Автономия воли

  • Автономия воли — в традиционном понимании международного частного права институт, согласно которому стороны в сделке, имеющей юридическую связь с правопорядками различных государств, могут избрать по своему усмотрению то право, которое будет регулировать их взаимоотношения и применяться ими самими либо судебным учреждением или другими компетентными органами к данной сделке (лат. lex voluntatis).

    В более широком плане автономия воли связывается с основополагающими принципами регулирования цивилистических (гражданско-правовых) отношений и является частным случаем выражения таких общих начал гражданского права, как свобода договора и свободное усмотрение сторон.

    В законодательстве некоторых стран имеются нормы, касающиеся автономии воли, которые относятся к участникам иных гражданских или семейных правоотношений и даже субъектам односторонних актов (при наследовании).

Источник: Википедия

Связанные понятия

Пра́во — понятие юриспруденции, один из видов регуляторов общественных отношений; система общеобязательных, формально-определённых, принимаемых в установленном порядке гарантированных государством правил поведения, которые регулируют общественные отношения.
Гражданское право — отрасль права, объединяющая правовые нормы, регулирующие имущественные, а также связанные и несвязанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие между разными организациями и гражданами, а также между отдельными гражданами.
Правово́е госуда́рство (нем. Rechtsstaat) — государство, вся деятельность которого подчинена нормам права, а также фундаментальным правовым принципам, направленным на защиту достоинства, свободы и прав человека. Подчинённость деятельности верховных органов власти стабильным законам или судебным решениям является отличительным признаком конституционных политических режимов. Принцип соблюдения предписаний права всеми его субъектами, в том числе обладающими властью лицами или органами, называется законностью...
Публичное право — совокупность отраслей права, регулирующих отношения, связанные с обеспечением общего (публичного) или общегосударственного интереса. В публично-правовых отношениях стороны выступают как юридически неравноправные. Одной из таких сторон всегда выступает государство либо его орган (должностное лицо), наделенное властными полномочиями; в сфере публичного права отношения регулируются исключительно из единого центра, каковым является государственная власть. Характер поведения сторон в...
Коллизионная норма (лат. collisio — столкновение) — это норма, содержащая правило определения права, применимого для регулирования отношений, осложненных иностранным элементом.

Упоминания в литературе

Учитывая тот факт, что принцип автономии воли сторон получил закрепление не только в национальном праве, но и международных правовых и иных нормативных актах, а также то, что спор из международного коммерческого договора может рассматриваться не только судом, но и арбитражем, проблему допустимости применения принципа автономии воли сторон следует решать на основании не только lex fori, но и lex arbitri с учетом международных соглашений, применимых к существу спора и содержащих нормы о выборе подлежащего применению права. Кроме того, при определении допустимости автономии воли в конкретных международных коммерческих сделках определенную роль может сыграть также право страны участника сделки, которое ограничивает или вовсе не допускает автономию воли в договорах с участием указанных лиц. Не являясь правом страны суда или арбитража, указанное право может (но не обязательно будет) приниматься во внимание правоприменительным органом.
Модель поведения, избранная сторонами, обязательна для сторон отношения и для государственных органов (в первую очередь судов и арбитражей). Во всех правовых системах автономия воли оценивается как частный закон (lex privata). Автономия воли субъектов договора считается основным источником договорного права (в том числе права внешнеторговых сделок) в зарубежной практике и доктрине.
Неиспользование российским законодателем принципа «локализации автономии воли». Стороны могут выбрать право любого государства. Российское законодательство не закрепляет принципа «локализации автономии воли», который присутствует, например, в праве США[147]. Таким образом, в договоре между российской и белорусской организациями в качестве применимого может быть указано право Бразилии. Представляется, что в данном случае, допуская столь широкие возможности для сторон, законодатель несколько отходит от принципа связи права и общественных отношений. Общественное отношение наиболее эффективно регулируется правом того государства, к которому оно тяготеет, в котором оно локализовано. Независимо от того, что собой представляет автономия воли, очевидно, что законодатель не может предоставлять сторонам договора абсолютную свободу выбора. Это противоречило бы сущности права и сущности государства. Выбор права, таким образом, должен быть ограничен правовыми системами, имеющими отношение к договору. Поскольку суд не должен применять право, не близкое по отношению к договору, стороны также не должны этого делать.
Автономия воли – это свобода выбора участниками правоотношения какой-либо правовой системы для регулирования отношений, в которых они участвуют. Как правило, это договорные отношения. Принцип автономии воли санкционируется государством. Его сущность состоит в предоставлении сторонам договора возможности выбрать право, в соответствии с которым будут регулироваться отношения, возникающие в связи с договором; восполняться пробелы в нем; будет дано толкование его условий; в случае возникновения спора он будет рассматриваться в соответствии с избранным сторонами правом.
Исходя из того, что положения международных договоров в сфере МЧП адресованы не государству, а физическим или юридическим лицам – участникам гражданско-правовых отношений, а в этой сфере широко применим принцип «автономии воли», многие из международных договоров содержат нормы, предусматривающие возможность участникам соответствующих отношений отказаться полностью или частично от правил, в нем содержащихся, и избрать иное право, несмотря на то что они принадлежат к странам – участницам договора, однако данный отказ должен быть явно выражен.

Связанные понятия (продолжение)

Принципы международного права — это основополагающие принципы и нормы права, содержащиеся в международных и межгосударственных договорах, уставах международных организаций, в решениях международных судов, а также в международных обычаях, в отношении которых имеются доказательства наличия всеобщей практики и обязательности их применения международным сообществом. Наиболее важные и общепризнанные нормы поведения субъектов международных отношений по поводу наиболее важных вопросов международной жизни...
Обычным международным правом называют различные аспекты международного права, которые исходят из правовых обычаев. Правовой обычай рассматривается учёными-юристами и Международным судом ООН в качестве одного из основных источников международного права.

Подробнее: Обычное международное право
Нормативный договор — один из видов источников права, представляет собой соглашение (как правило, хотя бы одной из сторон в котором выступает государство или его часть), из которого вытекают общеобязательные правила поведения (нормы права).
Эсто́ппель (англ. estoppel, от англ. estop — лишать права возражения) — правовой принцип, согласно которому лицо в силу некоторых обстоятельств утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своих притязаний. Принцип применяется в международной судебной и арбитражной практике. С 2013 г. включён в российское законодательство (пункт 5 статьи 166 ГК РФ, а в 2015 году включён в пункт 3 статьи 432 ГК РФ).
Диспозитивность — юридическая категория, характеризующая возможность свободного распоряжения субъекта права его правами.
Позитивное право, положительное право (лат. ius positivum) — система общеобязательных норм, формализованных государством, выражающих волю суверена (в роли суверена может выступать народ или монарх), либо не противоречащих данной воле, посредством которых регулируется жизнь субъектов права на некой территории, которые являются регуляторами общественных отношений и которые поддерживаются силой государственного принуждения. Может как соблюдать, так и нарушать моральные права человека с позиции моральной...
Источниками международного публичного права называются те внешние формы, в которых выражается это право.
Депесаж (фр. dépeçage - расщепление) – расщепление привязки коллизионной нормы. В международном гражданском и хозяйственном обороте депесаж означает ситуацию, когда различные элементы одной и той же сделки регулируются одновременно двумя или более системами права. В узком смысле депесаж может рассматриваться как применение различных правовых систем к разным элементам одной и той же сделки. Однако термин может использоваться более широко и применяться к любым ситуациям, в которых одновременно задействовано...
Правовы́е гара́нтии (или надлежащая правовая процедура) — свод правил, в соответствии с которым государство должно уважать все законные права, принадлежащие человеку. Правовые гарантии уравновешивают полномочия государства с законом страны, защищая частных лиц от властей. Если государство причиняет ущерб человеку и за этим не следует надлежащая правовая процедура, это является нарушением правовых гарантий и противоречит норме права.
Субсидиа́рность (от лат. subsidiarius — вспомогательный) — принцип социальной организации, возникший в Римско-католической церкви и получивший своё развитие после Первого Ватиканского собора. Многие ассоциируют его с идеей децентрализации. Согласно данному принципу социальные проблемы должны решаться на самом низком, малом или удалённом от центра уровне, на котором их разрешение возможно и эффективно: центральная власть должна играть "субсидиарную" (вспомогательную), а не "субординативную" (подчинительную...
Герма́нское гражда́нское уложе́ние (нем. Bürgerliches Gesetzbuch, BGB; более точный перевод — Гражда́нский ко́декс, БГБ) — крупнейший и основополагающий закон Германии, регулирующий гражданские правоотношения. Разработан и принят в кайзеровскую эпоху, на излёте «юридического столетия», действует с изменениями и дополнениями вплоть до настоящего времени. В соответствии с принципами пандектной системы состоит из пяти книг (общая часть, обязательственное право, вещное право, семейное право, наследственное...
Правово́й обы́чай (Обычное право) — исторически сложившийся источник права и правило поведения. Позже часто санкционировалось государством и включалось в его систему правовых норм.
Уголо́вное пра́во — отрасль права, регулирующая общественные отношения, связанные с совершением преступных деяний, назначением наказания и применением иных мер уголовно-правового характера, устанавливающая основания привлечения к уголовной ответственности либо освобождения от уголовной ответственности и наказания. Кроме того, под уголовным правом может пониматься раздел правовой науки, изучающий данную правовую отрасль, а также учебная дисциплина, в рамках которой изучаются как правовые нормы, так...
Равенство перед законом, равноправие — важнейший принцип демократии и классического либерализма, согласно которому все граждане равны перед законом независимо от их расы, национальности, пола, места жительства, положения в обществе, религиозных и политических убеждений. Нарушение этого принципа называется дискриминацией.
Конституцио́нное пра́во — отрасль права, закрепляющая в себе основы взаимоотношения личности и государства, конституционные характеристики государства, регламентирующая организацию государственной власти в стране и иные отношения конституционно-правового характера.
Единообра́зный торго́вый ко́декс США (англ. The Uniform Commercial Code), сокращенно ЕТК (англ. UCC) — модельный (рекомендательный) акт, представляющий собой унификацию торгового права США и ратифицированный с теми или иными изменениями большинством американских штатов.
Английское право (англ. English law) — в отличие от более собирательного и менее корректного понятия «Британское право», является правовой системой Англии и Уэльса и лежит в основе правовых систем большинства государств Британского Содружества наций и США, а также правовых систем смешанного типа, наиболее ярким примером которых является право Шотландии. Распространение английского права исторически происходило на подконтрольных Британской империи территориях, и, в некотором смысле, сохранилось там...
Частное право — часть системы права, функционально-структурная подсистема права, совокупность правовых норм, охраняющих и регулирующих отношения между частными лицами, основой которых является частная собственность. Тем самым частное право — это совокупность норм права, защищающих интересы лица в его взаимоотношениях с другими лицами.
Право справедливости — название набора правовых принципов, действующих в рамках традиции английского общего права, дополняя строгие правила там, где требование их формального исполнения могло бы быть слишком жёстким. В гражданских правовых системах подобные «общие оговорки» позволяют судьям более свободно применять кодексы.
Правовая семья — одно из центральных понятий сравнительного правоведения; представляет собой более или менее широкую совокупность национальных правовых систем, которые объединяет общность источников права, основных понятий, структуры права и исторического пути его формирования.
Регламент Рим II № 864/2007 (англ. Rome II Regulation) является регламентом ЕС, содержащим коллизионное регулирование вопросов определения права, применимого к внедоговорным обязательствам. Регламент Рим II (вступил в силу 11 января 2009 года) представляет собой гармонизацию коллизионных норм ЕС по гражданским и торговым делам в области внедоговорных обязательств (за некоторыми исключениями). Регламент регулирует следующие вопросы: определения права, применимого к деликтам, обязательствам вследствие...
Междунаро́дное публи́чное пра́во — особая правовая система, регулирующая отношения между государствами, созданными ими международными организациями и некоторыми другими субъектами международного общения.
И́стинный смысл — правовая теория в интерпретации канадской конституции, используемая для определения, какому уровню власти принадлежит право издавать законы по конкретному вопросу. Теория применяется, главным образом, когда закон оспаривается на основании того, что один уровень власти (провинциальный или федеральный) нарушил пределы исключительных полномочий другого уровня власти.
Трансграничное банкротство (англ. — transnational insolvency; нем. — die transnationale Insolvenz) — это банкротство, осложненное иностранным элементом. Иностранный элемент может заключаться в том, что имеются, например, иностранный(е) кредитор(ы), иностранный(е) должник(и); имущество должника, на которое обращается взыскание, находится в нескольких государствах; права требования возникли в иностранном(ых) государстве(ах) и т. п.В развитых зарубежных странах отсутствует единство взглядов по вопросу...
Иммунитет государства (суверенный иммунитет) — в международном праве принцип, в соответствии с которым суверенное государство не подчиняется органам власти других государств.
Аналогия в праве представляет собой один из способов преодоления пробелов в законодательстве, необходимый для целей правоприменения.
Обход закона — многоаспектное, многозначное и сложное специальное правовое понятие, зародившееся в праве Древнего Рима и дошедшее до наших дней в качестве юридического рудимента. Одно из немногих специфических правовых понятий «каучукового» характера, при этом, в отличие от некоторых аналогичных понятий, широко используемое в публицистике и в обыденном языке. В свете различных теорий «обхода закона» может даваться различное его толкование.
Конститу́ция (от лат. constitutio «устройство, установление, сложение») — основной закон государства, особый нормативный правовой акт, имеющий высшую юридическую силу. Конституция определяет основы политической, правовой и экономической систем государства. Конститу́ция — учредительный документ государства, в котором изложены основные цели создания государства. В подавляющем большинстве стран Конституция принимается учредительным собранием либо путём референдума.
Скандинавское право — группа правовых систем или правовая семья стран Северной Европы — Швеции, Норвегии, Дании, Исландии и Финляндии. В сравнительном правоведении по ряду признаков либо включается в состав романо-германской правовой семьи, либо выделяется как самостоятельная правовая семья, часто рассматриваемая как промежуточная по ряду признаков между романо-германской и англосаксонской (англо-американской) правовой семьёй общего права.

Подробнее: Скандинавская правовая система
Свобода собраний — право проводить митинги, пикеты, демонстрации, а также собираться в помещениях; принадлежит к правам человека «первого поколения» (гражданским и политическим). Свобода собраний закреплена в статье 20 Всеобщей декларации прав человека, статье 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, статье 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Обычно защищается лишь свобода мирных собраний.
Права́ большинства́ — это право человека как результат перехода прав человека из субъективного права (признаваемые притязания личности) к объективному праву (социальные нормы и регуляторы).
Преддоговорная ответственность — это институт гражданского права, вид гражданско-правовой ответственности за убытки, причиненные на стадии ведения переговоров и заключении договора вследствие ненадлежащего исполнения контрагентом потерпевшего своих преддоговорных обязанностей (прежде всего — обязанности позитивного информирования контрагента о свойствах и качествах объекта договора, отсутствия намерения заключать договор).
Подразумева́емые права́ (имплицитные права) — судебная теория в канадском правоведении, признающая, что в Конституции Канады некоторые основополагающие принципы не выражены явно, а подразумеваются. Она применялась в основном до принятия Канадской хартии прав и свобод, но и сейчас остаётся актуальна при рассмотрении вопросов о парламентском верховенстве и полномочии отмены.
Наднациональное право — форма международного права, при которой государства идут на сознательное ограничение некоторых своих прав и делегирование некоторых полномочий наднациональным органам. Нормативные акты, издаваемые такими органами, как правило имеют бо́льшую юридическую силу, чем акты национального законодательства. Наиболее ярким примером наднационального права является право Европейского союза...
Конституционная экономика — научно-практическое направление на стыке экономики и конституционализма, описывающее и анализирующее взаимное влияние правовых и экономических факторов при принятии государственных решений, которые затрагивают экономические и социальные права, гарантированные в Конституции, а также взаимоотношения проблем применения Конституции со структурой и функционированием экономики.
Междунаро́дно-правова́я отве́тственность — обязанность субъекта международного права ликвидировать вред, причинённый им другому субъекту международного права в результате нарушения международно-правового обязательства, или обязанность возместить материальный ущерб, причиненный в результате действий, не нарушающих нормы международного права, если такое возмещение предусматривается специальным международным договором (абсолютная ответственность).
Уголовное законодательство — система нормативных правовых актов, принимаемых уполномоченными органами государственной власти, содержащих нормы, регулирующие отношения, связанные с установлением оснований привлечения к уголовной ответственности и освобождения от неё, определением преступности деяний и иные отношения, входящие в предмет регулирования уголовного права.
Континуите́т (продолжательство) — теория и практика в международном праве о непрерывности государства как субъекта международного права и непрерывности международных государственных обязательств.
Кана́дская ха́ртия прав и свобо́д (англ. Canadian Charter of Rights and Freedoms, фр. Charte canadienne des droits et libertés) — декларация прав, образующая первую часть Конституционного акта 1982. Её целью является защита прав канадских граждан от антиобщественных поступков, политики и законов федерального и провинциальных правительств и объединение канадцев вокруг совокупности ценностей, воплощающих эти права.
«Мягкое право» (англ. soft law) — новая форма отношений, которая в отличие от основного признака присущего праву - «общеобязательность», имеет только «внешнюю форму выражения», т.е. «формальную определенность» в виде концепций и т.д. Оно отсылает к инструментариям которые не имеют обязательной юридической силы или обязательная сила которых отчасти "слабее", чем обязательная сила традиционного права; часто противопоставляется тому, что подразумевают под жёстким правом (hard law). Например, в Европейских...
Исто́чник (фо́рма) пра́ва — способ, с помощью которого закрепляются (находят внешнее выражение) нормы права.
Коллизионное право — совокупность норм международного частного права, помогающих разрешить противоречия (коллизии), возникающие между теми или иными правовыми системами (национальными, международными) по одному и тому же предмету регулирования.
Междунаро́дно-правовы́е са́нкции — коллективные или односторонние принудительные меры, применяемые государствами или международными организациями к государству, которое нарушило нормы международного права.
Международный контракт (международный коммерческий договор, международный коммерческий контракт, внешнеэкономическая сделка) — сделка (соглашение) между двумя или более сторонами, находящимися в разных странах (являющимися субъектами права разных государств), по купле-продаже или поставке товара, выполнению работ или оказанию услуг или иным видам хозяйственной деятельности в соответствии с согласованными сторонами условиями. Международный контракт лежит в основе внешнеэкономической деятельности хозяйствующих...
Принцип правовой определённости требует ясности и постоянства в правовом положении субъектов и содержании правовых норм.

Упоминания в литературе (продолжение)

Автономией воли называют свободу выбора участниками правоотношения правовой системы для регулирования отношений, в которых они участвуют. Принцип автономии воли санкционируется государством и включает в себя возможность определять подсудность. Суть автономии воли состоит в предоставлении сторонам возможности выбирать право, в соответствии с которым будут регулироваться отношения, а в случае возникновения спора он будет разрешаться в соответствии с избранным ранее правом.
Именно эти правила поведения, формулируемые в юридических лицах на основе автономии воли, и составляют квинт-эссенцию того права, выходящего за рамки гражданского законодательства, которое должно регулировать внутрикорпоративные отношения. В унитарных предприятиях – это трудовое право, в кооперативных организациях – корпоративное право, в хозяйственных товариществах и обществах – корпоративное право. Ошибка законодателя, иначе это назвать нельзя, касающаяся автономии воли, допущенная при принятии Федерального закона от 31.12.2012 г. № 53 (ч. 1) ст. 7627, состоит не только в том, что в п. 1 ст. 2 ГК РФ к числу отношений, регулируемых гражданским законодательством, были отнесены корпоративные отношения, а, главное, условие об автономии воли было распространено на отношения, связанные с процессом ее формирования.
Сферой гражданского законодательства является и так должно быть, правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, договорные и иные обязательства, а также имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников относительно юридических и физических лиц, не обладающих государственно-властными или административно-властными полномочиями. Поэтому не нужно смешивать отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников с отношениями субъектов управления, возникающие при реализации государственной политики в сфере экономики. Такое смешение приносит в систему государственного и муниципального управления лишь путаницу и неразбериху.
В юридической науке предлагаются различные векторы развития гражданско-правового регулирования в связи с признанием и равной защитой различных форм собственности. Так, сторонниками сохранения и усиления частноправовой природы гражданского законодательства часто обосновывается необходимость расширения свободы договора, в том числе для субъектов, которых мы относим к публичному сектору экономики. «Высокая степень императивности гражданско-правового регулирования экономической деятельности, – пишет А. С. Комаров, – создает серьезное препятствие для развития экономических отношений в условиях рыночного хозяйства, естественной правовой средой для которых являются признание автономии воли и свобода договора участвующих в хозяйственном обороте субъектов права независимо от форм собственности»[51]. Иными словами, исходя из равенства форм собственности, данный автор предлагает повысить степень свободы договора для всех участников оборота, в том числе для основанных на публичной собственности.
Добавим, что гражданские правоотношения связаны не только с инициированным заинтересованной стороной исковым порядком защиты субъективных прав, но и со значительной ролью договорных, внесудебных способов разрешения споров. Эти способы, базирующиеся на автономии воли и равенстве субъектов, более быстры и экономичны, и, по нашему мнению, наиболее соответствуют существу самих отношений – реализации частных интересов.
В настоящее время в России органы государственной власти и местного самоуправления, наделенные компетенцией действовать от имени публично-правовых образований, нередко одновременно провозглашаются юридическими лицами[139]. Однако органы и структуры публично-правовых образований не могут признаваться самостоятельными субъектами ни в публично-правовых, ни в частноправовых отношениях. В первых субъектом является само публично-правовое образование, т. к. органы и учреждения не обладают самостоятельной волей, а реализуют волю публично-правовых образований. Что касается частноправовых отношений, то в соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе, свободно устанавливая свои права и обязанности на основе договора и определяя любые, не противоречащие законодательству, условия договора, а согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ участие субъекта гражданского правоотношения должно быть основано на автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Ни того, ни другого у органов публичной власти нет, следовательно, органы публичной власти не обладают главными характеристиками самостоятельного субъекта гражданского права.
Семейные правоотношения регулируются не только нормами семейного права. Нормы семейного права наиболее тесно связаны с нормами гражданского права. В новом СК РФ эта взаимосвязь прослеживается наиболее четко. Согласно действующему СК РФ к семейным отношениям (имущественным и личным неимущественным) применяются нормы гражданского законодательства, если эти отношения не урегулированы семейным законодательством и их применение не противоречит существу семейных отношений. Это объясняется тем, что предмет правового регулирования семейных отношений в отличие от предмета гражданского права обладает определенной спецификой. Как правило, семейные отношения существуют вне сферы рыночных отношений, они являются безвозмездными, поэтому применение к ним норм гражданского права, которое регулирует возмездные отношения, может противоречить сущности семейных отношений. Например, в случае несвоевременной уплаты алиментов нельзя применять нормы ГК РФ об упущенной выгоде, так как алименты выплачиваются для обеспечения нормального существования лица, а не для извлечения прибыли. Общим для этих отраслей права является то, что гражданское законодательство регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, имущественной самостоятельности и автономии воли их участников. В семейных отношениях участники также признаются юридически равными, обладают автономной волей, и их личное имущество обособлено от имущества дру4б гих членов семьи. Таким образом, семейные отношения являются подвидом гражданских отношений.
Семейные правоотношения регулируются не только нормами семейного права. Нормы семейного права наиболее тесно связаны с нормами гражданского права. В новом СК РФ эта взаимосвязь прослеживается наиболее четко. Согласно действующему СК РФ к семейным отношениям (имущественным и личным неимущественным) применяются нормы гражданского законодательства, если эти отношения не урегулированы семейным законодательством и их применение не противоречит существу семейных отношений. Это объясняется тем, что предмет правового регулирования семейных отношений в отличие от предмета гражданского права обладает определенной спецификой. Как правило, семейные отношения существуют вне сферы рыночных отношений, они являются безвозмездными, поэтому применение к ним норм гражданского права, которое регулирует возмездные отношения, может противоречить сущности семейных отношений. Например, в случае несвоевременной уплаты алиментов нельзя применять нормы Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) об упущенной выгоде, так как алименты выплачиваются для обеспечения нормального существования лица, а не для извлечения прибыли. Общим для этих отраслей права является то, что гражданское законодательство регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, имущественной самостоятельности и автономии воли их участников. В семейных отношениях участники также признаются юридически равными, обладают автономной волей, и их личное имущество обособлено от имущества других членов семьи. Таким образом, семейные отношения являются подвидом гражданских отношений.
Точка зрения, согласно которой возможность самозащиты есть не более чем правомочие, основана на двух аргументах: а) защита гражданских прав третьим лицом, тем более без согласия их обладателя, противоречит автономии воли субъектов гражданского оборота; б) право на самозащиту неотчуждаемо от субъективного гражданского права, на защиту которого оно направлено[190]. Однако гражданскому праву известно, по меньшей мере, три способа защиты прав третьим лицом, не являющимся представителем обладателя права: действия в состояниях необходимой обороны и крайней необходимости, а также спасение жизни субъекта против его воли. Право на самозащиту находится вне связи с субъективными гражданскими правами, поскольку может осуществляться через действия третьих лиц и не является исключительным атрибутом субъективного права. Оно неотчуждаемо от личности участников гражданских правоотношений.
6. Предмет административных договоров всегда составляют социальные проблемы, так или иначе связанные с деятельностью государственной администрации. Автономия воли сторон административного договора (т. е. свобода вступать или не вступать в договорные отношения) не носит характера абсолютного принципа, как это имеет место в частном праве.
Однако, как справедливо отмечает М. В. Карасева, «в последнее время возникают ситуации, когда субъекты налогового правоотношения могут самостоятельно устанавливать налоговые обязанности и определять в некоторых пределах их содержание. Это имеет место потому, что в современных условиях публичное право все плотнее соприкасается с частным, что проявляется в самых различных пластах правовой материи».[14] Как результат, метод властных предписаний (как метод налогово-правового регулирования) становится все более «лояльным» и в него встраиваются все чаще гражданско-правовые «вкрапления».[15] И, несмотря на то что налоговое право остро нуждается в четкой определенности и законодатель стремится ограничить проявление автономии воли субъектов налогового права, исключив какую-либо самостоятельность в их деятельности,[16] усмотрение объективно существует. Свидетельством этого является, в частности, использование в ходе налогово-правового регулирования преобразованных форм договорных отношений, допущение некоторой инициативности субъектов. Конкретно к числу таких случаев относятся налоговые правоотношения по поводу предоставления инвестиционного налогового кредита.[17] Здесь право устанавливать налоговую обязанность и определять ее содержание в рамках, определенных законом, предоставлено налоговым и иным уполномоченным органам. Кроме того, показательным примером существования усмотрения в налоговом праве может служить п. 2 ст. 93.1 НК РФ. Так, в случае, если вне рамок проведения налоговых проверок у налоговых органов возникает обоснованная необходимость получения информации относительно конкретной сделки, должностное лицо налогового органа вправе истребовать эту информацию у участников этой сделки или у иных лиц, располагающих информацией об этой сделке. Помимо перечисленного, усмотрение имеет место при проведении выездной налоговой проверки, при принятии обеспечительных мер и в ряде других случаев.
Как следует из содержания п. 1 ст. 2 Кодекса, отношения, включенные в предмет гражданского права, характеризуются тем, что они основываются «на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников». В составе таких отношений выделены отношения двух видов: имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения.
7. Некоторые отношения, связанные с рекламной деятельностью, регулируются не гражданским законодательством, основанным на равенстве, автономии воли сторон и договоре, а административным, в основе которого лежат отношения власти и подчинения. Нормы административного законодательства регулируют главным образом отношения, складывающиеся в сфере предотвращения и пресечения ненадлежащей рекламы.
В некоторой степени такое установление законодателя определяет принцип «автономии воли» объединений, отражением которого является самостоятельность и организационная обособленность от любых внешних влияний. Автономия, прежде всего в экономическом смысле (от греч. autos – сам и nomos – закон) – это самоуправление, форма организации управления предприятиями, при которой, как правило, они обладают значительными правами и возможностями самостоятельного принятия хозяйственных решений.
Метод автономных решений характерен для регулирования отношений, в которые вступают в процессе предпринимательской деятельности юридически равноправные, самостоятельные товаропроизводители. Данные отношения в подавляющем объеме регулируются нормами гражданского законодательства. Главным здесь является автономия воли субъекта предпринимательских правоотношений в совершении тех или иных юридически значимых действий. Нередко данный метод называют методом согласования, поскольку права и обязанности сторон правоотношения устанавливаются по взаимной договоренности (согласованию) между ними. Это характерно (за редкими исключениями) для договорных отношений между участниками предпринимательской деятельности.
В литературе конца XIX в. нередко содержались утверждения, согласно которым в коллизионных принципах lex loci actus (законе места совершения акта) и lex rei sitae (законе местонахождения вещи) или же в принципе автономии воли сторон усматривались нормы международного обычного права.
Диспозитивные коллизионные нормы подразумевают автономию воли сторон при заключении международных сделок. В отличие от императивных, диспозитивные коллизионные нормы главным образом применяются в сфере обязательственных взаимоотношений сторон. Примером диспозитивной нормы может служить ст. 1222 ГК РФ, которая устанавливает, что «к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа закона».
В соответствии с принципом автономии воли стороны внешнеторговых отношений вправе заключать соглашения о том, кому доверить разрешение возникшего или возможных споров, связанных с договорными отношениями. Это может быть соглашение о передаче спора государственному суду в определенной стране (общей или специальной юрисдикции) или утвержденному сторонами для разрешения спора конкретному международному коммерческому арбитражу (третейскому суду): институционному (постоянно действующему) и изолированному (ad hoc).
В соответствии со ст. 2 ГК гражданское законодательство регулирует «другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников». Семейные отношения обладают всеми указанными признаками: их участники юридически равны, обладают автономной волей и их имущество обособлено от имущества других членов семьи. Так, семейные отношения являются разновидностью гражданских отношений, однако обладают рядом специфических особенностей.
Однако весьма характерно, что сам же Д. Н. Бахрах, перечисляя общие принципы договорного регулирования, присущие всем типам договоров, упоминает в том числе диспозитивность правового регулирования (свободу договорных условий) и автономию воли (добровольность заключения) договаривающихся сторон[79].
Именно в связи с этим в гражданском законодательстве установлено принципиальное положение, согласно которому в гражданско-правовую сферу включаются прежде всего те имущественные отношения, которые основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников (координационные отношения).
Гражданское право. Эта отрасль российского права связана с удовлетворением частных интересов граждан (их объединений). Предметом гражданского права являются имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Основной источник – Гражданский кодекс Российской Федерации.
Каждая ветвь права имеет свой предмет правового регулирования. Так, предметом гражданского права являются имущественные и связанные с ними неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, а также отношения, связанные с защитой неотчуждаемых прав и свобод человека и других нематериальных благ.
Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.
Характерными особенностями семейно-правового метода регулирования общественных отношений являются: юридическое равенство участников семейных правоотношений; автономия воли участников семейных правоотношений; усиление диспозитивного начала в семейно-правовом регулировании; индивидуальное ситуационное регулирование.
В современных условиях, когда более 90 процентов мирового грузооборота приходится на морской транспорт, от решения правовых проблем торгового мореплавания существенно зависит состояние экономик стран. В России имущественные отношения, возникающие из торгового мореплавания и основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, отнесены к отношениям гражданского оборота[63].
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я