Черный кофе со льдом
Марина Серова

Частный детектив Татьяна Иванова очарована новым клиентом – элегантным господином с изысканными манерами. Только вот «деликатное дело» Виктора Денисова столь банально, что прославленной сыщице впору отказать ему в помощи. Тот недурно порезвился в компании неизвестной прелестницы, и незабываемые кадры веселенькой ночи попали в руки шантажистов. Доброе имя клиента те оценили в пять тысяч долларов. Просмотрев копию роковой кассеты, Таня недоумевает, почему запись обрывается на самом интересном месте. Где же продолжение? Однако Денисов ускользает от ответов, и Татьяне это очень не нравится…

Оглавление

Из серии: Частный детектив Татьяна Иванова

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Черный кофе со льдом предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Жара. Вот уже две недели стоит невыносимая жара. Мой термометр, прикрепленный к окну, просто зашкаливает. Лето в этом году выдалось странное. Июнь и июль были холодными. Лили по-осеннему неприятные затяжные дожди. А вот август, видимо, решил выдать всю положенную норму зноя.

Днем город словно вымирает. Редкие прохожие перемещаются короткими перебежками от одного ларька с холодным квасом или газировкой до другого. Зато вечером тарасовцы наконец покидают свои дома и заполняют многочисленные летние кафе.

Тарасовское население разделилось на две категории. Первая — счастливцы, у которых отпуска или каникулы. Они целыми днями валяются на многочисленных городских пляжах и пляжиках. Занят каждый клочок пространства около воды. Вторая категория — несчастные, вынужденные работать и по-черному завидовать первым. Увы и ах, я отношусь ко второй категории граждан: вчера мне позвонил очередной заказчик и назначил встречу у себя в офисе сегодня утром. Жара жарой, а денежки зарабатывать надо: хоть сейчас и трудно представить, но не за горами зима, а мне очень хочется новую шубку. Никто ведь не подарит.

Вот почему, вместо того чтобы загорать и купаться, я сижу здесь, в приемной, и ожидаю, когда секретарша пригласит меня пройти в кабинет потенциального клиента. О нем я пока знаю только, что зовут его Виктор Вениаминович Денисов и что он владелец сети тарасовских аптек.

В приемной царит божественная прохлада, все-таки кондиционер — чудесное изобретение современности. Расположившись на удобном кожаном диване, я наслаждаюсь приятнейшим ощущением бегающих по коже мурашек. Секретарша искоса бросает на меня короткие взгляды и мило улыбается. К моему глубокому удивлению, она не выглядит мегерой, напротив, кажется милой, симпатичной и вполне искренней девушкой. Вот как сильно влияет наше самочувствие на восприятие действительности!

Однако ожидание мое затянулось, и это постепенно начинает раздражать. Похоже, господин Денисов ни во что не ставит мое личное время. Если меня не пригласят в течение ближайших пяти минут, я, пожалуй, разозлюсь и уйду — пусть перезванивает и назначает новую встречу. У нас тоже есть чувство собственного достоинства.

Пока я выбирала между самолюбием и ленью, из директорского кабинета вышел посетитель. Секретарша вежливо попрощалась с ним, а затем, светло улыбаясь, обратилась ко мне:

— Проходите, пожалуйста, Виктор Вениаминович вас ждет.

Я с большим трудом покинула уютный диван и направилась в директорский кабинет. Дверь распахнулась, и Денисов сам вышел мне навстречу.

— Здравствуйте! Вы Татьяна Иванова? Очень рад вас видеть. Простите, Танечка, что заставил ждать, — сам сидел как на иголках, но это был наш поставщик. Человек нужный, хотя и бестолковый, да к тому же болтлив немыслимо — еле от него отделался.

Вот как все просто. Я против воли разулыбалась, как идиотка, все простила и вообще забыла, что еще пару минут назад собиралась упрекнуть господина Денисова в непунктуальности. Упрекать в чем-то мужчину, обладающего таким обаянием и искренностью, было невозможно. Он обезоруживающе улыбался и, приложив руки к сердцу, демонстрировал искреннее раскаяние. Так состоялось наше знакомство. Виктор Вениаминович был красив той благородной красотой, которая не увядает с годами, а, напротив, становится утонченнее и пикантнее. Вдобавок он был еще и необычайно элегантен. Одним словом, «настоящий шармер». Не делая скидок на жару, Денисов оделся в костюм с белой рубашкой и галстуком. От него веяло свежестью и легким ароматом изысканного парфюма. Пышная копна его чуть тронутых сединой волос выглядела так, словно он только что посетил парикмахерский салон. Мягкий тембр голоса завораживал.

Словом, мой новый клиент был из тех мужчин, которым не надо прикладывать много усилий, чтобы покорить женское сердце. Даже я буквально таяла от его улыбки, напрочь забыв, зачем я здесь нахожусь.

Я взглянула на секретаршу. Она смотрела на своего шефа преданными глазами, словно загипнотизированная морская свинка. Правда, я никогда не видела загипнотизированных морских свинок, но в моем представлении они должны выглядеть именно так. Вид девушки несколько отрезвил меня и вернул к действительности. Я ответила на приветствие вполне бесстрастно:

— Здравствуйте, Виктор Вениаминович. Не беспокойтесь, время пролетело незаметно.

Денисов ослепительно улыбнулся:

— Ну вот и славно. Пойдемте ко мне в кабинет. Ксюшенька, — обратился он к «морской свинке», — будь так добра, принеси нам кофе и воды со льдом. Помните, Танечка? — Он вновь перевел взгляд ярко-синих глаз на меня. — Так пил кофе профессор Плейшнер с каким-то мерзким типом в «Семнадцати мгновениях весны». Я однажды попробовал, и оказалось, что это действительно очень здорово.

Мы прошли в кабинет. Виктор Вениаминович предложил мне расположиться в удобном кресле рядом с собой. Лицо его посерьезнело.

— Видите ли, Татьяна, — сказал он, — у меня к вам очень деликатное дело.

Я, слегка улыбнувшись, подумала, что это само собой разумеется, иначе «мистер обаяние» обратился бы в милицию, а не к частному детективу. Вслух же произнесла дежурную фразу, с которой, как правило, начинаются все мои дела:

— Рассказывайте, пожалуйста, я вас внимательно слушаю.

Денисов начал свое повествование:

— Вчера утром, собираясь ехать на работу, я обнаружил записку, заткнутую за дворники моей машины. В ней было написано следующее: «Заплатите пять тысяч долларов, иначе жена все узнает. Два дня на размышление. В субботу вечером ждите дома нашего звонка». Сначала я подумал, что это чья-то глупая шутка: мало ли, может, дети соседские балуются, насмотрелись сериалов и решили поиграть в «плохих парней». Но когда приехал на работу, обнаружил вот в этом самом кабинете на столе видеокассету. Я, конечно, сразу ее просмотрел. У меня здесь видеодвойка: смотрю обычно кассеты с семинарами «Истоков здоровья».

Меня внезапно совсем не в тему нашего разговора осенило:

— Позвольте, так вы и есть тот самый Виктор Денисов, ученый, который создал знаменитую «Панацею»? Как же я сразу не догадалась?!

«Панацеей» называлась невероятно популярная пищевая биодобавка, которую распространяла компания «Истоки здоровья» по линии сетевого маркетинга. Эта добавка, кажется, полностью соответствовала своему названию и действительно являлась панацеей от всех болезней и к тому же омолаживала организм. Я вообще-то такими вещами не интересуюсь и узнала о чудесном препарате совершенно случайно.

Дело в том, что моя давняя подруга Леночка, вечно безденежная энтузиастка-учительница, с год назад надумала заняться сетевым маркетингом. Кто-то из представителей «Истоков здоровья» красочно расписал ей все прелести подобного рода занятий, и она загорелась.

Всевозможным «гербалайфам» и «нью-вейзам» она никогда не доверяла: мало ли какую гадость «подсунут» иностранцы?! А тут российская линия, принципиально продвигающая продукты и разработки отечественного производства. Это подруге понравилось.

Короче говоря, Леночка повелась на все посулы, подписалась под представителя «ИЗ» и сама стала активным сетевиком. В этом деле ведь главное — иметь хорошо подвешенный язык, а уж чего-чего, этого у нее не отнять. Подруга моя всегда, сколько ее знаю, отличалась невероятной болтливостью и соответствующей коммуникабельностью.

На распространении продукции «ИЗ» она просто свихнулась. Нормально общаться с ней стало невозможно: каждый простой приятельский разговор она теперь умудряется превратить в лекцию о пользе того или иного продукта. Что только она не пыталась мне впарить! Какие-то чудодейственные антицеллюлитные мази, средства для очищения организма, супервитамины и даже новейшее средство от мужского полового бессилия, которое, по ее словам, в десять раз круче «Виагры». Помнится, не без труда удалось ей объяснить, что мне оно ни к чему, а мои мужчины тоже как-то всегда справлялись без всяких препаратов. Ну а безусловным хитом продаж у распространителей продукции «Истоков здоровья» и объектом Леночкиного восхищения являлась вышеупомянутая «Панацея». Она выпускалась в виде коктейлей и в виде таблеток. Леночка умоляла меня попробовать хоть раз, но я как-то скептически отнеслась к ее восторгам, зная легко увлекающуюся натуру своей подруги.

Сама же Елена глотала «Панацею» беспрестанно. Я острила, что так она скоро доомолаживается до младенческого состояния. Однако справедливости ради надо отметить, что в последнее время она действительно посвежела и расцвела. Но думаю, не последнюю роль в этом сыграл тот факт, что благодаря своей активности Леночка уже через два месяца сетевой деятельности стала получать неплохие бонусы от «ИЗ». Это явилось существенной прибавкой к нищенской зарплате преподавателя французского языка. Львиную долю денег подруга, разумеется, тратила тут же на продукцию «Истоков здоровья», в основном на свою обожаемую «Панацею», но, кроме того, и питаться стала получше и даже гардероб свой обновила.

А про разработчика этой популярной добавки Елена прожужжала мне все уши. Очень уж ей импонировало, что он наш земляк, тарасовец. Кроме того, она видела Денисова на одной из презентаций и была сражена наповал его обаянием. И вот, оказывается, этот легендарный господин сидит сейчас передо мной и рассказывает о своих деликатных проблемах. Ленка бы просто обалдела, если бы узнала об этом. Но она, разумеется, не узнает, иначе подробности личной жизни моего заказчика немедленно станут достоянием широких масс.

В ответ на мой возглас Виктор Вениаминович довольно заулыбался, видимо, приняв меня за горячую поклонницу своего творения. Я не стала его разубеждать. Раз так хорош разработчик, то, возможно, так же хорошо и изобретение? Пожалуй, я все-таки рискну попробовать пресловутую «Панацею». Я извинилась за то, что прервала рассказ Виктора Вениаминовича, и он продолжил:

— Я должен рассказать вам небольшую предысторию этой видеозаписи. Дело в том, что на прошлой неделе, в субботу, я встречался со своим старым другом, которого не видел несколько лет. Мы решили посидеть в ресторане «Гавань». Вы, наверное, знаете этот очаровательный ресторанчик-поплавок на Волге. Там замечательное пиво. Ведь, как известно, ничто так не согревает душу, как холодное пиво, не так ли?

Я промолчала, но про себя ухмыльнулась — оказывается, и у небожителей бывают самые простые земные слабости. А я-то уже готова была подумать, что мой клиент употребляет только амброзию. Денисов продолжал:

— Так вот, там к нам подошла очаровательная длинноногая блондинка, скучающая в одиночестве. Сначала попросила прикурить, потом мы разговорились, познакомились. Приятель пригласил ее за наш столик. Через некоторое время Анжелика — так звали новую знакомую — предложила нам продолжить вечер у нее дома. Друг мой охотно согласился, он известный ловелас и любитель приключений. Я же не особенно хотел идти, но прерывать вечер было жаль. Я ведь не так часто могу себе позволить отдохнуть в компании с другом. Только работа. И только деловые встречи, презентации, официальные приемы. Это так утомляет. Словом, мне ничего не оставалось, как согласиться… Ну, и вот этот самый вечер у Анжелики запечатлен теперь на видеозаписи.

Вот тебе и раз! Меня просто покоробило от того, что «деликатное дело» такого элегантного мужчины оказалось столь банальным и пошленьким. Боясь еще большего разочарования, я не решилась расспрашивать о подробностях вечера. Достаточно уже того, что мне, по всей вероятности, предстоит увидеть эту запись. Впрочем, я уже засомневалась, стоит ли браться за расследование. Уж очень я не люблю копаться в чужом грязном белье. Да и обидно будет узнать о неприглядной стороне жизни очаровательного господина Денисова. Видимо, эти мысли бегущей строкой пронеслись по моему лицу, потому что Виктор Вениаминович обратился ко мне с пламенной просьбой:

— Танечка, я очень прошу вас взяться за мое дело! Мои хорошие знакомые рекомендовали вас как самого компетентного в городе специалиста в области частного сыска. Я прекрасно понимаю, что предлагаю расследование, не соответствующее вашему профессиональному уровню. И тем не менее я хотел бы, чтобы это были именно вы, поскольку ваше имя — стопроцентная гарантия успешного финала и полной конфиденциальности. Это как раз то, что мне сейчас необходимо.

В дверь деликатно постучали, и в кабинет вошла секретарша, несущая нам кофе и воду. Денисов на некоторое время умолк. Когда девушка удалилась, он продолжил:

— Конечно, я мог бы выкупить эту кассету. Деньги для меня — не проблема. Но я считаю безнравственным платить шантажистам, поощряя их тем самым продолжать прокручивать свои грязные делишки. Лучше я эту сумму заплачу вам, частному детективу. И тогда мы с вами, Танечка, поможем нашему городу избавиться от кого-то из негодяев. Ну что, я убедил вас? Вы согласны? — с надеждой в голосе спросил Виктор Вениаминович.

Боже мой, ну, конечно же, убедил! Разве может не убедить такая прочувствованная речь? А до чего веско прозвучала фраза об обещанном гонораре в пять тысяч долларов! Вот вам, Татьяна Александровна, и новая шубка!

Я ослепительно улыбнулась и ответила:

— Вы, Виктор Вениаминович, обладаете поразительной силой убеждения. Отказать вам — выше моих сил. Я согласна.

— Вот и прекрасно! — обрадовался Денисов. — Давайте выпьем кофе, а потом обсудим все интересующие вас детали.

Кофе оказался замечательным. Уважаю ценителей и знатоков этого напитка. Вообще-то большая редкость, когда в офисе подают не растворимую бурду, а настоящий кофе, к тому же приготовленный очень умело. И вода со льдом действительно придала дополнительную остроту изысканному вкусу. Я высказала комплимент в адрес денисовской секретарши. В ответ Виктор Вениаминович похвалился, что сам научил ее готовить кофе. Я приступила к более подробному расспросу клиента.

— Так вы говорите, что обнаружили записку под дворниками машины. Вы оставляете машину на стоянке?

— Нет, я ставлю ее во дворе нашего дома, под окнами. Мы живем на втором этаже. Район у нас спокойный, дом элитный, в нем живут только солидные люди, так что проблем никогда не было.

— Вы можете припомнить, в котором часу нашли записку?

— Да, конечно. Я отправлялся на работу к девяти часам. Как обычно, вышел из дому без четверти девять. Из-за этой записки опоздал на работу минут на пятнадцать — она все же подействовала мне на нервы.

Надо же, у «мистера обаяние» все-таки есть нервы!

— Возможно, кто-то мог видеть человека, подложившего записку, — предположила я.

— Не исключено. Но вы ведь не собираетесь дать объявление в газету? — беззлобно пошутил Денисов.

Обычно я не люблю, когда язвят в мой адрес. Предпочитаю язвить и острить сама. Но, к собственному удивлению, я проглотила это замечание, улыбнулась и продолжила разговор:

— Итак, на работе вы появились чуть позже девяти часов. А кто первым приходит в офис?

— Часть персонала приходит к восьми часам. В том числе и моя секретарша Оксана. Она же открывает мой кабинет и подает мне на стол документацию: отчеты от менеджеров среднего звена, корреспонденцию от клиентов, поставщиков и прочее. Но, обнаружив кассету, я первым делом спросил у нее, кто передал этот пакет. Я забыл сказать вам, что кассета лежала в большом запечатанном конверте без всяких надписей. Ксюша ответила, что через нее эту «посылку» не передавали и, кто положил конверт на стол, она не видела.

— А девушка могла отлучиться из приемной?

— Да, в обязанности секретаря как раз и входит собирать по утрам документацию. Поэтому некоторое время Оксаны не было на месте. Когда она вернулась, увидела в приемной пакет и подумала, что его принес курьер. Она положила его мне на стол вместе с бумагами.

Почему-то я сразу интуитивно отказала «морской свинке» в способности к действиям, направленным против шефа. Однако отметила для себя, что надо будет поподробнее ее расспросить.

— А кто именно из персонала приходит к восьми часам?

— Ох, Танечка, у нас такой большой штат. Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Лучше справиться об этом у менеджера по кадрам.

— Я смогу сегодня с ним поговорить? Разумеется, не разглашая конфиденциальной информации.

— Да, конечно. Он сейчас на месте. Вы можете назваться ему представителем нашего профсоюза.

В сообразительности господину Денисову не откажешь. Теперь надо поподробнее узнать об Анжелике.

— Скажите, Виктор Вениаминович, какое у вас сложилось впечатление: эта девушка, подцепившая вас с другом в кафе, знала о съемке? Или она была просто игрушкой в чужих руках?

— Трудно сказать. — Денисов поморщился не то от неприятного вопроса, не то от вульгарного словечка «подцепила». — Во всяком случае, вела она себя вполне естественно.

От такого ответа мысленно поморщилась я.

— Ну а адрес-то ее вы запомнили?

— Запомнил, но только визуально. Это было в девятиэтажке на улице Чехова, напротив супермаркета «Комета». Вход со двора. Средний из трех подъездов. Четвертый этаж, первая дверь налево от лифта.

— У вас прекрасная память, — не удержалась я от комплимента, записывая адрес.

— Спасибо, Танечка. Память у меня действительно фотографическая. Что еще вас интересует?

— Записку вы сохранили?

— Увы, нет. Я сгоряча порвал ее прямо на месте. Но текст я запомнил дословно.

— А этот текст был написан от руки или напечатан?

— Написан от руки. Почерк незнакомый.

— Жаль, конечно, что вы не сохранили записку. Она могла бы нам как-то помочь, я полагаю. Даже по почерку можно было бы кое-что определить: женщина писала или мужчина, некоторые особенности характера. Я неплохо разбираюсь в графологии и…

Я решила поумничать, но ничего не получилось. Денисов с улыбкой прервал мою тираду:

— Помилуйте, Танечка, у меня же нет никакого опыта в таких вещах. Обещаю вам, когда меня будут шантажировать в следующий раз, я непременно учту ваше замечание. — Вот опять! Он снова сыронизировал в мой адрес. Но в устах Виктора Вениаминовича колкость прозвучала так изящно, что даже не вызвала у меня ответного желания съязвить. Я только улыбнулась.

— Что ж, тогда у меня все. Я поговорю с вашим персоналом, попробую отыскать Анжелику, а завтра давайте встретимся, и я сообщу вам результаты. Если ничего толкового узнать не успею, то мы с вами можем попробовать вечером засечь звонок шантажистов.

Я объяснила Денисову, что у меня есть такая возможность в случае, если звонок будет сделан из города, но удовольствие это дорогое. Он еще раз дал мне понять, что не посчитается ни с какими расходами, лишь бы был результат. Конечно, я немного слукавила. В действительности все было не так уж и дорого, да к тому же и очень просто. Нужен был его телефон, компьютер, модем и специальная программа, наложенная на карту конкретной местности. Я выяснила, что компьютер у Виктора Вениаминовича дома имеется. Все остальное было у меня и на самом деле уже давно окупилось.

Мы договорились встретиться завтра и в случае необходимости обсудить все детали вечернего мероприятия по отслеживанию звонка. Денисов сказал, что его жены не будет дома. Они собирались в театр на гастрольный спектакль известного столичного театра. Но он может сослаться на то, что ему необходимо срочно поработать с документами и остаться дома.

— Не волнуйтесь, эту часть операции я беру на себя, — сказал Денисов, когда я засомневалась, пойдет ли его супруга без него. Ну что же, с таким обаянием можно любую женщину убедить в чем угодно, не то что жену.

Я предложила предварительно назначить нашу с Виктором Вениаминовичем встречу на двенадцать часов дня. Денисов немного подумал и ответил:

— Извините, Танюша, у меня на это время назначено свидание с сыном от первого брака. Мне не хотелось бы его переносить. В последнее время мы не часто видимся с ним. А в прошлую субботу мне пришлось отменить свидание из-за приезда друга. Того самого, с которым у нас и произошла эта злополучная вечеринка. Так что, если не возражаете, давайте увидимся в два часа. В кафе «Ланселот», на Московском проспекте. Только не внутри, а на летней площадке. Вы знаете это место?

— Найду, — коротко пообещала я. — И позвольте задать вам последний на сегодня вопрос. Как зовут вашего приезжего друга, который участвовал в той вечеринке?

— Танечка, мне не хотелось бы его сюда впутывать. Да это и не имеет смысла. Я уверен, что он здесь ни при чем.

Но я настаивала, и Денисов нехотя сообщил, что друга зовут Александр Владимирович Соколов.

На этом мои вопросы были исчерпаны. Он отдал мне злополучную кассету, заплатил аванс и вышел со мной в приемную, чтобы отдать распоряжение секретарше. Денисов попросил ее предоставлять мне любую информацию и вообще оказывать всяческое содействие. После этого мы простились. Виктор Вениаминович на прощание подарил мне еще одну очаровательную улыбку. Я почувствовала, что смотрю на него так же преданно, как и его секретарша Ксюша. И с тем же выражением лица.

На опрос персонала я убила почти полдня, причем безрезультатно. Каждый вчера утром был занят своим делом. Никто не обращал внимания на посторонних — в офисе всегда бывает много посетителей. Короче говоря, ничего существенного никто мне не сообщил. Секретарша сказала мне только то, что я уже знала от Денисова. Она была со мной чрезвычайно любезна, но в ее тоне проскальзывала ревность. Я засомневалась в своем первоначальном выводе о ее непричастности к этой истории. Уж не она ли, грешным делом, была соучастницей шантажистов? Ее преданность шефу была, похоже, чем-то большим, нежели просто преданностью. А тогда ведь вполне в ее интересах расстроить отношения шефа с женой. Может, она даже втайне подумывает стать третьей мадам Денисовой? Но в таком случае я и подавно от нее ничего не добьюсь. Разве только путем грубого нажима. Но с этим всегда успеется. Пока же хотелось действовать деликатно. Тем более, если я не права, мои «буря и натиск» вызовут нежелательные толки среди персонала, чего никак нельзя было допустить. Значит, надо действовать с другого конца. Попытаться отыскать красотку Анжелику. Но сначала надо бы просмотреть кассету. Я отправилась домой.

Дома первым делом я приняла холодный душ, после чего, оставив на себе минимум одежды, уселась перед вентилятором и закурила. Предстоящий просмотр крутого порно меня не вдохновлял. Я все еще находилась под воздействием чар Денисова. Должно быть, поэтому всячески оттягивала «начало сеанса». Решила сперва погадать на моих верных двенадцатигранных костях.

Я достала заветный замшевый мешочек, вынула кости и задумалась над тем, что же хочу узнать. В голове вертелся лишь один вопрос: что за человек мой новый клиент? Я сосредоточилась и бросила кости. Выпало сочетание 11 + 21 + 25. Без особых усилий я отыскала в памяти значение этой комбинации чисел. Оно гласило: «Каждый человек неповторим в своем обаянии». Очень мило. И что же это может означать? Кости поощряют мою симпатию к Денисову? Хотя если вдуматься, то скорее наоборот: словом «каждый» они отвергают его уникальность. В общем, я окончательно запуталась и решила прекратить медитировать над непонятным предсказанием. Надо приступать к более активным действиям.

Перед тем как начать просмотр кассеты, я набрала номер бывшего однокурсника Андрюши Мельникова, который в отличие от меня продолжает нести доблестную службу в наших славных органах. Мне иногда требовалась его помощь, и я прибегала к ней без зазрения совести. Ведь даже знаменитый Шерлок Холмс не чурался поддержки инспекторов Скотленд-Ярда.

Андрей всегда был человеком безотказным. Вот и на этот раз он охотно согласился раздобыть для меня по своим каналам кое-какую информацию.

— Понимаешь, Андрюша, мне нужно выяснить, есть ли у милиции какие-либо данные на двух товарищей.

— А что, надо, чтобы были? Так не волнуйся, Танюша, заведем! Ты только подскажи, на кого.

Это у него такой своеобразный юмор.

— Ну, перестань дурака валять, я серьезно. Можешь помочь?

— Вот уж и пошутить нельзя. Зануда ты, Танька. Ну конечно, помогу. Диктуй фамилии.

— Записывай. Первый — Денисов Виктор Вениаминович, год рождения приблизительно шестьдесят третий. Второй — Соколов Александр Владимирович, возраст не знаю, вероятно, тоже что-то около того. Записал?

–…около того. Записал.

— Ну, тогда действуй! И, пожалуйста, Андрюшенька, как только что-нибудь выяснишь — сразу позвони. Моя благодарность не будет знать границ в пределах разумного.

— Как-как? — Андрей расхохотался в трубку. — Ну ты, Танюха, и фразочки загибаешь, откуда только берешь такие! Ладно, через часок-другой перезвоню. Надеюсь, за это время все выясню. Ну, пока!

— Пока, Андрей. Жду звонка.

Ну что же, теперь самая пора посмотреть кино для взрослых.

Вставив полученную утром кассету в видеомагнитофон, я сделала глубокий вдох, выдох, сказала гагаринское «Поехали!» и нажала на кнопку «Play».

Через час запись была мною полностью просмотрена. То, что я увидела, повергло меня в состояние полного недоумения. Кино не оправдало моих зрительских ожиданий, чем, сознаюсь, вызвало смешанное чувство легкого разочарования с облегчением. Но недоумение профессионального плана было все же значительно сильней. Дело в том, что кассета не содержала в себе ровным счетом ничего компрометирующего. По крайней мере, в моем представлении. Разумеется, я допускаю, что мои взгляды на подобные вещи существенно отличаются от взглядов супруги Денисова, но все равно трудно понять, из-за чего он так переполошился. Вечеринка у Анжелики, во всяком случае, та ее часть, которая уместилась на кассете, была вполне невинной. Съемка началась за несколько минут до прихода девушки и ее гостей. Затем, почти в течение часа, скрытая камера записывала, как Денисов, Соколов и Анжелика распивали мартини, болтали, смеялись над многочисленными анекдотами, которые так и сыпались из Соколова. Девушка, конечно, строила глазки обоим своим кавалерам, но в ее поведении не было ничего вызывающего. Должно быть, самым «горячим» моментом из всего запечатленного на кассете было предложение девушки выпить на брудершафт, бурно поддержанное Соколовым, и последующее его воплощение. Но даже здесь Виктор Вениаминович в отличие от своего друга вел себя весьма сдержанно: полагающийся в таких случаях поцелуй выглядел скорее отеческим.

Вообще, Денисов в течение всей записи довольно вяло реагировал на заигрывания девушки, явно предоставляя лидировать своему другу. Анжелика же, напротив, отдавала предпочтение моему клиенту. В этом нет ничего удивительного: Соколов на фоне товарища, безусловно, проигрывал. Он показался мне довольно простецким малым. Куда ему было соперничать с изысканным и галантным Виктором Вениаминовичем!

Мартини закончилось, и девушка пожелала, чтобы кто-нибудь из мужчин сходил в магазин пополнить запас выпивки. При этом она явно намекала, чтобы это сделал Соколов. Он выглядел на несколько лет моложе своего друга, и Анжелика, смеясь, предложила ему «сбегать по-молодецки». Он согласился, тем более что у него кончились сигареты. Сказал, что мигом обернется и чтобы без него тут не шалили.

Соколов ушел. Оставшись наедине с Виктором Вениаминовичем, девушка, судя по всему, уже достаточно захмелевшая, начала вести себя несколько более раскованно. Она распустила волосы, собранные до этого в высокую прическу, и начала пританцовывать напротив Денисова, сидящего на диване, всячески пытаясь вытащить его потанцевать с ней. Когда же он изящно, но твердо отказался, она вдруг непринужденно уселась к нему на колени, обняв за шею рукой. Все! На этом кассета заканчивалась. Не знаю, было ли что-нибудь дальше, но до сих пор мой клиент вел себя безупречно. У меня возникло сомнение: возможно, он не досмотрел запись до конца и считает, что на ней запечатлен весь вечер полностью. Он же не уточнил, что именно на кассете должно смутить покой его жены и составить угрозу семейному счастью.

Я засомневалась настолько, что решила позвонить Денисову и попросить разъяснений. Было около шести часов вечера. Виктор Вениаминович должен был еще находиться в офисе. Придется его побеспокоить. На всякий случай я набрала номер не директорского кабинета, который значился в денисовской визитке, а номер сотового.

— Добрый вечер, Виктор Вениаминович. Это Татьяна Иванова вас беспокоит.

Неожиданно для меня он ответил довольно сухим и официальным тоном:

— Добрый вечер, Татьяна Александровна. У вас что-то срочное?

Я даже слегка растерялась от такой холодности и промямлила:

— Ну, не совсем… То есть вообще-то довольно срочное.

— Я вас слушаю. Только, если можно, покороче.

— Виктор Вениаминович, а вы действительно видели запись на кассете? Вернее, я хотела сказать, вы просмотрели ее полностью?

— Да, разумеется. А почему вы спрашиваете?

— Потому что не могу понять, что на ней вас настолько смущает, что вы готовы пойти на такие затраты? Ведь в ней не содержится никакого компромата. Или я что-то не так поняла?

— Ах, вот вы о чем. Извините, Татьяна Александровна, у меня сейчас нет возможности долго разговаривать — я по пятницам в это время провожу инструктаж с сотрудниками компании. Мы же с вами завтра встречаемся. Тогда я и отвечу на все возникшие у вас вопросы. Еще раз извините. Всего хорошего.

Денисов дал отбой.

Вот так. Ну что же, завтра так завтра. И вообще, зря я позвонила. Глупо получилось и непрофессионально. Господин Денисов дал мне задание и пообещал хорошие деньги за его выполнение. И не мое собачье дело выяснять степень слабонервности его драгоценной супруги. Вот меня просто и деликатно поставили на место. Ужасно неприятно. Но не смертельно. Вообще, детка, давай-ка отвлекайся от всяких там личных ощущений, симпатий и тому подобного. Никаких влюбленностей в клиентов! Тем более женатых. Тем более в такую жару.

Чтобы окончательно укрепиться в этом решении, я еще разок приняла холодный душ. После этого собралась снова просмотреть кассету, чтобы выжать из нее максимум информации. Но не успела начать «повторный сеанс», как зазвонил телефон. Я взяла трубку, и из нее раздался бодрый голос Мельникова:

— Танюша! Готова услышать кое-что интересное?

— Мельников! Я уж думала, что не дождусь твоего звонка. Что так долго?

— Так, настроение у тебя, я чувствую, изменилось. Где же обещанная благодарность, не знающая границ? Я так старался.

— Ну ладно, не томи, выкладывай: что там тебе удалось разузнать? — невежливо пробурчала я в ответ.

— Хорошо, слушай, — чуть обиженно сказал Андрей. — Данные о твоих «товарищах» следующие. Соколов Александр Владимирович, шестьдесят седьмого года рождения, не женат, детей нет, судим, освобожден досрочно за хорошее поведение, вышел примерно пару месяцев назад. Денисов Виктор Вениаминович, шестидесятого года рождения, судимостей не имеет…

— Откуда же, интересно, тогда в вашей конторе появились сведения о нем?

— А ты не перебивай, дай договорить.

— Ну прости, больше не буду. Слушаю внимательно. — Наконец справилась я со своим раздражением, в действительности никакого отношения к исполнительному Андрюше не имеющим.

— Так вот, Соколов был осужден за бухгалтерские махинации на фирме, где являлся главным бухгалтером и соучредителем. Догадываешься, кто был вторым совладельцем этой фирмы?

— Денисов?!

— Умница, угадала с первой попытки. Именно он. Ему тогда удалось как-то выкрутиться. А когда Соколова посадили, Денисов ликвидировал фирму и все деньги вложил в новый бизнес. Ну, как тебе нравится?

— Отлично. Это уже любопытно. А что за фирма у них была?

— Некое ЗАО «Продсервис», занимались оптовой торговлей, ворочали неплохими деньгами, между прочим. Тебе это чем-то поможет?

— Надеюсь. Правда, пока не знаю, чем именно. Но все равно, Андрюшенька, спасибо тебе огромное. Прости, что так неприветливо начала разговор. У меня сегодня был такой странный день. Ну, ладно, счастливо, звони.

Вот тебе, Танюша, и информация к размышлению! А не мог ли Соколов, обиженный на старого приятеля и явно не удовлетворенный таким раскладом, выйдя из тюрьмы, попытаться получить свое — ведь все денежки-то остались у Денисова.

Тогда все сходится. Денисов соколовскую долю не отдает, и тот решается пойти на шантаж. Ведь именно по настоянию Соколова приятели пошли в гости к девушке. А потом Соколов оставил их наедине. Значит, вполне вероятно, что это он затеял видеосъемку.

Нет. Ерунда выходит. Ведь по сравнению с тем, на что должен был рассчитывать после отсидки Соколов, пять тысяч долларов — просто смехотворная сумма. Неужели его устроила бы такая подачка? Да и сам Денисов решительно отрицает причастность друга к пикантной истории. Значит, не чувствует перед ним никакой вины. Нет, Танечка, ни черта не сходится. Что, может, еще разок позвонишь Виктору Вениаминовичу? Ладно, ты, кажется, собиралась заново просмотреть кассету, вот этим и займись. На настоящий момент это будет самое разумное действие. Возможно, анализ кассеты подстегнет твои плавящиеся от жары мозги и тебе удастся додуматься до чего-нибудь путного. Закончив внутренний монолог, я приготовила себе большую чашку кофе со льдом, закурила и перемотала кассету на начало. Теперь я могла, полностью отключившись от сюжета, обратить внимание на детали. Но кое-какие мысли у меня уже возникли.

Во-первых, как я уже заметила во время первого просмотра, съемка началась за несколько минут до появления Анжелики и компании. Отсюда напрашивается версия: шантажистами являются сама Анжелика, работающая как наживка, и некий ее сообщник, который, увидев, скажем, из окна, что его подружка ведет очередных клиентов, быстренько включает видеокамеру и удаляется из квартиры. Или она подает какой-то условный сигнал по сотовому телефону. Надо будет завтра спросить у Денисова, звонила ли куда-нибудь девушка, когда они находились уже около дома или когда только ехали в машине. Так что же, выходит, Денисов — просто случайная жертва? Но позвольте, ведь его финансовые возможности оценены вполне точно. Не у всякого любителя посидеть в теплой компании можно вот так, запросто, потребовать пять тысяч долларов за какую-то паршивую кассету и при этом еще рассчитывать получить выкуп. Надо было знать наверняка его финансовое и семейное положение. Проследить его излюбленное место отдыха. Кроме того, надо было еще знать, куда подложить записку и как передать кассету. Ну, положим, с запиской проще: сообщник Анжелики просто мог вести клиента до дома по окончании вечеринки. А вот как быть с передачей кассеты? В настоящем случае надо было знать не просто, где находится офис Денисова, но и точно рассчитать время, когда пакет можно подкинуть. На случайность это мало похоже. Вероятнее всего, у них был наводчик. Либо сам партнер Анжелики занимался тем, что выискивал подходящих клиентов. Но не она. Ей самой нельзя было лишний раз светиться. «Наживка» появлялась только в момент «рыбалки». Что же, версия достаточно гладкая. Стало быть, действительно надо начинать с поисков роковой красотки. Вот этим-то я завтра с утра и займусь. Благо адресок девушки у меня имеется.

Нет, положительно, от этой жары у меня расплавились мозги. Даже кофе со льдом не помогает. У вас, Татьяна Александровна, есть не ее адресок. Это адрес места, где проводилась съемка. Если это профессионалы среднего уровня, то есть обычные мошенники, они не будут рисковать и приводить гостей каждый раз на одну и ту же квартиру. (Это только профессионалы очень высокого уровня, боюсь даже сказать какого, скажем так — из области высокой политики, — могут себе позволить иметь специально оборудованные точки.) Значит, мои «подопечные» для проворачивания своих грязных делишек снимают квартиру, на короткий срок, возможно, через подставное лицо.

У-ф-ф, как все сложно. Но как минимум один раз Анжелика появилась на квартире — когда шла с гостями. Возможно, кто-то из местных жителей ее заметил. Итак, надо еще раз просмотреть кассету и постараться поймать кадр, где лицо девушки наиболее различимо. Сделаю с него на компьютере распечатку и смогу с ней отправиться расспрашивать горячо обожаемых мною, да и всеми сыщиками, неизменных бабушек на скамейках — самых ценных свидетелей, которые знают порой мельчайшие подробности, необходимые для расследования.

Я подключила видеомагнитофон к компьютеру и начала просматривать запись заново.

Судя по всему, камера была запрятана в большой букет цветов или что-то вроде того — качество записи было неважное. Справа и слева передний план был занят расплывчатыми силуэтами каких-то веток. Более или менее четко просматривался центр. Там как раз стоял диван, где расположились гости.

Но лицо Анжелики поймать было довольно сложно. Она, видимо, старалась не попадать в зону четкого изображения. А если попадала, то спиной. Ну, это понятно.

И все-таки пару раз она прокололась! Ее лицо оказалось в кадре. С помощью компьютера я увеличила и даже немного почистила изображение (хоть я и не ас в этих делах, но кое-что все же умею).

Ну вот, красавица, теперь у меня есть твое личико. Очень даже симпатичное. И на хищницу ты не похожа. Такая непосредственная улыбка. Качество изображения, правда, не самое лучшее. Но я же не собираюсь повесить его над кроватью и любоваться перед сном. А для опознания вполне сойдет.

Когда я закончила работу над изображением, было уже за полночь. День у меня сегодня был длинный-предлинный. И еще эта жара. До сих пор душно: раскаленный асфальт и стены домов не дают воздуху остыть даже ночью. Мне страшно хотелось спать. Все, хватит на сегодня, а то мозги вскипят, и бедной Тане нечем будет думать. А думать полезно… думать… мыслить…

Я чуть было не уснула перед монитором. Еле заставила себя перетащиться на диван. Казалось, что мгновенно провалюсь в сон. Но не тут-то было. Что-то не давало покоя. Моя версия вновь и вновь вертелась у меня в голове. Я была в том тяжелом дремотном состоянии, когда уставшее тело уже спит, а переутомленный мозг продолжает работать. Что-то меня тревожило, но я никак не могла понять, что именно. Наконец мне все же удалось отключиться.

Оглавление

Из серии: Частный детектив Татьяна Иванова

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Черный кофе со льдом предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я