Мессия

  • Месси́я (от ивр. ‏מָשִׁיחַ‏‎, маши́ах; др.-греч. Χριστός, христо́с) — буквально «пома́занник». Помазание оливковым маслом (елеем) было частью церемонии, проводившейся в древности при возведении монархов на престол и посвящении священников в сан.

    В иудаизме слово «машиах» иносказательно означает «духовный лидер» и «царь». Иудеи верят, что идеальный царь, потомок царя Давида, будет послан Богом, чтобы осуществить избавление (геуллу) народа Израиля, включая политическое освобождение из-под власти других народов. С Мессией в иудаизме связаны представления об исправлении мира. В христианстве чаще используется греческая форма термина «машиах» — «Христос» («Помазанник», греч.), а также термин «Спаситель». В христианском богословии роль Христа-Мессии значительно выходит за пределы представлений иудаизма о спасении Израиля и распространяется на всё человечество.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Мессия (др.-евр. משׁיח, המשיח, Ha-Mashiaḥ; Машиах, Га-Машиах, арамейский משיחא; Meshiḥa; Мешиха = «помазанник») в иудаизме — идеальный государь мессианских времён. Часто употребляется в вавилонском Талмуде и в мидрашим (талмудических комментариях) без артикля, как имя собственное.
Библейские пророчества — записанные в Библии предсказания каких-либо событий, данные от имени Бога, произнесённые особыми личностями, пророками, и предназначенные для других людей. В широком смысле слова пророчеством в Библии считают не только предсказание будущего, но и любое изложение истины, переданное Богом людям через пророков (обличения, наставления). Библия содержит также упоминания о предсказаниях будущего, исходящих от лжепророков. Ложные предсказания в Библии назывались ещё «прорицаниями...
Второ́е прише́ствие Иисуса Христа — событие, ожидаемое во всех христианских конфессиях, предвозвещённое в Новом Завете. Одно из догматических положений Церкви, зафиксированное в Никео-Цареградском Символе веры, в его 7-м члене: .
Анти́христ (др.-греч. Αντίχριστος, где приставка Αντί может означать либо того, кто должен прийти вместо Христа (Мессии), либо того, кто противостоит Христу) — описанный в христианской эсхатологии человек, противник Иисуса Христа, выдающий себя за Мессию (Мф. 24:4), но имеющий злую сущность (2Фес. 2:8).
Ветхозаветные пророчества о Христе — в христианском богословии — пророчества о Мессии, содержащиеся в текстах Ветхого Завета и исполнившиеся в Иисусе Христе.

Упоминания в литературе

Но самое нетерпеливое ожидание пришествия в мир Царя Иудейского, который должен объединить весь еврейский народ и обеспечить ему безопасность, было, конечно, в Азии, где, как известно, жили в рассеянии десять колен израильского народа. От них о Мессии, приход которого в мир ожидался, должны были узнать и язычники. Предание об ожидаемом приходе Мессии лучше всего могло сохраниться в странах, составляющих Вавилонское царство. Именно в Вавилоне, где евреи жили во время своего семидесятилетнего плена, язычники могли узнать еврейскую культуру и религию, поскольку, как известно, вся ветхозаветная вера была пронизана ожиданием прихода Мессии – Спасителя, Великого Избавителя и Царя, Который покорит весь мир.
Принимая титул мессии, Иисус, вероятнее всего, имел в виду светский вариант его прочтения: титул мессии Давидова. Он, не принадлежа к священническому роду, мог претендовать только на роль светского мессии – «Царя Иудейского». Так же как был провозглашен политическим мессией Бар-Кохба, для чего не понадобилось возводить его родословие к Давиду, но было достаточно военно-политических успехов. Происхождение Марии из колена Левина – очевидно, поздняя интерполяция, возникшая в апокрифических Евангелиях II–III вв. Из слов Иисуса я ни разу не смог извлечь, что Он был близок к идее о мессии Аароновом и как-то отождествлял себя с ней. Хотя по некоторым признакам Его семья имела кровное родство с коэнами. Об этом можно судить по родословной Иоанна Крестителя, родственника Иисуса, а также по служению и образу жизни Иакова, брата Господня (об этом ниже). Но, судя по духу его слов, идеи жрецов не были ему близки. Скорее Он был ближе к общепринятому в народе пониманию мессии Давидова как главы светской власти, как царя-судьи.
Так называлось мистическое еврейское братство непосредственно дохристианской и раннехристианской эры, ассоциируемое ныне с поселением Кумран и свитками Мертвого моря, которое верило в близкое пришествие великого Учителя Праведности – Мессии. Питер Лемесурье выдвинул идею, что Христос был ессеем (столь близко учение ессеев с Новым Заветом). Он предположил, что вся мирская миссия Христа была намеренной попыткой исполнить ессейское пророчество, попыткой, которая оказалась неверной, когда он умер на кресте. Лемесурье считает, что ессеи рассматривали пророчество (мессианское или иное) не фаталистически (то есть так, когда события в любом случае свершаются благодаря воле Божьей или случаю, неподвластному воле людей), но как проект, который будет выполнен только намеренным действием тех, кто знает о пророчестве и трудится над его осуществлением.
Чтобы понять глубину понимания наших времен святителями Израиля, обратимся к Тиккуней Зоар. Почти две тысячи лет прошло с тех пор, как нам открыли таинство эпохи приближения Мессии. В конце шестьдесят девятого раздела Великое Смешение там приравнивается к Амалеку: «Амалек – это первенцы Египта, Великое Смешение, замешанное в Израиле, про который говорится: «Сотри память об Амалеке». Иными словами, есть Амалек внешний, как немцы в пору гитлеризма. Но есть его сила, проникшая во все человечество и в стан Израиля. Виленский Гаон про них пишет в толковании к приведенным словам, что утвердятся они первенцами и главарями Израиля в предмессианскую пору. Не щадит нас словом резким: «Они хуже народов, убивающих нас». В той же книге находим указание Гаона на воцарение Великого Смешения в 1990 году. Их задача, согласно мудрецу, в объединении Эсава с Ишмаэлем против исконного Израиля и Мессии. Войну против Великого Смешения он определяет одной из основных задач предтечи спасителя из дома Давида – Мессии из дома Йосефа.
Последователи Христа так же, как и иудеи чтили десять Моисеевых заповедей и пользовались теми же книгами. Но совершенно по-другому к ним относились: для них Ветхий Завет был только прообразом, началом. Многие ценности, например, значение священника или отца, сохраняли свое значение, но точка зрения на них была совершенно иная: как иудейское священство, так и род воспринимался не как нечто самоценное, а как выражение Небесного Царствия, в котором только один первосвященник – Господь Иисус Христос. Иудей считал такой взгляд богоборческим, оскорблением святыни; ведь Распятого на Кресте благонамеренный иудей не мог почитать обетованным Мессией! Центром общины последователей Христа была именно личность Христа, и все соизмерялось с Его Учением. Центростремительность нового общества и создала новый тип отношений между людьми, невозможный в обществе иудейском: более динамичный, более свободный, но и более сложный.

Связанные понятия (продолжение)

Мессиа́нская э́ра — исторический период между явлением в мир мессии (спасителя) и окончательным завершением истории. Это время мира и всеобщего братства, без преступлений, войны и бедности. Иногда выражение употребляют как синоним Царствия Божьего. Также синоним выражения «ожидание Мессии».
В авраамических религиях, данный термин со ссылкой на Бога, встречается во фразе «богоизбранный народ».

Подробнее: Избранный народ
Зарождение христианства — процесс формирования религиозной доктрины христианства на основе учения Иисуса Христа и его учеников.
Вели́кая скорбь (др.-греч. θλίψις μεγάλη) — понятие в христианской эсхатологии, означающее время бесконечного горя и жестоких страданий человечества. Великая скорбь описана как в «апокалиптических» главах Евангелий (Мф. 24:1-51, Мк. 13:1-37), так и в книге Откровение (Откр. 2:22, Откр. 7:14).
Хилиа́зм (от греч. χῑλιάς «тысяча»), или милленари́зм (от лат. mille «тысяча» + лат. annus «год») — богословское понятие (теория), представления в рамках христианской эсхатологии о «периоде торжества правды Божьей на земле», в котором Иисус Христос и христиане будут править миром на протяжении 1000 лет.
Иудаизм и христианство Статья излагает историю взаимодействия двух религий, а также воззрения их авторитетных деятелей друг на друга...
Вознесение — в религиях означает взятие человека — при жизни в теле — на небо (рассматриваемое как обитель Бога, богов и духов). Каждая из трёх важнейших религиозных эпох в Ветхозаветной и Новозаветной истории была ознаменована чудесным случаем переселения на небо...
Новый завет (ивр. ‏ברית חדשה‏‎ ; греч. διαθήκη καινή ) — термин, используемый в Библии, в Ветхом и Новом Завете, для обозначения новых качественных отношений между Богом и человеком. Человек, искупленный от первородного греха и его последствий добровольной крёстной смертью Иисуса Христа как Спасителя мира, вступает в совершенно иную, по сравнению с ветхозаветной, стадию развития и, переходя из рабского, подзаконного состояния в свободное состояние сыновства и благодати, получает новые силы к достижению...
Жертвоприношение Исаака (ивр. ‏עֲקֵדָת יצחק‏‎ букв. «связывание Ицхака») — попытка приношения Исаака в жертву Богу Авраамом.
Восхищение Церкви (др.-греч. ἅρπασμα, буквально «похищение», «захват», англ. Rapture) — термин в христианской эсхатологии, распространённый в протестантской среде (особенно среди баптистских, пятидесятнических и других церквей, ощутивших влияние диспенсационализма). Под «восхищением» подразумевают вознесение Церкви для её встречи с Иисусом Христом перед Его Вторым пришествием. Значительная часть протестантов считает, что Восхищение Церкви и Второе пришествие Иисуса Христа для суда над миром — два...
Центральной концепцией христианского учения о посмертии является догмат о телесном воскресении и вечной жизни в восстановленных и обновлённых телах.

Подробнее: Раннее христианство и переселение душ
Христианская эсхатология — раздел эсхатологии (от др.-греч. ἔσχατος — «конечный», «последний» + λόγος — «слово», «знание»), который отражает воззрения христиан на вопрос о Конце света и Второго Пришествия Христа. Христианская эсхатология, подобно иудейской эсхатологии, отвергает цикличность времени и провозглашает конец этого мира.
Завет ( ивр. - ברית / berith) — одно из центральных понятий еврейской библии (Танаха). С помощью этого понятия описываются взаимоотношения между Богом и избранным народом или избранными людьми: Ноем, Авраамом, сынами Израиля при исходе из Египта. Впервые встречается в тексте Священного Писания в Книге Бытие \ Брейшит (9: 9 - 12): "Вот знамение завета, который я поставляю между Мною и между вами...что не будет истреблена всякая плоть водами потопа", - говорит Бог Ною и его сыновьям после Потопа.
О напитке см. Фарисей (напиток)Фарисе́и (ивр. ‏פְּרוּשִׁים‏‎, перушим, прушим) — религиозно-общественное течение в Иудее в эпоху Второго Храма, одна из трёх древнееврейских философских школ, возникших в эпоху расцвета Маккавеев (II в. до н. э.), хотя возникновение фарисейского учения может быть отнесено к времени Ездры.

Подробнее: Фарисеи
Проро́к (от др.-греч. προφήτης, прорицатель) — в общем смысле, человек, заявляющий о том, что контактирует со сверхъестественными или божественными силами и служит посредником между ними и человечеством; провозвестник сверхъестественной воли.
Глас с небес (ивр. ‏בּת קול‏‎; арам. נרת קלא; Bath-Kol; Бат-Кол; бат коль; букв. «дочь голоса») — небесный или божественный голос, возвещающий волю Бога, Его деяния и повеления и обращённый к отдельным личностям или целому ряду личностей, к властителям, общинам и даже ко всему народу.
Геулла, геула (ивр. ‏גְּאֻלָּה ,גְאוּלָה‏‎; «освобождение», «избавление», «искупление») — в иудаизме избавление от чужой власти, невзгод, смерти, греха, а также духовное спасение.
Авраами́ческие (аврамистические) рели́гии — монотеистические религии, происходящие из древней традиции, восходящей к легендарному патриарху семитских племён Аврааму. Согласно Пятикнижию Моисееву, он заключил завет с Богом, который определяется как «Бог Авраама». Все авраамические религии в той или иной мере признают Священное Писание, включающее в себя Пятикнижие Моисеево..
Саддуке́и (ивр. ‏צְדוּקִים‏‎ — ц(е)дуки́м, ‏צָדוֹקִים‏‎ — цадоким) — название одной из трёх древнееврейских религиозно-философских школ, возникших в эпоху расцвета династии Маккавеев (ок. 150 г. до н. э.) и просуществовавших вплоть до разрушения иудейского государства римлянами (70 г. н. э.).
Вавило́нская блудни́ца (лат. Babyloniacus fornicaria, вавилонская шлюха) — образ в христианской эсхатологии, основанный на книге Откровения Иоанна Богослова. Образ вавилонской блудницы и объяснение связанной с ней символики стали предметом многочисленных богословских толкований и споров.
Боже́ственный при́нцип или Боже́ственный зако́н (точнее — «Описание Божественного принципа») (кор. 원리강론, волли каннон) — основное вероучительное издание Церкви объединения, которое, согласно истории организации, было написанно Мун Сон Мёном после полученного им откровения свыше. «Божественный принцип» среди последователей обладает статусом аналогичным статусу «Священного Писания» наряду с Библией, речами и выступлениями Муна и некоторыми другими книгами. В нём соблюден формат систематической теологии...
Эсхатология свидетелей Иеговы занимает центральное место в системе их религиозных верований.
Мормони́зм (см. также Движение святых последних дней) — обобщённое название религиозной культуры, возникшей в результате распространения и развития Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (ЦИХСПД, ЦСПД или СПД), созданной в первой половине XIX века Джозефом Смитом в США.
Всеобщее воскресение из мёртвых — в авраамических религиях — возвращение умерших людей к жизни в восстановленных телах в конце времён.
Вавилон великий (др.-греч. Βαβυλὼν ἡ μεγάλη) — иносказательное выражение из книги Откровения Иоанна Богослова. Вавилон великий связан с образом Вавилонской блудницы и получил у богословов различные толкования.
Царство Небесное (тж. Царствие Небесное, ивр. ‏‏‎מלכות השמים, Malkuth haShamayim, греч. ή βασιλεία τῶν οὐρανών) — семитское выражение, в котором «небеса» заменяют имя Бога иудеев (Лк. 15:18). Является синонимом понятия «Царство Божье». Известно по Евангелию от Матфея, в котором встречается тридцать два раза.
Предсказание в иудаизме — в ранний период истории иудаизма, её догматы допускали возможность предсказания будущего. Более того, предсказывание являлось одной из обязанностей первосвященников (Кохэним Гадолим) в эпоху Иерусалимских храмов (X веком до н. э. — I веком н. э.).
Антитринитари́зм (от лат. anti «против» + trinitas «троица») — общее название течений в христианстве, основанных на вере в Единого Бога и отвергающих концепцию «триединства Бога» (Троицу). Другими словами, сторонники антитринитаризма («антитринитарии» или «унитарии») не принимают тринитарный догмат о трёх «неслиянных и равноправных» личностях (лицах, ипостасях) Бога — Отце, Сыне и Святом Духе. Первоначальная формулировка этого догмата была утверждена на Первом Никейском соборе (325 год), позднее...
Эбиони́ты (эвиониты, евиониты) — иудействующие христиане, продолжавшие придерживаться Моисеева закона (обрезания, соблюдения субботы, постановлений относительно пищи — кашрута). Название произошло от ивр. ‏אביונים‏‎ «эвьони́м» — бедняки, нищие. Тертуллиан ошибочно предполагал, что название происходит от имени основателя этого учения Эбиона. Эта версия сейчас считается неверной. Возможная дата появления эбионитов относится к 70‑м годам I века, в IV—VII веке они исчезли.
«Слово о законе и благодати» (полное название: «О Законе, через Моисея данном, и о Благодати и Истине через Иисуса Христа явленной, и как Закон отошел, (а) Благодать и Истина всю землю наполнили, и вера на все народы распространилась, и до нашего народа русского (дошла). И похвала князю нашему Владимиру, которым мы крещены были. И молитва к Богу от всей земли нашей», др.-рус. О законѣ мωѵсѣомъ данѣѣмъ, и ω благодѣти и истинѣ исоусомъ христъмъ бывшϊи. И како законъ ѿтиде, благодѣть же и истина всю...
В еврейской Галахе заповедь строительства Храма является повелением из поколения в поколение строить здание, которое станет центром священнослужения еврейского народа и в котором будут приноситься жертвоприношения Единому Богу.
На протяжении истории христианства, церковь и христиане критикуются как со стороны представителей других религий, так и атеистами и агностиками. Часть критики непосредственно касается христианской веры, учения и толкования Священного Писания. Ответ со стороны христиан на такую критику называется христианской апологетикой. Несколько областей критики включают некоторые претензии к самому Писанию, этике библейских толкований, которые исторически были использованы для оправдания определённых отношений...
Мара́н-афа́ или Мара́н Афа́ (др.-греч. μαράν ἀθά, лат. maran atha, сир. ܡܪܢ ܐܬܐ, арам.מרן אתא — Maran, aθā) — фраза на сирийском диалекте арамейского языка: ܡܘܼܚܪܸܡܵܐ. ܡܵܪܲܢ ܐܸܬܹܐ (Пешитта), которая употребляется один раз в Новом Завете, а также в книге Дидахе (в 10 главе), являющейся частью собрания книг Мужей апостольских. Эта фраза не переведена, а транслитерирована на греческий язык, находится она в конце Первого послания Коринфянам апостола Павла (1Кор. 16:22).
О началах (лат. De principiis) — богословский трактат в четырёх книгах александрийского богослова III века Оригена (ок. 185 — ок. 254), созданный между 220 и 230 годами. Считается первым систематическим изложением христианского богословия. Помимо текстов, признанных каноническими, Ориген ссылается и на апокрифы: Деяния Павла, Пастырь Ерма, Вознесение Моисея и Послание Варнавы.
Лжемессия — человек, объявивший себя сверхъестественным посредником между Богом и людьми в какой-либо религии, но таковым не являющийся.
«О евреях и их лжи» (нем. Von den Juden und ihren Lügen) — памфлет против евреев, написанный в 1543 году Мартином Лютером и опубликованный в Виттенберге. Памфлет состоит из 394-х пронумерованных отрезков и разделён на четыре части. По объёму работа соответствует примерно 85 страницам формата А4.
Пятидеся́тники (англ. Pentecostalism) — евангельские христиане, последователи Всемирного пятидесятнического братства, на сегодняшний день самого многочисленного из всех направлений протестантизма. На территории России для отличия от евангельских христиан (прохановцев), по учению более близких к баптизму, предпочитали называться Христианами веры евангельской — ХВЕ или Христианами евангельской веры — ХЕВ, в настоящий момент это название является составной частью названия конфессий данного направления...
В истории христианства много примеров как проявлений антисемитских настроений, так и осуждения антисемитизма со стороны деятелей христианства.

Подробнее: Христианство и антисемитизм
Приступая к изложению общих принципов вероучений раннего христианства, необходимо указать, что уже изначально христианство не было абсолютно монолитным, в нём наблюдались различные течения. Отголоски некоторых дискуссий среди христиан можно заметить уже в апостольских посланиях.

Подробнее: Философия раннего христианства
Адопционисты, динамические монархиане (от лат. adoptio — «усыновлять») — последователи антитринитарианской доктрины, отрицающие божественную сущность Иисуса Христа, считая его человеком, усыновлённым Богом при крещении.
Христиани́н — человек, исповедующий христианство. Большинство христиан не сомневаются в историчности Иисуса Христа, признавая Его Мессией, Сыном Божиим, Богом и Спасителем человечества.
Притча о верном слуге (или Притча о хозяине дома) это притча Иисуса которая содержится в трех из четырех канонических Евангелиях Нового Завета: Матфея (Мф. 24:42-51), Марка (Мк. 13:33-37) и Луки (Лк. 12:35-48) — которые часто называют Синоптическими, поэтому она очень важна для верующих. Также содержится в неканоническом Евангелии от Фомы. В притче говорится о скором пришествии Христа, час которого не определён, поэтому необходимо соблюдать бдительность.
Сын человеческий (др.-евр. בַּר אֱנָשׁ, בן–אדם, бен-адам; арам. בַּר־אֱנָשׁ, бар-энаш или барнаша; др.-греч. ὁ υἱὸς τοῦ ἀνθρώπου) — термин, берущий своё начало в Танахе (Ветхий Завет). Он обозначал вначале принадлежность к роду человеческому в смысле некто или один из. Книга пророка Даниила описывает его как будущего спасителя человечества, которому Яхве после страшного суда даст власть над миром...
Премилленаризм в христианской эсхатологии — это вера в то, что пришествие Христа будет предшествовать Тысячелетнему царству, «периоду торжества правды Божьей на земле», в котором Иисус Христос и христиане будут править миром на протяжении 1000 лет. Премилленаризм основан на буквальном толковании 20-й главы Откровений Иоанна Богослова в Новом Завете, в которой упоминается царствование Христа в течение тысячи лет.Премилленаризм разделяется не всеми христианами. В настоящее время премилленаризм получил...

Упоминания в литературе (продолжение)

«Итак, то немногое, что можно сказать с известной долей вероятности об историческом ядре евангельского повествования, сводится к следующему: в первой половине I в. странствующий проповедник из галилейского Назарета выступил с призывами к духовному очищению и раскаянию перед скорым наступлением божьего суда. Он обращался к самым широким слоям населения (этнически и социально). В отличие от ессеев, с которыми он имел много общего, он не стремился к созданию строгой организации. Его ученики почитали его как мессию, что, по-видимому, и явилось главным основанием для его осуждения, как синедрионом, так и римлянами, поскольку в глазах иудеев мессия должен был стать царем Израиля. После распятия Иисуса только вера в воскрешение учителя могла поддержать его растерявшихся учеников».
Однако для правильного понимания пророчеств, внушенных Святым Духом, была нужна чистая вера, всецелая обращенность к Богу. Представления об ожидаемом Мессии у иудеев того времени соответствовали их нравам и господствующим жизненным настроениям. Почти все начали ожидать в лице Мессии всемирного завоевателя, который для того и явится во всем могуществе Посланника Божия, окруженный знамениями и чудесами, чтобы низложить и упразднить все тогдашние царства на земле, составить из всего рода человеческого единую державу, в которой иудеи должны занять первое место и быть его наперсниками.
Согласно Библии, начало мира и существования человечества также относится к своеобразному «золотому веку», но с нарушением воли Бога жизни Адама и Евы в земном раю приходит конец. Затем следует деградация рода человеческого, заканчивающаяся потопом. После «ритуального очищения водой» с родом Ноя начинается новая жизнь. Однако до Авраама истинный Бог скрыт от человека. Окончательно отношения между Богом и человеком закрепляются на скрижалях завета, данных Моисею. Пришествие пророка знаменовало начало эсхатологического времени. Иудеи в момент дарования Торы достигли высочайшего духовного уровня, но поклонение золотому тельцу, вопреки божественным заветам, помешало наступлению мессианской эры. Богоизбранный народ был вынужден продолжить ожидание истинного мессии, которым для них не стал Иисус из Назарета.
Однако на это необходимо время. Евреи-изгнанники начала XVI в. обнаружили, что традиционный иудаизм не отвечает их духовным запросам. Старые верования оказались бессильными перед вселенской катастрофой. Кто-то стал искать спасения в мессианизме. Столетиями евреи ждали Мессию, царского помазанника из колена Давидова, который положит конец их вечным скитаниям и вернет их в Землю обетованную. Согласно некоторым еврейским учениям, явлению Мессии должен был предшествовать период испытаний, поэтому некоторые из сефардов-изгнанников, укрывшихся на Балканах, решили, будто выпавшие на их долю и долю других евреев Европы мытарства означают только одно: предсказанные пророками и мудрецами «родовые муки», сопровождающие появление на свет Мессии, а значит, после них придет спасение и настанет новая жизнь[18]. Другие народы, ощущавшие крушение привычного мира под напором модернизма, также пытались искать утешение в милленаристских надеждах. Однако мессианские движения, рассчитанные на скорый приход Искупителя, чреваты, как мы убеждаемся по сей день, не менее скорым разочарованием. Сефардам удалось справиться с этой дилеммой и найти более удачный выход: они выработали новый миф.
Причина подобных страданий Иоакима станет нам вполне понятна лишь тогда, когда мы узнаем о тех особых чертах, что отличают ветхозаветное учение о браке и о смерти, а также о грядущем избавителе еврейского народа – мессии, предсказанном пророками могущественном царе и духовном вожде, призванном составить славу Израиля.
По мнению Реймаруса, сразу после смерти Иисуса ученики осознали, что могут продолжить свою проповедь – со всеми выгодами, которые сопутствовали ей раньше. Стоит только подкорректировать учение…Пока Иисус был с ними, они говорили, что Мессия вот-вот установит Царство Божье. Сохранив эту базовую идею, они заменили политического Мессию духовным. Будто Иисус не только не был, но и не хотел быть буквальным царем на израильском троне. Он изначально собирался погибнуть на кресте ради людей. А Бог поставил печать одобрения на жертвенную смерть Иисуса, воскресив его из мертвых. Таким образом, идея духовного Мессии, чьи смерть и воскресение спасительны, была выдумана учениками сразу после распятия Иисуса.
Иисус был царственным мессией из рода Давида, и его сторонники были иудеями, народом Иисуса, а не христианами, как мы теперь понимаем это слово. Ничего в словах или действиях их учителя, в его учениях и в священных писаниях – которые они, как все набожные иудеи своего времени, особенно ессеи, глубоко изучили – не давало причин думать иначе. Согласно Аристиду, одному из первых апологетов христианства, вероисповедание первых иерусалимских «христиан» было даже более монотеистическим, чем вероисповедание иудеев. В конце концов, брат Иисуса, Иаков Праведный, был первосвященником, которому позволили входить в Святая святых Иерусалимского храма. Иисус и Иаков, как и их предполагаемый кузен Иоанн Креститель, были левитами по материнской линии.
Среди многочисленных общин, политических движений и религиозных сект Палестины созревала идея о необходимости нового договора между Богом и людьми, основанного на более высоких нравственных требованиях к личности. Существующий (Ветхий) завет их уже не удовлетворял, поскольку его признавали и те слои еврейского общества, которые, как полагали общинники, давно отошли от истинной веры. Общинники ожидали избавления, которое будет принесено конкретным лицом. Они искали в Ветхом Завете подтверждение тому, что будущий избавитель должен быть непременно потомком древнего царя Давида, помазанного Богом в цари («помазанник» по-древнееврейски – машиах, по-гречески – мессия или христос). Не принимая устройство римского общества, общинники представляли себе царство, установленное мессией, не в виде гражданской республики или империи, а как идеальное, справедливое общество.
«Несмотря на то, что Ахмадийская Мусульманская Община ни в коей мере не отвергает самих пророчеств о пришествии Мессии и явлении Махди, она все же подчеркивает, что буквалистское их толкование чревато многими бедами и является верхом наивности и невежества. Мудрые и проницательные люди, не говоря уже о пророках, часто используют притчи и аллегории, всего значения которых часто не постигает поверхностный взгляд. Мусульмане-ахмади утверждают, что все, сказанное о Мессии и Антихристе является аллегорией. Мессия, о котором тут идет речь, – это вовсе не тот же самый иудейский пророк Иисус, посланный ранее к израильтянам. Мессия пророчества – это другой человек, который качествами и чертами характера настолько напоминает Иисуса, что достоин прозвания «Иисус, сын Марии» подобно тому, как всякий великий драматург зовется Шекспиром современности.
Но сколь неправильно понимали иудеи посланничество, какое предназначили они своему Мессии, столько же обманывались они и в средствах для своей деятельности – с целью содействовать успеху Его пришествия. Действительно, Истинный Мессия должен был требовать со стороны иудеев содействия и жертв, но не таких, на которые они были готовы. Так как Царство, которое Он имел утвердить, и освобождение, которое Он имел совершить, были духовные и небесные, то и содействие, которое нужно было оказать Ему, должно было иметь характер исключительно духовный; ибо то, что предстояло Мессии победить и подчинить Своим законам и покорить Своей власти, были души и сердца иудеев, омраченные заблуждениями, волнуемые страстями, плененные грехом. А для этого прежде всего нужно было покаяние! Предтеча Мессии, предназначенный приготовить для Него путь, ничего другого не мог проповедовать своим современникам. Потому святой Иоанн, повторяя слова, произнесенные некогда пророком Исайей, объясняет, что ему назначено исполнить их, и призывает своих слушателей: Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему (Лк. 3, 4). Этот иносказательный язык, обыкновенно употребляемый пророками, был понятен его слушателям.
Старейшие назареи, потомки назаров Священного Писания, чьим последним выдающимся водителем был Иоанн Креститель, хотя и не считались очень правоверными у писцов и фарисеев Иерусалима, все же были уважаемы, и никто им не досаждал. Даже Ирод «боялся масс», так как те считали Иоанна пророком [Матфей, XIV, 5]. Но последователи Иисуса, очевидно, принадлежали к секте, которая стала еще более болезненным шипом у них в боку. Это выглядело как одна ересь внутри другой, ибо в то время как назары старины, «Сыны Пророков», были халдейскими каббалистами, адепты новой, державшейся особо секты с самого начала показали себя реформаторами и новаторами. Большое сходство, найденное некоторыми критиками между ритуалами и обычаями ранних христиан и ессеев, может быть объяснено без малейшего затруднения. Ессеи, как мы только что отметили, были новообращенными буддийских миссионеров, которые со времен царя Ашоки, усердного пропагандиста, исходили Египет, Грецию и даже Иудею в одно время. И хотя очевидно, что ессеям принадлежит честь иметь назаретского реформатора Иисуса в качестве своего ученика, все же последний, как оказалось, разошелся со своими прежними учителями по нескольким вопросам формального ритуала. Его нельзя по-настоящему назвать ессеем по причинам, которые мы укажем в дальнейшем; также он не был назаром или назаритом старшей секты. Кем был Иисус, можно узнать в «Кодексе назареев», в несправедливых обвинениях бардезанских гностиков. «Йешу есть Нэбу, ложный Мессия, разрушитель старой правоверной религии», – гласит «Кодекс»[238].
Для этих иудеев спасение не означало перехода в какую-то новую религию. Они просто приняли обещания иудейских пророков об излиянии Святого Духа, то есть о том, что Он поселится у них в сердце, и они все познают Господа (Иез. 36:27, Иер. 31:33,34). Естественно, эти евреи продолжали читать закон, чтить субботу, ходить в Храм, соблюдать времена молитв, праздники и обрезывать всех мальчиков. Нигде не сказано, чтобы они покончили со всем этим. Но к этому добавилось то, что они, во-первых, признали Иисуса Мессией, посланным Богом, и, во-вторых, начали распространять радостную весть о Нем среди всех народов. Иисус поручил Своим ученикам идти по всему миру. Для иудеев это было неслыханно – им было запрещено осквернять себя общением с язычниками. Но теперь наступил век Церкви, и Петр понял в доме Корнилия, что Бог принял все народы. Предназначение Церкви, состоявшей как из евреев, так и из язычников, было и в том, чтобы восстановить отношения между ними. Евангелие стало распространяться, и язычники принимали его в таком количестве, что их стало в Церкви намного больше, чем обрезанных иудеев. Но в Писании неоднократно говорится, что Евангелие – это «сила Божья ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, а потом и Еллину» (Рим. 1:16).
Распятие могло бы положить конец движению Иисуса. Однако некоторые из ближайших учеников – по-видимому, бежавшие после его ареста из Иерусалима в Галилею – пережили удивительные видения. Согласно этим видениям, искалеченное и окровавленное тело Учителя возродилось к новой жизни; Иисус был оправдан Богом и воссел одесную престола Божьего на высоте. Из этого ученики сделали вывод: Господь указал на Иисуса как на Мессию, «помазанного» потомка Давида, который установит Царство Божие и положит начало справедливому владычеству. Первым «увидел» воскресшего Иисуса Симон, также называвшийся Петром или Кифой («Камнем»). Затем Иисус «явился» группе учеников, впоследствии известных как Двенадцать апостолов, а еще позже – толпе из 500 последователей. Напоследок же – своему брату Иакову{36}. Поразительные видения «сопровождались» снисхождением Духа Святого, который давал этим испуганным людям силы говорить открыто, изрекать вдохновенные пророчества и совершать чудеса исцеления. Они были убеждены, что наступает новый век, предсказанный пророком Иоилем:
При этом пророк указывает на Святое Семя (т. е. на Мессию) как на опору (по-слав. «стояние») дальнейшего существования народа израильского. Мессия еще не пришел, следовательно, и народ, из среди коего Он должен произойти, должен сохранить свое бытие.
Нет ничего удивительного в том, что арамейские парафразы пророческих книг, особенно Исайи, так подчеркивают необходимость покаяния. Призывать народы к покаянию было основным занятием пророков. Однако в арамейской версии пророческих книг покаяние часто предполагает возвращение к закону Моисееву. В арам. Иез 7 явление – откровение Царства означает суд. В других местах Царство означает искупление праведного остатка Израиля. Например, евр. Ис 10:21 обещает рассеянному Израилю, что «остаток возвратится[39], остаток Иакова – к Богу сильному». В арамейской версии это подтверждается, но при важной оговорке: «остаток, который не согрешил и который раскаялся в грехе, остаток дома Иакова, возвратится…» (курсив указывает на добавления в тексте). Этот кающийся остаток может уповать на то, что его спасет Мессия, как снова говорится в арамейской версии: «И случится в то время так, что удар свой Он отведет от тебя, и Его ярмо – от шеи твоей, и язычники будут уничтожены перед Мессией» (курсивом выделены изменения в тексте)».{31}
Те наши современники, которые называют себя «евреями»[96], полагают, что Евер – это именно их прародитель. Кстати, далеко не все, гордо называющие себя «евреями», что-то внятное могут сказать о Евере[97]. Уверенно могу утверждать, что Евер – это духовный прародитель христиан, а современные «евреи», окончательно забыв Бога, не имеют на Евера никаких прав. Это не моя личная точка зрения. Это позиция церковная. Вот что, в частности, пишет священник Д. Сысоев: «…очевидно, что истинными евреями являются только православные христиане… а те, кто ложно именуют себя евреями, на самом деле таковыми не являются. Они во всем противоположны своему предку по плоти. Если Евер отказался строить Башню, то его потомки (от себя добавлю: мнимые, самозваные. – В. К) возглавляют процесс ее восстановления. Если он сохранил язык богообщения, ибо жил молитвой, то его потомки (самозваные. – В. К) заявляют, что им “трудно дается молитва после Шоа” (уничтожение евреев нацистами). Если он перешел реку и своей верой оправдался, то мнимые евреи, отказываясь признать пришедшего Мессию и принять св. крещение, теряют право на это славное имя»[98].
Ад-Даджаль (Аль-Масих ад-Даджаль – «Ложный мессия») – в исламе это аналог христианского Антихриста, посланец Иблиса (см.) и провозвестник скорого наступления Дня Воскресения и Судного часа (см.). Даджаля можно узнать по написанной на его лице букве «?» («кяф»), что значит «кяфир» – неверующий. Уверовавшие смогут прочитать эту надпись, но ни один неверный не сможет прочесть ее. Время его прихода будет страшным временем, то будет последняя стадия деградации мира, сосредоточение вселенского зла. Даджаль заручится поддержкой практически всех шайтанов (см.) и, с их помощью начнет совершать всякие бесчинства и творить чудеса, чем собьет с праведного пути множество правоверных. На поверхность выйдут древние клады, возрастет и урожай, настанет великое изобилие, отчего слабые в вере люди начнут благословлять Даджаля. От искушения убережется лишь малая часть мусульманской уммы (см.), после чего настанет Судный день.
В кратком приветствии (Благодать вам и мир да умножится) апостол Петр представляет в миниатюре все содержание письма. Он пишет тем, кто уже испытал на себе презрение и злобу языческого общества. И, наблюдая Рим времен правления императора Нерона, Петр знает, что их ждут еще более тяжелые времена. Разве может он с уверенностью говорить о преизобилующем мире тем, кто только начинает открывать для себя страдания, к которым призваны христиане? Именно с этой целью пишет свое послание апостол. Однажды он уже сделал попытку защитить шалом Мессии. Среди оливковых деревьев Гефсиманского сада Петр выхватил меч, чтобы сразиться с теми, кто пришел арестовать Иисуса. Но Иисус заставил его вернуть меч в ножны после одного бесцельного удара. Петр рвался в бой, боясь, что смерть Христа положит конец всякой надежде на победу, надежде на мир, который должен установить Мессия. Но смерть Иисуса привела к противоположному результату. Через смерть Помазанник Божий осуществил спасение людей. Отныне Петр, апостол воскресшего Христа, может провозглашать мир, мир, который пришел не с помощью меча, а благодаря кресту. Его послание служит подробным изложением благословения, в сжатой форме высказанного вначале.
Ранние христианские писатели, такие как Ириней Лионский и Ипполит Римский, утверждали, что антихрист будет родом из колена Данова[12]. Это будет лжемессия, или Машиах, которого ждут евреи, отвергнувшие 2 тысячи лет назад Истинного Мессию – Иисуса Христа.
Второе Евангелие написано евангелистом Марком, который в юности носил двойное имя Иоанн-Марк, причем последнее имя, как наиболее распространенное у римлян, впоследствии заменило первое. Слушатели апостола Петра, язычники, желали получить письменное изложение его учения. В ответ на эту просьбу Марк изложил все, что слышал от апостола Петра о земной жизни Иисуса Христа. В нем редко делаются ссылки на Ветхий Завет, а изображается время торжественного служения Мессии, когда Он победоносно выступил против греха и злобы мира сего.
Первых христиан римляне не любили, даже можно сказать, боялись. Появившиеся в городе во второй половине I века странные люди-проповедники, они же апостолы, когелеты, пророки, для «коренных» горожан были чужаками. Христиане приходили из римской провинции Иудея. Они одеты были не так, как все, латинского языка не знали, говорили на странном греческом диалекте. Они рассказывали о некоем едином боге Иисусе Христе, или Мессии (по-гречески «Христос» – «помазанник», что означает «священник или царь», по-иудейски – «Мессия»), который основал новую религию. Нелюбовь к первым христианам привела к их масштабному гонению, которое осуществили римские императоры.
Не в сие ли время, Господи, восстанавливаешь Ты царство Израилю? – вопрос этот указывает на то, что апостолы все еще не расстались с общими для всех иудеев чувственными представлениями о Царстве Мессии. Только по сошествии на них Святого Духа они окончательно переродились духовно. Вопрос этот ученики Господа задали Ему потому, что им известно было предсказание пророка Иоиля об обильном излиянии даров Святого Духа в Царстве Мессии (Иоил. 2, 28). Господь премудро устраняет этот неуместный вопрос, говоря: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти. Через несколько дней, когда сойдет на них Дух Святой, они уже не будут задаваться таким вопросом: их дело – быть свидетелями Господа, т. е. проповедниками Его Евангелия, а для этого они получат необходимую им силу, когда сойдет на них Дух Святой.
Христианство остается мессианским, оно ждет второго явления Мессии и мессианского царства. Но католическая теология сопротивляется всякому внесению мессианской идеи внутрь христианства из боязни профетизма.[18] Первохристианство, бесспорно, было настроено эсхатологически. Но раскрылась перспектива длинного исторического пути между двумя явлениями Христа-Мессии, когда вместо Царства Божьего образовалась церковь; христианство, ставшее историческим, начало приспособляться к этому миру, к царству Кесаря. Лишь немногие в «историческом христианстве» ждали нового откровения Духа Св., и то часто в искаженной форме. Профетическая сторона христианства была ослаблена и исчезла почти совсем. Историческое христианство приняло организованно-догматический и авторитарный характер. Историческая церковь была признана наступлением Царства Божьего. Идея Царства Божьего, которой проникнуто Евангелие, есть идея Профетическая. «Да приидет Царствие Твое». Царства Божьего еще нет, наш мир не походит на Царство Божье. Его мыслить можно лишь эсхатологически.
Согласно господствующему среди раввинов мнению, физическое воскресение мертвых случится «в конце времен», то есть «когда придет Мессия». Раввины полагают, что как душа, так и тело будут возвращены к жизни и сообща предстанут на окончательный суд Бога.
Можно почерпнуть много интересного и поучительного, изучая период царств, историю разделенного царства, вавилонского пленения, жизнь и деятельность пророков, но важно в целом понимать волю Бога в этот длительный период – от Исхода до воплощения Мессии Господа нашего Иисуса Христа. Основным средством для понимания людьми воли Бога в этот период становится записанное и явленное глазам людей слово Божьего Закона. На протяжении всего этого периода сохранялись личные и прямые откровения Бога к отдельным, избранным людям, в храме совершались необходимые ритуалы поклонения Богу и очищения от греха, и, конечно же, Божья благодать действовала в сердцах многих людей. Но Закон был основным средством Божьего водительства для израильского сообщества. Впервые в истории человечества после грехопадения истинная праведность и справедливость были открыты людям в виде свода постановлений Божьего Закона. То, что было утрачено в Эдеме, как естественное состояние духа, теперь вновь появилось перед их глазами в виде внешней, декларативной реальности. Закон стал высшим руководством для жизнедеятельности людей, и одновременно великим зеркалом, в котором люди постоянно видели изображение своих грешных сердец. Закон открывал благость и святость Бога, и одновременно показывал людям, каковы они сами в свете Божьей истины. Библейская оценка духовного состояния человека в этот период остается весьма негативной. Библия содержит очень много свидетельств по этой истине, но мы приведем лишь некоторые:
Ватикан, как свидетельствуют факты истории, тоже выполнял директивы иудейства, в свое время обнародованные Моисеем Гессом. 6 сентября 1938 года папа Пий XI (Ахилл Ратти), итальянец еврейского происхождения, в своем выступлении по радио Ватикана заявил на весь мир, что все христиане являются «духовными семитами». Второй Ватиканский собор в главе 4-й своей декларации «Nostra Aetate» (28 октября 1965 года) торжественно провозгласил, что иудаизм, хотя и не признает Иисуса Христа Мессией, «дорог Господу» и что «Церковь питается из корня маслины (иудаизм), к которой привиты ветви дикой маслины (христианство)». На этом же Всемирном Ватиканском соборе была принята «Молитва о прощении католическому миру за преследование евреев». Вот текст этой, с позволения сказать, молитвы:
Основная проблема для ищущих исторического Иисуса заключается в том, что за пределами Нового Завета мы не находим почти никаких следов этого человека, которому было суждено навсегда изменить ход мировой истории. Самое раннее и самое надежное небиблейское свидетельство об Иисусе содержится у иудейского историка I века Иосифа Флавия (ум. в 100 г. н. э.). В своих Иудейских древностях он походя упоминает о жестоком первосвященнике по имени Анан, который после смерти римского наместника Феста незаконно приговорил некоего «Иакова, брата Иисуса, которого именуют Мессией» к побитию камнями. Далее рассказывается, что случилось с Ананом после того, как в Иерусалим прибыл новый наместник, Альбин.
В то время как Богоматерь стояла в храме с Младенцем на руках, к ней подошел старец Симеон, известный своей мудростью и праведностью. Он принадлежал к числу тех, кто горячо верил в скорый приход Мессии. О святом старце Симеоне церковное предание рассказывает, что еще задолго до Рождества Христова он был одним из переводчиков Библии с еврейского на греческий язык. По приказу царя Птолемея для выполнения этой важной задачи были выбраны семьдесят ученейших и к тому же благочестивых мужей. Когда Симеон переводил Книгу пророка Исайи, он собирался вместо слов «дева родит Сына» (Ис. 7, 14) написать «Молодая женщина родит сына», но был внезапно остановлен явившимся ему ангелом. Ангел объявил, что Симеон не умрет, пока не увидит исполнение пророчества о рождении от девы Мессии, Спасителя мира. Исполнения этого обещания праведный старец ждал долго – по преданию, он прожил триста шестьдесят лет. И вот именно в тот день, когда в храме находилось Святое Семейство, по внушению свыше туда пришел и Симеон, которого впоследствии стали именовать Богоприимцем. Старец взял на руки Младенца и произнес: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром; ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал перед лицом всех народов, свет к просвещению язычников, и славу народа Твоего Израиля» (Лк. 2, 29–32).
Как известно, христианство учит, что избранничество древнего еврейского народа состояло в том, чтобы, сохранив истинное Единобожие, дождаться Мессии, а затем понести Благую Весть о пришествии Его народам земли, что и совершили впоследствии апостолы. Однако иудейский народ отверг Мессию – Христа Спасителя, о котором свидетельствовали пророки, и тем самым завершил период своего избранничества, переданного апостолам и тем христианским общинам, которые стали основанием для нового Е1арода Божьего – Церкви Христовой, где уже нет «ни эллина, ни иудея».
Множество других необычайных событий связано было с кончиной Сына Божьего. В этот миг случилось также сильное землетрясение, а святые, чтимые в иудейской традиции, поднялись из своих гробниц, чтобы появиться в Иерусалиме в тот день, когда произойдет Воскресение Христа. Так были подтверждены древние пророчества ветхозаветных святых, предрекавших пришествие Мессии. Один из римских легионеров, который был на Голгофе во время распятия Иисуса и видел все чудеса, произошедшие после Его смерти, обратился в христианскую веру. Все же люди, которые вначале проявляли по отношению к происходящему безразличное любопытство, уходили с места казни, пребывая в глубоком потрясении.
Как Господу было угодно всенародно явить Себя Мессией в Своем торжественном входе в Иерусалим и во вхождении в храм Иерусалимский, так и антихрист явит себя иудейским лжемессией, всемирным монархом в торжественной церемонии вступления в Иерусалим и восседания в храме Иерусалимском, который к тому времени будет восстановлен. Это и будет являться признаком прихода антихриста. Блаженны те, которые в тот последний день, данный Богом для окончательного самоопределения людей, смогут увидеть в антихристе служителя сатаны и неизбежную с ним гибель всего признавшего его человечества.
Пророчество о Дщери Сиона во времена между Заветами, близкие к Иисусу и Луке, часто упоминалось и истолковывалось в мессианско-эсхатологическом смысле. Эти толкования появлялись как в иудейско-палестинской среде, так и в египетско-эллинистической. Особого внимания заслуживают кумранские тексты. «Премного радуйся, Сион, среди радостных возгласов явись, Иерусалим, и возвеселитесь все города Иудейские… Дщери народа моего, возопите радостным голосом» (1 QM XII 13–14). Большинство таких текстов объясняют пророчество о Дщери Сиона у пророка Захарии (Зах 9, 9). Иногда цитировалась и изъяснялась первая часть пророчества: «Ликуй от радости, Дщерь Сиона, торжествуй, Дщерь Иерусалима» (Зах 9, 9а). Чаще приводился весь стих или же вторая его часть: «Се, Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий…» (9, 96). В упомянутых источниках не только цитируются пророчества о Дщери Сиона, но также проводится их мессианско-эсхатологическое перетолкование. Дщерь Сиона обозначает Иерусалим последних времен, когда Бог восстановит Свое Царство на Сионе; Царь же означает Мессию, и в пророчестве говорится о Его торжественном входе в священный город. Толкуя текст Захарии, иудейские источники ссылаются на параллельные места, которые облегчают понимание пророчества о Дщери Сиона. Чаще других в этих источниках цитируется Второисайя. Из его текстов на первом месте стоят пророчества, воспевающие пришествие народов в Иерусалим и возвращение сынов Сиона из рассеяния и плена (Ис 60, 4, 11, 14; 61, 9-10). Иерусалим – как бы образ матери всех людей: язычников и возвращающихся из рассеяния сынов Израиля.
Во времена святых апостолов ожидание Мессии, а, следовательно, и конца мира, было очень распространено. В то время появилось много лжемессий. Страна, как пишет историк Флавий, была наполнена обольстителями и чародеями, которые водили народ в пустыню, чтобы там показать чудеса, производимые будто бы силой Божией. Такими лжемессиями были: Досифей самарянин, называющий себя Христом, Симон-волхв, тоже самарянин, называвший себя сыном Божиим. Также был некий Февда: незадолго перед сим явился Февда, выдавая себя за кого-то великого, и к нему пристало около четырехсот человек; но он был убит, и все, которые слушались его, рассеялись и исчезли (Деян. 5, 36). Святитель Иоанн Златоуст о конце мира пишет, что «немного уже остается до окончания времени. Но к концу уже мир преклоняется, да будем готовы».
В отличие от христиан, иудаисты отвергают идею первородного греха, они заявляют, что грех – это действие, а не состояние. Из этого следует, что у каждого человека есть право и способность жить в соответствии с Законом. Рассматривая проблему греха с этой точки зрения, иудаисты освобождаются от необходимости в Спасителе. Многие из иудеев ожидают не пришествия Мессии как личности, а наступления «мессианского века». Те из иудеев, кто ожидает личного пришествия Мессии, рассматривают Его как общественно-политического реформатора, а не в качестве Искупителя грехов.
Однако прошли «светлые времена античной зари человечества», и христианская церковь по-иному взглянула на знание будущего: человеку незачем отдергивать эту завесу. Официальная церковь осуждала и тех, кто пророчит, и тех, кто внимает пророчествам. Однако, если внимательно прочесть тексты священных писаний, становится очевидным, что библейские цари еще со времен Ветхого Завета регулярно обращались за советами к гадателям и предсказателям. Так поступали и царь Саул, и Соломон Мудрый. Даже явление Мессии было предначертано за сотни лет до рождения Христа. Да и волхвы шли за звездой, появление которой было им предсказано.
Надо сказать, что христианская религия возникла на почве жизненного отчаяния низших слоёв общества, рабов. Упование на приход мессии, ниспосланного богом спасителя, пронизывало их чувства и надежды на лучшее. И они их воплотили в образе Иисуса Христа, сверхчеловека-чудотворца, то ли царя, то ли сына божьего – избавителя от бед и страданий, бесправия и несправедливости, от классового гнёта. Исходя из этого, сочувствия заслуживают великомученики, которые тогда и впоследствии страдали за христианскую веру. А кто же стал палачом этой мессии? Задумайтесь! Смертный приговор И. Христу вынес Синедрион Иерусалима – высшее религиозное учреждение в Древней Иудее, на собрании органов религиозной и политической власти, где решающую роль играли первосвященники?!
Христианство как религия возникло в сложный для всего человечества период. Многие народы Запада и Востока были порабощены римлянами и рассеяны по земле. Рабство, отсутствие нормальных условий жизни, отсутствие идеологии единения привели к тому, что к I в. до н. э. возникают идеи пришествия на Землю Мессии, который спасет мир. Истоки этого миропонимания следует искать в истории курманской общины (по названию местности Вади-Курман, где впервые случайно арабскими пастухами были найдены спрятанные в пещере рукописи).
Эти люди не верили, что Сын плотника Иосифа, Каковым они Христа знали, мог осуществить все обетования, заключенные в книге пророка Исаии. Иисус оставался для них простым жителем Назарета, в Котором до сего дня, до исполнения тридцати лет Его земной жизни, земляки не видели никаких выдающихся качеств, свойственных обетованному Мессии. И даже та Божественная благодать, которую они явно ощутили в проповеди Спасителя теперь, которая поразила их, не могла победить привычной обыденности в восприятии Христа.
Поэтому оставившие дела закона ради веры в Господа Иисуса Христа не только не будут прокляты Богом и законом, но, наоборот, благословляются с верным Авраамом. Те же, которые упорно утверждаются на законе, еще не достигли должного духовного уровня, стоят на более низкой ступени развития и не способны жить по вере и любви, открывшейся во Христе. Над такими людьми все еще тяготеет рабство закона, и они находятся под клятвою, не принимая Божественного Сына, не веруя в Него как Мессию и Спасителя; они отвергают истинную свободу, которую принес человечеству Иисус Христос.
В светлый и радостный день Антипасхи нашему вниманию было предложено Апостольское чтение (см. Деян. 5, 12–20), в котором рассказывается о трудах апостолов и распространении христианской веры. Множество чудес, исцелений и удивительных знамений служили неоспоримым свидетельством Божественной силы воскресшего Спасителя. Ближайшие ученики Христовы, святые апостолы были посредниками претворения воли Божией. Святой евангелист Лука пишет: Руками же Апостолов совершались в народе многие знамения и чудеса; и все единодушно пребывали в притворе Соломоновом. Из посторонних же никто не смел пристать к ним, а народ прославлял их. В большинстве своем народ, о котором идет речь в Деяниях, еще не верил в Господа нашего Иисуса Христа, как истинного Мессию и Сына Божиего. Поначалу, может быть, только любопытство заставляло некоторых пребывать там, где присутствовали святые апостолы. Однако повсеместно совершаемые чудеса и необыкновенные знамения не оставляли сердец равнодушными и обращали к вере в Спасителя огромное количество людей. Слишком явным и значительным было все, что происходило перед их глазами. И потому: Верующих же более и более присоединялось ко Господу, множество мужчин и женщин. Народ иудейский с интересом слушал все, что вещали святые апостолы. Слово Божие постепенно озаряло души светом истины, побуждало людей уверовать в догматы христианской веры и исповедовать Сыном Божиим Того Иисуса Христа, Которого они недавно распяли.
Явление антихриста связано с иудаизмом. Как говорится в Евангелии, иудеи примут антихриста с великой радостью, уверуют в него как в Мессию, обещанного пророками. Поэтому и сказал Христос, отвергнутый евреями Мессия: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин. 5, 43).
Образец для подражания христиан – Сам Иисус Христос, как идеал нравственного совершенства. Его душевные качества настолько чисты, что к их образцу должен стремиться каждый человек. Христос принес на Землю божественное свойство – смирение, которое есть внутренняя скромность. Творец Вселенной, Господь, смирил, то есть уменьшил Свое достоинство, став человеком, приняв образ Своего создания. Христос не ехал на арабском скакуне вовремя входа в Иерусалим, когда весь народ, снимая с себя одежды и постилая их перед Ним, приветствовал Иисуса как царя, ожидаемого Мессию. Спаситель выбрал осла, на котором въехал в город, стараясь не привлекать к Себе всеобщего внимания.
Признание государства. Но наряду с этим воззрением существовали и с неотразимою силою действовали другие, совершенно иначе направлявшие умы. Разве это государство, с императором во главе, не объединило народы земные, не даровало мир миру, исполнив таким образом божественные предначертания? Разве оно не карает злых и не препятствует беззаконию? Не оно ли во многих случаях защищало христиан от диких страстей народных и прежде всего от ненависти богоотверженного племени, не принявшего своего Мессию? Не осуществило ли оно пророчества Христа, произведя суд над народом Израиля, разрушив храм, сравняв с землею город и рассеяв самое племя по земле? Наконец, не предписал ли сам Христос повиноваться римлянам, говоря: «воздайте кесарево кесарю», и не учил ли величайший из его апостолов: «всякая душа да будет покорна властям, которые над нею»? Христианам предписывалось не только повиновение государству; они обязаны были молиться за него и за его главу, императора. И христиане действительно молились за них на каждом богослужении.
Прежде чем приступить к изучению истории Церкви, полезно узнать, что давным-давно, много раньше рождения Церкви, Бог изо всех народов избрал народ Израиля и возлюбил его. Бог заключил с этим народом союз и вывел его через пустыню в землю, которую обещал ему, – землю Обетованную. Бог хотел, чтобы народ Израиля возрастал там в ожидании Мессии, то есть Спасителя.
Через несколько лет после восстановления иерусалимской церкви возникли сомнения о том, может ли надеяться быть спасенным тот, кто искренно признает Иисуса за Мессию, но все-таки не перестает соблюдать закон Моисея. Человеколюбивый характер Юстина Мученика заставил его ответить на этот вопрос утвердительно, и, хотя он выражался с самой сдержанной скромностью, он высказался в пользу таких несовершенных христиан, если только они будут довольствоваться исполнением Моисеевых обрядов и не будут настаивать на их всеобщем исполнении или на их необходимости. Но когда от Юстина настоятельно потребовали, чтобы он сообщил мнение церкви, он признался, что между православными христианами много таких, которые не только отказывают своим иудействующим собратьям в надежде спасения, но даже уклоняются от всякого с ними обмена дружеских услуг, гостеприимства и приличий общежития. Более суровое мнение, как и следовало ожидать, одержало верх над более мягким, и последователи Моисея навсегда отделились от последователей Христа. Несчастные евиониты, отвергнутые одной религией как вероотступники, а другой как еретики, были вынуждены принять более определенный характер, и, хотя некоторые члены этой устарелой секты встречаются даже в четвертом столетии, они постепенно слились частью с христианской церковью, частью с синагогой.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я