Марксизм

  • Маркси́зм — философское, экономическое и политическое учение, основанное Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Существуют различные интерпретации учения Маркса, связанные с различными политическими партиями и движениями в общественной мысли и политической практике. Политический марксизм является одним из вариантов социализма наряду с левым анархизмом (см. Социальный анархизм), христианским социализмом и не принимающей марксизма частью демократического социализма и социал-демократии.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Социали́зм (фр. socialisme от лат. socialis «общественный») — доктрина, полагающая целью и идеалом социальную справедливость, свободу и равенство. Под социализмом также понимают общественный строй, воплощающий эти принципы.
Маркси́зм-ленини́зм — идеология, социально-политическое и философское учение о законах борьбы за свержение капиталистического строя и построение коммунистического общества. С точки зрения его последователей разрабатывалось В. И. Лениным, развившим учение Маркса и применившим его на практике. В КПСС явление марксизма-ленинизма рассматривалось как ленинский вклад в марксизм.
Коммуни́зм (от лат. commūnis «общий») — теоретический общественный и экономический строй, основанный на социальном равенстве, общественной собственности на средства производства.
Госуда́рственный социали́зм (нем. Staatssozialismus), в истории экономических учений и политологии — классификационная группа, в которую относятся теории перехода к социализму осуществляемого путём частных реформ, активного вмешательства государства в экономику и социальные отношения, огосударствления средств производства и т. п., не предполагая изменения основ реформируемого строя.
Марксистская политическая экономия — направление в экономической теории, политическая экономия, основу которой составляет трудовая теория стоимости (Адам Смит, Давид Рикардо), которую Карл Маркс расширил теорией прибавочной стоимости. Это направление является составной частью марксизма, его развивали Фридрих Энгельс, Карл Каутский, Роза Люксембург, Георгий Плеханов, Владимир Ленин. Отдельные положения Маркса подвергли пересмотру «ревизионисты» — Эдуард Бернштейн, Михаил Туган-Барановский, Вернер...

Упоминания в литературе

Крайне негативно относясь к Конту, Маркс, например, никогда не называл себя социологом. Основное отличие марксизма от других направлений социологической мысли XIX в. было связано с решением вопроса об исторических судьбах западноевропейского общества. Реформаторские усилия Конта, Спенсера и других известных социологов XIX в. были направлены на совершенствование существующей системы общественных отношений, Маркс и Энгельс отвергали эту систему в целом. Для Маркса европейское общество представлялось старческим организмом, он не видел ресурсов его развития, назревшие противоречия капитализма, по мнению Маркса, не могли быть разрешены в рамках его собственного бытия. Отсюда известные предсказания скорой пролетарской революции, теоретическое обоснование краха капитализма, поиски путей перехода к новому, коммунистическому обществу.
Различие социализма и анархизма усматривается скорее в средствах достижения этой цели: если социалисты считают необходимым переходный период диктатуры пролетариата, то анархисты допускают возможность непосредственной замены рыночных отношений и государства федерацией самоуправляющихся коммун или так называемых «свободных ассоциаций», выражающих в концентрированном виде руссоистский идеал народной воли и непосредственной демократии. Прудон первым определил свои взгляды как анархизм. Затем решающее значение приобрел спор Бакунина и Маркса, приведший к расколу Первого Интернационала. Кажется вполне очевидным, что Маркс понимал социализм не как деспотическое господство, при котором политический аппарат обеспечит свои привилегии путем установления монополии на управление средствами производства. Тем не менее, М. Бакунин поставил по этой проблеме вопросы, на которые Маркс не смог найти ответа. Можно сказать, что Бакунин стал первым, кто вывел дедуктивным путем ленинизм из марксизма. В знаменитой полемике Маркса и Бакунина эпохи Первого Интернационала Маркс оказался сильнее в экономических вопросах (в частности, тезис о том, что сохранение независимости всех производственных товариществ неизбежно приведет к восстановлению законов рыночной экономики с катастрофическими последствиями для революции), а Бакунин – в политических (особенно его критика этатизма). Бакунин критиковал марксистский централизм, планирование и бюрократию, вытекающую отсюда возможность создания новой системы привилегий. Эти теоретические разногласия провели четкую границу между коммунистической и анархистской идеологией, которая затем лишь углублялась в силу как идейной, так и психологической несовместимости основателей двух идеологий (153).
Плеханов и небольшая группа возглавляемых им интеллектуалов (группа «Освобождения труда») основные усилия направили на перевод марксистской литературы на русский язык, на комментирование и популяризацию марксистских идей, на организацию в России партийных просветительских кружков. Будучи горячими сторонниками распространения марксизма в России, плехановцы и мысли не допускали о том, что Россия хоть по каким-нибудь параметрам уже готова к социалистической революции. Больше того, Плеханов считал, что страна только-только вступает на путь капитализма и по сравнению с развитыми европейскими государствами она экономически и культурно очень от них отстает. Когда после смерти Энгельса в западноевропейском социал-демократическом движении стали возникать различные критические («оппортунистические») течения, Плеханов первым взял на себя роль защитника чистоты марксизма. Его оригинальный вклад в философию марксизма был сильно преувеличен в советское время. Фактически он не вышел за рамки устоявшихся истин, даже когда рассмотрел вопрос о роли личности в истории с точки зрения классиков и популярно сформулировал идеи «монистического взгляда на историю». Но молодой Ленин, выступив сначала в одном ряду с группой Плеханова, очень скоро перешел от трактовок и защиты марксизма к конструированию самостоятельных концепций, часто маскируя их под защиту чистоты марксистских идей от поползновений «ревизионистов» (реформаторов) и «оппортунистов» (отступников).
Теоретик большевизма, один из руководителей Октябрьской революции 1917 г., основатель Советского государства, деятель международного рабочего движения. Разрабатывал учение о классовой борьбе и диктатуре пролетариата, происхождении, сущности и функциях государства. Отстаивал идеи революционного разрыва с буржуазным обществом и возможность победы социализма «первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране». Ввел понятие «научная идеология». Под таковой он понимал комплекс идей, которыми руководствуется рабочий класс и которые возникают из якобы открытых марксизмом объективных законов общественного развития. В то же время настаивал, что всякая идеология партийна, т. е. отражает интересы определенной социальной группы. Данное утверждение означает, что пролетарская идеология не более «научная», чем любая иная. Выдвинутые им теоретические положения и практические политические задачи в советское время квалифицировались как развитие марксизма в новых исторических условиях. Однако уже в то время ряд исследователей считали, что его теоретическое наследие и практические подходы есть не столько ортодоксальный марксизм, сколько разновидность русского народничества. Основные сочинения: «Развитие капитализма в России», «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения», «Шаг вперед, два шага назад», «Материализм и империокритицизм», «Карл Маркс», «Три источника и три составные части марксизма», «Империализм как высшая стадия капитализма», «Государство и революция», «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» и др.
Позитивное значение этого произведения состоит прежде всего в том, что на материале капиталистических преобразований показаны возникновение мирового рынка, интернационализация производства, развитие экономических и культурных связей между народами, существовавшими при феодализме обособленно. Итак, классики марксизма подошли к идее глобализации. Когда Маркс и Энгельс отмежевались от сиюминутных моментов политической борьбы, они в своих концептуальных воззрениях отделили социализм от грубого, уравнительного, «казарменного», связав становление нового общества с высшим развитием экономики и личности. Вместе с тем учение марксизма недостаточно учитывало значение отдельного человека, его силу и слабость. Н.А. Бердяев считал, что марксизм подменил человека классом. Ж.-П. Сартр не случайно пытался дополнить материалистическое понимание истории экзистенциалистской концепцией человека с тем, чтобы вернуть человека в марксизм.

Связанные понятия (продолжение)

Лега́льный маркси́зм — течение общественной мысли, возникшее в конце XIX века в России, предпосылкой зарождения и источником которого являлись...
Об отрасли науки см. Экономика, Экономическая теория, Политическая экономия.Буржуа́зная полити́ческая эконо́мия — самостоятельная категория в истории экономических учений, введённая Карлом Марксом при дифференциации направлений, школ и индивидуальных произведений политико-экономической мысли по историко-формационному признаку. Выделяется в этом контексте наряду с марксистской, а также вульгарной, мелкобуржуазной и т. п. школами экономической мысли.

Подробнее: Буржуазная политическая экономия
Маои́зм (кит. упр. 毛泽东思想, пиньинь: Máo Zédōng Sīxiǎng) — политическая теория и практика, основой которых является система идеологических установок Мао Цзэдуна. Был принят в качестве официальной идеологии КПК и КНР до его смерти в 1976 году; наряду с «теорией Дэн Сяопина» и «идеей о трех представительствах» Цзян Цзэминя по настоящее время составляет основу идеологии Компартии Китая.
Утопический социализм — принятое в исторической и философской литературе обозначение предшествовавшего марксизму учения о возможности преобразования общества на социалистических принципах, о его справедливом устройстве. Главную роль в разработке и внедрении в общество идей о строительстве социалистических отношений ненасильственным образом, лишь силой пропаганды и примера, сыграла интеллигенция и близкие к ней слои.
Государственно-монополистический капитализм — «форма монополистического капитализма, для которой характерно соединение силы капиталистических монополий с силой государства».
«Открытое общество и его враги» — фундаментальный труд известного австрийско-британского философа Карла Поппера. Написан в период с 1938 по 1943 гг, Впервые книга была напечатана в Лондоне в 1945 году. В России вышла в 1992 году. Автор критикует теории телеологического историцизма присущего работам Платона, Гегеля и Маркса, обвиняя этих авторов в формировании идейной базы тоталитаризма. Книга входит в список ста лучших научных трудов XX века в области политической философии,
Социальный анархизм, социалистический анархизм, анархо-социализм, анархистский социализм или коммунитаристский анархизм (эти понятия взаимозаменяемы относительно либертарного социализма, левого либертарианства или же левого анархизма в данной терминологии) являются обобщающими понятиями, используемыми, чтобы дифференцировать две широкие категории анархизма, одной из которых является коллективизм, а другой — индивидуалистический анархизм. Там, где индивидуалистические формы анархизма подчеркивают...
Критика либерализма — совокупность политических, экономических и философских идей, составляющих оппозицию либеральным идеологиям, организациям и правительствам.
Каждому по труду — принцип распределения, который, согласно взглядам теоретиков социализма и коммунизма, установится в экономике первой фазы коммунизма – социализма, до его перехода во вторую фазу — полный коммунизм. Принцип распределения по труду состоит в том, что каждый участник экономических отношений получает материальные блага в соответствии с его вкладом в совокупный общественный продукт.
«Три исто́чника и три составны́х ча́сти маркси́зма» — название статьи В. И. Ленина, дающей сжатый анализ исторических корней, сущности и структуры марксизма. Написана в связи с 30-летием со дня смерти К. Маркса. Впервые опубликована в форме статьи в легальном журнале РСДРП(б) «Просвещение» (1913, № 3).
Тоталитари́зм (от лат. totalis — весь, целый, полный; лат. totalitas — цельность, полнота) — политический режим, подразумевающий полнейший (тотальный) контроль государства над всеми аспектами общественной и частной жизни.
Концепция единого индустриального общества Р. Арона — концепция, предложенная французским философом, политологом, социологом и публицистом Раймоном Ароном в 60-х гг. XX в., Р. Арон верил в то, что поскольку капиталистическое и социалистические общества представляют собой две разновидности индустриального общества (их главными отличиями являются политические режимы и формы собственности на факторы производства), то в будущем они могут быть объединены в единое индустриальное общество под началом капитализма...
Анархический коммунизм, или анархо-коммунизм (также либертарный, или вольный, коммунизм) (от греч. αναρχία — безвластие; лат. commūnis — общий), — одно из направлений анархизма и коммунизма, целью которого является установление анархии (то есть безвластного общества — в смысле отсутствия иерархии и принуждения, «прослойки паразитов» по выражению махновских анархо-коммунистов), где максимальное развитие получат самоуправление людей и их союзов и взаимопомощь между ними.
Тео́рия междунаро́дных отноше́ний — дисциплина, в рамках которой международные отношения рассматриваются с теоретической точки зрения. Данная дисциплина прослеживает и анализирует общие закономерности международных отношений в виде концепций. Оле Холсти описывает функционирование теории международных отношений как пары цветных солнечных очков, которые позволяют человеку видеть в них разные цветовые окраски окружающего мира, но не всю действительность. К примеру, реалист может пренебречь определенным...
Концепция единого индустриального общества — теория, предложенная французским философом, политологом, социологом и публицистом Раймоном Ароном в 60-х гг. XX в. Р.Арон верил в то, что, поскольку капиталистическое и социалистические общества представляют собой две разновидности индустриального общества (их главными отличиями являются политические режимы и формы собственности на факторы производства), то в будущем они могут быть объединены в единое индустриальное общество под началом капитализма. При...
Неомарксизм — термин, часто применяемый для обозначения различных социально-философских течений в марксизме, таких как Франкфуртская школа, примыкающая к ней школа праксиса и прочее.
Капитали́зм — экономическая система производства и распределения, основанная на частной собственности, юридическом равенстве и свободе предпринимательства. Главным критерием для принятия экономических решений является стремление к увеличению капитала, к получению прибыли.
Анархо-коллективизм, или коллективистский анархизм, — одно из направлений революционного социального анархизма. Наибольший вклад в развитие данной теории внес анархист, член Первого Интернационала Михаил Бакунин. Михаил Бакунин выступал против государственной и частной собственности на средства производства, предлагая вместо этого идею общественного распоряжения ими непосредственными производителями, через организацию «свободных ассоциаций».
Исторический материализм — направление философии истории, разработанное К. Марксом и Ф. Энгельсом. Сущность этого направления заключается в материалистическом понимании диалектического развития истории человеческих обществ, которая является частным случаем всеобщего естественного исторического процесса. Это направление наследует философии истории Гегеля, поэтому его яркой особенностью является единство теории развития и методологии познания общества.
Люксембургиа́нство, люксембурги́зм — революционно-марксистское течение в социал-демократическом, а затем также коммунистическом и левом движении, противостоящее, с одной стороны, пробуржуазной политике ревизионистской социал-демократии, а с другой, авторитарным направлениям в коммунизме. Его основательницей была немецкая радикальная социалистка, одна из основателей антивоенного Союза Спартака и Коммунистической партии Германии Роза Люксембург.
Коммунитари́зм (от англ. communitarian < фр. commune «община» < лат. commūnis «общий») имеет два значения.
Антикапитализм — широкий спектр движений, идей и подходов, которые выступают против капитализма. Антикапиталисты, в строгом смысле этого слова, это те, кто хотят полностью заменить капитализм другой системой.
Конвергенция (от лат. convergere — сближаться, сходиться) — политическая теория второй половины XX века, согласно которой СССР постепенно становится более либеральным, а Запад — более социалистическим, в результате чего должна возникнуть усреднённая социально-экономическая система, сочетающая принципы социализма и капитализма (например, плановую экономику и политическую демократию соответственно). В более широком смысле — увеличение сходства между различными обществами, находящимися на одной стадии...
Культу́рный маркси́зм — теория заговора, представляющая Франкфуртскую школу якобы частью существующего движения, направленного на уничтожение западной культуры.
Идеоло́гия (греч. ιδεολογία от ιδέα «прообраз, идея» + λογος «слово, разум, учение») — совокупность системных упорядоченных взглядов, выражающая интересы различных социальных классов и других социальных групп, на основе которой осознаются и оцениваются отношения людей и их общностей к социальной действительности в целом и друг к другу и либо признаются установленные формы господства и власти (консервативные идеологии), либо обосновывается необходимость их преобразования и преодоления (радикальные...
Либерали́зм (от лат. liberalis — свободный) — философское и общественно-политическое течение, провозглашающее незыблемость прав и индивидуальных свобод человека.
Христианский коммунизм — политическое движение, разновидность религиозного коммунизма, основанная на христианской религии; политическая и теологическая теория, согласно которой основы коммунизма представлял ещё Иисус Христос, проповедуя своё учение как устройство идеального мира. Несмотря на то, что единой даты образования так называемого христианского коммунизма никто не называет, многие последователи этого движения убеждены, что его корни были заложены ещё во времена первых христиан и описаны в...
«Реальный социализм» (или иногда также «развитой социализм») — идеологическое клише или эвфемизм, советское официальное название последнего десятилетия тоталитарной советской действительности. Подчеркивает расхождения с марксистско-ленинским идеалом, с официальными установками и целями программы КПСС (1961) и более гуманными и либеральными моделями социализма.
«Социализм или Варварство» (фр. Socialisme ou Barbarie) — французская леворадикальная либертарно-социалистическая группа, перенявшая название от известной фразы Розы Люксембург. Одним из ведущих теоретиков группы был Корнелиус Касториадис. Просуществовавала с 1948 по 1967 годы. Её идеи впоследствии повлияли на мировоззрение участников студенческого бунта в мае 1968 года и на развитие французской леворадикальной мысли после Красного мая.
Прусский социализм (Прусский государственный социализм) — умозрительное обоснование и практика построения социального государства в Германии. В основе лежит неприятие революционного антигосударственного марксистского социализма (коммунизма), а также противопоставление коллективного «орденского» немецкого духа, индивидуалистическому английскому духу. Верховная власть принадлежит чиновничеству, которое руководствуется идеей служения обществу. Труд рассматривается не как товар, а как долг. В дальнейшем...
Коммунистическая, или социалистическая, революция — социальная революция, осуществляющая переход от капиталистической общественно-экономической формации к коммунистической.
Сталини́зм (по фамилии главного выразителя его идеологии и практики — Иосифа Сталина, родился в 1878 и умер в 1953) — политическая система в СССР в конце 1920-х — начале 1950-х годов и лежавшая в её основе идеология. Сталинизм характеризовался господством авторитаризма, усилением карательных функций государства, сращиванием государственных органов и правящей Коммунистической партии, жёстким идеологическим контролем над всеми сторонами жизни общества. Ряд исследователей считают сталинизм одной из...
Ленини́зм — философское, политическое и социально-экономическое учение, созданное В. И. Лениным в развитие марксизма. Термин «ленинизм» введён в оборот И. В. Сталиным в классическом определении (1926): «Ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарской революции». С ленинизмом самоотождествляют себя такие противостоящие друг другу направления, как троцкизм, сталинизм, маоизм и бордигизм.
Политический реализм — направление (школа) в политике, и парадигма в теории международных отношений и политологии, основанная Гансом Моргентау. Направление основывалось на традиции, восходящей к Никколо Макиавелли и Томасу Гоббсу.
Социализм в отдельно взятой стране — теория о возможности построения социализма в СССР, ставшая официальной доктриной государства после XIV съезда ВКП(б) в 1925 году и поражения оппозиции во внутрипартийной борьбе 1923—1927 годов.
Зелёный анархизм (или экоанархизм) — одно из направлений в анархизме, делающее акцент на экологические проблемы. На раннем этапе большое влияние оказали идеи американского анархо-индивидуалиста Генри Дэвида Торо и его книга «Уолден, или Жизнь в лесу». Некоторые зелёные анархисты называют себя анархо-примитивистами (или по-другому — антицивилизационными анархистами), хотя, безусловно, не все зелёные анархисты — примитивисты. Среди современных зелёных анархистов сильны критические настроения относительно...
Социология революции — раздел социологии социальных изменений, изучающий революционные политические преобразования общества.
Неолиберали́зм (англ. neoliberalism) — разновидность классического либерализма, направление политической и экономической философии, возникшее в 1930-е годы и сформировавшееся как идеология в 1980-е — 1990-е.
Бернштейнианство — течение в социал-демократии, родоначальником которого был Э. Бернштейн, провозгласившее пересмотр («ревизию», отсюда пейоративный термин ревизионизм) основных положений марксизма. В качестве основания указывалось на их несоответствие изменившимся условиям. Бернштейнианство — разновидность реформизма, эволюционного социализма.
Антиимпериализм — термин, применимый к той или иной форме оппозиционного империализму движению. Антиимпериализм выступает против завоевательных войн, особенно против завоеваний народов с иным языком и культурой. Антиимпериалистами можно считать, таким образом, республиканских сенаторов в Римской империи или членов Антиимпериалистической лиги США, выступавших против оккупации Филиппин во время испано-американской войны.
Ревизионизм (от англ. revision — пересмотр, изменение) — пейоративный термин, указывающий на отступления от исходных постулатов марксизма, который был распространен во внутрипартийных конфликтах марксистов XX века. В своем строгом и точном смысле обвинение в ревизионизме сводится к отказу от исходного для марксизма метода материалистической диалектики или утверждению неких взглядов, противоречащих ему. На практике обвинение в ревизионизме часто имело конъюнктурное содержание. Впервые оно было использовано...
Минархизм (англ. minarchism; от лат. minimus — наименьший + др.-греч. ἄρχη — начало, власть) — учение о том, что функции и полномочия государства должны быть минимальными, ограничиваясь защитой свободы и собственности каждого гражданина или человека, пребывающего на территории государства. Минархизм, наряду с анархо-капитализмом, является одной из двух ветвей либертарианской политической философии. В отличие от анархо-капиталистов, минархисты считают допустимым налогообложение, при условии, что налогов...
Фашизм (итал. fascismo, от итал. fascio — пучок, связка, объединение) — крайне правая идеология, политическое движение и социальная практика, которые характеризуются следующими признаками и чертами: отрицание демократии и её экономической и политической практики; создание режима, основанного на принципах авторитарно-корпоративной государственности, однопартийности; подавление противников государства и любых форм инакомыслия; создание военизированных формирований и взгляд на войну как на естественный...

Подробнее: История фашизма
Анархи́зм (от ἀν – без и ἄρχή – власть) — общее наименование ряда систем взглядов, основывающихся на человеческой свободе и отрицающих необходимость управления обществом с помощью государства.Существует множество различных направлений анархизма, которые часто расходятся в тех или иных вопросах: от второстепенных, и вплоть до основополагающих (в частности — относительно взглядов на частную собственность, рыночные отношения, этнонациональный вопрос).

Упоминания в литературе (продолжение)

Автора «Политического порядка в меняющихся обществах» можно упрекнуть в определенной непоследовательности. Для проведения успешных реформ, считает он, особенно нужна государственная мудрость политического руководства, тогда как в осуществлении революции на первое место выдвигается роль политической организации. «Революционное движение – продукт революционной организации»20, – цитирует Хантингтон В.И. Ленина. Акцентирование самоценности политических институтов в конечном счете придает власти самодовлеющий характер, и это особенно заметно, когда американский политолог буквально восхищается большевизмом как организацией власти, не очень задумываясь о том, какими способами она утверждалась. Ленинская партия служит для него эталоном политической организации безотносительно и к экономическим последствиям ее деятельности, и к идеологии, которую она выражала. В экономике, пишет Хантингтон, коммунизм безнадежно устарел, марксизм как историческая теория обанкротился, идеология классовой борьбы примитивна и в смысле эффективности далеко уступает национализму. Но ленинизм – замечательная политическая теория, а созданная Лениным партия – образец организационного совершенства. Произошло это потому, что Ленин, как считает автор «Политического порядка», перевернул учение Маркса «вверх дном», а в построении своей партии отказался от классового подхода, придав ей черты самодовлеющего корпоративного института.
Быть радикальным критиком существующих институтов и социальных структур – значит не только уметь определять вред, который причиняет существующее устройство. Необходимо уметь сформулировать альтернативы, способные смягчить этот вред, и предложить соответствующие трансформационные стратегии. Было время, пишет один из ведущих представителей «аналитического марксизма» американский социолог Э. Райт (Университет Висконсин), когда левые интеллектуалы имели четкое преставление об этих вещах. Теории класса и политической экономии давали средства для определения того, что было не так в капитализме, а теория классовой борьбы и социалистической политики, будь то реформистская или революционная, закладывала основы трансформационной стратегии. Сегодня тот, кто продолжает отождествлять себя с левыми ценностями радикального эгалитаризма и глубокой демократии, признает Э. Райт, находится в более сложном положении. Хотя левые интеллектуалы по-прежнему критикуют капитализм, многие из них признают необходимость рынков и продолжающегося технологического развития капитализма. Хотя социализм по-прежнему маркирует альтернативу капитализму, вряд ли сегодня можно всерьез возлагать надежды на какие?то государственные проекты экономического планирования. До сих пор, признает Э. Райт, ни одна убедительная и всесторонняя модель альтернативы не смогла завоевать широкой поддержки. Никто не верит и в то, что классовая борьба, по-прежнему остающаяся основным источником конфликтов в современном мире, способна предложить силу, способную преобразовать и превзойти капитализм [Райт, с. 120].
С точки зрения марксизма государство оказывается результатом непримиримости классовых противоречий и может существовать только в этой ситуации. Вместе с исчезновением классов в результате экономической и социальной эволюции государство «отмирает». Марксизм – одна из немногих концепций, настаивающих на временном, историческом, характере государства. Возможности этой концепции настолько велики, что большинство остальных вариантов объяснения генезиса государства может быть представлено как частный случай марксистской идеи. Вместе с тем марксистская концепция не может объяснить всего многообразия истории государства. Например, ей противоречат факт государственных объединений, не знавших экономических классов, а также факт действия государственной власти в интересах всех членов общества.
Подведем итоги. Работы А. Грамши и Д. Лукача оказали большое влияние на формирование идей неомарксизма. При сохранении концептуального ядра (учение об освобождении человечества пролетариатом, революционный переход от капитализма к более прогрессивной общественной формации) изменился теоретический облик самого марксизма. И не случайно Г. Маркузе говорил, что «после смерти Либкнехта и Люксембург самыми значительными марксистами он считал Лукача и Корша»[30]. В данном исследовании эта эволюция марксизма рассмотрена как переход от идеологии рабочего движения к леворадикальной социальной теории. В последующем философы Франкфуртской школы многому научились у Грамши и Лукача. В частности, у Д. Лукача франкфуртцы взяли идею того, что любая идеология есть ложное сознание и должна быть уничтожена. Использовали они и идею овеществления (о возрастании формальной рациональности).
Обратимся к историко-политическому горизонту этих рассуждений. Его можно охарактеризовать уменьшением – к лучшему или худшему – влияния марксизма как политической теории на независимых левых, одновременное с его упадком: в качестве формы партийной политической практики в Западной Европе и в качестве заслуживающей доверия социальной формации – в Восточной. Как я уже писал, изменение тематики власти в генеалогии в 1970-х годах можно рассматривать как попытку освободить интеллектуальное поле от господства марксистской теории государства (Dean 1994a: 142). Такая теория не подходит для анализа властных отношений из-за ее функционализма и экономизма, в призме которых государство сводится к набору необходимых функциональных реквизитов капитализма, а либерализм объявляется наиболее характерной для капитализма идеологией.
Важнейшей задачей государства, с точки зрения сторонников марксизма, является посредничество в улаживании конфликтов внутри правящего класса. В ленинской версии классического марксизма обосновывается переход от капитализма к коммунизму через революционную диктатуру пролетариата, когда после революции сначала уничтожается форма частной собственности на средства производства, затем исчезает принципиальное неравенство между людьми и после постепенного отмирания государства власть государственных институтов заменяется правлением всего общества, в котором все люди, работая по способностям, должны получать блага в соответствии со своими потребностями. В рамках марксистской методологии часть исследователей ориентировалась на работы молодого Маркса и его критику противоречия между диалектическим методом Гегеля и гегелевской идеи о том, что именно прусская монархия является проявлением высшего типа государства; другая часть исследователей, например Л. Альтюссер, ориентируется на выделение свойств, гарантирующих целостность и стабильность государства. В первой трети XX в. А. Грамши исследовал методы установления контроля над государством демократическими методами.
Фрэнсис Фукуяма, заявивший, что конец коммунизма является и концом истории, предупреждал, что через некоторое время история может начаться снова. Данное пророчество сбылось значительно быстрее, чем хотелось бы его автору. Если исторический процесс продолжается, то неизбежно встает и вопрос об альтернативах неолиберализму и капитализму, ибо ничто не вечно, а развитие общества невозможно отменить декретом. Точно так же встает и вопрос об актуальности марксизма как теории исторического анализа, на основе которой могут быть сформулированы политические стратегии левых. После краха «социального государства» мир не стал ни стабильнее, ни справедливее, ни даже свободнее, ибо превращение насилия в норму общественной жизни обесценивает гражданские свободы. Но, обличая пороки нового мирового порядка, левые не решаются противопоставить им собственную идеологию. Американец Роджер Бербак и никарагуанец Орландо Нуньес видят единственную альтернативу неолиберализму в стихийных движениях, выражающих базовые потребности народа. Новое, более справедливое, общество «родится из соединения разных национальных, этнических и культурных движений по всему миру».[143]
С иных позиций рассматривали государство и право представители марксизма, и прежде всего его основатели – К. Маркс и Ф. Энгельс. Несмотря на неоднозначность оценки в настоящее время марксисткой философии, в основе которой лежат диалектический и исторический материализм, сами идеи марксистов в изучаемой области в нынешних социально-политических и экономических условиях развития России несомненно представляют интерес и для современных философско-правовых исследований[165]. Как известно, в основе марксисткой трактовки философии права лежит тезис о том, что право есть выражение и закрепление воли экономически господствующего класса. Как и государство, оно является продуктом классового общества, а его содержание носит классово-волевой характер. «Помимо того, что господствующие индивиды при данных отношениях должны конструировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона»[166]. Таким образом, возникновение и существование права объясняется марксистами необходимостью нормативного регулирования общественных отношений в интересах экономически господствующего класса.
Социальным контекстом работы Поппера стали тоталитаризм в Германии и недемократичные практики государств, которые были широко представлены не только в незападном мире, но и на Западе. Западный мир в период написания его труда находился под мощным интеллектуальным и идейным воздействием невиданного прежде социального эксперимента, проводимого в Советской России. Такой широкомасштабный социальный эксперимент впервые имел место в истории. Западные демократии представляли собой образцы обществ, сложившихся в ходе естественно-исторического процесса, который растянулся на сотни лет. Но XX век явил миру возможность значительных социальных экспериментов по построению «рукотворных» обществ «нового типа». Два основных подхода к построению совершенного общества – марксизм и неолиберализм российской элиты, использующий его как новую версию совершенного общества в противоположность марксизму, но с сохранение революционаризма его российской версии в лозунге 1990-х «Иного не дано!» Идейной основой социальных экспериментов были также и новые научные идеи, революционные утопии, художественные предвидения и новые направления в искусстве. Исключительно важную роль играли социально-философские концепции, в частности идеи К. Маркса и исторический материализм, неолиберализм как его альтернатива и антипод.
Известный французский философ Жан-Франсуа Лиотар отмечал в книге «Состояние постмодерн»: «Марксизмом руководит другая модель общества… В основе этой модели лежит борьба классов… Здесь невозможно обойтись без перипетий, которые занимают общественную историю, политику и идеологию в течение более века… Судьба их известна; в странах с либеральным или прогрессивно-либеральным правлением происходит преобразование этой борьбы и ее руководителей в регуляторы системы… И повсюду, под разными названиями, критика политической экономии (под названием «Капитала» Маркса) и критика связанного с ней общества отчуждения используются в качестве элементов при программировании системы».
В. И. Ленин отмечал, что при богатстве и разносторонности идейного содержания марксизма в различные исторические периоды выдвигается на первый план то одна, то другая его сторона. Если накануне революции 1905–1907 годов основное значение имело применение экономического учения Маркса к российской действительности, а в период революции – вопросы тактики, то после революции на первый план выдвинулась марксистская философия. «Время общественной и политической реакции, – писал Ленин, – время «перевариванья» богатых уроков революции является не случайно тем временем, когда основные теоретические, и в том числе философские, вопросы для всякого живого направления выдвигаются на одно из первых мест» (Сочинения, 4 изд., том 17, стр. 54). Подобно тому как накануне первой русской революции Ленин опроверг либерально-народнические теории и применил экономическое учение Маркса к условиям России, а в годы революции – противопоставил оппортунизму меньшевиков единственно правильную большевистскую тактику, так в годы реакции Ленин разгромил махистскую ревизию марксизма, всесторонне разработал марксистскую философию, показал, что только она одна может служить теоретическим основанием деятельности пролетарской партии, ее стратегии и тактики, ее политической линии.
Что же касается фашистских переворотов, совершенных в Италии, Германии, Испании и некоторых других странах, то они носили «консервативный» характер, поскольку в их основе лежали праворадикальные идеи национализма, расизма, имперской великодержавности, апология насилия и др. Фашизм существовал как идеология, политическое движение и форма политического режима. Он представлял собой синтез национализма с немарксистским социализмом, революционное движение, основанное на противодействии либерализму, демократии и марксизму, которые рассматривались как различные проявления материалистического зла. Важнейшие идеи фашизма начали формироваться уже в конце XIX в. и приняли относительно четкий вид к началу первой мировой войны. Война оказала существенное влияние на окончательное формирование фашистской и нацистской идеологии. Это во многом объясняется тем, что война показала способность национализма мобилизовать широкие массы населения на реализацию тех или иных масштабных целей, а также раскрыла огромные возможности воздействия современного государства на различные сферы общественной жизни. В частности, в условиях войны обнаружились совершенно новые возможности экономического планирования и мобилизации государственной экономики и частной собственности на службу государству. Государство стало рассматриваться как единственное воплощение идеи национального духа.
• Марксизм понимает историю как преодолевающий сам себя своей имманентной энергией кризис. Человек является результатом не только биологической эволюции, но и производства условий самой жизни. Отношение марксизма к государству амбивалентное. С одной стороны, провозглашалось преодоление государства Советами. С другой – теория классовой борьбы напоминает об историках, писавших о противостоянии аристократии и народа. Поэтому в практиках построения социализма происходило усиление роли государства в форме «руководящей роли партии», которая отсеивала чистых от нечистых, но не могла справиться с перерождением элиты. И последняя, занимаясь управлением, постепенно забывала о первоначальных целях.
В наиболее разработанном виде социалистическая теория, получившая название марксизма, представлена в трудах Карла Маркса (1818–1883 гг.) и Фридриха Энгельса (1820–1895 гг.). Немецкие теоретики полагали, что факторы материального производства составляют основу человеческого общества, обеспечивают его прогресс. Политику и политические институты они считали производными от экономической структуры общества, политической надстройкой над базисом, который составляют производительные силы и производственные отношения. Главное в этих отношениях, по их мнению, форма собственности. Маркс и Энгельс, их последователи, которых стали называть марксистами, утверждали, что государство, все политические структуры, а также право выражают интересы класса собственника. Они обосновали необходимость политической революции, которая приведет к уничтожению буржуазного государства как органа политического господства капиталистов-собственников. Маркс и Энгельс главную революционную силу видели в пролетариате. Они считали, что пролетарии, лишенные собственности и эксплуатируемые классом капиталистов, составляют революционный класс, который способен не только уничтожить буржуазную экономическую и политическую систему, но и сможет построить новое общество.
Важнейшим в марксизме является вывод о том, что он признает поступательный, прогрессивный характер общественного развития и показывает неизбежность смены капитализма коммунизмом. Именно поэтому буржуазные философы, социологи, аксиологи выступают против марксизма, приписывают ему ограниченность, в том числе в теории ценностей. Они никак не могут смириться с мыслью, что на смену капитализма рано или поздно придет всемирный социализм, как в свое время феодализм был вынужден (самим ходом истории) уступить место буржуазной формации. Произойдет и ломка, борьба ценностей: одни, прогрессивные, перейдут в новое мироустройство, другие – отомрут вместе с самим капитализмом. Так было всегда во всемирной истории, и это марксизм убедительно доказал всей суммой научных аргументов. Попробуем и мы продемонстрировать этот диалектический процесс хотя бы в схематической форме.
Ведь уже в «Немецкой идеологии», которая была сжатым резюме всей доктрины марксизма, Маркс и Энгельс отвергали саму возможность социалистической революции, совершенной угнетенными народами, в «отставших» незападных странах. Они писали: «Коммунизм эмпирически возможен только как действие господствующих народов, произведенное “сразу”, одновременно, что предполагает универсальное развитие производительной силы и связанного с ним мирового общения… Пролетариат может существовать, следовательно, только во всемирно-историческом смысле, подобно тому как коммунизм – его деяние – вообще возможен лишь как «всемирно историческое» существование».
Выдвинутые Марксом проблемы и поныне остаются предметом оживленных дискуссий в политической экономии. В марксизме исходным положением является то, что основой существования и развития человеческого общества выступает материальное производство, ибо, по мнению Маркса, с изменением экономической основы происходит переворот во всей громадной надстройке. Диалектико-материалистический подход к исследованию общества дал возможность Марксу вскрыть сущность капиталистического общества и его противоречия. Маркс выявил главную историческую тенденцию в движении производительных сил в направлении социализации капиталистического общества, что подтвердилось в ХХ в. и подтверждается в настоящее время, особенно в странах Западной Европы. Основываясь на материалистическом принципе «бытие определяет сознание», Маркс указывал, что в основе исторического развития лежит социальная форма производства. Именно поэтому особое внимание он придавал изучению категории «стоимость» как социальной формы производства и ее трудовому характеру. Марксова теория прибавочной стоимости исчерпывающе выражает производственные отношения в буржуазном обществе.
Первоначальный марксизм признавал необходимость организации рабочих в “класс для себя” (с собственной идеологией, с собственными политическими организациями) для осуществления революционного перехода от антагонистической формы общественного процесса к неантагонистической[11]. Но практически одновременно с этим основоположник марксизма К.Маркс дал веские основания своим последователям для принижения роли сознательного (субъективного) фактора в общественном прогрессе и для экономического детерминизма. В.И. Ленин и его единомышленники не стали бы практическими революционерами, если бы всерьёз восприняли описание К.Марксом механизма смены общественных формаций в терминах нарушения соответствия производственных отношений производительным силам.
Как известно, в середине XVIII века в Англии возникла политическая экономия Адама Смита (его основополагающий труд – «Исследование о природе и причинах богатства народа»). Вышедший в 1867 году «Капитал» Карла Маркса ознаменовал рождение целостной системы политэкономии марксизма. Книга «Принципы экономической науки» Альфреда Маршалла, опубликованная в 1890 году, считается своего рода «библией» общепринятой экономической теории Запада. С этого момента термин «политэкономия» постепенно заменяется на термин «экономическая наука». После Второй мировой войны неоклассическая экономическая теория, благодаря продвижению США, стала основной экономической наукой для всего мира того времени. Она избегала изучения институциональных факторов, влияющих на экономические явления, опиралась на слишком жесткие гипотезы, создавала в рамках идеального рынка точную и тщательно проработанную модель экономики, «игнорировала исторический, политический и социальный фон, влиявший на экономическое поведение»11, в результате чего у неё не было шансов сыграть какую-либо роль в настоящем, реальном обществе: она могла существовать лишь в виде модели. На пороге своего столетнего юбилея экономическая наука с каждым днем все больше отдалялась от реального мира, однако многие развивающиеся страны строили на ней политику управления государством и развитием его экономики. Интересно, что в США, где зародилась эта общепринятая экономическая теория, правительство вовсе не опиралось на неё как на политическую теорию.
Бурное и плодотворное развитие правовой теории в России в начале XX в. испытало серьезный кризис после 1917 г., т. е. после Октябрьской революции и победы большевиков. Постепенно в науке утвердилась марксистская догма, заменившая правовую науку правовой идеологией (следует отметить, что догматизация марксизма – «заслуга» прежде всего ленинизма). Этому способствовало то обстоятельство, что в ортодоксальном марксизме отсутствовала собственно правовая теория. По-видимому, можно говорить лишь о марксистской интерпретации права, об определении его места в жизни общества с позиций доктрины исторического материализма, разработанной К. Марксом и Ф. Энгельсом. Поэтому все немногое, что было сказано по этому поводу основоположниками учения, воспринималось как «священное писание», из которого нельзя было убрать ни одного слова.
Ленинские статьи по вопросам марксистской теории и тактики рабочего движения вооружили большевиков ясным пониманием важнейших теоретических вопросов и сыграли большую роль в борьбе революционных марксистов против оппортунизма в русском и международном рабочем движении. Не меньшее значение они имеют и на современном этапе международного рабочего и коммунистического движения. Подновленные современными ревизионистами оппортунистические теории представляют собою новую попытку подменить революционный марксизм новым якобы усовершенствованным «марксизмом». Эти теории не имеют ничего общего с марксистско-ленинским учением, извращают основные положения марксизма, отражают буржуазную идеологию в теории и на практике. Ревизионисты, повторяя избитые фразы бернштейнианцев о возможности сотрудничества между рабочими и капиталистами, пытаются доказать, что современное капиталистическое общество развивается по линии смягчения классовых противоречий, что происходит процесс постепенного превращения капитализма в социализм. В ряде стран ревизионисты, возрождая старые теории российских ликвидаторов, выступают с требованиями замены коммунистических партий широкими неклассовыми организациями, объединяющими различные слои общества.
Огромную роль сыграл марксизм в консолидации российского общества вокруг проблемы «образа будущего». Как целостное связанное учение, соединившее в себе рациональную концепцию с нравственными идеалистическими императивами, марксизм был эффективно применен большевиками для создания идеологии, на время овладевшей массами. В этой идеологии стихийные народные представления о благой жизни были скреплены логикой и идеалами марксизма, которые в тот момент оказывали почти магическое воздействие на сознание. Это не дало народу в момент катастрофы 1905–1920 годов рассыпаться на мелкие группы, ведущие «молекулярную» войну всех против всех. Известно, что в периоды таких катастроф общества, не связанные размышлением о будущем и о путях к желаемому жизнеустройству, порождают массу бандитских шаек и милитаристских групп – кризис порождает общности извергов.
Но почему же капитализм не способен решить экологические проблемы? Этот вопрос– о связи капитализма с разрешением экологической проблематики – является частным случаем другой, более общей социально-философской проблемы, поставленной в марксизме: в какой степени многие социальные и политические характеристики общества жестко детерминированы духом его экономического строя? Начиная с XIX века левая критика, борясь с реформизмом, утверждала, что многие социальные проблемы в принципе не могут быть решены, пока не будут изменены экономические основы общества, что капитализм по своей природе не способен на избавления от некоторых социальных язв. Такой подход можно было бы назвать «теорией побочных эффектов»: решения важнейших стоящих перед человечеством проблем якобы можно добиться только в качестве побочного эффекта от изменения «способа производства». И если раньше говорили, что при капитализме в принципе нельзя добиться достойной жизни для трудящихся, то теперь наследники социалистов говорят, что при капитализме в принципе невозможно решение глобальных, в частности экологических, проблем.
В четвертый том входят произведения В. И. Ленина, в которых он продолжает разрабатывать программу партии. К этим произведениям относятся прежде всего статьи «Наша программа» и «Проект программы нашей партии». Ленин указывает в них на необходимость для каждого социал-демократа определить, к какому лагерю он принадлежит: революционных последователей учения К. Маркса или новейших «критиков» марксизма. «Мы стоим всецело на почве теории Маркса», – пишет он в статье «Наша программа». «Она выяснила настоящую задачу революционной социалистической партии… организацию классовой борьбы пролетариата и руководство этой борьбой, конечная цель которой – завоевание политической власти пролетариатом и организация социалистического общества» (стр. 182, 183). Ленин указывает на священный долг марксистов защищать марксистскую теорию от попыток исказить и ухудшить ее. «Крепкой социалистической партии не может быть, если нет революционной теории, которая объединяет всех социалистов, из которой они почерпают все свои убеждения, которую они применяют к своим приемам борьбы и способам деятельности» (стр. 183). Ленин решительно отвергает демагогические обвинения в догматизме, которые раздавались из лагеря «критиков Маркса» по адресу революционных марксистов, и подчеркивает необходимость творческого подхода к марксизму. «Мы, – писал Ленин, – вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях» (стр. 184).
Исключительно большое значение для идейного сплочения русских революционных социал-демократов имел проект программы РСДРП, выработанный в первой половине года редакцией «Искры» и «Зари» и принятый на II съезде РСДРП (июль – август г.). Напечатанные в настоящем томе «Материалы к выработке программы РСДРП» ярко характеризуют роль В. И. Ленина в подготовке искровского проекта партийной программы, в той принципиальной борьбе, которая сопровождала обсуждение различных проектов в редакции «Искры». Благодаря Ленину в проекте программы было четко сформулировано важнейшее положение марксизма о диктатуре пролетариата; позднее Ленин писал, что вопрос о диктатуре пролетариата был включен в программу РСДРП «именно в связи с борьбой против Бернштейна, против оппортунизма» (Сочинения, 4 изд., том 31, стр. 314). В спорах с Плехановым, который проявил колебания по ряду принципиальных положений марксизма, подвергшихся нападкам бернштейнианцев, Ленин отстоял включение в проект программы тезиса о вытеснении мелкого производства крупным как закономерном процессе капиталистического общества; по его настоянию в проекте программы было точно указано на руководящую роль партии как сознательной выразительницы классового движения пролетариата и ясно выражена идея гегемонии рабочего класса.
Переход России на новые условия развития произошел скорее спонтанно, чем в результате какого-либо научного осмысления и длительных теоретических дискуссий. Так же спонтанно осуществлялись и первые практические шаги становления новой России, хотя руководили этими процессами ученые-экономисты, а не практики. Скорее всего, исходя из этого, и сложилась такая ситуация, что постсоветская трансформация России до сих пор всецело находится в поле интересов экономической науки. Это объясняется не только тем, что рыночная экономика, становление которой выступает целью трансформации российского общества, всегда являлась предметом буржуазной экономической науки, но и тем, что и в советское время экономические отношения изучались исключительно только экономистами. Всё это и создало в нашей стране ситуацию, когда вместе с методологией марксизма экономика «потеснила» практически все другие общественные науки. В результате центральной задачей науки в целом стала проблема преобразования социалистических производственных отношений в отношения капиталистические, что с объективной необходимостью вывело экономическую науку на передний план. Однако по прошествии четверти века сам ход процесса постсоветской трансформации не вывел страну из той кризисной ситуации, в которую она вступила, отказавшись от своей старой парадигмы развития. Складывается впечатление, что одной науке явно не удается решить все задачи постсоветской трансформации. К тому же трансформация – это не только «преобразование», но и «превращение». Последний аспект трактовки латинского понятия «трансформация» чаще всего выпадал из научного арсенала экономистов.
Критический анализ методологического оснащения доктрины марксизма является для постсоветского общества абсолютно необходимым. Этот анализ тем более актуален, что как правящая элита, так и оппозиция в России продолжают, хотя частью бессознательно, в своих умозаключениях пользоваться инструментами исторического материализма – смена идеологических клише «победившей» частью общества на это никак не влияет.
Период господства марксизма в общественных науках отучил нас от нешаблоности, многовариантности мышления. Диалектический и исторический материализм в обязательном порядке подразумевали партийность и классовую оценку всех явлений и событий. Такой подход «резко сужал кругозор в правовых исследованиях, лишал ученого способности объективно подходить к явлениям общественной жизни, снижал интеллектуальные способности»[3]. Главным аргументом в научном споре стала ссылка на авторитеты, которым изначально приписывалась непогрешимость. Экономика и экономические интересы господствующих классов ставились во главу угла, а неэкономические факторы при всей их значимости отодвигались на второй план. Как справедливо писал А. А. Любищев, «Из справедливой оценки экономики как очень важного условия… получилась переоценка экономики уже не как важного и необходимого, а как ведущего фактора прогрессивной эволюции общества»[4].
Историко-материалистическая теория связана с именами К. Маркса и Ф. Энгельса, но последние опирались на труды предшественников, таких как Л. Морган. Смысл этой теории в том, что государство возникает как результат естественного развития первобытного общества, развития прежде всего экономического, которое не только обеспечивает материальные условия возникновения государства и права, но и определяет социальные изменения общества, которые также представляют собой важные причины и условия возникновения государства и права. Эта теория наиболее полно изложена в работе Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», само название которой отражает связь явлений, обусловивших возникновение анализируемого феномена. В целом теория отличается четкостью и ясностью исходных положений, логической стройностью и, несомненно, представляет собой большое достижение теоретической мысли. Для марксистской теории характерен последовательный материалистический подход. Она связывает возникновение государства с частной собственностью, расколом общества на классы и классовым антагонизмом. Суть вопроса марксизм выражает в формуле «Государство есть продукт и проявление непримиримых классовых противоречий».
Значительное место в историографии социалистического и рабочего движения заняли труды о германской социал-демократии, рабочем и социалистическом движении второй половины XIX – начала XX в. Сложилась активная группа германистов, специализировавшихся по этой проблеме. Опубликовали свои работы В. А. Козюченко [447], З. К. Эггерт [1056], Б. А. Айзин [8–9], Ф. Ф. Головачев [198], А. М. Миркинд [628], Н. Е. Овчаренко [700–702]. Лейтмотивом этих работ является осуждение «теоретической слабости» левого, марксистского течения германского рабочего движения, равно как и «разоблачение предательской роли бернштейнианского ревизионизма и каутскианского центризма». Например, Овчаренко решительно неприемлет концепцию Бернштейна, которую представляет в виде «новейшей проимпериалистической разновидности реакционного либерального социализма», столь же критичен он и по отношению к Каутскому: «марксизм Каутского был скорее потребностью для умственных занятий, чем духовным оружием для революционного преобразования мира пролетариатом» [702, с. 238, 259].
Современное отношение к философии марксизма. Философия марксизма, по крайней мере, в нашей стране, переживает не лучшие времена. Многие философы, в совсем недавнем прошлом бывшие активные пропагандисты марксизма, не только поспешили отвернуться от него, но и занялись жесткой критикой марксистской философии. На Западе всплеск антимарксистских настроений связан с нашумевшей статьей американского теоретика Ф. Фукуямы, который утверждал: «Отход сначала Китая, а затем Советского Союза от марксизма-ленинизма будет означать его конец как живой идеологии, имеющей историческое значение для мира… Тот факт, что ни в одном крупном государстве он не является больше предметом значительного интереса, полностью подрывает его претензии на авангардную роль в истории человечества»[37].
Но странным образом, эта «немодность» резко контрастирует с состоянием умов большинства российских интеллектуалов. Конечно, ведущие философские круги предаются всевозможным увлечениям «современными» философиями и совершенно не вспоминают о марксизме.1 Но человек, знакомый, например, со средой вузовских преподавателей, подтвердит, что марксизм – тема здесь крайне актуальная. Условно можно выделить три позиции, характерные для этого круга интеллектуалов: некритическое, «религиозное» восприятие марксизма; признание эвристической ценности марксизма с констатацией необходимости его адаптации и реформирования; резкое отторжение марксизма. Более того, даже те ученые-гуманитарии, которые не вспоминают в своих работах марксизм, часто демонстрируют в своих текстах следование этой парадигме. И подобное положение вещей не случайно: большинство из них – люди, родившиеся до 1970 года, а, следовательно, сформировавшиеся в атмосфере идеологического господства марксизма.
Но до этого молодому исследователю, равно как и большинству современных ему российских интеллектуалов, пришлось пройти через «испытание» марксизмом. Отношение Гурвича к марксистской теории меняется от категорического приятия в юности до полного отторжения в годы учебы в университете. Вместе с тем нельзя не признать того влияния, которое эта теория оказала на формирование как мировоззрения, так и социологической и правовой концепций ученого. Так же как и в теориях Руссо, Прудона и других мыслителей, Гурвич нашел в теории Маркса глубины, не заметные поверхностному взгляду тех, кто искал в ней политические лозунги. Маркс представлялся ему «наименее догматичным среди основоположников социологии»[51], заслугами которого были создание новой динамичной картины социальной действительности, противоположной статизму и эволюционизму видения социума в концепциях Дюркгейма и Конта[52], и преодоление ложной альтернативы между индивидом и обществом через утверждение их взаимной имманентности друг другу[53].
Герберт Маркузе сыграл ключевую роль в переориентации радикальной социальной мысли во второй половине XX века. Подчеркивая культурные и эстетические темы, он помог изменить представление о марксизме как о концепции, базирующейся на жестком экономическом детерминизме. Развивая психологические и биологические темы, он обогатил понимание значения личной удовлетворенности как неотъемлемой цели коренных социальных изменений. Настаивая на утопическом моменте в социалистической мечте, он отдал свой голос в защиту недовольства тех, кто сопротивляется ложным удобствам институциализированных социалистических режимов.
Идеология в состоянии сформулировать цели действий так, чтобы они согласовывались с причинами, вызывающими данные действия. Идеология – это нематериальный фундамент сообщества, сообщающий его членам чувство единства и отделяющий их от носителей иных убеждений (о символах, на которых строится общество, см.: Коэн 1989; Линкольн 1989). Нужно признать, что общества, построенные на основе развитых идеологий, таких, как марксизм или либерализм, значительно отличаются друг от друга. Часто в них обнаруживаются различные течения или национальные варианты одной и той же идеологии. Кроме того, часто на них оказывают влияние (возможно, решающее) иные, господствующие формы общественной организации. Эти формы могут быть основаны на принципах семейных отношений, профессиональной солидарности, религии, места проживания, принадлежности к нации; их можно назвать «воображаемыми сообществами» par excellence [1], поскольку каждый из их членов не знаком лично с большинством других (Андерсон 1991; Э. Д. Смит 1991).
В работе «Преданная революция» Троцкий писал, что общественные преобразования потребуют новых социальных ценностей, которые могут появиться только в результате «свободного столкновения идей»49. Марксизм обещал «подчинить природу технике, а технику – плану»50, однако практические рамки социального самоопределения требуют также и плюрализма политических партий для того, чтобы заменить унизительное государственное принуждение сверху «культурной дисциплиной» снизу51. Пробуждение личности «в сфере духовной культуры» в политическом отношении предполагает «критический взгляд, выработку своего мнения, воспитание личного достоинства»52.
Хотя в статье Выготского «Психологическая наука» [13], как и во многих последующих работах «юбилейного жанра», конкретно о дискуссии речь не идет, тем не менее в ней можно найти оценку первых работ, в которых Корнилов выдвинул свои марксистские идеи и выступил с критикой взглядов Челпанова. Оценивая путь, пройденный советской психологией за десять лет (1917-1927), Выготский писал: «В 1923 г. на Всероссийском съезде по психоневрологии К. Корнилов сделал доклад «Современная психология и марксизм», в котором указал на необходимость применить метод диалектического материализма к психологии … На II Всероссийском съезде по психоневрологии в 1924 г. в Ленинграде были К. Корниловым формулированы основные принципы марксистской психологии, на основе которых началась теоретическая и экспериментальная разработка отдельных психологических проблем. Этим был сделан решительный, исторический поворот в развитии психологии. Психология осознала себя как марксистскую дисциплину. Она сознательно вошла в «железный инвентарь материалистической идеологии», сознательно стала на службу революции. Вместе с тем она вступила на единственный путь, который обеспечивает осуществление психологии как науки» [13, с. 38].
При анализе автор опирается не только на труды признанных в коммунистическом движении классиков марксизма. Так весьма полезными являются труды Л.Д. Троцкого, особенно периода изгнания из СССР [2]. Как Л. Толстой, по выражению Ленина, является «зеркалом русской революции», поскольку правдиво отражал действительность, так и известный деятель белого движения И.Ильин [3], разрабатывая идеальное государственное устройство посткоммунистической России, косвенно обосновал попутно (не подозревая об этом) такое положение марксизма как «руководящая роль марксистской партии» при строительстве социализма.
Труды Маркса породили течение философской и политэкономической мысли, известное как марксизм. С точки зрения марксизма основными социальными субъектами политической жизни являются общественные классы. Борьба классов – это основное содержание политической жизни, средство решения всех наиболее важных жизненных проблем. Основными, в понимании, Маркса, выступали экономические отношения.
Бурное развитие политической науки было сильно заторможено, а во многих направлениях и прервано после Октябрьской революции 1917 г.: политология стала трактоваться как лженаука, буржуазная наука и т. п. Робкие попытки создания «марксистско-ленинской политической науки» и активизации политических исследований успеха не имели. Отдельные политические проблемы анализировались в организационных рамках исторического материализма, научного коммунизма, истории КПСС, теории государства и права и некоторых других сильно идеологизированных дисциплин. Однако их познавательные, эвристические возможности были ограничены догмами официального марксизма и общим положением обществознания как служанки власти.
Причина бесплодности классического марксизма в сфере научного предвидения будущего (особенно с различением его абстрактных и реальных вариантов) заключается в том, что уже в «Капитале» К.Маркс не оказался на высоте им же порождённого целостного подхода к обществу, съехал на уровень экономического материализма. Реальные движущие силы общественного развития – субъектные взаимодействия социальных групп (в первую очередь самых крупных социальных групп – классов) – ушли из поля его зрения, оказались задрапированными экономическими отношениями. Целостно же обществоведческий подход, научно изучая факторы и перспективы общественного развития, отодвигает экономические факторы на их надлежащее историческое место. Одновременно он восстанавливает должное внимание к действиям и взаимодействиям социальных сил, понимание закона движения общества как закона соотношения социальных сил. В множестве идеологий разных социальных сил заложены (содержатся) истоки и перспективы разных вариантов продолжения общественной истории. Более того, в этом множестве идеологий продолжается вариантность прошлого и пребывает вариантность настоящего. Такое вот непрерывное сослагательное наклонение как нормальное состояние реальной истории общества.
БОГДАНОВ (псевд., наст. фам. Малиновский) Александр Александрович (1873–1928) – философ, экономист, полит. деятель, учёный-естествоиспытатель, медик. В 1899 окончил мед. ф-т Харьковского ун-та, был участником народнич. движения. Член РСДРП в 1896–1909, большевик, член ЦК с 1905. Во время 1-й мировой войны занимал интернационалистич. позицию. После Окт. революции 1917 был членом Комакадемии, читал лекции по экономике в Моск. ун-те, с 1918 – один из идеологов Пролеткульта. С 1921 целиком посвятил себя естеств. – науч. деят-ти, в 1926 стал организатором и директором первого в мире Ин-та переливания крови. Погиб Б. в результате поставленного на себе эксперимента. Эволюция филос. исканий Б. прошла 4 этапа, каждый из к-рых был отражён им в соотв. сочинении: стихийный материализм («Осн. элементы историч. взгляда на природу, 1899); увлечение энергетизмом В. Оствальда («Познание с историч. точки зрения», 1901); переход к механицизму и махизму («Эмпириомонизм. Статьи по философии, кн. 1–3, 1904–06). Последний этап был связан с отрицанием Б. философии в её традиционном понимании: общие филос. понятия есть, по Б., идолы, фетиши познания, рождённые обществ. отношениями в определ. эпоху и не имеющими смысла за её пределами («Очерки по философии марксизма», 1908). Рассматривая диалектику в качестве формы организации знания, Б. предложил свою «организационную диалектику», как более совершенную, чем марксистская. В св. капитальном труде «Всеобщая организационная наука» (т. 1–2, 1913–17) Б. обосновал идею науки об общих законах организации – тектологии. Некоторые положения этой науки предвосхитили идеи кибернетики. Автор научно-фантастич. романов «Красная звезда» (1908) и «Инженер Мэнни» (1912), в к-рых представлены идеи «всепланетного социализма» и всеобщей организационной науки.
Марксистская идеология как философское, политическое и экономическое учение сформировалась в середине XIX века. В рамках марксизма была сформулирована концепция социализма, провозгласившая построение социального государства со справедливым распределением ресурсов, гарантированными условиями жизни для людей, отсутствием эксплуатации человека человеком.
Естественные теории второй половины XIX в., отвергнув божественное участие в происхождении жизни на земле, способствовали в ряде случаев утверждению положений, питавших расизм (что в условиях завершения формирования наций оказалось весьма актуальным). Марксизм в общей форме выступил против апологетики биологического начала в развитии обществ, подчеркнув решающую роль социального фактора. Но в то время марксисты опирались на сравнительно незначительный этнографический материал, а всякие новые данные, как правило, проходили стадию позитивистской обработки. В результате даже такие «ортодоксы», как К. Каутский, допускали известную переоценку биологического начала, а самое социальное содержание склонны были механицизировать, переоценивая устойчивость условных рефлексов. Вопрос этот и сейчас нельзя считать решенным, причем оценке теперь подлежит огромный фактический материал. В современной археологической и лингвистической литературе, например, существуют две резко расходящиеся точки зрения на время возникновения таких этносов, как кельты, германцы, славяне, причем амплитуда колебаний охватывает период от двух до нескольких десятков тысяч лет.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я