формулировки «не является преступлением» в примечании к ст.  6, этот УК не только не развил законодательную регламентацию ОИПД, но сделал значительный шаг назад в сравнении с УК РСФСР 1922 г. Неизменным здесь осталось, пожалуй, только одно: регламентация необходимой обороны и крайней необходимости в Общей части УК (хотя и в одной статье, как это имело место в Основных началах) и упоминание об ОИПД в числе смягчающих, как это было предусмотрено в УК РСФСР 1922 г., УК РСФСР редакции 1926 г. уже не знал такого ОИПД, как согласие потерпевшего. В нем весьма ограниченно и поверхностно решался и вопрос о превышении пределов реализации ОИПД. Уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны, выразившееся в убийстве, устанавливалась в одной и той же статье, что определяла ответственность за неосторожное убийство (ст.  139). При этом размер такой ответственности был увеличен с одного года до трех лет лишения свободы. Никаких иных установлений на этот счет, равно как и в отношении других обстоятельств, УК не предусматривал, за исключением ст.  144, устанавливающей ответственность за умышленное легкое телесное повреждение, нанесенное под влиянием внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием над личностью или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего. И в таком состоянии отечественное уголовное законодательство об ОИПД действовало вплоть до 1958 г. – года принятия Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.
Оскорбление насилием представляет собой общественно опасное воздействие на организм уполномоченного лица государственной власти, проявляющееся в ударах, толчках, пощечинах, хватании за различные части тела. Необходимо, отграничивать подобные действия от насилия, не опасного для жизни и здоровья, речь о котором идет в ч. 1 ст. 318 УК РФ. Во-первых, одним из разграничительных критериев выступает характер насилия, которое не должно причинять существенную физическую боль, а унижать человека, быть циничными, вульгарными. Во-вторых, умысел виновного должен быть направлен именно на совершение оскорбительных действий, т.е. он должен осознавать, что публично унижает представителя власти и его насильственные действия направлены в первую очередь на честь и достоинство (например, ударом сбивает форменную фуражку с головы). Т.е. это оскорбление, связанное с физическим воздействием на представителя власти против его воли.
В отличие от гражданского права уголовное право нацелено главным образом на исправление личности преступника, даже если нанесенный им вред является материальным, имущественным или неимущественным. Нормы уголовного права носят императивный характер, за исключением случаев по делам так называемого частного обвинения, когда примирительное согласие сторон (скажем, при нанесении легких телесных повреждений, оскорблении, клевете) является достаточным основанием для прекращения уголовного разбирательства дела.
Тем не менее необходимость этого специфичного порядка уголовно-процессуальной деятельности существует и в настоящее время. Она обусловлена особенностями некоторых преступлений. Так, в порядке частного обвинения в соответствии с частью 2 ст. 20 УПК РФ рассматриваются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью 1 ст. 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», частью 1 ст. 116 «Побои», частью 1 ст. 129 «Клевета при отсутствии отягчающих обстоятельств» и статьей 130 «Оскорбление» УК РФ. Указанные деяния не причиняют существенного вреда интересам общества и государства. Более того, объекты этих преступлений носят преимущественно субъективный характер, поэтому оценить общественную опасность деяния и сделать вывод о наличии или отсутствии в нем состава преступления может только сам потерпевший или его законный представитель.
Г. Ф. Шершеневич не обходит стороной и проблемы возмещения ущерба (по Г. Ф. Шершеневичу – «способа вознаграждения») за личную обиду. По его мнению, личное оскорбление не допускает никакой имущественной оценки, потому что оно причиняет нравственный, а не имущественный вред, если только не отражается косвенно на материальных интересах, например на кредите оскорбленного (т. X, ч. 1, ст. 670). Помимо последнего случая, личное оскорбление можно преследовать лишь в уголовном порядке, требуя наказания виновного. Но закон наш, полагает Г. Ф. Шершеневич, «рядом с уголовным удовлетворением» (Устав о наказаниях, ст. 130–135), предоставляет на выбор потерпевшему право требовать в свою пользу платежа пени, являющейся остатком того времени, когда все наказания носили частный характер. Размер пени, или так называемого бесчестия, смотря по состоянию или званию обиженного и по особым отношениям обидчика к обиженному, не превышает 50 рублей. Преследование в гражданском порядке несовместимо с преследованием в уголовном. По мнению Г. Ф. Шершеневича, именно здесь с наглядностью выступает нецелесообразность принципа возмещения так называемого нравственного вреда материальными средствами[23].
Преступление окончено с момента совершения указанных деяний (формальный состав). В силу особенностей объекта данного преступления оно не поглощает составы таких преступлений против чести и достоинства личности, как клевета и оскорбление (ст. 129, 130 УК).
Между преступлением и аморальными поступками соотношение таково: всякое преступление безнравственно, но не наоборот. Нравственные нормы служат своеобразным потолком норм о преступлениях, поэтому иногда они используются для толкования уголовных законов в правоприменительной практике и служат ориентиром для законодателя при криминализации или декриминализации деяний. Например, оскорблением считается умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме. Какая форма в конкретном случае является неприличной – помогают определить моральные нормы.
В. М. Савицкий и И. И. Потеружа моральный вред понимают более узко. Они указывают, что «его причинение означает такое нарушение субъективных прав гражданина, которое оскорбляет его честь, роняет достоинство в глазах других людей, дискредитирует его и в связи с этим причиняет нравственные страдания»[31]. Иными словами, авторы не признают физические страдания разновидностью морального вреда. Кроме того, они необоснованно сводят нравственные страдания к уголовно наказуемым оскорблению и клевете. Поддерживает эту позицию и Д. Б. Булгаков. В частности, он утверждает, что «моральный вред выражается в нарушении чести и достоинства граждан (например, нанесение оскорблений, распространение заведомо ложных сведений)»[32].
Статьи 1911 и 1921 являлись специальными нормами по отношению к ст. 191 и 192, предусматривавшим ответственность соответственно за сопротивление представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, и за их оскорбление. С исключением из УК специальных норм действия, квалифицируемых ранее по ч. 2 ст. 1911 и ст. 1921 УК РСФСР, подпадают под признаки соответственно ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти) и ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти). Поскольку ответственность по ст. 318 УК РФ более строгая, чем по ч. 2 ст. 1911 УК РСФСР, ст. 318 не имеет обратной силы. Поэтому сопротивление работнику милиции или народному дружиннику, сопряженное с насилием или угрозой применения насилия, а равно принуждение указанных лиц путем насилия или угрозы применения насилия к выполнению явно незаконных действий, совершенные до 1 января 1997 г., должны квалифицироваться по ч. 2 ст. 1911 УК РСФСР.
Еще задолго до революции 1789 г. во Франции встречались судебные решения, определявшие потерпевшему денежное вознаграждение за моральные страдания. Статья Гражданского кодекса, явившегося одним из завоеваний революции, о том, что всякое деяние, причиняющее другому вред, обязывает того, по чьей вине вред произошел, к удовлетворению, была истолкована судами в смысле возмещения вреда экономического и неэкономического. Обычными случаями возмещения нравственного вреда были: оскорбление и клевета в устной и письменной форме, вторжение в чужое жилище, причинение вреда здоровью, незаконное лишение свободы. За смерть родных могли искать возмещения морального вреда родители, дети, братья и сестры. При этом не было необходимости в том, чтобы они являлись наследниками в имуществе, достаточно было доказать наличность действительного вреда. Нравственный вред служил основанием для выступления потерпевших в качестве гражданских истцов не только в гражданских, но и в уголовных делах.[117] «…Французское законодательство предоставляет потерпевшему от преступления искать вознаграждения, по его усмотрению, или в порядке гражданского, или в порядке уголовного суда, но без права изменения раз выбранного порядка».[118]
В законодательстве четко решен вопрос о преступлениях, при совершении которых уголовная ответственность может быть заменена административной. Статья 50 УК РСФСР устанавливает, что такая замена может иметь место при совершении преступлений, за которые может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок до одного года или иное более мягкое наказание. Вопрос же об отграничении преступлений, за совершение которых вместо наказания могут быть применены меры общественного воздействия, и преступлений, которые неотвратимо влекут применение уголовного наказания, в УК РСФСР решен неудовлетворительно. К первой группе преступлений относятся прежде всего те, в составах которых прямо указана возможность применения мер общественного воздействия. Это злостное уклонение от оказания помощи родителям (ст. 123), неоказание лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, помощи (ч. 1 ст. 127), неоказание помощи больному (ч. 1 ст. 128), клевета (ч. 1 ст. 130), оскорбление (ч. 1 ст. 131), оскорбление представителя власти или представителя общественности, выполняющего обязанности по охране общественного порядка (ст. 192), самоуправство (ст. 200), заранее необещанное приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем (ч. 1 ст. 208), угон автомото-транспортных средств (ст. 212), незаконное врачевание (ст. 221). В ст. 51 УК РСФСР говорится, что лицо может быть освобождено от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд в случае совершения вышеуказанных преступлений, а также умышленного легкого телесного повреждения или нанесения побоев, не повлекших расстройства здоровья (ч. 2 ст. 112) и краж малоценных предметов потребления и быта при условии, что виновный и потерпевший являются членами одного коллектива (ч. 1 ст. 144).
5.1.2 Право на свободу слова, мнений. Особое значение имеет группа прав, обеспечивающих свободу выражения мнений: свобода слова, печати, право на получение информации, право на распространение информации. Эта группа прав исходит из того, что в демократической стране должен существовать свободный рынок идей. Но это не значит, что свобода мнений рассматривается как абсолютное право. Так, Верховный суд США в 1931 г. в решении по делу Неар против штата Миннесоты постановил: свобода слова и свобода прессы не являются абсолютными правами и, следовательно, законодательство предусматривает наказания за следующие виды злоупотреблений: клевету и оскорбление, непристойность, подстрекательство к совершению преступления или правонарушения, за оскорбление суда, за мятежные призывы.
Ливенсон в своей книге Поединок в законодательстве и науке считает, что дуэль является самостоятельным преступлением «особого рода». Он не соглашается с доводами других исследователей о том, что поединок является самоуправством, то есть преступлением против судебной власти, поскольку не всегда поводом к поединку служит наказуемое по суду оскорбление, не считает дуэль преступным деянием, направленным против общественного спокойствия, поскольку она лишена публичности и не является убийством, поскольку «человек сам создает себе опасность»[10].
Таким образом, в ходе становления отечественной правовой системы развивалось уголовно-правовое и уголовно-процессуальное обособление лиц, принимающих участие в отправлении уголовного судопроизводства, то есть складывались система определения правосубъектности, прав, обязанностей, гарантий соблюдения этих прав и определение юридической ответственности за несоблюдение взятых на себя обязательств, иными словами, формировался правовой статус указанной категории лиц. Нормативно-правовое регулирование касалось вопросов обеспечения порядка в суде и наказания за его несоблюдение. Эти положении закреплялись также и нормами, содержащимися в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.[32], Уложении о наказаниях уголовных и исправительных Царства Польского[33], в котором, например, глава 5 раздела второго была посвящена проблемам лжеприсяги и, в частности, лжесвидетельства, влекущего неправильное наказание обвиняемого по уголовному делу; статья 282 предполагала наказание за «удержание чиновника от исполнения обязанностей его по службе угрозами такого рода, что сей чиновник мог и должен был в самом деле считать себя в опасности»; глава втора четвертого раздела посвящалась вопросам «оскорбления и явного неуважения к присутственным местам и чиновникам при отправлении должности».
Далее они приводят следующий перечень наиболее значимых социальных последствий преступлений: 1) нарушение, дезорганизация общественных отношений (вред социальной структуре); 2) социально-психологическая деформация жизни общества (гнев, обращенный на преступника и негативная реакция на социальное окружение преступника со стороны общества); 3) материальные потери как растрата человеческого труда и обогащение преступника за счет общества, государства и его граждан; 4) горе пострадавшим, их близким, оскорбление их достоинства и лишение уверенности в защищенности; 5) формирование уверенности у преступника о принципиальной допустимости переступать через правовые запреты; 6) появление возможного примера для прямого и опосредованного подражания как допустимости пренебрежения общественными требованиями вообще[81].
Среди воинских преступлений появился новый состав, которым устанавливается ответственность за оскорбление военнослужащего во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы (ст. 336). Исключив, в свою очередь, преступное деяние, связанное с неповиновением (ст. 238 УК 1960 г.), законодатель несколько реконструировал похожий состав преступления как неисполнение приказа (ст. 332), предусмотрев в нем как умышленную, так и неосторожную вину. Имеют место и другие изменения в воинских преступлениях.
Правильное установление вины позволяет: а) решить вопрос о наличии или отсутствии в деянии состава преступления; б) исключить возможность объективного вменения, а также необоснованного привлечения лиц, совершивших неосторожные преступления, за умышленные деяния; в) разграничить сходные между собой по объективной стороне деяния; г) решить вопрос об ответственности за особые формы преступной деятельности – приготовление, покушение, соучастие[28]. Для квалификации имеет значение деление умысла на прямой и косвенный. При этом следует иметь в виду, что преступление с формальным составом может быть совершено только с прямым умыслом. Интеллектуальный момент прямого умысла в данном случае характеризуется тем, что лицо сознает общественно опасный характер своего деяния, а волевой момент заключается в том, что лицо желает совершить это запрещенное законом деяние. Речь идет о таких преступлениях, как клевета, оскорбление, дача взятки и получение взятки (ст. 129, 130, 290 и 291 УК), и о ряде других.
Для квалификации имеет значение деление умысла на прямой и косвенный. При этом следует иметь в виду, что преступление с формальным составом может быть совершено только с прямым умыслом. Интеллектуальный момент прямого умысла в данном случае характеризуется тем, что лицо сознает общественно опасный характер своего деяния, а волевой момент заключается в том, что лицо желает совершить это запрещенное законом деяние. Речь идет о таких преступлениях как клевета, оскорбление, дача взятки и получение взятки (ст. 129, 130, 290 и 291 УК РФ) и о ряде других.
В настоящее время в Пакистане нарушение закона о богохульстве влечёт за собой немедленный арест. Принято считать, что само понятие «богохульство» в пакистанском уголовном кодексе трактуется весьма туманно, соответственно, любой человек может быть арестован по подозрению в оскорблении Бога или Корана.
Глава XXII «Преступления и уголовные проступки против чести достоинства лица» содержит лишь две статьи, в которых уголовная ответственность установлена за клевету (ст. 154 УК) и оскорбление (ст.155 УК). За эти деяния лицо несет ответственность, когда имеется жалоба потерпевшего либо заявление законного представителя, или требование прокурора.
Среди основных видов криминальных деяний государственные преступления были следующими по значимости после религиозных. К наиболее тяжким из них относились различные деяния, направленные против жизни и здоровья государя, его семьи, или оскорбление их действием. Наказуемыми становятся действия, могущие причинить вред или косвенно свидетельствующие о неуважении к царской особе. Дальнейшее развитие получили составы таких преступлений, как измена, бунт, возмущение. Измена требовала не только «приуготовительных» действий, но и обнаружения умысла против государя. Наиболее тяжкими воинскими преступлениями признавались изменнические действия. Под ними понималось способствование неприятелю на театре военных действий или в местностях, объявленных на военном положении. Виновный в шпионаже подлежал лишению чести, имущества и четвертованию, «яко шельма и изменник».
В частности, в 1865 г. А. Ф. Бернер утверждал, что «преступлением оскорбляется общая воля (закон, общество, государство), но обыкновенно, кроме того, им оскорбляется и отдельная воля (лицо, пострадавшее от преступления). Как та, так и другая должны быть удовлетворены, т. е. наказание должно возвратить как обществу, так и пострадавшему лицу чувство и сознание господства справедливости. Если преступление есть по преимуществу оскорбление частной воли, как, например, оскорбление чести, то и наказание должно преимущественно удовлетворять эту частную волю. Если же преступление оскорбило преимущественно общественную волю, то и наказание должно быть направлено на удовлетворение последней»[247].
Конечно, надо относиться «к посягателям как к действительным членам пострадавшего общества, проявляя сострадание к преступнику», но при этом недостаточно лишь «помнить об обиде потерпевшего». Обида обиде рознь. Одно дело оскорбление потерпевшего, а другое – его убийство. Вместе с тем в любой ситуации «наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений» (ч. 2 ст. 43 УК). Иными словами, наказание применяется в целях защиты интересов общества и потерпевшего, восстановления его, а значит, и общества (не следует забывать, что пострадавший тоже «действительный» член общества) прав и интересов. Поэтому при назначении наказания чувство сострадания должно иметь место отнюдь не только к преступнику, но и к потерпевшему, обществу в целом.
Жесткое размежевание уголовного и гражданского судопроизводства случается (случалось) и в процедурах континентального правового семейства. «Германское законодательство, с уставом 1876 г.100 включительно, не допускает вовсе соединенного процесса, – писал И. Я. Фойницкий, – даже в тех случаях, когда преступное деяние рождает совместно и уголовное обвинение, и гражданский иск, первое рассматривается судами уголовными, второй – судами гражданскими. Из этого общего правила германское законодательство делало только два исключения:101 1) потерпевший от преступного деяния может предъявить уголовному суду требование о возвращении ему вещей, добытых преступлением, in corpore102, и 2) по некоторым преступлениям (именно оскорбление чести и телесное повреждение) потерпевшему представляется или вчинить иск о вознаграждении в суде гражданском, или же предъявить в суде уголовном требование о буссе (Busse), т. е. о денежном взыскании с виновного в пользу потерпевшего, с установленным законом максимумом…»103
Объективная сторона преступления состоит в действиях – унижении чести и достоинства другого лица (группы лиц), выраженном в неприличной форме. Оскорбление может быть в словесной или письменной форме или в форме действия.
Как известно, право имеет общее с другими социальными регуляторами родовое начало. Следовательно, источник права должен также иметь определенное социальное содержание, что предопределено его генетическими особенностями, ведь зачастую правовым предписаниям предшествуют уже сложившиеся в жизни иные социальные нормы[67]. Подобное суждение актуально и для уголовного права[68]. Можно привести немало примеров, которые касаются закрепления в уголовном праве запретов, являвшихся ранее религиозными, моральными (например, запрет на кражу, дачу ложных свидетельских показаний, оскорбление, клевету и т. д.). Это объективно сложившаяся практика регулирования общественных отношений. С. С. Алексеев отмечает, что в процессе «расщепления» мононорм запреты воплощаются в нормах морали, морально-религиозных нормах, оттуда они воздействуют на общественную жизнь и таким образом «воспринимаются правом». В связи с этим, по его мнению, при формировании и развитии права «ближайшим источником юридического регулирования» выступают мораль и религия[69].
Преступления в Соборном Уложении сгруппированы в отдельные главы в зависимости от объекта посягательства и общественной опасности. При этом наиболее опасными признаются религиозные и государственные преступления. Убийство также считалось наиболее тяжким преступлением, так как влекло применение смертной казни. Уголовная ответственность предусматривалась также за недоносительство о совершенных или готовящихся государственных преступлениях, клевету и оскорбление, имущественные преступления (квалифицированные кражи, разбой, в том числе с отягчающими обстоятельствами: повторностью, сопряженностью с убийством или поджогом, уничтожением чужого имущества), а также преступления против здоровья (телесные повреждения, побои).
В ст. 1455 Уложения о наказаниях говорилось: если убийство было совершено не случайно, но в запальчивости или раздражении, и особенно, когда оно было вызвано насилием или тяжким оскорблением со стороны убитого, виновный наказывался каторжными работами на срок от восьми до двенадцати или от четырех до восьми лет со ссылкой на поселение (ст. 1455). Когда потерпевшими оказывались жена, муж, сын, дочь и другие лица, упомянутые в ст. 1451, суд вправе был применить более строгое наказание, чем предусмотренное этой статьей. Систематический анализ Уложения показывает, что при умышленном убийстве отца или матери ст. 1455 (убийство в состоянии запальчивости и раздражении) не подлежала применению.
Расширение сферы административной ответственности происходит также путем перевода некоторых деяний из числа преступлений в разряд административных правонарушений. Например, в 2011 г. из разряда преступлений в разряд административных правонарушений переведено «оскорбление» (ныне ст. 5.61 КоАП РФ). Конструируя административную норму, законодатель сохранил в первых двух частях ст. 5.61 КоАП РФ признаки бывшей ст. 130 УК РФ и ввел новый состав административного правонарушения, влекущий административную ответственность за непринятие мер к недопущению оскорбления в публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации[19].
Исходные посылки здесь следующие. Любое преступление причиняет вред личности, обществу или государству, т. е., в конечном счёте, социуму в целом. Говоря в общем, деяние, признающееся преступлением, a priori презюмируется наносящим вред, что и оправдывает единственно применение уголовно-правовых санкций, причём опровержение такой презумпции означает потерю уголовным законодательством своего базиса, своей моральной обоснованности и социальной приемлемости. По своим внешним характеристикам этот вред разнится, заключаясь либо во вреде здоровью человека, либо в ущербе его имуществу, либо в оскорблении общественной нравственности и так далее. Разноплановость причиняемого преступлениями вреда предопределяет существование другой, не менее важной его характеристики, являющейся отчасти субъективной и заключающейся в очевидности вреда, его явности, могущей разниться от случая к случаю. Сосуществование обеих характеристик даёт основание для выделения в англо-американском уголовном праве двух категорий преступлений – mala in se и mala prohibita. He вдаваясь в теоретически дискуссионные вопросы об их различении (особенно спорные в настоящее время), суммировать применительно к рассматриваемой эпохе отличительные черты преступлений mala in se, имеющих значение в настоящий момент, можно так, что в эту категорию попадут преступления, сводящиеся к причинению такого вреда, который очевидно опасен, недопустим и неприемлем в обществе. Как следствие, совершающий преступление mala in se очевидно и неизбежно осознаёт либо в момент причинения вреда (если последнее намеренно), либо сразу же после того (если он действовал небрежно) социальную неприемлемость своего поведения. Последняя же, в свою очередь, обосновывает отрицательную оценку его личности и, что более важно, предопределяет моральную упречность настроя его ума.
Половинная ставка (по ст. 88) уголовного штрафа за убийство женщины по сравнению с мужчиной находит аналогию в половинной ставке штрафа за оскорбление женщины в краткой редакции Устава князя Ярослава о церковных судах: за острижение головы и бороды там установлено 12 гривен (кун), за избиение чужой жены – 6 гривен (кун). «Тем же судом судити» – это означает, что процедура установления виновного в убийстве и суда та же, что при убийстве мужчины. Появление в списках Пушкинской и Карамзинской групп слова «виновата» показывает, что позднейший редактор правды XIII–XIV вв. видел различие в том, были ли виновные действия со стороны женщины или нет.
Одни из них формулируют понятия конкретных преступлений (кражи, грабежа, мошенничества, разбоя, клеветы, оскорбления и др.), вторые – понятия некоторых видов наказаний (например, штрафа), третьи содержат описание различных видов преступного поведения (понятия совокупности и рецидива преступлений, понятие соучастия и т. п.). Есть определения особенностей некоторых конструкций состава преступления (приготовления к преступлению, покушения на преступление, подстрекательства к преступному поведению, пособничества совершению преступления и т. д.). В УК РФ сформулировано понятие преступления, а также отдельных элементов состава преступления (конкретных видов умысла и неосторожности, различных видов преступной группы и др.).
Наконец, УК ФРГ предусматривает целый ряд преступлений, составляющих нападение на лиц, пользующихся международной защитой. Так, в § 102 говорится о посягательстве на жизнь или здоровье главы зарубежного государства, члена его правительства или аккредитованного на территории Германии главы иностранного дипломатического представительства, если лицо, подвергшееся нападению, находилось в официальном качестве на территории Германии. А в § 103 устанавливается преступность «словесного нападения», т. е. оскорбления указанных лиц.
После оглашения определения подсудимый снова заявил отвод судье, объясняя его следующими мотивами. «Я понимаю, что причина заявленного отвода оскорбительна для Вас. Теперь, когда мой отвод Вами отклонен, у меня появилась уверенность, что Вы сделали это специально, чтобы отомстить мне за нанесенное Вам оскорбление. Я не верю, что после такого оскорбления Вы можете быть объективны и беспристрастны. Любое наказание, которое Вы мне назначите, я приму как месть за мое поведение. Я уверен, что теперь Вы лично прямо заинтересованы в исходе дела, и заявляю Вам отвод по этим основаниям» [Халдеев Л.С. Судья в уголовном процессе: Практ. Пособие. – М.: Юрайт, 2000. С. 88].
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я