Чудь

  • Чудь — собирательное древнерусское название ряда племён и народов, как правило, прибалтийско-финской группы (ср. водь, весь, сумь, емь, меря) финно-угорской общности.

    Впервые чудь идентифицировал как «финландцев либо естландцев» в 1734 году профессор из Або Альгот Скарина (1684—1771) в диссертации «De originibus priscæ gentis Varegorum». Этноним употреблялся до конца XIX века в официальных документах Российской империи, но единообразия не было, слово «чудь» могло обозначать разные группы: финны и чудь могли быть синонимами, но могли и разбиваться на «чудь в пространном смысле» и «карелов», при этом первая группа делилась на «чудь/чухарей в тесном смысле» и водь/эстов — «чухну».

Источник: Википедия

Связанные понятия

Вяда, или веда, — древнее племя, упоминаемое в нескольких письменных источниках первой половины XIII века.
Чудь заволочская (или заволоцкая) — летописное название финно-угорского населения Заволочья, впервые упоминаемое в Повести временных лет. Однозначного мнения относительно этнического состава заволочской чуди среди исследователей нет. Народы, прежде упоминаемые под этим названием, к настоящему времени полностью ассимилировались среди вепсов, русских, а также коми.
Политоним (др.-греч. πολιτική «государственная деятельность» и όνυμα — имя, название), или политноним — название всех граждан какого-либо государства, всего населения определенного административного региона, производное от названия государства или региона, например, нигерийцы, американцы, советский народ, россияне, татарстанцы, китайцы.
Чува́ши́ (самоназвание — чуваш. чăваш; мн. ч. чăвашсе́м, ед. ч. чăва́ш) — этноним чувашей. Впервые это слово в Поволжье зафиксировано во времена и на территории Казанского ханства.
Нарова — древнее население Принаровья. Изначально населяло оба берега Нарвы, однако впоследствии было вытеснено водью с правобережья Нарвы и с тех пор расселялось исключительно на левобережье.

Упоминания в литературе

В недатированной части «Повести временных лет», записанной около 1113 г., касающейся древних времен, в числе прибалтийских племен, плативших дань Руси, названы: «Чюдь…, Ямь, Литва, Зимигола, Корсь, Норова, Либь» [ПСРЛ 2001, т. 1, с. 11]. Первый из этих этнонимов – чудь – в летописях первоначально распространялся на прибалтийско-финские народы в целом и, вероятно, обозначал эстов, водь, ижору и корелу, находившихся вблизи границ славянского расселения. Возможно, ко времени знакомства славян с этими этносами они еще не имели четкой племенной организации и первоначально рассматривались пришельцами как единый народ. Так можно объяснить более позднее появление их названий в русских летописях, в XII–XIII вв., и закрепление этнонима «чудь» за эстами и небольшими группами финского населения в удаленных регионах.
Из славянских племен летописец упоминает словен, живших вокруг озера Ильмень, и кривичей, разместившихся южнее их. Что касается чуди и веси, то были племена финно-угорского корня. Чудь занимала южные берега теперешнего Финского залива, Невы и Ладожского озера. Это – предки нынешних эстонцев, ижоры, води, и в меньшей степени – вепсов (через посредство «приладожской чуди»). Весь жила на восток от чуди. Северные ее ветви (людики и ливвики) в средние века были ассимилированы карелами, южные внесли основной вклад в сложение вепсов. На глаз чудь должна была выглядеть похожей на современных эстонцев. Весь была более смуглой и низкорослой; антропологи относят ее к так называемому «урало-лапоноидному» типу. Можно предположить, что именно на основании такого зрительного образа летописец и ограничился двумя финно-угорскими племенами. В других местах «Повести временных лет» встречаются и другие народности (точнее, племенные союзы) этого корня, например, меря.
Этногенез. В. – потомки прибалтийско-финского населения, известного в Средневековье под этнонимами: вас (Иордан, 551 г.), вису или весу (ибн-Фадлан, 922 г.), весь («Повесть временных лет», под 859 г.), позже русскими В. назывались чудью, чухонцами, официально этноним В. был введен в 1837 г. академиком А. Шенгреном, хотя разрозненные группы В. чаще называли себя «местными, здешними» (тягалазет), а русские их соседи – кайванами, чухонцами (как и эстонцев), чухной; большая часть В. была ассимилирована славянами (IX–XII вв.), русскими (XIII–XX вв.), часть вошла в состав юж. карел, образовав этнич. их группы – ливвиков и людиков; создание в г. Подпорожье иве. Шелтозеро В. музеев способствует возрождению В. этноса; в Карелии образована Вепс. нац. волость.
Кроме этимологических словников, финским присутствием отмечены и русские фразеологические словари. Например, добродушное ругательство «чухна парголовская» и сегодня напоминает о преимущественно компактном проживании финнов на территории Петербурга и области. Чухнами называли представителей древнего финно-угорского племени чудь, одним из районов расселения которых была деревня, давным-давно названная по финскому имени Парко. Название этого племени сохранилось и в известном гидрониме «Чудское озеро».
В настоящее время эстонцы используют этноним ээстласед (по названию страны Ээсти – Эстонии), распространение которого активно происходит с середины XIX в.3 Исследователи указывают на его заимствование из германских языков. Происхождение этнонима одни лингвисты связывают с германским корнем в значении «восток» и считают, что сначала оно использовалось для обозначения страны, а затем и народа4. Другие этимологи предполагают, что этноним восходит к балтийским языкам: aueist – «жители у воды»5. До XIX в. эстонцы себя называли чаще маарахвас (букв. «народ своей земли»)6. В русских летописях эстонцы вместе с другими западно-финскими племенами именуются чудью, позже – чухонцами, и только с XVIII в. в русском языке распространяется название эсты, эстонцы7. Большинство верующих эстонцев – лютеране, есть небольшое число православных.

Связанные понятия (продолжение)

Э̀тногене́з чуваше́й — процесс сложения современного чувашского этноса. Обычно имеют в виду начальный этап этнической истории, по завершении которого процесс, конечно же, не останавливается и может происходить включение в сложившийся этнос других ассимилируемых им групп, дробление и выделение новых этнических групп.
У́гры — обобщающее этническое имя, присвоенное родственным по языку народам — манси, хантам и венграм (мадьярам). Угорские языки и родственные им финно-пермские языки относятся к уральской языковой семье. К современным народам, говорящим на угорских языках, относят венгров и обских угров (хантов и манси).
Го́лядь (др.-рус. Голѧдь) — балтоязычное племя, обитавшее, согласно древнерусским письменным источникам XI—XII веков, в верховьях реки Протвы (на территории современных Московской, Брянской, Смоленской и Калужской областей), между землями вятичей и кривичей. Археологически соотносятся к мощинской культуре. Название племени (этноним) идентично прибалтийским галиндам.
Этно́нимы (от греч. έθνος — племя, народ и ὄνυμα — имя, название) — названия наций, народов, народностей, племён, племенных союзов и тому подобное.
Соционим (от лат. socius — общественный + др.-греч. όνυμα — имя, название), или социононим — социальный определитель, коллективное имя, название социальной группы, используемое людьми для групповой идентификации и стигматизации.
Кревинги, также Кревины (буквально обрусевшие от латыш. kreews (в старой орфографии) или соврем. krìevs — русский) — почти исчезнувшее (ассимилированное латышами) финно-угорское племя, населявшее с сер. XV до конца XIX века Бауский уезд Курляндской губернии, в окрестностях деревни Мемельгоф.
Кри́вичи́ — союз восточно-славянских племён, который в VIII—X веках сложился в верховьях Западной Двины, Днепра и Волги. Занимались земледелием, скотоводством, ремеслом. Главные города: Смоленск, Полоцк, Изборск. С IX века — в составе Древнерусского государства. По одной из гипотез, вошли в состав древнерусской народности. В XI—XII веках территория кривичей входила в Смоленское и Полоцкое княжества, северо-западная часть — в Новгородские владения. В «Повести временных лет», которая является основным...
Финно-у́гры Пово́лжья, во́лжские (пово́лжские) фи́нны — территориальная группа финно-угорских народов, населяющих Среднюю Волгу: бассейны рек Мокши, Суры, Ветлуги и правых притоков Вятки. Включают марийцев, говорящих на горномарийском и луговомарийском языках, мокшан, говорящих на мокшанском языке, и эрзян, говорящих на эрзянском языке. Особой этнографической группой мокшан считаются каратаи. Этнографических групп эрзян — две: терюхане и шокша.
Ятвяжский язык — язык балтийского племени ятвягов, или судавов (судинов), один из балтийских языков. Не путать со славянским «ятвяжским» микроязыком. Выделяются два ареала, названия которых послужили основой для двух рядов названий всего языка в разных языках: для немцев и литовцев ближе был судавский, для поляков и восточных славян — ятвяжский.
Дохристианский именник в мордовских языках (мокшанском и эрзянском) насчитывал более тысячи имён. Состоял преимущественно из самобытных имён, но также есть и определённая часть из них, которую можно отнести к заимствованным: славянским, арабским, тюркским и др. . Некоторые старинные личные имена дали основу для современных фамилий, таких как Шиндины (Шиндяй/Чиньдяй), Вирясовы (Виряс), Рузавины (Рузава), Маскаевы (Москай), Пинясовы (Пиняс).

Подробнее: Мордовское имя
Галинды (греч. Γαλινδαι, прусск. Galindi, др.-рус. Голѧдь) — балтийский этноним, обозначающий несколько племён.
Ба́лты (балтийские народы) — группа индоевропейских племён и народов, проживавших на восточном побережье Балтийского моря и говоривших на балтийских языках. Потомками балтов ныне считаются литовцы и латыши. Ранее, кроме современных территорий Литвы и Латвии, балты населяли территории Белоруссии, Польши (Сувалкия, южная Пруссия) и России (Калининградская область, часть Смоленской, Брянской и некоторых близлежащих областей).
Э́сты (лат. Aesti) — принятое в западных (преимущественно латинских) источниках название средневекового населения современной Эстонии. Впервые этноним упоминается Тацитом для некоего прибалтийского племени.
Восто́чные славя́не — культурно-языковая общность славян, говорящих на восточнославянских языках.
Этнонимы украинцев — совокупность самоназваний (эндоэтнонимов) и использующихся другими народами (экзоэтнонимов) названий украинского народа на протяжении его существования.
Этногене́з славя́н — процесс формирования древнеславянской этнической общности, приведший к выделению славян из конгломерата индоевропейских племён. В настоящее время не существует общепризнанной версии формирования славянского этноса.
Историю этнонима «татары» можно проследить примерно с V века. За многовековую историю слово «татары» приобретало и теряло функции этнонима, политонима, соционима и конфессионима.
Кривия (белор. Крывія, Крывіччына) — историко-культурная область, расположенная в верхнем и среднем течении Западной Двины,а также в верховьях Днепра и Волги, характеризующаяся активным балто-славянским синтезом.
Му́рома — финно-угорское племя, которое с середины I тысячелетия нашей эры жило в нижнем течении Оки в окрестностях города Муром.Упоминается в Повести временных лет как неславянское и живущее у впадения Оки в Волгу.
Северная конфедерация племён, также Северная федерация племён, Северный союз племён или Северный суперсоюз — гипотетическое восточнославянское и финно-угорское межплеменное политическое образование, сформировавшееся в середине IX века в северной части Восточно-Европейской равнины. В состав конфедерации входили племена словен, кривичей и мерян. Имена кого-либо из старейшин конфедерации доподлинно неизвестны. По оценке историка В. В. Седова, более детальное изучение истории Северной конфедерации племён...
Мещёра (Мещера́) — древнее финно-угорское племя, вошедшее в состав Древнерусского государства и растворившееся в русской и эрзянской народности. Расселялось по среднему течению Оки (Мещёрская низменность). Язык волжско-финской группы — мещерский.
Тептяри (типтяри, башк. типтәр, тат. tiptər, типтәр) — социальная группа, известная в Башкортостане с XVII века. Часть исследователей рассматривают тептярей как сословие (А. З. Асфандияров, Р. Н. Рахимов), а часть как этносословную группу (Р. Г. Кузеев, Д. М. Исхаков). В разное время термин имел разные значения. Вопрос о происхождении и формировании данной этногруппы на сегодняшний день является дискуссионным.
Славянские племена лужичан, лютичей, бодричей, поморян, руян издревле заселяли территорию современной восточной, северной и отчасти северо-западной Германии, а также часть Баварии. Как утверждается в настоящее время некоторыми исследователями — во второй половине VI века они сменили племена лангобардов, ругов, лугиев, хизобрадов, варинов, велетов и прочих обитавших здесь в античные времена народов.

Подробнее: Славянская топонимия Германии
Ямь, емь (фин. jäämit) — название, которым новгородцы называли в средние века некоторые северные, очевидно, проживавшие в Фенноскандии, народности.
Прибалти́йско-фи́нские народы — народы, говорящие на прибалтийско-финских языках.
Этнонимы русских — совокупность самоназваний (эндоэтнонимов) и использующихся другими народами (экзоэтнонимов) названий русского народа на протяжении его существования.
Племенные союзы восточных славян (восточнославянские союзы племён, племена восточных славян, объединения восточных славян) — форма общественной организации восточнославянского общества в период разложения первобытнообщинного строя и формирования государственности. Образование союзов — этап на пути складывания государственности восточных славян. Говоря о «союзах», в данном случае историки подразумевают, что они были сложными образованиями и носили уже не родовой, а территориально-политический характер...
Экзо́ним (от греч. ἔξω «вне» + греч. ὄνομα «имя»), экзотопоним или экзоэтноним — слова не употребляющиеся местным населением или народом (аборигенами), в том числе и на официальном уровне, однако используемый по отношению к ним внешними сообществами.
Сибирские тюркские языки — необщепринятое название для гипотетической группы, объединяющей ряд восточных тюркских народов.
Помо́рье — историческое название обширной территории на севере Европейской России. Термин применяется в двух значениях. В самом узком смысле Поморье (Поморский берег) — южный берег Белого моря от Онеги до Кеми. Более широко Поморье понимается как всё беломорское побережье с прилегающими районами и реками.
Поля́не (польск. Polanie) — западнославянское племя, составившее основу позднейшего польского народа и давшее ему своё имя. В ходе Великого переселения народов поляне примерно в VI веке пришли на берега Вислы и Одры. Их главным городом был нынешний город Гнезно. Впоследствии им удалось подчинить множество соседних земель и объединить под своим началом многие славянские племена. Из контролируемых ими владений в первой половине XI века образовалось королевство Польша. Князья полян, а также первые польские...
Призвание варягов — легендарное призвание славянскими племенами ильменских словен и кривичей и финно-угорскими племенами чуди, мери и веси варягов во главе с Рюриком и его братьями Синеусом и Трувором на княжение в Ладогу или Новгород и другие города в 862 году.
Славинии или Склавинии, Славии (греч. Σκλαβηνίας, Σκλαβυνίας, Σκλαυίνίας, лат. Sclavenias, Sclavonias, Slaviae) — обозначение социально-политических объединений славянских племён и областей их проживания по сведениям византийских источников VII—X вв. Термин потом перешёл в западноевропейские источники XI—XV вв.
Антинормани́зм — направление в российской, советской и постсоветской историографии, сторонники которого отвергают и стараются опровергнуть норманистические концепции происхождения первой правящей династии Руси и создания Древнерусского государства. Не отрицая участия викингов в политических процессах на Руси, антинорманисты не признают существенности их влияния. Также антинорманизм распространен в псевдоисторических построениях (см. Фолк-хистори и Родноверие).
Чухна́, чухо́нцы — устаревший этноним прибалтийско-финских народов в новгородских землях (весь, сету, ижора, ливвики и прочие). Впервые упоминается в Псковской второй летописи под 1444 г. в форме «чухно». Позднее, в Российской империи — народное название карело-финского населения окрестностей Петербурга, в основном ингерманландских финнов.
Руси́ны (зап.-рус. русины, русини, рѹсіны, польск. Rusini, укр. русини, белор. русіны, лит. rusėnai, лат. rutheni, rhuteni, нем. Ruthenen) — исторический эндоэтноним жителей Руси, изначально употреблявшийся только в форме единственного числа — русин (др.-рус. рѹсинъ), в то время как множественное число выражалось формами русь, либо русьскыи (люди). В настоящее время этноним сохранился только у некоторых групп восточнославянского населения: в Закарпатье, на Лемковщине, а также в Воеводине и Паннонии...
Зале́сская земля́, или Зале́сье (в современных источниках также Залесская Русь и Залесская Украина) — средневековое название территории, употреблявшееся в конце XIV — начале XV века для обозначения русских земель, располагавшихся в Волго-Окском междуречье. Согласно «Списку русских городов дальних и ближних», Залесская земля включала в себя 55 городов и поселений, расположенных в следующих областях...

Подробнее: Залесье
Свеи (швед. svear, sviar) — древнегерманское племя, жившее на территории нынешней Швеции. Термин также использовался как собирательное название населения древней Швеции. От этнонима «свеи» происходит название Швеции: Sverige = svea+rige (со швед. — «государство свеев»).
Хвалисы — древнерусское название народа, обитавшего в северном Прикаспии. От него Каспийское море называлось Хвалынским морем. Существует ряд версий относительно происхождения этого народа. Татищев называет их «нижними болгарами». В Повести временных лет болгары и хвалисы упомянуты вместе...
Имя коми (коми ним) — национальная модель антропонимии у коми — народа пермской группы финно-угорской языковой семьи.
Мордовские языки входят в состав финно-волжской группы финно-угорской ветви уральской языковой семьи. Мордовская группа состоит из двух языков — мокшанского и эрзянского. Мордовские языки распространены в России на территории Мордовии, Чувашии, Татарстана и Башкортостана, а также в Нижегородской, Оренбургской, Пензенской, Рязанской, Самарской, Саратовской, Тамбовской и Ульяновской областях. Мокшанский и эрзянский являются официальными языками Республики Мордовия, наравне с русским. Судя по сообщению...
О западнославянском племени см. западные полянеПоля́не — название восточнославянского племенного объединения, в эпоху расселения восточных славян поселившегося по среднему течению Днепра, на его правом берегу. На земле полян появился Киев — столица Киевской Руси (с 882 года) и, возможно, предшествовавшего ей княжества. Поляне, территория которых стала ядром Киевской Руси, перестали упоминаться летописью по племенному имени (в 944 году).

Подробнее: Поляне
Меще́рский язы́к — финно-угорский язык, на котором говорило племя мещера, жившее в среднем течении Оки на территории современной России. Об этом языке очень мало известно, до наших дней дошли только топонимы. Мещерский язык находился в отношениях близкого родства с мордовскими языками, особенно с эрзянским; его связи с мокшанским языком являлись гораздо более отдалёнными. На это указывают топонимы и сообщение князя Курбского...
Фами́лии ко́ми (коми ов) суть родовые и семейные наименования народа коми и коми-пермяков.

Упоминания в литературе (продолжение)

«По Оце реце, где потече в Волгу, мурома язык свой, и черемеси свой язык, мордва свой язык», – говорит Нестор, перечисляя народы, населявшие древнюю Россию. «А се суть инии (т. е. не славянские) языци, иже дань дают Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемис, мордва» и пр. Следовательно, речная область Оки в первый раз является в истории с обитателями финского или чудского племени. Но, заговорив о финском племени и его подразделениях, мы чувствуем под собой далеко нетвердую почву. Этот важный элемент в составе русского государства представляет еще задачу для истории, и мы пока напрасно ищем в ученой литературе авторитет, на который могли бы смело опереться в своих выводах. Особенно мало сделано для истории и этнографии финнов восточной России. Здесь нас сразу же останавливает затруднение отыскать границы между племенами финскими, турецкими и монгольскими; перед нами мелькает множество названий, которые никак не поддаются строгой классификации рода и вида. Разрешения этой задачи можно ожидать только от сравнительной филологии[1].
«Иде Ярослав на Чюдь, и победи я, и постави градъ Юрьев». Эта короткая запись «Повести временных лет» под 1030 годом обычно считается первым свидетельством русского проникновения в Эстонию. На самом деле все начиналось гораздо раньше. Ведь до прихода славян всю Новгородскую землю заселяли финно-угорские племена – близкие родственники эстонцам и ливам – водь, весь, чудь заволочская. И уже само расселение здесь славян и возникновение древнерусских городов Новгорода, Пскова, Изборска было постепенным проникновением в прибалтийско-финскую среду. Культура местных народов становилась частью культуры Псковско-Новгородской земли.
Киевская Русь зачахла в тот момент, когда более не могла защищать торговый путь из варяг в греки от степных кочевников, сначала половцев, а затем татар. Со второй половины XII века – в XIII веке эту страницу нашей истории можно считать перевернутой. В 1246 году, через 6 лет после татарского разгрома Киева, папский миссионер Плано-Карпини видит в Киевской и Переяславской земле лишь бесчисленное множество костей и черепов, а в Киеве застает едва ли более 200 домов. К этому времени русское население уже в течение почти столетия бежит на запад, где в тесном соседстве с Литвой и Польшей формируются будущие украинцы и белорусы, и на северо-восток – в леса по берегам Оки и Верхней Волги. Там позднее сложится великорусская народность путем смешения славян-беженцев с автохтонным финским населением – чудью. Наше «чудо», «чудак», «чудить», «чудно», «причуда», «чудовище» – нечто разительно не похожее на воображаемую норму – хранит память об этом древнем соседстве с чудью. Само слово «Москва» имеет финское происхождение. Окончание VA значит по-фински «вода». Ока – это финское joki, то есть «река». Есть версия финского происхождения и гидронима «Волга». Даже московское аканье, которое впервые фиксируется в духовной Ивана Калиты 1328 года, по мнению Владимира Даля, образовалось при обрусении чудских племен. Киевская Русь о́кала. Но главную роль в формировании ландшафта Евразии на столетия вперед сыграла вовсе не чудь. Просто запомним, что будущее Московское государство только с большой натяжкой можно именовать славянским, впрочем как и его предшественницу – Киевскую Русь, соединившую славян, финно-угров и скандинавов.
В своих перемещениях восточные славяне встретились с балтскими, иранскими и, преимущественно, угро-финскими племенами. Поскольку земли хватало всем, племена эти были отнюдь не воинственны, а славяне продвигались вперед постепенно, просачиваясь на новые земли, эти контакты, как правило, приводили не к военным столкновениям, а, напротив, к ассимиляции славянами местных жителей. В то время как часть славян от Дуная и Карпат устремилась на юг – на Балканы, во владения Византии, другая часть с VIII века неуклонно двигалась на север и северо-восток, в сторону глухих лесов и болот восточноевропейской равнины, достигнув сначала Днепра, затем (в XI–XII вв.) Оки и Волги, а позднее (к XV веку) – Урала и Белого моря. Угро-финские племена: меря, весь и мурома (славяне называли их общим именем «чудь») постепенно растворились в славянском населении, оставив после себя множество топонимов (географических названий). Так, река «Ока» по-фински означает «река», а слово «ва» (по фински – вода) стало частью названий многих рек (Москва, Протва). Повлияли угро-финны и на антропологический тип внешности восточных славян, на их говор и на религиозные представления (культ лешего и водяного у славян впитал в себя многие мотивы угро-финских культов).
Эта этнонимическая модель основана на фонетической (более или менее точной) передаче самоназвания и морфологически оформлена как собирательное существительное женского рода на – ь (< *-i): кърсь (> корсь) < балтийских языков, латв. ku?sa, лит. kur??as; чудь (< гот. ðiuða?) < cаам. норв. ?utte, cuððe, саам. швед. ?ute, ?ude – «преследователь, враг», саам. кольск. ?utte, ?ut; сумь < финск. Suomi, эст. Soome Maa, лив. S?o?m; ямь, емь < финск. Häme (название области); весь < финск. *vepsi, vepsä; водь < водск. vad’d’a, финск. vaaja; лопь < финск. lappi; либь < латв. l?bis, l?bi?tis и др.
В русских летописях финно-угорские племена, живущие к югу от Финского залива, именовались «чудью», но благодаря скандинавам название «Эстония» (например, норвежское «Эстланн» (?stlann) означает «восточная земля») постепенно распространилось на все земли между Рижским заливом и Чудским озером, дав имя местному финно-угорскому населению – «эсты» (до начала ХХ века), эстонцы. Сами эстонцы называют себя eestlased, а свою страну – Eesti.
Наш первоначальный славянский летописец Нестор помещает чудские народцы, «свой язык имуще», в «странах полуночных», в «Афетовой части». Он перечисляет их в таком порядке: меря, мурома, весь, мордва заволочская, чудь, пермь, печора, ямь, угра. Далее он говорит о них определеннее, показывая местности, занятые некоторыми из них: «…на Беле озере седят весь, а на Ростовском озере меря, на Клещине озере – меря же: по Оце-реце, где потече в Волгу, мурома язык свой и черемиси язык свой, мордва свой язык»17. Этнографические данные о чудском племени у Нестора самые определенные из всех приведенных нами выше. Очевидно, что в эпоху Нестора чудское племя обособилось уже в несколько видовых типов, достаточно различавшихся друг от друга по языку и живших на известных местностях, хорошо знакомых Нестору.
Небольшой нюанс, почему-то не удостаивавшийся внимания историков. В перечне народов Иафетовой части мира два выглядят явно привилегированно: русь и чудь. Прочие народы идут в куче как «всякие». Привилегированное положение руси глаз не режет, а вот чудь рядом с ней выглядит столь странно, что вновь хочется заглянуть в БСЭ. Заглядываем: «Чудь – название в древнерусских летописях эстов (см. также Эстонцы) и родственных им угро-финских племён (заволочская Ч.), живших во владениях Новгорода великого к в. от Онежского озера – по рр. Онега и Северная Двина».
Подобные пространственные несовпадения этникоса и социального организма могут относиться не только к классовым обществам, но в значительной мере и к доклассовым. Во всяком случае, каждая из трех разновидностей эсо может быть проиллюстрирована примерами из истории древнейших росов. Так, Геродот, описывая Скифию, говорит, что к западу от скифов-кочевников живут скифы-георгои (земледельцы), которых греки называли борисфенитами[109] по названию реки Борисфен, под которым тогда был известен Днепр. Рассказывая о земледельческом празднике священного плуга и ярма, он приводит и самоназвание днепровских земледельцев «сколоты» – по имени мифического древнего царя Колаксая (по толкованию лингвистов: «Солнце-царя»)[110]. Но это была часть росов, вошедших в державу скифов и в течение долгого времени продолжавших существовать среди них в гетерогенном виде. С другой стороны, судя по многочисленной русской топонимике, а также по некоторым отголоскам, сохранившимся в русском фольклоре, некоторая часть росов, оторванная от основной массы соплеменников, проживала в скифо-сарматской или в финно-угорской среде в виде гомогенных групп. Вторая разновидность эсо может быть представлена в разные времена росами Русского каганата или «островными» росами – руянами, проживавшими на о. Рюген. Примером третьей разновидности может служить социально-политическая общность словен, кривичей, чуди, мери и веси, известная по источникам под названием Славии.
Несомненно также, что ильменские славяне представляют собой не более как часть великого кривицкого племени. Характер местности представлял все удобства для обширной колонизации на север: верхние и правые притоки Западной Двины переплетаются с реками областей Псковской и Новгородской; естественных преград нет никаких. Что новгородцы носили имя словене и удержали это имя навсегда, – этот факт объясняется просто тем, что они как передовые колонисты кривичей, столкнувшись на север от Западной Двины со сплошным населением финского племени, назвав это население чудью, в отличие от него именовали себя словене, оставаясь в то же время кривичами. Память об этом имени долго жила в народных преданиях Новгородской области, хотя, конечно, в искаженном виде132. Мы раньше видели, что похоронный тип, наблюдаемый в курганах области Ильменской и Смоленской, один и тот же – это преобладающее сожжение133. Кроме того, мы находим прямое указание, что славянское население Псковской области представляет собой кривичей. Так, одна из летописей, рассказывая о призвании варягов и занятии Трувором Изборска, добавляет: «а то ныне пригородок псковский, а тогда был в Кривичех больший город»134, но в одно и то же время этот город носил название Словенска, а ключи, протекающие подле него, Словенских ключей135. Как след колонизации кривичей с верховьев Западной Двины в область Ильменя долго сохранялось для Торопца другое имя Кривич, или Кривитебск136.
В древности областью консолидации русского этноса была историко-этническая территория, которую называют СевероВосточная Русь. Издревле здесь жили многочисленные народы: меря, мурома, мещера, чудь; позже сюда влились вятичи и кривичи; на правобережье Оки проживала мордва. Древнерусское государство стало областью консолидации русского народа, осознавшего свое этническое единство.
Само слово «русь» изначально было названием народа. Раньше у славян многие соседние народы имели аналогичные названия: ливь, корсь, водь, ямь, голядь, весь, чудь, пермь и т. д. И сейчас в русском языке есть слова, построенные по тому же принципу, – например, «чернь», «голь»… Государство же, согласно древнерусским летописям, называлось Русия, или Словенорусия. Со временем «Русь» заменила эти названия, превратившись в наименование государства. Сейчас слово «Русь», помимо употребления в своём историческом значении (Древняя Русь), используется в титуле патриарха Русской православной церкви: Святейший Патриарх Московский и всея Руси. В этом случае Русь – не государство, а совокупность православных верующих в составе Русской православной церкви.
Мифологические представления финно-угорских народов весьма древние. Они восходят к их общности, которая возникла в 3-2-м тысячелетиях до н. э. Считается, что древние финно-угры расселились к 1-му тысячелетию до н. э. из Приуралья и Поволжья до Прибалтики (финны, карелы, эстонцы и др.) и Северной Скандинавии (саамы). Они также заняли лесную полосу Восточной Европы – это известные по русским летописям племена мери, муромы, чуди и др. Они также достигли Средней Европы – миграция венгров в IX веке н. э.
«Повесть временных лет…», упоминая о местоположении мордвы, указывает и на ее даннические отношения с Русью: «А по Оце реце, где втечеть в Волгу … мордва свой язык А се суть инии языцы, иже дань дают Руси: чудь меря, весь, Мурома, черемись, мордва…». Рассказывая о мордве под 1103 г. летописец сообщал: «того же лета бися Ярослав с мордвою месяца марта в 4 день и побеженъ бысть Ярослав». Русские источники XII-XIII вв. называют имена племенных князей мордвы – Пуреш и Пургоз (Пургаз), которые затеяли междоусобицу. Данные источников свидетельствуют о том, что с XIII в. часть мордовского населения входила в состав Рязанского и Нижегородского княжеств. После событий 1236 г. мордва попадает под иго Золотой Орды и только со времени падения Казанского ханства (1552 г.) она добровольно входит в состав Русского государства [Голубева, Л.А. Мордва / А.Л. Голубева // Археология СССР с древнейших времен до средневековья в 20 т. Финно-угры и балты в эпоху средневековья / Под общ.ред. акад. Б.А. Рыбакова. – М.: Наука, 1987. – С. 97].
Первые русские князья очертили своим мечом довольно широкий круг земель, политическим центром которого был Киев. Население этой территории было довольно пестрое, в состав его постепенно вошли не только все восточные славянские племена, но и некоторые из финских: Чудь прибалтийская, Весь белозерская, Меря ростовская и Мурома по нижней Оке. Среди этих инородческих племен рано появились русские города.
Как мы помним, земля в этом списке разделяется на уделы Сима, Хама и Иафета. О первых двух говорить здесь не будем; что же касается последнего, то в этом уделе «седять русь, чудь и вси языци: меря, мурома, весь, моръдва», с рядом других народов Восточной Европы. Перечень продолжают ляхи и пруссы, тяготеющие к «морю Варяжскому»; и, соответственно, давшие ему свое имя скандинавы-варяги, которые по сему морю сидят вплоть до «земли Агнянской» (то есть Английской). В заключение списка назван еще ряд народов, теперь уже исключительно Западной Европы, в число которых включены и «немци, корлязи».
Когда славяне начали вести летописи, то они записали и то, что знали о собственном происхождении. Конечно, мы не можем точно утверждать, что так думали все славяне во всех племенах или даже все люди в Киеве, но, увы, приходится опираться на те документы, которые дошли до нашего времени. Вопрос «откуда есть пошла Русская земля» задал летописец Нестор в своем сочинении «Повесть временных лет». В первых абзацах он написал: «Иафету же достались северные страны и западные… В странах же Иафета сидят русские, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы… Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны, готы, русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги и прочие, – они примыкают на западе к южным странам…». Русь здесь упоминается два раза, по разные стороны Финского залива. Одна русь живет рядом с чудью, другая – с варягами.
Самый север будущей Руси, земли между Ладожским, Чудским и Белым озерами, чересполосно заселяли кривичи и ильменские словене. Кривичи были первыми пришельцами в эти края, пришедшими в далекие земли от тревог Великого переселения народов еще в V столетии. Их древняя столица – Изборск, называвшийся ранее Словенском, то есть славянским, – самый старый из градов северных земель. Рядом с ним, на реке Великой, из смешанного селения кривичей и местных финнов, чуди, подрастал и новый град – Псков. Кривичи широко расселились к югу, заняв огромную территорию от среднего течения Западной Двины до самого Помосковья на востоке. Там возникли особые племенные «княжения» с центрами в Полоцке и Смоленске.
Вряд ли нужно доказывать, что ещё долгое время простые обитатели этого государства не называли себя русскими, это было официальное название населения германского государства Русь. Люди по-прежнему осознавали себя полянами и кривичами, северянами и вятичами. Общим же их (кроме чуди и других неславянских этносов) полуофициальным названием было «славяне», поскольку говорили они на разных диалектах единого словенского языка. (Уже в эпоху Возрождения практически не было в ходу название «итальянец», люди ощущали себя прежде всего флорентийцами или веронцами, пизанцами или венецианцами.)
Главным путем, по которому на север проникало влияние Востока, являлась Волга. Культура Хазарского царства, существовавшего в VIII в., испытывала очень сильное влияние персидской, арабской и еврейской культур. Примитивные же племена Волжского бассейна, как подчеркивал Ключевский, находились под влиянием финно-угров. В XII в. меря, весь, чудь и другие исконные жители этих мест были покорены суздальскими князьями. Новая Россия, которая возникла в Великом княжестве Московском и впервые в истории сумела подчинить себе всю речную сеть Восточно-Европейской равнины изнутри, очень сильно отличалась от Киевской и Новгородской Руси, поскольку имела гораздо меньше славянских и европейских элементов.
Нестор, следуя средневековой традиции, начинал «повесть сию» с сюжета о том, как после библейского потопа землю разделили три сына Ноя: Сим, Хам и Иафет. К потомству Иафета Нестор относил многие народы: варягов, шведов, норманнов, готов, русь, англов, галичан, волохов, римлян, немцев, корлязей, венецианцев, фрягов, ляхов, пруссов. «В Иафетовой же части сидят русские, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печора, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы». Нестор называл народ славянский нориками, «которые и есть славяне». «Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели»[1]. В «Повести временных лет» Нестор подробно характеризует географию расселения западных, южных и восточных славян.
Данные ПВЛ о расселении восточных славян подтверждены многочисленными археологическими находками, в том числе женскими украшениями – височными кольцами, типичными для каждого племенного союза. Со славянскими союзами племен соседствовали балтийские и угро-финские племена – чудь (предки эстонцев), пермь, печера (будущие коми), весь (предки вепсов), угра (нынешние ханты и манси), ямь (современные финны), корсь, земигола, летьгола, курши (балтийские племена, населявшие территорию современной Латвии – Земгалию, Латгалию, Курземе), ливы (обитатели северного берега Западной Двины), прусы (литовские племена от Вислы до Немана), меря, мурома (угро-финские племена, жившие в районе современных городов Ростова Великого, Мурома).
Споры «славянистов» и «норманистов» об истоках Руси продолжаются, но в средствах массовой информации и в художественных произведениях победили сторонники славянского происхождения великороссов. О древних русах предпочитают не вспоминать, в т. ч. из-за того, что средневековые летописи и произведения византийских историографов четко разделяли русов и славян. О призвании руси чудью, славянами, кривичами и весями свидетельствует «Повесть временных лет»: «…Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами. …И от тех варяг прозвалась Русская земля»{51}.
И как нам быть с этим противоречивым свидетельством? Принимать его целиком, или только ту его часть, которая вписывается в представление нынешнего исследователя? Чаще всего это и происходит. А ведь следует обратить внимание еще и на фразу о призвании варягов. В отличие от «Повести временных лет», в Новгородской первой летописи нет уточнения, что они были русами. «Идоша (словене, кривичи, меря и чудь. – П. Т.) за море к Варягомъ и ркоша: «Земля наша велика и обилна, а наряда у нас нѣту, да поидѣте к намъ княжить и владѣть нами»[27].
Славян, осевших на северных землях, подчинили варяги. Первое их появление датировано летописью 850 годом. Это вообще первая дата, которую приводит Нестор. Данью были обложены все народы севера – чудь, меря, весь и славяне. Очевидно, что эти племена находились в союзе.
• оно развивалось как этнически неоднородное, кроме славянских племен, в состав Древнерусского государства входили и неславянские – меря, весь, мурома, водь, ижора, лама, заволочская чудь и др.;
1654 год, видевший конец господства Польши над Малороссией, был также началом расчленения этой великой и рыцарственной монархии. Это расчленение сильно подвинулось вперед при Петре Великом, когда к России была присоединена часть балтийских провинций, – яблоко раздора между поляками и шведами. Три последовательных раздела Польши в царствование Екатерины II не прекратили, разумеется, страданий этого доблестного народа, плохо управлявшегося эгоистической аристократией. Покорив поляков, за исключением галицийских и познанских, Россия присоединила к себе еще ранее балтийские провинции с их смешанным населением из немецких дворян – прямых потомков рыцарей, меченосцев и покоренных ими в XIV столетии язычников-туземцев – ливов и эстов. Последние известны были еще начальному летописцу под именем чудь. Эсты, финского происхождения, живут по всей Эстонии; ливы – той же семьи – дали свое имя Ливонскому краю (или Лифляндской губернии). С тех пор они почти совершенно исчезли на занятой ими прежде территории, но еще представлены в Курляндии. Массу населения прибалтийских губерний составляют теперь латыши, народ литовской семьи и, следовательно, арийского происхождения. Куры, давшие свое имя Курляндии, являются ветвью той же семьи. Население западных губерний России состоит главным образом: 1) из поляков, которых считают потомками древнего племени лех или ляхов, упоминаемого летописью Нестора; 2) из литовцев, живших на Висле и Немане; 3) из другой ветви литовского народа жмуди, живущей в западной части Ковенской губернии и из 4) белороссов в губерниях Могилевской и Минской, и отчасти также в Гродненской и Виленской.
Древнерусские летописи совершенно однозначно говорят о том, что Русь в Восточной Европе существовала и до призвания варягов. Об этом говорит Лаврентьевская летопись, перечисляя тех, кто обратился к варягам: «Рѣша русь, чудь, словѣни, и кривичи». Но в программе приводят и классическую аргументацию, сложившуюся благодаря норманнизму. Поскольку, говорят, в летописи по Радзивилловскому списку эта фраза написана как: «Рѣша руси чюд(ь), и словене, и кривичи, и вси», то здесь следует видеть падежную форму: сказали кому? Ответ напрашивается сам – Руси. Однако никакого падежного окончания в Радзивилловской летописи нет, а есть мн. ч. ру́си наряду со словени, кривичи. Можно провести аналогию с Никоновской летописью, где сказано, например: «Роди же нарицаемие Руси, иже и Кумани». То есть название народа русь могло быть и в форме мн. числа руси или как нам более привычно – ру́сы.
Начало русской государственности Повесть временных лет связывает с призванием в Новгород варягов во главе с Рюриком; в этом судьбоносном для Руси событии самое непосредственное участие приняли предки белорусов – кривичи. По словам летописца, в 862 году славянские и финно-угорские племена изгнали варягов за море, не дав им дани, и начали «сами собой владеть». После этого между ними вспыхнула усобица: «…не было среди них правды, и встал род на род». В том же году новгородские словене, кривичи, чудь и весь отправили посольство за море, к варягам-руси, чтобы сказать им хрестоматийные слова: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». На этот призыв откликнулся варяг Рюрик, которому суждено было стать родоначальником княжеской – а впоследствии царской – династии Рюриковичей. Варяжский князь пришёл на земли восточных славян со своими родичами и дружиной, одному из своих мужей он пожаловал кривичский город Полоцк, первое летописное упоминание о котором датируется как раз 862 годом.
По свидетельству «Повести временных лет», словене ильменские вместе с кривичами, чудью и мерей участвовали в призвании варягов, которые были родственны словенам – выходцам с Балтийского Поморья. Словенские воины входили в состав дружины князя Олега, участвовали в походе Владимира I Святославича на полоцкого князя Рогволда в 980 г.
Более продуктивной находкой в области сравнительных исследований летописной и германо-скандинавской традиций стала прямая текстуальная параллель формул призвания князей в летописи и воинственного племени саксов бриттами у саксонского хрониста X в. Видукинда Корвейского в «Деяниях саксов», обнаруженная академиком А. А. Куником[176]. Племена севера Восточной Европы – чудь, словене, кривичи и меря, призывавшие варяжских князей, говорили, что «земля наша велика и обильна», бритты в латинском изложении Видукинда пользовались той же формулой – terra lata et spatiosa (Видукинд 1.8)[177]. Эта находка породила разные интерпретации, связанные с историей летописного текста: сам Куник настаивал на непрямом заимствовании из англосаксонского источника в летопись, предполагая скандинавское и даже балтийско-славянское посредство. В работах Б. А. Рыбакова, написанных с позиций т. н. исторической школы, которая усматривала в каждом летописном или эпическом мотиве и сюжете прямое отражение неких «исторических фактов», вся легенда о призвании варягов приписывалась окружению Мстислава Владимировича, сына Мономаха и Гиды, дочери последнего англосаксонского короля Харальда[178]. Очевидно, однако, что саксонская легенда едва ли могла быть просто превращена в варяжскую беженцами, спасшимися от норманнского завоевания 1066 г.: можно отметить, что это завоевание вызвало естественный кризис англосаксонской историографии, прекратилось летописание – составление Англосаксонской хроники, инициированное королем Альфредом в IX в.[179] В целом эта концепция, равно как и популярная кабинетная этимология имен первых князей, призваны были продемонстрировать экзогенность варяжской легенды, якобы чуждой и непонятной для автохтонной летописной традиции.
Славяне, осваивающие Восточно-Европейскую равнину, вступали в контакт с многочисленными финно-угорскими и балтийскими племенами. Соседями славянских племен на севере были народы угрофинской группы: весь, меря, мурома, чудь, мордва, мари. В нижнем течении Волги в VI–VIII вв. поселился кочевой народ тюркского происхождения – хазары. Значительная часть хазар приняла иудаизм. Славяне выплачивали дань Хазарскому каганату. Через Хазарию шла славянская торговля по Волжскому торговому пути.
Следующий этап изучения традиционной культуры коми-пермяков приходится на 1950–1970-е годы. В это время проводятся целенаправленные полевые этнографические исследования с целью изучения материальной и духовной культуры коми-пермяков. Сведения о верованиях коми-пермяков, ценные как в информационном плане, так и для оценки сохранности традиций на данном этапе, приводятся В. Н. Белицер (1958) и Д. И. Гусевым (1952). В работе В. Н. Белицер интерес представляет общая характеристика распространения православия среди народов коми, некоторые сведения о мифологии, о почитании природных явлений и объектов. Большое внимание в этот период обращено эпическому наследию коми-пермяков [Гусев, 1956; Ожегова, 1961, 1971]. Наиболее важным научным трудом, касающимся народного мировоззрения, в это время является исследование Л. С. Грибовой (1975). Рассматривая семантику такого культурного явления, как пермский звериный стиль, Л. С. Грибова поднимает проблему мифологических воззрений коми-пермяков, обращаясь к представлениям о чудах в народных верованиях. Автор публикует много новых фольклорных материалов. Кроме этого, в монографии «Декоративно-прикладное искусство народов Коми» (1980) исследовательница приводит сведения об идолопоклонничестве у коми-пермяков. Изучая проблему пермской чуди, поверья о демонических персонажах чудах рассматривают в своих работах В. В. Климов (1974), А. С. Кривощекова-Гантман (1974), В. А. Оборин (1974), пытаясь интерпретировать и определить их развитие[2]. Результатом данного этапа можно назвать накопление обширных материалов, их систематизацию и анализ.
Третий этап. Среди князей, которые «расплодили землю Русскую», почётное место принадлежит Ярославу Мудрому. Летопись обращает внимание только на западное направление его внешнеполитической деятельности. Незадолго до столкновения с братом Мстиславом Ярослав завоевал Берестье с волостью. В 1030 году он идёт в поход на эстонскую чудь и строит здесь город Юрьев. В 1031 году уже вместе с Мстиславом возвращает потерянные во время усобицы Червенские города. Летописные известия полностью соответствуют данным археологических исследований. Как показали раскопки Сутейска – одного из Червенских городов – укрепления древнерусского детинца и окольного города были возведены здесь одновременно в первой половине XI века на месте более древнего поселения IX – X веков.
История Древнерусского государства начинается с 862 г., когда, как свидетельствует летопись, чудь, словене и весь отправили своих послов за море – к варягам, чтобы объявить им свое решение. «Земля наша великая и богатая, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». «И собрались трое братьев со своими родами, и взяли с собою всю Русь, и пришли до славян, и сел старший Рюрик в Новгороде… Синеус – на Белоозере… Трувор – в Изборске». Отсюда и начинается династия Рюриковичей в русской истории.
Но нельзя говорить о том, что чудь была полностью истреблена. Она просто растворилась среди более многочисленных русских, переняв их обычаи и высокую культуру, связанную с развитием земледелия.
«Кроме народов Славянских, – читаем у Карамзина – Нестора, – жили тогда в России и многие иноплеменные: Меря вокруг Ростова и на озере Клещине, или Переяславском; Мурома на Оке, на юго-восток от Мери; Ливь в Ливонии, Чудь в Эстонии и на восток к Ладожскому озеру; Нароеа там, где Нарва; Ямь или Емь, в Финляндии; Весь на Белеозере; Пермь в губернии сего имени; Югра, или нынешние Березовские Остяки, на Оби и Сосьве; Печора на реке Печоре».
Во II в. прибалтийские государства вандалов, ругов (они же русы, росы, рутены) и др. сокрушили германцы-готы. Часть русов отступила в Причерноморье, объединилась с местными славянами и сарматами-роксоланами. Множество данных, археологических и письменных, свидетельствует, что у них сложилось общее государство. Оно было рыхлым, недолговечным, и в III в. готы разгромили его. Завоеватели создали огромную империю. В числе других народов подданными готских королей стали финские племена чудь, весь, меря. То есть, в империю вошли и территории Центральной, Северо-Западной России. Некоторые славянские племена стали союзниками готов, вместе с ними нападали на римлян. Другие были покорены.
Иафету же достались северные страны и западные: Mидия, Албания, Армения Малая и Великая, Kaппaдoкия, Пaфлaгoния, Гaлaтия, Колхида, Босфор, Meoты, Дepeвия, Capмaтия, жители Тавриды, Cкифия, Фракия, Македония, Далматия, Малосия, Фессалия, Локрида, Пеления, которая называется также Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирия, славяне, Лихнития, Адриакия, Адриатическое море. Достались и острова: Британия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Китира, Закинф, Кефаллиния, Итака, Керкира, часть Азии, называемая Иония, и река Тигр, текущая между Мидией и Вавилоном; до Понтийского моря на север: Дунай, Днепр, Кавкасинские горы, то есть Венгерские, а оттуда до Днепра, и прочие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, которая течет на восток в часть Симову. В Иафетовой же части сидят русские, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы. Ляхи же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку – до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу – до земли Английской и Волошской. Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны, готы, русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги и прочие, – они примыкают на западе к южным странам и соседят с племенем Хамовым.
Кроме народов славянских, по сказанию Нестора, жили тогда в России и многие иноплеменные: меря вокруг Ростова и на озере Клещине, или Переславском; мурома на Оке, где река впадает в Волгу; черемиса, мещера, мордва на юго-восток от мери; ливь в Ливонии, чудь в Эстонии и на восток к Ладожскому озеру; нарова там, где Нарва; ямь, или емь, в Финляндии, весь на Белоозере; пермь в губернии сего имени; югра, или нынешние березовские остяки, – на Оби и Сосьве; печора на реке Печора.
«В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма», – пишет Повесть временных лет. Таким образом, границу между «сферами влияния» южных и северных оккупантов можно условно провести через современные города Полоцк – Тверь – Суздаль. Все кто жил северо-западнее, платили дань варягам, кто юго-восточнее – хазарам.
Иафету же достались северные страны и западные: Мидия, Албания, Армения Малая и Великая, Каппадокия, Пафлагония, Галатия, Колхида, Боспор, меоты, дереви, сарматы, тавриане, Скифия, фракийцы, Македония, Далмация, молоссы, Фессалия, Локрида, Пеления, именуемая также Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирия, славяне, Лухития, Адриакия, Адриатическое море. Достались и острова: Британия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Кифера, Закинф, Кефалония, Итака, Корфу, часть Азии, называемая Иония, и река Тигр, текущая между Мидией и Вавилоном, до Понтийского моря, на север, Дунай, Днестр и Кавкасийские горы, то есть Венгерские, и оттуда, скажем, до самого Днепра, и прочие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, которая течет на восток в часть Симову. В Иафетовой же части обитает русь, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочьская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы. Поляки же и пруссы, и чудь сидят близ моря Варяжского. По этому же морю сидят варяги: отсюда к востоку – до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу – до земли Английской и Волошской.
Враждовавшие между собой славянские племена, жившие на северо-западе около озера Ильмень, Словены и Кривичи, а также соседняя с ними народность Чудь, для наведения порядка пригласили варяжского князя Рюрика.
В лето 6370[22] от Сотворения мира пошли кровавые свары у северных славян. «И не было среди них правды, и встал род на род, и была среди них усобица, и стали воевать сами с собой. И сказали себе: “Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву”. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью подобно тому, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готладцы, – вот так и эти прозывались. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: “Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами”. И вызвались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли к славянам, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Бело-озере, а третий, Трувор, – в Изборске…
В лето 6370[1] от сотворения мира пошли кровавые свары у северных славян. «И не было среди них правды, и встал род на род, и была среди них усобица, и стали воевать сами с собой. И сказали себе: "Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву". И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью подобно тому, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готладцы, – вот так и эти прозывались. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами". И вызвались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли к славянам, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Бело-озере, а третий, Трувор, – в Изборске…
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я