Усену: Брат Тигров. Цикл «Усену». Книга вторая. Том 2
Сергей Маркелов

Вернувшись в Родные Края, Усену и его друзья рады бы отдохнуть после долгих поисков. Но внезапная весть, что сестра, на поиски которой они отправлялись к Телецкому озеру, была здесь и оставила подсказку, лишает его покоя…Недолго думая, Усену, Риш и Хис отправляется в новое опасное путешествие, чтобы вновь обрести семью. На этот раз им предстоит не только преодолеть все тяготы пути, но и побороть свои страхи, которые с каждым днем обретают все новые силы и обличия…

Оглавление

VI Снова бросил

Друзья начали путь где-то около полудня, так долго они отдыхали после вчерашнего. Они следовали за тем, кто казался из загадочным и непонятным, чьи действия, хоть и подчинялись логике, были, либо чересчур продуманными, либо совершенно спонтанными. Так отнесясь к новому проводнику, ведущему их, по его словам, к спасению Усену, совершенно неоднозначно, они тем не менее неотступно двигались за ним.

Совершенно не скрывал, неоднозначное мнение о Хэне, Яхси, который с самого начала пути, в буквальном смысле, засыпал барса своими шутками, полными издевок и сарказма. На что друзья сурово переглядывались, стараясь сдержаться, а когда Хэн оборачивался, и вовсе делали вид, что ничего не слышали, и не обратили на Яхси внимания. Все, кроме Яхси, понимали, что его слова могут обидеть Хэна, и поэтому всячески старались перевести тему разговора в другое русло. Но Яхси всякий раз умело выворачивался, и черпал из слов друзей новые термины. Но долго это продолжаться не могло, и даже Яхси пришлось прикрыть пасть, когда, спустя несколько часов пути снег полностью перестал идти.

Друзья вспомнили слова Хэна, о его прогнозе, и к их удивлению он сбылся. Было ли это чудом, или чутьем, но Яхси отнесся к этому легкомысленно. Но даже волку, спустя полчаса, пришлось признать, что Хэн, каким-то образом оказался прав. Снег больше не возвращался и спустя несколько минут, снежная дымка стала растворяться, и открывать друзьям, метр за метром горизонт во все направления.

С этим снегопадом, друзья и не заметили, что находятся уж не на бескрайней снежной степи. Вдали величественно возвышались горные хребты, которыми куда ни глянь, был изрезан весь горизонт.

После стольких дней унылого, однообразного пейзажа, которым были сыты друзья, этот вид вселил в них новые силы. Ведь там где горы, есть и укромные места для отдыха, лес, в котором водится хорошая дичь. именно к этим горам и повернулся лицом Хэн, увлекая друзей за собой. Но до них было еще так далеко, а день тем временем был так короток. Тогда, Яхси, который не проронил ни слова, как и его друзья, молвил:

— Медленно идем, так мы и до утра не доберемся, — вызывающе взглянул он на друзей.

Хис по его взгляду поняла его намерения исорвалась с места, с криком:

— Догоняй!

Вслед за ней кинулся Яхси, затем и Усс.

— Ну вот, опять бегать! — молвил Риш, тяжело вздохнув, при мысли о догонялках.

— Да ладно тебе, Риш, — бросил Усену, и побежал за остальными.

Оставшись без выбора, кинулся бежать и Риш, который после нескольких минут бега, крикнул Усену, которого догнал:

— А я и забыл, как это здорово!

Хэн первые минуты не менял темпа шага, и пристально наблюдал за друзьями, которые больше дурачились, догоняя друг друга, петляя зигзагами, чем бежали. После чего, ему пришлось перейти на медленный бег, чтобы вовсе не потерять их из виду.

Как тому и полагается, друзья вскоре исчерпали, те скудные запасы сил, что смогли накопить за ночь. После несколько минут, их нагнал Хэн, который, держа свой темп, обогнал их. Чем немало раззадорил Яхси, которому, как и всем друзьям, уже надоело дурачиться и он кинулся за барсом, горя желанием его обогнать. Но как бы не старались друзья догнать Хэна, им это не удавалось. Толи потому что Хэн ускорялся, когда друзья почти догоняли его, и наоборот замедлялся, когда они брали перерыв, но им ни как не удавалось его настигнуть.

Совсем не до смеха, стало друзьям после часа спринтерского бега, после которого они в конец выдохлись. Н Хэн обернувшись, улыбнулся, и, заметив их усталость, не стал сбавлять скорость, и вскоре начал уходить в отрыв.

— Он нас бросает? — задыхаясь от быстрого бега, из последних сил, молвил Яхси.

— Вряд ли! — ответил ему, не менее измотанный Усену.

— А, похоже! — подытожил волк, и в конец остановился.

— Пусть бежит, я больше не могу, — высунув язык, молвил волк, за ним как по сигналу стоп крана, остановились остальные и принялись активно поглощать воздух носами и открытыми ртами.

— Смотрите-ка, он и не собирается останавливаться.

— Яхси, я верю, что Хэн желает нам помочь.

— Правда, Усену? — вопросительно молвил волк, приложив лапу ко лбу, и вглядываясь в горизонт

— А по нему не скажешь!

— Мы должны догнать его!

— Усену, ты сам еле дышишь, если ему надо — остановится.

— Ему как видно — нет! А вот нам — нужно!

— Для чего?!

— Он знает эти места, и он обещал помочь.

— Только тебе! — закончил Яхси, явно находясь не в духе от начатого разговора.

— Усену, — молвил Яхси, увидев в глазах барса, тень разочарования и обиды.

— Мы продолжим путь, но вначале слегка отдохнем. Пробегая мимо вон тех кустов, — молвил Яхси, обращаясь теперь к остальным, — Я приметил мелких мышек. Пища скудная, но и она сойдет.

— Может и под остальными что-нибудь есть? — оживился Риш.

— Вот и проверьте! — молвил Яхси, и направился к небольшим кустикам неподалеку.

Риш, Хис и Усс, приметив подобные кусты поблизости, разошлись в разные стороны, оставив Усену стоять одиноко, не сводящего взгляда с горизонта, где начинала исчезать серая точка, его надежды. Не понимая почему, Хэн снова так плохо поступил с ними, Усену оказавшись перед выбором — кинуться за ним или остаться с друзьями, под действием усталости, и урчащего желудка, выбрал второе. Опустив голову, он побрел к никем еще не занятому кусту.

Сам процесс добычи мелких зверушек, занял у друзей, куда больше времени и сил, чем они рассчитывали. Вернувшись к месту их расхода, еще больше вымотавшись, и не очень-то утолив голод, друзья молча, направились по следам Хэна, которые ясно проглядывались.

Быстро бежать они не были в силах, но все же вскоре перешли на рысцу, в надежде разглядеть на горизонте Хэна. Но спустя четверть часа, они так ничего и не увидели. Теперь все друзья опустили головы, понимая, что позарившись на меньшее, потеряли больше, чем приобрели. Они мельком бросали взгляды на Усену, плетущегося позади остальных. Снова и снова, встречая пустой взгляд печальных глаз друга, им становилось не по себе, от одной только мысли, что они подвели своего лучшего друга, находившегося на грани жизни и смерти, и из-за их необдуманных действий, они потеряли единственного, кто мог ему помочь. Но эта мысль в свою очередь, не только печалила друзей, но и подгоняла их вперед, и каждый из них дал себе слово, что не ляжет сегодня спать, пока не найдут Хэна.

Что думал в это время Усену, трудно понять. Не успев порадоваться своему шансу на жизнь, его вдруг резко лишили его. Нет, он не винил в этом друзей, а больше корил себя, за все. За то, что заболел, за то, что вовсе встретил этого непонятного Хэна, который утром обещает, а вечером бросает. На время он даже отрекся от всего происходящего, как бывает в таких случаях, ушел по уши в свое Я, ища внутри ответы на все — Почему?

Но из всех этих тяжких дум, друзей резко вывел неожиданный звонкий крик Хис. Друзья подбежали к тому месту, где встала, как вкопанная лиса, и увидели яркое пятно крови на снегу, как раз в том месте, где проходил след Хэна. Испуганно переглянувшись, друзья кинулись вперед, но пройдя десять шагов следы Хэна обарвались. На их месте, было множество чьих-то следов, превосходящих по размеру как следы Усены, так и следы Хэна.

— Здесь произошла схватка, — молвил задумчиво Усену, ища глазами по сторонам в поисках новых улик.

— И совсем недавно, — подтвердил Усс, принюхавшись к каплям крови, которых здесь было в изобилии.

— Но чем она закончилась, и кто напал на Хэна? — спросил Яхси, понимая, что ситуация берет поворот весьма опасный, как для Хэна, так и для них самих. В поисках ответа на вопрос Яхси, и друзья рассредоточились и стали искать новые следы. Вечернее время суток вовсе не способствовало этому.

— Не может быть! — воскликнула Хис, отыскав чей-то след, весьма отчетливо проглядывающий на снегу, спустя несколько минут.

— Похож на… — начал вспоминать Яхси, как и все, подбежавший к лисице.

— Очень похожие мы видели у нас… — молвил Усену, напрягая память.

— Это медведь! — двумя словами, закончил мозговой штурм друзей Усс, который, как и Хис сразу узнали в оставленных окровавленных отпечатках след от лапы медведя. Он оказался более решительным, и поставил друзей в известность. При этих словах, друзья насупились еще больше, ведь каждый из них, даже те, кто не встречался лицом к лицу с медведем, понаслышке знали, что нет зверя более непредсказуемого, вспыльчивого, и яростного в агрессии, и все это умноженное надвое — ведь кто-то разбудил его раньше времени.

Кто это был: человек, другое животное или медведя потревожила погода, это меньше всего волновало сейчас друзей. Раз он проснулся, значит, никто отныне не мог быть в безопасности. Менее всего в этом плане повезло Хэну, который как видно по окровавленным следам, хаотично разбросанным по округе, первым попался ему под горячую лапу.

Не теряя больше время на разговоры, друзья кинулись отыскивать новые следы, по которым можно было бы смело утвердить, чем кончилась неравная по силе схватка, и удалось ли Хэну унести лапы от медведя.

Подобные следы, меньше чем через полминуты, были найдены Усену.

— Сюда! — подозвал он остальных.

Это были следы медведя. По ним можно было сразу определить, что Хэн жив, но судя по ярко-красным следам, оказался раненым. Еще друзья не упустили то, что медведь вовсе не оставил барса в покое, а кинулся за ним в погоню. Только один способ был узнать, настиг ли он его или барсу удалось спастись бегством — пустится за обоими следами незамедлительно в погоню. Что конечно и сделали друзья, недолго думая над принятием этого решения.

Забыв про усталость, голод, которые отпали сами собой, и были забыты друзьями, не щадя ни себя, ни свои остатки сил, они стрелой кинулись по следам.

Хэн был недавним знакомым, и во второй день знакомства показал себя не с лучшей стороны, но что-то тянуло их вперед. Было ли это привязанностью? вряд ли. Желанием спасти того, кто спас их, и мог помочь Усену — вполне возможно. Но больше всего сейчас друзьями двигало просто желание помочь тому, кто оказался в смертельной опасности. Каждый из них не раз оказывался в подобных ситуациях, и по себе знал, что без помощи ближнего, будь то друг, или добрый незнакомец, не прошедший мимо, ему не обойтись.

Уж такими они были по натуре, наученные на собственном опыте. Значит и не стоит слишком глубоко ворошить этот вопрос — ведь ответ у всех на глазах.

Отбросив все сомнения, и предубеждения, друзья неслись все вперед, и все ближе приближались к горам, что утром видели на горизонте. Они неслись так быстро, что их бег можно было сравнить с сильными порывами ветра, дующего вам в спину, и способного придать вам двойное ускорение. Но чем ближе друзья приближались к горам, тем ниже опускалось солнце, тем быстрее наступал вечер. Когда до гор оставались каких-то несколько километров, которым друзья не придавали счету, оно и вовсе скрылось за горизонтом. Только узкая полоска света, еще освещала друзьям путь, давая не погаснуть лучику надежды в их сердцах.

Друзья и не заметили, как в округе все постепенно менялось. Из равнины, покрытой кустарниками, они к вечеру оказались в густом лесу. Они так пристально смотрели вниз, себе под лапы, выглядывая следы, что и не заметили, что вскоре поверхность, по которой они держали путь, стала подниматься вверх, осложняя тем самым бег друзьям. Каждый про себя, решив, что это они дают слабину, сильнее стиснули зубы, и продолжили путь на прежнем темпе.

Вскоре природа и усталость взяли свое. Друзья почувствовали, что дышать им становится все сложнее, а каждое их движение, как будто утяжелилось подвешенными к ним гирями. Они стали двигаться все медленнее и медленнее, пока в конец вовсе остановились. Это произошло как раз в тот момент, когда солнце полностью скрылось за горизонтом и лишь его зарево не давало ночи полностью завладеть всем в округе.

Остановившись друзья первым делом стали жадно глотать воздух, стараясь как можно быстрее отдышаться и продолжить путь. Но, как бы не велико, было их желание, они не смогли ничего поделать с разряженным воздухом, которого требовалось куда больше, чтобы отдышаться, чем обычного. Невольно задрав носы к небу, друзья только сейчас заметили, что ночь входит в свои права, и луна, которую не загораживали облака, потихоньку начинала освещать землю своим сиянием, немного холодным и одиноким. На несколько секунд друзья замерли, не сводя глаз с чарующей луны. Но то, что услышали друзья в последующее мгновение, мигом вернуло их на землю. Протяжный, свирепый рев оглушил тишину горного леса, и несколько раз прокатился эхом по всем его холмам, низинам, и расщелинам.

Сомнений быть не могло, рев принадлежал медведю, и, судя по нему, был он явно не в духе. Быстро испуганно переглянувшись, друзья, не обмолвившись и словом, как по сговору, кинулись на крик. несмотря на опасность, которую нельзя было недооценивать, и которая точно ждала их там впереди. Ориентируясь больше на ощупь, на звук рева, чем по следам, которые еле проглядывались в сумраке позднего вечера, и которые вскоре были утеряны. Только одна зацепка, одна ниточка вела их по следу, и это был вовсе не рев, который как то сразу потерял точку исхода и казался чем-то похожим на эхо без начала и конца — это было чутье, или как его можно назвать, их собственное ощущение. Не видя исходной точки назначения, друзья двигались своим чередом, то поворачивали налево, то направо, то бежали вверх по склону, то вниз. Вряд ли они сами задумывались в этот момент, что их погоня за эхом может увенчаться провалом, и что бессмысленно искать иголку в стоге сена. Они твердо знали, куда надо бежать, и в то же время не представляли себе это место. На их лицах не было и тени сомнения о правильности их пути, и разум всячески отталкивал любые упаднические мысли, не давая задурманить себя сомнениями. Их стремление вскоре было вознаграждено. Прозвучал повторный рев где-то совсем близко, а значит они на правильном пути. Чуть сбавив темп, друзья перешли на рысцу, тем самым подтянулись и сгруппировались поближе друг к другу.

Первыми бежали Усену и Яхси, подсознательно решив для себя, принять если что, первые удары на себя, и защитить следовавших за ними Риша и Хис. Последним строй замыкал Усс, явно что-то выглядывая в темноте, своими широко открытыми глазами, полными тревоги. Это был вовсе не страх, нет, что-то другое, может предчувствие беды, которую друзья могли прозевать.

Углубляясь все дальше в лес, довольно разряженный по плотности растущих в нем деревьев, и больше напоминающий перелесье или поляну, меж двух посадок, в округе становилось все тише и тише. Если раньше друзья за шумом ветра и голосами леса, не могли слышать свое дыхание, то сейчас оно отчетливо хрипело у каждого в ушах, отчего у них начинала стынуть кровь в жилах.

Двигаясь все дальше вперед, стараясь все меньше шуметь, друзьями стал овладевать необъяснимый страх. Природа в округе как будто тоже почувствовала неладное. Подул холодящий душу, порывистый ветер. Стало как-то темнее, как будто луна, спряталась за ветвями, боясь взглянуть туда, где шагали друзья. Даже снег под лапами, стал каким-то жестким, больше похожим на твердый лед, с одной только разницей, что он неописуемо громко скрипел, при каждом шаге.

Долго им не пришлось испытывать эту пытку, по крайней мере, по времени, но явно не по ощущениям друзей, у которых шерсть дыбом начинала вставать. Спустя несколько минут хождения по мукам, друзья вышли на небольшую поляну, на другом краю которой, как им показалось, кто-то лежал. Не найдя в себе смелости, не решившись, что-то молвить, вдруг это был медведь, друзья стали аккуратно обходить поляну кругом, стараясь держаться подальше от открытого пространства. Может именно этот мудрый шаг уберег их от того, кто не сводил глаз с поляны, и притаился в чащи.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я