Жених

  • Жени́х — мужчина, вступающий в брак, один из двух центральных персонажей свадебного обряда, наряду с невестой.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Русские свадебные обряды — система традиционных семейных обрядов, сопровождающих заключение брака. Является важнейшим элементом русской культуры. У русских свадьба как система обрядов, закрепляющих брак, сложилась примерно к XV веку.
Дру́жка (дру́жко) — у славянских народов представитель жениха, главный распорядитель на свадьбе, который следил за тем, чтобы обычай соблюдался так, как его понимала община, сельская и городская.
Азербайджанский свадебный обряд (азерб. Azərbaycanın toy adətləri) является одним из наиболее значительных и торжественных семейных обрядов азербайджанского народа. Он сложен и многоступенчат, связан с обязательным выполнением множества ритуалов и обрядов. Старинная азербайджанская свадьба представляет собой цикл обрядов, длившийся долгое время, требовавший значительных материальных затрат. Сама свадьба складывается из трёх этапов: досвадебный период (сватовство, обручение, заключение брака), свадьба...
Рукобитье (обручение, помолвка, сговор, запой, заручины, просватанье, своды) — часть русского свадебного обряда, в ходе которой отцы жениха и невесты договаривались по поводу свадьбы детей.

Подробнее: Рукобитие
Свадебные чины — роли, распределяемые между гостями на свадьбе у восточных славян.

Упоминания в литературе

Как правило за сватовством следовали смотрины невесты родней жениха (самому жениху не всегда удавалось увидеть невесту до окончательного сговора, а иногда и до самой свадьбы. Обычно такое разрешалось, если жених проявлял особую настойчивость, а родители невесты боялись упустить выгодную партию. Родственники невесты, в свою очередь, осматривали хозяйство жениха. Особую важность этот обычай приобретал в том случае, если сваты приезжали из других мест. Удовлетворившись результатами осмотра хозяйства, родители невесты назначали день гласного сватовства, или рукобитья. "Сговор", "запой", "заручины", "своды", "просватанье"– так называли этот обряд. Со временем этот обряд вобрал в себя некоторые другие обряды. На рукобитье приглашали родню, подруг невесты. Как правило,"били по рукам", скрепляя тем самым свое согласие на брак, родители, чаще отцы, нареченных, иногда сами будущие супруги.
После того, как кандидатура невесты была одобрена всеми родственниками, родители жениха выбирали свата или сваху. На этапе сватовства роль свата (свахи) была основной. В обязанности свата входил сбор информации о размере и характере приданого невесты, а также рекламная акция с целью убедить родителей невесты, что предлагаемый жених – как раз тот, кто им нужен. До 15 века именно через сватов жених узнавал подробности о внешности и характере невесты, которую ему самому дозволено было лицезреть лишь в день венчания. Часто сватами и свахами становились крестные родители жениха или кто-нибудь из ближайшей родни (старшие братья и сестры, тетки, дядьки). Иногда в роли сватов выступали сами родители жениха. Но в большинстве случаев сватом приглашали наиболее шустрого на язык односельчанина, который имел репутацию человека, сведущего в вопросах сватовства и умеющего устраивать подобные дела. Сват мог отправиться в дом родителей невесты один или с помощниками (например, с теми же родителями жениха).
После того, как кандидатура невесты была одобрена всеми родственниками, родители жениха выбирали свата или сваху. На этапе сватовства роль свата была основной. В обязанности свата входил сбор информации о размере и характере приданого невесты, а также рекламная акция с целью убедить родителей невесты, что предлагаемый жених – как раз тот, кто им нужен. До 15 века именно через сватов жених узнавал подробности о внешности и характере невесты, которую ему самому дозволено было лицезреть лишь в день венчания. Часто сватами и свахами становились крестные родители жениха или кто-нибудь из ближайшей родни (старшие братья и сестры, тетки, дядьки). Иногда в роли сватов выступали сами родители жениха. Но в большинстве случаев сватом приглашали наиболее шустрого на язык односельчанина, который имел репутацию человека, сведущего в подобных делах.
Еще в начале прошлого века без сговора не обходилась ни одна свадьба. На сговор сваты приезжали после смотрин невесты. Смотрины, как правило, заканчивались застольем. Родственники с обеих сторон и подруги хвалили невесту, ее красоту и умения. Рассказывали о хозяйственных навыках невесты, подружки показывали рукоделия будущей новобрачной. Невеста могла одарить будущих родственников платками, расшитыми своими руками. И жениха, и невесту спрашивали: «Любы ли вы друг другу?» На смотринах невеста еще могла отказать жениху. Но случалось это крайне редко, потому что в таких вопросах все решали родители. На сговоре стороны распределяли материальные затраты на свадьбу, дары молодым. Оговаривалось приданое невесты. Переговоры заканчивались обрядом рукобития. Отцы молодых с размаху, сильно били рука об руку, а после обменивались крепким рукопожатием. На этом обсуждение заканчивалось, и сваты обменивались угощениями, как уже говорилось выше, в основном это были пироги. Молодых благословляли, и они обменивались кольцами. С этого момента пара считалась обрученной. Следующий этап в народе назывался «запой» или «пропой». Начиналось совместное застолье, которое порой продолжалось всю ночь. Невеста должна была одаривать гостей своим рукоделием. Как правило, это были расшитые полотенца, рубахи, платки.
В Узбекистане «сохранился обычай, называемый “гиёвлаш” (от «куёв» – зять, жених, лат. Gajus. – Д. Н.). Гиёвлаш – это посещение женихом невесты задолго до совершения брачного обряда. В этом виде обычай известен и в других местах Средней Азии (примеч. ccclxvi). Хорезмийский гиёвлаш – это добрачное сожительство жениха и невесты, когда жених долго и украдкой посещал невесту с ведома и при содействии будущей тещи. Отец невесты не играл при этом никакой роли и, как говорят старики, делал вид, что ничего не замечает» (примеч. ccclxvii).

Связанные понятия (продолжение)

Сватовство́ по-ру́сски — начальная церемония сговора свадебного, в ходе которой сторона жениха при посредничестве свата предлагала родителям невесты выдать их дочь замуж. Все обрядовые действия и условия совершения сватовства подчинены главной цели — получению согласия на брак.
Сва́дебный вы́куп — славянский обряд, при котором обычно сваха, дружки, сам жених или гости вносят реальную или символическую плату (деньги, пища, полотно, рушник и т. п.) за выход невесты из дома, проезд «свадебного поезда», танец с невестой, при «похищении невесты» или её туфля на свадьбе.
Казахские свадебные обряды (каз. үйлену салт-дәстүрлері) являются одними из важнейших обрядов в жизни казахской общины и рода и, за исключением мусульманского акта бракосочетания «неке кию», сохранили множество древних домусульманских черт. Казахские свадебные обряды состоят из нескольких циклов: кудалык (сватовство), подготовка к свадьбе, свадебный той и ритуалы после свадьбы.
Казахская свадьба (той, каз. үйлену тойы) — заключительный этап свадебных обрядов у казахов.
Свадебный пир — у славян главное торжество по случаю бракосочетания во время собственно свадьбы — сначала у невесты, а потом у жениха, включающее застолье и сопутствующие ему обряды и ритуальные действия: посад молодых, выкуп невесты у её брата, выведение подставной невесты и другие способы сведения жениха с невестой, снимание покрывала (см. Фата), венка с головы невесты и перемену ей головного убора, дележ главного свадебного хлеба (см. Каравай) или иного блюда (пирога, пряника, каши, курицы, петуха...
Неве́ста (ст.-слав. нєвѣста — от не и ве́дать, то есть «неизвестная», «незнакомая») — девушка или женщина, вступающая в брак. Неофициально девушка считается невестой с момента согласия на предложение руки и сердца. Официально — с момента подачи заявления в ЗАГС. Возможно также в значении «девушка, достигшая брачного возраста».
Девичник (вечерина) — предсвадебный обряд, день перед свадьбой, либо дни от рукобитья до свадьбы.
Сватовство́ — свадебный обряд, представляет собой обряд предложения женихом руки и сердца, своей девушке при её родителях. Участвовать в сватовстве будущий жених может либо непосредственно сам, либо посылая к родителям своей избранницы сватов. Как правило в состав делегации входят: родители жениха, ближайшие родственники, крёстные родители иногда в редких случаях близкие друзья.
Молодожёны (молодые, новобрачные) — жених и невеста на свадьбе после ритуального объединения их в новую брачную пару и некоторое время после свадьбы.
Свадебный поезд — свадебная процессия жениха, направляющаяся за невестой, сопровождающая молодых к венчанию и в дом жениха (или сначала в дом невесты, а потом жениха); реже — некоторые другие процессии в свадебном обряде. Свадебный поезд жениха, направляющийся за невестой, наделяется военной символикой с соответствующими атрибутами его участников и текстами. Славянский свадебный обряд.
Свадебные песни славян — народные песни, исполняемые в разные моменты традиционного свадебного празднества.
Свадебные обычаи башкир — комплекс свадебных ритуалов и обычаев башкир, вступающих в брак.
Вы́куп неве́сты — плата деньгами или имуществом, которую жених вносил родителям или родственникам невесты, иногда — общине, а во время свадебного обряда — дружкам со стороны невесты. Обычай, имеющий древние корни. В европейских странах — как развлечение, часть свадебного обряда. В некоторых мусульманских странах, в зависимости от статуса невесты и жениха — может выражаться в довольно крупной сумме или дорогостоящем имуществе.
Смотри́ны (смотрины невесты) — свадебный обряд, при котором сваха (сват), жених, родители жениха могли увидеть будущую невесту и оценить её достоинства и недостатки. Смотрины устраивались после сватовства, перед рукобитьем.
Вытие — свадебный обряд, ритуальный плач. Происходит на половине невесты. Цель его — показать, что в доме у родителей девушке жилось хорошо, но теперь приходится уходить. Невеста прощалась с родителями, подругами, волей. На невесту надевали что-то вроде фаты, из-за которой она не могла ничего видеть, поэтому невеста нуждалась в сопровождении. Как только её отпускали — невеста падала.
Мальчишник (молодечник, вечерина жениха) — свадебный обряд, день перед свадьбой, либо дни от рукобитья до свадьбы. Пирушка жениха со своими холостыми сверстниками — прощании с холостой жизнью, гульбой, «вольной волюшкой».
Паланки́н — средство передвижения, носилки, кресла или кузов, (обычно) на двух жердях.
Еврейская свадьба — свадебная церемония согласно еврейской традиции. Основной составляющей свадьбы является нисуин — второй этап еврейского бракосочетания. Для совершения нисуина пара должна встать под хупой, хотя еврейский брак считается действенным и в отсутствие хупы. Существуют, однако, и другие взглядыДля традиционной хупы, особенно в каноне ортодоксального иудаизма, рекомендуется, чтобы непосредственно над ней имелось открытое небо. Если церемония бракосочетания проводится в помещении, в зале...
Похищение невесты, или брак умыканием, — практика похищения невест и насильственной женитьбы, распространённая на Кавказе, в Киргизии, Казахстане, Эфиопии и других странах, где сохранились подобные обычаи. На сегодняшний день, в большинстве стран мира считается преступлением, а не законным видом брака.
Лазарование (болг. лазаруване, серб. лазарице, с.-в.болг. буенец, гаг. lazari) — обходной обряд, совершаемый девушками в Лазареву субботу. Исследователями трактуется как посвятительный (инициационный), призванный способствовать переходу молодых девушек (13—15 лет) из детской группы в группу молодёжи брачного возраста.
Традиции и обычаи Азербайджана имеют долгую историю, а именно берёт своё начало с формирования азербайджанского народа. В Азербайджане некоторые обычаи и традиции отличаются в зависимости от региона.
Сваямва́ра (санскр. स्वयं‍वर) — практиковавшийся в Древней Индии обычай выбора девушкой жениха, одна из разновидностей брака гандхарва (виваха). О проведении сваямвары принимал решение отец девушки. Для проведения церемонии выбирались благоприятные время и место. Цари посылали гонцов в соседние царства, приглашая царевичей для участия в сваямваре. Простые люди приглашали претендентов на руку девушки из округи. В назначенный день, претенденты прибывали в дом отца девушки и просили её руки. Родители...
Свадебная плётка (мар. Сÿан лупш) — один из главных атрибутов марийской свадьбы. Оберег, защищающий дорогу, по которой предстоит пройти молодым, будущей семье.
Смотр невест — обычай выбора жены главе государства из числа самых красивых девушек страны.
Венча́ние в бра́ке (греч. στεφάνωμα (τοῦ γάμου)) — «основная часть чина церковного благословения брака» в православных, а также в древневосточных церквях, или, в более широком толковании, «церковный обряд бракосочетания».
Колодка (привязывать, волочить колодку; укр. колодій) — славянский обряд, приуроченный к Масленице (Пепельной среде) в котором девушкам и холостым парням привязывали к ноге деревянную колоду или другой предмет в знак осуждения или наказания за то, что они не вступили в брак в положенное время. Известен западным и восточным славянам (по преимуществу украинцам, белорусам, жителям западно-русских и южно-русских областей), а также словенцам; некоторые редуцированные формы осуждения безбрачия встречаются...
Брак в Древнем Риме считался священным таинством и опорой государства. Большинство браков в богатых семьях Древнего Рима заключалось по расчёту: для продолжения рода (лат. matrimonium — брак, от лат. mater — мать), для объединения владений, а также для укрепления политических союзов. Среди бедного населения нередко также преобладал расчёт, однако не исключались браки по любви.
Семья́ ацте́ков — это организованная социальная группа ацтекского общества, связанная кровным родством или брачными узами. Как правило, семья была полигамной (полигиния), так как мужчина мог иметь более одной жены. Семья ацтеков создаётся только через заключение брака с проведением соответствующих обрядов и гаданий. Сожительницы (наложницы) в семью не входят, несмотря на то, что выполняется критерий совместного проживания, а иногда и наличия общих детей. Семейные отношения, процессы бракосочетания...
Вьюни́шник (вьюшник, вьюничник, вьюне́ц, вьюни́ны, вью́нство, вьюни́тство, юни́ны, юне́ц, окликание молодых) — славянский обходной обряд, целью которого было коллективное чествование и поздравление молодожёнов, вступивших в брак в течение года. Вьюнишник завершал длительный период послесвадебных обрядов, а также вписывался в систему восточнославянских весенних обрядовых обходов, входил в одну группу с хороводными величаниями и некоторыми другими формами поздравления молодожёнов. Трактуется исследователями...
Калы́м, или калын (тюрк.) — плата; выкуп, уплачивавшийся первоначально роду, позднее — родителям или родственникам невесты; разновидность калыма — отработка за невесту. Согласно устаревшим к настоящему времени представлениям эволюционистов XIX в., калым возник в период разложения материнского рода и смены матрилокального брака патрилокальным браком. Калым являлся компенсацией роду невесты за потерю женщины-работницы и имущества, которое она уносила в род мужа. По современным представлениям калым...
Башкирские народные обычаи — закономерности бытования людей и взаимоотношения между людьми у башкир.
Шаривари (фр. Charivari) — в средневековой Франции особый вид весёлого свадебного вечера, организуемый в случае празднования повторного брака какой-либо особы (вдовца или вдовицы).
Королевские обряды (з.-слав. královničky, králenky, ю.-слав. краљице, ю.-в.-серб. краљички) — весенние молодёжные обряды, связанные с выбором «короля», «королевы», обходами или объездами на конях села и полей.
Посмертный брак — это брачный союз, в котором один из членов является покойным. Он является законным во Франции, и схожие разновидности практикуются в Судане и Китае. Со времен Первой мировой войны во Франции поступали десятки запросов каждый год, и многие были приняты.
Разувание — древнерусский свадебный обряд, символизирующий покорность жены мужу.
Брак по договоренности — это практика, в которой кто-то кроме самой пары, делает подбор жениха или невесты, тем временем укорачивая или вовсе опуская процесс ухаживания. Подобные браки глубоко укоренились в королевских или аристократических семьях по всему миру. На сегодняшний день браки по договоренности широко распространены в Южной Азии (Индия, Пакистан, Бангладеш, Шри-Ланка), в Африке, на Ближнем Востоке и Юго-восточной Азии и Восточной Азии до определенной степени. Другие сообщества, практикующие...
Васи́льев ве́чер (канун Нового года в славянской традиции) — день народного календаря у славян, приходящийся на 31 декабря (13 января). У белорусов и украинцев более известен как Щедрый вечер или Щедрец; в Поволжье, центральных и некоторых южных областях России (Тверская, Ярославская, Московская, Тульская, Рязанская, Нижегородская, Оренбургская, частично — Воронежская, Белгородская и Курская) был известен как Овсень, у болгар — Сурва. У славян-католиков канун Нового года называется День Святого Сильвестра...
Волочёбный обряд (зелёные святки, обход волочобников, влачебников, волынщиков, лалынщиков, лалыльщиков, куралесников; польск. chodzenia po wołoczebnym, chodzenia z Konopielką) — весенний обход домов с величально-заклинательными песнями, древний обряд аграрного цикла, совершаемый перед началом сева. Проводился обычно вечером в пасхальное воскресенье, иногда накануне или в понедельник.
Све́тлая неде́ля (Пасхальная неделя) — праздничная неделя в народном календаре славян, длившаяся от Пасхи до Красной горки. У славян считалась началом весеннего возрождения, обновления жизни.
Свадьба в Сузах — массовое бракосочетание эллинской знати и солдат македонской армии с девушками персидских благородных семейств, организованное Александром Македонским в 324 году до нашей эры в персидском городе Сузы. Свадьба длилась 5 дней подряд.
Годовщина свадьбы — отмечаемая ежегодно дата свадьбы, чаще всего имеющая собственное название, обряды и традиции.
Мясопу́ст (Масленица у славянских народов, Карнавал у славян) — в славянской традиции праздник, отмечаемый в течение недели или трёх дней перед Великим постом и обозначающий в народном календаре границу зимы и весны, а также Мясоеда и Великого поста. Период перед Великим постом широко отмечался в календаре русских, западных славян и южных славян-католиков, менее широко — у сербов, болгар и македонцев, очень скромно — у украинцев и белорусов.
Ландсхутская свадьба (нем. Landshuter Hochzeit) — исторический праздник, проводимый каждые четыре года в Ландсхуте, Бавария. Последний раз мероприятие прошло в июне-июле 2017 года.

Упоминания в литературе (продолжение)

Начинались смотрины с краткой молитвы, после чего все участники обряда три раза обходили вокруг стола. Родители невесты приглашали сваху, жениха и его родителей за стол «почаевничать». После чаепития отец невесты и сваха выходили в соседнюю комнату для проведения торгов, во время которых обсуждался размер и состав приданого. При этом сваха заранее знала от отца жениха, какое приданое может его устроить. Торги могли длиться очень долго, пока обе стороны не достигнут согласия. Если семьи жениха и невесты так и не приходили к общему знаменателю, то свадьба откладывалась на неопределенное время или вовсе отменялась.
Раньше сватовство происходило следующим образом: сваты с женихом приезжали в дом невесты и знакомились с ее родителями, при этом невеста могла вообще не показываться на глаза будущему жениху. Сваты долго разговаривали на отвлеченные темы, постепенно подводя разговор к причине своего приезда. После этого в устной форме сваты передавали родителям девушки всю необходимую информацию о человеке, которым они посланы. Рассказ о женихе имел, конечно, только положительный окрас, ведь цель сватовства – получение одобрения на свадьбу. Как правило, в этот день устраивалось застолье, под конец которого и задавался вопрос: «Отдадут ли девушку в жены их сыну?» Положительным результатом сватовства являлось согласие девушки и ее родителей, и с этого момента пара называлась женихом и невестой.
После того как родители жениха или невесты нашли достойную пару своему ребенку, как правило, через сваху происходил сговор. Он еще носил название рукобитья и позднее – помолвки. Перед сговором отступало даже само торжество венчания и свадебное веселье, так как эти действия являлись исполнением достигнутого ранее договора двух семейств. Незаключение брака после помолвки считалось немыслимым. Помешать женитьбе могли только какие-нибудь чрезвычайные обстоятельства вроде стихийного бедствия, смерти жениха или невесты или злые козни.
Горские евреи совершают брачные союзы большей частью между своими родственниками, реже со своими единоверцами из других аулов. Девушка двенадцати лет и далее уже выдается замуж. Помолвка совершается у них с младенчества. Иногда два друга или родственника, когда у одного родился сын, а у другого дочь, заключают между собой нечто вроде брачного условия в том, что дети их уже считаются засватанными. В тот день они пируют. Когда дети вырастают, то из дома невесты или сама невеста посылает каждую субботу жениху подарок, а жених, в свою очередь, посылает подарок невесте, также каждую субботу. Подарки состоят из различных фруктов и субботних кушаний. Невеста должна непременно попробовать кушанья, приготовляемые в доме жениха, а жених должен попробовать кушанья, приготовляемые в доме невесты. Сверх этих подарков жених посылает невесте часто и другие подарки, как, например, что-нибудь из предметов одежды и разные золотые и серебряные украшения. Невеста же вышивает жениху кисеты для табака, арахчины, то есть ермолки, отделанные в азиатском вкусе, с галунами, бисером и мишурными украшениями. Кто приносит невестин подарок жениху, тому дает жених подарок за труды. Жених завязывает монету в платок, в котором был невестин подарок, и отсылает это секретно к невесте.
По словам Цицерона («О дивинации», i, 16, 28), брак начинался с гаданий, проводившихся рано утром; в древние времена гадали по полету птиц, а позже по внутренностям священной жертвы. Тем временем собирались гости, и им официально объявляли результат гаданий. Затем заключался свадебный контракт в присутствии десяти свидетелей – хотя это было необязательно (Цицерон. Цит. по Квинтилиану, v, 11, 32). После этого жених и невеста торжественно заявляли, что согласны вступить в брак. При бракосочетании по типу confarreatio или coemptio невеста говорила: «Quando ti, Caius, ego, Caia»[7] – формула, смысл которой стал предметом многих споров и которая, согласно Рейтценштайну, означает: «Если ты отец семьи, то я буду ее матерью». Эти слова, очевидно, подразумевали, что жена готова и желает войти под manus мужа и таким образом вступить в его семью (gens). После этого заявления молодоженов подводили друг к другу, и pronuba соединяла их руки (pronuba обыкновенно была замужней женщиной, символизировавшей богиню Юнону. У Клавдиана (ix, 284) сама Венера появляется как pronuba, соединяя руки невесты и жениха). После этого важнейшего момента церемонии новобрачные шли к жертвеннику, чтобы лично принести главную жертву. Не следует путать эту жертву с той, что приносилась рано утром. В древнейшие времена она состояла из фруктов и упомянутого выше пирога – в соответствии с правилами confarreatio; позже жертвой было животное, обычно свинья или бычок. Во время жертвоприношения невеста и жених сидели на двух стульях, связанных друг с другом овечьей шкурой. Auspex nuptiarum, или, при confarreatio, присутствующий жрец, читал слова молитвы, и новобрачные повторяли их, обходя вокруг жертвенника. Потом следовали поздравления и пожелания новобрачным, а затем пир (напр., Ювенал, ii, 119).
До церкви крестьянская пара добиралась пешком. Карет простой люд не имел, а езда в телеге, запряженной парой облезлых коняг, все же не соответствовала ситуации. Кроме того, единственная лошадь семьи в тот момент могла тащить плуг на поле. Хотя поверье, что в день свадьбы жених должен увидеть невесту только у алтаря, бытовало и в XIX веке, соблюдали его не всегда. В случае пешей свадьбы преждевременной встречи, конечно, не избежать, раз уж в церковь помолвленные шли вместе. Обычно во главе процессии шагали жених с шафером, за ними невеста с подружкой и т. д. Несмотря на то что в викторианскую эпоху женщины были ограничены в юридических правах, одним из свидетелей на свадьбе была подружка невесты. Ей в свадебной церемонии отводилось почетное место, ведь именно она заведовала выполнением обрядов. Вместе с тем слишком часто помогать на чужих свадьбах тоже не советовали, а то как бы свою не упустить. Если три раза побывать подружкой невесты, сама замуж уже не выйдешь.
Наконец, из числа пасхальных развлечений деревенского народа нельзя также не указать на обязательное приглашение в гости кумовьев и сватов. В этом отношении Пасха имела много общего с Масленицей, когда точно так же домохозяева считали долгом обмениваться визитами со сватами. Но на Пасху приглашали даже будущих сватов, то есть родня обрученных жениха и невесты приглашала друг друга в гости, причем, как и на Масленицу, во время обеда и всякой трапезы жениха с невестой сажали рядом в красном углу и вообще делали центром общего внимания. Обычай требовал при этом, чтобы жених ухаживал за невестой, но так как ухаживание это носило, так сказать, ритуальный характер, то естественно, что в нем было много натянутости и чего-то деланного, почти фальшивого: жених называл невесту обязательно на «вы», по имени-отчеству или просто «нареченная моя невеста», сгребал руками сласти с тарелки и потчевал ими девицу, а после обеда катался с нею по селу, причем опять-таки обычай требовал, чтобы нареченные жених и невеста непременно катались, обнявшись за талию: он ее, а она его.
Суженый. Происхождение этого слова надобно производить от судьбы, которая посылает невесте жениха. Само слово „невеста“ означает – неизвестная, неведомая, указывает уже на тот русский обычай, когда девушку жених мог видеть только после венца, в качестве новобрачной, точно так же и невеста своего суженого, так как оба молодых сочеталась браком по воле не своей, а родительской…»
У жениховой бани функции были несколько иные, нежели у невестиной. Четкого термина, обозначающего баню жениха, у карелов не зафиксировано. Условно ее можно назвать sulhaizen kyly[342]. И если поведение невесты в бане даже в начале XX века было строго регламентировано многочисленными ритуальными действиями, то обычай устраивать обрядовую баню для жениха накануне поездки за невестой в это время уже был сравнительно мало распространен. Поэтому сведений о ней практически не сохранилось. Хотя изначально обрядовая женихова баня имела не меньшее значение, так как когда-то путь за невестой был долог и опасен, поэтому мать готовила сына особым образом, заручаясь в бане поддержкой духов-покровителей своего рода.
Мусульмане, как правило, не принуждают своих детей к нежелательному для них браку. Поэтому первым этапом и для первого знакомства возможных супругов устраивают смотрины, которые проводятся во время семейных торжеств или свадеб общих знакомых. Если жених или невеста не понравились друг другу, следует вежливый, осторожный, тактичный отказ. Довольно часто по исламским обычаям браки создаются по взаимному уговору родителей жениха и невесты, желающих своим детям счастья и любви в супружеской жизни. После сговора, смотрин, сватовства и предложения жениха договариваются о приданом, которое муж выделяет жене и других условиях.
После брачной церемонии начиналось обильное застолье (лат. cena nuptialis). Вечером после пира девушка окончательно покидала своих родителей: начиналась церемония «отведения» (лат. deductio) – проводы невесты в дом жениха. Невесту «похищали» в память о древних традициях: «делать вид, будто девушку похищают из объятий матери, а если матери нет, то ближайшей родственницы». Затем пару отводили в дом мужа в сопровождении насмешливых, а также непристойных песен (лат. versus Fescennini – так назывались, возможно, потому, что считалось, что они оберегают от колдовства (лат. fascinum), песен, гимнов, шуток. Невесту вели за руки двое мальчиков, третий нес перед ней факел из терновника (лат. spina alba), который зажигали от огня на очаге дома невесты. За невестой несли прялку и веретено, как символы женских занятий в доме мужа. Прохожим раздавали (бросали) орехи как знак плодородия, которые должны были обеспечить новой семье обильное потомство.
По старому обычаю, в доме на некоторое время наступала тишина: будущие родственники не разговаривали, а только приглядывались друг к другу. Затем отец жениха или один из родственников объяснял причину их визита. Родители невесты отвечали, что рады их приходу. Обе стороны составляли договор, так называемую рядную запись где указывался день свадьбы, размеры приданого невесты, а также сумма, которую должна будет выплатить виновная сторона в случае отказа от женитьбы. Кроме того, иногда в договор вносили и другие пункты, например обещание жениха не бить свою будущую жену. Составлял рядную запись специально нанятый для этой цели подьячий. Приданое невесты было важным и обязательным условием при вступлении молодых в брак. Чаще всего в него входили постельные принадлежности, домашняя утварь, одежда, а если невеста была богатой, то украшения, слуги, деньги, недвижимость.
Позже приходил раввин, который покрывал невесту священным покрывалом, брал в руки чашу с вином и произносил слова брачного благословения. После чего жених и невеста должны были испить из этой чаши. Жених брал кольцо и одевал на указательный палец своей избранницы, произнося при этом слова: «Помни, что ты сочеталась со мною по закону Моисея и израильтян». Следующим действием было подписание брачного договора, в присутствии свидетелей и раввина, который, держа в руках чашу с вином, произносил семь благословений. Новобрачные опять пили вино из этой чаши, после чего жених разбивал чашу о стену, если невеста была девицей, или о землю, если невеста была вдовой. Такой обряд, как бы символизировал разрушение Иерусалима. После этого, палатка, в которой проводилась брачная церемония, убиралась – начинался веселый свадебный пир. Свадебный пир длился не много, не мало, а всего семь дней. В течение этого времени жених должен был передать невесте приданное и выполнить условия брачного договора.
Ф. Берхгольц состоял в свите герцога Голштинского Карла-Фридриха, прибывшего в Санкт-Петербург просить руки дочери Петра Великого Анны Петровны. Ф. Берхгольц оставил яркое описание свадьбы княжны Лобановой и графа Пушкина, произошедшей в 20-х гг. XVIII в. Согласно обычаю, для распоряжений на свадьбе избирался из почетных лиц «маршал», которому подчинялись шаферы. После приезда из церкви «маршал» встречал молодых и усаживал за пиршественные столы под балдахины. Балдахин невесты украшали венком из цветов, который осенял и головы ее подружек. Накрывались два стола для жениха, за которым пировали мужчины, и отдельно для невесты и для дам. После молитвы начинался обед, по окончании которого «маршал» и невеста открывали бал полонезом. Он завершался в 11 часов церемониальными танцами и проводами молодых. «Маршал», затем жених и невеста, а потом все родственники и гости (за исключением холостых), сделав несколько туров под музыку, отправлялись с зажженными свечами-факелами в спальню невесты, где всех угощали сластями.
На торжественном обеде по случаю помолвки жениха и невесту сажают на почетные места, напротив сажают родителей, дальше – остальных гостей по степени родства с женихом и невестой. Некоторые пары считают, что родственники и друзья должны присутствовать на свадьбе, а к помолвке относятся как к чему-то очень личному и отмечают ее только вдвоем. В том, что молодые не хотят устраивать шумного праздника, нет ничего предосудительного и такое решение нисколько не уменьшает важность события.
Умыкание девиц, сопровождаемое обыкновенно опустошениями войны, вредило не только интересам невест, но также и интересам их семей или родов. Род, лишившийся женщин вследствие набега неприятелей, естественно должен был мстить последним и вознаграждать себя на их счет за свои потери. Похищение девиц – самая главная причина той племенной вражды и тех опустошительных войн, которыми ознаменована первобытная история всех народов. В этой первобытной борьбе лучшим защитником и союзником девушки является ее брат. В русских свадебных песнях и обрядах, например, жених или борется с братом невесты или подкупает его. Нам кажется, что эта древняя привязанность брата к сестре не может быть объяснена одними родственными чувствами или хозяйственными расчетами, а имеет тесную связь с теми кровосмесительными браками, о которых мы уже говорили и которые, несомненно, были в обычае во времена глубокой древности. Брат терял в сестре не только свою родственницу и семейную соработницу, но и жену. И, вероятно, сначала, когда ход общественных событий начал более и более разрушать семейные кровосмесительные браки, брат хотя и вынуждался уступать жениху, но делал эти уступки не даром. У австралийцев жених часто выменивает себе невесту, отдавая вместо нее свою сестру или другую родственницу. У некоторых народов, например у задунайских славян, до сих пор сохранился свадебный обычай, указывающий на существование у них в древности семейного права первой ночи: брат или другой родственник невесты пользовался этим правом прежде отдачи ее жениху. У других народов, например у молува в Африке, это продолжается до сих пор.
Если жених был совсем не по душе хозяевам дома, то они не предлагали даже сесть, и это уже было знаком отказа. Но даже если родители невесты и были рады сватам, то они всё равно не давали сразу согласия на брак. Обычай требует, чтобы сваты приходили три раза. Всякий раз их встречали, сажали за стол, подносили по три чарки вина, но отправляли обратно. Когда родители невесты, наконец, давали согласие на брак, вечером в их доме собирались родственники. Сваты, получив согласие, шли за женихом, его отцом и матерью. Те несли с собой «хлеб-соль» – бутылку водки и узелок с закуской. Войдя в дом невесты, родня жениха останавливалась у порога, учтиво здоровалась и кланялась. Мать вводила в комнату дочь, а отец невесты спрашивал сначала парня, потом девушку согласны ли они стать мужем и женой. Невесту и жениха отводили в другую комнату на первое свидание, на котором жених дарил невесте сладости.
Основные свадебные расходы ложились на отца невесты: он оплачивал церемонию с последующим приемом, украшение церкви, музыку, карету и все прочее. Именно отец подписывал с женихом брачный договор (обратите внимание, что невеста в него даже не заглядывала), в котором было указано, сколько денег будет предоставляться жене «на булавки» после свадьбы. Чаще всего отец отправлял дочь в новый дом не с пустыми руками, а с приданым.
Пятый: при сватовстве существовал ритуал выведения невесты и жениха в горницу или сени для их беседы с глазу на глаз перед спрашиванием у девушки согласия на брак – «Уведет жених меня за двери, // Будет спрашивать о девической чести».
Невеста являлась в сопровождении женщин. Здесь их встречали приветствием: "Да будет благословен каждый, приходящий сюда!" Потом невесту обводили три раза вокруг жениха и ставили по правую сторону от него. Женщины покрывали невесту свадебным покрывалом. Затем все присутствующие обращались к востоку: жених брал невесту за руки, и они принимали ритуальные благопожелания от гостей.
Свадьба продолжалась в лучших традициях. В полночь, когда жених и невеста остались наедине, народ вышел за околицу, где, согласно обычаю, стреляли из ружей, извещая о непорочности невесты.
Приготовление каравая означало начало свадьбы. Для выпечки свадебного обрядового каравая к жениху и невесте приглашались каравайницы (замужние женщины), каравайники (мужчины, парни), гусарницы (незамужние девушки). Однако этими специальными свадебными терминами их называли только во время приготовления каравая. Считалось, что от каравая могла зависеть вся будущая жизнь молодых. Здесь не могло быть никаких мелочей: все вещи, люди, предметы, которые относились к приготовлению каравая, имели особое значение. Поэтому быть каравайницами приглашали только близких родственников, крестных матерей и женщин с добрым честным именем. Каравайниками могли стать только хорошие хозяева, гусарницами – приличные добрые девушки.
Главными светскими событиями в нашем селе были свадьбы и похороны. На них съезжались родственники, близкие и дальние, из других сел и городов. Приглашались и все жители села, автоматически считавшиеся родней по месту жительства. На свадьбах молодые люди присматривали себе пару, девушки старались показать себя в лучшем ракурсе и продемонстрировать умение танцевать, так что к следующим за свадьбой похоронам родители потенциальных жениха и невесты готовились особенно тщательно – на поминках можно было договориться о приданом. Незамужняя девушка свадьбу даже четвероюродной племянницы ни за что бы не пропустила. Ее мать, а также бабушка, прабабушка, двоюродная бабушка, тетя по отцу, тетя по матери и прочие золовки и снохи, ни за что не пропустили бы похороны, к которым полагалось шить отдельное платье. Где, как не на похоронах, можно обсудить счастье «девочки» и разузнать, кто из достойных молодых людей ищет себе невесту. То есть свадьбы и похороны становились не столько поводом для радости или горя, сколько деловой встречей, на которой стояла задача найти партнера, обсудить финансы, детали договора и масштабы выплат в случае его расторжения. В переводе на сельский язык такие массовые сборища были лучшим способом показать дочь, обсудить, сколько баранов она может принести в семью, поторговаться насчет телевизора – черно-белого или даже цветного в качестве выкупа, возможно, попросить еще ковер или пианино. Никто не шел на свадьбу как на свадьбу. Никто не шел на похороны как на похороны. Это был бизнес, ничего личного.
Ещё одна свадьба, состоящая из жениха, невесты, свидетелей, родителей, многочисленных родственников молодых и их друзей.
Обручение сопровождалось обрядом соединения рук жениха и невесты, кроме того, жених дарил невесте кольцо из железа, серебра или золота – в зависимости от своей состоятельности. Климент, епископ Александрийский, говорит: «Мужчина должен дать женщине золотое кольцо не для внешнего украшения ее, но для того, чтобы положить печать на хозяйство, которое с тех пор переходит в ее распоряжение и поручается ее заботам».
Исследователи единодушно отмечают преобладание договорного начала в древнерусском семейном праве68. Сговор устраивали родители, согласие жениха и невесты не предполагалось. Брак, заключенный без согласия невесты, наказывался лишь в том случае, если невеста кончала с собой69. Возраст тех, чьи родители заключали брачный сговор, мог быть 8-10 лет70. Стоглав подтверждал как норму возраст для венчания: отрока – 15 лет, отроковицы – 12 лет71.
В настоящее время родители и родственники со стороны жениха при сватовстве выполняют интересный обряд, заключающийся в том, что они будущих сватов, т. е. родителей невесты поднимают, как ханов, на привезенном ими войлочном ковре төргілер, тем самым выражая предельное уважение к ним. У хакасов на белую кошму усаживали женщину для лечения ее шаманом от бесплодия [5, с. 96].
Затем жених Ксении имел торжественный въезд в Москву, ласково был принят Годуновым и его сыном. Но ни царицы Марьи Григорьевны, ни невесты своей Ксении, он, по обычаю того времени, еще не должен был видеть.
Брачный договор был заключен 10 июля 1710 года. По нему Анна получала в приданое несметное количество нарядов и 200 тысяч рублей, большая часть из которых должна была пойти на оплату долгов жениха европейским ростовщикам. Но выкупленные за счет невестиного приданого земли должны были остаться в распоряжении будущей герцогини как гарантия ее материального благополучия, чтобы она не оказалась заложницей пороков своего мужа. Герцог согласился на все и в августе 1710 года прибыл в Петербург. Здесь он предавался праздности, всяческим развлечениям, которые ему щедро устраивал сам Петр I, и своему излюбленному занятию – пьянству. Так Фридрих Вильгельм убивал время ожидания самой свадебной церемонии, на подготовку которой ушло более двух месяцев, так как бракосочетание царевны – мероприятие не рядовое даже для царского двора.
Движение свадебного поезда происходило на судах по Неве под звуки музыки на нарядно украшенной барке и 50 шлюпках. Сначала царь-маршал забрал невесту и все дамское общество из дома матери царевны царицы Прасковьи Фёдоровны, затем вереница судов прибыла в отведенный для герцога дом за женихом, его свитой и русскими чинами, и после этого отправилась к дворцу князя Меншикова. Здесь на берегу участники свадебной колонной двинулись к княжеским хоромам. По обычаю жениха и невесту вели под руки ассистенты – свадебные чины. Преображенцы отдавали честь прибывшему поезду.
В первый раз Алексей Михайлович женился на Марии Ильиничне Милославской. Перед свадьбой снова состоялась церемония выбора невест, и Алексей, как и его отец, «выбрал неправильно». На этот раз приглянувшаяся жениху невеста не понравилась царскому воспитателю Борису Морозову. Русский историк XIX века H. H. Костомаров рассказывает нам, что происходило: «Царь выбрал Евфимию Федоровну Всеволожскую, дочь касимовского помещика, но когда ее в первый раз одели в царскую одежду, то женщины затянули ей волосы так крепко, что она, явившись перед царем, упала в обморок. Это приписали падучей болезни. Опала постигла отца невесты за то, что он, как обвиняли его, скрыл болезнь дочери. Его сослали со всею семьею в Тюмень, впоследствии возвращен в свое имение, откуда не имел права куда-либо выезжать».
Все труды официальных историков полны упоминаний о горячем желании правящей четы устроить брак второго сына и Дагмар Датской. В истории известно немало случаев, когда по смерти царственного жениха невесту выдавали замуж за его брата и, наоборот, по смерти невесты жених спокойно вступал в брак с ее сестрой. Но это чаще всего были холодные династические, основанные на голом расчете союзы. А Николая и Дагмар связывала такая страстная, пламенная, хотя и кратковременная любовь!..
После поездок к различным памятным местам все возвращаются. У места проведения свадьбы выстраиваются свадебные ворота из гостей (как в игре «Ручеек», становятся парами и поднимают руки.) Сквозь эти ворота должны пройти жених с невестой. Молодых осыпают всякой всячиной (хмель, пшено, монетки, конфеты). Родители жениха встречают молодых с караваем и солью. Жених и невеста кусают по очереди каравай, кто больше. Кто больше откусит, того дружка провозглашает главой семьи.
Обрученные ждали свадьбы иногда целый год, «чтобы невеста имела время приготовить свое приданое». Жених освобождался от военной службы, и, начиная со дня обручения и спустя год после свадьбы, молодые люди освобождались от обязанности присутствовать на похоронах и ходить на кладбище: «Пусть только радость одна наполняет их сердца…»
В замке начались оживленные приготовления к приему долгожданного гостя. Прекрасную невесту наряжали с необычайною тщательностью. Тетушки, которым принадлежала верховная власть во всем, что касалось ее туалета, спорили из-за каждой принадлежности ее свадебного наряда целое утро. Использовав их распрю, молодая девушка последовала указаниям своего вкуса, который, по счастью, оказался хорош. Она была так прелестна, как только мог пожелать юный жених. Тревога ожидания делала ее еще привлекательней.
Чтобы уберечь свою наследницу, Понсарден поручил ее храброй женщине, портнихе, полностью преданной семье. Николь, переодетая в бедную девочку, жила у нее, пока длился весь этот кошмар, который ее родители сумели успешно пережить… Через некоторое время, в возрасте двадцати двух лет, когда она вернулась в дом на улице Серэ, ее решили выдать замуж. Жениха выбрали родители, но она была согласна, потому что вот уже долгое время была влюблена во Франсуа Клико, у которого было множество виноградников и который был одним из самых завидных женихов города. Николь была очаровательной девушкой, а посему имел место брак по любви, притом брак весьма любопытный. В то время правомерен был лишь гражданский союз, и в мэрии Николь, согласно местному обычаю, прибавила к фамилии мужа свою девичью фамилию. Но сам свадебный обряд пришлось перенести в менее людное место.
Пожилая родственница Шуанат, благодарная и смелая женщина Ажа Сеид-Гусейнова, заступилась за нее, взялась за организацию ее семейного очага. Но сколько Ажа ни просила кумухских религиозных деятелей, ни один из них не соглашался скрепить брак молодых по шариату: боялись ханского гнева. Тогда Ажа отправилась к главному кадию Кумуха – Осман-кади, он был не в ладах с ханом и не считался с ним. Согласился Осман-Кади оформить брак Аминты и Шуанат, велел привести свидетелей со стороны жениха и невесты, и по всем правилам шариата оформил брак. Мужественная Ажа организовала в доме Аминты свадебный пир.
Действительно, получившие увечье, а тем более отсидевшие в значительной степени утрачивали брачную привлекательность (в первую очередь с точки зрения матерей потенциальных невест, которые внимательно наблюдали за гуляющей молодежью; именно они, как правило, играли основную роль в организации брачных пар). Эти люди (т. е. увечные и отсидевшие) могли вступить в брак в последнюю очередь – только в случае значительного превышения числа невест над числом женихов, да и то за них шли невесты в чем-то ущербные. Иными словами, результатом праздничных драк было затруднение для части молодых людей доступа в сферу воспроизводства, а то и вовсе выключение из этой сферы. Оставшиеся без женихов девушки, как правило, выходили замуж в дальние деревни.
Невесту выдавали не из ее дома, а из дома соседей, как было принято. Предводитель процессии попросил разрешения войти в дом и, получив его от матери невесты, перешагнул порог, приветствуя окружение новобрачной в самых почтительных выражениях. Следом вошли остальные. Гостей пригласили за стол, угостили как следует и вдоволь посмеялись над шутками-прибаутками шута-заводилы. Но когда друг жениха попросил разрешения отпустить новобрачную к мужу, ему для начала отказали. Лишь когда он повторил просьбу несколько раз, уверяя, что супруг ее не вынесет долгого ожидания, появилась, наконец, и невеста, закрытая платком, украшенная монистами, кольцами, браслетами и в старинном серебряном поясе, который обхватывал ее стройный стан.
Откланявшись принцессе, послы удалились в вандомский дворец, а в воскресенье, 5-го ноября, была назначена свадьба. При этом случае нужно было представителю Владислава IV показать окончательно весь блеск своего огромного богатства. Опалинский с большим удовольствием готовился исполнить это, но к крайнему его огорчению брачный обряд должен был совершиться не с той пышностью, которую он ожидал встретить при этом торжестве. Свадьба будущей королевы польской была назначена не в соборной церкви и не в присутствии всего французского двора, как предполагал посол, но в небольшой дворцовой капелле, и при том только в присутствии самых близких родственников королевской фамилии. Пан Криштоф, раздосадованный и обиженный этим распоряжением, требовал, чтобы брак будущей королевы польской был совершен в Париже с подобающим великолепием. Королева Анна уклонялась от этого настойчиво, приводя между прочим, как причину неизбежного отказа, то обстоятельство, что в случае торжественного бракосочетания Марии-Людовики в присутствии всего двора, между принцами и принцессами королевского дома непременно возникнет спор за первенство и что это дело не так легко будет уладить, как кажется со стороны. Королева-правительница находила по этому нужным – не допускать на свадьбе Марии-Людовики присутствия всех принцев и принцесс королевской крови, а при этом условии уже никак нельзя было совершить брачный обряд в соборной церкви и при том с тою пышностью, которой так неотступно домогался подставной жених.
Есть такая верная примета: каков свадебный пир, таков и супружеский мир. Наверное, именно поэтому в старину жених и невеста за свадебным столом не пили даже капли хмельного. Кроме того, гости избегали даже незначительных ссор, которые также могли отрицательно повлиять на всю дальнейшую жизнь молодоженов.
А если кому-нибудь из прохожих хотелось поучаствовать в торжестве, они наряжались женихом и невестой, надевали на пальцы специально приготовленные для такого случая жестяные кольца и беспрепятственно проходили на праздник. За стол их сажали напротив супругов, как будто во главе стола, но с обратной стороны.
По слухам, принц Филипп сам предложил Чарльзу жениться на Диане: она была молода, красива и, что немаловажно для королевы, знатного происхождения. Эта свадьба чем-то напоминала покупку новой породистой лошади в королевскую конюшню. Но для Дианы этот момент был самым счастливым в ее жизни. Роскошная свадебная церемония состоялась 29 июля 1981 года в соборе Святого Павла. Миллионы телезрителей с восторгом наблюдали, как самый богатый жених Англии берет самую красивую женщину в жены. Как заметил архиепископ Кентерберийский, «в такие волшебные ночи родятся сказки».
Некоторые священные дни неблагоприятны для свадеб. Например, День избиения младенцев (28 декабря) считается плохим для новых начинаний (в том числе бракосочетаний). В католическом мире свадьбы не играют в Великий четверг, 15 июля и 21 декабря. Знатоки утверждают, что очень опасно играть свадьбы в день рождения жениха или невесты.
Опишу весьма забавный инцидент. (Кто бы мог подумать тогда, когда мы все были так беззаботны, а будущее выглядело столь безоблачным, что все мы погрузимся в невероятную катастрофу?) Шафером моего мужа был его лучший друг лейтенант Каховский, в то время офицер императорского батальона. Позднее его назначили управляющим великого князя Георгия Михайловича (который так жестоко был убит вместе с другими великими князьями около двух лет назад и чья дочь от его брака с греческой принцессой Марией недавно вышла замуж за американца Вильяма Лидса, сына греческой принцессы Кристофер). В России была традиция, по которой шафер провожал жениха до церкви, а потом возвращался за невестой и сообщал ей, что ее жених вошел в церковь, и в то же время вручал ей свадебный букет от имени ее будущего мужа.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я