Царь

  • Царь (от цьсарь, цѣсарь, лат. caesar, др.-греч. καῖσαρ) — один из титулов монарха. Первым правителем, принявшим титул «царь», был болгарский князь Симеон I в X веке. В иносказательной речи слово используется для обозначения первенства, доминирования: «лев — царь зверей».

    Царь — основной титул монархов Русского государства с 1547 (Иван IV Васильевич) по 1721 год (русский царь Пётр I объявлен «Императором Всероссийским»). Впоследствии титул император Всероссийский стал основным, но слово «царь» продолжало повсеместно использоваться, в особенности на Западе, применительно к российскому монарху, и, кроме того, продолжало входить в его полный титул, как составная часть. Также титулом царь пользовались монархи Болгарии и Сербии.

    Симеон II, последний царь Болгарии (до 1946), является последним человеком, получившим титул «Царь».

    Территория, которая находится под управлением царя, называется царство.

    В славянской книжной культуре царями называются многие правители прошлого, в первую очередь, упоминаемые в Библии, которые в реальности такого титула не носили.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Коро́ль (лат. rex, фр. roi, итал. re, англ. king, нем. könig) — титул монарха. Глава королевства. Обычно наследственный, но иногда выборный.
Басиле́вс (др.-греч. βᾰσῐλεύς, βᾰσῐλέως; также басиле́й, базиле́вс, василе́вс) — монарх с наследственной властью в Древней Греции, а также титул византийских императоров (произносился уже с начальным «в», василевс).
Государь, Царь и Великий князь всея Руси — официальный титул правителя Русского царства.
Великий — возвеличивающий или выделяющий эпитет, в случае с человеком дополнительное именование, которое часто получали наиболее выдающиеся люди: правители, полководцы и философы. Возвеличивающие эпитеты люди нередко получали ещё при жизни, и во многих случаях «Великий» могло входить в официальное титульное имя. Кроме того такой эпитет может входить в название географической местности, события или группы людей.
Фарао́н — современное наименование правителей Древнего Египта. По-видимому, никогда не было официальным титулом, а возникло как эвфемизм, позволяющий обойтись без упоминания царского имени и официальных царских титулов, в эпоху Нового царства и особенно распространилось к середине I тыс. до н. э. Греческое слово Φαραώ заимствовано из Библии (ивр. ‏פַּרְעֹה‏‎, ); оригинальное египетское per-oa буквально означает «великий дом», то есть царский дворец. Обычным же наименованием египетских царей было...

Упоминания в литературе

В сер. 15 в., после распада Золотой Орды и гибели Византийской империи (1453 г.), Русское государство осталось единственной православной державой, сохранившей независимость. Поэтому русские государи стали включать титул «царь» в свою титулатуру. С кон. 15 в., при Иване III титул «царь» появляется в некоторых русских внешнеполитических документах. Поднимался вопрос о царском титуле и в княжение сына Ивана – Василия III. На золотой печати, привешенной к грамоте с текстом мирного договора с Данией (1516 г.), Василий Иванович именуется как «царь и государь». Тот же титул можно встретить в послании Василия III римскому папе (1526 г.).
Отметим также, что один из титулов манжурского императора, «10 000-летний государь» – звучащий на первый взгляд весьма странно, – получает естественное объяснение из РУССКОЙ истории XIV века. Известно, что до Дмитрия Донского верховная власть принадлежала наряду с великим князем (царем), также и ТЫСЯЦКОМУ Царь Мамай, он же Иван Вельяминов, побежденный Дмитрием Донским в великой битве на Куликовом поле – битве, ознаменовавшей конец царского и начало господства апостольского христианства – носил титул ТЕМНИКА. Но слово ТЫСЯЦКИЙ или ТЕМНИК как раз и дает нам китайский титул «10 000-[летнего] государя». Поскольку в старорусском языке «тьма» означала также и число десять тысяч [812:1], том 3, стлб.1081. Странноватая же теория о том, что цифра 10 ООО для китайцев означала желанный возраст их императора, возникла, вероятно, уже достаточно поздно, когда подлинный смысл титула был забыт.
Сформулируем нашу мысль. По-видимому, составленное в Западной Европе жизнеописание «Пятого Короля» рассказывает о верховном правителе Великой = «Монгольской» Империи. Империя находится в преддверии раскола, однако все еще остается гигантской, как и сказано в биографии Карла V. Как видим, пока что Империя охватывает не только Евразию, но и огромные территории в Америке, в частности, Мексику и Перу. Надо полагать, и Аляску. В следующем томе настоящего издания мы приведем данные, указывающие, что в Средние века названием Аустрики обозначали Русь-Орду. А потому «наследственные Австрийские земли» Пятого Короля – это, скорее всего, Русь-Орда. Под именем Пятого Короля западные летописцы могли иметь в виду либо самого верховного царя-хана «Монгольской» Империи, либо его наместника, правившего Западной Европой. В первом случае речь могла идти, скорее всего, о русско-ордынском царе-хане Иване IV Грозном, о котором в Библии рассказано как о знаменитом ассиро-вавилонском царе Навуходоносоре. Сам он редко появлялся в подвластных ему странах. Там правили наместники, опиравшиеся на войска Орды-Руси и Османии-Атамании.
В узком смысле слова «царь» – это основной титул монархов России с 1547 по 1721 год. Но этот титул использовался и гораздо раньше в виде «цесарь», а затем и «царь», эпизодически он употреблялся правителями Руси начиная с XII века, а систематически со времен великого князя Ивана III (чаще всего при дипломатическом общении). В 1497 году Иван III короновал как царя своего внука Дмитрия Ивановича, объявленного наследником, но затем заключенного в тюрьму. Следующий за Иваном III правитель – Василий III – был доволен старым титулом «великий князь». Но зато его сын Иван IV Грозный по достижении совершеннолетия короновался как царь (в 1547 году), утвердив таким образом в глазах подданных свой престиж как суверенного правителя и наследника византийских императоров.
Как видим, старец Филофей вовсе не считает Рим предшественником Русского государства. И в русской письменной традиции мы также не найдем никакого «русского римлянства», хотя московские государи и вели свой род от Пруса – брата римского императора Августа. Тем самым Русь как бы отвергала претензии западного, католического Рима, пытавшегося соблазнить русских царей королевской короной, полученной из рук понтифика. Дескать, мы и сами с усами и ведем свой род от славных Юлиев, кои правили Римом. Эту генеалогическую версию считают пропагандой, однако здесь многое соответствует реальности. Да и смысл был вложен довольно-таки глубокий. Род Юлиев считал своим основателем Аскания, сына Энея – великого героя Троянской войны, принадлежавшего к загадочному народу дарданов. Официальная наука мудрено именует данный этнос «палеобалканским», относя самих дарданов то к фракийцам, то к иллирийцам, то к «иллиро-фракийцам». О самих фракийцах – разговор особый, здесь многое притянуто за уши, и есть основания полагать, что это никакой не отдельный этнос, а некое ответвление праславян. Само же имя «Эней» прямо указывает на этноним «энеты», которых практически все исследователи отождествляют с венетами-венедами.

Связанные понятия (продолжение)

Македонская династия (Армянская династия, Василийская династия) — императорская династия в Византии с 867 до 1056 года.
Севастократор (греч. σεβαστοκράτωρ, болг. и серб. Севастократор) — высший придворный титул в поздней Византийской империи, который был введен в конце XI века. В византийской иерархии севастократор шёл сразу за императором, вытеснив с этого места титул кесаря. А введенный в середине XII века титул деспота, сдвинул самого севастократора на ступень ниже в иерархической лестнице. В дальнейшем титул севастократора стал использоваться в соседних государствах, в частности во Втором Болгарском царстве и...
Кага́н (хакан, хаган, ср.-монг. ᠬᠠᠭᠠᠨ, Qaɣan; совр.-монг. хаан, др.-тюрк. ???, , кит. трад. 可汗, пиньинь: Kèhán) — высший титул суверена в средневековой кочевой иерархии. Хан ханов. В монгольское время слился с родственной формой каан («великий хан»).
Арташесиды также Арташесяны (арм. Արտաշեսյաններ) — царская династия в Великой Армении, основанная Арташесом I и правившая с 190 года до н. э. по 12/14 год н. э.. Младшая ветвь династии, основанная внуком Арташеса I, Аршаком, правила соседней Иберией с 90 по 30 годы до н. э.
Империя гуннов (др.-сканд. Húnaland) — политическое образование, достигшее наибольших размеров при царе (βασιλεύς) Скифии и Германии Аттиле. Имела полиэтничный характер.
Адиабена (греч. Ἀδιαβηνή, Адиабене, сир. ܚܕܝܐܒ, Ḥaḏy’aḇ, ивр. ‏חדיב‏‎ Ḥadayeb, арм. Նոր Շիրական Нор Ширакан) — античное государство со столицей в Арбеле (современный Эрбиль, Ирак). Её правители в I веке н. э. перешли из ашуризма в иудаизм.
Византийский император находился на вершине пирамиды государственного аппарата и общества Византийской империи, выступая в качестве последней инстанции в практически любом вопросе. Идеологическое обоснование его власти восходит ко временам Римской империи, дополнившись христианскими и эллинистическими концепциями. Источником власти императора являлась божественная воля, выраженная в аккламации армии, сената и народа. В условиях отсутствия правовой определённости основанием для занятия престола часто...
Третий Рим — европейская религиозно-историософская и политическая идея, использовавшаяся для обоснования особого религиозно-политического значения различных стран как преемников Римской империи.
Государь всея Руси (первоначально господарь всея Руси) — титул московских великих князей и российских царей.
«Всея Руси» (ст.‑слав. Всеꙗ Русіи) — приставка к титулу русских великих князей и царей, а также предстоятелей Русской православной церкви (используется и в наши дни). В переводе с церковнославянского языка означает «всей Руси».
Шахинша́х или шаханша́х (др.-перс. ??????? ? ?????????? xšāyaθiya xšāyaθiyānām, пехл. šāhān šāh, перс. شاهنشاه‎ — «царь царей») — древний персидский (мидийского происхождения, заимствованный Ахеменидами), позже иранский монархический титул, приблизительно соответствующий европейскому титулу императора. Титулование — Его Императорское Величество.
Князь — глава феодального монархического государства или отдельного политического образования (удельный князь) в IX-XVI веках у славян и некоторых других народов; представитель феодальной аристократии; позднее — высший дворянский титул, в зависимости от важности приравниваемый к принцу или к герцогу в Западной и Южной Европе, в Центральной Европе (бывшей Священной Римской империи) этот титул именуется фюрст, а в Северной — конунг.
Ку́льт импера́тора — разновидность государственной религии, при которой император (или императорская династия) почитается как бог или полубог, или объявляется мессией. Слово «культ» в данном случае означает религиозный культ. При этом речь может идти как о эвгемерическом культе личности, так и об этническом (египетский фараон, эфиопский император, японский император), и надэтническом, если речь идёт о полиэтническом государстве (китайский император, римский император). Божественный царь является...
Импера́тор (лат. imperātor «начальник», «властитель», в частности — «военачальник», «полководец», позже — «император» в современном смысле) — титул монарха, главы империи. Изначально — титул предводителя римских легионов. Императри́ца — как правило, супруга правящего императора, иногда — правительница империи в своем праве.
Шах (перс. شاه‎, šâh) — титул монарха в некоторых странах Ближнего и Среднего Востока, Делийском султанате и государстве Великих Моголов (в форме «падишах»).
«Белый царь» (монг. Цагаанхаан?, ᠴᠠᠭᠠᠨ ᠬᠠᠭᠠᠨ?, калм. Цаһанхаан, ᡔᠠᡎᠠᠨ ᡘᠠᡎᠠᠨ, тюрк. ?????, Aqqaɣan) — прозвание, которое давалось восточными народами (тюркскими и монгольскими) русским царям начиная с Иоанна Грозного. Употреблялось также среди кубанского казачества.
Окими (яп. 大君, 大王 О:кими, «великий ван», «великий правитель») — титул правителя (вана) в древней Японии и государстве Ямато до утверждения титула Император Японии.
Хе́ттское царство — могущественная древняя держава в Малой Азии (около 1800—1180 годов до н. э.), созданная хеттами.
Московское государство — название, которым в XVI—XVII веках обозначалась территория Великого княжества Московского внутри Российского царства. Параллельно шёл процесс синонимизации этого названия с Россией в целом, продлившийся до переноса столицы в Санкт-Петербург и провозглашения Российской империи в начале XVIII века. В историографии XIX—XXI веков — одно из названий Русского централизованного государства конца XV — начала XVIII веков.
Этнарх (др.-греч. εθνάρχης, из έθνος — народ и αρχων — правитель) — начальник, правитель этноса, народа. Титул правителя провинции в Древней Греции и Древнем Риме и лицо, носящее этот титул. Из сказанного далее можно заключить, что власть этнарха распространялась прежде всего на этническую или религиозную группу, и лишь как следствие — на территорию и другие этнические группы, по отношению к которым могла быть существенно ограничена метрополией.
Ру́сское ца́рство или Росси́йское ца́рство, также Моско́вское ца́рство — период в истории Русского государства между 1547 и 1721 годами.
Великий князь — титул правителя в ряде государств, стоящий по рангу ниже царя или короля, но выше князя. Приблизительно соответствует западноевропейскому титулу великий герцог.
Константи́н — мужское русское личное имя латинского происхождения; восходит к лат. constans (родительный падеж constantis) — «постоянный, стойкий». Constantius (Конста́нций) — известное в античности личное имя; Constantinus — его производная форма, обретшая самостоятельность.
Домина́т (лат. dominātus — господство ← dominus — господин, хозяин) — форма правления в Древнем Риме, пришедшая на смену принципату и установленная императором Диоклетианом (284—305 годы). В доминат включают период тетрархии.
Ахемени́ды (греч. Ἀχαιμενίδαι) — династия царей Древней Персии (705(?)—330 до н. э.).
Государев титул («титла царская большая» и «титла царская малыя») — наименование титула правителя российского государства, включающее полное перечисление земель, входивших на тот момент в его владения.
Ка́йзер (нем. der Kaiser) — германский титул монарха. Происходит от римского титула «Цезарь» (лат. Caesar). На древность заимствования указывает сохранение начального «K».
Севаст (греч.: σεβαστός «почтенный») — термин, использующийся в работах греческих авторов для обозначения латинского титула август. Для женщин применялся титул «севаста». С конца XI в. и в течение всего Комниновского периода этот термин вместе с производными от него, например севастократор, сформировал основу новой системы титулов Византийской Империи.
Согласно арабским и византийским источникам, дьюла (венг. Gyula) — это титул второго по значимости вождя федерации венгерских племён в IX—X веках. В самых ранних венгерских письменных источниках титула дьюла уже нет, а это слово используется исключительно как имя собственное.

Подробнее: Дьюла (титул)
Ру́сское (централизо́ванное) госуда́рство — государственное образование конца XV — начала XVIII веков, сложившееся на Руси в эпоху правления московского князя Ивана Великого. Унаследовав от своих предшественников претензионный титул «государь всея Руси», Иван Великий значительно увеличил его фактическое наполнение, проводя успешную политику по собиранию русских земель и преодолению монголо-татарского ига. В результате его 43-летнего правления в Восточной Европе на месте разрозненных феодальных княжеств...
Шекинское царство (также Эрети или Албания) — государство в Закавказье, существовавшее в VII—XII вв. Давид Мусхелишвили считает, что к средине VIII века образовалось княжество, позднее стало царство.
Господа́рь (болг. господа́р, серб. gospódar, укр. господа́р, белор. гаспадар) — титул Великого Новгорода и правителей Великого княжества Литовского, Северо-Восточной Руси, Молдавии, Зеты и Черногории.
На этой странице приведён список царей древней Македонии, правивших с VIII в. до н. э. по 168 до н. э.

Подробнее: Македонские цари
Багратио́ны (Багратиони, груз. ბაგრატიონები, ранняя форма Багратуниани) — древняя царская династия в Грузии, из которой происходили многие выдающиеся государственные и военные деятели Грузии и России. Исторические грузинские писания исчисляют хронологию Багратионов с VI века н. э., современные исследователи относят дату основания рода к VIII—IX векам.
Иуде́йское ца́рство (ивр. ‏מַלְכוּת יְהוּדָה‏‎, Малхут Ехуда) или Иудея (ивр. ‏יְהוּדָה‏‎) — одно из двух иудейских государств (Южное царство), со столицей в Иерусалиме. Возникло в X веке до н. э. после распада Израильского царства Давида и Соломона. Включало в себя земли колена Иуды, колена Симеона, и половину колена Вениамина.
Македонский Ренессанс — термин, используемый для описания периода правления Македонской династии Византийской империи (867—1056), и в особенности 10-го века, который некоторые учёные рассматривают как период повышенного интереса к классической науке и усвоения классических мотивов христианским искусством.
Парфянское царство (пехл. Aryānšaθr / Aryānšahr (также Парфянская держава или Парфянская империя; ориг. Parθava — Pahlav/Pahlavanigh) — древнее государство, располагавшееся к югу и юго-востоку от Каспийского моря на территориях современных Туркменистана, Ирана, Ирака, Афганистана и Пакистана. Возникло около 250 года до н. э. в сатрапии Парфия, подконтрольной Селевкидскому государству. Коренное население — парфяне. В период расцвета (середина I в. до н. э.) царство подчинило своей власти и политическому...
Халде́и (вавилонское Kaldu, ивр. כַּשְׂדִּים — Касдим, греч. Χαλδαίοι) — семитские племена, обитавшие на юге Месопотамии, в области устьев рек Тигра и Евфрата на северо-западном берегу Персидского залива с конца X по IV век до н. э. Вели борьбу с Ассирией за обладание Вавилоном. В 626—536 гг. до н. э. в Вавилоне правила халдейская династия, основавшая Нововавилонское царство.Говорили на арамейском языке. Слово «халдеи» (в подлиннике - "касдим", קשדים, ивр.) неоднократно упоминается в Библии — например...
Тавади (груз. თავადი от слова тави — голова) — титул в феодальной Грузии. В дворянской иерархии Грузии тавади стояли выше дворян — азнаури, но ниже эристави (крупных феодалов) и полунезависимых владетелей — мтавари (груз., букв. главный). Титул соответствовал мусульманским бекам Закавказья и армянским меликам. После вхождения Грузии в состав Российской империи, и тавади и эристави и мтавари были приравнены к князьям.
Гурхан (от тюрк. и монг. «кур-гур» — собрание, объединение племен) — титул хана, возглавляющего союз равноправных племен. Титул гурхан носил глава каракитаев, потому что это была конфедерация 8 племен, объединившихся добровольно.
Ру́сский кагана́т — гипотетическое государственное образование народа русь (русов), хронологически предшествовавшее Древнерусскому государству.
Держа́ва (ст.‑слав. дрьжава — власть) — символ государственной власти монарха, представлявший собой золотой шар с короной или крестом.
«Сказание о Вавилонском царстве» — народно-литературное произведение, сохранившееся в рукописях XVI—XVII веков. Сюжет сказания — история чудесного падения Вавилонского государства, которое потом населили лютые звери и огромный змей, лежащий вокруг целого города. Византийский император Лев (вероятно, Лев VI Философ) посылает послов в Вавилон за знамением; послы возвращаются с царским венцом царя Навуходоносора и с греческой грамотой, по которой верховная власть, по Божьему повелению, должна перейти...
Царство — монархическое государство, возглавляемое царём или царицей. Термин употребляется преимущественно в славянских странах. В русском языке его также прилагают к ряду государств Древнего мира и Средних веков.
Китайская цивилизация насчитывает свыше четырёх тысяч лет истории. Однако, в настоящее время, возможно достаточно чётко прочесть историю только последних трёх тысяч лет. До XX века — это монархическая держава, и за прошедшие столетия титулы и звания в Китае меняли своё название, значимость и значение не один раз. Говорить о какой либо стройности в соподчинённости и в соответственности возможно лишь со времён эпохи Чжоу. Но в последующие времена создавались новые звания и титулы, менялись значимость...

Подробнее: Титулы китайской знати

Упоминания в литературе (продолжение)

В первой четверти XVI столетия, одновременно со стремительным внешнеполитическим взлетом Московии, возникает целый пласт вдохновленной им словесности, обосновывающей величие и вселенскую миссию молодого и успешного государства. Во-первых, это различные вариации Сказания о князьях Владимирских. В них генеалогическое древо московских Рюриковичей возводилось к внуку Ноя – Месрему, чьим потомком был «первый царь Египта» Сеостр. От последнего линия через Александра Македонского ведет к римскому Августу, родич которого Прус стал балтийским владыкой. От него-то якобы и произошел основатель русской великокняжеской династии Рюрик. Но московские самодержцы, оказывается, не только могли похвастаться исключительно древней и благородной родословной, но и статусным равенством с византийскими императорами, признанным последними – Владимиру Мономаху его константинопольский дед будто бы послал в дар царские инсигнии, в том числе и пресловутую шапку Мономаха.
Вернемся в Сирию… Заметную роль в политической, военной, экономической, культурной жизни Западной Азии, Средиземноморья играла держава Селевкидов. Властителей страны называли еще царями Сирии. Вероятно, державу Селевкидов стали называть «Сирия» уже после того, как эта династия лишилась власти над Азией. Еврейские источники называли их «царями Азии» и сто лет спустя после крушения их державы. Учитывая, что диадохи были греки и официальный язык был греческий. Потому их правление воспринималось как власть эллинов. Государство Селевкидов представлялось эллинским, хотя по традициям и даже крови царский род Селевкидов был македонским. Юридически династии Селевкидов сходны с Птолемеями, хотя те были лишь царями Египта, тогда как Селевкиды управляли огромной территорией, простиравшейся от Средиземного моря и до Персидского залива. «Это комплекс стран, народов, цивилизаций, объединяемых лишь особой их властелина», – писал об этом объединении Э. Бикерман. Стержень всей государственной и общественной жизни Селевкидов – царь, «базилевс», «Зевс богов и людей». Греки считали их устройство гораздо более совершенным и близким, чем «деспотия» персов. Поэтому и воспринимали своих владык как «одушевленный закон». В их понятии миром правит nomos («закон»), или некий позитивный разумный порядок, что превыше всего на земле. Отсюда известное утверждение греческого поэта Пиндара: «Закон – царь всего: и смертных и бессмертных».
Сравнивая формы правления в других странах, Грозный пишет, что о «безбожных (не православных. – Ю. П.) народах нечего говорить! Там ведь у них цари своими царствами не владеют, а как им укажут их подданные, так и управляют», т. е. превратились как бы в президентов коллегии вельможных сановников.[197] Он чрезвычайно трепетно относился к своему царскому титулу, все контакты с зарубежными государями осуществлялись с позиции равенства по положению московскому государю.[198] По тогдашним понятиям настоящий правитель должен происходить из древнего рода, получить власть по наследству и быть независимым[199] от какой-либо внутренней или внешней власти.[200] Очень строго определялось, кого из них русский царь может назвать братом, а кого – нет. В середине XVI в. государями-братьями считались турецкий султан, цесарь германский, король польский и крымский хан.
Решение о венчании на царство Иван принял не в одиночку, а вместе с собором русских архиереев во главе с митрополитом Макарием. Сказала свое слово и Анна Глинская, о чём Милан Витезович пишет: «По легенде, у которой нет исторической основы, но которая распространена и среди сербов, и среди русских, царская корона Душана была тайно привезена из секретной дечанской ризницы в Москву, дабы Иван венчался ею, а затем она вновь вернулась в Дечаны. Как и царь Душан, первым из своей династии получивший народное прозвище “Сильный”, царь Иван IV, названный “Грозным” (что означает “страшный”, “сильный”, “величественный”), тоже выделялся на фоне своих предшественников». Если корона Душана на голове Ивана – это легенда, то остаётся фактом то, что американский русист Джеймс Биллингтон написал в своей книге «Икона и топор»: «В золотую эпоху правления Стефана Душана (1331–1355) в сербском королевстве осуществлялась генеральная репетиция того, как данная модель правления будет функционировать в Московии».
9. Хан Кормисош, или Кормесий, или Кормес. Его титул: хан сюбиги, то есть князь великий. Из рода Вокил. Правил якобы в 739–756 годах. Его имя, возможно, составное: Кар + Мисош. Оно могло означать Царь Мосох, то есть Царь Московский или Царь Моисей. Примерно в эту же эпоху другие Именники помещают Йоана Асена Великого и Добрицу. Это опять явный след какого-то хронологического сдвига, поскольку цари Асены (Асеневцы) появятся в болгарской истории лишь начиная с 1186 года.
Соединение царского титула с отправлением жреческих обязанностей было в Древней Италии и Греции обычным делом. В Риме и других городах Лациума был жрец, называвшийся Царем Жертвоприношений или Царем Священных Обрядов, а жена его носила титул Царицы Священных Обрядов. В Афинской республике второе (по значению) из ежегодно избираемых должностных лиц именовалось Царем, а его супруга – Царицей. Оба они исполняли религиозные функции. И другие греческие демократии имели титулованных царей, которые, насколько нам известно, отправляли жреческие обязанности у Центрального Государственного Очага. В некоторых греческих государствах таких царей было несколько, и они занимали должность царя одновременно. В Риме, по преданию, титул Царя Жертвоприношений был учрежден после упразднения царской власти для принесения жертв, которые до того времени приносились царями. Аналогичное предание относительно происхождения института царей-жрецов было, видимо, и в Греции. Это подтверждается примером Спарты, едва ли не единственного чисто греческого государства, сохранившего в историческое время монархическую форму власти. В Спарте все государственные жертвы приносились царями, потомками бога. Один из двух спартанских царей был жрецом Зевса Лакедонского, а другой – Зевса Уранийского.
Вторая жена Парсмана добилась своего: в 58 году царем Иберии стал ее сын Митридат-Михрдат I. Теперь римские историки и археологические данные оказываются неопровержимыми по сравнению с грузинскими летописями, которые были составлены через 700 лет, когда устные предания успели исказить, а исторические факты стереть или придумать. Грузинские летописи вообще молчат о Михрдате, зато утверждают, что два других сына Парсмана I, Картам и Братман (оба не известны ни археологам, ни римским историкам), унаследовали престол, после чего будто бы царствовали несколько поколений диархов (Парсман с Каосом, Азорк с Армазелом). Михрдат, кажется, царствовал 48 лет: не исключено, что за это время царствовал еще один иберийский правитель. Однако арамейская (армазская) надпись упоминает мать Михрдата, что намекает на то, что Михрдата короновали ребенком, когда его мать-вдова еще была регентом. Армянский историк Хоренаци убежден, что Митридат был еще жив в конце 70-х и что уже в царствование императора Домициана его заменил Картам, грузинские же летописи относят аланские нашествия именно к этим годам и к царствованию Азорка и Армазела. Хронологию еще сильнее запутывает серебряная миска, найденная в богатой армазской могиле, на которой читается арамейская надпись: «Я, царь Флавий Дадес, подарил эту миску Берсумасу, витаксу». Вряд ли Митридат приобрел себе римское прозвище, хотя потом один абхазский царь назвал себя Юлианом. Или же эта надпись относится к неизвестному нам царю IV века, который принял имя Флавия, чтобы показать свою близость к императору Константину[19]; или Дадес – это вариант имени Цатэ, которым звали двух достоверных царей Колхиды?
После крещения Руси Церковь оказалась прочно включенной в государственную организацию. Киевская Русь заимствовала из Византии теорию церковно-государственных отношений, восходящую к шестой новелле Юстиниана, в которой «империя» и «священство» представлены как два божественных дара, проистекающих из единого источника. Именно этот постулат был положен в основу рассуждений митрополита Илариона о согласии между церковью и государством и об охранительной роли князей в отношении благополучия и невредимости церкви. Концепция императора как «образа Божия» стала известна в Киеве благодаря «княжескому зерцалу», составленному в 527 г. диаконом Агапитом для Юстиниана. Извлечения из него были помещены в Изборник 1076 г. Однако, хотя Иларион и сравнивает Владимира с Константином Великим, но не присваивает ни ему, ни его преемнику титул «императора». Идея «перенесения империи» (translatio imperii), овладевшая болгарским царем Симеоном или Карлом Великим применительно к Франкской империи, была чужда домонгольской Руси. Византийское верховенство в иерархии государств закреплялось в обычае императоров выступать в роли посаженного отца при крещении новообращенных королей и князей. Известно, что титул άρ?ων, признанный византийской администрацией за русскими князьями, был принят также этими последними в качестве официального.
Этнокультурные контакты между славянами Левобережья и Правобережья Днепра (Киев) и жителями Хазарии могут являться причиной некоторых чисто внешних, в том числе графических, заимствований, однако вряд ли к таковым относится принятие славянскими правителями титула кагана. Этим титулом русский правитель обозначался в западноевропейских и восточных источниках IX–X вв.[116]. Считается, что принятие титула кагана произошло в 20-30-е гг. IX в., «когда носитель этого титула в Хазарии еще не был символическим главой государства. В противном случае русскому князю не было бы смысла именоваться каганом». И далее: «В это время хакан хазар был реальным властителем, которого и считали царем»[117].
Фарнаоз, умерший в 337 году до Рождества Христова, дал Грузии новое административное устройство, разделив ее на восемь эриставств, то есть административных округов. Затем он из эриставов и бывших мамасахлисов создал класс азнауры – грузинское дворянство. Он же объявил грузинский язык общегосударственным и изобрел для своего народа мхедрули – гражданские письмена. Но этот царь не вернул народ к древней религии. Напротив того, в стране установилась при нем в качестве государственной религии религия Зароастра, заимствованная от персов. Фарнаоз так был увлечен идолопоклонством, что на могиле своего предка Картлоса поставил огромного идола Армаза, или Аурамазада, одетого в великолепные латы, с золотым панцирем, в венце, осыпанном драгоценными камнями. Во всем остальном мудрость Фарнаоза была несомненна: он строил города, крепости, организовал армию, установил идеальный порядок престолонаследия, оставив после себя наследником престола своего сына.
Тот факт, что светскую власть в Иудее представлял князь Зерубавель, наследник дома Давида, давал вернувшимся надежду, что подобно тому, как сперва был построен жертвенник, а лишь затем восстановлен Храм, правление в Иудее князя из дома Давида, пусть подчиненного персидскому царю и носящего персидский титул «пеха», приведет в итоге к восстановлению независимого Иудейского царства. Можно предполагать, что опасения персидских правителей, что укрепление власти царской династии Давида в Иудее будет способствовать росту сепаратистских настроений, привели к тому, что система управления в Иудее была изменена. В отличие от соседних зависимых от Персии государственных образований, в которых сохранились местные наследственные правители, в том числе еврейского происхождения (в Самарии и Заиорданье), в Иудее устанавливается теократия. После восстановления Храма в 516 г. до н. э. упоминания о князе Зерубавеле исчезают.
В эту долгую эпоху чужеземного правления жрецы поддерживали видимость существования Египетского царства. В храмах и иранский царь Дарий, и Александр, и Птолемей, и римский император Адриан – все считались истинными фараонами. Даже в 250 году н. э. Деций (римский император, известный тем, что сурово преследовал христиан. Правил очень короткий срок и погиб в 251 году в бою со скифо-сарматами при Абритте в современной Добрудже. – Пер.) назван фараоном в надписи, написанной иероглифами во времена, когда большинство египетского народа уже приняло христианскую веру.
В первые времена русской исторической жизни стремление к созданию у себя на Руси власти, подобной царской власти византийских императоров, особенно заметно. Стремление это объясняется походами воинскими и торговыми поездками русских в Царьград. Там наследник цезарей являлся перед ними в силе и блеске необычайной власти, и для обитателя России слово «царь» выражало цезаря нового Рима, как для древнего грека слово «ВаоЛви?» означало владыку Персии, а не какого-либо иного единовластителя. Понятие об этом «царе» было понятием о царе-самодержце. Естественным было желание перенести в родную землю уклад государственной жизни той страны, которая дала нам и свет истинной веры, и первые основы цивилизации. Однако родовое начало, царившее в России до избрания князя, не могло быть искоренено сразу. Оно вызвало систему удельно-вечевую, и хотя указанное нами стремление уподобить свой государственный строй византийскому и продолжает оставаться в силе и великий князь Владимир Всеволодович вместе с царскими регалиями, царским венчанием и именем «Мономаха» приемлет от деда своего, греческого императора, заветы Византии, но дробление земли на уделы, усобицы родичей-князей, бессилие их пред полчищами Батыя, монгольское иго – все это отдаляет заветную мечту объединения Русской земли на многие и многие лета.
В южной части алтаря, в приделе св. Иоанна Предтечи (небесного покровителя Грозного), располагается гробница первого русского царя Ивана IV и двух его сыновей. Устройство особой усыпальницы в самом почетном месте собора было начато еще при жизни Ивана Грозного и связано с принятием им царского титула, который позволил государю занять существенно иную позицию в дипломатических отношениях с Западной Европой, так как великокняжеский титул переводили как «принц», а титул «царь» – как «император». Таким образом, русский самодержец вставал вровень с императором Священной Римской империи. Кроме того, став царем, государь поднимался на недосягаемую высоту над именитыми и знатными боярами, а также многочисленными удельными князьями, в том числе и потомками великих князей. Кроме того, «Боговенчанный» царь считался Помазанником Божьим, наместником Бога на земле, и восстать против него значило совершить грех не только против власти, но против Церкви и Бога.
О том, что события XV–XVI веков являли собой не столько войну с остатками Монгольской империи, сколько именно переход власти в руки Москвы, убедительно писали историки-евразийцы, прежде всего Г. В. Вернадский (речь идет здесь не о его идеях, а об освоенных им исторических фактах). В своем «Начертании русской истории» (1927) он показал, в частности, как целый ряд знатнейших потомков Чингисхана – таких, как Шах-Али (Шигалей), Саин-Булат (Симеон Бекбулатович), Симеон Касаевич, – добровольно перешли на службу Московского царя и обрели здесь самое высокое признание. Так, Шах-Али являлся главнокомандующим русским войском в Ливонской и Литовской войнах 1550—1560-х годов, а крестившийся Саин-Булат (Симеон) был даже провозглашен в 1573 году «великим князем Всея Руси» и после кончины царя Федора Иоанновича 1598 г.) считался одним из главных претендентов на русский престол.
Иван III стал не просто великим князем московским, но и первым «государем и великим князем всея Руси», которого уже самого величали царем и самодержцем (тогда это означало, что он самостоятельно – независимо от монголов – управлял государством). Централизованное Русское государство стало суверенным центром силы, управляемым единовластным государем, при котором действовал постоянный совещательный орган в лице аристократической Боярской думы. Второй супругой Ивана III была племянница последнего византийского императора принцесса Софья Палеолог, после чего Русь стала рассматривать себя как наследницу павшей в 1453 году под натиском османов Византии, чей герб – двуглавый орел – стал гербом России. Тогда же начали получать распространение идеи об особой миссии России как богоизбранного государства, как «Третьего Рима» (вторым был Константинополь), призванного стать наиболее праведным и крупным христианским государством.
Какое сильное влияние оказал митрополит Макарий на становление Московского самодержавия, свидетельствует хотя бы то, что именно ему принадлежит изначальное употребление слова «Россия». До него такого понятия в ходу не было. Протоиерей Григорий Дьяченко в «Полном Церковно-Славянском Словаре» пишет: «Первоначально Россия называлась «Русью», затем, до Иоанна IV Грозного она называлась «Русиа». Современный Иоанну Грозному митрополит Московский Макарий первым начал употреблять слово «Россия», и государи, следовавшие за Иоанном Грозным, в своих речах и грамотах большею частью употребляли слово «Русиа» и весьма редко Россия, и только с царствования Алексея Михайловича вместо «Русиа» во всеобщее употребление вошло слово Россия». Таким образом, само современное название нашего государства есть результат деятельности святого митрополита Макария, учителя и духовного наставника царя Иоанна.
В одной греческой надписи из Северного Причерноморья дана несколько отличная версия того же эллинского мифа. В ней рассказывается, что Геракл, придя в Скифию, побеждает в борьбе Аракса (божество одноименной реки, скорее всего – Волги) и вступает в брак с его дочерью Эхидной. От этого брака рождаются Агафирс и Скиф. Это уже более поздний вариант мифа, относящийся ко времени, когда один из сыновей Геракла – Гелон – покинул родину. К тому же, у царицы скифов теперь есть имя и муж. Араксай – имя «говорящее». Оно двусоставное, его вторая часть («ксай») является греческим воспроизведением санскритского слова «повелитель, владыка, царь» и обозначает титул вождя. Первая же – Ара – несет основное смысловое значение, это и есть имя повелителя. Ара-ксай, таким образом, означает «царь Ар» или «Арий-царь» – владыка народа ариев, которые проживали в стране Эхидны.
Мы видим здесь, что Архангелогородский летописец считает Александра Невского сыном царя Батыя, которого мы уже отождествили с Ярославом (см. выше). Другие источники склеивают правления Неврюя и Александра, считая, что все это время в Суздале правил Александр (Невский). Может быть, Неврюй – это «татарское» имя Невского? Как и имя Батый – «татарское» имя Ярослава. Вологодский летописец, например, под 1294 годом говорит об Александре Неврюе, пришедшем из Орды! По смыслу текста этот Александр Неврюй (Невский?) руководил съездом князей и разделом княжеств. Отметим: имена НЕВ-рюй и НЕВ-ский отличаются лишь своими окончаниями. Еще раз напомним, что выше Неврюй назван Салтаном (то есть султаном)! Согласно Вологодскому летописцу, после съезда князей под председательством Александра Неврюя в 1294 году под 1299 годом упомянуто о смерти «князя великого Федора Ярославского и Смоленского». По смыслу текста – это все тот же Александр Неврюй, так как другого великого князя на съезде не назначили. Князь Федор Ярославский и Смоленский – знаменитый князь, причисленный к лику святых (см. месяцеслов на 19 сентября и 5 марта старого стиля). Вероятно, это еще одно отражение Александра Невского.
Регентство Феодоры продолжалось до 856 года. Затем Михаил с помощью ловкого министра Варды взял власть в свои руки, а Феодора была заключена в монастырь. Этот император вошел в историю под прозвищем Пьяница, но вместе с тем его царствование было не бесплодным, особенно в области образования. Именно тогда прославились восстановленный в Константинополе Магнаврийский университет (в Магнаврийском дворце) и такие деятели культуры, как патриарх Фотий и математик Лев. Самым значительным событием в правление Михаила III, имевшим, пожалуй, самое длительное влияние на историю, было нападение в 860 году на Константинополь славян Древней Руси. Оно совпало по времени с первым обращением к христианству южных славян, осуществленное Кириллом и Мефодием. Его закрепило крещение в 864 году болгарского царя. С того момента оказались тесно связанными с историей Византии история славян-христиан на Балканах и славян Руси, которые полностью перешли в христианство столетие спустя. В 867 году произошли споры между константинопольскими священниками и папой римским по знаменитому вопросу о «филиокве» (уточнение к христианскому символу веры у католиков, что Святой Дух исходит от Бога Отца и Бога Сына). Ими было обозначено и практически предрешено будущее разделение христианского мира на латинский Запад и ортодоксальный Восток. Хотя окончательный раскол между церквями наступил через два столетия.
По желанию и по советам Софии в Московском Кремле при дворе великого князя стал заводиться пышный, сложный и строгий церемониал по образцам византийского двора. С конца XV в. постепенно прекращаются господствовавшая ранее простота отношений и непосредственное обращение государя со своими подданными, и он поднимается над ними на недосягаемую высоту. Вместо прежнего простого и «домашнего» титула «великий князь Иван Васильевич» Иван III принимает пышный титул: Иоанн, Божьею милостью Государь всея Руси и Великий князь Владимирский и Московский, и Новгородский, и Псковский, и Тверской, и Югорский, и Пермский, и Болгарский, и иных. В отношениях с малыми соседними землями появляется уже титул царя всея Руси. Другой титул, принятый московскими государями, – «самодержец» – представляет собой перевод византийского императорского титула «autocrator»; титул этот означал первоначально самостоятельного государя, не подчиненного никакой внешней власти, но Иван Грозный придал ему значение абсолютной, неограниченной власти монарха над своими подданными.
О титулах: во времена Римской республики словом “принцепс” называли сенаторов, значившихся первыми в списке; в период империи, начиная с Августа, “принцепс Сената” означал носителя монархической власти – императора. Византийские императоры стали со временем именоваться базилевсами (греческий титул монарха с наследственной властью). В эпоху раннего ислама преемники Мухаммеда звались повелителями правоверных и халифами. Султан, падишах и халиф – титулы османских правителей. В Германии император назывался кайзером; российские самодержцы, начиная с Петра Великого, короновались императорами, но назывались по традиции царями.
В 1472 г. претензия Ивана III на царственное преемство от Константинополя подтверждается династическим браком. При содействии пап Павла II и Сикста IV второй женой Ивана III становится племянница последнего Византийского императора Константина XI – Софья Палеолог. Византийские принцессы нередко бывали женами русских князей, но раньше такие браки не имели идеологических последствий. Теперь же Иван III помещает на государственной печати Московского княжества герб византийских императоров – двуглавого орла и начинает именовать себя Царем, как русские называли до того только императора да ордынского хана. Московская знать замечает, что Великий князь стал держать себя величественно, не как раньше, и все более отдаляется от других князей и бояр.
Византия, в соответствии со своей теорией единства светской и церковной власти во главе с императором, который одновременно должен был быть главой всего христианского мира, пыталась использовать принятие Русью христианства для превращения ее в одну из своих провинций. С этими политическими и церковными притязаниями Византии Ярослав вел непримиримую борьбу. Он добился того, что русская митрополия хотя и подчинялась константинопольскому патриарху, но сохраняла внутреннюю самостоятельность. В 1051 г., вопреки воле патриарха, Ярослав сделал митрополитом талантливого русского проповедника и писателя Илариона. При Ярославе в Киеве возник первый монастырь – Печерский, ставший центром просвещения и церковно-политической жизни. Соперничество с Византией отразилось и в титулатуре Ярослава. Современники называли его восточным титулом – каган, а в конце правления его, как и византийского императора, именовали царем.
Для избрания царя земские люди собрались в Москве – традиционном центре политической жизни России. Знатные бояре не однажды, в годы малолетства царей и междуцарствия, захватывали верховную власть в свои руки; они и теперь не упускали случая приобрести первенствующее значение в государстве. При избрании на царство шестнадцатилетнего Михаила Шереметев пишет к князю Голицыну: “Миша Романов молод, разумом еще не дошел и для нас будет поваден”. У народа были, конечно, свои соображения. В его сознании свойство кровного родства отождествлялось с правом, имевшим историческое происхождение. “Избрали люди и все православные на Московское царство царем от царска роду, царя Федора Ивановича племянника”, – говорится в псковской летописи; то же самое и в летописи Никоновской и о мятежах. Имя Романовых было особенно популярно в народе: Анастасия из их рода – первая жена Иоанна IV; о Никите Романовиче в народе говорили, что он спас многих от гнева и казней Грозного; были свежи предания и о страданиях семейства Романовых при царе Борисе; наконец, поведение Филарета в деле посольства, его пленение придавали ему значение “мученика за веру и за русскую землю”. Избранный в цари народною волею, Михаил Федорович во всех важных делах совещался с боярами, духовенством и земскими соборами.
Семь дней продолжалась битва. Чрез три русские реки можно было переходить по трупам, как по мосту. Наконец, с помощию воеводы своего Эрика Норицкаго, Фродо успел разбить силу русскую. Но после победы милостиво пожаловал во владение Олимиру Холмоград (Holmgardia, ошибочно Holingardia), Яну (?nev) – Коногардию (Conogard, Känugard – Киевград); другому Яну, брату царя гуннов – Саксонию; Pao (Revillum – Равуле, Раул) – Оркадские острова; Деjамиру (Dimar) – Гельзингию, Яробор, Ямтор, и Лаппию; русскому князю Доко (Dago) – Эстию. Таким образом, как говорит Саксон Грамматик, преобладание Фродо к востоку распространилось на Руссию (Rusciam), а на запад ограничивалось Рейном, Но из этого исчисления пожалованных стран, мы видим только имена владетельных русских князей, воевавших с Фродо; а из продолжения истории Дании, увидим, что упомянутое преобладание, как вымысл, не наследовано его преемником.
В Именнике болгарских ханов никогда ни слова не говорится о том, кем последующий хан приходился предыдущему, – там важен лишь род, к которому принадлежит хан. В Летописи же в целом проводится идея престолонаследия от отца к сыну: там говорится, что «роди Испор едино отроче и нарече име ему Изот»; «И потом пакы преем царство болгарское сын Испора царя, ему же име Изот»; «И роди Изот царь два отроче»; «и по умрьтию же Изота царя пакы преем царство болгарское сын его Борис» и т. д. Начиная с Бориса, четвертого по счету правителя, повествование приобретает черты некоторой исторической достоверности (вспомним, что в Именнике первый узнаваемый хан – Курт). Тем важнее, что первые два болгарских правителя появляются в Летописи сверхъестественным образом и не приходятся друг другу никем: первый получает квазибиблейскую, второй– откровенно языческую санкцию. Помимо всего прочего, это свидетельствует о том, что и через много веков после крещения Болгарии такие феномены, как зарождение государственности, не подверглись в народном сознании полной христианизации.
В отечественной исторической науке и особенно в исторической публицистике сложилась традиция считать супругу князя Федора Евпраксию гречанкой, возможно, византийской принцессой. Основанием для этого служит одна-единственная фраза в источнике – «из царского рода». Царями в древнерусской летописной традиции называли только византийских императоров.
Нет никакой необходимости пытаться согласовать все версии повествований. Однако для нас чрезвычайно важна идентификация лидеров хазар. Упомянув о стремлении Ираклия к союзу с «тюрками с востока, которых называли хазарами», Феофан утверждает, что хазары прорвались через Каспийские ворота под командованием зибела. Зибел представил в Тифлисе Ираклию своего сына, уже известного нам Шада, юношу, у которого пробивался пушок на подбородке. Позже в повествовании хазары упоминаются просто как тюрки. Армянский источник подчеркивает, что «царь севера» послал войска под командованием сына своего брата, которого называли Шад, а затем Джебу-хакан и его сын Шад разорили Грузию и Арран. Таким образом, зибел – Джебу, сын зибела – Шад, а «царь севера» – хазарский хакан. Поскольку нет сомнений в том, что Джебу (ср. груз. Джибгу)122 – это турецкий титул ябгу, даваемый братьям и сыновьям суверена, мы имеем зибел – хазарский ябгу. Но есть и серьезные возражения. Если зибел – второй по рангу человек после хакана (существование которого до этого времени не подтверждено), он соответствует хазарскому беку (бегу), который не принадлежал к семейству хакана, как нам известно из поздних арабских источников123. Зибел идентифицируется с Джебу-хаканом. Как подчиненный может носить высший титул? Более того, создается впечатление, что армянский источник только внешне различает Джебу-хакана и «Царя севера»124, царя хазар. Это не согласуется с Феофаном, согласно которому зибел/джебу – второй по достоинству титул после хакана. Зибел на самом деле это не хакан Хазарии, и не носитель подчиненного титула среди них (бек, ябгу).
Между тем, утвержденные на исторической действительности и верных лингвистических выводах понятия летописца о связи и этнографическом значении словенских племен затемнены для нас и для самого Нестора, с одной стороны, принятой им ложной системой происхождения русского имени от варягов; с другой, заблуждениями, к которым вело его желание согласовать словоупотребление словенского имени в церковном смысле с неверным убеждением в переводе книг Св. Писания для моравы. О первом из этих положений будет сказано подробно в своем месте; второе основательно и, кажется, навсегда опровергнуто Шафариком по следам Добровского. Словенская грамота – было техническим названием изобретенного Кириллом для болгарских словен алфавита; Кирилл везде именуется словенским учителем; кирилловская литургия словенской. Но вследствие известного посольства к греческому императору моравских князей Ростислава, Святополка и Коцела и долголетней деятельности Мефодия в Моравской земле вскоре распространилось (и Нестором разделенное) мнение о переводе книг для моравы. Отсюда недоумения летописца; двоякое значение у него моравского имени; неверный объем его моравы. Как особое племя моравских славян Несторова морава принадлежат к западным, несловенским, от словен выродившимся племенам; как земля (вместилище словаков и иллирийских словенцев и, вместе с тем, классическая почва словенской грамоты) морава имеет для него значение дунайской Словенщины. Вот почему при повествовании о переводе церковных книг он постоянно отличает мораву племенным названием «словене», а Ростислава, Святополка и Коцела зовет князьями словенскими, не моравскими. «Словеномъ жиущимъ крещенымъ и княземъ их, Ростиславъ, и Святополкъ, и Коцелъ послаша ко царю Михаилу… и послаша я въ Словеньскую землю къ Ростиславу, и Святополку, и Къцьлови.
Опять же, не углубляясь в споры заслуженных историографов, отметим, что дыма без огня не бывает, и перенос столицы Русского государства с севера на юг, из Новгорода в Киев, с последующим объявлением Киева «матерью городов русских» наверняка связано не только с экономическими, но и с политическими причинами. (Завоеванные южнорусские территории, взятые у хазар княжеским мечом, стали уже личной собственностью князя и его русской дружины – ведь с покоренными племенами ни Рюрик, ни его наследники ряд не рядили.) Недаром память о первых веках существования Новгорода затерта до дыр и в летописях, и в людской памяти. Но вся последующая новгородская история свидетельствует о генетическом неприятии гражданами этого города-государства самодержавной власти великих князей и царей – как киевских, так и московских.
Ориентация Армении резко изменилась, когда, после падения парфского царства (около 226 г.), на его месте возникла держава ново-персов. Сасаниды, заняв престол парфских царей, определенно порвали с традициями своих предшественников. Полные мечтами о былом величии персидской монархии, ново-персы стали стремиться к тому, чтобы восстановить в своей земле древние персидские обычаи, между прочим, и древний зороастризм, во всей первоначальной чистоте, и воздвигли гонение на все парфское. Естественно, что Сасаниды не могли не смотреть недружелюбно на Армению, где продолжала царить парфская династия, свергнутая ими в Парфии. Кроме того, ново-персы с самого начала выказали агрессивные стремления по отношению ко всем соседним землям, – как к пограничным провинциям Римской империи, так и к Армении. К этому времени культурное влияние Рима в Армении настолько окрепло, что стал возможен теснейший союз армян с римлянами против общего врага. В течение следующего столетия во всех войнах, какие вела империя против Персии и которые, в сущности, были единой непрерывной войной (растянувшейся потом на ряд веков), армяне всегда выступали на стороне римлян как их верные союзники.
Именно в брачном союзе между дочерью Астиага, сына и преемника Киаксара на троне Мидии, и Камбисом, сыном Кира, «царем царей, царем Аншана» (хотя и вассалом), появился на свет Кир П. В 559 г. до н. э. он стал вассальным царем Аншана и с 547 г. назывался в вавилонских хрониках царем Парсы. Он улучшил военный потенциал персидских племен как и для своего соперника в Экбатане, так и с целью показать вассальную зависимость ветви Ариарамны, чью территорию завоевал или он сам, или Камбис I, возвел новый царский город на территории Фарса. Это был первый ахеменидский город Пасаргады, построенный, вероятно, на территории племени с таким же названием и не обязательно связанный с родовым именем «парсуа» (рис. 18). Кир открыто искал союзников против Мидии. Подходящим и действительно добровольным союзником стал Набонид (Набунаид), узурпатор трона Навуходоносора.
Последний великий царь Ассирии Ашшурбанипал (правил ок. 669—627 гг. до н.э.) в детстве готовился к жреческому сану, поскольку первоначально наследником ассирийского престола был объявлен его сводный брат-ровесник Шамашумукин. Благодаря жреческому воспитанию уже взошедший на престол Ашшурбанипал оказался одним из самых просвещенных правителей в истории человечества. По его приказу в царском дворце в столице Ассирии – городе Ниневии была собрана огромная библиотека клинописных табличек, обнаружив которую современное человечество получило возможность познать из первозданных источников историю и мудрость древних.
Точно так же и обстоятельства заговора против Льва в Солуни и Константинополе с целью возведения на престол свергнутого им императора Артемия рисуют отношения между Болгарией и Византией в таком свете, как будто обе державы находились тогда в равноправных отношениях. Оказывается, что между обеими странами поддерживаются правильные сношения, что греки ищут приюта в Болгарии, и болгаре приглашаются царским письмом «не укрывать изменников и не нарушать добрых отношений». Вследствие настойчивых представлений из Константинополя хан выдает царю Артемия и солунского митрополита и других заговорщиков. Затем во весь продолжительный период правления Льва Исавра о болгарах не сохранилось никаких известий. С 719 г. по смерти Тервеля, как видно из древнего перечня болгарских ханов, были еще два княжения, не отмеченные никакими событиями, пока в 743 г. не вступил на престол хан Кормисош. Его правление почти совпадает с царствованием Константина Копронима…
Получается, по Рейтенфельсу, что, поскольку русские на законном основании обладают «большей частью европейских Сарматии и Скифии» и «немалой частью азиатской Скифии», своими древними землями, то они вправе претендовать и на остальные части. Причем в обоснование такой политики нет никакой необходимости искать на землях, принадлежавших мосхам, но еще не входящих в состав Московского государства, этнических русских или даже славян, поскольку мосхи были древнéе и тех и других, а идентифицировать современные Рейтенфельсу народы с мосхами, скифами, сарматами и готами не представлялось никакой возможности. Россия времен царя Алексея Михайловича наследовала в этом смысле Мосхе и Россу, по мнению Рейтенфельса: «В настоящее время все племена, подчиненные московскому царю, носят без различия одно общее название русских или московитов, отличаясь одно от другого разве лишь языком, верою и нравами».
Источники знают и предводителей славян – князей. Греки называли их риксами или архонтами. В латинских источниках они – короли (rex). Некоторые из них известны по именам. Это Ардагаст (Радигост), Пирагаст (Пирогост), Дерван, Даврит (Добрит, Доброслав?), Славун и другие. Одно из них, возможно, не имя, а титул – Валдук, т.е. Владыка. Все они возглавляли войска, занимались судебными тяжбами и на свой пост, вероятно, избирались. Есть сведения о царе славян и о кагане русов. Ибн Русте называет славянского царя «главой глав». По его словам, он коронуется, имеет помощника – супанеджа, который является его заместителем. Ежегодно «владыка» славян объезжает свою страну, собирая подарки в виде одежды. Попутно он занимается судебными разбирательствами. Похожее положение, по данным Ибн Русте, занимал и каган русов. Несколько иначе о нём пишет Ибн Фадлан. Царь русов живёт во дворце, около него находятся четыреста мужей из числа его сподвижников. С каждым из них – две девушки. Все они сидят рядом с ложем кагана. Оно огромно и украшено драгоценными самоцветами. С ним на этом ложе сидят сорок девушек. Иногда он использует одну из них, как наложницу, в присутствии своих сподвижников. Каган русов не спускается со своего ложа никогда. У него есть заместитель, который управляет войсками, нападает на врагов и замещает его во всех остальных делах.
Наполовину ромей (византиец) по крови, Оттон III совершенно всерьез именовал себя на ромейский манер «царем царей», и вообще деятельно вводил при своем дворе византийские титулы и ритуалы. Но его мечты шли значительно дальше простой имитации. Третий Оттон мечтал о создании «всекатолической империи» под скипетрами германского императора, и, разумеется, покорного ему римского папы. Тут нужно видеть программу воссоздания на берегах Рейна и верхнего Дуная системы равновесия («симфонии») духовной и светской власти, в том виде, какой она приняла на берегах Босфора.
Хорошо известно, что в полном титуле русских государей, как до Романовых, так и при них, присутствовало слово ЮГОРСКИЙ, то есть ВЕНГЕРСКИЙ. Таков, в частности, и титул русского царя, приведенный Орбини. Он пишет:
«Иго», налоги – это один из двух столпов всякой государственности. Налог на Орду был большим, иногда неподъемным, что приводило к народным мятежам, поэтому со временем слово «иго» и стало негативно нарицательным, но откупиться было лучше, чем потерять и свою самобытность, и самую жизнь. А когда позднее при хане Узбеке Орда стала в большинстве своем мусульманской, политическое предвидение князя, оставившего столь мудрое завещание своим потомкам, показало себя в полном объеме: исламские правители Орды в силу религиозных предписаний дали православной церкви такие льготы, которые даже не снились православным в Византии, где церковь не была собственником всевозможной недвижимости, как в России. За время так называемого «ига» количество церквей на Руси выросло в 4 раза, церковь молилась за «царя татарского», как он назывался в богослужебных книгах. Таким образом, благодаря мудрой политике Александра Невского был подготовлен фундамент под крепкий евразийский союз славянских (православных) и тюркских (мусульманских) народов, все государственное становление и развитие Московии до начала XV века основывалось на этом фундаменте.
Монголо-татарское нашествие – это не захват Руси иноземцами, а процесс объединения двух ее частей, сопровождаемый гражданской войной и усилением роли царей. «Царская династия Ивана Калиты XIV–XVI веков – это и есть династия ханов – царей Орды. Поэтому она может быть условно названа Ордынской династией (это – наш термин). Еще раз повторим, что это была русская, а не какая-то иноплеменная династия»[7].
Хотя нашествия монголов, начавшиеся в 1120 году и завершившиеся в 1236 году полной оккупацией Армении, были разрушительными, они в первое время серьезно не влияли на внутреннюю жизнь. Армения, как и Грузия, теперь была вассалом Великого хана, платила ему дань и поставляла войска. Князья, перешедшие к монгольскому двору, были восстановлены в своих феодальных правах, но были обязаны являться ко двору по первому вызову. Став частью обширной Монгольской империи, Армения получила явную выгоду от активной международной торговли, да и экономическая ситуация постепенно улучшилась. Но северные города – Двин, Ани и Карс – больше не занимали главенствующего положения, поскольку южный маршрут вдоль северного берега озера Ван использовался значительно чаще. При монголах население армянских территорий пользовалось религиозной свободой, притеснения начались только после обращения монголов в ислам. Таким образом, Армения вначале имела определенную степень независимости, которой пользовалась на протяжении XIII и части XIV века. Между армянской и монгольской знатью установились весьма дружественные отношения. Некоторые армянские князья присутствовали в 1246 году на выборах Гуюка Великим ханом. Историк Вардан несколько раз посещал монгольский двор и был специально приглашен Хулагу на Великое собрание в июле 1264 года. Другой историк, Степанос Орбелян из Сюника, был свидетелем крещения сына хана Аргуна. Армяне были знакомы с восточными языками и часто служили переводчиками. Князь Смбат из Сюника знал грузинский, уйгурский, персидский и монгольский языки. Фламандский путешественник Виллем Рубрук встречал армянских священнослужителей, знавших турецкий и арабский, а при дворе Мангу познакомился с армянским монахом по имени Саркис, который помогал ему «с языками». Установлению дружеских отношений также способствовал союз между монголами и армянскими царями Киликии.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я