Вина (право)

  • Вина́ — это важнейшая составляющая субъективной стороны состава проступка или деликта, внутреннее отношение лица к совершаемому действию (бездействию) и причинённым вследствие этого последствиям.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Неосторожность в уголовном праве — это одна из форм вины, характеризующаяся легкомысленным расчётом на предотвращение вредных последствий деяния лица, либо отсутствием предвидения наступления таких последствий. Впервые неосторожность была выделена средневековыми итальянскими учёными как одна из форм косвенного умысла.
Вина́ в уголовном праве — это психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности.
У́мысел — одна из форм вины, противопоставляемая неосторожности. В административном праве, а также в уголовном законодательстве некоторых стран, виновным может быть признано даже юридическое лицо. В уголовном праве умышленная форма вины предполагает осознание виновным сущности совершаемого деяния, предвидение его последствий и наличие воли, направленной к его совершению.Умышленная форма вины наиболее распространена в законе и на практике (до 90 % деяний).В уголовном праве в зависимости от особенностей...
Субъективная сторона преступления — это внутреннее психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию.
Ошибка в уголовном праве — заблуждение лица, совершающего деяние, относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности деяния, или его юридической характеристики.

Упоминания в литературе

Исходя из изложенного, необходимо заметить, что легкомыслие не вписывается в критерии неосторожной формы вины. Поэтому вызывает определенное сомнение правильность отнесения легкомыслия (во всяком случае, того, что под ним понимается) к неосторожной вине. Думается, что неосторожность должна отличаться от умысла, прежде всего, не предвидением лицом общественно опасных последствий своих действий (бездействия). Если лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий и таким образом осознает общественную опасность совершаемых им действий (бездействия), однако рассчитывает на их предотвращение, то, независимо от степени уверенности такого расчета и его оснований, содеянное надлежит расценивать как умышленное преступление. Расчет лица на ненаступление общественно опасных последствий своих действий (бездействия) должен учитываться при индивидуализации уголовной ответственности в рамках умышленной формы вины.
Правильное установление вины позволяет: а) решить вопрос о наличии или отсутствии в деянии состава преступления; б) исключить возможность объективного вменения, а также необоснованного привлечения лиц, совершивших неосторожные преступления, за умышленные деяния; в) разграничить сходные между собой по объективной стороне деяния; г) решить вопрос об ответственности за особые формы преступной деятельности – приготовление, покушение, соучастие[28]. Для квалификации имеет значение деление умысла на прямой и косвенный. При этом следует иметь в виду, что преступление с формальным составом может быть совершено только с прямым умыслом. Интеллектуальный момент прямого умысла в данном случае характеризуется тем, что лицо сознает общественно опасный характер своего деяния, а волевой момент заключается в том, что лицо желает совершить это запрещенное законом деяние. Речь идет о таких преступлениях, как клевета, оскорбление, дача взятки и получение взятки (ст. 129, 130, 290 и 291 УК), и о ряде других.
На оценку общественной опасности преступления оказывает влияние характер психического отношения лица к своим действиям и последствиям этих действий. Советская уголовно-правовая политика в качестве одной из основополагающих идей провозглашает ответственность только за виновно совершенное деяние. В принципе уголовной ответственности подлежит лицо, совершившее общественно опасное деяние как умышленно, так и по неосторожности. В тех случаях, когда законодатель считает преступлением деяние, совершенное только умышленно, об этом либо делается оговорка в законе, либо состав формулируется таким образом, что из его анализа можно сделать безошибочный вывод о форме вины. Например, причинение телесного повреждения или нанесение побоев, повлекшее за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности, считается преступлением только тогда, когда это деяние совершено умышленно (ст. 112 УК РСФСР).
Из всех признаков субъективной стороны состава преступления наибольшее влияние на квалификацию оказывает вина. Признать лицо виновным – значит установить, что оно совершило преступление умышленно или по неосторожности. Вина является основным и обязательным признаком субъективной стороны любого состава преступления. Принцип вины является одним из основополагающих принципов российского уголовного законодательства. Согласно ч. 1 ст. 5 УК РФ, «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина». При отсутствии вины нет субъективной стороны преступления, следовательно, не может идти речи и о составе преступления.
Установление виновности лица предполагает доказывание также признаков, характеризующих субъективную сторону преступления, т. е. вину, мотив и цель совершенного деяния. Если в ходе судебного исследования доказано, что общественно опасное деяние совершено данным лицом, то решается вопрос о наличии вины этого лица и ее форме, мотивах и цели его деяния. Прежде устанавливается, что общественно опасное деяние совершено лицом виновно. Принцип вины в уголовном праве означает, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5 УК РФ). Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть (ч. 1 ст. 28 УК РФ). Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (ч. 2 ст. 28 УК РФ).

Связанные понятия (продолжение)

Преступле́ние (уголо́вное преступле́ние) — правонарушение (общественно опасное деяние), совершение которого влечёт применение к лицу мер уголовной ответственности. Преступления могут выделяться из общей массы правонарушений по формальному признаку (установление за них уголовного наказания, запрещённость уголовным законом), а также по материальному признаку (высокая степень опасности их для общества, существенность причиняемых ими нарушений правопорядка).
Дея́ние — в уголовном праве — акт осознанно-волевого поведения в форме действия или бездействия, повлёкший общественно опасные последствия. Деяние является обязательным признаком события преступления и объективной стороны преступления как его элемента.
Объективное вменение — это привлечение лица к уголовной ответственности без установления его вины. Объективное вменение может заключаться как в привлечении к уголовной ответственности за случайные последствия действий человека, так и в привлечении к ответственности лиц, действия которых вообще не состоят в причинной связи с причинённым вредом, но наказание которых по каким-либо причинам представляется целесообразным.
Стадии совершения преступления — это этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступления общественно опасных последствий). В случае, если развитие преступления было прервано на любой из стадий до его завершения, речь идёт о неоконченной преступной деятельности.
Субъективное вменение — принцип уголовного права, содержание которого заключается в том, что юридически значимыми и способными повлечь применение мер ответственности являются лишь те обстоятельства деяния, которые осознавались лицом, совершившим деяние.
Объективная сторона преступления — это один из элементов состава преступления, включающий в себя признаки, характеризующие внешнее проявление преступления в реальной действительности, доступное для наблюдения и изучения. Объективная сторона преступления может также определяться как «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны с точки зрения последовательного развития тех или иных событий и явлений, которые начинаются...
Необходимая оборона — это правомерная защита личности и прав обороняющегося и других лиц, а также охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, путём причинения вреда посягающему лицу.
Субъект преступления — лицо, осуществляющее воздействие на объект уголовно-правовой охраны и способное нести за это ответственность. Признаки субъекта преступления образуют один из элементов состава преступления. Наличие у лица, совершившего преступление, определённых субъективных признаков может рассматриваться также как условие уголовной ответственности.
Соучастие в преступлении в самом общем виде — это различные случаи совершения преступного деяния несколькими лицами. В современных правовых системах могут использоваться и более узкие определения. Так, по российскому уголовному праву под соучастием понимается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).
Запрос «Покушение» перенаправляется сюда, см. также «Покушение (значения)».Покушение на преступление — это деяния лица, непосредственно направленные на совершение преступления, не доведённые до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.
Единым, или единичным преступлением признаётся деяние, которое содержит состав одного преступления, квалифицируется по одной статье уголовного закона или её части. Нормативное определение единичного преступления даётся, например, в Уголовном кодексе Латвии: «Отдельным (единым) преступным деянием признается одно деяние (действие или бездействие), имеющее признаки состава одного преступного деяния или двух, или нескольких связанных между собой преступных деяний, которые охватываются единым умыслом...

Подробнее: Единое преступление
Добровольный отказ от совершения преступления — это прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.
Общественно опасные последствия (преступные последствия, преступный вред) — это имеющие объективно вредный характер изменения объекта уголовно-правовой охраны (общественного отношения, интереса, блага), возникшие в результате совершения преступного деяния.
Уголовная ответственность — один из видов юридической ответственности, основным содержанием которого, выступают меры, применяемые государственными органами к лицу в связи с совершением им преступления.
Приготовление к преступлению — это деяния лица, направленные на создание условий для будущего совершения преступления, не доведённые до конца по причинам, не зависящим от воли данного лица.
Разбо́й — насильственное хищение чужого имущества; разбо́йник — совершающий разбой.
Множественность преступлений — это случаи, когда виновным последовательно совершаются несколько (не менее двух) деяний, влекущих за собой уголовную ответственность, а также случаи совершения новых преступных деяний в период действия ограничений, связанных с уголовной ответственностью за ранее совершённые деяния.
Физическое или психическое принуждение — одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. Физическое или психическое принуждение — это противоправное применение насилия (физического или психического) к лицу, которое осуществляется с целью добиться совершения данным лицом вопреки его воле общественно опасного деяния.
Причинение смерти по неосторожности (устар. убийство по неосторожности) — причинение смерти другому человеку, совершенное человеком по легкомыслию или небрежности, без умысла на лишение жизни.
Причинная связь в уголовном праве — это объективно существующая связь между преступным деянием и наступившими общественно опасными последствиями, наличие которой является обязательным условием для привлечения лица к уголовной ответственности, если состав преступления по конструкции объективной стороны является материальным.
Преступное бездействие — это волевое пассивное поведение человека, которое заключается в том, что лицо не выполняет или ненадлежащим образом выполняет возложенную на него обязанность, в результате чего причиняется вред объектам охраны уголовного права или создаётся угроза причинения такого вреда.
Деятельное раскаяние — добровольные действия лица, совершившего преступление, заключающиеся в возмещении или заглаживании вреда, причинённого преступлением, ином устранении или уменьшении его последствий, в информировании правоохранительных органов о факте и обстоятельствах совершения преступления и дальнейшем содействии осуществлению правосудия. Подобные действия в соответствии с уголовным законодательством многих государств влекут смягчение применяемых к лицу мер уголовной ответственности или полное...
Невменяемость — состояние лица, при котором оно не в состоянии осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие психического заболевания или иного болезненного состояния психики. Невменяемость в уголовном праве является основанием для освобождения лица от уголовной ответственности и применения к нему принудительного лечения.
Делинквентное поведение (лат. delictum — проступок, англ. delinquency — правонарушение, провинность) — антиобщественное противоправное поведение человека, воплощённое в его проступках (действиях или бездействии), наносящих вред как отдельным гражданам, так и обществу в целом. Понятием «Делинквентное поведение» оперируют представители криминологии, социологии, педагогики, психологии, социальной педагогики и других отраслей знания.
Крайняя необходимость — случаи, когда лицо для того, чтобы предотвратить ущерб своим личным интересам, интересам других лиц, общества и государства, вынужденно причиняет вред другим охраняемым интересам. В уголовном праве одно из обстоятельств, исключающих преступность деяния. В других отраслях права играет схожую роль.
Неоднократность преступлений — это форма множественности преступлений, предполагающая совершение лицом двух и более однородных (например, различные виды хищений: кража, грабёж, разбой) или тождественных деяний, ни за одно из которых оно не понесло ответственности.
Совокупность преступлений имеет место, когда лицо последовательно совершает несколько преступлений, однако не является осуждённым, либо освобождённым от уголовной ответственности ни за одно из них.
Дели́кт (из лат. delictum «проступок, правонарушение») — неправомерное поведение, частный или гражданско-правовой (лат. delictum privatum) проступок, влекущий за собой возмещение вреда и ущерба, взыскиваемые по частному праву в пользу лиц потерпевших. Войтович Л.В., Сергеев И.В. определяют деликт как "противоправное действие частного характера, порождающее у пострадавшего заинтересованность наказать обидчика и (или) возместить понесенный ущерб"Деликтология — наука о правонарушении.
Потерпевший в праве — человек, права и интересы которого нарушены совершением в отношении него правонарушения или преступления.
Юридическая ответственность — это применение мер государственного принуждения к виновному лицу за совершение противоправного деяния.
Самоуправство — самовольное, нарушающее установленные нормы и правила, совершение лицом действий, правомерность которых оспаривается другим лицом или организацией.
Назначение наказания — уголовно-правовой институт, регламентирующий правила выбора конкретной меры наказания, применяемой к лицу, совершившему преступление, дающий указания относительно размеров и сроков избираемых наказаний.
Уби́йство — лишение жизни кого-либо. В судебной медицине убийство рассматривается как один из родов насильственной смерти. В широком понимании к убийству как к роду смерти относятся самые различные посягательства на жизнь человека, приводящие к наступлению смерти, как умышленные так и неосторожные. Современное российское уголовное право исходит из более узкой трактовки, понимая под убийством только умышленное причинение смерти другому человеку. В более старых российских законах, а также в праве других...
Причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта — преступление, в котором объектом преступления является соматическое и психическое здоровье другого человека. Объективная сторона преступления заключается в причинении вреда здоровью виновным, находящемся в состоянии аффекта, вызванном насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей...
Правонаруше́ние — неправомерное поведение, виновное противоправное общественно опасное деяние (действие или бездействие), противоречащее требованиям правовых норм и совершённое праводееспособным (деликтоспособным) лицом или лицами. Влечёт за собой юридическую ответственность.
Соста́в преступле́ния представляет собой совокупность объективных и субъективных признаков, закреплённых в уголовном законе, которые в сумме определяют общественно опасное деяние как преступление. Признаки состава преступления закрепляются в нормах общей и особенной части уголовного права. Их можно условно разделить на четыре подсистемы: признаки объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны преступления.
Преступления против жизни — преступления, главным объектом которых является основное благо человека — жизнь. В случае оконченности такого преступления его результатом является причинение смерти. Как правило, эти преступления являются самыми тяжкими в уголовном законодательстве различных государств и влекут наиболее суровое наказание.
Наказание — применение каких-либо, правовых или неправовых, неприятных или нежелательных мер в отношении человека, животного или их групп в ответ на неповиновение или на неугодное или морально неправильное поведение.
Превенция (от позднелат. praeventio — опережаю, предупреждаю; англ. prevention) — предупреждение, предохранение, предотвращение.
Возраст уголовной ответственности — это возраст, по достижении которого лицо в соответствии с нормами уголовного права может быть привлечено к уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния. В уголовном законодательстве большинства стран устанавливается некий минимальный возраст уголовной ответственности.
Уголовное наказание — центральный институт уголовного права, выражающий направление и содержание уголовной политики государства. Ввиду этого наказание всегда оставалось в центре внимания учёных: как отмечал Н. Д. Сергеевский, уже к началу XX века существовало до 24 философских систем, обосновывающих право государства наказывать лиц, совершивших преступления и около 100 отдельных теорий наказания, выдвинутых специалистами-правоведами.
Освобожде́ние от уголо́вной отве́тственности — отказ государственных органов, осуществляющих уголовное преследование, от дальнейшего производства по уголовному делу, если факт совершения преступления данным лицом доказан. Уголовное дело при этом прекращается без применения к лицу каких-либо уголовно-правовых мер.
Преступле́ние, пресле́дуемое в поря́дке ускоренного судопроизво́дства (англ. summary offence), — в системах общего права одна из двух категорий уголовных преступлений: наименее тяжкая по степени ответственности. Процесс по этому преступлению может проходить в ускоренном порядке, то есть без предания суду присяжных или вообще без него. Этот тип преступления также известен как «вред» или «проступок» в зависимости от обстоятельств.

Подробнее: Суммарное производство
Грабёж (ст. 161 Уголовного кодекса России) — открытое хищение чужого имущества. Выражается в похищении имущества, совершённом без насилия над личностью или с насилием, которое не опасно для жизни и здоровья. Тем самым, грабёж отличается от кражи (тайного хищения чужого имущества) и разбоя (нападения, в целях хищения чужого имущества, сопряжённого с применением опасного для жизни или здоровья насилия, либо угрозой его применения). Во многих странах грабёж в качестве самостоятельного преступления не...
Деликтоспособность — способность лица самостоятельно нести ответственность за вред, причинённый его противоправным деянием (действием либо бездействием). Является элементом дееспособности. Выражается в способности субъекта самостоятельно осознавать свой поступок и его вредоносные результаты, отвечать за свои противоправные деяния и нести за них юридическую ответственность.

Упоминания в литературе (продолжение)

Деяния, связанные с посягательствами на защищаемую законом информацию, относятся к преступлениям с «формальным» составом, то есть ответственность наступает в связи с осуществлением самого посягательства. Если в результате деяний наступают конкретные вредные последствия, то применяется более суровое наказание. При этом мера наказания зависит, как правило, от характера наступивших вредных последствий. Субъектами таких преступлений выступают любые физические лица, независимо от их гражданства. В случае «неосторожного содействия» ответственность несет специальный субъект – лицо, в ведении которого находилась информация, явившаяся предметом посягательства. Специальный субъект несет ответственность и за незаконное использование государственных секретов, находившихся в его распоряжении. Субъективная сторона деяний, как правило, характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла, соединенного со специальной целью, однако в некоторых случаях ответственность наступает и при наличии в действиях виновного неосторожной вины.
Несмотря на то, что при «провокации совершения преступления» умысел лица не возник бы без вмешательства со стороны тайных агентов публичной власти, было бы неверным утверждать, что в содеянном отсутствует вина или иные признаки субъективной стороны. В самом деле, интеллектуально-волевые процессы в психике лица протекают без каких-либо дефектов; окончательное решение принимается самим субъектом. При этом лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность наступления их общественно опасных последствий и желает действовать соответствующим образом, что делает ст. 28 УК РФ неприменимой в данном случае. Вместе с тем очевидно, что уголовная ответственность за действия в результате провокации не должна наступать. В этой связи уместно отметить, что даже если все признаки состава преступления установлены, в содеянном могут устраняться признаки преступления, что является равнозначным вариантом разрушения основания уголовной ответственности. Как представляется, спровоцированные действия не могут рассматриваться как правомерные и общественно полезные (или даже общественно нейтральные), поэтому следует говорить об отсутствии признака наказуемости. Если уголовный закон или акты регулятивного законодательства не предусматривают устранение противоправности соответствующих деяний, то судебные органы (ЕСПЧ и ВС РФ) формулируют вывод о невозможности привлечения лица к уголовной ответственности, что устраняет именно наказуемость содеянного.
Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины в виде прямого или косвенного умысла. Виновный сознает, что он самовольно и неправомерно присваивает полномочия должностного лица, предвидит возможность или неизбежность наступления в результате своих противоправных действий общественно опасных последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций и желает этого или не желает, но сознательно допускает либо безразлично к этим последствиям относится.
С субъективной стороны почти все преступления, посягающие на политические права и свободы, характеризуются прямым умыслом. Исключение составляет лишь преступление, предусмотренное ст. 136 УК РФ. Основной состав этого преступления может характеризоваться прямым или косвенным умыслом. В этом случае виновный осознает допускаемые им нарушения равноправия граждан, предвидит, что причиняет вред правам и законным интересам человека, и желает причинить такой вред (прямой умысел); сознательно его допускает либо безразлично к нему относится (косвенный умысел). Субъективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 141 и 142 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный сознает, что нарушает избирательные права гражданина либо дезорганизует работу избирательной комиссии (комиссии по проведению референдума), фальсифицирует их результаты, и желает сделать это. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 144 УК РФ, выражается в прямом умысле. Виновный осознает, что принуждает журналиста к распространению или к отказу от распространения информации как деятельности профессиональной, и желает этого. Применительно к деяниям, указанным в ст. 149 УК РФ, виновный сознает, что совершает любое из них, и желает его совершения.
4) Виновность – еще один видовой признак преступления. Принято подчеркивать – и не без оснований – его важность, тем более, что необходимость установления вины возведена в ранг принципа уголовной ответственности (ст. 5 УК). Однако если не пасовать перед всевозможными «заслугами» этого признака в уголовном праве, а обратиться к формальной логике, то получается следующее. Признак запрещенности, непосредственным выражением которого является состав преступления, уже включает вину. В ч. 1 ст. 105 УК сказано, что убийство – это умышленное причинение смерти другому человеку, ст. 264 УК наказывает лишь такое нарушение правил, которое повлекло по неосторожности тяжкие последствия, и т. д. Из этого следует, что указание в определении преступления на виновность излишне, поскольку это важное свойство преступления охватывается признаком запрещенности. Как, впрочем, и такой признак преступления, как совершение его физическим, вменяемым и достигшим 16 (14) – летнего возраста субъектом.
Субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом и специальным мотивом. В литературе высказывается мнение о возможности совершения хулиганства с косвенным умыслом[171]. Думается, что такая позиция вступает в противоречие с теорией вины в формальных составах преступлений. Признание хулиганства как преступления с формальным составом исключает возможность совершения этого преступления с косвенным умыслом, поскольку невозможно, совершая определенные действия по своей воле, не желать совершения этих действий. Виновное лицо сознает, что совершает с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, действия, которые грубо нарушают общественный порядок, выражают явное неуважение к обществу, и желает их совершения.
Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется тем, что для привлечения виновного лица к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 238 УК РФ необходимо, чтобы перечисляемые в ней действия повлекли причинение вреда здоровью (от легкого до тяжкого) хотя бы одного человека. При этом необходимо установление причинной связи между действиями виновного и наступившими последствиями. В этой части законодатель сохранил позиции, предусмотренные еще в ст. 157 УК РСФСР 1960 г. Субъективная сторона рассматриваемого преступления по УК России 1996 г. предполагает, по мнению некоторых авторов комментариев ныне действующего уголовного законодательства России, двойную форму вины, т. е. характеризуется прямым умыслом в отношении самого факта выпуска и продажи товаров, заведомо не отвечающих требованиям безопасности, и преступной небрежностью в отношении последствий – причинения вреда здоровью[94].
К элементам состава, характеризующим субъективную сторону, относятся, прежде всего, формы вины – умысел и неосторожность. Согласно ст. 10 УК РСФСР для уголовной ответственности необходимо наличие умысла или неосторожности. Отсюда прежде всего необходимо сделать вывод, что нельзя путем ссылки на ст. 16 УК РСФСР применять статью Особенной части к случаям, в которых отсутствуют требуемые законом умысел или неосторожность, например, судить по ст. 16 и 139 УК РСФСР лицо, причинившее другому смерть не по умыслу или неосторожности, а вследствие несчастного случая. Это означало бы окольным путем, вопреки закону вводить в практику не допускаемое социалистическим уголовным правом объективное вменение. Но это лишь первый вывод. За ним последовательно необходимо сделать и другой вывод. Там, где закон выдвигает специальное требование данной формы вины (или умысла, или неосторожности), недопустимо при помощи аналогии произвольно отказываться от этого специально выдвинутого законодателем критерия; так, если ст. 79 и 175 УК РСФСР предусматривают умышленное уничтожение имущества, то прямым нарушением ясно выраженной воли законодателя явилось бы применение ст. 79 или 175 УК РСФСР к случаям неосторожного повреждения чужого имущества; от ссылки на ст. 16 УК РСФСР это нарушение ни в какой степени не станет более обоснованным и оправданным.
В правоприменительной практике возникают сложности при отграничении причинения смерти по неосторожности (легкомыслию) от умышленного убийства с косвенным умыслом. Оба преступления, обладающие целым рядом схожих признаков, различаются содержанием вины. При неосторожном причинении смерти предвидение наступления смерти потерпевшего носит абстрактный характер, виновный самонадеянно надеется избежать этого последствия. При убийстве с косвенном умыслом виновный предвидит возможность причинения смерти потерпевшему в качестве альтернативного последствия своих действий (бездействия), достаточно конкретно и сознательно допускает смерть потерпевшего или безразлично к этому относится.
Лицо с психическим расстройством, не исключающим вменяемости, совершая преступление, предполагает виновное отношение к своему поведению, так как оно способно, хотя и не в полной мере, осознавать и понимать характер своих действий и конкретную ситуацию, в которой оно находится, а также контролировать свое противоправное поведение. Не случайно при доказанности вины и при наличии признаков субъекта преступления, а также самого состава, уголовная ответственность таких лиц наступает на общих основаниях, как, например, в тех случаях, когда совершает общественно опасные деяния вменяемое лицо.
Реализуя принцип субъективного вменения, означающий наступление уголовной ответственности только при наличии вины, УК РФ устанавливает случаи, когда, несмотря на наличие причинной связи между поведением лица (действием или бездействием) и наступившими вредными последствиями, деяние будет считаться совершенным невиновно, что исключает уголовную ответственность.
В российской юридической науке вину традиционно определяют как психическое отношение лица к своему противоправному поведению и его результатам. Вина является субъективным условием ответственности и проявляется в форме умысла и неосторожности. В отечественной юридической литературе зачастую смешиваются понятия противоправности и вины. Однако наличие противоправности не всегда свидетельствует о наличии виновности. Противоправность – это объективная категория, нарушение закона представляет собой объективный факт, констатируемый независимо от направленности на это сознания и воли нарушителя. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (ст. 401 ГК). Лицо признается виновным, если оно не проявило достаточную степень заботливости и осмотрительности при совершении действий, которые привели к причинению вреда.
Вместе с тем следует отметить, что основная часть ученых и судебная практика считают невозможным соучастие в неосторожном преступлении[26]. Позиция о соучастии в неосторожных преступлениях не только вступает в противоречие с законодательной конструкцией данного института, но и ставит под сомнение саму сущность соучастия. Другого варианта, чем индивидуальная самостоятельная ответственность неосторожно действующих лиц, законодатель обоснованно не предусматривает. «В преступлении с двумя формами вины соучастие также исключается, поскольку к вредным последствиям лица относятся с неосторожной виной. Поэтому, если в результате совместного избиения по неосторожности наступила смерть потерпевшего, не может быть и речи о соучастии в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью лица, по неосторожности повлекшем его смерть»[27].
В случае отсутствия отмеченной выше неоднородности деяние в целом будет либо умышленным, либо неосторожным. Однако, поскольку действующее уголовное законодательство знает деление вины лишь на две формы (умысел и неосторожность), возникает необходимость четко определить, умышленную или неосторожную вину предполагают составы изучаемых преступлений в целом.
Если для умышленного действия основное значение при определении наказания имеет умысел субъекта преступления, то в неосторожных преступлениях без учета результата обойтись невозможно. Попытки построить в этих случаях ответственность на чисто субъективных элементах не могут быть увязаны с установлением ответственности за неосторожную вину, если стать на ту точку зрения, что основанием уголовной ответственности является только субъективное отношение виновного, то тогда человек должен отвечать за самый факт неосторожности вне зависимости от наступивших последствий. Однако, как известно, за неосторожный выстрел человек уголовной ответственности не будет нести. Он будет отвечать в зависимости от результата за неосторожное убийство, неосторожное телесное повреждение и т. д.
Важно иметь в виду, что о вине следует говорить только тогда, когда личность может иметь выбор между преступным и непреступным вариантом поведения. Если же возможности выбора нет, например, когда лицо совершает деяние в силу непреодолимого принуждения со стороны других лиц (ст. 40 УК РФ), уголовная ответственность и наказание могут не наступить. Часть 2 ст. 5 УК РФ формулирует принцип ответственности за вину и запрещает так называемое объективное вменение. Речь идет о привлечении к уголовной ответственности и наказании при отсутствии вины (например, недоказанности, которая равносильна признанию отсутствия вины). Объективное вменение до настоящего времени имеет место в следственной и судебной практике. В частности, по делам о транспортных преступлениях, когда тяжесть последствий как бы оправдывает привлечение к уголовной ответственности водителей автотранспортных средств (источников повышенной опасности) при неустановленной их вине.
– общественная опасность преступления определяется его последствиями, формой вины, способом совершения. Неслучайно нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспорта переходит в разряд уголовно наказуемого в зависимости от наступивших последствий. В соответствии со ст. 264 УК РФ это деяние, не повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью или более серьезные последствия, связанные со здоровьем или жизнью потерпевшего, не является уголовно-противоправным. По общему правилу, умышленные преступления более общественно опасны, чем неосторожные. Насильственные преступления таким же образом отличаются от ненасильственных. Способ осуществления насилия, а также использование средств и орудий совершения преступления также влияют на его характеристику. На степень и характер общественной опасности влияют также особенности личности преступника (наличие у него судимости, определенное должностное положение).
В конструкции такого формально определенного признака состава преступления, как вина, также используется содержательный признак преступления – его общественная опасность. Так, в соответствии с частями 2 и 3 статьи 25 УК РФ для наличия прямого умысла в действиях виновного лица требуется установление осознания лицом общественной опасности своих действий (бездействия), что свидетельствует о необходимости обязательного обращения при квалификации умышленных преступлений к такому признаку преступления, как общественная опасность. Широко используется этот признак преступления, при назначении наказания, а также при освобождении от уголовной ответственности и наказания.
Сущность преступления не может заключаться в общественно опасных последствиях преступного деяния. Такие последствия являются факультативным признаком состава преступления. Попытка искать ее в последствиях преступления могла бы привести нас к абсурдному выводу о том, что сущность преступления, по крайней мере, в целом ряде случаев, находится за пределами его состава. Кроме того, она не позволила бы дать объяснение, почему признаками состава преступления являются вина, мотив и цель, во многих случаях оказывающие большое влияние на характер и размер уголовной ответственности, в то время как последствия преступления от этих признаков не зависят (например, одно и то же последствие – смерть человека может наступить как при умышленном убийстве, так и при неосторожном лишении жизни).
Юридическая ответственность является следствием совершения лицом противоправного действия при условии наличия у правонарушителя дееспособности, причинной связи между деянием и вредоносными последствиями, а также вины, то есть субъективного отношения лица к своему действию как порицаемому в обществе.
Ответственность за причинение морального вреда в общем случае возникает при наличии вины причинителя вреда – это четвертое условие. Вина, т. е. психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и их последствиям, может проявляться в форме как умысла, так и неосторожности. Под умыслом понимается предвидение вредных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Неосторожность может выражаться в виде легкомыслия и небрежности. Различие между этими видами неосторожности заключается в том, что в случае легкомыслия правонарушитель предвидит возможные вредные последствия своего противоправного поведения, в то время как в случае небрежности он не предвидит этих последствий, хотя должен и может их предвидеть (ст. 24—26 УК РФ).
В строгом соответствии с принципом вины преступлением может быть лишь виновное совершение общественно опасного деяния. Понятие вины раскрывает сам уголовный закон. Вина представляет собой обязательный элемент каждого преступления. По содержанию она есть психическое отношение лица к общественно опасному действию (бездействию) и его общественно опасным последствиям. Такое отношение возможно в четырех видах (в теории и на практике они чаще называются формами) вины. Термин «форма» вины законодателем в УК РФ не употребляется. Форма есть нечто внешнее по отношению к содержанию. Виды же вины содержательны и как подсистемы общей системы вины, и как видовые категории по отношению к родовому понятию «вина». Два вида и четыре подвида включает вина – умысел прямой и косвенный, неосторожная вина в виде легкомыслия и небрежности.
Появление оценочной концепции вины связывается с работой немецкого криминалиста Райнгарда Франка «О построении понятия вины», в которой вина рассматривалась как собирательное понятие, включающее не только умысел и неосторожность, но также вменяемость лица и все обстоятельства совершения преступления, которые в своей совокупности делали совершенное правонарушение заслуживающим упрека (Vorwerfbarkeit)[206]. Такое понимание вины нашло отражение в работах целого ряда ученых-криминалистов, в том числе в монографии профессора Б. С. Утевского «Вина в советском уголовном праве». В этой работе автор рассматривал вину в двух качествах: с одной стороны, как умысел и неосторожность, а с другой – как «совокупность обстоятельств, заслуживающих, по убеждению советского суда, отрицательной общественной (морально-политической) оценки от имени социалистического государства и требующих уголовной ответственности подсудимого»[207]. Таким образом, в понимании Б. С. Утевского вина как основание уголовной ответственности складывалась из трех факторов: 1) вся совокупность объективных и субъективных обстоятельств совершения преступления, 2) отрицательная ее оценка от имени социалистического государства, 3) убеждение советского суда, что на основании такой оценки действия подсудимого должны влечь не какую-либо иную (моральную, административную, дисциплинарную), а именно уголовную ответственность.
Изложенное позволяет определить понятие обстоятельств, исключающих преступность деяния, следующим образом: это определенные уголовным законом условия, при наличии которых совершение деяния, сопряженного с причинением вреда охраняемым законом интересам, не является преступлением в силу отсутствия противоправности либо вины как главных признаков преступления, указанных в ч. 1 ст. 14 УК РФ 1996 г., либо иначе – исключающими преступность деяния признаются обстоятельства, при которых деяния, содержащие предусмотренные настоящим кодексом признаки, не являются преступлением в силу отсутствия противоправности или вины лица.
Ответственность лица за преступное деяние определяется составом преступления, обстоятельствами его совершения, личностью виновного. Лицо несет ответственность в пределах своей вины, т. е. за те обстоятельства совершенного им деяния, которые охватывались его сознанием или в прямо предусмотренных законом случаях могли им охватываться. В число отягчающих наказание обстоятельств не входит совершение преступления в условиях роста преступности того или иного вида или высокого ее уровня. Закон не допускает увеличения наказания даже в тех случаях, когда лицо сознает это сопутствующее преступлению обстоятельство. Поэтому нет оснований считать, что санкция нормы уголовного права устанавливается с учетом более высокой степени общественной опасности каждого преступления при совершении его в условиях роста преступности или ее высокого уровня.
По общему правилу форма вины причинителя вреда не влияет на объем возмещения вреда. Однако в ст. 1083 ГК РФ закреплены правила об учете вины потерпевшего. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.10 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»[139], далее – Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.10). При этом лицо должно понимать значение своих действий и быть способно руководить ими. Грубая неосторожность потерпевшего может служить основанием для уменьшения объема возмещения вреда либо вообще отказа от его возмещения. Грубая неосторожность потерпевшего – такое его поведение, при котором им игнорируются элементарные и очевидные для всех правила безопасности, оказывает разное влияние на рассматриваемый деликт в зависимости от ряда дополнительных факторов. Если вред причинен жизни или здоровью гражданина, то размер возмещения при отсутствии вины причинителя и наличии грубой неосторожности потерпевшего подлежит лишь уменьшению, а полный отказ в возмещении вреда не допускается.
Именно равноценностью объекта объясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятому за другого, не рассматривается как «ошибка в объекте» и не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства. Усиление ответственности за убийство отдельных категорий лиц в специальных нормах связано не с повышенной ценностью жизни потерпевшего, а с наличием одновременно другого объекта посягательства или дополнительных последствий, отягчающих вину.
С. Г. Келина дала обстоятельствам, исключающим преступность деяния, следующее определение: «Обстоятельствами, исключающими преступность деяния, являются такие обстоятельства, при которых действия лица хотя и причиняют вред интересам личности, общества и государства, но совершаются с общественно полезной целью и не являются преступлениями в силу отсутствия общественной опасности, противоправности и вины».[6] Положительным в этом определении стало то, что обстоятельствами, исключающими преступность деяния, названы не сами деяния, а обстоятельства, в связи с которыми деяния перестают быть преступными. Но и это определение не в полной мере отразило сущность рассматриваемых обстоятельств.
На неправомерное поведение потерпевшего законодатель обращает внимание как на обстоятельство, влияющее на ответственность виновного, а следовательно, являющееся критерием индивидуализации наказания. Так, смертная казнь предусмотрена за убийство мужем жены, «аже будет виновать, то пол виры 20 гривень» (ст. 88). В данном случае к числу признаков объективной стороны преступления относится обстановка, состоящая в поведении потерпевшей, которая одновременно выполняет роль повода к совершению преступного посягательства. Установив, что убитая женщина подала повод к насилию, окончившемуся ее смертью, закон предусматривает наказание «в пол виры». В другом случае неправомерное поведение потерпевшего является обстоятельством, исключающим ответственность. Ответ мечом на оскорбление со стороны потерпевшего не являлся преступлением, и виновный не подлежал наказанию; об этом говорится следующим образом: «Не терпя ли противу тому ударить мечемь, то вины ему в том нетуть» (ст. 26). Обстоятельством, исключающим уголовную ответственность, является также лишение жизни потерпевшего, проникшего ночью в жилище (ст. 40).
К ошибкам в виде неверного избрания для квалификации уголовно-правовой нормы относятся такие, которые при переквалификации существенно изменяют содержание квалификации в сторону отягчения. Например, если в содеянном наличествует состав неосторожного лишения жизни, а лицу вышестоящей инстанцией вменяется умышленное убийство. Это недопустимо даже без изменения наказания, назначенного судом первой инстанции. Как представляется, ошибки в составообразующих признаках – объекте, ущербе, форме вины, способах совершения преступления, которые выполняют роль конструктивных (конститутивных) или квалифицирующих признаков состава, также должны причисляться к существенным, фундаментальным ошибкам.
Деятельности, ведущей к совершению преступлений, предшествует возникновение мысли о преступном действии. Сама преступная мысль считается ненаказуемой. И только с момента, когда мысль в виде определенного мотива стала проявлять себя в объективной реальности, она может вступить в сферу действия уголовного закона. По материальным проявлениям деяния правоприменитель определяет иные признаки и элементы состава преступления, в частности субъективную сторону, решает вопрос о характере и размере наказания. Без признаков объективной стороны не может возникнуть вопрос о субъективной стороне преступления. По последствиям, отражающим объективную сторону состава преступления, устанавливаются также признаки субъективной стороны деяния: вина, мотивы и цели преступного посягательства.
Освобождение от административной ответственности несовершеннолетних. Действующее законодательство предусматривает основания и порядок освобождения лиц, совершивших правонарушения, от административной ответственности. Одно из таких оснований – малозначительность совершенного проступка (ст. 2.9 КоАП РФ). Вопрос о том, является ли деяние малозначительным, решается с учетом всех его субъективных и объективных признаков (места, способа совершения, характера вины и т. п.). Малозначительными поступками могут быть признаны, например, безбилетный проезд несовершеннолетнего в общественном транспорте, нарушение пешеходами правил дорожного движения и др. В этом случае уполномоченное должностное лицо вправе ограничиться устным замечанием, которое не влечет никаких юридических последствий. Важно, чтобы при решении вопроса об освобождении нарушителя от административной ответственности были учтены все объективные и субъективные обстоятельства, характеризующие правонарушение и лицо, его совершившее.
Особый интерес в интересующем нас вопросе представляют УК Республики Узбекистан и Грузии. В первом из них в гл. 9 «Понятие и виды обстоятельств, исключающих преступность деяния» третьего раздела «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» содержится единственное в своем роде легальное определение ОИПД: «Исключающими преступность деяния признаются обстоятельства, при которых действие или бездействие, содержащие предусмотренные настоящим Кодексом признаки, не являются преступлениями ввиду отсутствия общественной опасности, противоправности или вины» (ст.  35)[45]. Правда, при регламентации отдельных обстоятельств, за исключением, пожалуй, малозначительности, узбекский законодатель четко не оговаривает, в силу отсутствия какого признака из числа названных то или иное обстоятельство носит исключительный характер. Не лишена противоречия и сама дефиниция ОИПД, потому что если действие или бездействие содержит признаки преступления, то в их число обязательно входит и такой, как вина. И этот вывод основан на определении понятия преступления, предусмотренного в этом же самом УК (ст. 14)[46].
Элементы преступления традиционно делят на основные и факультативные. Но понимание их не однозначно. Так, обязательными признают «элементы, которые образуют в своей целостности (системе) ту минимально достаточную и необходимую общественную опасность деяния, которая является криминальной… – это действие (бездействие) вредные последствия, связанные с действием (бездействием) причинной связью… вина в форме умысла и неосторожности… Факультативными… являются по своей природе, ибо они могут быть указаны в диспозиции уголовно-правовой нормы… или нет».[423] С этим можно было бы согласиться, если бы с самого начала здесь не были заложены противоречия. Во-первых, факультативные признаки могут быть указаны в диспозиции, но могут быть и не указаны; но если они указаны, то мы сталкиваемся с обязательными признаками, а не факультативными. Во-вторых, бездействие признано обязательным признаком, однако оно имеет место не во всех видах преступлений (например, невозможно бездействие при краже, разбое, изнасиловании и т. п.) и, поскольку оно не указано в диспозициях соответствующих статей, должно быть признано факультативным. То же касается и вреда, отсутствующего в преступлениях с формальной или усеченной диспозициями, и умысла или неосторожности, отсутствующих соответственно в неосторожных или умышленных преступлениях и т. д.
Как мы уже говорили, все вышеперечисленные нормы имеют универсальное значение и относятся ко всем сферам деятельности. Наша же задача показать Вам, каким образом, опираясь на конституционные нормы и нормы других отраслей права, Вы можете защищать свои интересы и интересы Ваших близких в определенных жизненных ситуациях, когда общение с сотрудниками правоохранительных органов становится неизбежным. Безусловно, взаимоотношения граждан с правоохранительными органами в Российской Федерации достаточно неоднозначны. Необходимость общения может быть вызвана различными причинами. При этом речь пойдет не только о случаях привлечения Вас к ответственности (административной или уголовной), но и о тех жизненных ситуациях, когда Вы выступаете в ином процессуальном качестве (потерпевшего, свидетеля, понятого, законного представителя и т. д.). Причиной возникновения необходимости общения будет являться совершение Вами или иным лицом правонарушения. При этом, согласно теории государства и права, правонарушение – это виновное, противоправное, общественно опасное деяние лица, причиняющее вред интересам общества, государства и личности. К признакам правонарушения относят: деяние, вину, противоправность, вредный результат, причинную связь между деянием и вредным результатом, юридическую ответственность. В зависимости от социальной опасности правонарушения условно можно разделить на преступления и проступки. Преступления отличаются максимальной степенью общественной опасности, посягают на наиболее значимые интересы, охраняемые уголовным законом. В отличии от иных видов правонарушений, перечень преступных деяний, предусмотренных уголовным законом является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Уголовным Кодексом Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень составов преступления.
Но, с другой стороны, очевидно следующее: 1) одно действие может вызвать к жизни несколько последствий; 2) если хотя бы два из них носят криминально значимый характер, то в таком случае возникает проблема вменения каждого из них, поскольку закон должен реагировать на каждый общественно опасный вред; 3) при наличии нескольких тождественных общественно опасных ущербов, объединенных общей целью и единым прямым умыслом, возникает разновидность единичного преступления – преступление с двумя последствиями; однако существуют трудности квалификации нескольких последствий при отсутствии общей цели, отсутствии единого умысла и наличии различных видов вины; квалифицировать подобное по наиболее тяжкому преступлению, как предлагал Н. Д. Сергеевский,[358] неоправданно и несправедливо, поскольку в таком случае остается без надлежащей социальной реакции какой-то общественно опасный вред. Сказанное свидетельствует о том, что без какого-то специального механизма уголовно-правового реагирования в изложенных ситуациях не обойтись. И единичное преступление здесь не годится в силу отсутствия общей цели, единого умысла и необходимости реакции на каждый причиненный вред в анализируемых случаях. Очень похоже на то, что идеальная совокупность остается единственно возможным, хотя и не очень надежным инструментом.
При квалификации убийства следует не только выявить, что оно совершено умышленно, но и определить форму умысла. Лишь установление прямого или косвенного умысла дает основания для вывода о том, что убийство действительно было совершено, так как вне конкретной формы вины деяние по российскому уголовному праву не может быть признано преступлением.
3) при привлечении коллективного образования к уголовной ответственности невозможно будет установить вину как психическое отношение лица к общественно опасному деянию и его последствиям;
Интересными представляются рассуждения H. Н. Розина, который указывает, что при рассмотрении вопроса об установлении так называемой «аквилианской вины», в силу которой ответственным признается каждый, причинивший другому вред своими умышленными или неосторожными действиями, следует учитывать, что понятие вины имеет частноправовое начало и неприменимо к государству, кроме того вина, при формальной законности действий должностных лиц, не может быть установлена и даже вовсе отсутствует. Далее ученый приводит собственную цепочку умозаключений, колеблясь с ответом на вопрос о последствиях причинения вреда законными действиями должностных лиц. Его рассуждения представляются нам интересными в связи с их практической значимостью и возможностью сопоставления с современными положениями правовой доктрины. В итоге ученый отмечает следующее: «Судебный приговор, по ошибке осудивший невиновного; мера пресечения, принятая по отношению к невиновному, – действительно скрывают в себе существенный внутренний порок, так как направляются против лиц, против которых не должны направляться, к которым у государства нет названного правоотношения, – этот приговор и эти меры не соответствуют действительной воле законодателя и истинным задачам и целям правосудия. Но противоправные с точки зрения основ уголовного права, эти действия правомерны с точки зрения процессуального права, в области особого процессуально-юридического отношения, которое создается между лицом, привлекаемым к уголовному суду, и органами правосудия. Действия эти совершаются в пределах законных полномочий органов судебно-следственной власти, с соблюдением законных предположений и форм, и скрытый внутренний порок их не лишает их законного характера и не делает причиняемого ими вреда противозаконным. Таким образом, изложенная аргументация в сторону обоснования юридической обязанности государства вознаградить указанный вред – падает»[94].
В этом направлении пол-шага вперед сделал Пленум Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. (п. 1 § 40), который предупредил правоприменителей (увы, не законодателя!) о необходимости того, чтобы «при учете характера и степени общественной опасности преступления исходить из важности правоохраняемого объекта, формы вины, степени осуществления преступного намерения (приготовления, покушения, оконченного деяния, способа совершения преступления, размера причиненного вреда и тяжести наступивших последствий)».[6]
Таким образом, все указанные составы неосторожных преступлений схожи между собой по нескольким признакам: 1) совершаются в сфере применения человеком источников повышенной опасности; 2) форма вины – преступная неосторожность; 3) совершаются путем нарушения установленных в нормативно-правовых актах правил безопасности в форме действия или бездействия, при этом диспозиции носят бланкетный характер; 4) рассматриваемые преступления представляют высокую общественную опасность для окружающих по характеру наступивших (вероятных) последствий; 5) субъекты преступлений характеризуются рядом дополнительных признаков;
Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется виной в форме умысла. В большинстве случаев речь идет о прямом умысле; совершение деяния, предусмотренного ст. 203, мыслимо и с косвенным умыслом. Некоторые составы в качестве криминообразующего признака имеют «корыстновредоносные» цели: извлечение выгод и преимуществ для себя или других лиц, нанесение вреда другим лицам (ст. 201, 202).
В настоящее время «вина жертвы» изучается как элемент объективной стороны, повод к совершению преступного деяния. Данная категория имеет большое значение не только для принятия мер профилактического характера, но и для дифференциации и индивидуализации ответственности субъекта, совершившего преступление под влиянием аморального и противоправного поведения жертвы.
Принцип индивидуальной ответственности за совершение преступлений против мира и безопасности человечества предполагает виновное отношение причинителя к содеянному. Основной характеристикой субъективной стороны любого преступления является вина, т. е. определенное психическое отношение лица к своему деянию и возможному результату – последствиям преступления. Примечательно, что в решениях международных судов вина как субъективный признак (mens rea) определяется в качестве «психологической связи между физическим результатом и ментальным статусом преступника».[46]
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я