Тревожность

  • Тревожность — индивидуальная психологическая особенность, проявляющаяся в склонности человека часто переживать сильную тревогу по относительно малым поводам. Рассматривается либо как личностное образование, либо как связанная со слабостью нервных процессов особенность темперамента, либо как и то и другое одновременно.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Невроти́зм (нейроти́зм) — черта личности, характеризующаяся эмоциональной неустойчивостью, тревогой, низким самоуважением, иногда — вегетативными расстройствами. Невротизм не следует отождествлять с неврозом, так как невротические симптомы может обнаруживать и здоровый человек. Невротизм измеряется, как правило, с помощью специальных шкал или личностных опросников.
Чувстви́тельность человека, сенсити́вность или сензити́вность (лат. sensus — чувство, ощущение) — характерологическая особенность человека, способность его ощущать, различать и реагировать на внешние раздражители. Количественно различают повышенную и пониженную чувствительность (сенситивность).
Трево́га — отрицательно окрашенная эмоция, выражающая ощущение неопределённости, ожидание отрицательных событий, трудноопределимые предчувствия. В отличие от причин страха, причины тревоги обычно не осознаются, но она предотвращает участие человека в потенциально вредном поведении, или побуждает его к действиям по повышению вероятности благополучного исхода событий. Тревога связана с подсознательной мобилизацией психических сил организма для преодоления потенциально опасной ситуации.
СИОЗС-индуцированный синдром апатии (СИОЗС-индуцированное безразличие, СИОЗС-индуцированная индифферентность, англ. SSRI-induced apathy syndrome, SSRI-induced apathy, SSRI-induced indifference, SSRI-associated apathy syndrome) — осложнение, возникающее при длительном лечении антидепрессантами группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) и проявляющееся притуплением эмоций, снижением эмоциональной чувствительности, ощущением эмоциональной анестезии, снижением мотивации.
Фрустра́ция (лат. frustratio — «обман», «неудача», «тщетное ожидание», «расстройство замыслов») — психическое состояние, возникающее в ситуации реальной или предполагаемой невозможности удовлетворения тех или иных потребностей, или, проще говоря, в ситуации несоответствия желаний имеющимся возможностям. Такая ситуация может рассматриваться как до некоторой степени травмирующая.

Упоминания в литературе

В настоящее время считается доказанным, что лица с повышенным чувством тревожности более чувствительны к стрессу. Поэтому измерение уровня тревожности позволяет прогнозировать поведение человека в стрессовой ситуации. Тревожность рассматривается как относительно устойчивая тенденция (предрасположенность) личности отвечать на угрожающие ситуации эмоциональными реакциями тревоги или страха.
В нашей работе (А. М. Прихожан, 1977) при исследовании межличностной тревожности подростков было установлено, что достаточно гармоничное представление о себе, характеризующееся оптимальным соотношением характеристик самооценки и уровня притязаний, не связано с тревожностью. Тревожность обнаружила связь с неблагоприятными типами самооценки, а также неблагополучными вариантами соотношения самооценки и уровня притязаний (величиной расхождения, парадоксальности характера соотношения, когда уровень самооценки оказывается выше уровня притязаний и т. п.). Выявилась обусловленность тревожности особенностями осознания каждой из этих тенденций: чем сильнее и отчетливее осознавалась каждая из тенденций, тем выше был уровень тревожности детей. Вместе с тем, переживание тревожности, как и следовало ожидать, оказалось под влиянием защитных механизмов. При ярко выраженном реальном неблагополучии подобный конфликт вел к «неадекватному спокойствию», нечувствительности к реальному неблагополучию и т. п. Был установлен следующий механизм порождения тревожности: конфликт между самооценкой и уровнем притязаний, вызывая одновременно и повышенное стремление к успеху, и затрудненность в оценке этого успеха, ведет к колебаниям, сомнениям, двойственности в оценке и осознании подростком своей успешности в сфере межличностных отношений, что препятствует переживанию удовлетворения потребности в общении. Неудовлетворенность данной потребности и переживается в виде межличностной тревожности.
Стратегия воздействия учителя на ученика, в к-рой реализуются лишь функции контроля поведения и принуждения, редуцирует творческий саморазвивающийся потенциал ребенка, существенно нарушает развитие его эмоциональной сферы. Возникающий внутр. дискомфорт у ребенка искажает процесс становления социальных эмоций, стимулирует негативные чувства, напряженные аффективные состояния (подавленность, тревожность, плохое настроение), сопровождаемые резким снижением активности и инициативы, а в наиболее острых случаях – невротическими реакциями. Связь между общими нарушениями эмоциональной регуляции и аномальными вариантами развития личности получила не только теорет., но и эмпирическое подтверждение (Г. М. Бреслав). Появляются существенные нарушения в сфере мотивов, ценностных ориентаций ребенка: ранее доброжелательное отношение к окружающим, а в отдельных случаях и неосознанная несправедливость поведения могут уступить место осознанной, намеренной несправедливости и негативизму, сопровождаемым внутр. психол. «глухотой» к окружающим, к их требованиям. При дефиците удовлетворенности в эмоциональном контакте существенно нарушается и развитие самосознания, резко снижается уверенность в себе, в своих возможностях, уменьшается самоуважение. В результате у ребенка тормозится процесс саморегуляции и, т. о., его личностного творчества.
Социальную основу тревожности и страхов составляют социальные факторы, проявляющиеся на макро- и микросоциальном уровне. А. И. Захаров полагает, что тревожность родителей находит зеркальное отражение в эмоциональном состоянии детей. По мнению Л. М. Костиной, детская тревожность может быть следствием личностной тревожности матери, имеющей симбиотические отношения с ребенком. К. Блага и М. Шебек считают, что в первые дни и месяцы жизни одно из основных условий здорового эмоционального развития ребенка – длительное внутреннее ощущение защищенности, которое возникает благодаря симбиозной диаде ребенка и матери. На раннем этапе симбиоз выполняет важную охранительную функцию – создает фундамент для дальнейшего взаимодействия ребенка с миром, когда у ребенка еще нет своего «Я». Но затянувшийся эмоциональный симбиоз ребенка и родителя приводит к возникновению сепаратной тревоги и повышенной психической ранимости. Чрезмерная опека матери лишает ребенка уверенности в том, что он может безопасно передвигаться и что-либо делать без материнского присмотра.
При невротической реакции в картине личностных нарушений на первом месте оказываются расстройства, связанные преимущественно с темпераментом. К таким первичным личностным особенностям могут быть отнесены: повышенная аффективность больного истерией, тревожность и ригидность обсессивного больного, повышенная истощаемость больного неврастенией. Однако сами по себе эти особенности могут быть причиной лишь кратковременной невротической реакции, развившейся в трудной, психотравмирующей ситуации. В данном случае можно говорить не столько о психогенной, сколько об эмоциогенной ситуации. Вторая стадия невротического расстройства – стадия собственно невроза, в основе которого лежит нарушение особо значимых отношений личности. Неуверенность в себе, поиски признания как черты невротической личности и есть, по сути дела, зафиксированное и устойчивое отношение к себе. На третьей стадии невроза, при затяжном его течении и невротическом развитии, отмечается усиление этих черт до степени характерологических акцентуаций и психопатических особенностей, которые во многом определяют поведение человека и его дезадаптацию.

Связанные понятия (продолжение)

Базальная тревога — чувство изолированности или беспомощности, переживаемое ребёнком по отношению к потенциально опасному внешнему миру. Оно появляется в результате фрустрации детской потребности в безопасности и проявляется в отношениях ребёнка с другими людьми.
Синдром эмоционального выгорания (англ. burnout) — понятие, введённое в психологию американским психиатром Гербертом Фрейденбергером в 1974 году, проявляющееся нарастающим эмоциональным истощением. Может влечь за собой личностные изменения в сфере общения с людьми (вплоть до развития глубоких когнитивных искажений).

Подробнее: Эмоциональное выгорание
Заде́ржка психи́ческого разви́тия (сокр. ЗПР) — нарушение нормального темпа психического развития, когда отдельные психические функции (память, внимание, мышление, эмоционально-волевая сфера) отстают в своём развитии от принятых психологических норм для данного возраста. ЗПР как психолого-педагогическая категория используется только в дошкольном и младшем школьном возрасте; если к окончанию этого периода остаются признаки недоразвития психических функций, то говорят уже о конституциональном инфантилизме...
Кинофобия (от др.-греч. κυν — собака и др.-греч. φόβος страх) — психическое расстройство, фобия (иррациональный страх), объектом которой являются собаки. Также в практике психиатрии принято относить к кинофобии отдельные строго говоря фобии: страх покусов (адактофобия) и страх заражения бешенством (рабиефобия). Кинофобия как правило проявляется в рамках другого психического расстройства: может встречаться при шизофрении (в этом случае часто сочетается с сенестопатиями, алгиями, ипохондрическими построениями...
Диалекти́ческая поведе́нческая терапи́я (англ. Dialectical behavior therapy, сокращённо DBT) была создана около 1987 года американским психологом Маршей Линехан, (неправильный вариант произношения фамилии — Лайнен) для лечения пациентов, страдающих пограничным расстройством личности. Этот подход помогает уменьшить риск слишком интенсивной эмоциональной реакции на стрессовые ситуации и снижает опасность суицидального, агрессивного или аутодеструктивного поведения. Диалектическая поведенческая психотерапия...
Регре́ссия (лат. Regressus — обратное движение) — защитный механизм, являющийся формой психологического приспособления в ситуации конфликта или тревоги, когда человек бессознательно прибегает к более ранним, менее зрелым и менее адекватным образцам поведения, которые кажутся ему гарантирующими защиту и безопасность.
Крити́чность (от фр. critique из др.-греч. κριτική τέχνη «искусство разбирать, суждение») — 1. Одно из свойств нормальной психической деятельности, способность осознавать свои ошибки, умение оценивать свои мысли, взвешивать доводы за и против выдвигающихся гипотез и подвергать эти гипотезы всесторонней проверке (Рубинштейн С. Л., 1958; Теплов Б. М., 1946). По Б. В. Зейгарник (1986), критичность состоит в умении обдуманно действовать, проверять и исправлять свои действия в соответствии с условиями...
Аффе́кт (лат. affectus — страсть, душевное волнение) — эмоциональный процесс взрывного характера, характеризующийся кратковременностью и высокой интенсивностью, сопровождающийся резко выраженными двигательными проявлениями и изменениями в работе внутренних органов. Аффекты отличают от эмоций, чувств и настроений.
Многофакторная теория выгорания — одна из самых распространенных на данный момент теорий, изучающих эмоциональное выгорание. Первая статья по данной теме была опубликована в 1978 году К. Маслак и С. Джексон..
Дереализация (аллопсихическая деперсонализация) — нарушение восприятия, при котором окружающий мир воспринимается как нереальный или отдалённый, лишённый своих красок и при котором могут происходить нарушения памяти. Порой сопровождается состояниями «уже виденного» (déjà vu) или «никогда не виденного» (jamais vu). Довольно часто возникает совместно с деперсонализацией, вследствие чего в международной классификации болезней (МКБ-10) обозначается как F48.1 — «Синдром деперсонализации-дереализации...
Аддиктоло́гия (англ. addiction — зависимость, лат. logos — учение) — наука об аддиктивном (зависимом) поведении. Аддиктология изучает причины возникновения аддикций, механизмы их развития, психологические и клинические признаки, симптомы, динамику, способы коррекции и терапии.
Сверхбди́тельность — это состояние повышенной сенсорной чувствительности, сопровождаемой чрезмерно напряжённым поведением, целью которого является обнаружение угроз. Сверхбдительность также сопровождается состоянием повышенной тревожности, способным привести к переутомлению. К другим симптомам относят: аномально повышенное возбуждение, острую чувствительность к раздражителям и постоянный поиск угроз в окружающей среде.
Аути́зм (от др.-греч. αὐτός — сам; оригинальный термин нем. „Autismus“) — замкнутость в себе, погружение в мир собственных переживаний и отрыв от действительности. При аутизме теряется интерес к реальности и общению с окружающими, утрачивается эмоциональный контакт с другими людьми. Помимо прочего, аутизм — неспособность различать фантазии и реальность, наклонность к принятию желаемого за действительное, мечты и надежды — за сбывшееся в действительности, желаемое или вызывающее страх — за реально...
Эмо́ция (от лат. emoveo — потрясаю, волную) — психический процесс средней продолжительности, отражающий субъективное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям и объективному миру. Эмоции характеризуются тремя компонентами: переживаемым или осознаваемым в психике ощущением эмоции; процессами, происходящими в нервной, эндокринной, дыхательной, пищеварительной и других системах организма; наблюдаемыми выразительными комплексами эмоций, в том числе, на лице. Эмоции отличают от других...
Ментализа́ция — это эмоциональная восприимчивость и когнитивная способность представлять психическое состояние самого себя и других людей. Это форма социального познания, позволяющая нам воспринимать и интерпретировать человеческое поведение как детерминированное не сугубо внешними, материальными причинами, а внутренними интенциональными состояниями, например, потребностями, целями, желаниями, чувствами, представлениями. , Применимая по отношению к себе, ментализация представляет собой способность...
Аутоагре́ссия (автоагре́ссия, аутодестру́кция, поворо́т про́тив себя́, от ауто- + агрессия) — активность, нацеленная (осознанно или неосознанно) на причинение себе вреда в физической и психической сферах. С точки зрения психоанализа относится к механизмам психологической защиты. Аутоагрессия проявляется в самообвинении, самоунижении, нанесении себе телесных повреждений различной степени тяжести вплоть до самоубийства, саморазрушительном поведении (пьянстве, алкоголизме, наркомании, рискованном сексуальном...
Эмоциональная депривация — это разновидность психической депривации, заключающаяся в недостаточности, бедности или полном отсутствии эмоциональных контактов с людьми. Обычно наблюдается одновременно с другими видами психической депривации, как то материнская, социальная, когнитивная и другие.
Обсе́ссия (лат. obsessio — «осада», «охватывание») — синдром, представляющий собой периодически, через неопределённые промежутки времени, возникающие у человека навязчивые нежелательные непроизвольные мысли, идеи или представления. Человек может фиксироваться на таких мыслях, и при этом они вызывают негативные эмоции или дистресс, причём от таких мыслей трудно избавиться или управлять ими. Обсессии могут быть (но не обязательно) связаны с компульсиями — навязчивым поведением. Согласно современным...
Ипохо́ндрия (от др.-греч. ὑπο-χόνδριον — «область тела под хрящевыми (ложными) рёбрами» ← др.-греч. ὑπο — «под» + др.-греч. χονδρός — «хрящ») (ипохондри́ческое расстро́йство, ипохондри́ческий синдро́м) — состояние человека, проявляющееся в постоянном беспокойстве по поводу возможности заболеть одной или несколькими соматическими болезнями, жалобах или озабоченности своим физическим здоровьем, восприятии своих обычных ощущений как ненормальных и неприятных, предположениях, что, кроме основного заболевания...
Классифика́ция акцентуа́ций — психологическая типология, разработанная на основе представления об акцентуации (характера, личности).
Деприва́ция (лат. deprivatio — потеря, лишение) — сокращение либо полное лишение возможности удовлетворять основные потребности — психофизиологические либо социальные.
Логофобия, или глоссофобия (от др.-греч. λόγος — слово, речь, или др.-греч. γλῶσσα — язык) — навязчивый страх перед речью, связанный с логоневрозом (заиканием) и мутизмом.
Ангедони́я (греч. ἀν- — отрицательная приставка и ἡδονή — наслаждение) — снижение или утрата способности получать удовольствие, сопровождающееся потерей активности в его достижении. При ангедонии утрачивается мотивация к деятельности, которая обычно приносит удовольствие, включая спорт, хобби, музыку, сексуальную активность и социальные взаимодействия.
Скука — вид отрицательно окрашенной эмоции или настроения; пассивное психическое состояние, характеризующееся снижением активности, отсутствием интереса к какой-либо деятельности, окружающему миру и другим людям. Скука, в отличие от апатии, сопровождается раздражительностью и беспокойством.
Страх — внутреннее состояние, обусловленное грозящим реальным или предполагаемым бедствием.
Эксперты Американской психиатрической ассоциации определяют психические расстройства как «клинически значимое поведение человека или в широком понимании заболевание души, подразумевающее состояние внутреннего страдания, развитие различных фобий или умственную отсталость», Факторы, провоцирующие психические расстройства, варьируются в зависимости от конкретного заболевания и личности.

Подробнее: Причины психических расстройств
Психологическая травма или психическая травма — вред, нанесённый психическому здоровью человека в результате интенсивного воздействия неблагоприятных факторов среды или остроэмоциональных, стрессовых воздействий на его психику. Часто бывает связана с физической травмой, угрожающей жизни, либо нарушающей ощущение безопасности.
Изоляция аффекта (иногда просто изоляция) — психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты, заключающийся в удалении из сознания эмоциональной составляющей переживания, но сохранении при этом его понимания.
Инфантилизм (от лат. infantilis — детский) — незрелость в развитии, сохранение в поведении или физическом облике черт, присущих предшествующим возрастным этапам.
Психическое состояние — один из возможных режимов жизнедеятельности человека, на физиологическом уровне отличающийся определёнными энергетическими характеристиками, а на психологическом уровне — системой психологических фильтров, обеспечивающих специфическое восприятие окружающего мира. По Н. Д. Левитову, психическое состояние — это «целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых...
Систематическая десенсибилизация – один из первых методов поведенческой психотерапии Джозефа Вольпе, основанный на систематическом постепенном уменьшении чувствительности человека к предметам, событиям или людям, вызывающим тревожность и фобии. Основной принцип метода заключается в том, что антагонистическая по отношению к страху реакция, которая может быть сформирована во время действия стимулов, вызывающих страх, постепенно подавляет его реакции. Метод систематической десенсибилизации причисляют...
Каузальная ориентация (англ. causality orientations theory) - тип мотивационной подсистемы в сочетании с соответствующими когнитивными, аффективными и другими психологическими характеристиками. Может быть внутренней (интернальной), внешней (экстернальной) или безличной. Термин сформулирован в рамках теории самодетерминации личности Ричарда М. Райана и Эдварда Л. Деси. Теория каузальной ориентации (или причинно-личностной ориентации) является одной из пяти мини-теорий самодетерминации личности.
Эгосинтони́я, или эгосинто́нность, — психиатрический термин, обозначающий психическое состояние личности, при котором индивид принимает свои нестандартные качества личности и живёт в гармонии с ними.
Настрое́ние — достаточно продолжительный эмоциональный процесс невысокой интенсивности, образующий эмоциональный фон для протекающих психических процессов. Настроения принято отличать от аффектов, чувств и эмоций.
Моделирование депрессии у животных — процесс воссоздания типичных симптомов депрессии в лабораторных условиях, с целью более подробного изучения её механизмов и проверки эффективности исследуемых антидепрессантов.
Диссоциа́ция — психический процесс, относимый к механизмам психологической защиты. В результате работы этого механизма человек начинает воспринимать происходящее с ним так, будто оно происходит не с ним, а с кем-то посторонним. Такая «диссоциированная» позиция защищает от избыточных, непереносимых эмоций.
Адди́кция (англ. addiction — зависимость, пагубная привычка, привыкание), в широком смысле, — ощущаемая человеком навязчивая потребность в определённой деятельности. Термин часто употребляется для таких явлений, как лекарственная зависимость, наркомания, но теперь больше применяется не к химическим, а к психологическим зависимостям, например, поведенческим, примерами которых могут служить: интернет-зависимость, игромания, шопоголизм, психогенное переедание, фанатизм, зависимость от порнографии и...
Синдро́м психи́ческой зави́симости — часть синдрома зависимости, включающая навязчивое влечение к психоактивному веществу и способность достижения состояния психического комфорта в предмете влечения. Появлению синдрома психической зависимости предшествует синдром изменённой реактивности.
Aффе́кт (лат. affectus — «страсть, душевное волнение») — понятие в психиатрии, обозначающее внешнее проявление эмоций и чувств пациентом; являющийся доступным для стороннего наблюдения поведенческий паттерн, выражающий субъективное состояние человека. Аффект обозначает степень внешней интенсивности эмоций, выразительность мимики, жестикуляции, уровень экспрессивности речи, в этом смысле «уплощённый аффект», означает притуплённость и побледнение, внешнюю низкую интенсивность эмоций (например, вследствие...

Подробнее: Аффект (психиатрия)
Теория семейных систем — психологическая теория, предложенная Мюррейем Боуэном, которая описывает системные процессы семьи, влияющие на эмоциональное поведение ее отдельных членов. Эмоциональная реакция отдельного члена семьи зависит от силы возбуждения всей системы: если система сильно возбуждена, то реакция автоматизирована и эмоциональна; если возбуждение системы слабое, то реакция более осмысленная и менее автоматическая. Теория семейных систем состоит из восьми положений, которые являются теоретическими...
Аффе́кт (от лат. Affectus — страсть, душевное волнение); состоя́ние аффе́кта; физиологи́ческий аффе́кт — в уголовном праве обозначает особое эмоциональное состояние человека, представляющее собой чрезвычайно сильное кратковременное эмоциональное возбуждение, вспышку таких эмоций, как страх, гнев, ярость, отчаяние, бурно протекающая и характеризующееся внезапностью возникновения, кратковременностью протекания, значительным характером изменений сознания, нарушением волевого контроля над действиями...
Тип А поведения (англ. type A behavior) — ряд личностных особенностей, наличие которых повышает вероятность возникновения у индивида заболеваний сердечно-сосудистой системы. Впервые описано американскими кардиологами Мейером Фридманом и Реем Розенманом в 1959 году.
Отыгрывание (англ. acting out), отреагирование вовне, разрядка — психический механизм защиты, выражающийся в бессознательном снятии внутреннего напряжения через поведение, реализующее пугающий сценарий, за счёт изменения своей роли в нём с пассивно-жертвенной на активно-инициирующую. Иными словами — это бессознательное провоцирование развития тревожной для человека ситуации.
Конфлюэнция (Слияние) (англ. confluence — слияние) — один из механизмов психологической защиты, выделяемых в гештальт-терапии наряду с интроекцией, проекцией и ретрофлексией. Понятие было введено Ф.Перлзом, который разделял нормальную и патологическую (невротическую) конфлюэнцию.
Боевой стресс — сложный процесс многофакторной адаптации индивида в условиях боевой обстановки, действие которого обуславливает широкий спектр психофизиологических проявлений. Как правило, кратковременный стрессовый настрой стимулирует мобилизацию ресурсов организма, что способствует повышению шансов на выживание на поле боя. Однако длительное стрессовое напряжение высокой интенсивности увеличивает заболеваемость личного состава, снижает иммунитет, провоцирует вспышки гомицидного и суицидального...

Упоминания в литературе (продолжение)

По мнению С. К. Нартовой-Бочавер, «поскольку психологическое преодоление „запускается“ ситуацией, то естественно считать его завершенным, состоявшимся, когда ситуация для субъекта утрачивает свою значимость как раздражитель и тем самым освобождает его энергию для решения других задач. Критерии эффективности преодоления в основном связаны с психологическим благополучием субъекта и определяются понижением уровня его невротизации, выражающейся в ситуативном изменении депрессии, тревожности, психосоматической симптоматики и раздражительности. Надежным критерием эффективного совладания считается и ослабление чувства уязвимости к стрессам» (Нартова-Бочавер, 2005).
Специфические трудности общения характерны для лиц с ярко выраженной тревожностью. Тревожность, возникшая вследствие «нецелостности», «безобразности», «слабости» «Я» или деиерархизации мотивационной системы индивида, может приводить к ослаблению «внутреннего контура» контроля коммуникативной активности. «Не находя себя в себе», тревожный пытается «найти себя вовне», в частности в оценках и мнениях окружающих о нем, становясь к ним более чувствительным, а иногда и инициируя их проявление.
Как уже говорилось, силу мотивации определяет тревожность – важнейшая аффективная характеристика личности. Уровень тревожности модулируется многими гормонами; их содержание в крови меняется под влиянием внешних и внутренних факторов. Под гормональным контролем находится как постоянный уровень тревожности, т. е. личностный фактор, так и актуальный уровень тревоги, т. е. ситуационная тревога, связанная с конкретной обстановкой.
Отто Ранк полагал, что рождение ребенка является психической травмой, создающей у него высокий уровень тревоги, имеющей тенденцию вновь возникать у взрослого человека в критических ситуациях, проявляться в невротических симптомах. Ранк подчеркивал, что его идеи о значимости травмы рождения для психоанализа являются «всего лишь вкладом в психологию нормы по З. Фрейду, в лучшем случае, весомым вкладом», отмечал, что именно Фрейд впервые высказал мысль о том, что первичная тревожность – ядро всякого невротического нарушения – изначально сводится к тревожности при рождении (dyspnoea) (Ранк О., 2004, с. 55).
Стремление младенца к защитной близости и контакту со взрослым резко активизируется в ситуациях опасности, тревоги или разного рода дискомфорта (голода, холода и т. д.). В этом случае взрослый становится источником чувства защищенности, наличие которого позволяет ребенку активно и уверенно осваивать окружающий мир. Когда же психологический контакт с матерью нарушается, активизируется внутренняя система регуляции поведения привязанности, ребенок даже при хорошем уходе за ним испытывает острую дезадаптацию, может лишиться сна и потерять интерес к окружающему, проявлять тревожность в различных жизненных ситуациях, терять вес, быть подверженным заболеваниям. Таким образом, в соответствии с теорией Боулби привязанность ребенка к матери понимается одновременно и как определенное активное поведение ребенка, и как эмоциональная связь с ней.
Вывод второй. Вейллант выражает частичное согласие с утверждением Адольфа Мейера (Meyer, 1926), считающего заблуждением называть психические расстройства заболеванием. Согласно Мейеру психических расстройств не существует вообще. Проблема заключается лишь в характерном паттерне неадекватных реакций человека на стрессовое событие. Однако Вейллант соглашается с положением Мейера только в случае отсутствия обусловленности психических расстройств органическими повреждениями мозга, равно как и генетическими, врожденными дефектами. Большинство же адаптивных симптомов, которые в классических учебниках по психиатрии считаются психическими заболеваниями, включая неврозы, тревожность, депрессию и личностные расстройства, являются согласно Вейлланту свидетельством проявленной вовне внутренней борьбы человека, ведущейся в процессе его адаптации к жизни. Поскольку симптомы так называемой естественной адаптации человека к жизненным трудностям оказались видимыми и доступными для наблюдения, на них надели ярлыки «психических отклонений» и «психических заболеваний».
Понятно, что у аутичного ребёнка к 2–3 годам постоянно накапливаются отрицательные впечатления, что провоцирует характерные для него страхи и тревожность. Одним из источников отрицательных впечатлений являются контакты с другими детьми. Отсутствие адекватных контактов со сверстниками является характерным проявлением аутизма в раннем возрасте. Это может выражаться по-разному: игнорированием детей, боязнью контактов, избирательностью контактов с ними.
Было также показано, что люди, относящиеся к типу с высокой «негативной аффективностью», обладающие диспозиционной тенденцией испытывать отрицательные эмоции и иметь негативное представление о самих себе, хуже справляются со стрессом и даже в благоприятные периоды жизни чаще испытывают дистресс и чувство неудовлетворенности (Брайт, Джонс, 2003). Исследования, направленные на выявление взаимосвязи самооценки с успешностью купирования стресса, показали, что в данном случае большую роль играет опыт индивида, полученный им в ходе предыдущих успешных или неуспешных попыток. Оказалось, что люди с высокой самооценкой, с одной стороны, значительно меньший круг событий расценивают как стрессогенные, а с другой, если стресс возникает, они справляются с ним лучше, чем люди с низкой самооценкой. Было также выявлено, что индивиды, имеющие негативное самовосприятие и плохо справляющиеся со стрессом, имеют и более высокий уровень страха или тревожности при появлении угрозы. Люди с низкой самооценкой считают себя недостаточно способными, чтобы противостоять угрозе; они менее энергичны в принятии превентивных мер и пытаются избегать трудностей, полагая, что не справятся с ними (Френкин, 2003; Abouserie, 1996).
Высокий уровень личностной тревожности может зародиться в младенчестве и в детском возрасте. Он может быть связан с отделением ребенка от матери в силу возникающего чувства незащищенности. При этом ранние жизненные психологические стрессы находят свое негативное отражение в психике человека и делают его не самозащищенным от поступающих стрессов, что способствует развитию различных заболеваний.
Возьмем, например, связь между клинической тревожностью и клинической депрессией. Определенные формы клинической тревожности (особенно генерализованное тревожное расстройство) обладают ощутимым сходством с клинической депрессией: и депрессия, и тревожность характеризуются повышенным уровнем стрессового гормона кортизола и имеют общие нейроанатомические черты, в частности усыхание гиппокампа и других частей мозга. У них общие генетические корни – в первую очередь это касается генов, связанных с выработкой таких нейромедиаторов, как серотонин и дофамин. (Некоторые генетики утверждают, что не видят в этом отношении никаких различий между клинической депрессией и генерализованным тревожным расстройством.) Кроме того, тревожность и депрессию объединяют низкая самооценка и отсутствие веры в себя. (Ощущение, что ты не хозяин сам себе, одинаково присуще и тревожности, и депрессии.) Помимо этого многочисленные исследования показывают, что стресс – не важно, связанный с проблемами на работе, с разводом, потерей близкого человека или военной психотравмой, – в массе случаев приводит не только к тревожным расстройствам и к депрессии, но и к гипертонии, диабету и другим нарушениям здоровья.
В результате включения защитных механизмов у аномальных детей часто происходит деформация самопознания. Самопереживание носит черты депрессии и повышенной тревожности, что приводит к формированию комплекса неполноценности, а иногда, наоборот, к сверхкомпенсации. Так как целостность личности аномального ребенка или подростка обычно в достаточной мере не достигается, можно наблюдать проявления обеих тенденций одновременно.
Причины, определяющие развитие такого лихорадочного состояния связаны, во-первых, с особенностями психической организации данного рукопашника. Есть люди изначально тревожные, то есть испытывающие чувство опасения, тревоги и даже страха при встрече с каждой новой, неожиданной, а тем более трудной и опасной ситуацией. Такая повышенная тревожность может быть передана генетически, по наследству, но может сформироваться в течение жизни под воздействием различных травмирующих психику обстоятельств. Естественно, что возможна и совокупность обеих этих причин. Во-вторых, лихорадочное состояние возникает в тех случаях, когда впереди очень значимое для данного рукопашника задание, а он не чувствует себя хорошо к нему подготовленным. А если налицо и врожденная склонность к тревожности и плохая подготовленность к ответственному заданию, то при такой комбинации неблагоприятных факторов «лихорадка» может достичь столь высокой выраженности, что рукопашник просто лишается способности выполнять задачу.
Индивидуальная норма, в соответствии с разрабатываемой нами гипотезой, может определяться не среднестатистическим уровнем тревоги, депрессии, враждебности, а соотношением всех компонентов негативной аффективности на уровне состояний и свойств личности. Значимым для прогнозирования дезадаптации под воздействием стресса является не уровень тревоги сам по себе, а соотношение тревожности как свойства личности, обеспеченной соответствующими физиологическими ресурсами, и тревоги как состояния. Аналогично соотношение агрессивности как свойства личности и враждебности как состояния, а также депрессивности как свойства личности (пессимизма) и депрессии как состояния может использоваться для оценки индивидуальной нормы реакции на стресс (Соловьева, Николаев, 2008).
В ряде исследований выявлены взаимосвязи между выгоранием и такими особенностями личности, как тревожность, эмоциональная чувствительность, и некоторыми другими. Показано наличие положительной связи между выгоранием и агрессивностью [150], тревожностью [141, 305, 364, 365] и отрицательной – между выгоранием и чувством групповой сплоченности [138, 205]. Интересные данные получены относительно связи выгорания и эмоциональной сенситивности. Наличие положительной связи между данной чертой личности и выгоранием подтверждено рядом исследовании [305, 366], однако подчеркивается опосредующая роль эмоциональной сенситивности на предсказание выгорания. Показано на примере работников службы спасения, что субъекты, способные эмоционально воздействовать на других, «заражая» их своей энергией, но не чувствительные к эмоциям со стороны других имеют больший риск подвергнуться выгоранию, что, в конечном счете, отрицательно отражается на их продуктивности [366].
И действительно, мы наблюдаем, что боязнь за исход речи в особо значимых ситуациях, таких как общение в эмоциональной обстановке, выступление перед большой аудиторией, ограничение времени, внезапный вопрос, неадекватная реакция собеседника, его высокий официальный ранг и др. – вызывают у заикающегося избыточную ориентировочную реакцию на новизну и значимость окружающего. Это сопровождается эмоциональными реакциями в виде повышенной тревожности, фрустрированности, фобических явлений. Заикающийся находится в постоянном ожидании повторения непреодолимо трудной ситуации, когда любое внезапное обращение к нему в быту, на работе и др. может выявить его дефект и обнаружить его несостоятельность. Такие больные получают психическую травму постоянно: они как бы носят предпосылки к ней в себе самих, находятся в постоянном режиме «ждущей схемы» – ожидания и предвкушения случайного сигнала. Это висит над заикающимся как Дамоклов меч, а каждый новый срыв только подкрепляет и фиксирует патологический стереотип речи и состояния. В более тяжелых случаях заикание вызывает глубокое нарушение коммуникации, потерю чувственного контакта с людьми, с миром.
«Тревожность» как черта личности касается всех ситуаций, а «опасливая настороженность» ситуационно зависима и связана с некоторыми специфическими характеристиками ситуации и объекта опасений, т. е. эта черта личности как бы «конкретизирована». Ей постоянно сопутствуют психосоматические компоненты в виде кардиоваскулярных, дыхательных, вегетативных проявлений.
Но на одном лишь «слитии» разноуровневых свойств в интегральный тип, далеко не уедешь также и по другому основанию. Для иллюстрации того обстоятельства, что последний представляет собой не просто «застывшую» статику, некоторой равнозначной совокупности, устойчивых элементов, приведем еще один пример возможного варианта одного и того же, «слитого» конституционального типа индивидуальных переменных: – слабость нервной системы однозначно обусловливает тревожность по темпераменту, однако личностная тревожность, в результате выработки индивидуального стиля деятельности или общения, может быть, так сказать, скомпенсирована. Связь между психодинамической тревожностью и тревожностью ожиданий становится незначимой или вовсе исчезает. Иногда появляется даже «новое» свойство (очевидно, «нетревожности», «беззаботности»). Высокий социометрический статус (к примеру, «звезды»), как результат трансформации статуса низкого, благодаря стилю, также коррелирует с интраиндивидуальными свойствами, судя по логике, опосредованно – через стиль (т. е. много-многозначно) [28; с. 129–130 и др. исследования].
С практической точки зрения, важно знать, какой из трех типов утомления (профессиональное, физиологическое, психическое) наступает первым в конкретной трудовой ситуации. Можно предположить, что высокая рабочая нагрузка способна вызвать выраженные чувства тревожности. Поскольку тревожность и утомление тесно связаны, подобное отсроченное наступление чувства утомления может произойти при очень высокой рабочей нагрузке, возможно, что человек слишком занят, чтобы чувствовать усталость. В пользу этого взгляда были представлены доказательства на материале летных экипажей (Austin et al., 1968; Cameron, 1968). Телесные ощущения, описанные как утомление, могут ощущаться после прохождения пика нагрузки и могут достичь полной силы лишь через несколько часов. Компонент тревожности в синдроме утомления, как следует ожидать, будет влиять на отдых и восстановление сил, приводя к хроническому ощущению усталости без какого-либо измеряемого ухудшения в исполнении задачи.
Чрезвычайно важно отметить, что в результате эмоционального отвергания родителями ребенка, его неприятия или лишения родительской ласки и попечения в его психике на бессознательном уровне формируются тревожность, беспокойство, боязнь утраты себя, своего «Я», своего положения в жизни, неуверенность в своем бытии, ощущение враждебности, даже агрессивности окружающего мира. Эти качества из-за отсутствия надлежащих воспитательных воздействий или ввиду негативных влияний затем закрепляются в ходе общения в школе, в учебных и трудовых коллективах, среди товарищей и, что очень важно, очень многими и субъективно значимыми условиями жизни индивида.
Тревожность, агрессивность, жестокость, конфликтность, ригидность и другие черты преступников с психическими аномалиями тесно связаны с нарушениями личности, восприятия, памяти, мышления, умственной работоспособности, что приводит к образованию нового системного качества – дезадаптированности таких субъектов, их отчуждению от общества, малых социальных групп и их ценностей.
Слишком высокая или слишком низкая ситуативная тревожность влечет за собой недостаточную или чрезмерную концентрацию внимания, из-за чего человеку трудно выделить действительно значимый стимул, отличить главное от второстепенного и т. д. Но, повторимся, сама по себе ситуативная тревожность не является негативной. Определенный уровень тревожности – необходимое условие для деятельности. У каждого из нас собственный «нормальный» уровень тревоги.
Пережитые раковыми больными в ходе психоделической терапии эпизоды психодинамического характера могут оказать весьма благотворное воздействие на различные эмоциональные расстройства, связанные с основным заболеванием. Временное или стойкое улучшение, наступающее после таких сеансов, выражается в уменьшении чувства подавленности, снижении уровня напряженности, общей тревожности, бессонницы и ухода в себя. Острые физические боли, не поддававшиеся воздействию наркотиков, иногда резко облегчались или даже проходили в результате сеанса, в котором превалировали переживания психодинамического типа.
Обороняющийся тип. Такие личности находятся в состоянии постоянной (или преимущественно постоянной) тревожности и беспокойства, которые влияют на враждебное и недоверчивое отношение к окружающим, что, в свою очередь, приводит к неосознанному желанию «дистанцироваться» от других. Жизненным принципом у таких женщин выступает защита своей сущности, собственного «Я», своего социального и биологического статуса от возможной (в большинстве случаев воображаемой) агрессии со стороны окружающих. Эти лица своими поступками выделяются из общей массы, так как не способны подавлять собственные эмоции, не умеют управлять своим поведением и постоянно создают вокруг себя «грозовую атмосферу». Неумение приспосабливаться к социальным требованиям и нормам, гиперболизированное стремление к установлению «психологической дистанции», вызывают у них состояние устойчивой дезадаптации, тревожности, создают внутреннее психическое напряжение, которое, накапливаясь, требует разрядки. Именно необходимостью освобождения от отрицательных эмоций можно объяснить совершение женщинами этого типа многих агрессивных, необдуманных поступков импульсивного характера, носящих оттенок аффективных взрывов, часто перерастающих в насильственные преступления, совершенных, казалось бы, по малозначительным, ничтожным поводам. Для такой преступницы свойственна реакция «зажатой пружины», которая может сорваться в любой момент. Ситуативность таких преступлений не означает их случайности. Ситуация, может быть, играла определенную роль, но само преступление по своему характеру не ситуативное. В целом женщины этой группы характеризуются нейтральным, безразличным отношением к содеянному. Большинство из них не согласны с оценкой своего деяния как общественно опасного, так как объясняют свои действия либо противоправным поведением потерпевшего, либо неблагоприятным стечением обстоятельств.
Многие исследователи отмечают, что большое влияние на характер реакций, которые демонстрирует человек в условиях эмоционального стресса, оказывает структура самооценки личности. Считается, что люди с заведомо заниженной самооценкой обычно в большей степени проявляют признаки тревожности и стресса, чем люди с адекватной и высокой самооценкой.
Рассмотренные подходы и модели касаются субъективного, психологического и эмоционального благополучия взрослых людей. Однако понятия «эмоциональное благополучие», «психологическое благополучие» и «психоэмоциональное благополучие» используются и при работе с детьми и подростками. Иногда акцент ставится на выявлении «эмоционального неблагополучия» (повышенная тревожность, различные страхи, агрессивность, сниженный эмоциональный фон)[24].
Поиск психологических предикторов развития ПТСР, психологических причин, по которым экстремальное состояние оказалось «невозможным» для человека и развилось по «травматическому» сценарию, привело к многочисленным исследованиям представителей профессий, осуществляющих свои обязанности в условиях, предъявляющих сверхсильные требования к психике, или больших групп людей, оказавшихся в эпицентре чрезвычайных ситуаций. К наиболее масштабным исследованиям такого рода можно отнести изучение психического состояния ветеранов войн, спасателей, беженцев. Скрининговые исследования позволяют выделить в исследуемых группах людей с признаками ПТСР и сопоставлять с теми, кто, пережив сходный жизненный инцидент, оказался «нетравмированным». Полученные в результате таких исследований отличительные характеристики (возраст, интеллект, способность к осмыслению происшедшего, наличие социальной поддержки, механизмы совладания, повышенный самоконтроль, ригидность, высокая личностная тревожность, низкая самооценка, алекситимия и др.) являются чрезвычайно важными для выделения групп риска относительно развития ПТСР. Важно отметить, что наряду с поиском предикторов травматизации, актуально также выявление психологических характеристик, опорных для благоприятного, с точки зрения психических последствий, выхода из экстремальной ситуации.
Психоаналитическое направление оказывается эффективным в работе с теми, кто страдает многообразными расстройствами, включая истерию, нарциссизм, обсессивно-компульсивные реакции, расстройства характера, тревожность, фобии и сексуальные проблемы (Дж. Арлов (J. Arlow, 1995)). Кроме того, психоанализ по праву считается матричной структурой для многих консультативных практик.
Эго испытывает тревожность, которая развивается в ситуации угрозы (реальной или воображаемой), при этом угроза слишком велика, чтобы ее игнорировать или справиться с ней. Фрейд указывает основные прототипические ситуации, порождающие тревожность.
Определенную роль в процессе приобщения к наркотикам играет миф о безобидности так называемых «легких» наркотиков. К этой группе относят такие препараты, которые в отличие от «тяжелых» не вызывают физической зависимости. Для примера возьмем изделия из конопли, которые обычно курят. Следует, однако, учитывать, что при кустарном заготовлении сырья, кроме веществ, вызывающих специфическое опьянение, в нем оказывается достаточное количество различных смол и вредных примесей, вызывающих поражение легких, сердца, сосудов. Наиболее серьезным является воздействие на нервную систему, приводящее к развитию психических заболеваний. Острые психозы могут развиваться спустя несколько дней после употребления наркотика и протекать тяжело, с бредом и галлюцинациями. Хронические изменения в силу медленного развития могут быть вначале незаметны для окружающих, которые расценивают их как особенности характера. Даже если бы мы не знали, что необратимые изменения личности могут служить причиной тяжелых психических заболеваний, все равно даже «малые» осложнения употребления этих наркотиков настораживают. Именно они ведут к апатии, безволию, ухудшению памяти и внимания, снижению интеллектуальных возможностей, развитию тревожности и подозрительности. С таким «набором» качеств нетрудно перейти к «тяжелым» наркотикам, что на практике часто бывает.
В норме же у женщин изменение этого гормонального баланса происходит в период менструации при отторжении маткой неоплодотворенной яйцеклетки. В связи с этим у нее в это время случаются перепады в настроении, повышенная тревожность и нервозность. Но у женщины после 45 лет постепенно начинается «период обратного развития», как деликатно обозвали это время в жизни женщины медики. Это планомерный возрастной спад гормональной функции, который происходит значительно быстрыми скачками и сопровождается болезненными расстройствами, если в этот процесс вмешиваются стрессы, связанные с психологическими, часто – внутри семейными проблемами. Состояние нервно-психической сферы при этом характеризуется особенно выраженной ранимостью, обидчивостью, периодами необоснованных депрессивных реакций, эмоциональной неустойчивостью, которая требует особенно внимательного и чуткого отношения со стороны мужчины – мужа, взрослого сына, отца.
Так, если ребенок перенес тяжелую, опасную для жизни болезнь (например, дифтерит) и чуть не задохнулся, опыт смертельной угрозы и предельный телесный дискомфорт не будет считаться самой серьезной травмой. Представитель традиционной психологии сосредоточится на том, что ребенок, разлученный с матерью во время госпитализации, пережил эмоциональную депривацию. Эмпирические же исследования совершенно ясно показывают, что травма, сопряженная с опасностью для жизни, оставляет неизгладимый отпечаток и в большой степени влияет на развитие эмоциональных и психосоматических расстройств – депрессии, тревожности и фобий, садомазохистских склонностей, сексуальных нарушений, мигрени или астмы.
Потребность шизоидов в эмоциональной идентификации, потребность в обмене «Я», самостью личности с окружающими порой настолько велика, что они даже своим взглядом «приковываются» к тому человеку, от которого получили какой-то эмоциональный отклик. В частности, нередки ситуации, когда лица с шизоидной акцентуацией прямо-таки неотрывно смотрят на психотерапевта, психолога или на иного человека, с которым достигнута эмоциональная идентификация и не могут отвести глаз. Сам отвод глаз от этого человека нарушает возникший эмоциональный контакт, привносит во внутренний мир шизоида повышенную тревожность, дискомфорт. Шизоид как бы в отчаянной попытке стремится ухватиться за психику человека, с которым найдена эмоциональная идентификация, и испытывает глубокий внутренний страх потерять ее.
Дети, у которых наблюдаются психоневрологические нарушения, как правило, отличаются застенчивостью, робостью в общении, повышенной впечатлительностью, склонностью к страхам и тревожности. Некоторые из них проявляют признаки эгоцентризма, эмоциональной неустойчивости, отличаются плаксивостью. Нередко у них отмечаются соматовегетативные нарушения (расстройства сна, аппетита и др.). На учебных занятиях эти дети неусидчивы, малоактивны, плохо усваивают учебный материал. Иногда, напротив, у них наблюдается гиперактивность, однако она не является продуктивной. Кроме того, дети с нервно-психическими расстройствами часто отличаются ускоренными темпами развития. У многих детей отмечаются нарушение логического мышления, недостаточный уровень общего познавательного развития, несформированность некоторых интеллектуальных умений, а также повышенная или сниженная (неадекватная) самооценка.
4 – эмоциональные, мотивационные, защитные стили (способы снижения уровня тревожности; замещающие формы разрешения внутриличностных конфликтов), стили совладания (конструктивные способы поведения в ситуации, оцениваемой как угрожающая, позволяющие справиться со стрессом), стили поведения и деятельности;
В процессе работы с пациентами с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) Э. Фоа, Т. Кин, М. Фридиан (2005) использовали различные психотерапевтические методы. Методы, основанные на погружении, вызывали переработку травматического опыта и симптомов избегания; методы, основанные на релаксации и отвлечении, были направлены на преодоление перевозбуждения. Методы группового взаимодействия способствовали улучшению межличностного взаимодействия, коммуникативных навыков и преодолению состояний агорафобии. Методы, основанные на стимуляции творчества, были направлены на повышение самооценки. Э. Фоа, Т. Кин, Ф. Фридиан подчеркивают, что такое сочетание психотерапевтических методов, в том числе методов, основанных на занятиях творчеством, позволяют воздействовать на широкий спектр различных симптомов ПТСР. Происходит снижение выраженности алекситимии, тревожности и ночных кошмаров, повышение эмоционального контроля, улучшение межличностного взаимодействия и представлений о собственном теле. При этом специалисты подчеркивают особую роль невербальной психотерапии, использования ключевых кинестетических раздражителей с целью получения доступа к воспоминаниям, а также позитивную роль занятий творчеством для преодоления чувства безнадежности и повышения самооценки.
Особенности общего эмоционального облика: отрешенность, обеспокоенность, тревожность, напряженность, индифферентность. Периодические «уходы в себя». Запаздывание формирования, слабость или чрезмерность выраженности эмоций удивления, обиды, гнева. Слабая эмоциональная откликаемость. Трудность вызывания эмоциональной реакции, заражения эмоцией взрослого.
Однако и это еще не все. У пациентов с тревожными расстройствами чаще развивается клиническая депрессия, и им приходится бороться сразу с двумя изматывающими заболеваниями. Кроме того, тревожные люди часто страдают зависимостями, особенно алкогольной. Без сомнения, тревожные расстройства вредят и общему состоянию здоровья. Они часто провоцируют респираторные, кожные и сердечно-сосудистые заболевания, гипертонию, расстройства пищеварительной системы, диабет, астму, артрит, повышенную утомляемость и целый спектр других нарушений. У 16 % детей проблемы с тревожностью сказываются на дальнейшем развитии. Они испытывают больше трудностей в школе (и в обучении, и в общении) и с большей вероятностью становятся в дальнейшем психологически нестабильными или даже недееспособными. Тревожные расстройства оказывают заметное влияние на общее состояние здоровья и качество жизни человека.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я