Похороны

  • По́хороны — обряд погребения тела умершего человека у многих народов мира, выражающий расставание с человеком.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Погребение, ингумация, устаревшее Погребенье — акт помещения мёртвого человека (животного) в землю.
Антьешти — важная индуистская санскара, главной составляющей которой являются священные погребальные обряды и церемонии. Существуют обширные описания таких обрядов, например, в Гаруда-пуране. В этой области существуют большие расхождения как в теории, так и на практике, и процедуры разнятся от места к месту. Кроме того эти ритуалы различаются в зависимости от касты, джати, то есть социального статуса умершего.
Мокшень кой (дословно: Мокшанский обычай) — современное вероучение, попытка реконструкции древней, исконной (природной, народной, языческой, дохристианской) веры мокшанского народа. Считается, что мировоззрение мокшан в древности формировалось под влиянием вероучений региона и их представителей, в той или иной мере испытавших влияние раннего маздеизма и, позже, народного христианства.
Еврейское мировоззрение, базирующееся на вере в бессмертие души и жизнь в будущем мире, видит в смерти не более чем переход от жизни в материальном мире к жизни в мире духовном, мире абсолютного добра.

Подробнее: Похоронные обряды и обычаи в иудаизме
Поми́нки (поминальные обряды, поминальный культ, заупокойный культ, помина́льный обе́д, помина́льная тра́пеза) — обряды, совершаемые в память умершего, главным из которых является коллективная трапеза, устраиваемая родственниками в доме покойного или на кладбище, непосредственно после погребения и в определённые сроки поминовения.

Упоминания в литературе

После опускания гроба в могилу все целовали образа, ели кутью три раза. После похорон собирались на поминки с ритуальной едой по особым дням, обычай поминальных обедов восходит к временам язычества, и связано это было с изменением тела усопшего. На протяжении многих веков существования человека было замечено, что образ человека после смерти менялся. Это нашло отражение в появлении традиции трех поминовений, в христианской мифологии она трансформировалась в верование о путешествии души и наполнилась идейным и ритуальным смыслом. По христианским понятиям, в третий день ангел приводит душу на поклонение Богу. Отсюда следует необходимость поминовения в церкви в этот день, так как душа получает утешение от расставания с плотью. С этого времени начинается путешествие души с ангелом, он показывает ей блаженство рая и муки ада, а девятый день – отдых. Так как душа слетает то к дому, то ко гробу, ей нужна для поддержки молитва, отсюда возникла традиция поминовения на девятый день. Следующий сокровенный день – сороковой, когда ангел приводит душу к Богу и тот назначает ей место по заслугам, считается, что это расставание с душой усопшего, отсюда сороковины – традиция последнего прощания, которое обставлялось особо: поминальный стол, дежурства у гроба (потом – у тела покойного правителя), строгий траур в одежде и мероприятиях.
В течение первой недели после похорон, священник того прихода, к которому принадлежал покойник, ежедневно является в дом, где жил последний, и молится здесь. Затем, сам, без всякого приглашения со стороны родственников, приходит сюда раз в месяц для краткой поминальной молитвы. У каждого такого священника имеется список всех семей его прихожан, с обозначением дней, в которые умер тот или другой член семьи, так что он вперед знает, где ему надо побывать. Прейдя в дом для поминальной молитвы, он прямо отправляется в самую дальнюю комнату, где находится киот с изображениями буддийских святых, и стоят таблички с посмертными именами покойных членов семьи. Здесь всегда находится одна, или несколько чашечек с рисом, который варится специально для душ покойников и меняется ежедневно. Интересно, что посуда, служащая для приготовления этого риса, лопаточка, которою он накладывается в чашечки, самые эти чашечки и даже огонь, на котором он варится, никогда не употребляются для приготовления пищи живым людям. За всем этим «покойницким», так сказать, хозяйством смотрит какая-нибудь древняя бабушка, вообще самая старая по возрасту женщина в семье. Она же убирает ту комнату, где стоять боги, и спит в ней. Впрочем, убирать эту комнату может также и молодая, чистая девушка. Священник, явившись сюда, зажигает свечи, стоящие перед образами, читает краткую поминальную молитву, тушит затем свечи, но не руками, или своим дыханием, которыми он осквернил бы святыню, а просто легким взмахом веера, получает ничтожную плату и удаляется.
Здесь я говорю не об утопленниках, а о тех, кто умер, находясь на морском судне, в море или в океане, кого вынуждены были похоронить на глубине. На самом деле обряд подобных похорон действительно существует. Особенно это практиковалось в более ранние времена, когда труп человека невозможно было схоронить на плавающем судне, далеко-далеко от земли. Умершего зашивали в саван, положив туда же немного песку, чтобы с усопшим была хоть толика христианской земли, так как считалось, что иначе покойнику не будет успокоения. К ногам завязанного в саван мертвеца привязывались камни. Труп помещали на доску. Корабельный батюшка читал молитву, и под звук барабана тело сбрасывалось с доски в море или океан. У моряков есть свой святой покровитель – это святой Николай. Этому святому молились за умершего все люди на корабле, а корабельный батюшка его отпевал.
Обряд для умилостивления земли сохранился и в некоторых позднейших религиозных системах. Например, древние зороастрийцы заканчивали похороны специальной искупительной жертвой, цель которой – не допустить гнева земли. Этот гнев земли, не принимающей умершего, может выразиться и в том, что тот сможет выходить по ночам из могилы. В то, что умершие, которых не принимала земля, могут выходить из могил, верили во многих странах. Отсюда и происходят рассказы о вампирах и вурдалаках, широко распространенные в Средние века.
Столь же мощный блок ритуальной культуры представляли обряды, связанные с жизненным циклом человека: рождение, свадьба, похороны. Все они, так же как и календарные обряды, падали на пограничные состояния, только теперь не хозяйственного года, а отдельного человека и прежде всего его тела. Не удивительно поэтому, что свадебные ритуалы в чем-то перекликаются с похоронными, а рождение ребенка вызывало такой же страх, как и проводы покойника. Люди, попавшие в пограничные состояния, представляли опасность как для себя, так и для всех окружающих. Телесный аспект здесь еще более резко прочерчивается, чем в календарных обрядах. Беременная женщина задолго до родов считалась нечистой, поскольку имела в своем теле второе – тело будущего ребенка; когда приходило время рожать, она уходила из дома в баню, сарай, хлев; повитуха и роженица должны были после родов пройти очистительный обряд, обмывая руки непочатой водой и т. д.[175]

Связанные понятия (продолжение)

Фамадиха́на (малаг. famadihana — переворачивание костей) — ритуальная церемония почитания мёртвых, распространённая на острове Мадагаскар.
Погребение викингов, как правило, осуществлялось в погребальной ладье, известной из археологических раскопок, по множеству саг, поэзии скальдов и свидетельству Ибн Фадлана.
Японские погребальные обряды (яп. 葬儀 со:ги) включают в себя отпевание, кремацию покойного, захоронение в семейной могиле и периодические поминальные службы.
Троецыпля́тница (куриный обед) — самобытный вятский женский обряд на удачу. Поводом проведения Троецыплятницы были тяжёлые роды, болезни в семье и другие семейные несчастья, поэтому обряд не был связан с определенным временем или днём года.
Культ предков — формы почитания родовых святынь и хранителей, и культ семейно-родовых предков. Считалось, что предки (чуваш. ваттисем) покровительствуют своим живым потомкам-сородичам, поэтому в их честь старались устраивать праздники и проводить обряды...
Погребение Христа получило своё отражение в богословских сочинениях, рассматривающих его как завершение искупительной миссии Христа, а также в апокрифической литературе. В искусстве тема погребения отразилась в многочисленных живописных и скульптурных работах.
Поедатель грехов (англ. sin-eater) — человек, который в ходе особого ритуала, проводимого перед похоронами, съедает лежащий на груди покойника кусок хлеба, тем самым забирая себе его грехи.
Зало́жные поко́йники (рус. нечистые покойники, мертвяки, нави, навь; болг. навье, навлянци, навои, навяци; в.-серб. навjе; словен. navje, mavje; польск. nawie) — по славянским верованиям, умершие неестественной смертью люди и не получившие после смерти успокоения. Считалось, что они возвращаются в мир живых и продолжают своё существование на земле в качестве мифических существ.
Благода́тный ого́нь (в греческой и армянской традициях — Свято́й Свет, греч. Ἅγιο Φῶς, арм. Սուրբ Լույս) — огонь, выносимый из Гроба Господня на особом богослужении, совершаемом ежегодно в Великую субботу, накануне празднования Пасхи по юлианскому календарю в храме Воскресения Христова в Иерусалиме. Вынос пасхального огня символизирует выход из Гроба «Света Истинного», то есть воскресшего Иисуса Христа.
День всех усопших верных, или Поминовение всех усопших верных (лат. In Commemoratio Omnium Fidelium Defunctorum; День поминовения душ умерших родственников) — день поминовения усопших верных в римско-католической церкви, отмечаемый 2 ноября, вслед за Днём всех святых.
Гроб (домови́на, саркофаг) — продолговатый ящик, в котором обычно хоронят в земле мёртвые тела.
Жертвоприношение красной коровы — 113-я предписывающая заповедь Торы, согласно перечню заповедей по Маймониду. Ритуал изготовления пепла красной коровы описан в Торе и Библии. Пепел сожжённой жертвы использовали для ритуала очищения древние израильтяне, имевшие контакт с трупами.
Ку́льт пре́дков — одна из древних и распространённых форм политеизма, в основе которой лежит поклонение умершим прародителям и сородичам, и вера в то, что предки магически участвуют в жизни потомков.
Сербские обычаи — закономерности бытования людей и взаимоотношения между людьми, отличающий сербов от других народов. Сербские обычаи будучи славянскими, также впитали в себя некоторые балканские и фракийские обряды. Особенностью сербских обычаев в целом является сильное влияние сербской православной церкви, которая приняла большое количество дохристианских обрядов. В связи с этим многие сербы не разделяют традиции народные и церковные, считая это единым целым.
Погребе́ние за́живо — способ смертной казни, убийства или пытки, а также возможный результат несчастного случая, например, при обрушении зданий, авариях в шахтах, либо ошибки (похороны живого человека, ошибочно считаемого мёртвым, находящегося в коме), при которой живой человек оказывается погребён под слоем земли. Страх быть погребённым заживо по ошибке (тафофобия) является одной из распространённых человеческих фобий. По российскому законодательству умышленное погребение заживо, приведшее к смерти...
Еврейская свадьба — свадебная церемония согласно еврейской традиции. Основной составляющей свадьбы является нисуин — второй этап еврейского бракосочетания. Для совершения нисуина пара должна встать под хупой, хотя еврейский брак считается действенным и в отсутствие хупы. Существуют, однако, и другие взглядыДля традиционной хупы, особенно в каноне ортодоксального иудаизма, рекомендуется, чтобы непосредственно над ней имелось открытое небо. Если церемония бракосочетания проводится в помещении, в зале...
Траур у древних греков — похоронные церемонии у древних греков были обставлены большою торжественностью (особенно у афинян), причем мельчайшие подробности определялись обычаями и законами.
В древнеримской религии существовали божества, отвечавшие за зачатие, беременность, роды и развитие ребёнка. С этой сферой жизни были связаны как некоторые главные боги, которым приписывались соответствующие функции, так и меньшие божества, покровительствовавшие какому-либо конкретному моменту в жизни ребёнка («боги мгновения», по выражению Г. Узенера). Некоторые из этих божеств известны только из трудов апологетов христианства.
Сведения о мифо́логии муи́сков на сегодняшний день вызывают споры среди историков-исследователей культуры чибча. Это, во-первых, связано с тем, что к тому времени, как испанцы пришли в Южную Америку, пантеон муисков ещё не сформировался в окончательном виде. Во-вторых, испанское завоевание стало причиной гибели народа и его мифологии. Отдельные знания о богах, служителях культа и церемониях дошли из рассказов, записанных хронистами.

Подробнее: Мифология муисков
Башкирские народные обычаи — закономерности бытования людей и взаимоотношения между людьми у башкир.
Мо́щи (др.-греч. λείψανα, лат. reliquiae) — останки людей, причисленных после смерти к лику святых. Мощи святых являются объектом почитания в Исторических церквях. Учение об их обязательном почитании было подтверждено в 787 году на Втором Никейском (Седьмом Вселенском) соборе. Согласно этому учению, мощи являются носителями благодати, должны сохраняться и почитаться с нравственно-назидательными и литургическими целями.
Тро́ицкая суббо́та — день всеобщего поминовения усопших, родительская суббота перед Днём Святой Троицы (Троицыным днём).
Оплакивание Христа — эпизод Страстей Христовых, следующий за снятием тела Иисуса Христа с креста и предшествующий погребению, который принято выделять как самостоятельную иконографическую сцену. Оплакивание имело место на Голгофе — у подножия Креста, или же у гробницы, во вторую половину дня Страстной пятницы.
Ритуальное убийство — разновидность убийства; лишение жертвы жизни, имеющее своей целью исполнение определённого религиозного ритуала.
Сорокови́ны (сорочи́ны, шесть недель, шестины, сорокоуст, стол, отправа столов, останье) — поминовение усопшего в 40-й день по кончине (включая день смерти).
Традиции и обычаи Азербайджана имеют долгую историю, а именно берёт своё начало с формирования азербайджанского народа. В Азербайджане некоторые обычаи и традиции отличаются в зависимости от региона.
Жертвоприноше́ние ацте́ков — это часть религиозного культа древнего народа ацтеков, заселявших территорию современной Мексики до начала XVI века. Практики жертвоприношения носили широкомасштабный характер и проводились с целью задобрить богов. Выбор жертвы и способ её подношения определялся тем, насколько важен тот или иной бог в пантеоне ацтеков, какие силы он олицетворяет и в какой день проводится обряд. В жертву приносились как люди, так и животные. Жертвоприношение людей было более высоким и...
Обряды скандинавского культа — обряды традиционной религии скандинавских племен в дохристианский период. Языческий культ скандинавов был децентрализованным культом и представлял собой совокупность местных и семейных культов наряду с общенациональными религиозными фестивалями. Руководство культом осуществляли местные вожди и лидеры: на ферме — глава семейства, на общенациональном фестивале — конунг. По этой причине у скандинавов не существовало понятия «религия» в современном понимании и наиболее...
День мёртвых (исп. Día de los Muertos) — праздник, посвящённый памяти умерших, проходящий ежегодно 1 и 2 ноября в Мексике, Гватемале, Никарагуа, Гондурасе, Сальвадоре. По поверью, в эти дни души умерших родственников посещают родной дом. Традиция восходит к индейцам майя и ацтекам, которые приносили дары богине Миктлансиуатль и сооружали стены с изображением черепов — цомпантли.
Гроб Госпо́день, или Свято́й Гроб (греч. Αγιος Τάφος) — главная святыня христианского мира, гробница в скале; эта гробница признана Историческими церквями местом, где, согласно Евангелию, Иисус Христос был погребён после распятия и на третий день воскрес. Гробница является главным алтарём Храма Воскресения Христова в Иерусалиме.
Смерть Авраама — апокриф, находящийся в тесной связи со второй частью «Откровения Авраама». Заглавие соответствует только началу и концу памятника; большая же часть представляет собой рассказ о вознесении Авраама на небо.
Блуждающие огни (огоньки) в славянской мифологии — существа в виде огоньков, воплощение душ грешников. Представления о них распространены в основном у западных славян, но изредка встречаются и у восточных славян. Названия описывают либо их внешний облик — чеш. světýlka, světlík, světlíčka, světlonoši, мор. ohnivý muž, польск. świetlik, świeczka, świecznik, рус. фонарик; либо указывают на то, что они заставляют людей блуждать — рус. блудячий огонь, чеш. bludički, н.-луж. bludička, польск. błędnik...
Пе́сня арва́льских бра́тьев (лат. Carmen Arvale, букв. «Арвальская песня») — древнеримский гимн арвальских братьев.
Викторианский культ смерти или культ траура — психо-социальный феномен викторианской эпохи, выражавшийся в повышенном внимании к теме смерти и моде на мрачную траурную атрибутику. Викторианский культ смерти нашёл отражение в моде, искусстве, литературе, а также в архитектурном планировании того времени.
Русские похороны — русский погребальный обряд; один из главных «обрядов перехода», оформляющий событие смерти и перемещение умершего из земного в «иной» мир.
Христос во гробе, Уныние или Смирение Нашего Господа, Высшее Умаление, Царь Славы (др.-греч. Άκρα Ταπείνωσις, Akra Tapeinosis — крайнее уничижение, смирение) — вариант иконографии Иисуса Христа, изображающий его мёртвым в гробу.
Вход Госпо́день в Иерусали́м (церк.-слав. Вхо́дъ гдⷭ҇ень въ і҆ерⷭ҇ли́мъ) — христианский праздник, отмечаемый в воскресенье («неделю»), предшествующее Пасхе, то есть в шестое воскресенье Великого поста.
«Три тайны Фа́тимы» — три пророчества, записанные со слов свидетелей «Фатимских явлений Девы Марии».
Курба́н-байра́м или ’Ид аль-адха (араб. عيد الأضحى‎‎ — пра́здник жертвоприноше́ния) — исламский праздник окончания хаджа, отмечаемый через 70 дней после праздника Ураза-байрам, в 10-й день месяца Зуль-хиджа в память жертвоприношения Ибрахима, считающегося в исламе пророком. Точная дата празднования по григорианскому календарю может разниться в разных странах.
Тофет (ивр. ‏תופת tōpheth‏‎; греч. Ταφεθ; лат. Topheth) — место на юге Иерусалима, в долине (овраге) сынов Еннома, в Новом Завете: Геенна. Известно из Библии, как место, где впавшие в идолопоклонство жители могли приносить в жертву детей, сжигая их на огне у идолов Молоха и Ваала (2Пар. 33:6; 4Цар. 23:10; Иер. 7:31-32, 19:6-14).
Калушары, или русалии (рум. căluşari; молд. кэлушари, căluşari; болг. калушари, русалии; макед. русалии) — члены балканских тайных обществ и братств, практиковавшие ритуальные акробатические танцы, называемые в Румынии кэлуш (рум. căluş), в Молдавии кэлушарь, в Болгарии русалии, в Сербии русалье.
Помина́льные дни у славян — славянские календарные дни поминовения умерших, посвящённые всем умершим предкам; они включают, как правило, церковное поминовение, посещение кладбищ и поминальную трапезу у могил и дома (прежде всего у православных славян); в эти дни «кормили души»: готовили особую поминальную пищу (коливо, кутья, блины, хлеб и др.), варили пиво и соблюдали многочисленные запреты. Состав поминальных дней и ритуал поминовения неодинаковы в разных этнических, конфессиональных и локальных...
Вифезда́ (ивр. ‏ בית חסדא‏‎ — Бейт Хисда — «дом милости, милосердия», «место благодати, исцеления»; греч. Βηθεσδά, Βηθζαθά, лат. Bethsatha, ст.‑слав. Виѳеꙁдá, Виѳесдá, глаг.ⰲⰻⱅⰵⰸⰴⰰ (витеꙁда), ⱇⰵⰸⰴⰰ (феꙁда), ⰲⰺⱅⰵⰸⰴⰰ (вꙇтеꙁда)), или у Ове́чьих купе́ль (греч. ἐπι­̀ τῇ προβατική κολυμβήθρα, лат. super Probatica pi­scina), или О́вчая купе́ль (ивр. ‏בריכות בית חסדא‏‎, «бассейны Бейт Хисда»; также «овечьи бассейны»: греч. προβατική κολυμβήθρα — «овчая купель», лат. Probatica pi­scina) — два водоёма (бассейна...
День жён-мироно́сиц или Неде́ля святы́х жён мироно́сиц — подвижный праздник в православном календаре, приходящийся на второе воскресенье после Пасхи. В этот день церковь поминает Жён-мироносиц, а также Иосифа Аримафейского и тайного ученика Иисуса Христа Никодима.

Упоминания в литературе (продолжение)

Когда к нему однажды приступили с претензией, что он провожает в последний путь людей, возможно, никогда не ходивших в Церковь, батюшка ответил, что «каждый священник во время похорон, во время отпевания по-разному чувствует сердцем судьбу умершего человека. И иногда, действительно, бывает до того тяжкое мучительное ощущение, что, казалось бы, остановился и не стал совершать погребение. Однако, – говорил он, – для священников в сегодняшней России отпевание – это особый вид миссионерства».[22]
«Если вы хотите узнать что-нибудь об оргиях корибантов, – писал Климент, – тогда знайте, что, убив своего третьего брата, они покрывают голову убитого пурпурной тканью, возлагают на нее корону, воздевают ее на острие копья, несут и хоронят под Олимпом. Короче, эти мистерии есть убийство и похороны (этот доникейский св. отец в своих усилиях лишить славы языческие обряды, кажется, игнорирует тот факт, что подобно Кабирским мистериям, где есть мученик, Иисус тоже был предан, подвержен пыткам и, наконец, убит!). И жрецы этих ритуалов, которые назывались царями обрядов, придавали особую странность трагическому событию, запрещая подавать к столу петрушку с корнями, потому что полагали, что она произросла из крови корибантов; точно так же женщины, празднующие Фесмофорий, не ели гранаты, потому что, если они падали на землю, то могли рассматриваться как капли крови Диониса. Этих корибантов также называли кабирами, и сами церемонии назывались Кабирскими мистериями».
Желаем мы того или нет, но кладбище занимает в нашей жизни одно из важнейших мест. Человек может никогда не побывать в театре, в музее, в библиотеке, в парке культуры, в ресторане, но он непременно и не один раз посетит кладбище. Причем, неверно думать, что кладбище составляет единственно мрачную, горестную сторону человеческого существования. Чаще всего, в печали люди бывают на кладбище лишь в день похорон кого-то из близких. А уже затем посещение дорогой могилы вызывает скорее чувство умиротворения, умиления. Не случайно поэт Михаил Александрович Дмитриев давным-давно еще писал: «…народ наш московский любит к усопшим родным, как к живым, приходить на свиданье». Вот именно – как к живым! Как же такое свидание может быть горестным? Вопреки представлению о кладбище, как о царстве скорби, скорбь занимает в повседневной его жизни долю ничуть не большую, чем она составляет вне кладбищенской ограды.
Живому неестественно не страшиться смерти, потому что жизнь уже сама по себе есть и высочайшее благо, и высочайшее наслаждение, об исходе которого нельзя думать без особенного тревожного чувства. У всех народов ходит много примет и совершается много обрядов, указывающих на тот страх и то опасение, с которыми смотрят на все, что напоминает о последнем конце. Так, встреча с похоронами считается предвестием несчастия и неудачи; у греков прикосновение к усопшим, долгое пребывание в доме покойника, посещение больных и умирающих требовало очищения; у римлян жрецам воспрещалось прикасаться к мертвому телу[77].
Живому неестественно не страшиться смерти, потому что жизнь уже сама по себе есть и высочайшее благо, и высочайшее наслаждение, об исходе которого нельзя думать без особенного тревожного чувства. У всех народов ходит много примет и совершается много обрядов, указывающих на тот страх и то опасение, с которыми смотрят на все, что напоминает о последнем конце. Так, встреча с похоронами считается предвестием несчастия и неудачи; у греков прикосновение к усопшим, долгое пребывание в доме покойника, посещение больных и умирающих требовало очищения; у римлян жрецам воспрещалось прикасаться к мертвому телу.
Основную часть отрезанной пуповины свекровь засовывала в сакральные места в доме, которые были связаны с культом предков: пуповину девочки – в щель балки под печью или за верхнюю притолоку входной двери, под основание печи в подвале, а пуповину мальчика – под порог[221]. Если ребенок был очень слабый, и родственники боялись, что он умрет, своеобразный обряд крещения прямо в бане могла провести повитуха. Во время таких «крестин» на шею ребенку вместе с крестиком вешали и медвежий зуб[222]. Последний являлся одним из главных языческих амулетов-оберегов. Объяснялось это двумя причинами. Во-первых, зубы считались средоточием жизненной силы. А во-вторых, медведя карелы считали своим первопредком. Ему был посвящен особый праздник: убитому медведю устраивали пышные похороны, мясо его не ели, само слово «медведь» «kondii» было табуировано, особенно в летний период и в зимние Святки[223].
Когда между русским пастырем и японцами пала языковая стена, за ней обнажилась еще одна – та, что «сложена» из японских, совершенно отличных от наших, традиций и обычаев. Стена культурных несоответствий (культурной «непереводимости») вставала на каждом шагу. Вот, скажем, обряд похорон. Архимандрит Сергий (Страгородский), впоследствии Патриарх, которому дважды в 1890-е годы довелось поработать в Японской миссии[8], пишет в своей мемуарной книге «По Японии»: «Японцы с их буддистским культом предков обставляют похороны весьма торжественно и пышно: с роскошной гробницей, с флагами, с особыми фонарями на шестах. Так торжественно у нас в России совершается только перенесение мощей святого. Когда трудами иеромонаха Николая появились первые православные японцы, они стали жаловаться русским священникам, что соплеменники презирают их христианский похоронный обряд, говорят им: “Вы отправляете своих покойников точно какой товар”.
Восьмым царством правит Пиндэн Ван, перед которым предстают люди, пренебрегавшие обязанностью помогать своим родителям, или поддерживать их во время болезни, или устраивать их похороны. Он судит также людей, оказавшихся неблагодарными по отношению к своим благодетелям или позволявших себе участвовать в непристойных разговорах. Здесь наказывают женщин, которые вывешивали одежду сушиться на крыше, что китайцы полагают крайне неприятным для духов усопших, поскольку это якобы мешает их полету по воздуху. Непокорных детей превращают в животных или бросают под лошадиные копыта. Виновных в неблагодарности распиливают пополам, ведших непристойные разговоры привязывают к столбам и отрубают у них языки, а хозяек, заботившихся более о сушке своего белья, чем о духах усопших, погружают в кровавое озеро. Здесь получают вознаграждение люди, которые жертвовали в пользу нищенствующих буддийских монахов.
Изучая греческую литературу и фольклор, ученые обнаружили, что нетленность часто становится наказанием за грехи или следствием проклятия: нетленное тело не дает человеку обрести свое место среди усопших (этот мотив есть у Эсхила и Еврипида). Кроме того, оказалось, что есть три обстоятельства, предрасполагающие к тому, чтобы человек стал вриколаком. Во-первых, родительское проклятье, во-вторых, преступление против своей семьи – например, убийство родственника или любовная связь с невесткой или зятем, – в-третьих, внезапная или насильственная смерть или неподобающие похороны.
Болтаясь по улицам и горько сожалея о своем недостойном высказывании, Телефрон увидел помпезную похоронную процессию со всеми внешними признаками церемониальной скорби. Похороны, однако, были прерваны самым плачевным образом, так как подбежал старик и заявил, что его племянник, который лежит на похоронных дрогах, был отравлен, а его вдова, которая сейчас притворяется обезумевшей от горя, обвиняется в этом преступлении. Толпа сразу же разделилась на сторонников и противников этой версии, и казалось, что назревает нечто вроде бунта. Было решено передать дело в руки египетского колдуна, который согласился вызвать с помощью своих оккультных приемов дух умершего, чтобы тот сам, ожив, мог рассказать о своей кончине. После неких таинственных заклинаний, к ужасу зрителей, труп пошевелился, и показалось, что из его уст зазвучал глухой голос. По знаку колдуна умерший заявил, что он действительно безвременно расстался с жизнью благодаря злодейскому искусству своей супруги. Мгновенно поднялся ужасный шум, но вскоре стало очевидно, что многие считают всю эту процедуру колдовством и что женщину ложно обвиняют благодаря гнусным чарам мага, который был подкуплен с этой целью. Однако, когда воцарилась тишина, мертвец сказал: «Я предоставлю вам неопровержимое доказательство правдивости своих слов, раскрыв факт, который не известен больше никому, кроме меня». И тогда своей холодной рукой он указал на дрожащего Телефрона и продолжил:
В конце 1700 года жителей Микен охватила паника. Некий крестьянин, известный своим злобным и вздорным норовом, был таинственным образом убит. Покинув могилу, он стал возмущать спокойствие острова. Десять дней спустя после похорон при всем народе его откопали, мясник не без труда вырвал ему сердце, и оно было сожжено на площади. Но привидение продолжало наводить ужас на жителей острова. Священники говели, провели крестный ход. Тело умершего снова откопали, положили на повозки, и оно стало биться и вопить. Наконец его сожгли, и тогда прекратились «злодеяния привидения».
Так как у ближайших родных усопшего в первые три дня бывает много хозяйственных забот по организации похорон, то читать Псалтирь приглашают кого-либо из друзей, знакомых. Совершать чтение Псалтири по усопшему может всякий благочестивый мирянин.
– А эти безобразные похороны! Этот варварский, даже дикарями оставляемый обычай уродовать себя якобы в знак печали! Где видано, чтобы человек с такой гнусной целью, как эта, налагал на себя руки, уродуя свое от природы прекрасное тело, созданное по подобию тел небожителей! Сколько варварства, сколько первобытной дикости, сколько самого грубого невежества сказывается в этом жестоком обычае, гнусном пережитке седой старины, когда люди мало чем разнились от диких, кровожадных зверей! Вижу я, что, кажется, совершенно напрасно прибыл издалека к берегам Аттики, той Аттики, которую почему-то привык считать чистой, прекрасной, великой страной! Здесь не государство, а вертеп каких-то разбойников и насильников, сборище существ, утративших образ людской. Как я очищу этот город, весь обагренный кровью и пропитанный злодеянием? Чем, какой водой омою почву, замаранную насилием и отягченную греховностью ходящих по ней?
С первого дня Бабьего лета начинались осенние хороводы и игры. Во время гулянья хороводники подходили к воротам, где хозяева угощали их пивом, брагой, а затем начиналась игра «Пиво варить». Этот день также связан с очень забавным обрядом: похоронами мух и других насекомых. Говорили так: «В Семин день зарывают в землю блох, тараканов и прочих домашних насекомых, чтобы не водились в доме», «Убьешь муху до Семена дня – народится семь мух; убьешь после Семена дня – умрет семь мух». В обряде похорон принимали участие девушки, одетые в праздничные платья. Они делали небольшие гробики из овощей (репы, моркови, свеклы или из кочерыжки капусты). Затем укладывали туда пойманных насекомых и с шутливой торжественностью зарывали их в землю, а дома кто-нибудь выгонял мух полотняным полотенцем и приговаривал: «Мухи вы, мухи, Комаровы подруги, пора умирать. Муха муху ешь, а последняя сама себя съешь». Смысл обряда был не только в том, что уничтожались насекомые, но и в том, что во время него девушки устраивали смотрины, старались показать себя всем, а парни выбирали невест.
В давние времена в одном отдаленном селе заболела молодая красивая девушка. Несколько суток провела она в горячечном бреду, не узнавая родных и близких, металась по кровати и кричала от сильной, нестерпимой боли. Девушка буквально таяла на глазах, каждый, видевший ее, понимал, что дни, отпущенные ей на земле, сочтены. Мать и отец девушки ходили ко всем лекарям в округе, но никто так и не смог понять, что за ужасная болезнь поразила ее. Казалось, все лекарства испробовали, но ни одно не принесло облегчения. Все в деревне уже оплакивали больную, шептались о ее близких похоронах.
На третий день после похорон умерший Долгоруков явился к своему благодетелю. Таинственный гость предсказал сердобольному другу долгую и благополучную жизнь на земле и обещал явиться незадолго до его кончины. После того Апраксин был особенно внимателен к нуждам бедных и радовался всякий раз, когда представлялся ему случай к благотворительности.
Другие особые молитвы выпадают на два великих ежегодных праздника, ночи Рамадана (месяца поста и воздержания), по случаю солнечного или лунного затмения, по случаю дождя, перед началом битвы, во время паломничества и похорон.
Похороны отличались необычайной пышностью. На них были представлены все монастыри Египта. Известие о новом мученике проникло даже в пустыни, где спасались отшельники, из коих некоторые, заросшие густыми волосами и закутанные в звериные шкуры, отправились в путь, чтобы присутствовать на похоронах благочестивого Диодора.
О своем несчастье рассказывает мужчина, который за помощью обратился к Марии Семеновне. «Когда жена умерла моя, теща ей наложила полный гроб яблок. Я спросил тогда еще – зачем? Теща объяснила, что покойница яблоки любила очень, так вот чтоб ей на том свете утешение было. Я плечами пожал – на том свете какие яблоки? – но возражать не стал: мало ли чего с горя в голову взбредет. А после похорон стало мне так тоскливо, так по жене скучаю – сил нет. Ночью спать не могу, днем ни о чем не думаю, только о ней. На могилку к ней хожу, чувствую – вот тянет меня туда. А ведь когда вместе жили, я на жену, можно сказать, и внимания не обращал. Не потому что не любил, а просто уже притерлись, прижились друг с другом. Да и дел других полно. Умотаешься на работе, не до любви. Двое детей у нас, кормить надо. В том же году поселилась у нас теща и давай моей жене в голову вбивать, что не любит, мол, он тебя. Вот померла жена, а тут, верите, нет, вскипел я весь, тоскую без нее. Не могу дождаться конца работы – скорей бы домой, так ведь и дома ее нет. Все на фотографию гляжу, ничего делать не могу. Ревновать стал до одури, хотя прекрасно знаю, что ревновать поздно уже. Тут я и вспомнил про тещино яблоко в гробу. Стал все перебирать в мозгах и пришел к выводу: точно, после этого яблока я стал по жене дуреть».
Важнейшею принаддежностию стола на Рождественский сочельник служит кутья и взвар. Первая обыкновенно приготовляется из зерновой вареной пшеницы, ячменя, рису с сытою; взвар состоит из яблок, груш, слив, изюма, вишен и других плодов, сваренных в воде. Самый стол, на котором располагается трапеза, устилается сеном или соломой. Кутья и взвар как главные блюда Рождественского сочельника имеют символическое значение: кутья есть неотъемлемое блюдо при похоронах и поминовении покойников, а взвар обыкновенно варится при рождении дитяти. Легко отсюда заключить, что наши предки в вечери Рождества Христова этими двумя блюдами хотели, быть может, соединить воспоминание о рождении и смерти Спасителя. Вспомнить, что и смирна, которую волхвы принесли в дар новорожденному Христу, также знаменовала смерть Христову. Сено или солома, которыми устилается стол и прилавок, напоминают собою те ясли, в которых положен был Спаситель.
Известный московский юродивый, живший в Москве в середине девятнадцатого века, недоучившийся студент духовной академии, Иван Яковлевин – умер в Преображенской больнице. О похоронах его писали репортеры, поэты и историки. Поэт писал в «Ведомостях».
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я