Орден Света. Кара небесная
Анна Анатольевна Магдалина, 2012

Книга "Кара небесная" является продолжением романа "Уроки для ангела" и второй частью трилогии "Орден Света" о приключениях Вероники. Во второй книге главной героине вновь предстоят нелёгкие испытания. Сражения с вампирами, противостояние чёрному магу Ворону, похищение инопланетянами и спасение Земли – это лишь немногие из тех проблем, которые ей придётся решить. Но самая главная её задача – это спасение Алекса, так как жизнь без него будет для неё адом. И всё же иногда будущее бывает укрыто даже от тех, кто его делает…

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Орден Света. Кара небесная предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Не загадывай надолго,

Будь в надеждах осторожен:

Колесо судьбы коварно,

Поворот любой возможен…

(Хусрави, туркменский поэт Х века)

— Шах и мат! — победоносно объявила Ника, переставляя энергетическим лучом белую пешку на шахматной доске и сразив наповал чёрного короля.

— Увы… — уныло протянул Саймон, со вздохом откидываясь на спинку кресла.

Они сидели в его комнате и, как в старые добрые времена, сражались в шахматы.

С того дня, как она попала в Орден Света — тайную организацию, борющуюся со злом на Земле и возглавляемую советом старейшин — ясновидящих, — прошёл почти год.

Впрочем, Нике иногда казалось, что с тех пор пролетела целая вечность. Если бы год назад кто-нибудь сказал ей, что она, обычный библиотекарь, станет Воином Света и будет сражаться с вампирами, магами, привидениями, убийцами, маньяками и другими неприятными субъектами, и что именно в Ордене встретит настоящую любовь — Алекса, она сочла бы, что этот человек, в лучшем случае, просто шутник, а в худшем — социально опасный псих.

Но, как сказал ей когда-то Алекс, реальность оказывается порой удивительнее любого вымысла.

Год назад её едва не убили Воины Тьмы. Глава их Обители — Ворон, с помощью Дара предвидения понял, что Ника является для них угрозой, и послал своих людей уничтожить её до того, как она попадёт в Орден.

Но Алекс вместе с друзьями — Дмитрием и Дэном, спас её и доставил в Орден. Когда Мария сообщила, что давно погибшие в автокатастрофе родители девушки были членами Ордена, а сама она является сестрой отца Вероники и, следовательно, её родной тётей, — девушке было сложно в это поверить. Но ещё труднее было поверить в то, что она обладает каким-то особым Даром, который достался ей от родителей.

Тогда, год назад, Мария поставила девушку перед выбором: стать одной из них либо уйти и навсегда забыть об Ордене.

Осознав, что в Ордене она сможет оказывать реальную помощь людям, спасать человеческие жизни, Ника решила остаться.

К тому же мысли об Алексе не покидали её с самой первой минуты их встречи, когда, повалив девушку в придорожную канаву, он своим телом прикрыл её от пуль, а она с испугом всматривалась в его красивое, волевое лицо, лучистые серые глаза и улыбку.

Алекс стал её другом, тренером и возлюбленным. Она уже не представляла себе жизни без него.

И теперь, сидя в уютной комнате Саймона, коротая время за игрой в шахматы, она с нетерпением ожидала возвращения Алекса с очередного задания.

— Мозг — это оружие, Саймон, — поучающе произнесла Ника. — А шахматы — один из лучших тренажёров. Ты плохо тренируешься! — ехидным тоном прочла она лекцию, слово в слово повторив то, чему Саймон, специалист по биоэнергетике, учил её год назад, когда она была ещё желторотым новичком.

— Научил на свою голову! — рассмеялся он, патетически вскидывая руки.

Серые глаза Саймона были, как обычно, хитро прищурены, а к его дерзкому, смеющемуся взгляду Ника уже давно привыкла. Она воспринимала его таким, какой он есть. Его внешний облик остался прежним: та же короткая стрижка, светлые волосы, небольшая щетинка на лице. Единственным нововведением была серьга в левом ухе. Саймон почему-то был уверен, что она красиво оттеняет его большой мужественный нос и чувственные губы.

Саймон стал её надёжным и верным другом, и они с Никой старались не вспоминать о том, что когда-то были любовниками.

Внезапно в дверь постучали.

— Входи, Дэн! — крикнул Саймон, телепатически определив, кто нарушил их покой.

Заглянув в комнату, Дэн передал послание:

— Ника, в рабочий кабинет, к Марии!

— Иду! — отозвалась девушка, поднимаясь с кресла.

— Очень приятно было с тобой пообщаться! — уже в дверях с хитрой улыбкой она повернулась к Саймону, на расстоянии энергетическим поцелуем игриво чмокнула его в щёку и вышла за дверь.

*

*

Обычно по длинному светлому коридору деловито сновали сотрудники Ордена Света, но на этот раз здесь никого не было, за исключением какого-то старичка, еле плетущегося вдоль стены. Ника уже не раз сталкивалась в стенах Ордена с необычными личностями, начиная с домовых, заканчивая магами и привидениями, и поэтому не обратила особого внимания на этого пожилого человека.

Седая косматая голова с длинной бородой, изборождённое глубокими морщинами лицо, шаркающая походка, сгорбленная спина и едва заметно дрожащие руки говорили о том, что старец немало повидал на своём веку, и жить ему осталось недолго.

Но, как только он поравнялся с Никой, от его немощности не осталось и следа. Энергичным прыжком подскочив к девушке, он резко прижал её к стене и впился в рот поцелуем.

Этот старческий разбой продолжался недолго: уже через пару секунд резвый дедуля согнулся пополам от боли, так как Ника, поначалу обалдев от такой наглости, заехала ему коленом в пах.

— Ох, Ника!!! — простонал старец, и лишь по голосу девушка узнала в престарелом маньяке своего возлюбленного — Алекса.

— Если хочешь от меня детей — больше не делай так!

— А-Алекс?! — запинаясь, с удивлением и возмущением воскликнула девушка. — Я же тебя чуть не убила! Что за маскарад?!!

— Меня загримировали по приказу старейшин для очередного задания, — объяснил он, постепенно выпрямляясь и, хитро прищурившись, отметил:

— А классный получился розыгрыш! Ты бы видела своё лицо! — добавил он с довольной улыбкой. — Ну ладно, не сердись! Может, мне не снимать грим после задания, — лукаво произнёс он, притягивая её к себе, и его руки тут же настойчиво зашарили по её телу. — Давай вечером поиграем в Старичка — лесовичка и заблудившуюся невинную дачницу, которая пошла в лес по ягоды, не подозревая, какой сексуальный беспредел её ожидает, и…

— Остановись, Алекс! — рассмеялась Ника.

В её душе боролись два чувства: ей хотелось обнять его и придушить одновременно. Алекс был единственным человеком, кто мог рассмешить её в любой ситуации, как бы она на него ни злилась, и поэтому весь её гнев куда-то быстро испарился.

— Ты неисправим! — с улыбкой покачала она головой.

— Я вам не мешаю, робятки? — прошамкал кто-то у неё за спиной.

Ника обернулась и, лишь внимательно приглядевшись, по ироничным карим глазам узнала в другом седовласом, морщинистом и длиннобородом старце Дмитрия.

— Дима?! — не удержавшись, воскликнула девушка. — Да вас совсем не узнать! И что у вас за задание такое?! Надеюсь, вы не потащите меня сейчас гримироваться под старушку? — подозрительно покосилась она на этих двух типов.

— Нет, зайка, портить твоё красивое личико было бы кощунством! — успокоил её Алекс. — А наше задание заключается в том, чтобы загримировавшись под старичков, на бронированном Запорожце уничтожить наркодилеров, предварительно изъяв у них чемодан с деньгами и сумку с наркотиками.

— На бронированном Запорожце? — с сомнением переспросила девушка, не уверенная в том, что её опять не разыгрывают.

— Это для эффекта неожиданности, — объяснил Дмитрий. — Мало кому придёт в голову, что пара дедов, приехавших на обычном с виду Запорожце с номерами из самостийной Украины, могут представлять какую-то опасность.

— Идея Архангела, кстати, — добавил он, с пренебрежением передёрнув плечами, и Ника поняла, что он не в восторге от этой затеи.

Дмитрий предпочитал действовать прямолинейно: пришёл — увидел — перестрелял (взорвал). Никаких сложностей и ухищрений. И этот маскарад был ему не по душе.

— Да ладно, Димон, поприкалываемся! — приободрил его Алекс, которому всё происходящее явно нравилось. Артистизм был врождённой частью его натуры, и он весело похлопал лучшего друга по спине:

— Устроим шоу!

*

*

В рабочем кабинете Нику уже ждали Мария и Архангел. Они сидели за столом, негромко и спокойно что-то обсуждая.

Милая семейная идиллия, — автоматически отметила про себя девушка.

— Здравствуй, Ника. Проходи, садись, — коротко поприветствовала её Мария.

Как всегда, она была безупречно подтянута и элегантна. И лишь умиротворённый блеск её глаз, светившихся тем особым сиянием, какое бывает только у счастливых женщин, отличал её от строгой, холодной дамы, встретившей Нику год назад.

В облике Архангела тоже произошли перемены. В чисто выбритом, коротко постриженном и аккуратно одетом сорокалетнем мужчине трудно узнать того заросшего, небритого отшельника, каким он был раньше. Теперь он был одет"с иголочки", а его неизменный серый заношенный плащ уже давно был выкинут Марией на помойку.

Усаживаясь за стол напротив людей, которые стали для неё родными, Ника обратила внимание, что между Марией и Архангелом то и дело пробегают золотистые искорки. Она уже привыкла к этому, ведь между ней и Алексом пробегают такие же. Любовь — это чувство, которое невозможно не заметить, — сказал ей когда-то старейшина Фёдор Матвеевич. И теперь, когда её Дар раскрывался всё больше, она могла видеть это чувство наглядно.

— Как ты уже догадалась, мы вызвали тебя для очередного задания, — произнесла Мария. — Ты знаешь, что после смерти Иннокентия Михайловича и предательства Борфа в Ордене остались всего три старейшины. Нам повезло, что Архангел согласился стать четвёртым, — отметила парапсихолог, кинув быстрый благодарный взгляд на Михаила. — Но, тем не менее, мы всё ещё находимся в уязвимом положении. Пять старейшин Ордена составляли определённую пентаграмму, что позволяло нашей организации работать с максимальной эффективностью. Поэтому… — протянула Мария.

— Мы должны найти пятого старейшину, — закончила за неё Ника.

— Верно, дорогая, — улыбнулась Мария. — Собственно, мы уже нашли его. Осталась самая малость: мы должны его спасти.

— Спасти от чего? — насторожилась Ника.

— От лоботомии, — ответил Архангел. — Наш избранник находится в сумасшедшем доме. Сегодня вечером ему должны вскрыть черепную коробку, после чего он превратится в растение. Его Дар нужен нам, мы должны забрать этого человека и доставить в Орден. Когда я говорю"мы" — это значит ты и я. Инструкции получишь в дороге. Готовность — двадцать минут. Вопросы есть?

— А кто он? Как его зовут? И сколько ему лет? — поинтересовалась девушка. Она знала, что любопытство губит даже кошек, но никак не могла удержаться.

— Его зовут Захар Михайлович, — снизошла до объяснения Мария. — Фамилии мы не знаем, и точный возраст я тебе сказать не могу. В качестве кандидата в старейшины его предложил Фёдор Матвеевич. В молодости они вместе уничтожали вампиров в Польше и Венгрии. Сам он называет себя Хантером.

— Хантер? — удивилась девушка. — Он считает себя охотником? А почему он…

— Об этом — спросишь у него самого, после задания, — отрезал Архангел. Поднявшись со стула, он направился к дверям. — Нам пора.

— Как скажешь, босс, — покорно вздохнула Ника, выходя вслед за ним.

*

*

Ахмад, степенного вида выходец с Кавказа, спокойно сидел за рулём серебристого джипа, припаркованного на окраине города у одного из гаражных кооперативов и расслабленно поигрывал мобильником. Он ожидал известий от своих людей, которые должны были позвонить ему с минуты на минуту и сообщить об успешном проведении ещё одной операции.

Как и множество предыдущих, она была тщательно спланирована и подготовлена, и никаких накладок не должно было быть в принципе. И когда мобильный торжественно заиграл сонату Бетховена, Ахмад, владелец сети ресторанов и саун в престижных районах города, а по совместительству — главарь одной из самых многочисленных и влиятельных банд в области, лениво поднёс телефон к уху.

— Алё! — буркнул он, и через несколько секунд от его спокойствия и невозмутимости не осталось и следа.

— Что? На вас напали? Ограбили? Забрали всю наркоту? Весь герыч? Кто? Деды? — не поверил своим ушам Ахмад. — Два деда с бородами, как у Зи-Зи-Топ, на бронированном"Запоре"? — потрясённо переспросил он.

— Вы что там, скоты, товаром обкололись? — заорал Ахмад, выслушивая какой-то невнятный бред, и от души добавил несколько цветистых, и судя по всему, очень оскорбительных, кавказских ругательств.

Но он так и не успел услышать в ответ ничего вразумительного, поскольку выросший словно из-под земли один из поминаемых недобрым словом дедов, весело подмигнув оторопевшему Ахмаду карим глазом, кинул под его машину гранату.

— Как страшно жить! — тряхнув бородой, посетовал дед, наблюдая, как машину окутало облако взрыва, и ещё до того, как последние частички искорёженного металла и обугленной плоти упали на землю, Дмитрий скрылся из виду.

*

*

— Когда ты говоришь с Богом — это молитва. Когда Бог с тобой — шизофрения, — произнёс старую истину Архангел, деловито прорезая дыру в проволочном заграждении городской психиатрической больницы N 4.

Белые халаты санитаров маячили где-то вдали, за кустарниками, и проникновение на территорию больницы прошло быстро, легко и незаметно.

Приятный нежный ветерок тихо шуршал жёлто-зелёно-красными листиками. Стояло настоящее бабье лето. Погода была не просто тёплая, она была необыкновенная. Жаркое солнце и ясное синее небо никак не вязались с тем, что на дворе был уже конец октября.

— Кажется, лето вернулось, — растерянно пробормотала Ника, с удивлением заметив на берёзах серёжки. Видимо, природа тоже не понимала, что происходит, и не знала, как реагировать на такое потепление.

— Оружие не применять! — отдал приказ Архангел.

— А что, если нас заметят? — уточнила Ника.

— Будем косить под заблудившихся иностранцев-туристов, — с лёгкой иронией ответил Михаил.

— Хочешь, чтобы нас здесь оставили? — усмехнулась девушка.

— Я па руски не панимать, ферштейн? — весело отозвался старейшина и, жестом приказав Нике ждать у забора, скрылся из вида.

Лучезарный солнечный свет, буйство красок и энергично порхающие воробьи, с весёлым чириканьем облепившие багряную рябину, — всё это создавало радужно-чудесное, приподнятое настроение.

Но оно несколько омрачилось, когда Ника перевела взгляд на больницу. Серые фигурки больных, уныло слоняющихся по периметру, вызвали в её душе щемящее чувство жалости.

Пожалуй, из всех болезней на Земле потеря разума — самая страшная, — подумала она.

Впрочем, когда до Ники донеслись обрывки мыслей одного из пациентов, её чувство сострадания несколько притупилось.

Она уже давно могла воспринимать мысли других людей. Для этого ей нужно было лишь немного сконцентрироваться и настроиться на"волну"конкретного человека. А иногда она слышала чужие высказывания даже помимо воли, особенно когда они были вызваны сильными эмоциями.

Но то, что она уловила в данный момент, — заставило её поёжиться от омерзения. Она услышала набор самых пошлых и отвратительных нецензурных фраз и выражений. Самым противным было то, что все эти эпитеты адресовались именно ей.

Сдерживая подкатывающую к горлу тошноту, Ника сосредоточилась и просканировала прошлое этого человека. Она поняла, что он находится здесь на принудительном лечении за несколько попыток изнасилования. Суд признал его невменяемым и отправил сюда.

А когда она увидела, что психопат с идиотской мечтательной улыбкой на лице направился к ней, Ника уже приготовилась к решительному отпору и защите своей чести и достоинства.

Но больной успел сделать всего несколько шагов, как внезапно появившийся у него за спиной Архангел быстро и аккуратно нажал на определённую точку на его сонной артерии, погрузив неудачливого маньяка в глубокий сон.

— Дыру в заборе надо будет заделать, — чуть нервно отметила девушка.

— Боишься, как бы любовничек не сбежал? — усмехнулся Архангел. — Пока ты не устроила личную жизнь, давай займёмся делом! — с иронией добавил он. — Нам туда! — махнул он в сторону небольшой обшарпанной постройки суицидально-серого цвета.

За этим облупившимся сараем, на котором красовалась надпись"Хозчасть", она увидела щуплую фигурку пожилого человека в больничном халате, сидевшего на старой деревянной скамейке. Он был абсолютно неподвижен, словно изваяние.

Когда Ника подошла ближе, то подумала, что реденькая бородка, всклокоченные короткие седые волосы на голове и высохшие худые руки не дают даже намёка на то, что этот человек обладает какой-либо особенной силой. Он производил впечатление старца, не способного поднять даже тапочки.

Но когда она посмотрела в его яркие, эбонитово-чёрные глаза, они показались ей необыкновенными. Из них словно исходило сияние.

Старец неторопливо перевёл задумчивый взгляд на девушку, и вдруг от его спокойствия не осталось и следа.

— Кара небесная! — ошарашенно пробормотал Хантер, резко вскакивая и пристально вглядываясь в лицо Ники.

— Я что, так плохо выгляжу? — опешила она.

— Твой внешний вид мы обсудим позже, а пока нам надо поторапливаться, — подколол её Архангел, подхватывая Хантера под руку.

Даже не подумав сопротивляться, старец спокойно засеменил рядом со своими похитителями.

— Не бойтесь, мы не причиним вам вреда! — на всякий случай успокоила его Ника.

— Разумеется, ведь короткий сон ещё никому не повредил! — с неожиданной иронией отозвался он, коротким кивком головы указав на неподвижное тело маньяка, мирно похрапывающего в траве.

И почему сегодня все меня подкалывают?! — мысленно проворчала Ника. — Ну явно не мой день! — тихо вздохнула она.

*

*

— Кажется, сегодня не мой день! — пробормотал Даниил Ростовцев, следователь седьмого отделения полиции, случайно наступив в глубокую лужу возле своего подъезда.

Он возвращался домой с работы, мечтая, как нальёт чашку горячего ароматного кофе и расслабится наконец в мягком, уютном кресле перед телевизором. И хотя бы на время выкинет из головы мысли об убийствах, кражах, изнасилованиях, избиениях и тому подобных преступлениях против человеческой личности и собственности. А промоченные ноги сделали эти мечты ещё более желанными.

Но, видимо, этим сладким грёзам не суждено было сбыться, поскольку поравнявшийся с ним молодой человек в чёрном плаще приставил к его боку пистолет. Чувствуя, как ствол давит на рёбра, Даниил безропотно позволил завести себя в подъезд собственного дома, вытащить из своей кобуры пистолет Макарова, а затем и ключи из кармана.

— Я знаю, о чём ты сейчас думаешь, но поверь мне — сегодня твой день! — изрёк незнакомец, открывая дверь квартиры следователя, и Даниил наконец смог его разглядеть. Чёрный плащ, рост чуть выше среднего, крепкое телосложение, прямой нос, правильные черты лица, коротко стриженные русые волосы, серые глаза, — автоматически отметил он про себя.

— Ты смотришь на меня так, словно составляешь ориентировку! — усмехнулся незваный гость. — Расслабься, дружок, скоро ты будешь благодарить Бога за встречу со мной! — произнёс он, бесцеремонно проходя внутрь и усаживаясь в любимое кресло Даниила.

— Извини, но я предпочитаю встречаться с девушками! — тоже не удержался от иронии следователь.

— Рад за тебя, — одобрил Алекс. — Прости, что пришлось изъять твой ствол, но это для твоей же безопасности, чтобы ты не думал о разных глупостях.

— Я не занимаюсь глупостями с незнакомыми мужчинами, — сдержанно откликнулся Даниил.

— Тогда давай знакомиться, — невозмутимо улыбнулся гость. — Я Алекс. И в честь нашего знакомства позволь преподнести тебе небольшой подарок. Презент, так сказать, — произнёс он, кидая Даниилу спортивную сумку.

Поймав её на лету, следователь на пару секунд замер в нерешительности, раздумывая, стоит ли открывать столь подозрительную вещь. Но, решив, что в данной ситуации ничего хуже уже быть не может, осторожно извлёк оттуда большой прозрачный пакет, наполненный белым порошком.

— Что-то мне подсказывает, что это — не сахарная пудра, — произнёс он, выжидательно уставившись на Алекса.

— Это героин. Чистейший, без примесей, — со знанием дела пояснил даритель.

— Ты думаешь, я буду распространять эту дурь? — удивился Даниил. — У тебя с головой всё в порядке?

— Нет! — весело рассмеялся Алекс. — Я хочу, чтобы ты использовал эту дрянь по назначению. А именно — передал своему начальству, оформив официальный протокол. И все лавры по обнаружению большой партии героина достанутся тебе.

— И в чём подвох?

— Подвоха нет. Но есть проблема, — спокойно ответил Алекс. — Проблема в том, что тебе придётся объяснять происхождение этого подарка. И эту красивую сказку тебе предстоит придумывать самому. Боюсь, объяснения типа"нашёл на улице"или"друзья подарили"не прокатят, — усмехнулся он. — Поэтому советую тщательно поразмыслить над этим, создать идеальную легенду. Люди, пославшие меня, уверены в тебе, — уже серьёзно добавил он. — Надеюсь, ты оправдаешь наши ожидания.

— Но для чего всё это? Почему? — не поверил внезапно привалившему счастью следователь.

— Так надо! — без лишних комментариев отрезал Алекс. Он не мог сейчас объяснить, что таким путём старейшины начинают план по привлечению Даниила в Орден.

Следователь с изумлением смотрел на него, пытаясь понять, не розыгрыш ли это. В его голове стало что-то немножко проясняться, когда он вспомнил истории о людях в кожаных плащах или куртках, которые вовремя оказывались на месте преступления, спасали людей, иногда — убивали преступников, и всегда растворялись в неизвестности. Видимо, этот странный тип — один из них.

В памяти Даниила тут же всплыло другое лицо — белокурой незнакомки с зелёными глазами. Когда-то ему поручили расследовать дело об убийстве троих уголовников, похитивших и истязавших женщину в заброшенном лесном доме. Прибывший наряд полиции обнаружил трупы преступников и женщину, прикованную наручниками в подвале. Она нарисовала портрет своей спасительницы, портрет, который не выходил у Даниила из головы вот уже в течение года.

— Ника… — изумлённо прошептал Алекс, уловив мысли следователя.

Перехватив взгляд Даниила, он подошёл к его рабочему столу и увидел среди бумаг знакомый до боли портрет.

— Это я заберу с собой! — не терпящим возражения тоном произнёс Алекс, изымая рисунок. — Мне тоже нравятся блондинки! — пояснил он причину этого наглого грабежа.

–"Плэйбой"покупать не пробовал? — стиснув зубы, поинтересовался Даниил.

— Рекомендуешь? — подколол его незваный гость. — Ладно, не кипятись! — добавил он примиряющее. — Думаю, это не последняя наша встреча. Так что давай завершим её вежливо и культурно…

*

*

— Какая вежливая встреча! — прокомментировал Хантер, наблюдая, как охранники Ордена Света торжественно отворяют перед ним главные ворота. — Прямо из грязи — в князи, — усмехнулся старец.

Пройдя несколько шагов по каменной дорожке, он вдруг застыл как вкопанный, окидывая здание Ордена изучающим взглядом.

С виду этот оплот Добра выглядел как самый обыкновенный четырёхэтажный особняк. Дом из белого кирпича за чертой города, посреди лесной поляны, обнесённый высоким забором, у которого дежурили охранники, не выделялся ничем особенным.

Но Хантер рассматривал не его фасад, а энергетический потенциал, которым обладало здание.

— Я вижу ваш Защитный Экран, — изрёк он наконец с видом профессионала. — Слабоват, — оценил он с лёгким пренебрежением.

— Прошу внутрь, — проигнорировав последнюю реплику, жестом пригласил Архангел, распахивая двери перед этим странным типом.

Неторопливо переступив порог, Хантер снова остановился, с интересом разглядывая всё вокруг. Длинный светлый коридор Ордена, на стенах которого висели изящные ажурные светильники, был в данный момент пуст.

— Нам сюда, — Архангел попытался направить гостя к лестнице и аккуратно взял его под локоть, но старичок оказал неожиданное сопротивление.

Резко отстранившись от сопровождающих, он гордо вскинул голову и тоном, не терпящим возражений, произнёс:

— Расслабьтесь, детки! Вы можете посылать меня, куда угодно, но куда мне идти — я решаю сам!

С удовлетворением отметив, что"детки"в растерянности переглянулись между собой, он развернулся к ним спиной и неторопливо засеменил по коридору.

— Может, отвезём его назад, пока не поздно? — шепотом обратилась Ника к Архангелу.

— Я всё слышу! — не оборачиваясь, прикрикнул старец. Его неожиданно сильный голос эхом прокатился вокруг.

— Понимаете, вас ж… — попытался объяснить Архангел, изо всех сил стараясь оставаться вежливым.

— Подождут! — грубо перебил его Хантер, не давая договорить. — Так, что тут у вас интересненького? Ага, столовая, — сразу определил он, даже не раскрыв красивую двустворчатую дверь из светлого дерева. — Ну, с этим мы разберёмся чуть позже. А здесь что? Спортзал, — произнёс Хантер на подходе к очередным дверям.

На протяжении всего пути он разговаривал сам с собой, не дожидаясь ответа от провожатых, и определял, что находится за закрытыми дверями, даже не заглядывая внутрь.

— Постирочная, — продолжал монолог Хантер, когда они подошли к прачечной.

— Оружие. Ещё оружие, — прокомментировал он двери, за которыми находились оружейный склад и комната с оборудованием для проведения боевых операций.

— Ага, больница! — с удовлетворением отметил он, дойдя до медчасти и, впервые за всё время раскрыв двери из белого тонированного стекла, вошёл внутрь.

Комната была пуста: все целители собрались в Тронном Зале, ожидая встречи с кандидатом в старейшины, который в этот момент хозяйским шагом обходил их владения.

— Как вы могли!!! — вдруг заорал он, потрясённо взмахнув руками, и уставился на Архангела таким взглядом, что Нике почудилось, что сейчас им придётся оправдываться за все грехи человечества.

— Это же немыслимо!!! Ставить стол для операций на энергетическом сквозняке! Вы же поставили этот стол между окном и дверями! — возмущённо объяснил он ничего не понимающему Архангелу.

— Сегодня же переставьте! — потребовал он и, решив, что опешившие собеседники получили от него достаточную взбучку, — отправился дальше по коридору.

Ника впервые видела Архангела в такой растерянности. С одной стороны, ещё никто не осмеливался разговаривать с ним в таком тоне! По крайней мере, безнаказанно. Но, с другой стороны, он вынужден уважать преклонный возраст этого типа и считаться с тем, что у того, возможно, уже начался старческий маразм. Не случайно же он в сумасшедшем доме оказался!

А может, он так достал врачей, что лоботомия была бы самым гуманным способом лечения из всех, что они могли применить?

— Если бы не Федор Матвеевич, я сгрёб бы этого вредного старикашку в охапку и вернул туда, где ему самое место, — едва слышно, сквозь зубы процедил Архангел.

— Ещё не поздно, — так же тихо ответила Ника, выходя из медчасти вслед за Михаилом.

— Поздно, касатики мои, уже поздно! — громогласно донеслось до них уже с другого конца коридора.

Дойдя наконец до лестницы, Хантер опять остановился и с задумчивым видом устремил взгляд вверх. Постояв так несколько секунд, он удовлетворённо хмыкнул и стал неспеша подниматься.

— Я рад, что ты с почтением относишься к Феде, — обратился старичок к Архангелу, когда они поднялись до второго этажа. — Поверь мне — этот человек заслуживает самого огромного уважения! Уж я-то знаю! — загадочно прищурился он.

— Не сомневаюсь, — сдержанно откликнулся Михаил. Вопреки его ожиданиям, что кандидат в старейшины продолжит путь по лестнице до четвертого этажа, где около тридцати сотрудников Ордена давно ждали его появления в Тронном Зале, этот упрямец развернулся и неторопливо засеменил по следующему коридору.

— А что у вас там? Ага, место для заметания следов, — определил он на расстоянии отдел зачистки.

Эта же участь постигла гримёрную ("Размалёвочная", как выразился Хантер) и бухгалтерию ("Раздаточная!" — с энтузиазмом воскликнул гость).

— Библиотека, — произнёс Хантер с явным уважением в голосе, останавливаясь перед очередными дверями. — Это самое интересное место во всём здании, верно, милочка? — подмигнул он Нике.

— Да, — лаконично, но искренне ответила девушка, до прихода в Орден проработавшая шесть лет библиотекарем.

Рывком распахнув двери, он вошёл внутрь и внимательным взглядом окинул ровные ряды стеллажей. Ника заметила, что при виде книг в чёрных эбонитовых глазах Хантера загорелся восторженный огонёк, и даже почувствовала к нему невольную симпатию.

Из зала библиотеки имелся проход в виде арки в другой зал, поменьше, где стояли столы с компьютерами, и оттуда, слегка прихрамывая и опираясь на трость, вышел хранитель всех книжных сокровищ Ордена.

— Добро пожаловать, — склонил он голову в приветственном кивке, с интересом разглядывая нового посетителя. — Меня зовут Павел Сергеевич Дорошенко, — представился этот маленький, сухонький старичок.

— Хантер! — вежливо откликнулся гость, благосклонно протянув ему тонкую, жилистую руку.

— Очень приятно! — искренне произнёс библиотекарь.

— Отлично, отлично! — произнёс кандидат в старейшины, с довольным видом выходя из библиотеки, и, словно в предвкушении чего-то приятного, потирая руки. — В этом помещении я проведу много времени! Очень много! Но не сейчас, — успокоил он Михаила, который уже яростно сжал зубы, боясь наговорить лишнего.

— А это — моё жилище! — без всяких церемоний поставил ультиматум Хантер, ткнув пальцем в соседнюю комнату, которая примыкала к библиотеке.

— К сожалению, эта комната уже занята: в ней живёт наш сотрудник, — глухо откликнулся Архангел, перехватив красноречивый взгляд Ники, который говорил, что он зря вступает в дебаты с этим неадекватным типом.

— Ошибаетесь! — упрямо возразил гость. — Эта комната освободится к вечеру! Жилец этой комнаты больше не жилец! — вынес он вердикт.

— В каком смысле? — с ёкнувшим сердцем уточнила Ника. Она знала, что Макс — обитатель этой комнаты — в данный момент был на задании.

— Нет, его не убьют, — успокоил девушку старец, ответив на её мысли. — Он закадрил молодую богатую невесту и через несколько часов захочет переехать к ней, в её шикарную квартиру. Поэтому — здесь он больше не жилец! Неужели не понятно?

— Это может оказаться правдой, — признала она, вспомнив, как совсем недавно на тренировке Макс рассказывал друзьям о красивой и хорошо обеспеченной девушке, которая настолько влюбилась в него, что даже готова мириться с его постоянными отлучками по делам в любое время дня и ночи.

— Так что, раз вы похитили меня и притащили сюда, — потрудитесь, чтобы эта комната осталась за мной! — потребовал Хантер. — И ещё, я хочу, чтобы на дверях висел номер"шесть"!

— Но номер этой комнаты — тридцатый, — робко напомнила Ника.

— Он БЫЛ тридцатым, — бодро поправил её старец. — А теперь будет шестым! Шесть — это символ гармонии, это универсальное число: оно делится как на чётные, так и на нечётные числа! — снисходительно, как малым неразумным детям, объяснил он своё требование.

— Может, ещё две шестёрки добавить, для полного комплекта? — пробурчал хмурый Архангел.

— Спасибо, касатик, за заботу, но мне хватит и одной! Я не жадный, — откликнулся Хантер. — Но если у меня появится лишняя шестёрочка — я обязательно поделюсь с тобой! — с хитринкой в глазах пообещал он Архангелу, чья комната находилась на четвёртом этаже и числилась за номером"66".

— Вы хотя бы для приличия могли бы не читать чужие мысли? — язвительно поинтересовался Михаил.

— Нет, это уже рефлекс. Или — средство выживания на этой агрессивной, опасной планете, — пояснил Хантер. — А чему вы удивляетесь? Что, защитный барьер в ваших мозгах не срабатывает? Могу дать совет: если приглашаете в гости супермена — будьте начеку: старые привычки не умирают!

К огромному облегчению Михаила их гость развернулся и наконец-то направился к лестнице.

— Я спиной чувствую твоё желание покрутить пальцем у виска, — произнёс Хантер, даже не оборачиваясь. — Не стесняйся, милок.

— Кажется, кто-то хотел сделать здесь лифт, — произнёс он, поднявшись на несколько ступенек, и многозначительно посмотрел на девушку.

— Мы пока думаем над этим, — растерялась Ника.

Она вспомнила, как год назад, когда Ворон напал на Орден, — она с раненым Дмитрием, которого целители только-только буквально вытащили с того света, поднималась по этой самой лестнице, и они оба, смертельно уставшие, мечтали о лифте.

Но откуда об этом знает Хантер? — удивилась она.

Когда неугомонный старичок дошёл до третьего этажа, картина повторилась. Резко отстранившись от Архангела, который снова попытался взять его под руку и направить нужным курсом, Хантер грозно сверкнул на него очами и отправился на экскурсию по очередному коридору.

— Беги, предупреди там всех, что он скоро поднимется, — тяжело вздохнув, дал указание Нике Архангел. — Надеюсь, это произойдёт в нашем столетии.

— Ты чего такой злобный? — спокойно поинтересовался Хантер, когда Ника скрылась из виду. — Расслабься, сегодня же праздник — День согласия и примирения! — хитро прищурился он.

— Поздравляю! — глухо откликнулся Архангел, сцепив за спиной руки в железный замок, чтобы удержаться от искушения дать им воли.

— Спасибо, — лицо Хантера расплылось в довольной улыбке. Похоже, ему нравилось доводить Михаила до точки кипения. — Расслабься, дружок, а то день может кончиться неудачно!

— Если я его убью — меня оправдают! — раздражённо проворчал Архангел, даже не стараясь скрыть свои мысли.

— Юношеский максимализм, — снисходительно покачал головой Хантер.

Весь третий этаж был занят жилыми комнатами сотрудников, и старичок медленно проходил мимо них, ненадолго остановившись лишь перед комнатами Дмитрия, Алекса и Ники.

— Если вы притащили меня сюда, значит, я вам зачем-то нужен, — в процессе неторопливого обхода отметил Хантер. — Нужен настолько, что вы не поленились вытащить дряхлого старика из сумасшедшего дома, невзирая на его странности. Но хочу напомнить древнюю истину: если видишь свет в конце тоннеля — не спеши радоваться: он может оказаться электричкой, — философски предупредил он.

— Это уж точно, — хмыкнул Архангел.

— Итак, место приёма пищи определено, жилище подобрано, теперь — остаётся найти подходящую компанию, — бодро озвучил свои планы старец, дойдя до конца коридора. — А подходящая компания ждёт меня этажом выше, не так ли? — задал он риторический вопрос, уже поднимаясь по ступенькам.

— Да! — с облегчением выдохнул Михаил.

— А что у вас в подвале? — вдруг поинтересовался Хантер, остановившись как вкопанный, когда до конца лестницы оставалось всего три ступеньки.

— Похоронное бюро! — с угрозой прорычал Архангел и, перехватив его бешеный взгляд, Хантер успокаивающе замахал руками:

— Тихо, тихо, я пошутил!

В молчании пройдя мимо актового зала для общих собраний, рабочих кабинетов и жилых комнат Марии и старейшин, Архангел был готов перекреститься, поскольку Хантер добрался-таки до дверей Тронного зала.

Войдя внутрь, они оказались в просторном светлом зале, посредине которого стоял большой круглый стол.

— А не бедненько тут у вас, — прокомментировал Хантер, окидывая взглядом великолепие Тронного Зала.

Стены этого помещения, которое фактически являлось рабочим кабинетом для старейшин, были отделаны под золото, а два огромных окна бросали на дорогое убранство Зала радужные блики солнечных лучей. Бьющий из окон свет всеми цветами радуги преломлялся в хрустальных подвесках большой люстры, свисающей с высокого потолка с лепниной, и создавал неповторимую атмосферу — праздничную и торжественную одновременно.

— Кажется, я слышу ангельский хор! — с просветлённым лицом вдруг заявил Хантер.

— Это радио в соседней комнате, — успокаивающим тоном произнёс Фёдор Матвеевич. — Да Вы проходите, не стесняйтесь!

Чуть ли не силой оторвав наконец Хантера от дверей, Фёдор Матвеевич подвёл его к собравшимся в Зале, которые с интересом рассматривали прибывшего гостя.

— Полагаю, с Никой и Архангелом Вы уже познакомились. Теперь позвольте представить Вам других членов нашей организации, которые с нетерпением ждали вашего приезда, — гостеприимно предложил он.

Подойдя к старейшинам, Хантер торжественно поздоровался за руку с Романом Алексеевичем, мужчиной лет пятидесяти, с густыми длинными чёрными волосами, забранными на затылке в хвостик, и Андреем Викторовичем, пожилым мужчиной лет семидесяти, с редкими седыми волосами и пронзительными чёрными глазами.

Ника автоматически отметила про себя, что сегодня старейшины одеты более нарядно, чем обычно. На Романе Алексеевиче была белоснежная рубашка, а Андрей Викторович по такому случаю вместо традиционного серого свитера надел чёрный костюм-тройку.

— Это — Машенька, наш парапсихолог, — продолжил представление сотрудников Фёдор Матвеевич. — Дмитрий, Алекс и Дэн — Воины Света. Это — Саймон, наш консультант и специалист по биоэнергетике. А это — наш домовой, — добавил он, увидев пробирающегося в толпе Пирла. Маленькое серое существо, шерстью и размерами отдалённо похожее на кошку, бесцеремонно и решительно орудуя локтями, прокладывало себе дорогу среди собравшихся людей.

Подобравшись поближе, Пирл остановился и, с горделивой осанкой по-хозяйски сцепив мохнатые ручки на груди, маленькими чёрными глазками-бусинками с любопытством уставился на гостя.

Чтобы составить более полное представление о новоприбывшем, домовой задействовал свой нюх и принялся водить гладким и длинным, как у муравьеда, носиком, из стороны в сторону, энергично подёргивая при этом влажным чёрным блестящим кончиком, похожим на пуговку, и настороженно навострив острые, с кисточками на концах, как у рыси, ушки.

— Уберите от меня эту прямоходячую крысу! — брезгливо сморщившись, потребовал Хантер, презрительно оглядывая домового с ног до головы.

На мордочке Пирла, оскорблённого до глубины души, моментально проступило свирепое выражение, а на затылке выскочил сердитый хохолок.

— Прямоходящую, — не удержался от поправки Фёдор Матвеевич и тут же пожалел о своих словах, так как лицо кандидата в старейшины нахмурилось, а Пирл, сурово сморщив носик и обнажив белые и острые, как бритва, зубки, что-то воинственно прошипел.

— Не выражайся, Пирл! — одёрнула его Мария и от греха подальше телепортировала темпераментного домового в его конуру.

— Это ещё неизвестно, кто из нас придурок с комплексом Наполеона, — пробурчал себе под нос Хантер, прекрасно поняв всё, что сказал ему Пирл.

— Присаживайтесь! — стараясь сгладить неловкость, приветливо махнул рукой Фёдор Матвеевич и, когда все расположились за столом, торжественно обратился к гостю:

— Уважаемый Захар Михайлович!

— Меня зовут Хантер! — безапелляционно перебил его вновь прибывший.

— Уважаемый Хантер! — не выказывая недовольства, поправился Фёдор Матвеевич. — От лица всех здесь присутствующих я приветствую вас в организации, которую мы называем Орден Света. Наша цель — искоренение зла на этой…

— Я и так уже всё про вас знаю, так что не тратьте моё время зря! — вновь перебил его Хантер, не давая договорить старейшине речь до конца. — Переходите к делу! — потребовал он, не обращая никакого внимания на то, что все сидящие за столом посмотрели на него с недоумением.

— Кажется, мы скоро начнём скучать по Борфу, — тихо пробормотал Роман Алексеевич. Сварливый характер бывшего старейшины, напрочь лишённого чувства юмора, полу-человека, полу-инопланетянина, оказавшегося предателем, в Ордене стал уже легендой.

— Мы хотим, чтобы ты стал старейшиной нашего Ордена, Хантер, — отбросив всякие предисловия, заявил Фёдор Матвеевич. — Что скажешь?

— Я подумаю об этом, — высокомерно вскинув голову, ответил потенциальный старейшина.

— Когда ты скажешь нам о своём решении? — проявляя недюжинное терпение, поинтересовался Фёдор Матвеевич.

— Как только я его приму, вы будете первыми, кто об этом узнает, — отрезал Хантер.

— Хорошо, — вздохнул Фёдор Матвеевич. Он уже имел опыт общения с этим несговорчивым типом и понимал, что давить на него — бесполезно, а заставить — просто невозможно.

В данный момент Фёдор Матвеевич был единственным человеком в Ордене, который знал, что на самом деле бесцеремонность и грубость этого непредсказуемого товарища служили лишь средством эпатажа. Хантер любил шокировать окружающих. У него на всё был только один правильный ответ — его собственный. И не важно, если при этом он опровергал все законы физики и логики.

— Хорошо, — ещё раз повторил старейшина. — Пока ты не принял решение — будь нашим гостем, — вежливо предложил он и подавил вздох облегчения, когда увидел, что Хантер с важностью кивнул ему в ответ.

— Дима, Алекс и Вероника! — продолжил собрание Фёдор Матвеевич. — Немного посовещавшись, мы пришли к выводу, что вы должны работать вместе. Теперь командование Воинами Света переходит к Дэну, а ваша троица образует особый, так сказать, ударный отряд, который будет работать там, где потребуется исключительная быстрота, ловкость и точность.

— То есть, нашим девизом будет — "пленных не брать!", — подвёл итог Дмитрий.

— Верно! — подтвердил Фёдор Матвеевич. — И сейчас мы отправляем вас на первое совместное задание. Вы должны зачистить Раргенг от вампиров.

При этих словах Ника, Алекс и Дмитрий переглянулись между собой. Алексу уже доводилось год назад побывать в этом средневековом польском замке, и лишь благодаря Нике ему удалось тогда выбраться из этого логова вампиров живым.

— Да-да, — подтвердил Фёдор Матвеевич, — именно Раргенг. Но на этот раз вы отправитесь на задание не одни. Вместе с вами в Польшу поедет Саймон. Вы можете задействовать все наши технические возможности. Пленных, разумеется, не брать. Алекс — за главного.

— Есть только одно условие, — добавила Мария.

— Какое? — поинтересовался Алекс.

— Постарайтесь, чтобы сам замок уцелел. Культурное достояние как-никак, — улыбнулась она.

— Есть ещё одно условие! — вдруг подал голос Хантер, и лица всех присутствующих удивлённо повернулись к нему. — Я еду с вами! — безапелляционно заявил он.

— Совсем сдурел на старости лет! — всё же не выдержав, воскликнул Фёдор Матвеевич. — Богом тебя заклинаю, Захар, уймись наконец! Мы уже давно не молоды, все наши битвы и подвиги остались в прошлом. Зачем тебе это?

— У меня там кое-какие счёты остались, — помрачнев, объяснил Хантер. — Вы ведь хотите, чтобы я стал вашим старейшиной?! Тогда не возражайте!

— Это безумие! — пробормотал Архангел, неободрительно покачав головой.

— Этот мир полон безумцев, и если ты не хочешь на них смотреть, запрись в комнате и разбей зеркало! — невозмутимо парировал Хантер.

— Я знаю, что вы обо мне думаете! — произнёс новичок, обращаясь ко всем присутствующим. — Но я не обижаюсь, — философски отметил он. — Я ещё не умер, чтобы говорить и думать обо мне только хорошее. Но не волнуйтесь: скоро вы все меня полюбите! — с непоколебимой уверенностью заявил он и снисходительно улыбнулся, когда по залу прокатилась волна сдержанного смеха.

— Если не ошибаюсь, — произнёс Алекс, когда все успокоились, — когда я в последний раз был в Раргенге, там находилось около сотни вампиров. С тех пор прошёл год, и я уверен, что их число удвоилось, если не утроилось.

— Верно, — подтвердил Архангел. — Их число удвоилось. Двести вампиров против вас пятерых. Справитесь, — подвёл он итог тоном, не терпящим возражений.

*

*

— Справимся, — решительно произнёс Алекс, окидывая взглядом ставшую уже до боли знакомой обстановку, и подавил тяжёлый вздох.

Другого выбора у нас нет

Раргенг, холодный и неприступный, всё так же возвышался на вершине холма, упираясь шпилями остроконечных башен в тёмно-свинцовые тучи. Что-то тревожное, бурное, сумрачное исходило от этого огромного массива.

Единственным, кто не вписывался в воспоминания Алекса, был Хантер, который, как только они прибыли на место, принялся бегать вокруг них, размахивая руками и подпрыгивая, словно исполняя какой-то дикий, первобытный танец.

— Итак, краткий инструктаж, — не обращая внимания на выходки нового старейшины, спокойно произнёс Алекс. — Замок был построен в XIV веке. Башни, которые возвышаются с разных краёв фасада, образуют несколько этажей, постепенно сужаясь к верху. С внутренней стороны к крепостным стенам примыкают соединённые друг с другом постройки, включающие залы, комнаты и полуразрушенную часовню. Во время операции имейте в виду, что опорные столбы при строительстве замка ставили у стен, чтобы они принимали на себя часть тяжести сводов. Поэтому, если не хотите оказаться погребёнными под обломками, все взрывы старайтесь производить на безопасном от них расстоянии. И, разумеется, не забывайте, что замок является культурным достоянием и его повреждения должны быть сведены к минимуму. Главное логово вампиров находится в подвале замка. Когда проникнем внутрь — первым делом замуруем дверь в подвал. Вначале зачистим тех, кто наверху, потом — подвал.

— Разделяй и властвуй! — кивнул в знак одобрения Дмитрий.

— Хочу напомнить одну вещь, — подал голос Саймон. — Лекарства от вампиризма пока не существует.

— Да, верно, — мрачно подтвердил Алекс. — Тот из нас, кого они укусят, будет ликвидирован. Так что — будьте осторожны! — обеспокоенно предупредил он. — Если получите ранение — старайтесь, чтобы в рану не попала их кровь, иначе — заражение неминуемо. Помните, что вампиры очень живучи, и самый надёжный способ убить их — отрубить им голову, или — снести её разрывными пулями. Убивать всё, что движется, — отдал приказ Алекс.

— И даже сторожа? — дотошно уточнила Ника.

— Сторож, скорее всего, тоже вампир. Но, прежде чем его нейтрализовать, мы это проверим, — успокоил её Алекс.

— А как мы это проверим? — не унималась девушка.

— Тебе придётся его раздеть и тщательно осмотреть, нет ли на нём следов от укусов, — с иронией просветил её Саймон. — А если у него была бурная ночь и ты обнаружишь на нём царапины и засосы, — то пусть оправдывается, как сможет, — ехидно прищурился он.

— Сам его раздевай, — парировала Ника. — Глядишь — может, и личная жизнь наладится.

Саймон хотел было возразить, что его ориентацию она уже прочувствовала на себе, но под грозным взглядом Алекса решил попридержать язык.

— Так, — всем успокоиться! — вмешался в их дебаты Алекс. — Любовь моя, ты наверное, уже забыла, что у вампиров, в том числе у недавно заражённых, зрачки багрового цвета.

— Тогда, год назад у меня была другая задача: тебя спасти, а в их зрачки я не всматривалась! — проворчала Ника. — К тому же, темно тогда было…

— Сейчас — тоже скоро стемнеет, — отметил Алекс. — Поэтому будьте очень внимательными! Наша задача — полное уничтожение вампиров в этой местности. То, что останется от них после нашей зачистки — все следы и останки уберут наши польские друзья. Хантер, что ты делаешь? — всё же не выдержав, задал вопрос Алекс.

— Призываю удачу, — невозмутимо ответил старейшина, продолжая пританцовывать и выделывать странные пассы руками.

— Мы сейчас не на конкурсе песен и плясок диких народностей, Хантер, так что угомонись, пожалуйста, и бери оружие! — потребовал Алекс, едва сдерживаясь, чтобы не запереть этого эксцентричного типа в фургоне, предварительно связав его по рукам и ногам.

— Ангельское терпение требует дьявольской силы, не так ли, Алекс? — почувствовав его раздражение, хитро подмигнул новый старейшина, всё же останавливаясь.

Алекс протянул ему автомат, но Хантер отверг это оружие гордым жестом.

— Я уже вооружён! — заявил он, вытаскивая из-под полы своего широкого плаща деревянный меч, наспех выструганный из какого-то полена.

Ника, Дмитрий и Саймон переглянулись между собой, едва сдерживаясь, чтобы не прыснуть со смеху. Алексу же было не так весело: он был здесь за главного и отвечать за жизнь этого странного, невыносимого типа предстояло тоже ему.

— Хантер, пожалуйста, фургон набит вооружением, выбирай что угодно, только выбрось подальше эту палку! — взмолился Алекс. — Или я запру тебя в машине! — пригрозил он.

— Нет! — отрезал Хантер. — Я понимаю, что если палить по воробьям — есть шанс завалить медведя, но мне не нужно ваше оружие.

— Хантер, возьми хотя бы пистолет! — вмешался в дебаты Дмитрий. — Это для твоей же безопасности!

— Не гоношитесь, ребятки, я не первый день замужем, — пресёк их попытки помочь Хантер. Решительно вскинув обструганную палку наперевес, он зашагал вперёд, и скоро очертания его худенькой серой фигуры скрылись в зарослях.

— Как вы думаете, в Ордене сильно расстроятся из-за потери этого бойца? — озадаченно нахмурился Алекс.

— В любом случае, ты сделал всё, что мог, — попыталась утешить его Ника.

*

*

Неторопливый ночной ветерок нежно перебирал листики травы, деревьев и кустарников. Ника вдруг отметила, что если бы не это слабое шуршание, в воздухе висела бы полная тишина. Не было слышно ни стрекота сверчков и кузнечиков, ни воя волков, ни уханья птиц. Казалось, всё живое притихло, затаилось в ожидании исхода битвы Добрых и Злых сил.

На душе у девушки было неспокойно. Возможно, причиной тому была мощная негативная энергетика, исходящая от замка. А может быть — сознание того, что ей ещё не приходилось сражаться с вампирами.

Но за её спиной в ножнах висел японский клинок — катана, а правая ладонь обхватывала рукоятку любимой беретты.

Отбросив прочь все страхи, тревоги и сомнения, она глубоко вдохнула свежего, бодрящего лесного воздуха и зашагала вслед за своими друзьями. Она их не подведёт.

Ни за что на свете.

*

*

Дорога к замку вилась по скату узкой хвойной долины. Кругом возвышались холмы и заросли деревьев, а впереди светлой лентой просвечивала каменистая грунтовая дорога.

Скоро показались стены замка, и Ника увидела возвышающуюся четырёхугольную башню. Покрытые серо-коричневым мхом стены примыкали к ней, а с бойниц свешивались хрупкие, искривлённые деревца. Острые шпили придавали зданию вид какой-то фантастической массы, поросшей дикими яблонями и обсаженной хвойными деревьями.

Ощущение нереальности, сказочности этого места подчёркивали водосточные желоба, выступавшие вперёд у основания крыши, имевшие вид драконов и других устрашающих, загадочных существ.

На мгновение девушке показалось, что она видит, как от замка исходит леденящее душу дыхание иного мира.

Каменистая тропинка привела к массивным воротам. Огромные двери, украшенные резьбой и заключённые в глубоких нишах стрельчатой формы, были гостеприимно приоткрыты.

— Как вы думаете, нас уже ждут? — спросил Алекс у своих спутников, вскидывая оружие наизготовку.

— Ясно одно — здесь ждут ЕДУ, — отметил Саймон.

— А пришли мы, — весело усмехнулся Дмитрий.

— Нас — пятеро, а их — две сотни! Силы неравные, — вздохнула Ника.

— Ты права, у них нет шансов! — хитро подмигнул ей Саймон.

— Ладно, ребятки, хватит хохмить, принимаемся за дело, — призвал к дисциплине Алекс. — Постарайтесь не пристрелить случайно Хантера, если он будет путаться под ногами. Ну, с Богом! — выдохнул Алекс, и Воины Света ворвались внутрь.

*

*

Оказавшись внутри замка, Ника кинула быстрый, внимательный взгляд по сторонам. Интерьер замка: кирпич, глухая кладка стен — производил впечатление величавой суровости. Огромные, высокие ажурные окна в виде стрельчатой дуги из-за толстого слоя пыли и грязи очень плохо пропускали свет. Впрочем, это было неважно: ночь надвигалась стремительно.

Полутёмная атмосфера замка действовала на нервы, и Нике снова показалось, что они очутились в готической сказке.

В своих снах она часто сражалась с разной нечистью, в самых неожиданных, но всегда сумрачных местах, и вот — теперь эти кошмары воплотились в реальность.

— Задействуй внутреннее зрение, — дотронувшись до её руки, прошептал Алекс, уловив её состояние.

Это прикосновение придало ей уверенности и, последовав совету друга, Ника попыталась воспринимать окружающую обстановку не только зрением и слухом, но и своим Даром.

Так дела пошли гораздо лучше, смутные очертания предметов тут же обрели резкость. Почувствовав в душе некое успокоение, девушка смогла сосредоточиться на задании.

Бесшумно продвигаясь в глубь замка вслед за своими друзьями, она всё отчётливее вспоминала, как год назад, спасая Алекса, с помощью старейшин мысленно уже побывала здесь, в этих длинных переходах и на каменистых, замшелых крутых лестницах.

— Знаешь, что меня беспокоит? Что где-то здесь может быть Ворон, — тихо призналась она Алексу. — Ведь после того, как мы разрушили его Обитель — он сделал Раргенг своей резиденцией. Без обид, Алекс, но твоего отца я боюсь до чёртиков, — полушутя-полусерьёзно отметила девушка.

— Лично меня больше напрягает Амадей, — так же тихо ответил ей Алекс, не останавливаясь ни на минуту. — Но нам не стоит волноваться: они с Вороном сейчас где-то в России. Будь они здесь — старейшины ни за что не отправили бы нас сюда, да ещё в таком небольшом составе, — заверил он Нику.

Дежа вю, — подумала девушка, когда группа Воинов Света по скрипящей деревянной лестнице спустилась к дверям, ведущим в подвал. Она хорошо помнила эти двери. Сама на расстоянии давала указания Алексу, как лучше их запереть изнутри. Теперь же требовалось заблокировать их снаружи.

Стараясь не обращать внимание на то, что от смрадного запаха плесени, который смешивался с едва уловимым сладковатым запахом трупного разложения, было не продохнуть, Ника подключилась к работе и, пока Алекс с Дмитрием бдительно прикрывали их спины, — помогла Саймону облить дубовую дверь по периметру специальным клеем.

— Осторожно, дорогуша: высыхает мгновенно, — шёпотом предупредил её Саймон. — Если вляпаешься — придётся отрывать тебя отсюда вместе с дверями и косяком!

В ответ Ника скорчила Саймону зверскую рожицу, которая должна была объяснить ему, что она всё поняла.

— У тебя уже судороги? — не удержался, чтобы не подколоть её Саймон.

— Ещё реплика — и судороги начнутся у тебя! — тихо парировала Ника, ткнув его локтем в бок.

— Прекращайте возню! — глухо прорычал теряющий терпение Дмитрий.

— Готово! — отозвался Саймон.

— Все отошли! — скомандовал Дмитрий, принимаясь за свою любимую работу — установку пластиковой взрывчатки.

— Вернёмся — устроим здесь фейерверк! — злорадно улыбнулся он в предвкушении приятного момента.

— Саймон, скажи, сколько вампиров ты видишь за этой дверью? — негромко поинтересовался Алекс.

— Больше сотни, — сконцентрировавшись, ответил консультант старейшин. — Прячутся, сволочи.

— Значит, наверху их меньше сотни, — оптимистично подвёл итог Алекс. — Уже хорошо.

Несмотря на то, что они находились в затхлом, замкнутом пространстве, Ника кожей ощущала, как колышутся вокруг ледяные волны, проникающие в этот мир из потустороннего. Поёжившись, она плотнее запахнула чёрный кожаный плащ, чувствуя, как холод этого ужасного места пронизывает её тело.

— Всё, уходим! — наконец-то дал команду Алекс, когда Дмитрий закончил манипуляции.

— Теперь — разбиваем Замок на две части: верхние два этажа — наши с Никой, нижние — Димы с Саймоном. Проверяем все помещения подряд, не халтурим. Встречаемся здесь же, у этих дверей. Взрываем их и переходим ко второй части нашего гениального плана, самой сложной — зачистке подвала. Тот лаз, по которому год назад выбрался я — сейчас замурован, об этом позаботились наши польские друзья. Поэтому деваться им некуда, а загнанный в угол противник — ну, в общем, сами понимаете. Так что будьте осторожны и берегите себя, — произнёс последнюю напутственную фразу Алекс. — С Богом.

Он вытянул вперёд правую руку, и её тут же накрыла рука Дмитрия, потом — Ники и Саймона. Подбодрив этим жестом друг друга, Воины Света разделились.

Дмитрий и Саймон скрылись в темноте перехода, ведущего направо, решив начать с нижнего уровня, а Алекс с Никой отправились наверх по узкой, витиевато закрученной каменной лестнице.

Замок находился в полуразрушенном состоянии, и самую большую опасность для людей представляли именно последние этажи. Ника подумала, что в средние века эта неприступная цитадель, по-видимому, обстреливалась из огромных катапульт, и так и не была восстановлена. Время тоже внесло свою лепту в техническое состояние этого сооружения.

Иногда на их пути встречались огромные провалы и, чтобы их обойти, Алексу и Нике приходилось вспоминать навыки альпинизма и использовать такие акробатические приёмы, которым позавидовал бы любой циркач.

А когда с трудом распахнув очередные полусгнившие двери, девушка увидела под ногами зияющую пустоту и проблески огоньков соседней деревни в сгущающейся темноте, то почувствовала себя героиней фильма ужасов.

Осторожно отойдя от края пропасти, она перевела дух и отправилась дальше по коридору, вслед за Алексом. Ей казалось, что они обошли уже целое футбольное поле, но пока никто, обладающий разумом и способный двигаться и кусаться, на их пути не попадался.

— Сквозь разломы в крыше сюда попадает солнечный свет, и вампиры избегают здесь появляться, — ответил на её мысли Алекс. — Но сейчас ночь, и мы обязаны были всё тут проверить, — объяснил он. — Самое интересное нас ждёт впереди.

В его правоте Ника смогла убедиться сразу же, как только они спустились этажом ниже и проникли в первую попавшуюся на пути комнату.

Вначале она почувствовала своим Даром, а потом уже увидела — двух вампиров, метнувшихся за массивную спинку дубовой кровати, сделанной на века.

Поняв, что нарушителей спокойствия всего двое, твари с жадным блеском в покрасневших глазах, в которых горел звериный голод, вылезли из своего укрытия и тут же рухнули, получив в головы разрывные пули.

Уничтожив первого в её жизни вампира, Ника с интересом оглянулась по сторонам. Если предыдущие помещения, в которых они побывали, были абсолютно пустыми, то это напоминало аскетическую келью: две кровати, стол и покрытый трещинами стул — вот и вся мебель. Видимо, когда-то здесь была спальня рыцаря и его оруженосца.

Всё это убранство можно было разглядеть с трудом: укреплённые на неровно обтёсанных каменных стенах два чадящих факела чуть тлели, а лунный свет едва пробивался сквозь узкие, расположенные почти под потолком окошки.

Похожая обстановка обнаружилась и в других апартаментах, которые тоже не пустовали.

Алекс с Никой зачищали комнату за комнатой, оставляя после себя лишь дёргающихся в конвульсиях мерзких тварей, и уже через несколько минут девушка потеряла им счёт. Сумрачные, тускло освещённые помещения заполняло ужасное зловоние, когда убитые вампиры бесформенной кучей падали на пол.

— Такое чувство, что мы принимаем участие в какой-то компьютерной стрелялке, — с удивлением отметила Ника. — В каждом последующем логове число этих гадов увеличивается!

— Просто чем ближе к подвальной лестнице — тем их больше, — объяснил закономерность Алекс. — Главное — помни: это не игра, и количество твоих жизней ограничено, — посоветовал он.

Воины Света действовали очень слаженно, стараясь всё время держать оптимальную дистанцию, и не позволяли противнику зайти за спину — окружить себя. Они словно составляли единое целое, чувствуя мысли и предугадывая движения друг друга ещё до того, как они совершались.

И всё же очень скоро Ника поняла, что ей тяжело и непривычно сражаться с этой нечистью: если обычного человека можно быстро нейтрализовать, воздействуя на его уязвимые точки, то вампиры не чувствовали боли, а полученные в живот, спину или горло пули они словно вообще не замечали. Алекс снова оказался прав: убить их можно, только снеся им голову.

Поэтому очень скоро, переложив любимый пистолет с глушителем в левую руку, Ника извлекла из ножен изящный японский клинок.

— Ну, что, кровососики, занимайте очередь на гильотину! — воскликнула девушка и, вспомнив всё, чему её успел обучить Архангел по владению этим оружием, с новыми силами ринулась в бой.

— А ты входишь во вкус! — мягко подколол её Алекс, когда они за семь секунд зачистили очередное помещение, убив больше десятка вампиров.

— Стараюсь, — мило улыбнулась девушка, лёгким движением стряхивая с клинка густую буроватую кровь.

— На мясокомбинате тебе бы цены не было, — с лёгкой иронией отметил он.

— Знаю, — скромно откликнулась Ника. — Расфасовка тушек скоро станет моей второй специальностью, — усмехнулась она.

— Скорее — не расфасовка, а расчленение, — мимоходом поправил её Алекс. — И не второй специальностью, а третьей: первые две — библиотекарь и Воин Света.

— Нет, Воин Света — это не специальность, — возразила девушка. — Это — призвание. Это — стиль жизни. И карма, от которой никуда не денешься, — пояснила она, откидывая со лба непослушную прядь волос.

— Лично я давно понял, что моя карма — это ты, — пряча улыбку, вздохнул он.

*

*

При подходе к лестнице на пути Ники и Алекса вдруг выросла огромная фигура. Преградивший им путь красотой не блистал: выпяченные, навыкате, багровые глаза, надбровные дуги неандертальца и отвратительно искривленные в гадкой ухмылочке губы могли напугать кого угодно. Крупные, неправильные черты лица периодически искажал нервный тик; не красили его и многочисленные огромные бородавки. И вдобавок ко всему левая половина его головы была сильно сплющена.

Такое чувство, что при жизни его переехал грузовик, — молнией промелькнуло в голове Ники.

— Добро пожаловать в ад! — просипело чудовище, нацелив на них крупнокалиберный пистолет.

— Иди к чёрту! — откликнулся на это приглашение Алекс, резко заталкивая Нику в ближайшее помещение и, уворачиваясь от пуль и посыпавшейся штукатурки, смешанной с песком и осколками камней, прыгнул вслед за ней.

Если раньше как вампиры, так и Воины Света применяли оружие только с глушителями, стараясь производить поменьше шума, то эта жертва дорожной аварии явно не заботилась о соблюдении тишины, и звуки выстрелов загрохотали по старинному сооружению, разносясь громким эхом в многочисленных переходах.

Словно отголоском, до них вдруг донеслись звуки стрельбы с другого этажа, и Ника подумала, что Диме и Саймону тоже, по-видимому, приходится несладко.

— Началась канонада, — мрачно пробормотал Алекс, понимая, что теперь у них осталось мало времени, чтобы довершить начатое и скрыться прежде, чем сюда сбегутся жители окрестных деревень и нагрянет полиция.

Влетев в комнату, Ника с Алексом не успели захлопнуть дверь на засов, как поняли, что попали в засаду: здесь их уже поджидали десять вооружённых до зубов вампиров.

Помещение, в котором они оказались, было гораздо более просторным, чем предыдущие, но, к сожалению, в нём не оказалось ни мебели, ни чего-либо, что можно было бы использовать в качестве хоть какого-нибудь укрытия.

Но сдаваться без боя не входило в планы Воинов Света и, отлетев в сторону в прыжке с переворотом, чтобы увернуться от пуль, они перешли в наступление. Ника метнула меч в одного из вампиров, снеся ему голову, и перекинула любимую беретту в правую руку, одновременно выхватывая другой рукой из-за пояса ещё один пистолет, краем глаза проследив, что её клинок воткнулся в деревянную раму запылённого окошка-витража.

Уже через несколько секунд она уловила мысли Алекса: он телепатически предупредил её, что вампирам дан приказ взять их живыми; если бы хотели убить — давно бы это сделали. Но нужно было торопиться: у этой нечисти, обладающей жалкими остатками интеллекта, очень скоро могло лопнуть терпение.

Стараясь двигаться с максимальной быстротой и прикрывать спину другу, девушка успела точными выстрелами уничтожить трёх вампиров и увидела, что Алекс прикончил ещё четырёх, прежде чем монстр, поджидавший их в коридоре, мощным пинком ноги распахнул дубовые двери и с глухим рыком ворвался внутрь.

В голове Ники промелькнула мысль, что это искажённое дикой злобой мерзкое лицо, сведённое в причудливую гримасу очередным нервным тиком, теперь, наверное, долго будет сниться ей по ночам. Если она доживёт до рассвета…

Что, впрочем, было уже маловероятно, так как вслед за чудовищем в помещение ввалились ещё с десяток вампиров.

Алекс прикончил ещё двоих и вогнал несколько пуль в покрытого бородавками неандертальца, но, даже получив ранения в голову и шею, тот не остановился, отмахнувшись от пуль как от назойливых мух.

Ника смогла убить только одного, когда пуля страшилища, попавшая ей в живот, сбила её с ног. Она осталась жива только благодаря тонкому, но, хвала небесам, прочному бронежилету.

Чувствуя, как от адской боли в глазах потемнело и поплыло, она всё же попыталась встать, ощущая, как огромная туша уродца склоняется над ней.

Вырвав из её рук пистолеты, он схватил девушку за ворот плаща, и, подняв на ноги, словно тряпичную куклу, рывком прислонил к стене.

Алекс, отстреливающийся от десяти вампиров на другом конце Залы, не успел среагировать вовремя и, когда он наконец преодолел расстояние до своей подруги, на шею Ники был нацелен её же меч, вытащенный из деревянной окантовки витража.

— Вот и всё, допрыгались! — просипел монстр. — Бросай оружие, или — одно лёгкое движение, и она станет одной из нас! — торжествующе ухмыльнувшись, предупредил он.

Замерев на месте, Алекс моментально оценил ситуацию. Меч Ники был покрыт буроватым налётом вампирской крови, и если от этого клинка она получит хоть малейшую царапину…

Алексу ничего не оставалось, как подчиниться, и он отбросил пистолеты в сторону.

— Прости… — тихо прошептала девушка, пытаясь удержать текущие от боли слёзы. Она задействовала свой Дар, чтобы исцелиться и выйти из состояния унизительной беспомощности, но ощущение, словно её изо всех сил ударили бейсбольной битой, ещё не прошло.

Удовлетворённый разоружением противника, вампир швырнул Нику в сторону Алекса, и тот едва успел её подхватить.

Очутившись в объятиях друга, девушка почувствовала себя немного увереннее. Он положил руку ей на живот, и его тёплая энергетика тут же заструилась по ней, излечивая и даря надежду на спасение.

Не трать силы, — мысленно попросила она, помня слова Саймона, что человеческое тело подобно батарейке.

То, что он расходовал сейчас на неё свою энергию, неминуемо обернётся ослаблением его Дара, и он будет уже не в состоянии так хорошо, как раньше, ориентироваться в темноте, что могло стоить ему жизни.

Но он упорно продолжал исцелять её, преодолевая её пассивное сопротивление, и остановился лишь тогда, когда почувствовал, что его девушка — в норме.

Их положение было очень серьёзным, и она это понимала. Дима с Саймоном далеко; эхо от их выстрелов до сих пор доносилось приглушёнными раскатами, и Ника заметила, что они звучали всё реже. Либо ребята справились со всеми вампирами, либо у них заканчиваются патроны. И что-то ей подсказывало, что ближе к истине второе, чем первое.

Плотно прижатые к стене, под прицелом одиннадцати стволов, со всех сторон окружённые вампирами, два Воина Света стояли молча и неподвижно.

Как будем выбираться? — мысленно спросила девушка, с тревогой посмотрев на Алекса.

Будь наготове, я дам сигнал, — Алекс ободряюще сжал её ладонь в своей руке.

— Думаю, Хозяин очень обрадуется, когда увидит вас! — с довольной кривой усмешкой проклокотало недавно раненное Алексом чудовище, из горла которого сочилась вязкая тёмная жидкость, лишь отдаленно напоминающая кровь. — И не советую рыпаться: Хозяин сказал сохранить вас ЖИВЫМИ, а не ЦЕЛЫМИ и ЗДОРОВЫМИ. Чувствуете разницу? — осклабился он, в ухмылке обнажив острые клыки с желтоватым налётом.

— Ты бы хоть иногда зубы чистил! — сморщившись с омерзением, посоветовал Алекс.

— Почищу — о твоих друзей! — рявкнул в ответ вампир. — Других — уничтожить! — отдал он приказ, и один из вампиров покинул залу, поспешив передать это сообщение остальным сородичам.

Сердце девушки бешено забилось, и она вновь с тревогой кинула быстрый взгляд на Алекса, который продолжал стоять неподвижно, выжидая удобный момент для атаки.

Прошло ещё несколько секунд, и вдруг страх за жизнь Алекса и своих друзей, который липкими волнами расплывался по телу Ники, внезапно показался ей ерундой по сравнению с тем, что она испытала, когда увидела, как за спинами вампиров в свете зажжённых факелов внезапно заколыхались концентрические круги воздуха, и в затхлом помещении средневековой залы начали сгущаться тени, из которых стала материализовываться чёрная фигура.

— Ворон… — прошептала побледневшая девушка.

*

*

Сгущались тени, улицы уже заполнял вечерний полумрак, а следователь Даниил Ростовцев сидел в уютной кофейне в центре города, рассеянно глядя в окно и наблюдая за людьми, изредка проходившими в свете фонарей. Его кофе давно остыл, друг опаздывал, а сам Даниил, погружённый в свои мысли, размышлял о судьбах человечества.

— Почему Господь, если он всесилен, допускает существование Зла на этой Земле и в душах людей?.. Интересно, что на уме у этого тридцатилетнего, ничем не выделяющегося мужчины в сером плаще, который только что с отсутствующим взглядом прошёл мимо окна? О чём он сейчас думает? О том, как удобнее затягивать удавку на шеях молоденьких жертв, или о том, какие цветы подарить на День рождения жене? Чужая душа — потёмки… — тяжело вздохнул Даниил и отхлебнул из чашки холодный кофе.

В последнее время в его сознании всё чаще проскакивала мысль, что за пределами мира, который он мог видеть и слышать, есть другой, с которым его разум иногда пересекался в моменты сильного волнения.

Ему, рационалисту и материалисту, отличнику Юридической Академии, было нелегко прийти к такому выводу, но все происходившие события упорно наталкивали его на эту мысль.

Двери кофейни распахнулись с тихим мелодичным звоном маленького колокольчика, и в помещение ввалился Олег, старший оперуполномоченный седьмого отделения полиции

— Прости, Данька, опоздал! — запыхавшись, извинился его друг, кидая куртку на ближайшую вешалку и бухаясь на стул рядом с Даниилом.

*

*

— Я не опоздал, шалунишки? — ехидно поинтересовался Редфорд, материализуясь под тёмными сводами замка.

Узнав его, Ника была готова перекреститься от облегчения. Если бы раньше кто-нибудь сказал ей, что она так обрадуется этому магу, — она бы просто не поверила. Воистину, жизнь полна сюрпризов…

— Нет, кажется я как раз вовремя! — деловито отметил маг, на ходу расстреливая лихорадочно заметавшихся вампиров.

Алекс с Никой, моментально воспользовавшись всеобщим замешательством, вырвались из-под прицела и тоже перешли в наступление.

Через несколько секунд лишь дёргающиеся в агонии трупы вампиров напоминали им о недавней опасности.

— Завтра я вышлю вам свою фотографию, — заявил Редфорд.

— Зачем? — наивно спросила Ника.

— Её пора вывесить на Доску Почёта в вашем Ордене, — усмехнулся маг. — Я столько раз спасал ваши жизни, что мне теперь по ночам кошмары снятся, будто я стал Воином Света. Представляете? — передёрнул он плечами в наигранном ужасе. — Кстати, могли бы и спасибо сказать!

— Что ты тут делаешь? — проигнорировав последнюю фразу, холодно спросил Алекс.

— Играю в прятки, — невозмутимо ответил маг. — Сосчитал до пяти и пошёл искать. Нашёл вас. На ваше счастье.

— Впадай в детство где-нибудь в другом месте, Редфорд, а то подцепишь случайно шальную пулю, — едва скрывая раздражение, предупредил Алекс.

— Какая забота! — воскликнул Редфорд, театральным жестом взмахнув руками. — Что бы я без вас делал, ребята! — шумно вздохнул маг, всем своим обликом излучая восторженную благодарность.

— И всё-таки, Редфорд, что ты здесь делаешь? — настороженно повторила вопрос Ника.

— Ищу дорогу к бессмертию, заинька, — полушутя-полусерьёзно ответил маг. — А для начала — пытаюсь найти местную библиотеку. Может, поможешь, любовь моя? — подмигнул он девушке, вызвав нервный скрежет зубов у её друга.

— Два часа ночи, идиот! — отпустил реплику Алекс.

— На слово"идиот", обращённое в мой адрес, я реагирую очень нервно, — с угрозой прищурился Редфорд.

— Но здесь нет никакой библиотеки! — вклинилась в их диалог Ника, пока обстановка не накалилась ещё больше. — По крайней мере, мне о ней ничего не известно! — искренне призналась она.

— И всё же, напряги память, солнце моё, — не сдавался маг. — Я ведь знаю, что когда-то старейшины вложили в твою прекрасную головку информацию об этом здании. К тому же, в вопросах библиотечного дела — ты настоящий ас! Уж я-то тебя отблагодарю, будь уверена!

— Воспользуйся своим компасом, он у тебя ниже пояса, — подколол его Алекс.

— Хорошая идея, — расхохотался маг и послал девушке воздушный поцелуй. — Ника, когда я вижу тебя, мой компас показывает дорогу на небеса. Давай договоримся, милая, — ты говоришь мне, как пройти в библиотеку, а я — когда ваши жизни опять будут висеть на волоске — снизойду до того, чтобы в очередной раз спасти тебя и твоего хмурого пупсика.

— Первый поворот налево, — ледяным тоном ответил за Нику Алекс и, как будто не замечая, что лицо Редфорда перекосилось от злости, решительно взял растерявшуюся девушку за руку и повёл прочь.

— Не слушай его, Ника, — на ходу предупредил он. — Ты же знаешь, что ему нельзя верить. К тому же, у нас нет времени болтать с ним: в замке ещё полно вампиров. Надо помочь Дмитрию и Саймону.

— И Хантеру, — добавила девушка.

— Да, и Хантеру, — мрачно согласился Алекс. — Где бы он ни был… — вздохнул он.

*

*

Иван, студент второго курса исторического факультета, неторопливым хозяйским шагом делал обход полутёмного замка. Он подрабатывал в Раргенге сторожем и, как ему объяснили вчера, во время приёма на работу, такие прогулки были прямой его обязанностью.

Впрочем, с его тягой ко всему загадочному, старинному, таинственному, он и сам мог бы доплачивать за то, чтобы после полуночи оказываться в таком месте. И, пробираясь в темноте по длинным коридорам средневекового готического замка, покрытым пылью веков, воображать себя храбрым князем или доблестным рыцарем, спешащим к даме своего сердца. Или — легендарным королём. Почему бы и нет?

Польские друзья предупреждали его, что об этом замке ходит плохая молва: он полон призраков, и в нём бесследно исчезают люди. Взять хотя бы предыдущего сторожа, который сгинул без следа. Не нашли ни его самого, ни неизменного серого шарфика, с которым тот не расставался.

Но такие предостережения ещё больше подогревали интерес Ивана к этому месту, и вот — он здесь. Одинокий, мужественный охотник за привидениями. Или, нет — похититель средневековых сокровищ. И женских сердец. А может,… — Иван не успел закончить свою мысль, как услышал странные шорохи, пугающим эхом разлетевшиеся под сводами замка.

Испуганно схватившись обеими руками за нательный крестик, он застыл на месте, вслушиваясь в темноту. Но шорохи внезапно стихли, и всё, что он теперь слышал — было сумасшедшее биение сердца, готового выпрыгнуть из груди.

Вот он — момент истины! — пронеслась в голове Ивана мысль. — Сейчас неведомое приоткроет мне свои тайны! А может, это просто мыши, — попытался успокоить он себя. — А я-то, как дурак, чуть от страха не помер…

Но что такое настоящий страх, Иван узнал двумя секундами позже, когда пара холодных, когтистых рук, высунувшись из какой-то ниши в стене, вцепилась в него мёртвой хваткой и затащила в небольшое, освещаемое чадящими факелами, пустое помещение.

— Это не мыши, — в шоке пробормотал побледневший студент, разворачиваясь лицом к своему похитителю.

Покрытое лохмотьями, с повязанным на шее грязным шарфом неопределённого цвета, это существо с мертвенно-бледной кожей и красными горящими глазами с большой натяжкой походило на человека.

— Сам знаю! — просипело существо, в плотоядной ухмылке обнажая острые клыки.

В ужасе отпрыгнув назад, Иван попытался убежать, но, как назло, запнувшись за какой-то выступ, кубарем покатился по каменному полу.

— Потише, тварь! — раздался вдруг из тёмной ниши в стене уверенный, спокойный голос. — Не торопись! — произнёс некто, выходя на освещённое факелами место.

В худенькой, хрупкой фигуре незнакомца, закутанного в серый потёртый плащ, не было ничего устрашающего, а когда Иван рассмотрел его лицо, изборождённое глубокими морщинами и реденькую седую бородку, все его надежды на спасение рухнули, как карточный домик.

Когда же он увидел ещё четырёх вампиров, тихо просочившихся друг за другом в комнату и перекрывших ему путь к отступлению, душа Ивана сжалась в маленький трепещущий комочек, съёжившийся где-то на уровне пупка.

Больше всего он сейчас сожалел, что у него под рукой нет пистолета.

Да какой там пистолет, здесь и пулемёт не поможет! — молнией пронеслась в голове испуганная мысль. Словно её отголосок, по Замку загрохотали громкие выстрелы, от которых, как показалось Ивану, стены заходили ходуном.

— Этот пожирнее будет! — прохрипел один из вампиров, надвигаясь на Ивана.

— Я же сказал: не торопитесь, твари! — громко повторил незнакомец, неодобрительно покачав головой. Его неожиданно сильный, чистый голос гулким эхом пронёсся по полутёмному замку.

Вытащив из-под полы старенького серого плаща какую-то деревянную палку, он решительно вскинул её наперевес, словно меч.

Если бы Иван не находился сейчас в таком плачевном состоянии, он бы рассмеялся. Но смех застрял в горле, вырвавшись наружу коротким судорожным всхлипом.

— У меня к вам всего лишь один вопрос, нечистики, — энергично взмахнув своим импровизированным оружием, заявил старец. — Где Амадей? Кто ответит первым — заработает быструю и лёгкую смерть. В отличие от остальных, — добавил он, усмехнувшись.

Переглянувшись с недоумением от того, что новоприбывшая еда ставит им какие-то ультиматумы, — вампиры решили приступить к трапезе.

Игнорируя надвигающуюся на него опасность, старец крепко обхватил деревяшку обеими руками и уставился на неё пронзительным гипнотическим взглядом, напряжённо сведя кустистые седые брови у переносицы.

С замиранием сердца Иван смотрел, как эта нечисть обступает безумного старичка со всех сторон и уже начал вспоминать молитвы за упокой души, как случилось нечто странное.

Он не поверил своим глазам, когда заметил, что по этой наспех обструганной палке начинают пробегать маленькие серебристые искорки, и чем дальше — тем больше. В конце концов их мельтешение превратилось в яркое, переливающееся облако, которое полностью накрыло эту деревяшку, и у Ивана отвисла челюсть, когда он увидел, что престарелый защитник с поразительной для его возраста энергией ринулся в бой, убивая противников одним прикосновением чудо-оружия.

Наблюдая, как Хантер, размахивая светящимся мечом, от которого летели искры, рубил вампиров направо и налево и через несколько секунд добил последнего, Иван вдруг всё понял.

— Джедаи… — потрясённо прошептал он, вскакивая с пола и широко раскрытыми от восхищения глазами уставившись на старейшину Ордена.

— Да пребудет с тобой сила! — восторженно воскликнул Иван, зачем-то бухаясь на колени и сложив перед собой ладони, словно в молитве.

— Царствие тебе Небесное, сын мой! — смакуя торжественность момента, ответил ему Хантер и, увидев, как испуганно заморгал от этой фразы студент, тут же поправился:

— То есть, благослови тебя Господь!

*

*

— Нам придётся разделиться, — констатировала Ника.

Они с Алексом уже облазили весь Замок сверху донизу. Непроверенным остался лишь последний, самый сложный рубеж перед подвалом — нижний этаж Замка. Именно там отчаянно сражались с нечистью Дмитрий и Саймон.

— Знаю, ты против, — отметила она, видя, как нахмурилось лицо Алекса. — Но другого выхода нет: в той стороне — Дима, а в другой — Саймон. И обоим нужна помощь. Диму окружили восемнадцать вампиров, Саймона — одиннадцать, — определила она своим Даром.

— Да, ты права, — скрепя сердце, согласился Алекс. Ему не хотелось отпускать Нику от себя, но он понимал, что выбора не было. — Ты — налево, я — направо. Я — к Димке, ты — к Саймону. Выстрелов уже не слышно, значит, у них закончились патроны, они дерутся мечами, и подмога будет им очень кстати. Встретимся у центральных ворот, — коротко кивнул он девушке и, обеспокоенно добавив: — Будь осторожна! — кинулся под тёмные своды замка на помощь лучшему другу.

— Ты тоже! — мысленно откликнулась девушка.

Развернувшись, она побежала выручать консультанта старейшин.

*

*

Ника быстро вклинилась в ряды озверевших вампиров, норовивших вцепиться Саймону в горло и, используя эффект неожиданности, быстро отрубила головы троим из них.

Четверо нападавших с угрожающим рычанием тут же развернулись в её сторону, и Саймон теперь отбивался всего от четырёх.

Видимо, эта нечисть составляла особый боевой отряд, поскольку действовала с исключительным профессионализмом, очень слаженно и грамотно выстраивая групповое нападение.

А то, что они были одеты в покрытую грязью и засохшей кровью камуфляжную коричнево-зелёную униформу и держали в руках полицейские дубинки, подсказывало Нике, что при жизни они наверняка были сотрудниками спецназа или подобной организации.

Через три минуты яростной борьбы девушка с удивлением подумала: как Саймону удалось продержаться так долго?

Кинув быстрый взгляд на своего друга, Ника увидела, что он выдыхается. Не переставая орудовать мечом, она подскочила к нему поближе, чтобы прикрывать его от ударов в спину.

Его оружием тоже был самурайский клинок, но, помимо этого, консультант старейшин активно использовал свой Дар, энергетическим лучом разрывая мозги противников и выдавливая глаза, благодаря чему и без того не отличающиеся красотой вампиры принимали совсем жуткий вид.

Впечатление ожившего кошмара усиливалось и от окружающей обстановки. На первый взгляд, это просторное помещение было жилым и выглядело довольно уютно: алые бархатные шторы на огромных окнах, покрытые мягкой бордовой тканью стены, красный пушистый ковёр, антикварные, в стиле Людовика XIV, два кресла, стол и стул из тёмного дерева.

Выразительность интерьера подчёркивали огромные зажжённые свечи чёрного цвета, вставленные в массивные золотые напольные подсвечники и огромная кровать под нежно-розовым кружевным балдахином, застеленная чёрным шёлковым бельём. В левом углу недалеко от входа возвышались аккуратно собранные доспехи, латы и шлем средневекового рыцаря.

По всей видимости, здесь когда-то находились личные апартаменты владельца Замка. Но сейчас от этой жутковато-романтической обстановки излучалась аура её последнего владельца, настолько тёмная и мерзкая, что Нике показалось, она не только видит её, но и ощущает своей кожей.

Ворон!… Здесь жил Ворон! — вдруг дошло до неё.

Эта внезапная мысль так испугала её, что на секунду Ника остолбенела.

Этой заминкой успешно воспользовались атакующие вампиры, нанеся ей несколько ударов, самые сильные из которых пришлись в висок и левое колено. Отлетев к стене, Ника чуть не выронила меч.

Яркие звёздочки замелькали перед глазами и вспыхнули пылающим огнём от адской боли, когда она, пытаясь удержаться на ногах, перенесла центр тяжести на повреждённую ногу.

Саймон вовремя заслонил её собой, и если бы не это — желтоватые, дурно пахнущие вампирские клыки уже вонзились бы в её тело. Но консультант старейшин всё же сумел удержать эту нечисть на расстоянии.

— Думай о приятном! — с неизменной иронией поддержал он девушку, видя, что ей приходится несладко.

— О тебе, что ли? — подколола она.

— Почему бы и нет? — запыхавшись, откликнулся он.

"Спасибо"за спасение жизни она скажет ему чуть позже. Если доживёт. Впрочем, за эти несколько минут она успела отразить столько сыпавшихся на его спину ударов, что, в принципе, они были квиты.

Едва восстановив равновесие, она поняла, что теперь ей предстоит прыгать лишь на правой ноге. У неё не было ни времени, ни сил, чтобы исцелить себя. Послав вниз энергетический импульс, нацеленный лишь на обезболивание, Ника снова включилась в битву.

— Спасибо, что выбрали нашу авиалинию! — прокомментировала она бесстрастным тоном стюардессы, наблюдая, как подброшенный Саймоном вампир, перелетев через стол, с впечатляющим грохотом приземляется на запылённые средневековые доспехи.

*

*

— В наше время просто так ничего на голову не сваливается! — авторитетно заявил Олег, взмахом руки подзывая официанта. — Кроме реактивных самолётов, пожалуй, — криво усмехнулся он. — Так что колись, Данька: откуда наркота?

— Из лесу, вестимо, — отшутился Даниил.

— Ты эти басни про лес и подарки своему начальству втирать будешь. А лично я в мужиков с длинной бородой и в красной шапке не верю с трёхлетнего возраста. Да и не сезон пока: октябрь на дворе.

— Угу, — неопределённо откликнулся Даниил, допивая последние капли холодного кофе.

— Ты хоть понимаешь, что наркоты в том скромном с виду сереньком пакетике было на миллион? — пристально вглядываясь в задумчивые глаза собеседника, поинтересовался Олег.

— Рублей? — невозмутимо уточнил результаты экспертизы следователь.

— Каких рублей, чурбан, долларов!!! — воскликнул опер.

— Да? — с абсолютным спокойствием принял к сведению Даниил.

— Послушай, если ты вляпался в какую-нибудь некрасивую историю — тебе нужна помощь, — попытался вразумить его Олег. — Расскажи мне, в чём твоя проблема, и мы оба подумаем, как тебе помочь. Пока не поздно, — заботливо предупредил он. — Ну же, введи меня в курс дела!

— Зря стараешься, — мягко, но непреклонно осадил друга Даниил. — Оставь профессиональные замашки для другой аудитории. Не хочу тебя разочаровывать, но ты не услышишь душераздирающей истории обо мне и банде безжалостных наркоторговцев. По крайней мере, не сегодня. Я пока сам не разобрался в этой ситуации, а когда пойму, что к чему, — ты будешь первым, кто обо всём узнает. Обещаю.

— Ну что мне с тобой делать? — сокрушённо вздохнул Олег.

*

*

— Что Вы теперь со мной сделаете? — с замиранием сердца поинтересовался Иван, взирая на Хантера, как на новоиспечённое божество. — Убьёте, как ненужного свидетеля, или, может, сделаете своим учеником? — робко намекнул он, заискивающе уставившись в суровые глаза старца. — Я — способный, я — очень способный!

— Нет, — после недолгого колебания принял решение Хантер. — Я проявлю гуманизм и отпущу тебя в естественную среду обитания. А пока — забаррикадируй двери изнутри и, если хочешь жить — не высовывайся. Советую просидеть тут до утра и не рыпаться, а об остальном я позабочусь, — заверил он студента.

— Конечно, конечно, — лихорадочно закивал тот головой, кинув затравленный взгляд на источающие смрадный запах трупы вампиров, разлагающиеся прямо на глазах. Перспектива провести в такой обстановке несколько часов сильно огорчала.

— А мы с Вами ещё увидимся? — крикнул он вслед удаляющемуся джедаю.

— Всё может быть в этой жизни, — последовал философский ответ.

*

*

У Ники и Саймона дела шли с переменным успехом. После впечатляющего приземления вампира на средневековые доспехи этот памятник материальной культуры средневековья разлетелся на части, обнажив спрятанный за ним внушительный, чуть проржавевший, но от этого не менее грозный, рыцарский меч. Который тут же оказался в руках ещё одного вбежавшего в комнату вампира.

Ника окрестила его про себя гоблином, поскольку красотой он не намного превзошёл бородавочного монстра, недавно загнавшего её с Алексом в засаду.

Рваная, когда-то белого цвета майка обнажала крупные, накачанные ещё при жизни, руки, до самого плеча покрытые густыми чёрными волосами, слипшимися от чьей-то крови, горбатый нос занимал половину лица, рот был лишь обозначен короткой бесцветной полоской, а маленькие узкие багровые глаза с пронзительной жадностью сверлили девушку так, словно она кусок аппетитной ветчины.

С бешеной, удивительной даже для вампиров энергией, он бросился на Нику и очень скоро она поняла, что проигрывает ему в скорости. Она едва успевала уворачиваться от его огромных рук и то и дело свистящего на уровне её шеи массивного меча. Он не собирался оставлять её в живых, это стало ясно сразу.

Уходя от удара, она отклонилась назад, автоматически перенеся центр тяжести на левую ногу, но уже через мгновение поняла, что совершила роковую ошибку. Повреждённое колено с хрустом подкосилось и, не справившись со вспыхнувшей адским пламенем болью, Ника рухнула на спину.

Упав навзничь, девушка ударилась затылком о каменные плиты пола и, чувствуя, как из глаз посыпались искры, изо всех сил напрягла силу воли, чтобы не потерять сознание.

В оцепенении, словно под гипнозом, она наблюдала, как гоблин, торжествующе ухмыльнувшись, размахивается огромным рыцарским мечом, готовясь нанести поверженному противнику решающий удар.

Саймон увидел, что она в беде и, не в силах задействовать свою энергетику, которая была уже на исходе, отчаянно ринулся к ней.

Но она находилась слишком далеко. К тому же, чтобы пробиться к ней, ему нужно было убрать с пути трёх вампиров.

Он не успеет, — выплыла из тумана в голове Ники мысль. — Всё, это конец… Алекс...

Занесённый над нею меч, нацеленный на шею, уже стал опускаться с неотвратимостью гильотины, с каждой долей секунды всё ускоряя движение. И в эти последние мгновения Ника увидела искорки серебристого цвета, замелькавшие перед её лицом.

Внезапно искорки превратились в сверкающий луч, напоровшись на который, массивный меч разломился пополам.

— Этого не может быть! — прошептала девушка.

Их новый старейшина, несмотря на преклонный возраст, бодро и лихо рубил светящейся деревянной палкой вампиров, кожа которых начинала дымиться от одного только прикосновения этого загадочного, но очень эффективного оружия. Он успел расправиться с гоблином и прикончил ещё троих.

Может, у него там в этом дереве какой-нибудь лазер спрятан? — не зная, что и подумать, предположила Ника. — Теперь я понимаю, почему он не взял пистолеты…

Саймон тоже был крайне удивлён происходящим, но ещё больше обрадован подмоге. А то он уже начал думать, что эти кровососы его доканают.

Вместе с Саймоном быстро добив в комнате последнего вампира, Хантер спокойно развернулся и направился к девушке, которая пыталась подняться с пола.

Словно зачарованная, она наблюдала, как подошедший к ней старец медленно опустил острие своего грозного оружия и, дождавшись, когда серебристые искорки сменятся мягким золотистым свечением, приложил меч к её сломанной ноге.

Ника поначалу испуганно шарахнулась в сторону, памятуя о том, что случалось с вампирами от прикосновения этой деревяшки, но быстро успокоилась, почувствовав, как невероятно мощная, тёплая энергетика приятными волнами снимает боль и исцеляет её.

У целителей на это ушло бы больше часа! — изумлённо подумала она.

Теперь она поняла, почему Фёдор Матвеевич предложил в старейшины Хантера.

— Ты должна была уйти от удара! — неодобрительно нахмурился её спаситель, осторожно потрогав её колено.

Убедившись, что процесс исцеления успешно завершён, он резко взмахнул мечом, погасив на нём все искорки, и снова превратил его в простую обструганную палку.

— И какой же ты после этого профессионал? Нужно больше времени уделять тренировкам, а не любовным похождениям! — отчитал он её, словно провинившуюся школьницу.

— Мы поработаем над этим, — заверил старейшину входящий в комнату вслед за Дмитрием Алекс. Ему хватило быстрого, внимательного взгляда на свою девушку, чтобы удостовериться, что она в порядке.

— Спасибо, Хантер. Я твой должник, — с признательностью произнёс Алекс, кивая на Нику.

— Пусть это будет для вас уроком! Никогда не оценивайте противника по внешнему виду! — назидательно вскидывая палец, изрёк Хантер.

— Ты когда-нибудь видела, чтобы мышеловка бегала за мышами? — ответил старейшина на удивлённый взгляд Ники.

— Я не понимаю, Хантер, если ты обладаешь такими способностями, то почему сам не смог сбежать из сумасшедшего дома? — спросила она.

— Чего ж тут понимать-то, — пожал он плечами. — Я и не хотел сбегать оттуда. Там было очень интересное общество. Кстати, с вами мне тоже очень интересно, — сделал он комплимент Воинам Света.

— К тому же, — добавил он немного помолчав, — так вам было проще найти меня. Я просто облегчил вам задачу.

— И как давно ты понял, что станешь нашим старейшиной? — поинтересовался Саймон.

— В прошлой жизни, — лаконично и очень серьёзно ответил Хантер.

*

*

— Кажется, что это было так давно! — задумчиво пробормотал Виктор, стоя на развалинах своего бывшего особняка. — Словно в прошлой жизни…

Жалкие кучки мусора на лесной поляне и взъерошенное вороньё, деловито прохаживающееся по обломкам, поросшим травой — это всё, что осталось от его Обители Тьмы, некогда могущественной организации, главного врага Ордена Света.

С тех пор, как Ворон стал вампиром, часть его мозга словно атрофировалась. Он давно заметил, что потерял очень важный Дар: ясновидение. Впрочем, эта потеря не сильно его расстроила, ведь этот Дар подвёл его: несмотря на его уверенность в победе, Архангел с Редфордом его чуть не убили.

Теперь он полагался не на свои видения, а на то, что было более надёжным — трезвый расчёт и жажду мести.

— Вы всё восстановите, Хозяин, — спокойно и бесстрастно произнёс его слуга, по обыкновению держась за его спиной.

В своей самоуверенности Ворон никогда не задумывался, почему это необычное существо до сих пор признаёт себя его слугой. Амадей всё ещё был самым сильным вампиром из всех существующих на этой планете. И, несмотря на то, что он сделал вампиром и Виктора, чтобы излечить от смертельного ранения, нанесённого Архангелом, его собственные силы были несоизмеримо больше, и он мог убить Ворона за несколько секунд, каким бы могущественным магом тот ни был.

Раньше Амадей пользовался властью и влиянием Ворона для прикрытия своих кровавых преступлений, благодаря чему ни разу не был пойман Воинами Света или полицией.

Теперь же, когда Ворон был в изгнании, он терпеливо выжидал, когда его честолюбивый хозяин достигнет цели — накопит силы, расправится с Орденом и займёт весомое место в политике этой страны.

Осуществлять грандиозные планы самому Амадею было сложно — люди всегда шарахались от него, пугаясь его необычной внешности. Мертвенно бледная кожа с темноватыми пятнами, очень похожими на трупные, не багровые, как у остальных вампиров, а ярко-красные, горящие глаза, в которых словно отражались огни ада, вызывали нешуточный страх. У всех нормальных людей при одном только взгляде на него по телу пробегали холодные мурашки.

В организаторских талантах Виктора он не сомневался, и предоставить ему выполнение самой грязной и сложной работы — было логически обоснованным шагом. А там — можно и свергнуть временного покровителя и подумать о мировом господстве.

Всегда сдержанный и невозмутимый, Амадей был лишён каких-либо человеческих эмоций. Единственной страстью, которая роднила его с живыми, была жажда власти. И он шёл к осуществлению этой мечты методично и целеустремленно.

И теперь он стоял на этой поляне, невозмутимо наблюдая за гневом своего хозяина.

— Я размажу этот Орден, раздавлю и разорву на кусочки! — с яростью сжав кулаки, процедил сквозь зубы Ворон. — Я превращу их всех в моих рабов; они станут самыми мерзкими и кровожадными вампирами, каких только видел свет!!! Теперь я стал ещё сильнее, и моё время пришло!

— Конечно, Хозяин, — спокойно подтвердил Амадей.

*

*

После воссоединения команды отряд Воинов Света методично проверил все комнаты на нижнем уровне и добил последних лихорадочно метавшихся вампиров.

Теперь, чуть устало, но по-прежнему очень решительно, они шли по длинному сумрачному готическому переходу, направляясь к месту последней и самой тяжёлой в этом Замке битвы — к подвалу.

— Откуда ты взялся? — вдруг гневно воскликнул Хантер, заметив притаившегося за величественной колонной Ивана.

Несмотря на нешуточный испуг, студент всё же не смог удержаться от любопытства. Рассудив, что лучше погибнуть от когтей и зубов вампиров, чем пропустить что-либо значительное и невероятно важное, происходящее в этом Замке, он выбрался из комнаты и, крадучись, направился туда, откуда доносился неясный, очень подозрительный и безумно интересный шум.

— Я же предупреждал тебя: не высовывайся!!! — рявкнул старейшина.

Поняв, что его обнаружили, тот робко вышел из укрытия.

— Я… Простите меня, пожалуйста! — залепетал пойманный с поличным. — Только не прогоняйте меня!!! Я никому не скажу, честное слово! Просто мне было так страшно сидеть одному в темноте, с этими жуткими трупами… Я никому ни полслова! Да пребудет с вами сила! — снова бухнулся он на колени, вытаращив на изумлённых Воинов Света глаза, в которых смешались ужас и восторг.

— Да у него крыша поехала, — поставил диагноз Саймон, для наглядности покрутив пальцем у виска.

— У каждого свои недостатки, — вступилась за неожиданного визитёра Ника. Несмотря на то, что этот парень был явно со странностями, он показался ей довольно милым и безобидным.

— Привет, меня зовут Вероника, — представилась она, дружески протянув ему руку.

— Очень приятно, очень приятно, — восхищённо забормотал студент. — А меня зовут Ваня… То есть Иваном…

Не вставая с колен, он обхватил ладонь девушки обеими руками и попытался поднести её к губам для поцелуя.

— Даже не думай! — неожиданно вмешался Алекс, резко вклиниваясь между ним и Никой. — Хочешь, чтобы мы тебя прикончили? — с угрозой поинтересовался он.

— Нет, нет! — отчаянно замотал головой Иван.

— Тогда держись от моей девушки подальше, — дал совет Воин Света. — Кстати, с остальными тоже лучше не лобызаться, — добавил он на всякий случай.

— Я обожаю твои руки, милая, но сейчас они перепачканы вампирской кровью, и если бы он их лизнул — нам пришлось бы его обезглавить, — ответил Алекс на удивлённый взгляд Ники.

— Точно! — девушка хлопнула себя по лбу. — Извини, Ванюша, но тебе, действительно, лучше к нам не прикасаться, — признала она.

— Гигиена — великая сила, — ехидно хихикнул Хантер, с интересом наблюдавший за этой сценой.

— Так значит, ты и есть сторож этого заведения, — прочитал мысли студента Саймон.

— Да, — коротко кивнул тот. — То есть, теперь, наверное, уже нет, — растерянно пожал он плечами. — Я вряд ли смогу объяснить, почему вверенное мне сооружение за время моего дежурства было изрешечено пулями и покрыто багровыми пятнами, — извиняющимся тоном пролепетал он.

— Где гарантия, что он ещё не заражён? — вмешался в разговор Дмитрий.

— Он чист, я вижу, — пояснил Саймон. — Но если хочешь — можешь его осмотреть, внимательно и нежно, — усмехнулся консультант старейшин.

— Это скорее по твоей части, — парировал Дмитрий.

— Ребят, может не надо? — смущённо заикнулся Иван.

— Хватит трепаться! — одёрнула их Ника. — Нужно поскорее решить, что с ним делать. Времени у нас — в обрез, а впереди — ещё целый подвал нечисти!

— Что делать, что делать… Снять штаны и бегать! — поддразнил Нику Хантер. — Делать тут нечего, — решительно заявил он.

Подойдя к до сих пор стоящему на коленях студенту, он быстро нажал на точку на его сонной артерии и заботливо подхватил обмякшее тело, чтобы недавно спасённый им молодой человек не ударился головой о каменный пол.

— Поспи, касатик, поспи, — ласково бормотал Хантер, оттаскивая сторожа в углубление в стене и заваливая его пыльными средневековыми доспехами.

— Может, стоит подкорректировать ему память? — спросила девушка.

— Ты же сама сказала — времени у нас в обрез, — возразил Саймон. — К тому же, неужели ты думаешь, что ему кто-нибудь поверит?

— Вот и ладненько, — завершил свои манипуляции Хантер, с удовлетворением разглядывая сотворённую им маскировочную кучу. — Теперь его ни одна тварь не унюхает. Крыс тут нет — все сожраны. Так что он — в безопасности. Проснётся утром, как огурчик.

— Хорошо, — одобрил его действия Алекс. — Теперь — все вниз, — скомандовал он.

— Если вы в подвал, — то я о нём уже позаботился! — невозмутимо заявил Хантер.

— Что значит — позаботился? — оторопел Алекс.

— Я жил в этих местах когда-то, и у меня среди здешнего населения друзья имеются, — произнёс старец, наслаждаясь тем, с каким вниманием и удивлением уставились на него Воины Света.

— Ну и? — нетерпеливо воскликнул Алекс.

— Ну и, я с ними договорился. Я дал им координаты тоннеля, по которому год назад выбрался ты, два часа назад они его вскрыли, пробрались внутрь и выжгли там всех нечистиков. Впрочем, одного они должны оставить: я попросил. Мне его допросить нужно, — объяснил старец.

Сдерживая себя, чтобы не выругаться, Алекс без лишних слов кинулся вниз, уже на бегу махнув рукой встревоженным Дмитрию, Саймону и Нике, чтобы они следовали за ним.

— Да не волнуйтесь вы так, они профессионалы, — крикнул уже в их спины Хантер.

— Старый безумный болван! — процедил сквозь зубы Алекс, быстро спускаясь по лестнице.

Оказавшись на достаточном для детонации расстоянии, он кивнул Дмитрию, и тот с готовностью нажал на красную кнопочку серого пульта. Стены старинного Замка тут же сотряслись от мощного взрыва, массивные дубовые двери разнесло на мелкие щепки и, переждав несколько секунд, пока всё утихнет, Воины Света ворвались в подвал.

К счастью, Хантер оказался прав: внимательно обследовав обширное помещение, заваленное сломанной мебелью и камнями, они обнаружили лишь кучки обугленных останков, а за импровизированной стеной из аккуратно сложенных бочек — притаившихся охотников за вампирами.

Их было десять человек, одетых в серебристые огнеупорные костюмы и, увидев оперативников Ордена, они воинственно наставили на ворвавшихся раструбы огнемётов.

— Тихо, тихо, свои! — подняв для убедительности руки, успокоил их Алекс, и быстро повторил эту фразу по-польски.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Орден Света. Кара небесная предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я