Усену: Брат Тигров. Цикл «Усену». Книга вторая. Том 2
Сергей Маркелов

Вернувшись в Родные Края, Усену и его друзья рады бы отдохнуть после долгих поисков. Но внезапная весть, что сестра, на поиски которой они отправлялись к Телецкому озеру, была здесь и оставила подсказку, лишает его покоя…Недолго думая, Усену, Риш и Хис отправляется в новое опасное путешествие, чтобы вновь обрести семью. На этот раз им предстоит не только преодолеть все тяготы пути, но и побороть свои страхи, которые с каждым днем обретают все новые силы и обличия…

Оглавление

V Новые причуды

— Усену, Усену, Усену, — кричал Риш, расталкивая друга всеми лапами, пытаясь как можно скорее разбудить друга.

— Риш в чем дело? — сквозь сон спросил Усену, пытаясь открыть глаза.

— Проснись скорее, беда! Хис — исчезла! — прямо в ухо прокричал Риш, отчего Усену резко поднялся на передние лапы, и широко открытыми глазами стал искать Хис взглядом.

Быстро обведя глазами все в округе, все еще немного не придя в себя, после столь резкого пробуждения, Усену сонным голосом молвил:

— Может она отошла.

— Да нет же, Усену, смотри! — Риш подбежал к тому месту, где спали Риш и Хис, и увидел рядом с тем местом, где лежала лисица, чей-то след.

— Приглядись! — молвил Риш.

Усену нехотя подошел ближе и уткнулся носом в след.

— Похож на… — начал было наивно Усену, но разглядывая след все подробнее, он соразмерно этому пробуждался, и так же быстро с его лица слетело выражение спокойствия, и он все больше начинал хмуриться.

— Хэна, — закончил мысль Усену Яхси, которого голос Риша, как и Усса, поднял на лапы, неожиданно и скоропалительно. И тут же взгляды четырех друзей впились в то место, где они видели незнакомца вчера. Но Хэна не было. Выступ пустовал, и теперь ни у кого не оставалось сомнений, что это дело его лап.

— Как же мы были глупы! — схватился за голову Риш.

— Он провел нас! — сочувственно проговорил Усс.

— Ну, этот Хан… Или как его там… Он еще ответит за свои злодейства! Обмануть нас, выкрасть Хис… Да он просто псих, я его предупреждал! — вопил гневно Яхси, расхаживая из стороны в сторону.

— Но как же так…

— Усену, он воспользовался нашим доверием, втерся к нам, а сам, сам… — не в силах закончить мысль, Яхси зарычал при мысли о том, что мог сделать Хэн с Хис.

— Конечно Хэн то, Хэн это… А Яхси по боку! Вот и получили! Не делай добра, не получишь зла, — не успокаивался Яхси, чем еще больше накручивал обстановку.

— Ох, попадись он мне, попадись, я его, порву на мелкие кусочки, и мокрого места не оставлю! Я… я его… — кипя от злости, скрежетя зубами, метался Яхси.

— Продолжай! — прозвучал до боли знакомый спокойный голос Хэна, появившегося из темноты, и представший перед ошарашенными друзьями совершенно спокойный, без всякой видимой нервозности, или другого проявления своей вины.

— Ты! — прорычал Яхси, и через мгновение, страшно сверкнув глазами, кинулся на барса.

Но тот совершенно не испугавшись, резко дернулся, и когда Яхси промазал, и кинулся на Хэна, как былк на красную тряпку, во второй раз. Хэн сделал ловкий прыжок, и оказался над волком, которого он тут же прижал к земле лапами.

— Верни ее, злостный обманщик! Где она?! — кинулся к Усену Риш, и, не сдерживая слез, стал биться головой о его лапу, понимая, что силой здесь не справиться. — Что ты с ней сделал? Возьми лучше меня! убей меня, но заклинаю, освободи ее! Кто я без нее.

— Кого?! — продолжал играть непонимающего Хэн, не ослабляя зажим на Яхси, отчего тот и лапой не мог пошевелить, и только его разъяренные глаза метались из стороны в сторону.

— Кого?! — переспросил Усену, которого невозмутимый вид этого Хэна окончательно вывел из себя.

— Ты издеваешься над нами?! Сам утащил Хис, а теперь косишь под дурачка! Не сойдет, мы так просто не сдадимся! — грозно закончил Усену, оголив когти, готовясь к нападению.

— Верни! — не переставал повторять Риш, не жалея себя и своей головы.

— А с чего вы решили, что это я уволок вашу подружку? Да и зачем мне это, да еще после этого — возвращаться к вам?!

Слова Хэна прозвучали уверенно и были не лишены смысла, что даже заставили умолкнуть Риша, приостыть Яхси, и задуматься Усену. Но они вовсе не подействовали на Усса, который оставался верен увиденному.

— Хэн, хочешь сказать, ты здесь не причем?

— Да-а! — ответил протяжно Хэн.

— И ты выходил из пещеры по другой причине, не сказав нам ничего?

— Да, я разведывал путь.

— И что, уходя отсюда, ты никого не трогал?

— Конечно, нет!

— А что ты скажешь на это? — молвил Усс, не поверив ни единому слову Хэна, подойдя к оставленному им отпечатку.

— Чей это след?

— Не знаю, может Усену.

— Усену — подозвал барса Усс, — Подойди.

Усену, не отрывая глаз с цели, пятясь, подошел к Уссу.

— А теперь наступи!

Усену, сообразив, что этим хочет показать Усс, наступил передней лапой рядом с первым следом.

— Разница на лицо, — молвил Усс, когда Усену убрал лапу.

При этих словах Хэн резко переменился в лице, и всем сразу стало понятно, что он явно что-то скрывает.

— Хэн подними лапу, — предложил Усс, который вместе с Усену начали приближаться к незнакомцу.

— А ваш друг!?

— Он не будет против, и на время усмирит свой пыл.

Хэн осторожно, высвободил из-под себя Яхси. тот огрызаясь, не стал мешать эксперименту. Хэн медленно, держась от всех на расстоянии, подошел к двум следам, и молвил:

— Да ладно ребята, небось, она сейчас вернется.

— Прикладывай! — хором огрызнулись друзья, встав полукругом возле следа в нескольких шагах от Хэна. Подчинившись столь ярым уговорам, барс положил свою лапу рядом с обоими следами, и когда поднял ее, резко завопил:

— Да, это я украл вашу Хис!

Друзьям, которым все и так было ясно с самого начала кто во всем виноват, услыхав признание Хэна, и посчитав его слова за насмешку, готовы были растерзать столь гадкого и трусливого нахала, но Хэн снова молвил.

— Стойте, убив меня, вы не вернете ее, — обретая прежнюю стойкость начал Хэн.

— Без меня вы никогда ее не найдете, — все смелее произносил барс, и все больше опускались лапы у друзей, ведь как им было не обидно, его слова звучали разумно, в его пользу.

— Да она жива, пока, — в конец разошелся Хэн, и стал наматывать круги вокруг друзей.

— Но кто может знать долго ли она еще сможет это выдержать.

— Замолчи! — не выдержал Усену.

— Нет, это вы помолчите! Что?! — произнес высокомерно Хэн, подойдя ближе к Яхси, который был на грани, и которого раздирала ненависть.

— Хочешь перегрызть мне горло?! Давай, и ты никогда больше не увидишь Хис! Ты этого хочешь? — прохрипел злорадно Хэн, и демонстративно подставил Яхси горло.

— Яхси! — шепнул волку Усену, и чуть дотронулся до него лапой.

— Нет! — сквозь зубы произнес Яхси, и начал потихоньку отступать.

— Вот и замечательно. А теперь, когда все меня слушают, я выдвину свои требования.

— Какие еще требования? — воскликнул испуганно Риш.

— Во-первых: говорю я, вы молчите. Во-вторых, я обязуюсь не причинить вреда вам и Хис, если со мной сейчас пойдет один из вас, все равно кто. Он уйдет, Хис — вернется, достойный обмен?! Думаю, я ясно все объяснил. Так, кто идет? — остановился Хэн и вопросительно впил глаза в совершенно растерянных друзей, которых слова Хэна повергли в оцепенение.

— Ладно, я не буду на вас давить, и даю на размышление три секунды. Раз, — молвил Хэн, подняв лапу, и загнул один палец, четверо друзей впились друг в друга глазами.

— Два! — молвил Хэн, и вперед вышел Риш, его опередил Усену, которого в свою очередь опередил на шаг Яхси.

— Три! — закончил отсчет Хэе и опустил лапу, и увидел впереди себя Усса, который в последнее мгновение, встал ко всем друзьям лицом, и обоими лапами показал на себя.

— Отлично, — закончил Хэн. — Ты, так ты, — заторопился он, чтобы друзья не передумали, и стал подталкивать Усса к выходу.

— Вы сделали правильный выбор, пожертвовали одним менее другом, на более дорого, — ехидничал Хэн, торопясь к выходу.

Но не успел он отдалиться и на десять шагов от друзей, как его остановил суровый голос Усену.

— Нет, мы ни кем не жертвуем, мы идем все!

— Что? — осекся Хэн, испуганно обернувшись, и тут же был встречен уверенными взорами троих друзей, которых ни что не могло разубедить.

— Ну как хотите, значит, съем всех!

— Нет, — снова остановил, навострившего лыжи Хэна, суровый голос, на этот раз принадлежащий Яхси, — Ты останешься сегодня голодным.

— Ну ладно, голодным, так голодным, — согласился Хэн, ища глазами путь к отступлению, но именно его и преградил Усс.

— И ты незамедлительно отведешь нас к Хис!, — его вид и суровость голоса, заставили Хэна попятиться.

— А иначе, тебя ждет незамедлительное возмездие, которое ты никогда не забудешь, — молвил последним Риш, чем в конец напугал Хэна, который, выбрав удобный момент, быстро перескочил через окружение, и со всех лап кинулся к выходу. С криком, воем, рычанием за ним бросились четверо друзей, смело кинувшись в темный проход.

На время потеряв Хэна из виду, друзья выскочили на свежий воздух один за другим.

— Вон он! — крикнул Яхси, увидев серо-белую фигуру, исчезающую в снежной мгле. И снова слепо бросившись за ним, хотя нет, их влекло сердце, переполненное жаждой возмездия и стремлением спасти Хис, друзья, несмотря на все старания Хэна исчезнуть, раствориться во мгле, наступали ему на пятки. Даже его длинные прыжки, не помогали ему оторваться. Друзья просто кубарем скатились за ним вниз, и продолжили преследование. Они и не заметили, как меньше чем за минуту достигли подножия горы, ставшей им прибежищем и ловушкой. Но не упустил это из виду Хэн, который достигнув низа, быстро огляделся и сделал опрометчивую глупость. Вместо того, чтобы пуститься со всех лап прочь от скалы, он почему-то побежал вдоль нее, и тем самым потерял возможность затаиться в степи. Друзья, решив, что это лишь новое проявление смятения Хэна, не придали этому особого значения. Даже тогда, когда он заметно снизил скорость, и стал бегать зигзагами, друзья не посчитались с этим.

И правильно сделали. Воспользовавшись этой слабостью, они вскоре настигли Хэна. Первым нагнал его Усену, набросившийся на Хэна, с прыжка прямо ему на спину, и вмиг придавив его к снегу, явно отбив этим, желание убегать. Вторым подоспел Яхси, пресекший вмиг любое желание сопротивляться, вцепившись барсу в бок. Не остался безучастным и Усс, который охотно начал помогать Яхси.

— Где Хис? — заорал Риш прямо в ухо Хэну, который был по самую морду погружен в сугроб.

— Она, она… — невнятно пробормотал Хэн.

— Ну-ка, Усену! — молвил Яхси, после чего Усену вцепился не на шутку в шею Хэна зубами.

— Отвечай, если хочешь жить! — снова повторил Риш.

Спустя десять секунд, Усену высвободил Хэну шею, давая тем самым возможность ответить.

— Хис, она… У вас за спиной! — прохрипел Хэн.

Риш и Яхси обернулись, и, не увидев никого, озлобились еще больше.

— Он издевается, — завопил Яхси, на что Усену вновь вцепился барсу в шею, с еще большим нажимом.

— В последний раз спрашиваем, где Хис?! — теряя остатки терпения, закричал Риш и снова Усену высвободил шею Хэна.

Но этот на этот раз он не смог и слова молвить, и только поднял лапу и указал за спины друзей. Даже не обернувшись, друзья, решив, что Хэн издевается, сурово переглянувшись, соглашаясь друг с другом, и с вынесением приговора, хотели приступить за его исполнение, как знакомый нежный голосок раздался где-то совсем близко. А именно у них за спинами, в шагах десяти от них. Обернувшись все как один, увидели Хис, явно чем-то напуганную и немного запыхавшуюся от недавнего кросса.

— Хис! — с криком кинулись к ней все четверо, забыв о Хэне, оставив его погруженным мордой в снег.

— Хис, ты жива! О, как я рад! — с разбегу обнял Риш Хис, и нежно целуя ее, куда попало, обнимал всеми лапами, не скрывая слез счастья.

— Ты не ранена? — обеспокоено спросил Яхси, выглядывая на теле лисицы возможные следы увечий.

— Он не причинил тебе вреда? — спросил Усену, которого столь внезапное появление Хис обрадовало не меньше Риша.

— Он угрожал тебе? — спросил Усс, чем переполнил чашу терпения и удивления Хис, которой и слова не дали молвить.

— Кто ранен? Кто угрожал? Кто причинил мне вред? — выпалила она, высвободившись от лапок Риша, и впила в друзей удивленный взгляд, не менее удивлены были и четверо друзей.

Тишину, воцарившуюся на доли секунды, нарушил виновник всего — Хэн. Он поднялся на лапы, отряхнулся от снега, и как ни в чем не бывало, заговорил:

— Хис, они не без основания, думали, что я похитил тебя!

— Что? — воскликнула Хис, от неожиданности.

— Замолкни, подлый трус, — огрызнулся на него Яхси, и скрежетя зубами, стал подкрадываться к барсу шаг за шагом, закрывая собой друзей.

— И я даже потребовал за тебя выкуп, одну жизнь взамен другой.

— Нет, нет, нет, что ты говоришь!?

— Он у меня сейчас замолчит, — огрызнулся Усену, чуть прижался к земле, готовясь для прыжка, а шерсть на загривке так и стала дыбом.

— Пора открыть вам правду… Я не похищал Хис, — начал Хэн, но его прервал Яхси.

— Не слушайте его, он пытается отвертеться.

— Не выйдет! — грозно прорычал Усену, и прыгнул на Хэна.

Но барс был готов к этому и умело отпрыгнул. Тут он был атакован Яхси, но и ему не удалось заставить Хэна врасплох. Раскидав обоих, он оказался между ними обоими.

— Друзья постойте, — кинулась к Хэну Хис, и загородила его от их гнева.

— Не знаю, что произошло между вами?! Но он говорит правду! меня ни кто не похищал.

— Но как же… — открыв пасть от удивления, молвил Риш, который, как и все друзья, оказались обескураженными от поступка Хис.

— Хэн разбудил меня пораньше, предложил прогуляться, чтобы поговорить о вас, а затем попросил меня подождать его внизу, мол, он скоро вернется со всеми…

— Что?! — не понимая, что несет Хис, воскликнул Яхси.

— Усену, Яхсиус, Риш, Усс, — молвил Хэн, вновь обретя спокойствие в голосе, — Я попросил Хис сделать это для того, чтобы испытать вас.

— Испытать? — непонимающе молвил Усену.

— Да, это было испытание на храбрость, верность, дружбу, выдержку и стойкость.

— Я не верю тебе! — бросил Усену.

— Первое, вы не позволили себя обмануть, и сумели настоять на своем. Второе — не позволили врагу, то есть мне, диктовать вам свои условия. И третье, и самое главное, вы не позволили никому из вас умереть, и все вместе стойко взглянули врагу в глаза. Осознавая опасность, которая угрожала вашей подруге, вы не побоялись броситься на врага, хотя и знали, что он может и не сказать, где Хис, — закончил Хэн.

Немного потерев шею, он провел лапой по боку. Друзья от удивления и смятения, буквально сели на снег, и впили в Хэна, удивленные взгляды, в которых можно было прочитать их внутреннее смятение, и раздирание между: за и против.

— Я понимаю каково вам… Сам после подобного испытания, проведенного на мне, моим учителем, долго отходил… Но провести его было необходимо.

— Зачем? — молвила Хис, отстранившаяся, от ставшего еще больше загадочным и непонятным барса, и прижалась к Ришу.

— Помните, я вчера говорил, о непредсказуемых опасностях, что могут появиться у вас на пути, и про то, что преодолеть вы их сможете, лишь в том случае, если сможете перебороть себя.

Все молча кивнули, в знак согласия.

— Так вот, с первым испытанием вы справились на отлично.

— Что, с первым? — завопил Яхси, все еще не потеряв желание намять Хэну бока.

— Будет еще?!

— Всего их три, и преодолевая каждый из них, вы станете совершеннее.

— К черту совершенство! мы и так хороши, — прервал его Яхси. — Все друзья, с меня хватит его издевательств и больных шуток, валим от него подальше, — закончил волк, и обернулся к Хэну спиной, сделав несколько быстрых шагов от него.

Друзья, которые еще были под аффектом от произошедшего, с удовольствием последовали за ним, но Хэн их остановил, заговорив дорогу:

— Второе испытание — самое тяжелое — добиться от своих учеников, доверия.

— Мы тебе не ученики, и доверие ты уже все растратил, — бросил через спину Яхси, но Хэн не сдавался.

— Именно поэтому это испытание не только для вас, но и для меня.

Слова Хэна заставили друзей затормозить, а Усену даже обернулся. Он понимал, что поступок Хэна выглядел низким и жестоким, но вместе с тем, он, да и все друзья, смогли вынести из него урок.

— Я по-прежнему хочу помочь вам. За вами остается решение — принять эту помощь или нет.

После этих слов друзья тронулись в путь. Хэн сделал несколько шагов за ними:

— Понимаю, мой поступок, выглядит низким в ваших глазах, и если честно мне самому это доставило мало удовольствия.

Но друзья не останавливались.

— Но надо уметь прощать чужие ошибки, ибо, когда ты совершишь ее сам, тебе не на кого будет надеяться.

Эти слова заставили остановиться вначале Усену, а затем и всех остальных.

— Усену, — обернулся на него Яхси, — Идем!

— А ведь Хэн прав.

— Да ладно тебе! И ты простишь его после всего этого?! — указал волк на барса.

— Но ведь ты меня всегда прощал за подобные выходки с моей стороны.

— Ты — совсем другое дело!

— Нет Яхси, обида есть обида, и умение прощать их, мириться, извлекать из них уроки, дорогого стоят.

— И ты туда же, Усену!

— Ты, как ни кто другой должен понимать…

— Но что ты намекаешь?

— Не на что. Просто хочу сказать, что ты всегда быстро отходил, от обид, и ни когда не ставил свои желания, выше общей цели.

— Да ладно.

— Нет Яхси, мы столько раз ругались, спорили с тобой, что об этом можно написать книгу. И вот теперь, ты отказываешься от своего главного принципа?

— Каково же?!

— Оставаться вместе несмотря ни на что! — закончил Усену, по-особому, дружески, взглянув волку в глаза.

— Ладно, уговорили. Я все и всех простил, ну или почти, — последние слова Яхси произнес сквозь зубы, бросив на Хэна недобрый взгляд.

— Ладно Хэн, мы прощаем тебя, — обернулся к нему Усену, — Но с условием, что ты заранее будешь нас предупреждать о подобном, а то ведь мы могли и перестараться.

— Скажу сразу, подобного не повториться. Последующее испытание куда мягче, и больше призывает к вашему разуму, чем к силе, — успокоил всех Хэн.

— А теперь раз все мы оказались снаружи, продолжим ваш путь.

— И куда ты нас поведешь?! Кругом непроглядная мгла, так и заплутать нетрудно, — молвил Усену, прищурив от снега глаза.

— Он скоро кончится, — философски молвил Хэн, подняв голову вверх.

— Ну как же, — буркнул Яхси.

— А поведу я вас туда, где тебе Усену, помогут вылечиться от болезни, — молвил Хэн, и не проронив больше ни слова пошел вперед.

— И что, пойдем за ним? — спросил Яхси.

— Время отказаться еще есть!

— А я ему верю, — молвил Усс, и пошел за Хэном.

— Если есть надежда на выздоровление Усену, то я зацеплюсь за нее, — молвила Хис и увлекая за собой Риша, пошла следом за Хэном.

— Яхси, скажи, я и вправду тяжко болен? — спросил Усену, подойдя к волку.

— Да, — коротко ответил Яхси, но тут же заметив тучки, наплывшие на лицо барса, продолжил:

— Но Хис говорит верно. Пока есть надежда — мы будем следовать за ней. Идем! — подтолкнул Яхси барса.

— Идти за чокнутым Хэном все же лучше, чем морозить свои хвосты, стоя на месте, — громко молвил Яхси, широко улыбаясь друзьям, незамедлительно отреагировавших на его шутку.

— Тише Яхси, он услышит, — шепнул Усену.

— Пусть слышит, мы не простили его за большее, пусть он прощает нас за меньшее. Верно, философски настроенный прагматик, с чувством недооцененной уцененности?!

Снова волна хохота разорвала тишину. Лица друзей расцвели, повеселели их сердца, и вот уже их новый путь перестал казаться им столь неведомым и опасным, как раньше. гордо подняв головы, держа нос по ветру, друзья смело зашагали вперед, навстречу неизведанным им доселе землям, и ожидавшим их там новым приключениям.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я