Грамотность

  • Гра́мотность (от лат. grammatica «учение о словесности» ← др.-греч. γραμματική «словесность, грамматика») — степень владения человеком навыками письма и чтения на родном языке.

    Традиционно под словом «грамотный» подразумевают человека, умеющего читать и писать, или только читать на каком-либо языке. В современном смысле это означает способность писать согласно установленным нормам грамматики и правописания. Людей, умеющих только читать, также называют «полуграмотными». В статистике под грамотностью понимается способность человека прочитать, понять и написать короткий простой текст, касающийся его повседневной жизни. Уровень грамотности взрослого населения — доля грамотных в возрасте 15 лет и старше. Индекс грамотности (называемый иногда просто грамотность) данного народа есть отношение (обычно в процентах) между числом грамотных и численностью всего населения. Индекс грамотности если и не измеряет, то, во всяком случае, характеризует уровень развития начального образования.

    Грамотность — фундамент, на котором можно построить дальнейшее развитие человека. Открывая доступ к книге, она даёт возможность пользоваться сокровищницей мысли и знания, созданной человечеством.

    Степенью распространения грамотности народа той или иной страны характеризуется его участие в умственной жизни всего человечества, но характеризуется лишь до известной степени, так как и неграмотные народы участвовали и участвуют, хотя, возможно, и в меньшей мере, в накоплении умственных и нравственных сокровищ человечества (в частности, невербальных, художественных и т.д.).

Источник: Википедия

Связанные понятия

Грамотность новобранцев (призывников) — степень владения навыками чтения и письма на родном языке, оцениваемая применительно к призывникам (рекрутам) в процессе их анкетирования в связи с призывом на военную службу по рекрутской (воинской) повинности.
Демографи́ческая стати́стика: * составная часть системы демографических наук, осуществляющих сбор, обработку, анализ и изложение данных, характеризующих численность, состав, размещение и движение населения стран, территорий или отдельных групп населения с применением статистических методов.
Ликбе́з (ликвида́ция безгра́мотности у населения) — массовое обучение неграмотных взрослых чтению и письму в Советской России и СССР. В переносном смысле — обучение неподготовленной аудитории базовым понятиям какой-либо науки, процесса или явления.
Функциона́льная негра́мотность — неспособность человека читать и писать на уровне, необходимом для выполнения простейших общественных задач; в частности, это выражается в неумении читать инструкции, в неумении находить нужную в деятельности информацию. Понятие появилось в 90-е годы XX века. По мнению Татьяны Дмитриевны Жуковой, президента Ассоциации школьных библиотек России, именно функциональная неграмотность является причиной многих техногенных катастроф.
Молодёжь — это особая социально-возрастная группа, отличающаяся возрастными рамками и своим статусом в обществе: переход от детства и юности к социальной ответственности. Некоторыми учёными молодёжь понимается как совокупность молодых людей, которым общество предоставляет возможность социального становления, обеспечивая их льготами, но ограничивая в возможности активного участия в определённых сферах жизни общества.

Упоминания в литературе

Петр I, продолжая дело своего отца, осуществил радикальный социокультурный разрыв русского этноса на немногочисленную вестернизированную элиту и на весь остальной последовательно архаизируемый народ. Новая импортируемая западная культура предназначалась исключительно для императора и дворянства (до середины XIX в. выходцев из низов, приобщенных к ней, буквально единицы), а старая традиционная образованность старательно уничтожалась. Напомню, что по авторитетным подсчетам академика А.И. Соболевского в допетровской Руси уровень грамотности был очень высок, даже среди крестьян – 15 %. В конце XVIII в. средний уровень грамотности крестьян не превышал 1 %. Как раз в это время Австрийская империя начала планировать введение всеобщего начального образования, а в Пруссии оно уже было введено. Как верно пишет упомянутый выше Д. Дивен, «низкий уровень грамотности углублял культурную пропасть между элитой и массами: он являлся дополнительной причиной, по которой в 1914 году русское общество было сильнее разделено и меньше походило на нацию, чем в 1550-м».
В нашем распоряжении нет данных для проведения широких сравнений различных стран по уровню грамотности, достигнутому ими на заре Нового времени, что позволило бы дать максимально свободную от различных предубеждений и пристрастий характеристику тогдашней образованности. Тем не менее имеются некоторые источники, позволяющие осуществлять локальные сопоставления. Таковы, к примеру, данные, представлявшиеся во исполнение буллы папы Пия IV, требовавшей от учителей письменного подтверждения того, что они принадлежат к католическому вероисповеданию. Расчеты, сделанные на основе этих данных, показывают, что около 1587 г. общий уровень грамотности детей школьного возраста в Венеции составлял примерно 23 % (среди мальчиков он поднимался до 33 %, а среди девочек опускался до 12–13 %)65. В более отсталой Англии (епископство Йоркское, около 1530 г.) он был почти в 1,5 раза ниже (приблизительно 15 %)66.
По словам А.Н. Мещерякова, интенсивные письменные коммуникации в Японии «обеспечили высокий уровень культурной гомогенности, не достигнутый ни в одной из крупных стран современного мира». И условием для этого было то, что уже в XI веке Япония была страной с небывало высоким уровнем грамотности (подробнее об этом см. в Приложении). Важным фактором считается и то, что любимым занятием простонародья были математические игры. А в Европе в Средние века человек (за исключением специалистов) не умел даже считать. «Дух расчетливости» появился только у протестантов в ходе Научной революции. Когда в Японию в XVIII веке проникли португальские миссионеры и голландцы и стали преподавать математику, они были поражены тем, как легко понимали японцы высшую математику, новую и для Европы.
Еще один важный фактор развития, который в этой книге остался на заднем плане, – это образование. Дело в том, что положительная корреляция между приростом ВВП и общей длительностью обучения населения оказалась гораздо менее очевидной, чем это представляют себе большинство людей{11}. Наиболее тесная корреляция такого рода выявлена в глобальном масштабе у начального образования, но, даже отдавая дань уважения этому периоду формирования у детей базовых навыков грамотности и счета, мы имеем примеры таких стран, как Южная Корея и Тайвань, которые развились экономически с образовательным капиталом значительно ниже среднего уровня. В конце Второй мировой войны 55 % населения Тайваня было неграмотным, и даже в 1960 г. уровень неграмотности составлял 45 %. Уровень грамотности в Южной Корее в 1950 г. был ниже, чем в современной ей Эфиопии. Возможно, не столько образование способствует экономическому прогрессу, сколько экономический прогресс понуждает родителей давать своим детям образование, что, в свою очередь, создает возможности для дальнейшего экономического прогресса.
В этом отношении показательна его полемика с В. И. Далем, который в «Письме к издателю А. И. Кошелеву», опубликованном в третьем номере «Русской беседы» за 1856 год, между прочим заметил, что для распространения грамотности среди народа еще не пришло время и просвещение будет лишь способствовать падению его нравственности. Даль предлагал вначале устроить быт крестьян, поднять их материальный уровень, укрепить основы мирского управления. Кошелев в статье «Нечто о грамотности» возражал ему: «Разве учреждение школ, сообщение народу грамоты мешает нам заботиться об улучшении сельского управления, об утверждении крестьянского быта на основаниях разумных и законных, об улучшении как духовного, так и материального положения поселян и прочее? Я думаю, напротив, что грамотность есть к тому пособие, и притом весьма сильное и совершенно необходимое пособие. Вы хотите лучше устроить сельское управление. Вот это легче с грамотным, чем с безграмотным». В подтверждение своей точки зрения он писал о собственных имениях: «У меня несколько школ. Одна существует двадцать лет, другие пятнадцать, десять, восемь и четыре года. Из первой выпущено более четырех сотен учеников, в итоге обучилось у меня под тысячу человек. Крестьяне из школ возвращаются к своим обязанностям, и они не только не становятся худшими, а напротив: грамотные чаще ходят в церковь, чем неграмотные, ведут себя гораздо лучше, пьяниц между ними почти нет; многие из них поступили в начальники, ключники и прочее, и я ими остаюсь вполне доволен».

Связанные понятия (продолжение)

Школа гра́моты, или грамма́тики, или граммати́ческая шко́ла (англ. grammar school) — в разных странах, ступень движения к грамотности и образованию, составная часть системы народного образования.
Дискриминация буракуминов — одной из групп населения Японии — официально не признаётся в современной Японии, что, однако, не мешает существованию нескольких обществ по защите прав буракуминов и осуществлению государственных программ, нацеленных на улучшение социальных условий буракуминов. Дискриминация буракуминов также является предметом внимания ООН.
Второй целью в области развития, сформулированной в Декларации тысячелетия ООН, является обеспечение всеобщего начального образования, а именно, «обеспечить, чтобы к 2015 году, у детей во всем мире, как у мальчиков, так у девочек, была возможность получать в полном объеме начальное школьное образование». В настоящий момент, более 100 миллионов детей по всему миру, достигших школьного возраста, не посещают школу. Большинство из них живут в регионе субсахарской Африки и Южной Азии. Девочки при этом...

Подробнее: Всеобщее начальное образование
История народного образования в Англии может быть прослежена со времён заселения Англии англо-саксами и даже ранее, ко временам римского владычества. В Средние века школы открывались для обучения латинской грамматике, в то время как основным способом овладения практическими навыками было ученичество в подмастерьях. Было открыто два университета: в Оксфорде, а за ним в Кембридже. В царствование Эдуарда VI была создана система бесплатных школ грамоты (англ. grammar schools, в русском языке также называются...
«Образование для всех» (ОДВ) — движение, в рамках которого ряд стран в ходе проведённого в 2000 году Дакарского форума по вопросам образования, взяли на себя обязательство максимально расширить количественный охват начального образования. Предполагалось, что страны-участницы за 15 лет обеспечат качественным базовым образованием всех детей, молодёжь и взрослое население. Согласно Дакарским рамкам действий, ключевыми координаторами ОДВ являются ЮНЕСКО, Программа развития ООН, Фонд ООН в области народонаселения...
Зе́мская шко́ла (полное официальное название — одноклассное народное училище ведомства Министерства народного просвещения) — самый распространённый тип начального учебного заведения Российской империи с конца 1870-х годов по 1917 год.
Дети третьей культуры (ДТК) — дети экспатриантов, у которых формируется новый тип культуры на основе культур страны происхождения и страны пребывания. Определение не сводится только к детям, но также может быть использовано применительно ко взрослым — «Взрослые дети третьей культуры» (взрослые люди, которые являются детьми третьей культуры). ДТК — дети, которые перемещаются между различными культурами, прежде чем они получат возможность в полной мере осознать и развить свою собственную культурную...
Поколение NEET или поколение ни-ни (англ. Not in Education, Employment or Training; исп. La generación Ni-Ni: los que ni estudian ni trabajan) — поколение молодых людей, которые в силу различных факторов экономического, социального или политического характера не работают и не учатся. Акроним NEET был впервые использован в Великобритании в конце XX века, но затем он стал активно употребляться и в других странах, например, в Японии и в странах Латинской Америки.
Хареди́м (ивр. ‏חרדים‏‎) — обобщающее название и в некоторой степени самоназвание различных ультраортодоксальных еврейских религиозных общин и членов этих общин в Израиле и вне его. Буквально оно означает «трепещущие» (перед Богом). Стиль жизни общин харедим определяется консервативными обычаями, сформировавшимися в европейском еврействе к XX веку, а также традиционными канонами иудаизма. Высшей духовной ценностью и идеалом считают пожизненное изучение Торы и усердное исполнение заповедей. Приветствуется...
Обязательное образование — форма организации системы народного образования, при которой получение образования (начального, а в настоящее время в большинстве государств — среднего) закреплена в законах государств в качестве одной из гражданских обязанностей. Со второй половины XX века обеспечение обязательного образования как одно из требований к современным цивилизованным государствам по обеспечению ими прав человека закреплено в международном праве, в частности, в документах ООН.
Русский язык — один из языков, распространённых среди населения Эстонии. Является, по данным переписи 2011 года, родным языком для 29,6 % населения (по данным переписи 2000 года, этот показатель составлял 30 %, а 1989 года — 35 %.) и имеет давнюю историю и широкое распространение. В столице страны — Таллине — русский язык является родным для почти 47 % жителей (данные на начало 2011 года).
«Утечка мозгов» (от англ. brain drain) — процесс массовой эмиграции, при которой из страны или региона уезжают специалисты, учёные и квалифицированные рабочие по политическим, экономическим, религиозным или иным причинам. При этом странам, из которых происходит утечка специалистов, наносится весьма значительный экономический, культурный, а иногда и политический ущерб, и напротив, страны, принимающие и обеспечивающие специалистов-иммигрантов, приобретают огромный и дешёвый интеллектуальный капитал...
Ру́сский язы́к в Ла́твии — второй по распространённости в стране. Дома на нём разговаривают 37,2 % населения по переписи 2011 года при 26,9 % этнических русских.
Вопросам гендерного равенства на Украине уделяют внимание эксперты международных правозащитных организаций и учёные разных стран.

Подробнее: Гендерное равенство на Украине
Концепция лингвокультурной грамотности Э. Д. Хирша — теория (концепция), разработанная американским культурологом и педагогом Эриком Дональдом Хиршем (англ. Eric Donald Hirsch). Основополагающей целью этой теории является формирование нужных способностей и познаний носителей английского языка для адекватной коммуникации с носителями других языков и культур. По мнению Э. Д. Хирша, для удачной межкультурной коммуникации необходимо глубочайшее познание различных культурных знаков соответственной культуры...

Подробнее: Лингвокультурная грамотность
Неграмотность (безграмотность) — означает культурные, образовательные или психически условные отдельные недостатки в чтении или письме у людей, вплоть до полной их невозможности.
Истори́чески чёрные вы́сшие уче́бные заведе́ния (англ. Historically Black Colleges and Universities, HBCUs) — особая категория вузов на территории США, созданных специально для обучения негритянского (афроамериканского) населения. Необходимость в создании подобного рода заведений в стране возникла в связи с отменой рабства к 1865 году по окончании Гражданской войны. Так как негры получили свободу, основная масса негритянского населения пополнила рынок дешёвой и неквалифицированной рабочей силы. Для...
XX век занимает особое место в истории мировой культуры. Это период поисков нового во всех сферах духовного творчества, взаимного сближения культур разных народов. Первые два десятилетия XX века свидетельствовали, что армянская культура вписалась в орбиту мирового духовного развития: её традиции и достижения позволяли рассчитывать на то, что армяне не отстанут от уровня мировой цивилизации, сохранят свой менталитет высококультурной нации. Но установление в Армении советской власти привело к серьёзным...

Подробнее: Культура Армянской ССР
Бра́тские шко́лы — учебные заведения православных братств на территории современных Белоруссии и Украины в XVI—XVII веках.
Права женщин в русском обществе — комплекс исследований о правовом положении женщины в русском обществе, а также система правил и норм, регулирующих взаимодействие женщины с социальными институтами.
Государствоведение (нем. Staatskunde, Staatswissenschaft) — отрасль знания, возникшая в Германии во второй полови­не XVII в. как вид монографического описания «достопримеча­тельностей» государства: титулов, гербов, государственного уст­ройства, законов, территории, населения, религии, обычаев и др. Государствоведением также называют описательную школу, которая характеризовала государст­ва и то, что влияет на их благосостояние, без количественных данных, которых поначалу просто не было.
Традиционное образование в Африке предполагало подготовку детей к африканским реалиям и жизни в африканском обществе. Обучение в доколониальной Африке включало игры, танцы, пение, рисование, церемонии и ритуалы. Обучением занимались старшие; каждый член общества вносил свой вклад в образование ребёнка. Девочки и мальчики обучались отдельно, чтобы усвоить систему надлежащего полоролевого поведения. Апогеем обучения были ритуалы перехода, символизирующие окончание детской жизни и начало взрослой.
Ста́рый поря́док (также Старый режим; Дореволюционная Франция; фр. Ancien Régime, Ансьен Режим) — политический и социально-экономический режим, существовавший во Франции приблизительно с конца XVI — начала XVII веков до Великой Французской революции. Как пишет французский историк П. Губер, «Монархия Старого порядка родилась в гражданских войнах, которые привели Францию к краху во второй половине XVI в.». Однако некоторые его черты возникли ещё ранее, в XV—XVI веках. Особенности Старого порядка во...
Русский язык в Финляндии (фин. Venäjän kieli Suomessa) — язык русскоязычного меньшинства на территории Финляндии. Русский язык в настоящее время не имеет в стране официального статуса, однако, в период между 1900—1917 годами он наряду с финским и шведским языками являлся одним из трёх официальных языков входившего тогда в состав Российской империи Великого княжества Финляндского.
Система народного образования в Третьем рейхе была в высшей степени политизирована. В её основе лежала идеология Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП). В разработке этой идеологии принимали участие Грегор Штрассер, руководитель работы партии по пропаганде и оргработе и Альфред Розенберг. Впоследствии он — признанный идеолог нацизма, начальник Внешнеполитического управления НСДАП, уполномоченный фюрера по контролю за общим духовным и мировоззренческим воспитанием НСДАП. Многие...

Подробнее: Образование в Третьем рейхе
Женское образование — обширный термин, включающий в себя совокупность понятий и обсуждений, касающихся образования для женщин. Сюда можно отнести женские начальное, среднее и высшее образование, а также санитарное просвещение.
Демография Средних веков — изменения численности человеческой популяции в Европе в Средние века. Приблизительно демографические тенденции Поздней Античности и в течение Средних веков могут быть описаны следующим образом...
Русифика́ция Белору́ссии — совокупность мер, направленных на распространение русского языка и русской культуры на территории Белоруссии.
Русский язык на Украине (укр. Російська мова в Україні) — один из двух наиболее распространённых языков общения населения Украины. В ходе Всеукраинской переписи населения 2001 года родным русский язык назвали 29,6 % участников, в том числе 14,8 % украинцев. Однако независимые оценки показывают гораздо большую распространённость русского языка и его фактически преобладание над украинским, заниженные данные переписи обычно объясняют тем, что значительный процент людей, считающих себя украинцами, назвали...
Сельские институты (тур. Köy Enstitüleri) — сеть первых государственных средних школ совместного обучения (мальчиков и девочек) в деревнях Турции, действующих в 1940—1954 гг. Название «институты» не причисляет данные заведения к высшим учебным заведениям. Система образования в Турции состоит из 3 основных этапов обучения. Первый этап — обучение в начальной школе, начиная с 7-летнего возраста в течение пяти лет. С 13 лет начинается второй этап, а именно прохождение средней школы. Данный этап составляет...
Культура Соединённых Штатов Америки формировалась под влиянием этнического и расового многообразия страны. Значительное влияние на неё оказали выходцы из таких стран, как Ирландия, Германия, Польша, Италия, потомки привезённых из Африки рабов, а также американские индейцы и коренные жители Гавайских островов. Тем не менее, решающий вклад сделала культура выходцев из Англии, что распространяли английский язык, правовую систему и другие культурные достижения.
Бигмен (англ. big man; big-man — большой человек) — термин, используемый в этнографической литературе для обозначения мужчин, пользующихся большим авторитетом и влиянием в своих общинах. Бигмены влиятельны главным образом благодаря своим личным способностям.
Народные университеты (дат. Folkehøjskolen) — в скандинавских странах и в Финляндии (части Российской империи) высшие народные училища, преследовавшие ту же задачу, что и University extension, но возникшие совершенно независимо и получившие особую организацию.
Это была одна из серии «Больших прусских реформ» начала XIX века. Она была названа по имени прусского министра образования Вильгельма фон Гумбольдта (Wilhelm von Humboldt, 1767-1835).

Подробнее: Гумбольдтовская реформа образования
В XX веке русский язык вошёл в число так называемых мировых (глобальных) языков. Распространение русского языка географически и территориально было во многом следствием деятельности Российской империи, затем СССР, Российской Федерации, Украины, Казахстана. Статус русского языка был закреплён в ООН, где русский является одним из шести официальных международных языков.
Экономи́ческая мысль Дре́внего Восто́ка имеет в основном религиозную форму и подчинена решению социальных и политических проблем. В экономических произведениях того времени проблемы экономики в целом не стали предметом научного анализа. В то же время экономические труды содержали рекомендации по управлению государством и контролю за экономической деятельностью граждан.
Вайтопия (или утопия для белых — англ. White, белый, Utopia, утопия) — название феномена, описанного в книге Рича Бенджамина «В поисках Вайтопии: Невероятное приключение в сердце белой Америки». Термин означает и описывает быстро-растущие белые поселения-анклавы, возникшие и развивающиеся в результате миграции, расположенные в разных частях США.
Англизация (англ. anglicization, фр. anglicisation; также англификация) — усвоение английского языка или культуры, ассимиляция в англоязычную среду. Может иметь добровольной или насильственный, полный или частичный характер (например, усвоение английского языка ирландцами и афроамериканцами происходило на фоне укрепления их этнического самосознания, отличного как от англичан, так и от белых англоязычных американцев).
Языковая политика Финляндии — это совокупность принципов, которым следует государство по отношению к представителям различных языковых групп.
Безгосударственное общество — общество, не управляемое государством. Анархия является разновидностью такого общества, где, помимо государства, отсутствует любая иерархия, включая этническую, экономическую, религиозную, идеологическую и сексуальную. Однако даже если какое-либо безгосударственное общество не является, строго говоря, анархией, обычно в таких обществах всё равно нет сосредоточения власти, а если такая власть есть, то она ограничена. Имеющий власть в таком обществе обычно не удерживает...
Е́ниши (нем. Jenische, также самоназвание), «кочующие», «белые цыгане» — этнографическая и социальная группа разнородного происхождения, проживающая в Центральной и Западной Европе, в основном в области вокруг Рейна (Германия, Швейцария, Австрия, Франция, Бельгия, Люксембург). Исторически ениши возникли в начале XVIII века как потомки маргинализировавшихся групп населения (в основном немецкоязычного). К кочевому образу жизни перешла лишь небольшая часть енишей.
Путешествие братьев Демидовых по Европе (1750—1761 гг.) — гран-тур трех молодых российских дворян Александра Григорьевича, Павла Григорьевича и Петра Григорьевича Демидовых, сыновей Григория Акинфиевича Демидова, по Европе с целью завершения образования и приобретения новых знаний в различных отраслях. Путешествие продлилось в общей сложности 10 лет: с декабря 1750 по август 1761 гг.
Закон Па́ркинсона: «Работа заполняет время, отпущенное на неё» - эмпирический закон, сформулированный историком Сирилом Норткотом Паркинсоном в его сатирической статье, напечатанной в британском журнале The Economist в 1955 году и позднее изданной вместе с его другими статьями в книге «Закон Паркинсона» (англ. Parkinson’s Law: The Pursuit of Progress; Лондон, John Murray, 1958). Впоследствии С. Н. Паркинсоном были опубликованы книги, в которых формулировались соответственно второй («Расходы растут...
Система народного образования в СССР — система образования, существовавшая в Советском Союзе.

Упоминания в литературе (продолжение)

По словам А.Н. Мещерякова, интенсивные письменные коммуникации в Японии «обеспечили высокий уровень культурной гомогенности, не достигнутый ни в одной из крупных стран современного мира». И условием для этого было то, что уже в XI веке Япония была страной с небывало высоким уровнем грамотности. Важным фактором считается и то, что любимым занятием простонародья были математические игры. А в Европе в Средние века человек (за исключением специалистов) не умел даже считать. «Дух расчетливости» появился только у протестантов в ходе Научной революции. Когда в Японию в XVIII веке проникли португальские миссионеры и голландцы и стали преподавать математику, они были поражены тем, как легко понимали японцы высшую математику, новую и для Европы.
Оставляя, ради краткости всего изложения, и этот важный предмет в тех намеках, которые вырвались, остановлюсь на столбцах 31 и 32. Общая сумма лиц, получивших среднее и высшее образование, достигает 1,44 млн, т. е. превосходит 1,1 % числа всех жителей. Это отношение можно было бы считать не то что достаточным, но пока удовлетворительным, если бы наши средние и высшие учебные заведения были в ином состоянии, чем то, в котором они теперь находятся, так как, вероятно, всем внимательным лицам хорошо известно, что многие из окончивших у нас средние учебные заведения за последнее время лишены даже настоящей грамотности, т. е. не умеют писать как следует. А высшие учебные заведения подготовляют таких практических деятелей, особенно нужных в настоящее время России, которые зачастую не любят своего дела, плохо понимают русские местные потребности и не умеют их изучить сколько-нибудь самостоятельно и разумно к ним приноровляться.
Формирование гражданского государственного устройства может иметь некоторое отношение к стадии модернизации и вовлеченности населения в политику, но прямо от нее не зависит. К середине XX в. многие из наиболее развитых стран Латинской Америки достигли сравнительно высоких показателей грамотности, душевого национального дохода и урбанизации. В середине 1950-х гг. Аргентина, к примеру, была уже высокоразвитой страной в экономическом и социальном отношениях. Почти половина аргентинцев жила в городах с населением более 20 000 человек; 86 % населения было грамотно; 75 % были заняты вне сельского хозяйства; ВНП на душу населения составлял более 500 долларов. Аргентинская политическая система, однако, оставалась заметно недоразвитой. «Общественное благо, – сказал Сармьенто в 1850-е гг., – бессмысленное слово, поскольку нет “общественности”». Столетием позже так и не удалось сформировать эффективные политические институты, что означало продолжающееся отсутствие общественности. Как заметил один наблюдатель:
В частности, в 2012 году 17 процентов выпускников средних школ в США не могли бегло читать или свободно писать и имели серьезные проблемы с орфографией, грамматикой и пунктуацией (ниже 2-го уровня по шкалам PISA)[18]. Более 50 процентов взрослых не дотягивали по грамотности до 3-го уровня[19]. «Хотя некоторые баллы по Общенациональной оценке образовательного развития (National Assessment of Educational Progress – NAEP) понемногу росли, – признался в 2012 году Пол Леман, бывший президент Национальной ассоциации музыкального образования, – большинство из них в последние годы оставались практически неизменными. А в марте 2013 года министр образования США Арне Дункан предупредил Конгресс о том, что в 2014-м более 80 процентов школ страны, скорее всего, не выполнят требований закона NCLB»[20].
«Конец XIV – начало XV века, – пишет Д. С. Лихачев, – эпоха крутого подъема и напряженного творчества, время интенсивного сложения русской национальной культуры» [125, с. 4]. Характерной чертой этого времени становится особое внимание к государственным интересам страны, что в свою очередь внесло новые черты в культуру данного периода. Начиная с XV века возрастает число школ, большинство из которых оставались достаточно простыми, учили грамоте и «всякому благочестию». Москва того времени, по мнению И. А. Соболевского, не имела никаких ни общественных, ни правительственных школ, но зато в ней было много мелких частных училищ. Кроме училищ грамотности Московская Русь XV–XVII веков имела особые училища для тех, кто шел в священники и дьяконы [см. 196, с. 15, 23].
В конце XIX столетия в Российской империи преобладающей формой общего образования была начальная, как правило, одноклассная школа с трехгодичным курсом5. Она составляла более 90 % всех учебных заведений в стране. Среднее и высшее образование в это время имели лишь 1,36 % мужского населения и 0,85 % женщин. Перепись 1897 г. констатировала более низкий уровень грамотности среди русского населения по сравнению со средним показателем по России (19,8 % среди русских, 21,1 % – по стране). Однако при недостаточном развитии грамотности русские имели более высокий процент с образованием выше элементарного. В этих фактах, конечно, отражалась политика правительства, дававшая преимущество в получении образования выше начального, прежде всего русским6. В большинстве учебных заведений на Северном Кавказе в рассматриваемый период наблюдалось преобладание учеников русской национальности: «… учащиеся русские составляют 59, 5 % всех учащихся Кавказа, тогда как русское население составляет 32, 6 % всего населения Кавказа…»7.
В отношении ислама Россия в Туркестане не предпринимала активных попыток по его «выдавливанию». Вплоть до начала XX в. проводилась политика «невмешательства», хотя некоторые шаги по ограничению влияния ислама предприняли еще в первые десятилетия русского правления. Была изъята часть имущества вакфов[194], ограничивался прием на государственную службу лиц, окончивших медресе, ликвидированы в ряде городов должности кази-каляна[195] и шейх-уль-ислама[196]. С другой стороны, в 1900 г. был снят запрет с паломничества в Мекку. Наиболее действенным средством сближения считался «не крест, а книга», то есть распространение русской грамотности. Хотя организация и ведение миссионерской работы в отношении мусульманского населения православными священниками имела место[197], но, судя по ежегодным отчетам Туркестанской епархии, это направление деятельности развивалось довольно слабо (в силу целого ряда как объективных, так и субъективных причин) и в конечном счете не оказывало сколь-нибудь серьезного влияния на ситуацию и успеха не имело. Число неофитов было ничтожным и измерялось единицами.
Успехи народного образования у нас выражаются, в общем, в следующих цифрах. Из десяти детей школьного возраста (от 7 до 14 лет) начальное образование в пределах европейской части России доступно лишь одному из них, значит, из 100 детей – десяти человекам. Такой ограниченный круг детей, которых могут обнять собою существующие народные школы, в сильной степени парализует благотворное воздействие образования на склад, ход и строй сельского быта. Ничтожная частица грамотного населения как бы тонет, растворяется в общей тьме народного невежества; мрак массы населения нередко заглушает даже и простую грамотность, так что бывают случаи рецидива безграмотности (возвращения грамотного к первоначальной безграмотности) в сельском населении.
Как отмечалось выше, придворным летописцам и священнослужителям в догутенберговские времена не было нужды соприкасаться с широкими массами, да они и не располагали необходимыми для этого коммуникационными технологиями. Идеологическая легитимация королевской власти и контроля над земельными владениями имела ограниченную релевантность и интересовала в основном административный аппарат и земельную аристократию. Хотя среди религиозных элит уже начала созревать заинтересованность к контакту со всем населением государства, то есть прежде всего с крестьянской массой, до поры до времени и эти элиты избегали слишком тесных отношений с ней. Геллнер прекрасно описал действие «интеллектуальных механизмов» в аграрных обществах: «Очень сильна тенденция церковных языков к расхождению с разговорными, как будто бы уже сама по себе грамотность не создала достаточного барьера между духовенством и мирянами, и эту пропасть следовало еще углубить, не только переведя язык в мудреные письмена, но и сделав его непонятным для слуха»[66].
Расцвет во второй половине ХХ в. был одновременно и причиной, и следствием научных открытий и социальных изменений, которые вывели человечество на новый жизненный уровень. Самым значительным изменением явилось то, что люди стали жить дольше и у них появилась возможность думать о чем-нибудь еще помимо выживания. С 1900 г. средняя продолжительность жизни в промышленно развитых странах увеличилась на 30 лет и почти на 40 лет – в более бедных странах. Такой рост продолжительности жизни не имеет прецедентов в истории{20}. В 1970-е гг. система базового образования распространилась среди сотен миллионов людей в развивающихся странах. С 1970 по 1985 г. уровень грамотности среди взрослого населения в развивающихся странах вырос с 43 до 60 %{21}. Наряду с ростом доступности высшего образования шел и рост численности среднего класса: только в 1970-е гг. число университетов в мире увеличилось более чем в два раза. Это пополнило ряды людей, которые обладают достаточными знаниями и средствами для эффективного решения социальных проблем{22}.
Однако, пусть исследовательские университеты США и неизменно лидируют в мировых рейтингах, эти точечные успехи горстки элитных учебных заведений мало способствуют достижению широкого охвата населения образованием и производству такого количества инноваций, которые обеспечили бы устойчивую конкурентоспособность страны. Не желая или не будучи в состоянии принять всех способных к обучению абитуриентов, эти университеты в последние десятилетия стали поддерживать свой статус элитных высоким отсевом при поступлении. И даже если лидерские позиции в рейтингах могут привести американцев к умозаключению, что в нашей стране лучшие колледжи и университеты, результаты международного исследования Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), анализирующего уровень знаний в области чтения и математической грамотности среди взрослого населения[73], ставят такой вывод под вопрос. Кевин Кэри, эксперт Фонда «Новая Америка» в области образовательной политики, верно отмечает, что параметры, позволяющие считать данные университеты лидерами, – т. е. показатели их исследовательской активности – в сущности, ничего не говорят о качестве американского высшего образования в целом: «Вера в международное превосходство высшего образования США… в основном зиждется на рейтингах ее лучших университетов… Когда президент Обама сказал “у нас – лучшие университеты”, он не имел в виду “наши университеты в среднем относятся к группе лучших” – даже если так слышится многим. Он имел в виду “среди лучших университетов большинство – наших”. А это совсем другой смысл»[74]. Для нас это различие особенно важно и указывает на необходимость расширения доступа к качественному образованию. Штучные элитные университеты доступны небольшой привилегированной группе населения, в которую попадает лишь малая доля тех, кто способен в них учиться; и последствия такого распределения в экономике знаний будут все более заметными.
В нашей стране системной проблемой в конце XIX – начале ХХ века была массовая малограмотность за пределами очень узкого слоя элиты и весьма распространенная неграмотность: множество людей вообще не умели читать/писать. Затем одним из векторов политики советского государства стал переход ко всеобщей грамотности. Есть точка зрения (не бесспорная), что в 1930-е годы в России фактически были продолжены те процессы в сфере образования, которые происходили еще при жизни последнего нашего императора.
Во второй половине XIX – начале XX в. в России начался процесс модернизации по западному образцу. Но к 1913 г., несмотря на впечатляющую динамику индустриального роста, промышленность обеспечивала лишь 27 % ВВП, доля городского населения составляла 15 % от общей численности населения, почти три четверти жителей империи были неграмотными[21]. По показателю элементарной грамотности (а народное образование служит абсолютно необходимым условием «национализации») Россия сильно уступала Австро-Венгрии, не говоря уже о других европейских странах. Так, в 1914 г. в ней на 1 тыс. жителей приходилось 59 учащихся, тогда как в Австро-Венгрии – 143, в Великобритании – 152, в Германии – 175[22].
Возрождение отечественных школ относится к концу XIV – началу XV в. – времени подъема и напряженного творчества, интенсивного становления русской национальной культуры. Начиная с XV в., возрастает число школ, большинство из которых оставались достаточно простыми, учили грамоте и «всякому благочестию». Книжная культура Московской Руси уже не имела следов систематической школы, однако школа элементарной грамотности не исчезала. Интерес к книгам был высок.
Сведения о распространении учебных изданий по регионам и сословиям позволяют получить сохранившиеся приходные книги Московского Печатного двора. Данные о приобретении учебных книг по сословиям имеют некоторую относительность, поскольку учебные издания, особенно дешевые азбуки, во-первых, закупались для училищ, где обучались дети из самых разных сословий, во-вторых, могли перепродаваться представителям другого сословия, оставаясь при этом в рамках одного региона. Сведения о покупках учебных изданий хорошо отражают и уровень грамотности населения. В Таблице 2 в качестве примера приведены сведения о покупках в течение 8 дней азбук в книжной лавке Московского Печатного Двора. Необходимо заметить, что даже для крупных городов середины XVII в. разовые покупки в 200–400 экземпляров одного издания, которое выходило каждый год и скупалось населением ежегодно в тех же объемах, были весьма показательны. Ведь печатные азбуки использовались не один год и лишь дополняли многочисленные рукописные азбуки, а детей в возрасте 7–9 лет в таких городах, как например, Вятка было не более 600–850 человек при численности жителей мужского пола этого города в 1680 человек.
Стоит заметить, например, что, признавая возможность заимствовать достижения западной цивилизации, П.Г. Виноградов исходил из обязательного учета особенностей «национального организма» России. К тому же примечательно, что в периоды реакции он выдвигал тезис о необходимости следовать по пути, проложенному западными странами, а в моменты революционных кризисов подчеркивал значение национальной исторической традиции. В своей публичной лекции 1893 года в пользу комитета грамотности, посвященной Учителю всех российских «всеобщников» – «незабвенному Т.Н. Грановскому», П.Г. Виноградов, говоря о влиянии на него Гегеля, отмечал, что Грановский
Требование всеобщего обязательного начального обучения, выдвинутое идеологами Просвещения и Французской революции, в XIX в. разделялось политиками и общественными деятелями Западной Европы и США. Распространение начальных школ в Европе привело к значительному росту грамотности населения (до 70–80 %). Этот период связан с поиском содержания образования для общеобразовательных школ, обеспечением равных прав на образование, обсуждением роли церкви в организации образования, изменением содержания начального образования в сторону практико-ориентированности. К сожалению, в этот период связи между начальной школой и последующими ступенями образования было уделено мало внимания.
Уменьшение количества обучающихся в высших учебных заведениях не сказалось на темпах и эффективности проводимых преобразований, так как влияние образования на экономику растянуто на годы, десятилетия. Общий уровень грамотности населения рос, а рывок в развитии страны мог быть сделан и за счёт тех образовательных ресурсов, которые имелись в стране до прихода Гитлера к власти.
В отличие от каролингского Запада, не феодальное поместье, а город был главным фактором экономической и социальной эволюции Руси. По расчетам Вернадского, Русь представляла собой одну из наиболее населенных (7–8 млн человек) и урбанизированных (300 упоминаемых городов, в которых жило 13% населения) европейских стран. Описываемые В.О. Ключевским[4] «ряды» князей с городами и решительный перевес городов в XI–XII веках соответствуют коммунальным революциям того же времени в передовых городах средиземноморского и балтийского побережий Европы. Территориально-профессиональное самоуправление, большие и малые купеческие объединения, вечевая традиция существовали во всех крупных городах Руси. Очень высокий уровень грамотности русских горожан, в том числе горожанок – факт, убедительно доказанный Новгородской археологической экспедицией МГУ. По оценке А.А. Зализняка, «картина Новгорода XIV в. и Флоренции XIV в. по степени женской грамотности – в пользу Новгорода»[5].
В эпоху Петра Первого ситуация меняется: постепенно начинает преодолеваться «вековое отчуждение русского народа от общения с передовыми западно-европейскими нациями», которое, в частности, касалось педагогических взглядов на «развитие умственных способностей, суждений и мышления». Это был период, когда семейные нравы и воспитание, педагогическая наука начинают подчиняться государственной опеке, как пишет Водовозова, «требованиям службы», когда на воспитанников и учеников «смотрели как на людей, вполне принадлежащих государству». Улучшилась ситуация с грамотностью, но не с воспитанием подрастающего поколения. Так, Елизавета Николаевна отмечает, что в то время наблюдалось «ослабление родственных, семейных связей между родителями и сыновьями», отмечается упадок интереса к вопpоcaм воспитания. Это было вызвано тем, что стали появляться исследования о законах наследственности – все чаще раздавались голоса, утверждавшие, что «если детям путем наследственности передаются физические, нравственные и умственные особенности и свойства, то не стоит думать о воспитании». Кроме того, характеризуя социальные факторы, влияющие на характер воспитания в тот период, Водовозова выделяет в качестве основного негативного фактора крепостничество.
Обучение китайских мальчиков грамоте начиналось с 6—7-летнего возраста в государственных школах. Плату за обучение можно было считать вполне умеренной. Обучение длилось семь-восемь лет. Прием в школу проходил в любое время года. Учились также весь год, кроме соответствующих праздников, с 7 часов утра до 18 часов вечера, с перерывом в два часа на обед. Начальное обучение предусматривало запоминание 2–3 тысяч иероглифов, т. е. обычный уровень китайской грамотности, позволяющий в наше время читать газеты. Также программа предусматривала заучивание текстов трех классических книг, «Троесловия» и «Тысячесловника», в которых давались основы философии, литературы и истории и «Фамилии всех родов». Успешная сдача экзамена за начальный курс позволяла продолжить образование на следующей ступени, обучение на которой длилось около пяти лет. Здесь в программу входили философия, литература, история и стилистика. По окончании ступени студент получал право на сдачу уездных экзаменов. В случае их успешной сдачи он удостаивался первой ученой степени сюцай («расцветающее дарование»), мог занять должность уездного чиновника и впоследствии получал право на сдачу провинциальных экзаменов.
Очевидно, что этот подход направлен на противостояние историографической традиции, проводящей резкое различие между европейской «властью закона» и рациональностью, с одной стороны, и российским «деспотизмом» и жестокостью, с другой[11]. Эта традиция восходит к восприятию европейских путешественников XVI–XVIII веков, приезжавших в Россию, для которых уже привычными стали видимые результаты совершившихся в Европе перемен. Принадлежа к европейской элите, они олицетворяли собой новые стандарты образования, хороших манер и вовлеченности в политическую жизнь; многие из них имели глубоко прочувствованные религиозные убеждения, закаленные в межконфессиональных столкновениях. Имея классическое образование, они раскладывали российскую действительность между категориями свободы и деспотизма. Сравнивая «Московию» (термин, пущенный иностранцами-путешественниками и используемый теперь для обозначения России до 1700 года) с тенденциями, определявшими их опыт у себя дома, – усилившаяся власть государства, политические права элит и возникающие средние классы, растущая грамотность и укореняющиеся хорошие манеры, конфессионализация, – они провозглашали Россию менее цивилизованной, менее развитой в религиозном плане, более деспотической и жестокой, чем это должно бы быть в истинно европейской стране. В своих описаниях эти путешественники, вполне возможно, были и точны: Московское царство действительно было менее социально и экономически развито, обладало меньшим культурным разнообразием и, несомненно, демонстрировало меньший уровень политического плюрализма, чем ведущие государства Европы того времени. Но эти авторы создали клише, закрепившие восприятие инаковости России, благодаря тому, что преувеличивали так называемые «современные» элементы в их собственных обществах[12].
Старейшие европейские университеты не имеют своей точной даты основания. Приблизительное время их появления – XII век, к которому восходит история таких университетов, как Париж, Болонья, Оксфорд, Виченца, Монпелье. Их предшественниками здесь выступали монастырские и соборные школы, которые, в свою очередь, являлись хранителями школьных традиций античности и смогли пронести сквозь «темные века» не только элементарную грамотность – умение читать, писать и считать, – но и целый комплекс artes liberales, «семи свободных искусств», ставший после каролингской реформы основой средневекового образования.
Первые школы способствовали распространению русского языка только среди детей горожан. В селах детей по-прежнему обучали грамоте священники; в отдельных случаях богатые поселки открывали школу и нанимали преподавателей за счет жителей, однако о подобных заведениях известно немногое. По свидетельству С. А. Серафимова, в селах «были заведены общественные школы грамотности, в которых преподают инде духовные лица, а большей частью – какой-либо заграничный грек-практик» [Серафимов, 1998 (1862), с. 92]. В таких школах ученики осваивали греческий букварь и молитвы.
Рост производительных сил, углубление общественного разделения труда способствовали отделению ремесла от земледелия, города от деревни. В X–XIII вв. складывается особый социальный слой феодального общества – горожане. Будучи закономерным порождением феодального строя, бюргерская культура заметно отличалась от культуры других сословий феодального общества. По сравнению с церковной и рыцарской культурой она была более скромной, что обусловливалось как экономическими, так и социальными причинами. Богатство этого сословия зависело уже не от земельной собственности, а прежде всего от трудовых усилий. Это предопределяло практический склад ума, предпринимательский порыв и рациональную рассудительность горожанина. По сравнению с культурой крестьянских масс городская культура отличалась более высоким уровнем. Цивилизованность горожанина проявлялась и в более широком использовании товарно-денежных отношений для ведения хозяйства, и в большем динамизме ее развития, в ее более светском характере, и в повышении роли грамотности и письменной культуры в целом, и в пробуждении познавательного интереса к окружающему миру. Горожанин более критично относился к себе и к другим сословиям феодального общества, любил посмеяться над слабостями и недостатками других классов и социальных групп.
В плановой экономике XX века, с одной стороны – неоспоримые свидетельства неэффективности, расточительства и надвигающегося застоя, с другой стороны – столь же весомые примеры количественных достижений, смакуемые официальной пропагандой: «В 50-е годы темпы экономического роста в СССР, по моим расчетам, не уступали темпам экономического роста Японии и ФРГ в тот период. Почему же можно говорить о японском и немецком экономическом чуде, но не о советском? Не является ли очень крупным экономическим достижением одновременное решение в течение лишь 30 лет, несмотря на тяжелейшую войну и оккупацию, таких задач, как индустриализация страны, создание механизированного сельского хозяйства, мощной науки, достижение всеобщей грамотности, удовлетворение потребностей населения в продуктах питания, обуви и одежде, повышение продолжительности жизни до уровня самых развитых стран, создание огромной военной мощи, сравнимой с военной мощью самой развитой страны в капиталистическом мире?» [3]
Летом 1905 г., уже в разгар революции, при обсуждении с царем положения о выборах в Государственную Думу один сановник предложил исключить грамотность как условие для избрания. Он сказал: «Неграмотные мужики, будь то старики или молодежь, обладают более цельным миросозерцанием, нежели грамотные». Министр финансов В.Н. Коковцов возразил, сказав, что неграмотные «будут только пересказывать эпическим слогом то, что им расскажут или подскажут другие». Однако, как он вспоминает, царь обрадовался благонадежности неграмотных. В тот момент это уже было не просто ошибочным, но и очень опасным взглядом – отлучение крестьян от образования стало одной из важных причин их сдвига к революционным установкам.
Педагоги всего мира озабочены отсутствием у людей элементарной языковой грамотности. Среди причин называют чрезмерное увлечение телевидением и компьютерными играми, а также переедание сладкого. Тревога за детей становится особенно острой в эмиграции: известно, что когда родители слишком быстро переходят на второй язык, который освоен ими не в полной мере, то довольно скоро отстают от своих детей по знанию этого второго языка (таковы особенности усвоения во взрослом возрасте, когда память и психика отягощены предшествующим опытом жизни и коммуникации), а посему теряют контакт с детьми. Кроме того, если не усвоен родной язык, то и семена второго языка падают на невозделанную почву: первоначальная когнитивно-понятийная система не сформирована, человек не умеет выражать свои мысли и чувства, находится во фрустрации.
В своем выступлении на торжественной церемонии открытия нового здания средней школы № 27 имени Бердымухамеда Аннаева в поселке Ызгант Геоктепинского этрапа Мяликгулы Бердымухамедов сказал следующее: «В семье Бердымухамедовых педагогическая специальность переходит из поколения в поколение. Они (Бердымухамедовы) ясно понимали важное значение грамотности людей. Они обращали внимание людей на то, что наука и образование являются основой мощи государства и счастливой жизни. Они учили людей чтению и письму. Для воплощения в жизнь этого нелегкого дела они с успехом вели свою трудовую плодотворную деятельность».
Важным инструментом международного продвижения и оценки российской системы образования служит участие в международных сопоставительных исследованиях результатов образования (например, PISA и TIMMS). Международное сравнительное мониторинговое исследование качества математического и естественно-научного образования TIMSS (Trends in Mathematics and Science Study) является одним из самых представительных по средней школе. Оно организовано Международной ассоциацией по оценке образовательных достижений IEA (International Association for the Evaluation of Educational Achievement). По качеству математического и естественно-научного образования российские школьники 4-х и 8-х классов находятся среди 10 стран, продемонстрировавших наилучшие результаты, уступая только группе лидеров[61]. Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся PISA (Programme for International Student Assessment) осуществляется Организацией экономического сотрудничества и развития. Оцениваются, прежде всего, такне области как естественно-научная грамотность (приоритетная область оценки, которой отводилось две трети времени тестирования), математическая грамотность и грамотность чтения. По всем направлениям исследования PISA-2006 результаты российских учащихся статистически значительно ниже, чем результаты по странам ОЭСР или средние международные результаты[62]. Российские учащиеся среди своих сверстников из 57 стран занимают 33—40-е места[63]. По сравнению с результатами предыдущих циклов исследования по математике не произошло существенных изменений, а по чтению результаты стали статистически ниже, чем в 2000 г.
Особую группу составили работы отечественных историков, социологов, экономистов, написанные на основе обширного фактического материала (архивных, статистических источников, данных этносоциологических опросов) и рассматривающие историю белорусской деревни, а также раскрывающие экономические, социальные проблемы села на различных исторических этапах, в том числе повлиявшие на трансформацию статуса сельской женщины. Проблема участия белорусских крестьянок в сельских сходах и отхожих промыслах в начале XX в. затрагивается в монографиях историка В. П. Панютича «Наемный труд в сельском хозяйстве Беларуси 1861–1914 гг.» (1996) [294] и «Социально-экономическое развитие белорусской деревни в 1861–1900 гг.» (1990) [295]. Вопрос грамотности сельских женщин в начале XX в. частично отражен в монографии историка С. М. Токтя «Беларуская веска ў эпоху зменаў: другая палова XIX – першая траціна XX ст.» (2007) [409]. Причины миграции сельских женщин в город в советский и современный периоды рассматриваются в монографиях историка В. Н. Носевича «Традиционная белорусская деревня в европейской перспективе» (2004) [271], экономиста В. Г. Гусакова «Размышление о деревне, судьбах крестьянства и предпринимательства, перспективах развития белорусского сельского хозяйства» (2010) [76]. Большое внимание вопросу общественной и семейной занятости в советский и современный периоды уделяют в своих монографиях «Трагедыя беларускага сялянства» экономист Г. М. Лыч (2003) [236] и «Белорусское село в социальном измерении» социолог Н. Е. Лихачев (2007) [228]. Сведения об уровне развития системы образования на территории Западной Беларуси в межвоенный период содержались в работах историка А. М. Вабищевича (2004, 2013) [44, 43].
Несмотря на все усилия ученых, педагоги вынули из пыльных потрепанных папок старые тесты, чтобы снова их использовать. Американских детей по-прежнему собирались учить грамотности и математике (забудьте о естественных и гуманитарных науках) и умению отвечать на короткие элементарные тесты, не отнимающие слишком много времени на уроке. В Пенсильвании ученики жертвуют двумя неделями основной программы, чтобы узнать, как сдавать государственный экзамен штата, соответствующий их уровню. Тестирование начинается с 3-го класса и продолжается до конца школы. В New York Times печатается множество историй о слезах, переживаниях и болях в желудках четвероклассников, сдающих важные тесты[32]. Профессор образования Стэнфорда Линда Дарлинг-Хаммонд 30 июля 2011 года сказала участникам марша «Спасите детей» в Вашингтоне:
В целом идеологический и политический арсенал воздействия христианства был довольно мощным и многообразным. Приняв христианство прежде всего как средство нравственного самоопределения по отношению к ценностям жизни, а не просто как картину мира, жители белорусских земель тем самым заложили начало складыванию специфического этноконфессионального менталитета белорусского народа. Мировоззренческой и ценностной основой его формирования явились духовные традиции народа. Эти традиции выступают в роли квинтэссенции «судьбы» народа, его культурного наследия, они воплощают в себе опыт прошлых поколений, особенности принадлежности к определенному цивилизационному типу. В сфере духовной и идеологической христианство опиралось на богатую книжно-письменную традицию, и было одновременно средством ее утверждения в общественном сознании. Постепенно происходил культурный подъем, развивалось просвещение, распространялись грамотность и накопление научных знаний во всех областях.
Название учебника – «Родное слово» указывает на христианский смысл грамотности – познание Слова Божия путем декодировки системы графических знаков – азбуки, созданной святыми братьями Кириллом и Мефодием для письменной передачи славянской речи. Такая декодировка обязательно сопровождалась эмоционально-ценностным переживанием ребенком изучаемого материала. Поэтому Ушинский уделял пристальное внимание содержанию «Родного слова». Текст книги основан на богатом педагогическом опыте автора и других учителей.
Радикально вырос общий уровень грамотности населения России, причем в исторически кратчайшие сроки. Если в 1897 году среди лиц старше 9 лет грамотных было 30,1 %, то в 1917 году этот показатель составил 42,8 %. Даже уровень грамотности среди сельского населения демонстрировал динамичный рост: если в 1880–1888 годах, по данным земских переписей, в 20 губерниях он составлял 8,7 %, то, согласно Всероссийской переписи 1897 года, – уже 17,4 %, а к 1917 году грамотность сельского населения выросла до 37,4 %. Среди рабочих показатель уровня грамотности был еще выше: в 1897 году – 40 %, в 1917 году – 64 %.[85]
Массовая политическая грамотность граждан необходима и всему обществу, ибо она предохраняет его от деспотизма и тирании, от профессионально некомпетентных и коррумпированных руководителей. Поэтому сознательное развитие политической культуры как искусства совместного цивилизованного проживания людей в едином государстве – забота всего современного общества, важное условие его благополучия.
Откуда взялись такие перемены за столь короткое время? Изобретение в XV в. книгопечатания привело к тому, что гораздо больше людей стали ценить грамотность. Вообще-то это очень мягко сказано! Мне следовало сказать, что изобретение книгопечатания поистине изменило мир в отношении развития мысли и образования и в конце концов привело к расцвету интереса к искусству, философии, литературе и науке – то есть к Возрождению. Вполне возможно, что тут случился некоторый перебор. Свет, наверное, был слишком ослепительным, а просторы, открывшиеся для учебы, слишком широкими – у начинающих воспитателей и педагогов того времени попросту закружилась голова. Как изголодавшиеся люди, внезапно попавшие на пирушку, они хотели всего и сразу. Они хотели, чтобы молодежь научилась всему, – предмет за предметом, факт за фактом, правило за правилом.
В ходе «тренировки» над экзаменационным ответом дополните план по памяти необходимыми датами, именами и понятиями (в тексте обязательные для экзамена даты и имена выделены светлым курсивом). На экзамене у вас будет возможность воспроизвести план с основными датами и именами письменно, чтобы затем отвечать, используя ваши записи, а не вспоминать «на ходу». Расскажите всю тему вслух. Старайтесь добиться четкого изложения, обращайте внимание на дикцию и грамотность речи.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я