Объективная сторона преступления

  • Объективная сторона преступления — это один из элементов состава преступления, включающий в себя признаки, характеризующие внешнее проявление преступления в реальной действительности, доступное для наблюдения и изучения. Объективная сторона преступления может также определяться как «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны с точки зрения последовательного развития тех или иных событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата».

    Как и любой другой поступок человека, преступление имеет объективные (внешние, доступные для стороннего наблюдения) и субъективные (внутренние, представляющие собой психические процессы, протекающие в сознании лица) проявления.

    Несмотря на то, что в реальной действительности эти признаки неотделимы друг от друга, в рамках теоретического анализа осуществляется их условное разделение, позволяющее более подробно изучить каждый из признаков в отдельности и определить его значение в общей системе преступного деяния.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Преступле́ние (уголо́вное преступле́ние) — правонарушение (общественно опасное деяние), совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности. Преступления могут выделяться из общей массы правонарушений по формальному признаку (установление за них уголовного наказания, запрещённость уголовным законом), а также по материальному признаку (высокая степень опасности их для общества, существенность причиняемых ими нарушений правопорядка).
Соста́в преступле́ния представляет собой совокупность объективных и субъективных признаков, закреплённых в уголовном законе, которые в сумме определяют общественно опасное деяние как преступление. Признаки состава преступления закрепляются в нормах общей и особенной части уголовного права. Их можно условно разделить на четыре подсистемы: признаки объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны преступления.
Дея́ние — в уголовном праве — акт осознанно-волевого поведения в форме действия или бездействия, повлёкший общественно опасные последствия. Деяние является обязательным признаком события преступления и объективной стороны преступления как его элемента.
Множественность преступлений — это случаи, когда виновным последовательно совершаются несколько (не менее двух) деяний, влекущих за собой уголовную ответственность, а также случаи совершения новых преступных деяний в период действия ограничений, связанных с уголовной ответственностью за ранее совершённые деяния.
Субъект преступления — лицо, осуществляющее воздействие на объект уголовно-правовой охраны и способное нести за это ответственность. Признаки субъекта преступления образуют один из элементов состава преступления. Наличие у лица, совершившего преступление, определённых субъективных признаков может рассматриваться также как условие уголовной ответственности.

Упоминания в литературе

Уголовно-правовая теория исходит из того, что о способе совершения преступления можно вести речь лишь применительно к стадии исполнения действий, предусмотренных уголовным законом. Поэтому в его уголовно-правовом понимании в способ, как правило, не включаются действия подготовительные, посткриминальные и по сокрытию, так как у них отсутствуют признаки объективной стороны преступления. Подготовительные действия рассматриваются лишь как необходимый акт, обеспечивающий совершение преступления, но сами действия, непосредственно приводящие к преступному результату, еще отсутствуют. Аналогично отношение к действиям по сокрытию преступления безотносительно к тому, совершены они до, после либо в процессе его осуществления. Таково отношение законодателя и к посткриминальным действиям в целом. Хотя кроме сокрытия, действия, включенные в эту группу, могут быть направлены на достижение и иных целей, а не только на самосохранение. Они не рассматриваются законодателем в качестве действий, признаваемых преступлением. Не будучи выраженными в норме закона, указанные действия не входят в объективную сторону этого преступления, хотя и могут образовывать состав другого преступления.
Прежде чем рассматривать деяние как действие или бездействие, входящее в объективную сторону преступления, следует немного внимания уделить еще одной проблеме. Дело в том, что в уголовном праве наряду с термином «деяние» использован термин «посягательство» (ст. 37 УК), которое также становится криминально значимым, поскольку именно оно вызывает к жизни защиту, признаваемую необходимой обороной. Посягательством признается любое общественно опасное поведение, направленное на причинение вреда, вне зависимости от того, носит оно или нет преступный характер (например, посягательством является соответствующее поведение душевнобольного). Отсюда и возникает вопрос о соотношении преступления и посягательства. Скорее всего, под деянием следует понимать только преступное поведение, тогда как посягательство мы должны разделить на две части: посягательство-деяние и посягательство-поведение непреступное. В основе нашего исследования будет располагаться только первое, т. е. деяние, в которое входит определенной частью и посягательство.
Подобно объекту преступления, объективная сторона преступления имеет существенное значение для образования состава того или иного вида преступления и определения категории его тяжести. Она представляет собой внешнее проявление и последствие преступного деяния. В формальных и усеченных составах преступлений объективная сторона выражается в конкретных действиях приготовления к преступлению или покушения на его совершение, о чем мы уже говорили выше.
Однако при установлении объективной стороны преступления необходимо иметь ввиду, что во всех составах в рамках объективной стороны обязательно присутствует только один признак – общественно опасное действие или бездействие. Это обусловлено тем, что до тех пор, пока лицо не совершит общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности.
Другим элементом состава преступления как уголовно-правового основания квалификации является объективная сторона преступления, определяющаяся совокупностью признаков и обстоятельств, характеризующих внешнюю сторону конкретного преступного деяния. Признаки объективной стороны преступления в квалификации преступных деяний имеют весьма важное значение, поскольку их установление в полном объеме способствует не только правильной уголовно-правовой оценке внешней стороны общественно опасного деяния, но и решению вопросов уголовной ответственности и наказания.

Связанные понятия (продолжение)

Общественно опасные последствия (преступные последствия, преступный вред) — это имеющие объективно вредный характер изменения объекта уголовно-правовой охраны (общественного отношения, интереса, блага), возникшие в результате совершения преступного деяния.
Субъективная сторона преступления — это внутреннее психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию.
Совокупность преступлений имеет место, когда лицо последовательно совершает несколько преступлений, однако не является осуждённым, либо освобождённым от уголовной ответственности ни за одно из них.
Единым, или единичным преступлением признаётся деяние, которое содержит состав одного преступления, квалифицируется по одной статье уголовного закона или её части. Нормативное определение единичного преступления даётся, например, в Уголовном кодексе Латвии: «Отдельным (единым) преступным деянием признается одно деяние (действие или бездействие), имеющее признаки состава одного преступного деяния или двух, или нескольких связанных между собой преступных деяний, которые охватываются единым умыслом...

Подробнее: Единое преступление
Вина́ в уголовном праве — это психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности.
Уголовная ответственность — один из видов юридической ответственности, основным содержанием которого, выступают меры, применяемые государственными органами к лицу в связи с совершением им преступления.
Ошибка в уголовном праве — заблуждение лица, совершающего деяние, относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности деяния, или его юридической характеристики.
Стадии совершения преступления — это этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступления общественно опасных последствий). В случае, если развитие преступления было прервано на любой из стадий до его завершения, речь идёт о неоконченной преступной деятельности.
Причинная связь в уголовном праве — это объективно существующая связь между преступным деянием и наступившими общественно опасными последствиями, наличие которой является обязательным условием для привлечения лица к уголовной ответственности, если состав преступления по конструкции объективной стороны является материальным.
Предмет преступления — это вещь, элемент материального мира, на который осуществляется воздействие в ходе совершения преступления. Например, предметом хищения является само похищенное имущество, предметом взяточничества — полученные должностным лицом деньги, предметом контрабанды — перемещаемые через границу товары. Признак предмета преступления в составе преступления является факультативным: он имеет значение не для всех составов преступления, и даже не во всех составах преступления присутствует...
Объе́кт преступле́ния — уголовно-правовая категория, которая используется для обозначения общественных институтов, которым причиняется ущерб вследствие совершения преступления. Чаще всего в числе таких институтов называются общественные отношения, а также социальные ценности, интересы и блага: человек, его права и свободы, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, государственный строй и государственное управление, мир и безопасность человечества. В законодательствах...
Необходимая оборона — это правомерная защита личности и прав обороняющегося и других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, путём причинения вреда посягающему лицу.
Иные меры уголовно-правового характера, иные меры уголовно-правового воздействия — общее название для мер, принимаемых государством в отношении лиц, совершивших преступление или общественно опасные деяния, которые не являются наказанием.
У́мысел — одна из форм вины, противопоставляемая неосторожности. В административном праве, а также в уголовном законодательстве некоторых стран, виновным может быть признано даже юридическое лицо. В уголовном праве умышленная форма вины предполагает осознание виновным сущности совершаемого деяния, предвидение его последствий и наличие воли, направленной к его совершению.Умышленная форма вины наиболее распространена в законе и на практике (до 90 % деяний).В уголовном праве в зависимости от особенностей...
Возраст уголовной ответственности — это возраст, по достижении которого лицо в соответствии с нормами уголовного права может быть привлечено к уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния. В уголовном законодательстве большинства стран устанавливается некий минимальный возраст уголовной ответственности.
Дели́кт (из лат. delictum «проступок, правонарушение») — неправомерное поведение, частный или гражданско-правовой (лат. delictum privatum) проступок, влекущий за собой возмещение вреда и ущерба, взыскиваемые по частному праву в пользу лиц потерпевших. Войтович Л.В., Сергеев И.В. определяют деликт как "противоправное действие частного характера, порождающее у пострадавшего заинтересованность наказать обидчика и (или) возместить понесенный ущерб"Деликтология — наука о правонарушении.
Специальный субъект преступления — это лицо, которое, помимо общих признаков субъекта преступления, обладает также дополнительными признаками, необходимыми для привлечения его к уголовной ответственности за конкретное совершённое преступление.
Крайняя необходимость — случаи, когда лицо для того, чтобы предотвратить ущерб своим личным интересам, интересам других лиц, общества и государства, вынужденно причиняет вред другим охраняемым интересам. В уголовном праве одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. В других отраслях права играет схожую роль.
Объективное вменение — это привлечение лица к уголовной ответственности без установления его вины. Объективное вменение может заключаться как в привлечении к уголовной ответственности за случайные последствия действий человека, так и в привлечении к ответственности лиц, действия которых вообще не состоят в причинной связи с причинённым вредом, но наказание которых по каким-либо причинам представляется целесообразным.
Неосторожность в уголовном праве — это одна из форм вины, характеризующаяся легкомысленным расчётом на предотвращение вредных последствий деяния лица, либо отсутствием предвидения наступления таких последствий. Впервые неосторожность была выделена средневековыми итальянскими учёными как одна из форм косвенного умысла.
Конкуренция уголовно-правовых норм имеет место в случаях, когда одно и то же деяние регулируется двумя нормами уголовного законодательства, из которых подлежит применению только одна.
Источник повышенной опасности — техногенный объект, человеческий фактор или природный процесс, создающие угрозы жизни и здоровью людей, гибели животного и растительного мира, разрушения объектов техносферы и поражения природной среды.В юридической науке используется для обозначения деятельности или предметов материального мира (и/или их свойств), которые могут быть особо опасны для окружающих. Практическое значение термина связано с особым порядком и основаниями возникновения и реализации деликтных...
Уголо́вное пра́во — отрасль права, регулирующая общественные отношения, связанные с совершением преступных деяний, назначением наказания и применением иных мер уголовно-правового характера, устанавливающая основания привлечения к уголовной ответственности либо освобождения от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, под уголовным правом может пониматься раздел правовой науки, изучающий данную правовую отрасль, а также учебная дисциплина, в рамках которой изучаются как правовые нормы, так...
Насильственная преступность — одна из составных частей общей структуры преступности, в которую входят деяния, связанные с физическим и психическим насилием над личностью или угрозой его применения. Насильственная преступность может пониматься в широком смысле — при этом в неё включаются все деяния, в которых насилие выступает способом посягательства, и в узком смысле — только те деяния, в которых насилие составляет один из элементов преступной мотивации.
Соучастие в преступлении в самом общем виде — это различные случаи совершения преступного деяния несколькими лицами. В современных правовых системах могут использоваться и более узкие определения. Так, по российскому уголовному праву под соучастием понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).
Физическое или психическое принуждение — одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Физическое или психическое принуждение — это противоправное применение насилия (физического или психического) к лицу, которое осуществляется с целью добиться совершения данным лицом вопреки его воле общественно опасного деяния.
Престу́пность — это исторически изменчивое социальное и уголовно-правовое негативное явление, представляющее собой систему преступлений, совершённых на определённой территории в тот или иной период времени.
Уголовное наказание — центральный институт уголовного права, выражающий направление и содержание уголовной политики государства. Ввиду этого наказание всегда оставалось в центре внимания учёных: как отмечал Н. Д. Сергеевский, уже к началу XX века существовало до 24 философских систем, обосновывающих право государства наказывать лиц, совершивших преступления и около 100 отдельных теорий наказания, выдвинутых специалистами-правоведами.
Запрос «Покушение» перенаправляется сюда, см. также «Покушение (значения)».Покушение на преступление — это деяния лица, непосредственно направленные на совершение преступления, не доведённые до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.
Преступление без потерпевшего — термин, используемый для обозначения действий, запрещённых законом, но не наносящих непосредственного вреда здоровью и правам окружающих. Часто им также обозначают преступление по взаимному согласию двух или более лиц, в котором никакие другие лица не участвуют. К примеру, в США понятие «преступление без потерпевшего» включает в себя проституцию, азартные игры и употребление нелегальных веществ. Эдвин Шур и Хьюго Бедоу в своей книге «Преступление без потерпевшего...
Неоднократность преступлений — это форма множественности преступлений, предполагающая совершение лицом двух и более однородных (например, различные виды хищений: кража, грабёж, разбой) или тождественных деяний, ни за одно из которых оно не понесло ответственности.
Особенная часть уголовного права — система уголовно-правовых норм, описывающих признаки конкретных преступлений (составы преступлений), классифицирующая их по родам и видам, а также устанавливающих конкретные меры уголовно-правового принуждения (в первую очередь, наказание), подлежащее применению в случае совершения указанных преступлений. Как правило, нормы Особенной части уголовного права содержатся в Особенной части уголовного кодекса или иного акта уголовного законодательства.
Обоснованный риск — одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Обоснованный риск представляет собой правомерное поведение (действие или бездействие) лица, направленное на достижение общественно полезной цели, при осуществлении которого имеется вероятность наступления неблагоприятных последствий, в том числе причинения вреда охраняемым уголовным правом интересам и благам.
Механизм преступления — сложная динамическая система, определяющая содержание преступления. Эта система состоит из отдельных взаимообусловленных и взаимосвязанных элементов, таких как...
Освобожде́ние от уголо́вной отве́тственности — отказ государственных органов, осуществляющих уголовное преследование, от дальнейшего производства по уголовному делу, если факт совершения преступления данным лицом доказан. Уголовное дело при этом прекращается без применения к лицу каких-либо уголовно-правовых мер.
Преступления против жизни — преступления, главным объектом которых является основное благо человека — жизнь. В случае оконченности такого преступления его результатом является причинение смерти. Как правило, эти преступления являются самыми тяжкими в уголовном законодательстве различных государств и влекут наиболее суровое наказание.
Преступле́ние, пресле́дуемое в поря́дке ускоренного судопроизво́дства (англ. summary offence), — в системах общего права одна из двух категорий уголовных преступлений: наименее тяжкая по степени ответственности. Процесс по этому преступлению может проходить в ускоренном порядке, то есть без предания суду присяжных или вообще без него. Этот тип преступления также известен как «вред» или «проступок» в зависимости от обстоятельств.

Подробнее: Суммарное производство
Приготовление к преступлению — это деяния лица, направленные на создание условий для будущего совершения преступления, не доведённые до конца по причинам, не зависящим от воли данного лица.
Преступное бездействие — это волевое пассивное поведение человека, которое заключается в том, что лицо не выполняет или ненадлежащим образом выполняет возложенную на него обязанность, в результате чего причиняется вред объектам охраны уголовного права или создаётся угроза причинения такого вреда.
Деятельное раскаяние — добровольные действия лица, совершившего преступление, заключающиеся в возмещении или заглаживании вреда, причинённого преступлением, ином устранении или уменьшении его последствий, в информировании правоохранительных органов о факте и обстоятельствах совершения преступления и дальнейшем содействии осуществлению правосудия. Подобные действия в соответствии с уголовным законодательством многих государств влекут смягчение применяемых к лицу мер уголовной ответственности или полное...
Вина́ — это важнейшая составляющая субъективной стороны состава проступка или деликта, внутреннее отношение лица к совершаемому действию (бездействию) и причинённым вследствие этого последствиям.
Предупрежде́ние престу́пности — система мер, предпринимаемых государственными органами, общественными организациями, представителями власти и другими лицами, направленных на противодействие процессам детерминации преступности, имеющие целью ресоциализацию потенциальных преступников, предотвращение совершения новых преступлений.
Потерпевший в праве — человек, права и интересы которого нарушены совершением в отношении него правонарушения или преступления.
Субъективное вменение — принцип уголовного права, содержание которого заключается в том, что юридически значимыми и способными повлечь применение мер ответственности являются лишь те обстоятельства деяния, которые осознавались лицом, совершившим деяние.
Проблема соотношения социального и биологического начал в преступном поведении рассматривается в статье Личность преступникаДетермина́нтами престу́пности (от лат. determinare — «определять») называются комплексы социальных явлений, совместное действие которых порождает преступность. Изучение детерминант преступности является одной из составляющих предмета криминологии.

Подробнее: Детерминанты преступности

Упоминания в литературе (продолжение)

В теории уголовного права предпринята оригинальная попытка выделить категорию «так называемых дистанционных преступлений (выделено нами. – А. К), в которых место деяния и его последствий не совпадает, а также для преступлений, отдельные акты которых или действия соучастников совершены в разных местах». В структуру дистанционных преступлений входят: преступления с отдаленным в пространстве результатом; преступления с двумя действиями; длящиеся преступления; продолжаемые преступления; преступления, совершенные в соучастии.[35] С точки зрения уголовного права данная новелла, на наш взгляд, неприемлема. Во-первых, уголовное право до сих пор не может разобраться с уже устоявшимся термином «сложное единичное», и заменять его новым менее понятным термином едва ли целесообразно. Во-вторых, указанная новелла в уголовном праве не может иметь значения, поскольку место совершения преступления в законе не определено и дифференциация места совершения деяния и места наступления последствия не существенна. Предлагаемая новелла весьма размыта: что будут делать авторы в ситуации, когда потерпевший отполз от места нанесения ударов ножом на три метра и там умер? Это дистанционное преступление или нет? И какое это будет иметь значение для уголовного права? Уверен – никакого. Возможно, подобное значимо с позиций расследования преступления (криминалистики), но причем здесь объективная сторона преступления? В-третьих, по структуре дистанционные преступления являются аналогом единичных сложных. Но и здесь по классификации нет ясности: преступления с отдаленным в пространстве результатом могут быть и продолжаемыми, и преступлениями, совершенными в соучастии; преступления, совершенные в соучастии, могут быть и всеми другими из указанных авторами. На наш взгляд, в приведенной новелле нет уголовно-правового смысла, и потому мы исходим из традиционного выделения сложных единичных преступлений.
В теории права состоялся ряд исследований и попыток выработки дефиниций в отношении способа совершения преступления. Так, И. Ш. Жордания понимает под ним систему взаимосвязанных, целенаправленных актов поведения, операций, приемов, движений, применяемых субъектом при совершении преступления[75]. В одной из первых монографий, посвященных объективной стороне преступления, ее автор В. Н. Кудрявцев писал, что способ – это определенный порядок, последовательность движений и приемов, применяемых лицом при совершении преступления[76]. Наиболее полное, как нам представляется, определение способа сформулировано Н. И. Пановым. «С объективной стороны, – пишет он, – способ совершения преступления представляет собой определенный порядок, метод, последовательность движений и приемов, применяемых лицом в процессе осуществления общественно опасного посягательства на охраняемые уголовным законом общественные отношения, сопряженные с избирательным использованием средств совершения преступления»[77].
Квалификация по объективной стороне преступления. Квалифицировать преступление по объективной стороне означает установить тождество между внешней стороной общественно опасного деяния, т. е. актом поведения человека, совершенным в объективном мире, и объективной стороной соответствующего состава преступления. Решающее значение в данном процессе имеет характеристика общественно опасного, уголовно-противоправного деяния, которое причиняет вред охраняемым интересам либо угрожает причинением такого вреда.
Совершенно очевидно, что здесь в общем определении состава преступления об общественно опасном характере деяния учебник говорит отнюдь не в рамках «совокупности признаков». Напротив, именно совокупность признаков и согласно учебнику определяет деяние как общественно опасное. Таким образом, пытаясь рассматривать общественную опасность лишь как элемент состава, характеризующий объективную сторону преступления, автор соответственного раздела оказывается в противоречии с самим собой.
Важным аспектом в характеристике первой формы деяния, представляющего собой получение взятки, является обусловленность совершаемых действий должностным положением лица. Но именно установление этого признака порождает порой трудности при квалификации совершенных деяний, а различное содержание, которое в него вкладывается, нередко обусловливает неоднозначный подход к характеристике объективной стороны преступления. «Очевидно, что этот вопрос, – справедливо отмечает проф. Б. В. Здравомыслов, – является частным случаем общего вопроса об объеме использования служебного положения при совершении должностного преступления вообще и должностного злоупотребления (видом которого является получение взятки) в частности»[181].
Доказывание способа совершения преступления имеет не только уголовно-правовое значение, но и криминалистическое. Данный элемент предмета доказывания, относящийся к объективной стороне преступления, играет важную роль в процессе возникновения информации о преступлении и преступнике. Способ совершения преступления, понимаемый как система действий преступника по подготовке, совершению и сокрытию умышленного преступления, служит средством отражения в окружающей обстановке события преступления. Результатом отражения способа совершения преступления во внешней среде являются материальные и идеальные (в виде мысленных образов в сознании людей) следы применения этого способа. Исходя из знания способа совершения преступления можно судить о тех следах, которые неизбежно возникают при определенных условиях в окружающей среде. Используя метод дедукции, субъект доказывания анализирует модель способа совершения преступления, составляет мысленную следовую картину на основе этого анализа и в дальнейшем, при проведении соответствующих следственных действий, осуществляет целенаправленный поиск следов. Кроме того, фактические сведения о способе совершения преступления играют роль доказательства в установлении обстоятельств объективного и субъективного характера (соответственно времени, места и обстановки совершения преступления, отношения преступника к предмету преступного посягательства, обстоятельств, затрудняющих или облегчающих совершение преступления, физических и психофизиологических свойств преступника, его навыков и привычек). И наоборот, знание обстоятельств, определяющих выбор способа совершения преступления и выступающих по делу в качестве доказательств, дает возможность составить представление об этом способе.
А.П. Козлов выражает сомнение в необходимости самого понятия «опосредованное исполнение». Как считает ученый, это понятие свидетельствует лишь о том, что преступление совершается с использованием определенных средств. Кроме того, такой критерий, как использование различных средств совершения преступления, не позволяет провести четкую границу между непосредственным и опосредованным выполнением объективной стороны преступления. В данном контексте лица, которых использует виновный (малолетние, психически больные, невиновно действующие), являются лишь средством совершения преступления, в связи с чем они и не подвергаются уголовному преследованию[54].
Преступный вред, отмечает И. В. Бондаренко, выражается в отрицательных изменениях, которые происходят в подвергнутых посягательству социальных благах и ценностях и могут существовать долгое время после окончания преступления[198]. Этот вред, который делает лицо потерпевшим, носит объективный характер, поэтому он тесно связан с объектом и объективной стороной преступления. Общественно опасный характер вреда для потерпевшего и общества проявляется в связи вреда, причиненного потерпевшему, с общественными отношениями уголовно-правовой охраны, субъектом которых он выступает. Следовательно, нельзя признать убедительными доводы тех специалистов, которые увязывают факт появления потерпевшего в уголовно-правовом смысле не с вредом, причиненным ему, а с такими обстоятельствами, как окончание преступного посягательства, или поведением потерпевшего в предкриминальной, криминальной обстановке[199].
Большинство российских ученых признают целесообразность выделения этих видов составов. Другое дело, что их понимание разнится. Так, одни из них применительно к формальным составам говорят о «беспоследственных» преступлениях[40], что вряд ли верно. Это то же, что утверждать, что существуют преступления вне времени, места и обстановки их совершения. Если и вести речь о выделении трех указанных групп составов преступлений, то только применительно к составам преступлений, которые различно конструируются законодателем, – в частности, материальных и формальных, – «в зависимости от включения или невключения наступления вредных последствий в число признаков, характеризующих объективную сторону преступления»[41]. Соответственно сторонники этой позиции полагают, что в формальных составах вредные последствия выступают в качестве факультативного, необязательного признака состава преступления (В. Д. Меньшагин, В. Н. Кудрявцев, Т. В. Церетели, В. И. Курляндский и др.).
1) Деяние – родовой признак преступления. Это признак содержательный, указывающий на принадлежность преступлений не к событиям, а к волевым формам поведения людей. В ч. 1 ст. 14 УК термин «деяние» употреблен в широком смысле слова, т. е. обозначает не только действие (бездействие), но и другие признаки объективной стороны преступления (последствие, способ и др.). Такая трактовка представляется верной, поскольку является адекватным отражением составов преступлений, многие из которых включают последствия, способ и другие элементы. В виду этого законодатель обоснованно не воспринял предложение об использовании в ч. 1 ст. 14 УК узкой формулировки родового признака – «деяние (действие или бездействие)» (Основы уголовного законодательства СССР и Республик 1991 г.,[573] проект УК 1994 г.[574]) либо «действие или бездействие» (Теоретическая модель УК[575]).
Нарушение общественной безопасности и выступает в качестве того последствия, которое наступает всегда при совершении преступлений против общественной безопасности. Следовательно, общественная безопасность и является тем самым объектом, которому всегда причиняется определенный вред при совершении соответствующих преступлений. Никаких дополнительных объектов в виде личности, собственности и т. п. здесь быть не может, поскольку законодатель формулирует объективную сторону преступлений против общественной безопасности таким образом, чтобы она охватывала указанный разнообразный, комплексный вред. Поэтому совершенно справедливым является вывод, сделанный А. И. Коробеевым применительно к объекту транспортных преступлений (общественные отношения в сфере безопасного функционирования транспорта), об ошибочном представлении о существовании дополнительных объектов транспортных преступлений[48]. По нашему мнению, с полным основанием такой же вывод можно сделать в отношении всех преступлений, посягающих на общественную безопасность.
Для данных составов обязательным является наступление общественно опасных последствий в виде смерти жертвы, что является обязательным признаком объективной стороны преступлений, посягающих на жизнь. Поскольку составы преступлений, посягающих на жизнь, сконструированы как материальные, установление причинной связи между деянием и наступившими последствиями – также обязательный признак объективной стороны. Моментом окончания преступления будет считаться наступление смерти потерпевшего; в иных случаях при установлении всех других элементов состава такое деяние может быть оценено как приготовление или покушение на преступление.
В УК встречаются нормы, которые предусматривают ответственность за преступления, посягающие не на один, а на два или более непосредственных объекта. Такие преступления называются двуобъектными или многообъектными. По признаку родового объекта построена Особенная часть Уголовного кодекса. Определение объекта посягательства отграничивает схожие по объективной стороне преступления. Так, например, объектом убийства является жизнь человека, убийство работника милиции может иметь основным объектом порядок управления, а убийство государственного деятеля – безопасность государства. В двух последних случаях жизнь человека будет выступать дополнительным объектом.
В числе смягчающих ответственность обстоятельств Основы называют и такое, как совершение преступления под влиянием угрозы или принуждения (п. 3 ст.  33). Тем самым, принуждение легально так и остается в статусе только смягчающего ответственность, а не исключающего преступность деяния. Такое положение сохраняется и в УК РСФСР 1960 г. (п. 3 ст.  38), хотя на практике данное обстоятельство вплоть до 1997 г. учитывалось еще и через призму института крайней необходимости в рамках учения об объективной стороне преступления. И в этом качестве принуждение, особенно в такой своей разновидности, как непреодолимое физическое принуждение, исключало и преступность деяния, и уголовную ответственность за него. Как отмечалось в литературе того периода, «не может рассматриваться как уголовно-правовое деяние такое телодвижение человека, которое либо вообще не контролируется его сознанием, либо хотя и осознается, но не управляется сознанием. Лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно “действует” под влиянием непреодолимой силы или физического принуждения»[30].
В соответствии с указаниями Уголовного кодекса РФ уголовно наказуемое превышение пределов необходимой обороны имеет место лишь в случаях наступления смерти или тяжкого вреда здоровью посягающего лица. Убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны, относится к материальным составам, то есть в объективную сторону в качестве обязательного признака включено не только деяние, но и общественно опасное последствие, а также причинная связь между деянием и последствием. Таким образом, объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, слагается из действий, в которых выразилось превышение пределов необходимой обороны, его общественно опасных последствий (смерть), и причинной связи между действием и результатом.
Наиболее обширная декриминализация произведена реформой от 8 декабря 2003 г. в отношении квалифицирующего признака «неоднократность». Утратила квалификационное значение «судимость». По нашему мнению, сделано это ошибочно и с точки зрения криминологиче ской обоснованности, и с точки зрения правил квалификации. Очевидно, на такое решение оказала влияние позиция проекта УК 1994 г. В пояснительной записке к нему авторы доказывали, что судимость и рецидив – это характеристики личности, потому в составы преступлений не входят и в квалификации не участвуют. Между тем личность преступника – это система морально-статусных, ролевых и психологических признаков. Она учитывается исключительно при индивидуализации наказания (ст. 60 УК), а не квалификации преступлений. Неоднократность – признак объективной стороны преступления. Судимость и рецидив принадлежат к специальному субъекту и объективной стороне, поэтому они участвуют в квалификации преступлений. Впервые совершенное преступление квалифицируется по совокупности с преступлением, совершенным неоднократно, лицом судимым или рецидивистом. Нарушение принципа запрета двойной ответственности (“nou bis in idem”) в такой квалификации отсутствует.
Обоснованной представляется точка зрения М. Бавсуна и Н. Вишняковой, которые предлагают исключить признаки других составов из ч. 2 ст. 105 УК РФ.[170] Данной позиции придерживается и А. С. Павлов.[171] При этом квалификация убийства должна осуществляться по совокупности с другими преступлениями без учета признака сопряженности, т. е. по ч. 1 ст. 105 УК РФ и по соответствующей статье Особенной части УК РФ (например, ч. 1 ст. 131 УК). Факт взаимосвязи данных преступлений не может повышать их общественную опасность. Квалификация же только по соответствующему пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ не отражает объективной стороны преступления, сопряженного с убийством (например, изнасилования), и поэтому не может быть признана верной.
Указанное понимание умышленной формы вины позволило бы снять продолжающуюся дискуссию о формах вины при совершении преступлений с формальными составами. Кстати, указанная дискуссия также косвенно свидетельствует о небесспорном соотношении умысла и неосторожности в современном уголовном праве. С одной стороны, сторонники того, что преступления с формальными составами могут совершаться исключительно с прямым умыслом, в своих же работах пишут о совершении ряда таких преступлений с неосторожной формой вины в виде легкомыслия,[66] с другой – авторы, которые утверждают, что преступления с формальными составами могут совершать по неосторожности, под последней также понимают исключительно легкомыслие, но не небрежность.[67] Это свидетельствует, что легкомыслие находится гораздо ближе к умыслу, чем к небрежности. Конечно, следуя логике, необходимо признать, что совершение преступлений с формальными составами возможно исключительно с умышленной формой вины, так как в этих случаях сами по себе действия представляют достаточную опасность, чтобы признать их уголовно наказуемыми. Тем более, что, совершая действия, составляющие объективную сторону преступлений с формальными составами, лицо практически во всех случаях осознает их противоправность. Однако, исходя из законодательного понимания легкомыслия, можно сделать вывод о том, что преступления с формальным составом все-таки могут совершаться с неосторожной формой вины в виде легкомыслия, так как при последнем лицо предвидит возможность наступления вредных последствий, а значит, сознает, что его действия нарушают определенные правила поведения.
Не возникает сложностей при определении времени совершения таких преступлений, в которых совпадает момент начала и конца преступного деяния (например, ст. 130 УК – оскорбление). Некоторые сложности вызывает определение времени совершения преступлений, объективная сторона которых заключается в совершении нескольких или множества действий. Это относится, в частности, к таким преступлениям, приготовление к которым и покушение на совершение которых заключается в совершении нескольких действий (например, ст. 105 УК – убийство), к продолжаемым преступлениям, объективная сторона которых заключается в совершении ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление (например, ст. 117 УК – истязание), а также к длящимся преступлениям, заключающимся в действии или бездействии, сопряженном с последующим длительным неисполнением возложенных законом на виновного обязанностей (например, ст. 157 УК – злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей). Временем совершения преступлений, заключающихся в совершении нескольких действий, по общему правилу, является время совершения последнего действия (факта бездействия), входящего в объективную сторону преступления: для ст. 117 УК РФ это будет последний случай истязания, для ст. 157 УК РФ – последний факт уклонения от уплаты алиментов.
Поэтому выход из-под контроля ситуации в последующий момент не должен служить оправданием для виновного, если он мог и должен был предвидеть дальнейшее развитие событий. Отдавать разрешение данного вопроса теории, практике и здравому смыслу является нарушением принципов уголовного права и может быть условием или причиной судебного произвола. Точное установление в законе преступного деяния, критериев его проявления в объективной реальности способствует правильной квалификации объективной стороны преступления, являющейся важнейшей предпосылкой для уголовной ответственности лица.
Специфика совершения отдельных видов преступлений предполагает, что в соответствии с положениями закона субъект в каждом конкретном случае должен обладать дополнительными признаками, или свойствами, для выполнения объективной стороны преступления.
Субъективные признаки состава определяются объектом преступления не непосредственно, а через его объективные признаки. Последние, отражаясь в сознании человека, наполняют соответствующим содержанием его психическое отношение к действию и его результату. Как обоснованно отметил Б. С. Никифоров, «объект имеет важное значение для характеристики объективной стороны преступления, в первую очередь действия и последствия. Отсюда логически и по существу следует вывод, что объект преступления имеет весьма важное значение и для уяснения содержания субъективной стороны преступления».[43]
Возникает естественный вопрос: хищение и похищение – это совпадающие или просто близкие понятия? И далее, распространяется ли примечание 1 также и на нормы, где объективную сторону преступлений составляют «похищения», либо последние выступают одним из признаков основного или квалифицированного видов преступлений, не являющихся хищениями?
Квалификация по объективной стороне преступления – это установление тождество между внешней стороной общественно опасного деяния. Решающее значение в данном процессе имеет характеристика общественно опасного уголовно-противоправного деяния, которое причиняет вред охраняемым интересам либо угрожает причинением такого вреда.
Наконец, исполнение приказа или распоряжения с причинением вреда охраняемым уголовным законом объектам внешне совпадает с объективной стороной преступления. Отличие состоит в том, что для обстоятельства, исключающего преступность деяния, необходимы субъективные признаки: обязательность исполнения приказа (распоряжения) в случае, даже если приказ являлся незаконным; отсутствие у лица, исполняющего приказ, знания о его незаконности; отсутствие в деянии исполнителя признаков умышленного преступления.[13] Если этих признаков нет, то деяние с причинением вреда исполнителя приказа (распоряжения) имеет все признаки преступления.
Это обстоятельство подмечено еще Ф. Ф. Мартенсом, который пишет: «Учения о территориальной и личной уголовной компетенции определяют пространство действия уголовных законов, имея в виду субъективную сторону преступления. Они разрешают вопрос: кто может быть субъектом преступления, ответственным по законам страны?…Напротив, защитники реального принципа берут за исходную точку объективную сторону преступления и совершенно справедливо говорят, что государство карает за нарушение установленного им правового порядка, кто бы ни был преступником». Анализ же объектов преступного действия показывает, что пространство действия уголовных законов может быть определено, согласно реальному принципу, не только границами территории, но и принадлежностью этих объектов государству или его подданным, где бы они ни находились. «С этой точки зрения, посягательство иностранца на имущество подданного, живущего за границей, наказуемо по законам отечества потерпевшего, ибо личность эта принадлежит государству».[391]
Обязательным признаком объективной стороны большинства рассматриваемых составов преступлений, предусмотренных гл. 30 УК РФ, являются активные действия (ст. 2851, 2852, 2853, 288, 289, 290, 292). Бездействие характерно для объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 287 УК РФ.
Проблемные ситуации возникают также при решении вопросов, связанных с применением уголовного закона к лицам, совершившим преступления в соучастии. Нетрудно заметить определенное противоречие между ч. 1 ст. 34 УК РФ и ч. 5 этой же статьи. В части 1 говорится, что ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления, т. е. основывается на принципе индивидуальной ответственности. А часть 5 той же статьи гласит: «в случае недоведения исполнителем преступления до конца по независимым от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление». Тем самым ответственность остальных соучастников ставится в строгую зависимость от действий исполнителя преступления. Представляется, что таким же образом должны квалифицироваться действия подстрекателей и пособников и в тех случаях, когда исполнитель добровольно отказался от доведения преступления до конца. Например, А. до 1 января 1997 г. подстрекал М. совершить вымогательство, а последний во время действия УК РФ 1996 г. отказался от совершения преступления. В таком случае действия А. должны квалифицироваться как приготовление к вымогательству по соответствующим статьям УК РСФСР 1960 г. Поскольку временем совершения преступления считается время совершения общественно опасного действия (бездействия), то по УК 1960 г. следует квалифицировать такие действия подстрекателей и пособников, совершенные до вступления в силу нового УК и в тех случаях, когда исполнитель выполнил все действия, образующие объективную сторону преступления во время действия нового закона. Исключения составляют только те случаи, когда новым законом ответственность за эти деяния смягчена или устранена вовсе. В таком случае действует правило об обратной силе закона, закрепленное в ст. 10 УК РФ.
В свою очередь, стадии совершения умышленного преступления – это этапы осуществления лицом своего замысла на преступление, проявляющегося во внешнем его поведении. Стадии преступления различаются между собой по объему выполнения данного замысла. Следовательно, стадии совершения преступления отграничиваются друг от друга, в первую очередь, по степени и объему исполнения виновным объективной стороны преступления. Традиционно в теории и законодательстве выделяются две стадии совершения преступления – приготовление к преступлению и покушение на преступление.
Захват чаще всего сопряжен с перемещением заложника в другое место, а для удержания, наоборот, характерно оставление заложника там, где он находился до начала соответствующих неправомерных действий. Захват может сопровождаться последующим удержанием потерпевшего, но может быть и без него. В свою очередь удержание как самостоятельный альтернативный элемент деяния не обязательно должен быть следствием захвата. Преступление может начинаться с удержания лица в определенном месте. Именно поэтому, описывая объективную сторону преступления, законодатель использует разъединительный союз «или».
Непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 1421 УК РФ, в действительности шире, чем это заявлено в наименовании самой статьи: «Фальсификация итогов голосования». Из описания объективной стороны преступления совершенно очевидно, что данное преступление посягает не только на общественные отношения, гарантирующие нормальный порядок установления итогов голосования, но также и на общественные отношения, обеспечивающие установленный законом порядок определения результатов выборов, референдума.
Способы вовлечения в попрошайничество как необходимый элемент криминалистической характеристики и как признак объективной стороны преступления подлежат доказыванию. Они могут быть самыми разнообразными.
4. Объективная сторона преступления является отличительным признаком уголовно наказуемого деяния, придающим ему индивидуальность и позволяющим отграничить это преступление от других. Объективная сторона преступления характеризуется следующими признаками:
Всего выделяют четыре элемента состава преступления: объект преступления; объективная сторона преступления; субъект преступления; субъективная сторона преступления.
Объективная сторона преступлений против собственности выражается в уголовно-противоправном воздействии на имущественные предметы, причиняющем ущерб собственнику или иному владельцу данного имущества.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я