Регрессия (психология)

  • Регре́ссия (лат. Regressus — обратное движение) — защитный механизм, являющийся формой психологического приспособления в ситуации конфликта или тревоги, когда человек бессознательно прибегает к более ранним, менее зрелым и менее адекватным образцам поведения, которые кажутся ему гарантирующими защиту и безопасность.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Ментализа́ция — это эмоциональная восприимчивость и когнитивная способность представлять психическое состояние самого себя и других людей. Это форма социального познания, позволяющая нам воспринимать и интерпретировать человеческое поведение как детерминированное не сугубо внешними, материальными причинами, а внутренними интенциональными состояниями, например, потребностями, целями, желаниями, чувствами, представлениями. , Применимая по отношению к себе, ментализация представляет собой способность...
Ретрофлексия (англ. retroflection — обращение назад на себя) — один из защитных механизмов в гештальт-терапии. Вместо воздействия на окружающий мир и изменения обстоятельств, человек изменяет самого себя, совершает по отношению к себе действия, которые он хотел бы направить на другого.
Материнская деприва́ция (лат. deprivatio — потеря, лишение) — процесс эмоционального и психологического обеднения ребёнка, вследствие отрыва ребёнка от матери в раннем возрасте. В основе этого феномена лежит полное или частичное отсутствие у ребёнка привязанности ко взрослым, подрыв доверия ко взрослому миру.
Трево́га — отрицательно окрашенная эмоция, выражающая ощущение неопределённости, ожидание отрицательных событий, трудноопределимые предчувствия. В отличие от причин страха, причины тревоги обычно не осознаются, но она предотвращает участие человека в потенциально вредном поведении, или побуждает его к действиям по повышению вероятности благополучного исхода событий. Тревога связана с подсознательной мобилизацией психических сил организма для преодоления потенциально опасной ситуации.
Диссоциа́ция — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. В результате работы этого механизма человек начинает воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним. Такая «диссоциированная» позиция защищает от избыточных, непереносимых эмоций.

Упоминания в литературе

Другой подход к анализу критических ситуаций – это теория фрустрации. Сам термин «фрустрация» в переводе с латинского означает обман или разрушение планов. Фрустрация переживается как отрицательное эмоциональное состояние, обусловленное утратой личностной перспективы в результате встречи с «барьером». Человек в критической ситуации не может отыскать способ достижения цели и удовлетворения потребности. Теория фрустрации была впервые сформулирована в 1939 г. группой психологов Иельского университета (Доллард и другие), а затем стала предметом многочисленных исследований[28]. Эмоциональные проявления фрустрации могут иметь индивидуальные различия. Основным ее проявлением считается реакция гнева: раздражительность, злость, ярость и т. п.; хотя эта реакция не всегда может быть выражена, и «часто она заключается лишь в увеличении общего уровня активации (проявление нервозности)». В исследованиях Хейнера, Берковиц экспериментально показано, как усиление фрустрации приводит к повышению уровня активации и агрессивному поведению. Дети выполняли задание, которое они должны были прекратить при помощи специального рычага в тот момент, когда экспериментатор включал звонок. Оказалось, что чем ближе к завершению задания появлялся сигнал неуспеха, то есть чем сильнее была фрустрация, тем резче дети нажимали на рычаг. Важно также отметить, что критические ситуации могут научить уклоняться от тех факторов, которые приводят к фрустрации. Так, в экспериментах К. Левина, ребенок в фрустрационной ситуации лег на пол и смотрел в потолок, чтобы не видеть предметов, его раздражающих. И все-таки наиболее частой формой защитного поведения, к которой прибегают фрустрированные люди, является «регрессия», то есть примитивизация поведения[29].
К четвертой группе могут быть отнесены механизмы психологической защиты манипулятивного типа. При защитном механизме регрессии происходит возвращение к характерным для раннего периода развития человека инфантильным личностным реакциям, проявляющимся в демонстрации беспомощности, зависимости, детскости поведения. Таким образом, происходит уменьшение тревоги и уход от требований реальной действительности. Проявлением крайней степени регрессии являются истерические психозы.
<…> Я убежден, что уже само наличие и распространение таких состояний человека [69] свидетельствует об их значимости в его повседневном функционировании. <…> На мой взгляд, ИСС могут рассматриваться (по терминологии Шеррингтона) в качестве «конечных общих путей» для многих самых разных форм выражения и переживаний человека, как адаптивных, так и неадаптивных. В одних случаях психологическая регрессия, обнаруженная в ИСС, может оказаться атавизмом и быть вредной для индивида или общества, в то время как в других случаях та же регрессия «встанет на службу Эго» [35] и позволит человеку переступить границы логики и соблюдения правил, выразить подавленные потребности и желания социально санкционированным и конструктивным образом.
В 1913 г. Фрейд привлек внимание к случаю пациентки, у которой во время менопаузы проявился, наряду с невротическими симптомами, определенный феномен инволюции характера[13]. Это был первый случай такого наблюдения. Мы рассматриваем невротические симптомы в качестве продуктов регрессии в психосексуальной сфере. Объединив оба процесса под общим названием регрессии, Фрейд смог объяснить, почему изменения в характере происходят одновременно с формированием невротических симптомов. Данное наблюдение Фрейда с тех пор неоднократно подтверждалось. Но зависимость характера человека от общей позиции его либидо существует не в какой-то определенный период жизни; такая зависимость существует в любом возрасте. Поговорка «юность не знает добродетели» («Jugend kennt keine Tugend») выражает мысль, что в начале жизни характер лишен определенной формы стабильности. Тем не менее, мы даже в более позднем периоде не должны переоценивать фиксированность характера, но должны скорее иметь в виду некоторые психологические факты, которых я хочу сейчас коснуться.
Теоретики психоанализа вслед за З. Фрейдом (1990, 1994) и В. Штекелем (см.: Рязанцев, 1994) рассматривают аутоагрессивное поведение и суицид как феномены, изначально присущие психике (Stillion, McDowell, 1996), как бессознательную враждебную направленность на интроецированный любовный объект. Причины суицида и аутоагрессивного поведения выводятся из коллапса защитных механизмов при недостатке копингового поведения (Ozsvath, 1990), поломки механизмов Супер-Эго на фоне длительного внутриличностного конфликта с регрессией и фиксацией на ранних стадиях психосексуального развития. Все разновидности аутоагрессивного поведения имеют две общие составляющие: (1) они используют энергию от рассогласования Эроса и Танатоса, где (2) Танатос «берет верх», как, например, в случаях аутоэротических асфиксий – трагических попыток самоудушения, предпринятых с целью переживания ощущений оргазма (Молин, 1996). Внутренняя направленность Танатоса психодинамически расценивается как «убийство, повернутое на 180 градусов» (Menninger, 1938), как проявление некрофильных агрессивных и аутоагрессивных тенденций (Фромм, 1994), а также как актуализация мазохистических переживаний. Карен Хорни (1993) приводит современную мотивационную основу аутоагрессивности, определяя функции мазохистического страдания в виде: (1) прямой защиты, когда мазохист посредством самобичевания избегает обвинений, а принижаясь – избегает соперничества (суицид по типу «избегания»); (2) способа достижения желаемого: страдание и беспомощность для него – мощные средства получения любви, помощи и контроля (впоследствии Шнейдман и Фарбероу обозначили данный вид поведения как «крик о помощи»); (3) замаскированного обвинения других людей.

Связанные понятия (продолжение)

Агресси́вность (лат. aggressio — нападать) или враждебность — устойчивая характеристика субъекта, отражающая его предрасположенность к поведению, целью которого является причинение вреда окружающему, либо подобное аффективное состояние (гнев, злость).
Диалекти́ческая поведе́нческая терапи́я (англ. Dialectical behavior therapy, сокращённо DBT) была создана около 1987 года американским психологом Маршей Линехан, (неправильный вариант произношения фамилии — Лайнен) для лечения пациентов, страдающих пограничным расстройством личности. Этот подход помогает уменьшить риск слишком интенсивной эмоциональной реакции на стрессовые ситуации и снижает опасность суицидального, агрессивного или аутодеструктивного поведения. Диалектическая поведенческая психотерапия...
Страх — внутреннее состояние, обусловленное грозящим реальным или предполагаемым бедствием.
Психосексуальное развитие (англ. psychosexual development) — процесс формирования полового самосознания, половой роли и психосексуальных ориентаций.
Кинофобия (от др.-греч. κυν — собака и др.-греч. φόβος страх) — психическое расстройство, фобия (иррациональный страх), объектом которой являются собаки. Также в практике психиатрии принято относить к кинофобии отдельные строго говоря фобии: страх покусов (адактофобия) и страх заражения бешенством (рабиефобия). Кинофобия как правило проявляется в рамках другого психического расстройства: может встречаться при шизофрении (в этом случае часто сочетается с сенестопатиями, алгиями, ипохондрическими построениями...
Проекти́вная идентифика́ция — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. Заключается в бессознательной попытке одного человека влиять на другого таким образом, чтобы этот другой вёл себя в соответствии с бессознательной фантазией данного человека о внутреннем мире другого. Многими исследователями не выделяется как самостоятельный процесс, а рассматривается как смесь проекции и интроекции. Впервые описан Мелани Кляйн.
Тео́рия привя́занности — психологическая модель, которая пытается описать динамику долгосрочных и краткосрочных межличностных отношений. Однако «теория привязанности не сформулирована как общая теория отношений. Она затрагивает только их определенную грань»: как люди реагируют на боль в отношениях, например, при опасности, грозящей близким, или при разлуке с ними. По сути, привязанность зависит от способности человека развивать базовое доверие к себе и значимым другим. У новорождённых привязанность...
Аутоагре́ссия (автоагре́ссия, аутодестру́кция, поворо́т про́тив себя́, от ауто- + агрессия) — активность, нацеленная (осознанно или неосознанно) на причинение себе вреда в физической и психической сферах. С точки зрения психоанализа относится к механизмам психологической защиты. Аутоагрессия проявляется в самообвинении, самоунижении, нанесении себе телесных повреждений различной степени тяжести вплоть до самоубийства, саморазрушительном поведении (пьянстве, алкоголизме, наркомании, рискованном сексуальном...
Деиндивидуализация — социально-психологический феномен, означающий утрату собственного Я, самосознания, из-за чего человек становится более восприимчивым к нормам толпы. Возникает в групповых ситуациях, которые гарантируют анонимность и не концентрируют внимание на отдельном человеке. Термин введен Леоном Фестингером, Альбертом Пепиоуном и Теодором Ньюкомом в 1952 году.
Инфантильная амнезия — один из типов амнезии, характеризующийся отсутствием воспоминаний у взрослого человека о раннем периоде детства. Причины наличия данной амнезии наукой пока не определены.
Примити́вная идеализа́ция — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. Выражается в бессознательном представлении о ком-либо как об идеальном и всемогущем защитнике. Впервые описан психоаналитиком Шандором Ференци. Одним из «побочных эффектов» механизма является примити́вное обесце́нивание человека, если его дальнейшая идеализация невозможна.
Самоповрежде́ние, иногда используется англицизм селфхарм (от self-harm) — преднамеренное повреждение своего тела по внутренним причинам без суицидальных намерений. Самоповреждение встречается как симптом многих психических расстройств. Наиболее частая форма самоповреждения — порезы кожи и расцарапывание кожи при помощи острых предметов. Другие формы самоповреждения включают в себя пережатие и удары по частям тела, обжигание кожи, препятствование заживлению ран, вырывание волос, употребление токсических...
Возрастна́я регре́ссия (от лат. regressus — обратное движение) — гипнотический феномен, при котором индивид вновь переживает события из своего прошлого. В случае интенсивной возрастной регрессии событие вновь переживается с такой силой, как если бы оно происходило в настоящий момент. В частности, в состоянии гипнотического транса у взрослых психически здоровых людей могут возникнуть формы поведения, свойственные ранним периодам детства. Восприятие окружающего мира тоже будет таким, каким оно было...
Психологическая манипуляция — тип социального воздействия или социально-психологический феномен, представляющий собой стремление изменить восприятие или поведение других людей при помощи скрытой, обманной и насильственной тактики.
Вытесне́ние (подавле́ние, репре́ссия) — один из механизмов психологической защиты в психодинамическом направлении психологии. Заключается в активном, мотивированном устранении чего-либо из сознания. Обычно проявляется в виде немотивированного забывания или игнорирования.
Не путать с Изоляция аффектаПримити́вная изоля́ция (иногда просто изоля́ция) — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. Заключается в уходе от напряжения в другое психическое состояние. Защи́тное или аутисти́ческое фантази́рование может пониматься как форма примитивной изоляции.
Конфлюэнция (Слияние) (англ. confluence — слияние) — один из механизмов психологической защиты, выделяемых в гештальт-терапии наряду с интроекцией, проекцией и ретрофлексией. Понятие было введено Ф.Перлзом, который разделял нормальную и патологическую (невротическую) конфлюэнцию.
Изоляция аффекта (иногда просто изоляция) — психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты, заключающийся в удалении из сознания эмоциональной составляющей переживания, но сохранении при этом его понимания.
Интеллектуализа́ция — психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты, заключающийся в бессознательной попытке абстрагироваться от своих чувств.
Соматизация (от др.-греч. σῶμα — «тело») — это один из механизмов психологической защиты человека. Другое название этой формы защиты от регрессии — образование телесных симптомов или «бегство в болезнь». Эта защита проявляется в повышенном внимании к собственному здоровью и самочувствию. Такие люди могут с упоением говорить о своих болезнях, здоровом образе жизни, диетах и т. д. В своих взглядах на эти вещи они непреклонны, могут спорить, настаивать на своем мнении, слишком чувствительно реагировать...
Аути́зм (от др.-греч. αὐτός — сам; оригинальный термин нем. „Autismus“) — замкнутость в себе, погружение в мир собственных переживаний и отрыв от действительности. При аутизме теряется интерес к реальности и общению с окружающими, утрачивается эмоциональный контакт с другими людьми. Помимо прочего, аутизм — неспособность различать фантазии и реальность, наклонность к принятию желаемого за действительное, мечты и надежды — за сбывшееся в действительности, желаемое или вызывающее страх — за реально...
Хоро́ший (англ. good) — специальный психологический и психоаналитический термин, обозначающий некий определённый и ощутимый класс внутренних объектов, которые, в представлении субъекта, настроены к нему благожелательно — в противоположность постоянно дополняющему классу объектов — «плохих», которые представляются по отношению к нему недоброжелательными, враждебными или даже опасными.:222—223
Реве́рсия (от лат. reversio — возврат, обращение) — психологическая защита, выражающаяся в проигрывании жизненного сценария с переменой в нём мест субъекта и объекта.
Психический дефект или дефект психики (от лат. dēfectus — отсутствие, недостача) — снижение уровня личности или неполноценность интеллектуальных функций человека по сравнению с нормой (врождённый дефект) или с преморбидным состоянием (приобретённый дефект после болезни). Нарушения, которые образуют психический дефект, могут быть компенсированы определёнными действиями человека или преодолеваться патологическим образом, путём гиперкомпенсации. Понятие «психический дефект» гораздо шире, чем понятие...
Дерефлекси́я — терапевтический метод логотерапии австрийского невролога, психиатра Виктора Франкла. Состоит в том, что человеку рекомендуется переключить внимание с самого себя на смыслы и ценности, которые он может воплотить в окружающем мире.
Суицидальная идеация, также обозначаемая термином «суицидальные мысли» — это мысли о самоубийстве или излишняя озабоченность самоубийством. Суицидальные мысли могут широко варьировать: они могут появляться эпизодически и быстро проходить, могут быть навязчивыми, могут переходить в детальное планирование самоубийства, его репетицию (например, стояние на стуле с петлёй на шее), а также в неудачные попытки самоубийства, которые, в свою очередь, могут быть как намеренно незавершёнными и нацеленными на...
Эгоцентри́зм (от др.-греч. Εγώ — «я» и лат. centrum — «центр круга») — фактическая неспособность индивида рассматривать иную точку зрения, как заслуживающую внимания. Восприятие своей точки зрения как единственной существующей или даже единственно возможной. Термин введён в психологию Жаном Пиаже для описания особенностей мышления, характерного для детей в возрасте до 8–10 лет. По различным причинам такая особенность мышления в разной степени выраженности может сохраняться и в более зрелом возрасте...
Классифика́ция психопáтий — классификация расстройств личности. В данной статье представлены классификации расстройств личности времён, когда они ещё носили название психопатий, до внедрения в психиатрическую практику МКБ-10 и DSM-5. 10-й пересмотр МКБ (МКБ-10) был одобрен 43 сессией Всемирной ассамблеи здравоохранения в мае 1990 года.
Аддиктоло́гия (англ. addiction — зависимость, лат. logos — учение) — наука об аддиктивном (зависимом) поведении. Аддиктология изучает причины возникновения аддикций, механизмы их развития, психологические и клинические признаки, симптомы, динамику, способы коррекции и терапии.
Феномен воображаемой аудитории (англ. imaginary audience) — термин, введённый в психологию Дэвидом Элкиндом, описывающий психологический феномен восприятия себя «как на сцене», типичный для подросткового возраста. Наряду с «личным мифом» или «мифом о собственной исключительности» (personal fable) выступает одним из компонентов подросткового эгоцентризма.
Перфекциони́зм — в психологии, убеждение, что идеал может и должен быть достигнут. В патологической форме — убеждение,что несовершенный результат работы не имеет права на существование. Так же перфекционизмом является стремление убрать всё «лишнее» или сделать «неровный» предмет «ровным». Также перфекционизм включает в себя любовь человека к природе и лесу.
Всемогу́щий контро́ль — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. Заключается в бессознательной убеждённости человека в том, что он способен всё контролировать. Естественным следствием такой убеждённости является ощущение человеком ответственности за всё вокруг и чувство вины, возникающее, если что-либо выходит из-под его контроля.
Адди́кция (англ. addiction — зависимость, пагубная привычка, привыкание), в широком смысле, — ощущаемая человеком навязчивая потребность в определённой деятельности. Термин часто употребляется для таких явлений, как лекарственная зависимость, наркомания, но теперь больше применяется не к химическим, а к психологическим зависимостям, например, поведенческим, примерами которых могут служить: интернет-зависимость, игромания, шопоголизм, психогенное переедание, фанатизм, зависимость от порнографии и...
Заде́ржка психи́ческого разви́тия (сокр. ЗПР) — нарушение нормального темпа психического развития, когда отдельные психические функции (память, внимание, мышление, эмоционально-волевая сфера) отстают в своём развитии от принятых психологических норм для данного возраста. ЗПР как психолого-педагогическая категория используется только в дошкольном и младшем школьном возрасте; если к окончанию этого периода остаются признаки недоразвития психических функций, то говорят уже о конституциональном инфантилизме...
Идентифика́ция (лат. identificāre — отождествлять) — частично осознаваемый психический процесс уподобления себя другому человеку или группе людей. В ряде случаев может относиться к механизмам психологической защиты.
Базальная тревога — чувство изолированности или беспомощности, переживаемое ребёнком по отношению к потенциально опасному внешнему миру. Оно появляется в результате фрустрации детской потребности в безопасности и проявляется в отношениях ребёнка с другими людьми.
Сексуализа́ция (инстинктуализа́ция) — защитный механизм, заключающийся в приписывании негативным событиям эротической составляющей, «превращающем» их таким образом в позитивные.
Сверхце́нная иде́я, сверхце́нная мы́сль, или переоце́ниваемая иде́я, — психологический термин, обозначающий суждение, которое возникает в результате реальных обстоятельств и выводимо из личности, её установок, но сопровождается неиссякаемым эмоциональным напряжением и преобладает в сознании над всеми остальными суждениями. Человека охватывает чрезмерная одержимость в достижении какой-либо цели.
Парадокса́льная инте́нция — методика, применяемая в психотерапии. Данный метод был разработан австрийским психиатром и психологом Виктором Франклом для своей логотерапии. В рамках данной методики пациенту, имеющему определённую фобию, предлагается противоречивая попытка возжелать то, чего он больше всего боится. Это может быть объект, действие или ситуация, в которой пациент очень боится оказаться. Также методика используется для лечения обсессивно-компульсивного расстройства.
Сверхбди́тельность — это состояние повышенной сенсорной чувствительности, сопровождаемой чрезмерно напряжённым поведением, целью которого является обнаружение угроз. Сверхбдительность также сопровождается состоянием повышенной тревожности, способным привести к переутомлению. К другим симптомам относят: аномально повышенное возбуждение, острую чувствительность к раздражителям и постоянный поиск угроз в окружающей среде.
Моделирование депрессии у животных — процесс воссоздания типичных симптомов депрессии в лабораторных условиях, с целью более подробного изучения её механизмов и проверки эффективности исследуемых антидепрессантов.
Реакти́вное образова́ние, также Реакти́вное формирова́ние или Формирова́ние реа́кции — психологическая защита, заключающаяся в видимом преобразовании негативного чувства в позитивное либо наоборот, при этом защищающийся осознаёт первоначальную негативную эмоцию.
Интрое́кция (от лат. intro — внутрь и лат. jacio — бросаю, кладу) — бессознательный психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. Включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им от других людей взглядов, мотивов, установок и пр. (интрое́ктов). Термин был предложен в 1909 году венгерским психоаналитиком Шандором Ференци.
Геронтофобия (др.-греч. γέρων — старик, φόβος — страх) или реже гераскофобия — форма дискриминации, выражающаяся в неприязни к пожилым людям. В медицине данный термин обозначает разновидность психических заболеваний, выражающихся в страхе или ненависти перед контактами с пожилыми людьми и/или собственным старением. Геронтофобия является тревожным психическим расстройством, которое характеризуется ненормальным, иррациональным и интенсивным страхом пожилых людей или собственной старости.
Расщепле́ние Э́го (или просто расщепле́ние) — психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты, который можно коротко описать как мышление «в чёрно-белом цвете», иначе говоря в терминах крайностей: «хороший» или «плохой», «всемогущий» или «беспомощный» и др.

Упоминания в литературе (продолжение)

Работа с травматизированными пациентами требует большого эмоционального вклада со стороны терапевта, вплоть до развития у него подобного расстройства – вторичного ПТСР, в результате того, что он постоянно является как бы свидетелем всех этих несчастных случаев, катастроф и т. п. Вторичное ПТСР проявляется в форме флэшбэков, депрессий, чувства беспомощности, отчуждения, регрессии, цинизма. Высок также риск возникновения психосоматических нарушений, усталости, расстройств сна, сверхвозбуждения и неконтролируемых прорывов чувств. Общее правило для терапевтов, работающих с ПТСР, – дружелюбное отношение к самому себе. Разрешение переживать радость и удовольствие являются необходимым условием работы в данной области, без которых невозможно выполнение профессиональных обязанностей (Калмыкова и др., 2001).
Многие люди в прошлом переживали эмоциональную недостаточность, покинутость и невнимание, что приводило к серьезной фрустрации анаклитических потребностей. Единственный способ исцеления этого вида травмы состоит в предложении корректирующего опыта в форме поддерживающего физического контакта в холотропном состоянии сознания. Для того, чтобы этот подход был эффективным, человек должен подвергнуться глубокой регрессии до младенческого состояния; в ином случае, коррективные меры не будут достигать того уровня развития, на котором имела место травма. В зависимости от обстоятельств и от предшествующей договоренности, эта физическая поддержка может варьировать от простого держания за руку или прикосновения ко лбу до полного телесного контакта.
Таким образом, независимо от способа разрядки тревоги, сознание реагирует одинаково на любой из трех. Для бурного развития психосоматической, невротической, шизофренической ситуации необходимы определенная причина тревоги и несостоятельность «Я» перед лицом сложившегося у него в результате интроекции образа реальности. Учитывая бессилие «Я» или его состояние неуверенности, тревога приводит к развитию дологических форм: любая часть организма может взять на себя организующую функцию «Я», однако при этом вместо организации мы получим дезинтегрирующую регрессию.
Наблюдение за поведением детей в течение болезни также позволяет сделать заключения об их внутреннем психическом состоянии. Дети могут искать утешения в своем окружении или отдалиться от окружающих, стремясь к уединению и покою; то, какой из этих двух типов поведения он выбирает, выдает то, в какой степени его нарциссизм превышает или уступает силе его привязанности к объективному миру. Кроткое подчинение установленным доктором режиму, диете и ограничениям подвижности и т. д., которое часто ошибочно приписывается мнимой благоразумности и рассудительности ребенка, свидетельствует либо об удовольствии, извлекаемом им от регрессии к пассивному состоянию с сопутствующими ему заботой и любовью окружающих, либо о чувстве вины, то есть о восприятии ребенком болезни как заслуженного наказания. Если поведение ребенка напоминает поведение ипохондрика, озабоченного своим здоровьем, это сигнализирует о недостатке внимания со стороны его окружения.
Фантазия второй фазы, [в которой фантазирующий] сам избивается отцом, остается, как правило, бессознательной – по-видимому, вследствие интенсивности вытеснения. Я, однако, не нахожу объяснений тому, что в одном из шести моих случаев (мужчина) имело место сознательное воспоминание о ней. Этот ныне взрослый мужчина ясно сохранил в памяти то обстоятельство, что в своей онанистической деятельности он представлял себе, будто его бьет мать; впрочем, он часто заменял свою собственную мать матерями школьных товарищей или другими женщинами, схожими с нею в каких-то отношениях. Нельзя забывать о том, что при трансформации инцестуозной фантазии мальчика в соответствующую ей мазохистскую происходит на одно превращение больше, чем в случае девочки, а именно – замещение активности пассивностью, и это «больше», увеличивающее искажение, может защитить фантазию и не дать ей остаться бессознательной в результате вытеснения. Таким образом, сознанию вины вместо вытеснения оказалось достаточно регрессии; в женских случаях сознание вины, – может быть, более взыскательное само по себе, – было бы умиротворено лишь взаимодействием обоих факторов [регрессии и вытеснения].
Кернберг (Kernberg, 1972, 1976), как и многие другие авторы с противоположными взглядами на терапию, утверждает, что только полное развитие переноса таких пациентов позволит сколько-нибудь существенно изменить структуру их личности. Структурное изменение происходит постоянно, независимо от связи с терапевтом; оно проявляется, например, в усилении способности выдерживать тревогу и депрессию, печаль и сепарацию, которая может отразиться в повышении устойчивости к фрустрации, а также в уменьшении тенденции к регрессии и отреагированию как способам разрядки дисфорических и болезненных аффектов. Люди с такими изменениями, как правило, будут чувствовать себя хорошо и без поддержки терапевта.
Согласно традиционному психоаналитическому подходу к защитным механизмам их можно разделить на высокоорганизованные и механизмы низшего порядка, или более примитивные защиты. Они более массивны в своем действии, т. е. затрагивают самые глубинные слои личности. Эмоциональный уровень при использовании этой категории Эго-защит имеет тенденцию быть глубоко бессознательным. Их использование, вероятнее всего, ассоциируется с менее зрелым индивидом. Наконец, они известны как первоначальные механизмы: они появляются и функционируют, как правило, в младенчестве и в молодом возрасте. Примерами защитных механизмов низшего порядка могут служить: ПОДАВЛЕНИЕ, ОТВЕРЖЕНИЕ, СМЕЩЕНИЕ, РЕГРЕССИЯ. Незрелая, импульсивная и эмоционально расторможенная личность более склонна к использованию защитных механизмов, принадлежащих этой группе, но это вовсе не означает, что этот принцип должен быть возведен в абсолют. Такие люди чаще сталкиваются с различного рода трудностями в более ранние годы.
Материал сновидений и последние клинические исследования показали нам, что воздействие психической травмы вызывает в развивающейся психике ребенка фрагментацию сознания, при этом организация этих «осколков» (Юнг называл их отщепленными частями психики, или комплексами) следует определенным архаичным и типичным (архетипическим) паттернам, обычно представляющим собой диадические структуры, или сизигии, составленные из персонифицированных «существ». Наиболее типичной динамикой является регрессия одной части Эго к инфантильному периоду и одновременно прогрессия другой части Эго, то есть слишком быстрое взросление, которое приводит к скороспелой способности к адаптации во внешнем мире, часто в качестве «ложного я» (Winnicot, 1960a). Вслед за этим прогрессировавшая часть личности начинает опекать регрессировавшую часть. То, что эта диадическая структура была независимо открыта клиницистами, которые придерживались различных теоретических подходов, – факт, косвенно подтверждающий ее архетипический базис. Мы более подробно остановимся на анализе работ этих клиницистов в главах 5 и 6.
В психической активности во время сновидений существенно преобладают элементы, связанные с Ид, подавленными воспоминаниями, примитивными защитными механизмами Эго и инфантильными формами и функциями Супер-Эго. Иногда можно наблюдать более зрелые функции Эго, но они редко бывают доминирующими. Все это свидетельствует о высокой степени регрессии, имеющей место во время сновидения, но, как и во всех регрессивных явлениях, характер и сила регрессии в различных психических структурах и функциях неравномерны, на что указывал Фрейд еще в 1917 г. в «Метапсихологическом добавлении к теории сновидений». Регрессивным явлением выступает свободная ассоциация; однако большая часть пациентов редко добивается действительно спонтанных свободных ассоциаций, и поэтому защиты, направленные против них, отличаются у этих пациентов большей изощренностью. Хочется отметить, что сновидение является самой свободной изо всех свободных ассоциаций. Оговорки могут быстро открыть некий глубокий бессознательный инсайт, но они случаются редко; инсайт локализуется, и старые защиты очень легко восстанавливаются.
Данный взгляд был подкреплен наблюдениями по поводу военных неврозов (Freud S., 1919, 1939) (цит. по Г. Кристал, с. 2). Психическую травму этого рода правомерно рассматривать как неблагополучно пережитое экстремальное состояние, в котором человек в результате дисбаланса внешнего воздействия и внутренних возможностей не может действовать, оставаясь равным себе, теряет идентичность. В этой «энергетической» модели психотравма выступает как «брешь в стимульном барьере». Если пошатнувшийся в результате сверхсильного воздействия «защитный барьер» («защитный экран») выдержит, психический баланс восстановится. При прорыве «в психическом стимульном барьере» вместо защитной переработки неприемлемой реальности происходит уход от нее, т. е. вступает «вторая линия защит», направленная на то, чтобы травма вообще не была пережита. На языке психоаналитического подхода эти защиты определяются как «примитивные», «архаические» (архитипические), которые позволяют поддерживать функционирование психики, но на принципиально другом – клиническом – уровне. Дж. Калшед описывает процесс полиферации («озлокачествения») защит, самотравмирующих, саморазрушающих психику (Дж. Калшед), ведущих к самым различным ее расстройствам: расщеплению, диссоциации, регрессии, аутизму, тревоге отделенности, «тревоге дезинтеграции» (X. Кохут), «примитивной агонии» (Д.У Винникотт).
7. Регрессия. Возвращение на более ранний уровень развития или к способу выражения, который более прост и свойственен детям. Уход от реалистического мышления в поведение, ослабляющее тревогу, как в детские годы. Источник тревоги остается неразрешимым вследствие примитивности способа.
• Регрессия – возврат к «детскому» поведению. Анна Фрейд считала, что человек выбирает разные формы такого поведения исходя из того, на какой стадии психосексуального развития у него произошла фиксация. Например, человек с фиксацией на оральной стадии слишком много ест, или курит, или становится чрезмерно агрессивным в словах.
Засыпания Оливии могли быть интерпретированы по-разному, например, как временная регрессия, при которой я решался позволять ей оставаться в этом состоянии в моем присутствии до тех пор, пока было необходимо, чтобы она смогла очнуться. Как бы то ни было, я предпочитал различные типы интерпретаций, показывающих, что ее засыпания являются результатом бессознательных, активных и агрессивных защит, в равной мере направленных против осознания расставания со мной и против осознания моего присутствия. Кроме всего прочего, часто именно неизбежность расставания или потери дает основание осознавать и ценить присутствие любимого человека. Из этого следует, что, засыпая накануне расставания со мной, Оливия преуспевала в отрицании важности эмоциональной связи, не признавая неминуемого расставания и не осознавая моего присутствия. Значение засыпаний Оливии не исчерпывалось только исключением восприятия объекта, но включало и дезактивацию органов чувств, посредством которых она могла воспринимать, видеть, слышать и контактировать с объектом, как показано у Сигал (Segal, 1988).
Ослабление личности по этому параметру отражает неконтролируемое нарастание регрессивных тенденций с фантазиями единения с природой и уходом от межличностных отношений. Регрессия здесь, таким образом, имеет специфическое качество – поиск объектов, которые в отличие от разочаровывающих и ненадежных людей были бы постоянно доступными и удовлетворяющими. Психодинамически это – сохраняющаяся с раннего детского периода привязанность к материнскому объекту, угроза потери которой представляет собой экзистенциальную опасность.
Если предоставить переживаниям раннего детства преимущественное положение среди привходящих факторов, это еще больше будет соответствовать психоаналитическому исследованию. Один этиологический ряд распадается в данном случае на два, из которых один можно назвать предрасполагающим (dispositionel), а другой окончательным (definitif). В первом оказывают совместные действия конституция и случайные переживания детства в той же мере, в какой во втором влияют предрасположение и травматическое переживание. Все нарушающие сексуальное развитие факторы действуют таким образом, что вызывают регрессию, т. е. возврат к прежней фазе развития.
С точки зрения эго-ориентированных исследователей (Vaillant, 1977; Menninger, 1963; Haan, 1963, 1969, 1977; Kroeber 1963), совладание является наиболее зрелым процессом эго, или Я, свидетельствующим о самом высоком уровне психологического развития личности. Соответственно, защитный механизм, представляя собой противоположность совладания, свидетельствует о невротическом развитии личности. Согласно исследователям психоаналитической теории как совладающие, так и защитные механизмы Я организованы иерархически. Самый нижний уровень психологической защиты Карл Меннингер называет «регрессией» (regression) или «психотическим уровнем» (psychotic level). Норма Хаан использует в этом случае термины «fragmentation» и «ego-failure», переводимые на русский язык как «фрагментация» и «распад эго».
Как подтверждено в исследованиях, самоуважение зависит от уровня притязаний субъекта и успеха или неуспеха в деятельности. Чем выше уровень притязаний, тем труднее их удовлетворить и тем вероятнее снижение уровня самоуважения. В свою очередь, успех в деятельности повышает самоуважение человека. Поддержание приемлемого для человека уровня самоуважения составляет важную, как правило, неосознаваемую, функцию самосознания, что способствует развитию третьего модуса человеческой реальности – личности. Как способ реализации данной функции выступают защитные механизмы психики, из которых ученые выделяют: отрицание, вытеснение, проекцию, идентификацию, регрессию, реактивные образования, рационализацию, замещение, изоляцию, отчуждение.
СПП ставит перед собой задачу формирования у пациента так называемого интернального локуса контроля[12]51, или, иначе, интернальной ориентации пациента. По сути, разница между экстерналами и интерналами состоит лишь в том, что первые ориентируются на «внешние» подкрепления, а вторые – на «внутренние». То есть экстерналы не осуществляют целенаправленного модифицирующего поведения в отношении собственного поведения, они, можно сказать, плывут по течению, русло которого было некогда проложено сформировавшимися у них доминантами и динамическими стереотипами; никаких изменений здесь ожидать не приходится, динамика характеризуется лишь регрессией.
В дальнейшем З. Фрейд расширил свою первичную трактовку и анализ параноидных механизмов на примере автобиографической зарисовки Шребера, изданной в 1903 году. Это эссе носит название «Воспоминание о моем нервном заболевании». Анализируя автобиографию психотического пациента, З. Фрейд пришел к выводу, что его бредовые идеи отражали механизмы отрицания и проекции, которые представляли психологическую защиту в отношении скрытых гомосексуальных желаний пациента, выступая на фоне его психической регрессии. З. Фрейд дал новую интерпретацию бредовым идеям, отраженным в эссе Шребера. В них он распознал реконструкцию реальности, создаваемую пациентом, в попытке таким образом самоизлечиться путем избавления от мучающих его переживаний. Бредовые идеи Шребера, по мнению З. Фрейда, были более «нормальными и здоровыми» для сохранения интеграции личности, чем признание пациентом наличия других нарушений, в особенности, имеющих место гомосексуальных стремлений.
Это означает, что во время переживания какого-то значимого травмирующего события, которое произошло в детстве или в младенчестве, человек действительно имеет телесный образ, наивное восприятие мира, чувства и ощущения, соответствующие возрасту, в котором он был в это время. Подлинность такой регрессии подтверждается тем обстоятельством, что складки и морщины на его лице временно исчезают, придавая ему детское выражение, а его позы, жесты становятся детскими, и их нервные рефлексы такими, какие характерны для детей (например, сосательный рефлекс и рефлекс Бабинского).
В процессе анализа отдельных психотерапевтических случаев у детей и подростков ею выделены девять основных форм (механизмов) психологической защиты: регрессия, вытеснение, формирование реакции, изоляция, уничтожение, проекция, интроекция, борьба «Я» с самим собой, обращение и десятый – сублимация (или смещение инстинктивных целей), относимая скорее к норме.
Регрессия выглядит как отступление в коллективное бессознательное и освобождение таких ресурсов, которые обладают мудростью, отрицаемой сознанием. Если, однако, в течение этого периода регрессии творческое решение не найдено и индивид продолжает следовать более ранним или инфантильным образцам поведения, наступает невротическое состояние. «Вторжение» коллективного бессознательного также может привести к психозу. Сам Юнг пережил подобное состояние. В 1912 году после выхода книги «Метаморфозы и символы либидо» (в России – «Либидо: его метаморфозы и символы») и разрыва с Фрейдом у Юнга начался длительный психический кризис, сопровождавшийся кошмарными видениями о трагической судьбе Европы. Кошмарные видения прекратились, когда началась война. Юнг увидел в этом еще одно подтверждение существования коллективного бессознательного [164].
Называя препятствия личностному росту, Левин обращается к механизмам регрессии и утверждает, что такими препятствиями являются фиксация на отдельном большом регионе, уменьшение прочности границ и недифференцированность жизненного пространства. Усиление дифференциации способствует независимости как невозможности непосредственного влияния одного внутреннего региона на другой (например, у маленьких детей – прямого влияния голода, усталости на настроение) и регуляции своих состояний и воздействий среды. В данной теории дифференциация и организация представляют собой механизмы сепарации как процесса, которые функционируют внутри жизненного пространства индивида и ведут к уменьшению «прямой зависимости в моторной системе индивида, во внутриличностных регионах, в отношении между внутренними психологическими регионами и психологической средой» (Левин, 2000, с. 129).
Выделяются конструктивные и неконструктивные поведенческие реакции. По А. Маслоу критериями конструктивных реакций являются: детерминация их требованиями социальной среды, направленность на решение определенных проблем, однозначная мотивация и четкая представленность цели, осознанность поведения, наличие в проявлении реакций определенных изменений внутриличностного характера и межличностного взаимодействия. Неконструктивные реакции не осознаются; они направлены лишь на устранение неприятных переживаний из сознания, но не на решение самих проблем. Таким образом, эти реакции являются аналогом защитных реакций (рассматриваемых в психоаналитическом направлении). Признаками неконструктивной реакции служат агрессия, регрессия, фиксация и т. п.
Оказалось, что диспозиционные переменные (особенно такие, как тревожность, уровень депрессивности, интернальность-экстернальность, оптимизм-пессимизм, а также характеристики самоотношения) связаны (корреляционными отношениями) с выбором субъектом способа совладания. В то же время именно социокультурные переменные (принадлежность к определенной культуре, тип межличностных отношений, гендерная идентичность, уровень получаемой социальной поддержки и др.) больше влияют на выбор человеком копинг-стратегий (диапазон количества значимых коэффициентов регрессии от 40 % в гендерных исследованиях до 100 % влияния родительских установок) (Крюкова, 2004, c. 274). Сложнее и неопределеннее детерминация копинга, ориентированного на избегание, – это одна из перспективных линий исследования.
Мюррей упоминает, что разработчики опирались на принципы условного рефлекса Павлова, работы гештальтистов и такие психоаналитические понятия, как «фиксация, замена, компенсация, сублимация и регрессия». Таким образом, распространенная трактовка Мюррея и Морган как фрейдистов не вполне корректна. Персонология – это самостоятельный, эклектичный в хорошем смысле слова проект, берущий «все, что работает», из разных источников и видящий свою задачу в отличие от предшественников не столько в построении некой теории или «метатеории», сколько в создании средств для тщательного описания и фиксации феноменов независимо от их последующей интерпретации.
Известно, что шизофрения связана с деградацией мышления, с его явной регрессией. Подобные тенденции характерны и для повышенно шизоидных лиц (тяжелых шизоидов).
7. Регрессия: переход какой-то формы психической организации на более раннюю ступень, характеризующуюся более простыми структурами.
Обычно это сопровождается полной возрастной регрессией до тех времен, когда произошло событие.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я