Глобализация

  • Глобализа́ция — процесс всемирной экономической, политической, культурной и религиозной интеграции и унификации.

    Глобализация является характерной чертой процессов изменения структуры мирового хозяйства, понимаемого как совокупность национальных хозяйств, связанных друг с другом системой международного разделения труда, экономических и политических отношений, путём включения в мировой рынок и тесного переплетения экономики на основе транснационализации и регионализации. На этой базе происходит формирование единой мировой сетевой рыночной экономики — геоэкономики и её инфраструктуры, разрушения национального суверенитета государств, являвшихся главными действующими лицами международных отношений на протяжении многих веков. Процесс глобализации есть следствие эволюции государственно оформленных рыночных систем.

    Основным следствием этого является мировое разделение труда, миграция (и, как правило, концентрация) в масштабах всей планеты капитала, рабочей силы, производственных ресурсов, стандартизация законодательства, экономических и технологических процессов, а также сближение и слияние культур разных стран. Это объективный процесс, который носит системный характер, то есть охватывает все сферы жизни общества. В результате глобализации мир становится более связанным и более зависимым от всех его субъектов. Происходит как увеличение количества общих для группы государств проблем, так и расширение числа и типов интегрирующихся субъектов.

    Взгляды на истоки глобализации являются дискуссионными. Историки рассматривают этот процесс как один из этапов развития капитализма. Экономисты ведут отсчёт от транснационализации финансовых рынков. Политологи делают упор на распространение демократических организаций. Культурологи связывают проявление глобализации с вестернизацией культуры, включая американскую экономическую экспансию. Имеются информационно-технологические подходы к объяснению процессов глобализации. Различается политическая и экономическая глобализация. В качестве субъекта глобализации выступает регионализация, дающая мощный кумулятивный эффект формирования мировых полюсов экономического и технологического развития.

    Вместе с тем происхождение самого слова «глобализация» указывает на то, что ведущую роль в данном процессе играет бурный рост международной торговли, происходящий на тех или иных исторических этапах. Впервые слово «глобализация» (в значении «интенсивная международная торговля») употреблял Карл Маркс, который в одном из писем Энгельсу конца 1850-х гг. писал: «Теперь мировой рынок существует на самом деле. С выходом Калифорнии и Японии на мировой рынок глобализация свершилась». На эту же ведущую роль международной торговли в процессах глобализации указывает и тот факт, что предыдущая глобализация, начавшаяся в эпоху Маркса, закончилась в 1930-е годы, после того как все развитые страны перешли к политике жёсткого протекционизма, что вызвало резкое свёртывание международной торговли.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Теория зависимости, или теория зависимого развития, — теория в области смежных социальных наук, в основании которой лежит утверждение о том, что экономическая отсталость и политическая нестабильность слаборазвитых, развивающихся стран является результатом их интеграции в мировую экономику и систематического давления развитых держав. Центральное положение теории зависимости — что неразвитые государства «периферии» беднеют в результате того, что их ресурсы и капитал утекают в богатые страны «центра...
Антирост (фр. décroissance; англ. degrowth) — социально-экономическая концепция, утверждающая необходимость сокращения размеров экономики для обеспечения общественного благосостояния в долгосрочной перспективе. В отличие от спада в ориентированной на рост экономике, антирост подразумевает целенаправленную экономическую и социальную трансформацию с целью максимизации уровня счастья и благополучия за счёт того, что время, освобождающееся при сокращении личного потребления и эффективной организации...
Коммерческий либерализм — теория международных отношений, относящаяся к политической школе либерализма, основным тезисом которой является то, что экономическая взаимозависимость (англ. Economic interdependence), открытость границ в торговле и экономике неминуемо способствует установлению мира, международному сотрудничеству и кооперации в связи с взаимозависимостью интересов участников. Наряду с теорией демократического мира, является одной из основ формирования внешней политики ведущих западных государств...
Пекинский консенсус (англ. Beijing Consensus), также иногда «Китайская модель», «Китайская экономическая модель» — это термин используется в отношении политической и особенно экономической политики Китайской Народной Республики. Данная экономическая модель начала развиваться после смерти Мао Цзэдуна и реабилитации Дэн Сяопина, и как принято считать способствовала росту ВВП Китая в восемь раз на протяжении двух десятилетий.
Неолиберали́зм (англ. neoliberalism) — разновидность классического либерализма, направление политической и экономической философии, возникшее в 1930-е годы и сформировавшееся как идеология в 1980-е — 1990-е.

Упоминания в литературе

Исследуя соотношение глобализации и интеграции, можно заключить, что и глобализация, и региональная экономическая интеграция есть проявление различных этапов объективного процесса развития общества под влиянием интернационально развивающихся производительных сил, имеющих одни и те же истоки – качественные скачки, взрывы в развитии производства и рынка, сопровождаемые изменениями в общественных отношениях и общественном сознании.[38] При этом региональная интеграция предстает как один из процессов глобализации, позволяющий в определенном географическом пространстве эффективнее организовать производственные процессы в условиях глобализации, и как ответ на вызовы глобализации – нарастающую уязвимость национальных государств и национальных экономик. «Регионализацию можно рассматривать … как защитную реакцию относительно отставших стран, защищающих свое хозяйство и его позитивную динамику от одного из направлений глобализации».[39] В частности, ответом России на угрозу превращения в предмет потенциальных вожделений, притязаний и экспансии является активное участие в процессах создания на просторах бывшего Советского Союза Единого экономического пространства, пространства, которое формируется государствами, имеющими общую историю, правовые традиции, а главное – общие экономические цели и интересы. При этом речь должна идти об обеспечении суверенитета государств, который служит первичным основанием для отражения интересов сообщества. Именно в нем по-прежнему в публичной и легальной формах выражены коренные интересы и воля наций и народов, в нем заложен источник правообразования.
Вместе с тем происходящие под влиянием глобализации изменения стимулируют переход к иному характеру городского управления, который обозначается аналитиками как переход от «urban government» к «urban governance»[87]. Он связан с тем, что появление международных секторов экономики, интернациональных экономических институтов, мобильной системы инвестиций капитала ослабляет возможности городских властей (government) контролировать развитие города. В условиях растущей сложности и многомерности социальной жизни, менее однозначных, чем в прошлом, связей горожан с территорией их проживания, укрепления тенденций к децентрализации политической жизни в связи с потребностями учета разнообразных и противоречивых местных интересов система принятия политических решений, в которой ранее доминировали публичные политики, трансформируется в более сложный по своему представительству механизм управления, где власть, ресурсы и ответственность принадлежат не только «официальным лицам», но и довольно широкому кругу других участников городской политики, в том числе бизнесу При этом рост межгородской конкуренции и необходимость борьбы за инвестиции заставляют политическую элиту города быть «более предпринимательской» и, соответственно, менее ориентированной на модель «государства благосостояния»; города активнее выходят на международную арену, расширяя интернациональные связи, и все менее полагаются на центральное правительство, тем самым отчасти отделяя себя от национальной экономики (см. [Kearns, Paddison, 2000: 845–846]).
В мировом сообществе насчитывается свыше 240 стран. Они довольно заметно отличаются как по размеру территории и численности населения, так и по экономическому потенциалу, а следовательно, и по их месту в мировой экономике. В то же время национальная экономика каждого государства является составляющей глобальной экономической системы. Даже наименее развитые страны вносят свой вклад в мировой процесс экономического развития – своими природными или человеческими ресурсами, производственной деятельностью (даже и незначительной в глобальном масштабе), потреблением импортной продукции и т. п. На сегодняшний день нет ни одного государства, которое находилось бы за пределами мирового рынка, не поддерживало бы экономические отношения с другими национальными экономиками. Международное территориальное разделение труда в конце ХХ в. приобрело всеобъемлющий характер и стало важной составляющей процесса глобализации. Глобализация содействует укреплению экономического взаимодействия стран и углублению их взаимозависимости. Она обусловливает определенную стандартизацию не только внешнеэкономических отношений, но и национальных экономик. Вместе с тем каждая страна привносит в экономическое пространство мирового сообщества специфику своей национальной экономической структуры и свои неповторимые черты деловой культуры. Это качественно обогащает мировую экономику, придавая ей динамизм и разнообразие. Известно, что чем больше дифференцированы составные части любой системы, тем она более способна к саморазвитию.
В условиях глобализации происходит «размывание» национального суверенитета. Наиболее могущественные в экономическом и военном аспектах государства начинают оказывать все более сильное влияние на внутриполитическую ситуацию в менее развитых странах. Для глобального экономического развития характерно наличие противоречивых тенденций. С одной стороны, отмечается подчинение мировой экономики интересам транснационального капитала, а с другой – наличие конкуренции национальных экономических систем. Такое сочетание создает для России угрозу ее национальной безопасности, поскольку транснациональный капитал стремится к тотальному контролю над мировым рынком, стиранию экономических, культурных и политических границ между странами, формируя удобные для себя глобальные правовую, информационную и даже силовую инфраструктуры.
Миропорядок перестает быть европоцентристским. Глобализация, начатая индустриально развитыми странами Запада в собственных интересах, постепенно создала условия для экономического и технологического прорыва развивающихся стран и особенно так называемых быстрорастущих стран-гигантов (прежде всего Китая и Индии, а также России, Бразилии, ЮАР (объединившихся в организацию БРИКС), Индонезии, Турции и др. государств. Продолжительный период высоких темпов экономического развития, расширяющиеся военные возможности, активное внедрение высоких технологий и быстрое увеличение численности населения создают условия для перераспределения глобального расклада силы и власти в пользу новых быстрорастущих стран Азии. В глобальном соотношении экономических и политических сил все более весомым становится присутствие Китая и Индии (15 % и 5,8 % мирового ВВП по ППС соответственно)[47].

Связанные понятия (продолжение)

Третий мир — политологический термин второй половины XX века, обозначавший независимые страны, не участвующие прямо в холодной войне. Первоначально означал все страны, не присоединившиеся к сателлитам США («первый мир») или к социалистическому содружеству («второй мир»). В последующем термин стал употребляться для обозначения слабых по уровню развития стран (синоним понятия «развивающиеся страны»), и иногда используется в качестве пейоратива.
Политика реформ и открытости (кит. трад. 改革開放, упр. 改革开放, пиньинь: Gǎigé-Kāifàng, палл.: Гайгэ-Кайфан, буквально: «Реформы и открытость») — программа экономических реформ, предпринятых в Китайской Народной Республике, нацеленных на создание так называемого социализма с китайской спецификой, или социалистической рыночной экономики, и открытость внешнему миру.
Сетевая теория миграции (теория сетей миграции, синтетическая теория миграции) — предложенная социологом Д. Мэсси (Массеем, Douglas Massey) демографическая теория, объясняющая международную миграцию доминированием капиталистических отношений в нерыночных обществах.
«Анатолийские тигры» (тур. Anadolu Kaplanları) — международный термин, используемый в контексте турецкой экономики для описания и объяснения феномена экономического роста в ряде городов Турции. «Тигры» демонстрируют впечатляющие показатели роста с 1980-х годов; в них также появляется новый тип предпринимателей, занимающих видное положение в городе.
Геоэкономика (англ. geoeconomics) — новая геополитика (геополитическая экономика) с позиций экономической мощи государства, обеспечивающая достижение внешнеполитических целей, мирового или регионального могущества экономическим путём .
Глобальное управление (англ. Global Governance) — система институтов, принципов, политических и правовых норм, поведенческих стандартов, которыми определяется регулирование по проблемам транснационального и глобального характера в природных и социальных пространствах. Такое регулирование осуществляется взаимодействием государств (прежде всего через сформированные ими многосторонние структуры и механизмы), а также негосударственных субъектов международной жизни.
Трилатерализм (англ. − Trilateralism) − идейно-политическая концепция, которая основывается на представлении об общих целях, ценностях и интересах индустриально развитых демократических стран. Основными центрами капиталистического мира в послевоенное время были США, Западная Европа и Япония, которые координировали свои позиции по глобальным вопросам. Идеология трилатерализма развивалась в контексте «концепций взаимозависимости» и глобализации, а также предлагала определенную модель глобального управления...
Теория нового регионализма (англ. New Regionalism Theory) - теория взаимозависимости и взаимодействия региональных акторов в условиях глобализации, разработанная шведскими учёными Б. Хеттне и Ф. Содербаумом в 80-х годах XX века.
Империали́зм (от лат. imperium — власть, господство) — государственная политика, основанная на использовании военной силы для разных форм внешнеполитической экспансии, в том числе для захвата территорий, формирования колоний и установления политического или экономического контроля над другими странами. Во время усиления колониальной экспансии со стороны европейских держав и США в последней трети XIX века, использование слова «империализм» практически совпадало с использованием слова «колониализм...
Международная экономи́ческая интегра́ция — процесс международного объединения экономики стран и государств в один, общий рынок, при котором постепенная отмена тарифных и нетарифных ограничений приводит к унификации экономической политики в отраслях экономики и имеет ряд выраженных последствий.
Неформальная экономика — сектор экономики, область человеческой деятельности, направленной на получение выгоды, основное регулирование в которой происходит при помощи доминирующих неформальных норм, может быть определена как вся экономическая деятельность, по разным причинам (неденежный оборот, высокие налоги, законодательные запреты и т. д.) не учитываемая официальной статистикой и не входящая в ВВП.Сам термин является примером «негативного» определения, то есть определения от противного, среди...
Всесторо́ннее региона́льное экономи́ческое партне́рство, сокращенно ВРЭП (англ. Regional Comprehensive Economic Partnership, RCEP) — это соглашение о «зоне свободной торговли плюс» («ЗСТ +»), охватывающее 10 государств-членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) (Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины) и 6 государств, с которыми у АСЕАН уже подписаны соглашения о свободной торговле (Австралия, Индия, КНР, Новая Зеландия, Республика Корея...
Междунаро́дные отноше́ния — это особый вид общественных отношений, выходящих за рамки внутриобщественных отношений и территориальных образований.
Неофункционализм — теория европейской интеграции, созданная после Второй мировой войны и являющаяся ревизионистским вариантом функционализма.
Регионализа́ция — сложный процесс перераспределения властных компетенций, передачи функций от государственного на региональный уровень, появление и развитие новых институциональных форм, отвечающих новой роли регионов в процессе принятия решений на национальном и наднациональном уровнях.
Ресурсо-ориентированная экономика (РОЭ, англ. Resource Based Economy) — это система, в которой все вещи и услуги доступны без использования какого-либо товарно-денежного обмена. По мнению Жака Фреско, ресурсо-ориентированная экономика возможна лишь в том случае, если все природные ресурсы будут признаны общим достоянием всех жителей планеты.
Мирово́е хозя́йство (или Всеми́рное хозя́йство, или Мирова́я эконо́мика) — это совокупность исторически сложившихся в результате общественного разделения труда отдельных отраслей хозяйства, связанных между собой системой международного разделения труда и международных экономических отношений.
Концепция единого индустриального общества — теория, предложенная французским философом, политологом, социологом и публицистом Раймоном Ароном в 60-х гг. XX в. Р.Арон верил в то, что, поскольку капиталистическое и социалистические общества представляют собой две разновидности индустриального общества (их главными отличиями являются политические режимы и формы собственности на факторы производства), то в будущем они могут быть объединены в единое индустриальное общество под началом капитализма. При...
Экономическая дипломатия — элемент внешней политики государства; разновидность дипломатии, включающая в себя дипломатические действия, сосредоточенные на подтверждении экономических интересов страны на международном уровне: увеличение экспорта, привлечение иностранных инвестиций, участие в работе международных экономических организаций.
Международные экономические отношения (МЭО) — экономические отношения между государствами, региональными группировками, транснациональными корпорациями и другими субъектами мирового хозяйства.
Концепция единого индустриального общества Р. Арона — концепция, предложенная французским философом, политологом, социологом и публицистом Раймоном Ароном в 60-х гг. XX в., Р. Арон верил в то, что поскольку капиталистическое и социалистические общества представляют собой две разновидности индустриального общества (их главными отличиями являются политические режимы и формы собственности на факторы производства), то в будущем они могут быть объединены в единое индустриальное общество под началом капитализма...
Мировая экономика — многоуровневая, глобальная система хозяйствования, объединяющая национальные экономики стран мира на основе международного разделения труда посредством системы международных экономических отношений.
Государство-рантье — в политологии и теории международных отношений, это государство, источником основных доходов которого является рента с иностранных компаний, получивших доступ к национальным ресурсам. Данная теория была впервые сформулирована Хоссейном Махдави в 1970 году . Кроме того, именно он впервые ввел понятие внешней ренты.
Неограмшизм (неограмшианство) — это критическая теория, которая изучает каким образом соотношение различных социальных сил (классов), их материальных возможностей, а также продвигаемых ими идей и институтов формирует политическую систему в рамках одного государства и, определяя поведение любого государства на международной арене, формирует систему международных отношений в целом.
Парадокс глобализации (англ. The Globalization Paradox) — парадокс, описанный американо-турецким экономистом Дэни Родриком, который он также называет трилеммой глобализации, предполагая наличие конфликта между демократией, экономической глобализацией и неограниченной автономией или суверенитетом государств. Родрик утверждает, что невозможно сосуществование этих трех целей политики на уровне национального государства.
За́падный мир, страны Запада или западная цивилизация (Western world, Western civilization) — совокупность культурных, политических и экономических признаков, объединяющих страны Северной Америки и Европы и выделяющих их на фоне других государств мира.
Скандинавская модель (также Шведская модель, Североевропейская модель, Североевропейская социал-демократия) — экономическая и социальная модели североевропейских стран (Дания, Исландия, Норвегия, Швеция и Финляндия).
Экономическая политика — совокупность мер, действия правительства по выбору и осуществлению экономических решений на макроэкономическом уровне. Реализация экономической политики предполагает достижение общественно значимых целей. Цели экономической политики определяются состоянием экономики страны на данный момент.
Эконо́мика (от др.-греч. οἶκος «дом, хозяйство; хозяйствование» + νόμος «ном, территория управления хозяйствованием; правило, закон»; буквально «правила ведения домашнего хозяйства») — хозяйственная деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления.
Индустриализация (от лат. Industria) — процесс ускоренного социально-экономического перехода от традиционного этапа развития к индустриальному, с преобладанием промышленного производства в экономике. Этот процесс связан с развитием новых технологий, особенно в таких отраслях, как энергетика и металлургия. В ходе индустриализации общество также претерпевает некоторые изменения, меняется его мировосприятие. Позитивное отношение к труду в сочетании со стремлением как можно быстрее использовать новые...
Экономический рост — увеличение объёма выпуска товаров и услуг в рассматриваемой экономической системе (в стране, регионе, мире). Мерой экономического роста служит прирост реального ВВП в целом или на душу населения.
Капитали́зм — экономическая система производства и распределения, основанная на частной собственности, юридическом равенстве и свободе предпринимательства. Главным критерием для принятия экономических решений является стремление к увеличению капитала, к получению прибыли.
«Империализм свободной торговли» — академическая статья Джона Галлахера и Рональда Робинсона, опубликованная в журнале «The Economic History Revew» в 1953 году. Статья стала своеобразной вехой в дискуссии об империализме XIX века, порождённой публикацией книги Джона Гобсона «Империализм: исследование», и сосредоточенной в то время, в основном, на экономических аспектах эпохи. Статья Галлахера/Робинсона ввела в активный научный оборот термины «неформальная/формальная империя» и придала дискуссии новое...
Культурный форум мировых городов (официально — англ. World Cities Culture Forum) – крупная глобальная инициатива по культурному развитию и продвижению ведущих мировых городов. Форум был создан в 2012 году по инициативе мэра Лондона и консалтингового агентства BOP после проведения ХХХ Летних Олимпийских Игр. Кроме Лондона в программу также вошли Нью-Йорк, Шанхай, Париж, Токио, Сидней, Йоханнесбург и Стамбул. Сейчас в деятельности Форума принимают участие 35 городов со всего мира. Предполагается, что...
Постиндустриа́льное о́бщество — общество, в экономике которого преобладает инновационный сектор экономики с высокопроизводительной промышленностью, индустрией знаний, с высокой долей в ВВП высококачественных и инновационных услуг, с конкуренцией во всех видах экономической и иной деятельности, а также более высокой долей населения, занятого в сфере услуг, нежели в промышленном производстве.
Субполитика — это термин, введенный Ульрихом Беком, который описывает особый подход к восприятию того, что происходит вне рамок существующих политических институтов и определяет современные общественные процессы. Яркими примерами субполитики являются движения гражданского общества, деятельность транснациональных компаний, работа неправительственных организаций, а также достижения научно-технического прогресса. В современном обществе при смене парадигм происходит смещение рисков, которым подвергается...
Мировой порядок — характер (состояние) или направление внешней активности, обеспечивающей незыблемость тех целей сообщества государств, которые являются для него, с одной стороны, элементарно необходимыми, с другой — жизненно важными, с третьей — общими для всех.
Глокализация (англ. Glocalisation) — это процесс экономического, социального, культурного развития, характеризующийся сосуществованием разнонаправленных тенденций: на фоне глобализации вместо ожидаемого исчезновения региональных отличий происходит их сохранение и усиление. Вместо слияния и унификации возникают и набирают силу явления иного направления: сепаратизм, обострение интереса к локальным отличиям, рост интереса к традициям глубокой древности и возрождению диалектов.
Вашингто́нский консе́нсус (англ. Washington Consensus) — тип макроэкономической политики, который в конце XX века был рекомендован руководством МВФ и Всемирным банком к применению в странах, испытывающих финансовый и экономический кризис.
Неолиберализм (англ. neoliberalism) или неолиберальный институционализм — школа в теории международных отношений, развивающая идеи политического либерально-идеалистической парадигмы после Второй мировой войны. Данная теория утверждает, что международные политические институты могут позволить государствам успешно кооперировать в международных отношениях. Наиболее известными представителями неолиберализма стали Роберт Кеохэйн и Джозеф Най.
Золотой миллиард — понятие, термин, метафора в публицистике постсоветского пространства, отражающие дисбаланс в уровне жизни и потребления между населением развитых и развивающихся стран мира, в условиях ограниченности мировых ресурсов. В трактовке Цикунова А. К. является «теорией заговора».
Альтерглобали́зм (также известное как альтернативная глобализация или как анти-мондиализм — глобальные движения за справедливость) — общественное движение, появившееся в XX веке, ставящее своей целью альтернативные пути глобализации. Альтерглобалисты отвергают европейско-американскую либеральную модель глобализации, полагая, что она часто работает в ущерб, или не в полной мере способствует развитию человеческих ценностей, таких как охрана окружающей среды, социальная справедливость, охрана труда...
Экономика сопротивления (перс. :اقتصاد مقاومتی‎; англ. Resilient Economy или англ. Resistive Economy) - термин введенный в научный оборот политическим и научным истеблишментом Ирана, означающий способ борьбы с экономическими санкциями, введенными в отношении одного региона или страны, смысл которой заключается в достижении минимальной зависимости национальной экономики от иностранных государств в сфере обеспечения своих основных потребностей при условиях, когда импорт и экспорт товаров, производимых...
Классическая политическая экономия (также классическая экономика) — первое из современных направлений экономической мысли. Активно развивалась в конце XVIII века — 30-х гг. XIX века. Основные авторы: Адам Смит, Жан-Батист Сэй, Давид Рикардо, Томас Мальтус и Джон Стюарт Милль.
Кейнсиа́нство (англ. Keynesian economics) — макроэкономическое течение, сложившееся как реакция экономической теории на Великую депрессию в США. Основополагающей работой была «Общая теория занятости, процента и денег» Джона Мейнарда Кейнса, опубликованная в 1936 году, тем не менее ряд научных работ Дж. М. Кейнса, где вырабатывается его теория, публиковались ещё с начала 1920-х гг., под влиянием уроков и последствий Первой мировой войны. В работе «Экономические последствия мира» Дж. М. Кейнс выдвигает...

Упоминания в литературе (продолжение)

В 90-е годы XX века возможность серьезных структурных реформ на уровне национального государства была поставлена под сомнение. Глобализация стала ключевой идеей неолиберализма в 1990-е годы на фоне растущего разочарования масс в рыночных реформах. Разочарование это охватывало практически все страны, испытавшие на себе прелести свободного рынка. Бывший левый социолог Фернандо Энрике Кардозо, ставший позднее правым президентом Бразилии, с важным видом объяснял главному редактору Российского журнала: глобализация это прогрессивная интеграция мировых рынков – финансовых и прочих. Это формирование относительно единой производственной системы и распространение ее на весь мир. Такова современная форма капитализма. Динамика глобализации определяется крупными корпорациями. Именно они обладают ресурсами, необходимыми для рационализации производства, а также информацией и средствами ее обработки, что позволяет ориентироваться в ситуации и принимать верные решения. В определенном смысле глобализация – это современное воплощение прогресса, и в этом ее можно сравнить с индустриализацией в Европе в начале XIX века, радикально изменившей привычный порядок. Многие выступали тогда против промышленной революции, но их протесты не остановили ход истории. То же самое и с глобализацией. Для вящей убедительности Кардозо вспомнил молодость и привлек в союзники основоположника марксизма: «Что за странные люди! – наверняка сказал бы об антиглобалистах Карл Маркс, будь он сегодня жив. – выступать против глобализации – это практически то же самое, что отрицать идею прогресса».[18]
Применительно к рынкам капиталов само понятие «глобализация» употребляется для «обозначения процесса развития глобальных финансовых рынков, роста транснациональных корпораций и достижения ими доминирующего положения по отношению к национальным экономикам»[11]. При этом, по мнению отдельных специалистов, развитие глобализации идет параллельно со снижением роли национального регулирования. Так, отмечается, что «способность капитала к свободному перемещению резко снизила способность государства контролировать экономику»[12]. Активизация в перемещении капитала и рост портфельных инвестиций последовали за реформами, которые связывают с политикой «дерегулирования» национальной экономики, проводимой администрацией Р. Рейгана в США и М. Тэтчер в Великобритании. Период конца ХХ в. и так называемых нулевых связан с пребыванием в уверенности в способности рынка саморегулироваться и нежеланием терпеть какое-либо вмешательство со стороны государства. События конца 2008 г., а именно банкротство известных инвестиционных компаний, а также срочная финансовая помощь со стороны национальных государств, оказанная ради их спасения другим государствам, наглядно продемонстрировали то, что «рынки никогда не достигают равновесия, о котором говорит экономическая теория»[13]. Коррекции в регулировании инвестиций не заставили себя ждать.
Глобализация как естественноисторический процесс и вместе с тем интегративная концепция отражает тенденции развития в экономической, политической, информационной, культурной сферах на современном этапе мировой истории. Многие исследователи феномена глобализации определяют ее как процесс, обусловленный «свободным движением капиталов и возрастающей зависимостью национальных экономик от глобальных финансовых рынков и транснациональных корпораций», как «процесс, в ходе которого стираются географические границы социальных и культурных систем». При этом отмечается, что «современный мир управляется глобальными институтами» (пусть даже это и не дает основания говорить о «мировом правительстве»), что в эпоху глобализации основными оказываются «транснациональные подходы к организации глобальной системы, в основе которой лежат глобальные тенденции и институты».
Фурсов идет дальше этого заключения и говорит о том, что в условиях глобализации нация-государство по своей сути начинает превращаться, а точнее, его начинают превращать в государство иного типа – корпорацию-государство, которое выражает интересы молодой и хищной фракции мирового капиталистического класса – корпоратократии. Согласно концепции Фурсова, корпорация-государство (КГ) – это конкретная форма глобально-рыночной государственности; пространственный и экономический, но не собственно государственный и классовый аспекты, которые зафиксировали Боббитт и Омаэ. Фурсов определяет КГ как «такой административно-экономический комплекс, который, будучи хотя бы формально госаппаратом, играет самостоятельную и определяющую роль в данной стране, который в то же время ставит политико-экономические национальные интересы этой страны в зависимость от экономических аппаратно-ведомственных (корпоративных), или, по крайней мере, рассматривает первые сквозь призму вторых; который приватизировал в своих интересах характерные для государства как для института функции (приватизация власти-насилия) и в то же время отказался от выполнения большей части характерных для государства социальных обязательств функций или резко сократил их». При этом КГ, его интересы ориентированы на глобальную систему, на глобальный, а не национальный уровень.
Во многих работах резкое ослабление в условиях глобализации роли государства как главного субъекта системы мировой политики связывается с десуверенизацией государств, пропагандируется тезис об универсальном характере этого явления. В качестве одного из основных аргументов приводится европейская интеграция – создание Европейского экономического сообщества, трансформировавшегося в 1992 г. в Европейский союз (ЕС), и его значительное расширение в последние годы за счет приема новых членов. Географически локальная в масштабах планеты тенденция – развитие европейской интеграции – выдается за всемирную закономерность. Однако этот тезис не подтверждается развитием событий в большинстве других регионов мира. Да и в рамках самого ЕС интеграция реализуется отнюдь не однозначно.
Сегодня региональная интеграция имеет массовый характер распространения и вышла за рамки одного континента. Как отмечает В. М. Шумилов, «региональная экономическая интеграция как проявление глобальной тенденции активно осуществляется на всех континентах, во всех “центрах экономической силы”»[41]. Н. А. Черкасов справедливо подчеркивает, что «региональная… международная интеграция как процесс добровольного объединения самостоятельных государств должна исходить из неизбежности разных вариантов реформирования экономических и социальных структур, разных темпов экономических и социальных реформ в отдельных странах. Меры, направленные на максимальную унификацию преобразований и необоснованное ускорение объединительных процессов (как свидетельствует опыт СНГ и Европейского Союза), могут лишь затормозить развитие интеграции»[42]. При этом следует согласиться с мнением Хосе Алвареса, что все более ощутимую роль в процессах глобализации и интеграции приобретают «международные организации – межправительственные образования, основанные в соответствии с договором, обычно состоящие из постоянного секретариата, пленарных ассамблей, в которые входят все государства-участники и исполнительные органы с более ограниченным участием, – таков феномен двадцатого века, имеющий мало общего с ранними формами институционального сотрудничества государств, включая античные формы»[43].
В этих условиях происходит также глобализация взаимоотношений развитых и отсталых стран (разрыв по уровню благосостояния ряда стран составляет 1: 100). В конечном счете это может привести к взрыву именно внутри этих глобальных инфраструктур. Уже сегодня проходят массовые протесты населения многих стран против глобализации экономики, которые требуют от богатых стран поделиться своими сверхдоходами с бедными странами. Особенно наглядно это требование было озвучено на третьем всемирном саммите глав государств в Йоханнесбурге в августе 2002 г., посвященном экологическим и связанным с экологией экономическим и социальным проблемам. На саммите подчеркивалось, что идет сознательное игнорирование неизбежных катастрофических последствий современного мирового промышленного развития, в основе которого лежат корыстные интересы крупнейших транснациональных корпораций. Эти корпорации, базирующиеся в странах «золотого миллиарда» (представляющих в основном западный мир), кровно заинтересованы в поддержании такого мирового экономического порядка, при котором 14 % населения Земли потребляют 86 % мировых природных ресурсов (Российская газета. 2003. 22 авг.). Остальной части населения планеты уготовлено нищенское существование, поэтому представители этих народов и требуют, чтобы богатые поделились с бедными. Однако этот призыв не получил со стороны руководителей богатых стран внятного ответа.
– В процессе глобализации они зачастую действуют против интересов граждан своих стран. В результате перемещения производств в страны с дешевой рабочей силой теряются рабочие места в промышленности, которые замещаются занятостью в сфере услуг с низкой оплатой и краткосрочным наймом. Происходит ликвидация среднего класса в странах метрополии. Раньше периферия мирового капитализма обладала достаточной емкостью, чтобы поглощать кризисы метрополии и оплачивать их за счет обеднения и архаизации жизни своего населения. В последние десятилетия эта емкость стала недостаточной, а ряд стран вырвался из долговой петли и «закрылся» от кризисов Запада. Какое-то время роль поглотителя кризисов играло лишенное экономического суверенитета постсоветское пространство, но и его «поглотительный потенциал» исчерпан. Поэтому неолиберальные социальные инженеры и разработали целый ряд методов сброса кризисов в средний класс метрополии. В Европе – после эпохи почти полного охвата трудящихся разными схемами социальной поддержки – уже около трети занятых находится вне социально защищенной сферы. Регулярными стали операции по разорению массы мелких акционеров менеджерами крупных корпораций. В качестве примера можно привести корпорацию Enron и целый ряд банков.
Однако общее влияние международной среды было очень велико и выразилось прежде всего в так называемых «демонстрационных эффектах глобализации» (уровень и качество жизни в различных странах мира, подотчетность власти, функционирование демократических институтов, уважение прав человека и др.), к которым особо восприимчива молодежь. Усилившаяся под влиянием экономических факторов трудовая миграция в Европу также способствовала восприятию новых политических образцов. Развитие новых коммуникационных и информационных технологий (с помощью ЕС и частных компаний) привело к распространению неформальных сетей, которые политические и социоэкономические обстоятельства трансформировали в гражданские структуры (Движение 6 апреля в Египте и др.).
В последнее время человечеству становится понятно, что открытость обществ и экономик необходима не только для прогресса, но и для выживания. Но в современном мире все же присутствуют национализм, экстремизм и другие проблемы. Они в значительной степени мешают развитию международных экономических отношений. Процессы глобализации не затрагивают огромную часть населения Земли в отсталых странах. Тем не менее глобализация – это основная тенденция развития сегодняшнего мира, его экономики и международных экономических отношений.
В последнее время человечеству становится понятно, что открытость обществ и экономик необходима не только для прогресса, но и для выживания. Но в современном мире все же присутствуют национализм, экстремизм и другие проблемы. Они в значительной степени мешают развитию международных экономических отношений. Процессы глобализации не затрагиваютогромную часть населения Земли в отсталых странах. Тем не менее глобализация – это основная тенденция развития сегодняшнего мира, его экономики и международных экономических отношений.
1. Оптимистический сценарий быстрого выхода на новую длинную волну экономического роста. Он предусматривает перевод кризиса в управляемый режим, который позволит ведущим странам канализировать спад в устаревших секторах и периферийных регионах мировой экономики, направив эти ресурсы на подъем инновационной активности и форсированный рост нового технологического уклада. При этом кардинально изменится архитектура глобальной финансовой системы, которая станет поливалютной, а также состав и относительный вес ведущих стран. Произойдет существенное усиление государственных институтов стратегического планирования и регулирования финансовых потоков, в том числе на мировом уровне. Глобализация станет более управляемой и сбалансированной. Стратегия устойчивого развития сменит доктрину либеральной глобализации. В числе объединяющих ведущие страны мира целей будут использоваться борьба с терроризмом, глобальным потеплением, массовым голодом, болезнями и другими угрозами человечеству.
Современное общество обладает рядом собственных, специфических и, судя по всему, уникальных особенностей. Каждая из данных особенностей отражается на экономической ситуации в целом и на структуре возникающих кризисов в экономике. Основной особенностью временного общества является усиление интеграции общемировых связей, приводящих к взаимопроникновению не только культуры и наций, но и экономики разных стран. Последняя ступень интеграции стан предполагает, собственно говоря, экономическое взаимопроникновение, именуемое глобализацией. Помимо плюсов данного процесса, существует и отрицательная черта: в процессе проникновения экономики происходит распространение кризисной ситуации на те страны, которые ранее могли быть и не затронуты данными кризисами. Помимо глобализации, существует и ряд других процессов, изменяющих лик экономики мира и конкретных стран, влияя на процессы возникновения и распространения кризисов. К таким изменениям можно отнести:
Глобальная политическая обстановка на планете ныне определяется в основном характером внутреннего развития США как наиболее мощной в экономическом и военном отношении державы. Если прежние формы политической глобализации определялись противостоянием и борьбой примерно равных по силе двух или более гегемонов, то нынешняя глобализация политики контролируется и определяется одним гегемоном – Соединенными Штатами Америки. В результате современный этап глобализации, будучи исторически объективно обусловленным, на самом деле испытывает сильное влияние субъективного фактора со стороны США и других стран «золотого миллиарда», осуществляется в угоду их интересам на базе либерального фундаментализма. Подобная ситуация позволяет утверждать, что в мире сложилась однополярная военно-политическая система, центром которой явяляются США.
В настоящее время постепенно набирает обороты процесс глобализации, при котором уменьшается значимость национальных границ. Глобализация экономики заключается в формировании единого экономического пространства, где отраслевая структура, обмен информацией и технологиями, география размещения производительных сил определяется с учетом мировой конъюнктуры. В странах Европы, несмотря на кризисные явления, продолжаются процессы интеграции. На постсоветском пространстве также проходят интеграционные процессы в рамках СНГ и Таможенного союза. Наибольший прогресс в развитии взаимодействия между странами достигнут Российской Федерацией и Республикой Беларусь, подписавшими в 1999 году Договор о создании Союзного государства, главной целью которого является формирование единого экономического и таможенного пространства.
Интерес представляют работы итальянских авторов Карло Жана и Паоло Савона [92, с. 32], в которых они утверждают, что практически везде должен существовать геоэкономический подход для создания единой стратегии развития страны или региона. Особо выделяется, что при изучении данного направления необходимо поддерживать решения о создании единого финансового рынка в рамках стратегического развития территории, и выдвигается спорная точка зрения, что при глобализации соперничество регионов, неодинаковых по уровню экономического развития, может привести к разделению территорий на бедные и богатые.
Вместе с тем происходящие под влиянием глобализации изменения стимулируют смещение к иному характеру городского управления, который обозначается аналитиками как переход от «urban government» к «urban governance». Он связан с тем, что появление международных секторов экономики, интернациональных экономических институтов, мобильной системы инвестиций капитала ослабляет возможности городских властей контролировать развитие города. В условиях растущей сложности и
В процессе глобализации транснациональные корпорации действуют и против интересов граждан «своих» стран. В результате перемещения производств в страны с дешевой рабочей силой рабочие места в промышленности замещаются занятостью в сфере услуг с низкой оплатой и краткосрочным наймом. Происходит ликвидация среднего класса в странах метрополии. Раньше периферия мирового капитализма обладала достаточной емкостью, чтобы поглощать кризисы метрополии и оплачивать их за счет обеднения и архаизации жизни своего населения. В последние десятилетия эта емкость стала недостаточной, а ряд стран вырвался из долговой петли и «закрылся» от кризисов Запада. Какое-то время роль поглотителя кризисов играло лишенное экономического суверенитета постсоветское пространство, но и его «поглотительный потенциал» исчерпан. Поэтому неолиберальные социальные инженеры и разработали целый ряд методов сброса кризисов в «средний класс» метрополии. В Европе – после эпохи почти полного охвата трудящихся разными схемами социальной поддержки, – уже около трети занятых находится вне социально защищенной сферы.
Смена трендов в динамике мировой экономики в первом десятилетии XXI в. свидетельствует о двух непреложных фактах. С одной стороны, не подтверждается довольно широко распространенное еще совсем недавно мнение о том, что благодаря таким прогрессивным процессам, как глобализация, инновационное развитие, повышение качества управления хозяйством, широкая либерализация мировой торговли, наконец, новейшие достижения экономической науки, извлекающей уроки из кризисов прошлого, капитализму удалось преодолеть циклы взлетов и падений. С другой стороны, эти же факторы позволили существенно смягчить циклические колебания. В результате кризис последних лет оказался не столь разрушительным, как Великая депрессия 1929–1933 гг., а международная конкуренция не вышла за цивилизованные рамки. Иными словами, рыночная экономика обрела относительно высокую защищенность от отрицательных кумулятивных эффектов неравномерности экономической динамики. В чем новизна предлагаемой к изданию работы? Прежде всего – это комплексное исследование важнейших процессов в развитии мировой экономики в 2000-е годы. К ним авторы относят следующее.
Сегодня в результате «волн» массовой иммиграции, прежде всего из стран бывшего «третьего мира», в Северной Америке и в Западной Европе все чаще формируются полиэтнические и мультикультурные общества. Россия же исторически является мультиэтнической и мультикультурной страной. По данным ООН, в 2005 г. 191 млн человек во всем мире (около 3 % населения планеты) являлись внешними мигрантами (около 120 млн в начале 1990-х гг. и 175 млн в конце десятилетия), при этом численность нелегальных иммигрантов оценивалась на уровне 30–50 млн человек.[1] В последние десятилетия процессы экономической глобализации, дерегулирование, либерализация и приватизация экономики в развивающихся и посткоммунистических странах, осуществляемые по западным неолиберальным рецептам, и вызванные ими катастрофическое социальное расслоение и массовое обнищание населения, социально-политическая нестабильность и межэтнические войны и конфликты заставили миллионы людей покинуть родные места и уехать либо в поисках заработка, либо в надежде найти убежище и просто выжить. Миграционные потоки приобрели стихийный характер, поэтому самих мигрантов стали рассматривать как странников по всему миру, а миграция приобрела транснациональный характер. На фоне неравенства государств Севера и Юга в экономическом положении, растущего под влиянием процессов глобализации, и радикальных экономических и политических изменений в мире международная миграция стала поистине глобальной проблемой.
Глобализация изменяет статус национальных государств в сфере образования. Подобный процесс происходит в разных странах по-своему. Как резонно замечают Р. Даль, М. Кроссли, Дж. С. Уотсон, последствия глобализации в образовании на национальном уровне различаются в зависимости от места и характера воздействия [R. Dale (1999); М. Crossley (2002); J. S. Watson (1996)]. Так или иначе, глобализация «подтачивает» самостоятельность национальных систем образования. О сужении сферы влияния национальных систем образования свидетельствует растущая роль в школьной политике наднациональных структур и международных организаций: ООН, ЮНЕСКО Международный валютный фонд (МВФ), Всемирная торговая организация (ВТО), Всемирный банк (ВБ), Европейский союз, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и т. п.
Первое – поддерживается исследователями, которые считают, что экономическая глобализация является феноменом международного хозяйства, принципиально изменивший мир. По своим глубоким и масштабным последствиям глобализацию можно сравнить с индустриальной революцией XIX в. Концепция глобализации мирового хозяйства основывается на анализе сформировавшихся мировых экономических рынков и их глобальной конкуренцией. В свою очередь, для представителей концепции, которая отмечает негативные стороны глобализации, типичны рекомендации денационализации и широкой приватизации национальных экономик. По мнению представителей теории «геофеномена», компетентные стратегические решения возможны только с участием международных институтов, которые способны разработать меры по ускорению глобализации экономического пространства.
Не следует забывать также, что кризис стал сосредоточием не только финансовых, структурных и системных противоречий, накопленных мировым хозяйством и мировым сообществом, но и своего рода историческим перекрестком таких важнейших явлений и процессов, как вызревание границ глобализации, ряд социальных последствий и аспектов информационных технологий, влияющих на характер управления мировым сообществом, преддверие пика добычи нефти – явление, на которое никак не реагируют руководящие круги ведущих стран мира, но которым заняты уже сотни исследовательских организаций в США и России, наконец, на глазах растущее военно-политическое и финансово-экономическое могущество Китая, опрокидывающее существовавшие ранее условия доминирования.
Отношения между достижениями в науке и технологиях и ростом экономики установились давным-давно, но ход их не всегда предсказуем. Более существенна общая эффективность Национальной инновационной системы (НИС) государства – процесс, в котором интеллектуальные идеи двигаются в сторону коммерциализации во благо государственной экономики. По утверждению мирового исследования, проведенного учеными-экспертами по заказу НИС, США в настоящий момент могут похвастаться более сильной инновационной системой, чем развивающиеся экономики Китая и Индии. Сама идея НИС была разработана в восьмидесятые годы XX века как помощь в понимании того, почему некоторым странам удается лучше превращать интеллектуальные идеи в коммерческий продукт, который подстегивает их экономику. Модель НИС развивается как информационная технология, и эффект набирающей ход глобализации (и многонационального сотрудничества) сказывается на национальных экономиках. По утверждению исследования, заказанного НИС, девять факторов могут внести свой вклад в современную НИС: подвижность капитала, гибкость резерва рабочей силы, восприимчивость правительства к бизнесу, технологии передачи информации, инфраструктура развития в частном секторе, система законов по охране интеллектуальной собственности, доступный научный и человеческий капитал, маркетинговые навыки и общекультурные склонности к творчеству.
Главный вопрос, который сегодня задаётся в связи с высшим образованием, это вопрос о том, произошли ли в этой сфере кардинальные изменения под влиянием глобализации. Когда мы говорим о глобализации высшей школы, то нередко используем это слово как синоним интернационализации. Однако вряд ли это может трактоваться как нечто абсолютно новое. Образование и наука изначально по своей природе наднациональны. Университеты одной страны всегда перенимали опыт университетов других стран, учась друг у друга, а с конца XIX в. существование европейских империй естественным путём вело к распространению европейских моделей по всему миру. Однако в последние десятилетия XX в. и ещё более заметно в начале нового столетия происходит одновременная трансформация масштаба высшего образования практически во всех развитых странах (да и в ряде развивающихся), сопровождающаяся введением аналогичных организационных и финансовых форм, что свидетельствует о серьёзном отходе от существовавших ранее национальных традиций в этой сфере.
Однако надо иметь в виду, что экономическое развитие не терпит монопольного доминирования. И объективно полицентричная модель глобализации в большей степени соответствует как реалиям мировой экономики, так и интересам государств и регионов, не входящих в «золотой миллиард».
Глобализация (от лат. globus – шар) – эволюционный процесс развития мировой экономики и международных отношений, результатом которого является все возрастающее влияние на экономику, политику, социальные системы отдельных стран различных факторов международного значения: экономических и политических связей, технического, информационного и культурного обмена.
Мировой экономический кризис не закончился и, очевидно, закончится не скоро. Меньше всего от него пострадал Китай, настолько меньше, что китайское правительство приняло решение несколько ограничить экономический рост. Для чего? Как показывает известный ученый Ту Вэймин, в Китае все время решали вопрос о том, как преодолеть следующие альтернативы: «традиционное и современное», «локальное и глобальное», «капиталистическое и социалистическое»[22]. При всей идеологической ориентации на социализм там имеются элементы такого развития, которые характерны для капитализма. Про глобализацию писали, что это победа капитала над национальными интересами незападных стран, в том числе и я так думала. Но Китай сразу ринулся в глобальный рынок и сумел использовать его в интересах своей страны. И вот сегодня, когда чувствуется, что глобальный рынок – это источник конфликтов, связанных с экономическим кризисом, в Китае стараются перенести часть продаж внутрь самого Китая.
В современной экономике наблюдается образование глобальных рынков, которые включают в себя большое количество стран-участниц. Наблюдаются такие явления как глобализация интернационализация торговли и производства товаров, работ, услуг. Остро стоят проблемы изменения Российского законодательства в связи со вступлением России в Международные экономические союзы.
Практическая значимость исследований взаимодействия права и экономики подчеркивается многими современными учеными. Так, В. В. Колесников, указывая на особое значение экономической теории права как новой отрасли научного знания, отмечает следующее: «Достигнутый сегодня в мире уровень развития рыночных институтов предопределил высокую степень взаимопроникновения двух важнейших сфер деятельности человеческого общества – права и экономики. Сегодня следует говорить как о состоявшемся факте о симбиозе экономики и права, об устойчивой взаимной связи и обусловленности экономических отношений и отношений правовых. В связи с чем познание социальной реальности и эффективное социальное управление уже немыслимы вне использования институционального подхода и, соответственно, вне изучения интегрального курса «Право и экономическая теория»[237]. И. Л. Честнов, рассматривая методологические проблемы взаимодействия права и экономики в эпоху глобализации, подчеркивает, что существующие тенденции глобализации на современном этапе «приводят к необходимости пересмотреть основные принципы организации социума как такового и его отдельных подсистем – экономики, права, политики. В частности, нуждается в пересмотре господствующее сегодня неолиберальное по своей сути представление об экономике, ее роли в мире и связях с другими социальными подсистемами»[238].
Именно британцам принадлежит первенство в практической реализации тех революционных идей, которые изначально предопределили мотивацию человека в борьбе за обретение индивидуальных прав и свобод, а также в значительной мере содействовали ликвидации барьеров, стоящих на пути международного сотрудничества, через интеграцию региональных и локальных экономик и культур в глобальную систему торговли и коммуникаций. Посредством переработки знаний о разрозненных культурах и цивилизациях, собранных английской метрополией в её колониях, протекторатах и зависимых территориях, британские экономисты первыми обосновали и экспортировали в остальные страны теории международного разделения труда, тем самым проложив интеллектуальную колею экономической глобализации.
Известно, что многие регионы России обладают огромным природно-ресурсным и территориальным потенциалом для нового этапа развития, связанного с включением российского общества в процессы глобализации. Эти процессы повлекут за собой распространение различных религиозных и национальных традиций, различных методов ведения хозяйственной деятельности, различных ценностных ориентиров деловой активности и т. д. При этом очевидно, что регионы России имеют высокий уровень дифференциации по степени экономического развития. Различные территории страны сильно отличаются друг от друга по культурным традициям и особенностям образа жизни, связанным как с природно-климатическими характеристиками конкретной территории, так и с историей внутренней миграции. Кроме того, в сегодняшней России необходимо учитывать территориальную (региональную) специфику поведения населения и общественные ценности, связанные с доминирующими долгое время на каждой территории видами деятельности. Нельзя не учитывать также продолжающиеся связанные с урбанизацией процессы миграции, которые приводят к формированию на территориях интенсивного экономического роста, особенно в городах, социокультурного конгломерата, вызывая повышение уровня социальной, демографической и этнической напряженности. Это требует особых политических и управленческих усилий по организации социальной и межкультурной коммуникации, которая становится элементом и способом реализации региональной социально-экономической политики.
МИР СТРЕМИТЕЛЬНО ВХОДИТ в процесс глобализации. Активизируются самые разнообразные межгосударственные экономические и политические контакты, функционируют крупнейшие международные альянсы и организации (такие как ООН, ЕврАзЭС, НАТО, ШОС и многие другие). Повседневная жизнь значительного числа людей уже немыслима без глобальной сети Интернет. Становится все более очевидным, что целый ряд международных проблем не может решаться на уровне отдельных независимых государств. Приходится создавать новые и новые структуры для обсуждения и решения проблем на межгосударственном и надгосударственном уровнях и передавать таким структурам все больше властных полномочий.
Современные ученые видят суть глобализации в резком расширении и усложнении взаимоотношений как людей, так и государств, в ускорении процессов формирования планетарного информационного пространства, мирового рынка капиталов, товаров и рабочей силы, в интернационализации проблем техногенного воздействия на природную среду. При этом среди главных предпосылок глобализации на первое место чаще всего ставится информационная революция, которая и обеспечивает технологическую базу глобализации, теснейшим образом связанную со стремительным развитием глобальных информационных сетей.
В связи с обозначенными тенденциями формируется во всех странах новый концептуальных подход к деятельности государства на который оказывает влияние большое количество факторов: прежние механизмы государственного регулирования, разработанные в 20 веке (дискреционная и недискреционная финансовая политика, мягкая и жесткая денежно-кредитная политика) были направлены на достижение либо экономического роста, либо на обеспечение стабильности цен, на сегодняшний день призваны решать двуединую задачу на фоне обеспечения устойчивого развития экономики, кроме этого важнейшим фактором, влияющим на деятельность государства и определяющим новый порядок в развитии цивилизации является глобализация.
Не последнюю роль в спонтанной тенденции к сглаживанию национальных различий играет процесс глобализации как таковой. Так, применительно к Южной Корее исследователи отмечают, что по мере ускоряющейся модернизации и интеграции страны в мировое хозяйство «происходит неизбежное усиление западных влияний на сознание корейских бизнесменов и администраторов. В настоящее время приходится говорить не о доминировании традиционных представлений и мотиваций в их практике, а только об их относительно высокой доле в общей сумме составляющих их мировоззрения»[23].
В современных условиях государства как субъекты международного права перестают быть единственными и главными факторами современной геополитики. Формирование транснационального мира ведет к «перетеканию» внутренней политики государств во внешнюю и наоборот. Граница между ними становится условной. Современные процессы мирового развития приводят к повышению субъектности регионов, их геополитической и геоэкономической самоидентификации в национальном и глобальном аспектах. Геополитическое измерение конфликтов начала XXI вв. проявляется в том, что на относительно небольшом региональном пространстве сталкиваются интересы крупнейших держав мира, воспроизводится глобальное цивилизационное, социально-экономическое противоборство. Поэтому традиционное понимание геополитики трансформировалось, наполнилось новыми смыслами. Расширилось понимание ее базовой категории – феномена пространства. В условиях глобализации стала актуальной проблема внутренней геополитики, сохранения единого внутреннего геополитического пространства государства. Префикс «гео» в контексте современных геополитических проблем уже увязывается не только с географическим пространством, но и с иными пространственными категориями. Расширилось понимание ее базовой категории – феномена пространства. К иным пространственным категориям относится все чаще упоминаемая в последнее время категория геоэкономического пространства (сфера, в которой функционирует глобальная экономическая система, рассматриваемая в ракурсе мирового воспроизводственного процесса). На Западе геоэкономика заявила о себе как новый вид геополитики для утверждения нации-государства в небывалых мировых масштабах. В современной исследовательской литературе на первый план все чаще выходят и пространственные категории, которые имеет смысл рассматривать, опираясь на культурологический подход.
Главными тенденциями развития мировой экономики последних трех десятилетий стали либерализация внутренней и внешней хозяйственной жизни, ее глобализация. Многие страны перешли от замкнутых национальных хозяйств к экономике открытого типа.
В последнее время резко возрастает взаимозависимость национальных хозяйств, производственный процесс приобретает общемировой характер. Технологической основой глобализации является постоянное совершенствование средств коммуникации и транспорта, устраняющее барьеры между странами и регионами мира. Таким образом, мировое экономическое сообщество из рыхлой совокупности более или менее взаимосвязанных стран превращается в целостную экономическую систему. Отдельные национальные экономики становятся составными элементами единого всемирного хозяйственного организма, а их судьбы в возрастающей мере определяются ходом развития этого организма как целого.
В начале XXI в. под влиянием глобализации наблюдается заметная трансформация миграционных процессов, которые приобретают новые черты, усиливают свое влияние на политическую, социально-экономическую и духовные сферы жизни общества. В современной миграции четко выделяются две стороны. С одной стороны, можно отметить, что люди, товар, капитал, информация и услуги перемещаются со все возрастающими скоростью и легкостью. Это приводит к тому, что изменяются модели экономического развития все большего числа стран. А с другой – в последние десять лет в результате глобализационных процессов многие государства, в том числе Россия, стали испытывать количественно и качественно увеличивающееся иммиграционное давление. Эти явления обусловливают для принимающих стран необходимость совершенствовать миграционную политику, исходя из общемировых тенденций.
Актуальность государственной политики проявляется не только с практической, но и с теоретической точки зрения. Анализ банковской политики не стал самостоятельным предметом исследования. Банковская политика зачастую отождествляется с денежно-кредитной политикой, стратегиями развития банковской системы. Конечно, все эти акты тесно связаны между собой, но каждый из них при этом имеет собственный предмет. Раскрытие содержания, целей и структуры банковской политики, как это не покажется удивительным, тем не менее не было предметом исследования. Разумеется, это наносит ущерб как решению текущих задач, так и достижению стратегических параметров развития. Нам представляется, что банковская политика в большей степени должна затрагивать институциональный блок банковской системы, раскрывать целевые ориентиры деятельности банков, концентрировать внимание на направлениях и приоритетах их развития, определять направления модернизации структуры банковского сектора в зависимости от характера собственности, универсализации и специализации, территориального размещения денежно-кредитных институтов, консолидации их капитала, а также банковской инфраструктуры. Полагаем, что в национальной банковской политике в условиях глобализации экономики должна быть повышена роль государственного регулирования в направлении большей увязки банковской политики с промышленной политикой, развития отдельных отраслей и регионов. Несомненно, в большей степени должна проявиться роль банковской системы в модернизации основных фондов, развитии малого и среднего предпринимательства, восточных регионов страны.
Большинство критических замечаний американских исследователей напрямую высказаны в адрес США. С точки зрения критиков, в XX веке США превратились в страну с однородной популистской культурой, в которой развлечения одержали победу над духовностью и даже самой жизнью. Америка, проводящая политику защиты прав потребителей, пропагандирующая эгалитаризм и умножающая новые технологии, уничтожает культурные различия без создания новой культуры. Еще один американский ученый Кристофер Клаузен предостерегает: мировая культура, движимая подобными началами, погубит культуру традиционную, а также станет причиной внекультурного смешения бизнеса, новых технологий и всеобъемлющего индивидуализма [181а]. Естественно, подобная тенденция, наблюдаемая в центре неолибералистской системы, вызывает ответную реакцию на Востоке – и особенно в исламском мире, который сохраняет традиционные устои, в которых сконцентрированы вера и нравственность, считающиеся практическими предписаниями. Между тем для создателей и деятелей глобалистской цивилизации культурные особенности и национальные традиции несущественны, второстепенны и мешают мировому прогрессу. Аналогичным образом эскалация напряженности в отношениях человека с природой также не считается принципиальным вопросом, хотя экологическая катастрофа уже началась. Практика мирового развития в течение последних десятилетий показывает, что в рамках неолиберальной геополитической модели глобализации путь для решения важнейших общечеловеческих проблем пока еще не найден; глобалистская политика скорее разрушительная, нежели созидательная, чреватая всё новыми и новыми социально-экономическими и природными проблемами.
Актуальность данной темы обусловлена тем, что в современных условиях глобализации, международной системы разделения труда и непрерывно возникающими внутренними и глобальными кризисами выбор государством стратегии управления экспортом и импортом товаров является одним из самых важных с точки зрения обеспечения экономической безопасности национальной экономики.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я