Фантомия
Андрей Деткин, 2020

Что бы вы подумали, заблудившись в таежных просторах Прибайкалья, если вдруг увидели среди вековых сосен и пихт многоэтажное сооружение из стекла и бетона? И это только начало. То, что ждало столичных туристов в здании медицинского реабилитационного комплекса заброшенного с советских времен, никак нельзя назвать иначе чем кошмар наяву, или ФАНТОМИЯ.

Оглавление

Глава 8. Гонка на выживание

Последним из западни выскочил Докер. Правой рукой он прижимал к боку, словно мешок картошки, согнутого пополам Кирилла. За спиной гиганта в такт шагам подпрыгивала лысая голова карлика. Маленькие ладошки вцепились в могучие плечи и казались миниатюрными, игрушечными ефрейторскими лычками. Едва Докер пересек порог, Азер тут же захлопнул дверь. Трясущейся, словно от жуткого холода рукой, провернул изогнутой дужкой в замочной скважине. Раздался грохот. От удара в дверь долговязый отлетел. Сморщился от боли, сунул указательный палец в рот.

— Блин, блин, блин, — справа послышались отчаянные стенания. Все обернулись. Кирилл стоял на коленях и колотил кулаками по стене. Светлана первой поняла в чем дело. Подошла, провела ладонью по крашеной бугристой поверхности.

— Ее тут не было, — едва слышно проговорила она. Докер схватил ее за запястье и потащил в черноту коридора. За их спинами от мощных ударов вздрогивала дверь.

— А он? — крикнула Светлана.

— Черт с ним! — гаркнул сверху карлик, — если хочет, пусть остается.

В дверь снова грохнуло. Железное полотно вздулось бугром. От откоса отвалился кусок штукатурки.

— Нет, — упиралась Светлана. — Возьмите его.

— Азер, — карлик блеснул белками, — забери Чоли.

Азер, который уже сделал несколько шагов, остановился, долгим взглядом посмотрел на Буча, словно спрашивал: «Ты уверен?» и, не дождавшись другой команды, побежал назад.

Впереди метрах в ста мерцала тусклая флуоресцентная лампа. Светлана бежала по темному коридору рядом с Докером и постоянно оборачивалась. Сзади в сумраке шатались два силуэта. Кроссовки на ногах Кирилла поблескивали светоотражающими наклейками. Вспышки двигались ритмично — левая — правая, левая — правая. Светлана немного успокоилась и перестала оборачиваться. Через некоторое время ощутила легкий сквозняк. Воздух стал прохладнее. Лицо, кожу рук постоянно что-то едва касалось, словно паутина. Несколько раз она поднимала руки к глазам, но ничего подобного не видела.

Докер тяжело дышал. Оно и понятно, он был большим к тому же отягощенный ношей. Буча вертелся в кузове, как юла. Придерживался левой рукой за горизонтальный ремень, соединяющий плечевые лямки. Со стороны могло показаться, что он держит за ошейник цепного пса. Его большие глаза мерцали в полумраке, пистолет в руке отбрасывал блики. Карлик периодически склонялся над правым ухом Докера, что-то говорил. В тусклом свете их силуэты слились и они превратились в двухголового урода.

Беглецы остановились под плафоном, проливающим холодный мерцающий свет. Докер уперся руками в колени, сипло и тяжело дышал. Карлик лежал в кузове у него на спине и покачивался в такт дыхания гиганта. Спустя минуту хлопнул здоровяка по плечу:

— Опусти меня.

— Сиди, — прохрипел Докер и сплюнул.

— Опусти, сказал, — взвизгнул Буча. Здоровяк молча выпрямился и осторожно сначала правую, затем левую руку высвободил из лямок. Бережно поставил мешок на пол. Карлик выполз из него, с кряхтением поднялся на кривые ножки. Поморщился. Светлана подумала, что ему больно стоять на таких вывернутых конечностях и тем более ходить.

Подбежали Азер и Кирилл. Кирилл раскраснелся. Кожа поблескивала глянцевой пленкой пота. Долговязый проговорил что-то неразборчивое и сделал движение рукой, как бы смахивал с носа комара.

— Вы тоже это чувствуете? — спросила Светлана, обтирая предплечье от налипшей паутины.

— Какая-то дрянь, — выдохнул Докер и мазанул рукой по щеке. Под дуновением ветерка волосы на его голове шевелились.

— Кажись, вентиляция пылюку гоняет, — сказал Буча, поднес палец ко рту и лизнул его. Почмокал толстыми губами. Затем лизнул запястье. — Сладкие, блин.

Все стали пробовать на вкус налипшее вещество. То, что витало в воздухе и правда было сладким. Вдоль бетонного плинтуса ветер гнал небольшой комок. Буча наклонился, зацепил его пальцами. При этом его короткие ноги в коленях остались прямыми, а тазобедренные суставы как бы выперли в стороны. От этой картины Светлану передернуло. Карлик выпрямился, попробовал комок, кивнул. — Кажись, здесь все сладкое, — повернулся, лизнул стену. — Чистый сахар.

— Вата.

Все обернулись. Кирилл лизал бицепс. Заметил, что на него смотрят, остановился, медленно опустил руку, — я имел в виду, как сахарная вата.

— Точно, — подтвердила Светлана, — очень похоже на сахарную вату. Я в парке Горького такую же этим летом ела.

Буча переглянулся с Докером, затем посмотрел на Азера. Тот пожал плечами. Светлана догадалась, что они не понимают, о чем речь.

— Это такая сладость, — начала она объяснять, но карлик остановил ее жестом.

— Тихо. Зверюга, кажись, притихла. И это плохо. Мы в ее конуре, она наверняка знает обходную дорожку. Надо двигать отсюда.

Он развернулся и побежал по коридору. Несколько секунд никто не двигался с места. Все смотрели на уродские изгибания и взбрыкивания маленького человечка.

— Че стоим? — Буркнул Докер и в два прыжка догнал Бучу. Легко подхватил его, кинул себе на загривок. Тот запротестовал, несколько раз ударил кулачками по плечу. Докер даже не поморщился. Осознав тщетность протеста, Буча удобнее устроился в кузов и ухватился за ремень. Кирилл вырвался вперед. Иногда он отбегал метров на пятнадцать, оборачивался, удрученно вздыхал и замедлял бег, дожидаясь остальных.

«Да, драпать он может. Тренировки не прошли даром. Неужели я не замечала какой он? — думала Светлана. — Или не хотела замечать? С ним было весело, на машинах, по клубам, по заграницам. Что же я за стерва, раз за деньги (а за что еще) таскалась с этим «Чоли»». Светлана постаралась подумать о чем-нибудь другом.«А они точно не знают, что такое сахарная вата». Ей стало немного жаль этих грубых, сыромятных мужиков. Сахарная вата пробудила воспоминания этого лета. Лета, которое еще не прошло.

Двадцать шестое июня. Ее день рождения. Папа, когда еще не стал заглядывать в бутылку, водил ее в этот день в парк на Москве-реке. Шум детских голосов, гомон, зазывалы через громкоговорители приглашают выложить какую-то жалкую мелочишку за умопомрачительный, незабываемый аттракцион. День пролетал быстро. К вечеру они возвращались домой с шариками, подарками, призами и липкими щеками от сахарной ваты. Даже когда выросла, день рождения по-прежнему был связан с парком Горького. Пусть она уже не носилась с горящими глазами от «Американских горок» к «Ромашке», а оттуда в «Комнату страха», неизменно садилась на главную карусель перед арочным входом в парк. На лошадке плавно катилась по волнам детства, окруженная зеркалами, огнями и волшебством.

Этим летом она не изменила традиции. С Кириллом под зонтиком летнего кафе они ели сахарную вату и пили газировку. Он был внимательным и обходительным. Кирилл еще сказал, когда соломинка в его стакане всплыла и упала на стол, что неплохо бы придумать какое-нибудь нано-покрытие и помазать им трубку, чтобы пузырики не прилипали к ней. Светлана улыбалась, ей было с ним хорошо. А сейчас он обогнал всех и ни сколько не заботился о ней. Светоотражающие наклейки мелькали быстро — быстро.

Распугивая полумрак шумным дыханием и шорохом шагов, беглецы остановились на перекрестке под стеклянным сферическим фонарем. Светлана подняла голову, посмотрела вверх. Здесь с Кириллом они уже были. Только сейчас этот колпак был чистым. Никаких гнилых листьев, коричневой кашицы у краев из веточек и иголок, ни пыли, ни семян. «Наверное, этот другой, — предположила Светлана, — во внутреннем дворе. Сюда не долетает мусор». Она посмотрела по сторонам. Влево, вправо, тянулись коридоры и тонули в черноте.

— Док, тормози, — карлик откинулся назад и потянул за ремень, словно наездник осаживающий скакуна. По инерции Докер сделал еще несколько шагов и встал. Грудь его тяжело вздымалась, из горла вырывались хрипы.

Кирилл нетерпеливо переминался с ноги на ногу и вертел головой, вглядываясь то в один тоннель, то в другой. Он не мог ждать пока подтянутся отстающие и передохнут. Побежал в левый коридор, метров через тридцать вернулся, помчался в противоположном направлении. Пролетел мимо Докера, задел плечом, не заметил, умчался в темноту.

Тем временем в круге света появился Азер. Он остановился возле Светланы почти вплотную. Шумно потянул ноздрями воздух. До этого он бежал позади в десяти метрах и в тусклом свете не сводил глаз с гибкой, стройной фигуры. Теперь красивая, румяная девушка стояла так близко, что он едва сдерживался.

Светлана почувствовала запах мужского потного тела. Стараясь казаться естественной, непринужденно отошла к стене.

— Куда теперь? — из темноты вынырнул Кирилл, остановился под куполом, с надеждой и нетерпением всматриваясь в лица мужчин.

— Не суетись, Чоли, — проговорил Буча. Кирилл поднял голову. — Кто Чоли? Я Чоли?

— Ты, ты, дорогуша, — спокойно говорил карлик. — Будь ты Киром, не заставлял бы Дока выдирать себя из ванной и тащить, как мешок с дерьмом.

Кирилл не долго боролся взглядом с карликом, точнее вообще не боролся, опустил глаза и отошел к стене. Задел Светлану. Резко обернулся, удивленно посмотрел на нее и прошел дальше на несколько шагов.

— Как ты, Док? — Буча перевесился через плечо здоровяка, заглянул ему в лицо.

— Пучком, — прохрипел Докер.

— Бежим дальше?

— Идем.

— Ладно идем, — карлик выпрямился и посмотрел по сторонам. — Давай налево.

Докер повернулся и тяжело ступая пошел из светлого круга. Быстро стал таять в темноте, превращаясь в призрака. Кирилл бросился его догонять. Светлана уже собралась за ними, как увидела слева в метре от своего кроссовка блик. Что-то сверкнуло, словно осколок стекла, и погасло. Она подошла, пошарила рукой по бетонному полу. Есть. Подставила находку под блеклый свет. Это была пуговица. Обычная черная пуговица с четырьмя дырками, немного вогнутая, без рисунка и бороздок.

— Стойте! — Светлана крикнула в густой полумрак. — Смотрите, что я нашла.

— Что еще? — послышалось недовольное бормотание Бучи. — Поворачивай, Док.

— В чем дело? — двухголовый Докер выплыл из мрака.

— Вот, — На ладони Светланы чернел кружок.

— Что это? — Буча уперся локтями в плечо Докера, словно на перила и, подслеповато, смотрел на пуговицу.

— Пугоца, — проговорил Азер.

— Что? — карлик скривил недовольную физиономию.

— Пуговица, — Светлана поспешила поправить Азера. — Вот, — протянула Буче находку.

Тому пришлось наклониться и тянуться, чтобы взять ее.

— И че? — спустя несколько секунд, после пристального рассмотрения пробормотал карлик.

— Что такое? Почему стоим? — из темноты, как черт из табакерки, выскочил Кирилл, стал быстро вертеть головой по сторонам, стараясь побыстрее рассмотреть и разобраться в чем задержка.

— Нам надо идти туда. — Светлана указывала пальцем в противоположный коридор тому, куда изначально определил Буча.

— С чего ты взяла? — спросил карлик. Его рот дернула пренебрежительная усмешка.

— Пуговица. Она лежала ближе к тому коридору. — Светлана была уверена, что права. Какой-то внутренний голос настойчиво шептал ей: «Туда, туда». — Не могу объяснить почему, но…, — она замолчала подбирая нужные слова, — я просто чувствую, что нам надо идти в том направление.

— Не слушайте ее, — Кирилл шагнул к Докеру и стал дергать его за руку, как мальчик, чтобы привлечь внимание взрослого, а сам смотрел на Бучу, словно это лапища была его. Карлик медленно опустил глаза на парня, с полминуты смотрел. Наконец, сказал:

— Замолкни. — Хлопнул Докера по плечу, — давай, старик, за Хельгой.

— Но, — обиженно воскликнул Кирилл, — почему туда? Тот коридор ничем не хуже.

Мимо пробежал Азер. Набычившись, опустив низко голову, исподлобья вглядываясь в раскачивающиеся и уменьшающиеся силуэты, Кирилл скрипел зубами. Стоял в полумраке и не двигался, словно ждал, пока в него вольется нечто до краев, после чего он получит силу для кары. Сзади раздался далекий утробный рык, он прозвучал так, будто поднялся с глубины ущелья, сквозь черноту и, достигнув поверхности, взорвался густым вибрирующим звуком.

Кирилл вздрогнул и обернулся. По спине побежали мурашки.

— Подождите, — пискнул он и со всех ног бросился вдогонку. «Она опять меня провела», — думал он, усердно переставляя ноги и работая локтями. Краем глаза заметил, как внизу мелькают отражателями «аэрмаксы».

За спиной громыхнуло. Кирилл обернулся. Почувствовал, что падает и постарался удержаться. Вскинул руки. Но лодыжки словно обмотали невидимой бичевой. Ноги заплелись и он рухнул, растянувшись во весь рост. Ладони звонко хлопнули о бетон. Липкая густая волна страха растеклась по телу. Сокрушаясь, что все делает непозволительно медленно, ненавидя непослушное тело, он подпрыгнул и бросился прочь от приближающегося кого-то в темноте. Не чувствуя боли в ушибленных коленях, в гудящих ладонях, стремительно ускорялся. «БЕЖАТЬ. БЕЖАТЬ», ревело сознание. Но что-то впереди изменилось. В полумраке тусклого света он больше не видел бегущих силуэтов. Не видел широкую спину с двумя головами, мельтешащую худенькую фигурку с подпрыгивающими волосами, долговязую жердину с короткой шеей и острыми плечами.

— Стойте!!! — заорал Кирилл и в тот же момент сзади, совсем рядом воздух разорвался громким рыком. Кириллу показалась, что на его ухо попали капельки слюны. Он взвыл и подпрыгнул. Ноги сделали один оборот в воздухе и он припустил с удвоенной силой. Это бухало не его сердце, как он подумал вначале. Оно лупило куда чаще, чем большие, словно растянутые во времени, приглушенные и в тоже время жесткие прыжки. Таким темпом бегает анимированный «тирекс» в фильмах про динозавров.

— Подождите!!! — завопил Кирилл. Он чувствовал, что отвратительное существо настигает его. В отчаянной попытке двигаться быстрее наклонил голову вперед, словно таранил густой воздух. Он бежал не оборачиваясь, изо всех сил. «Где все?!», — Кирилл приближался к повороту. Оказавшись в конце коридора понял, что это не поворот а очередной чертов т-образный перекресток и ни слева, ни с права никого не видно. Не зная какую сторону выбрать, мысленно метался до последнего метра, пока ноги сами не понесли его налево.

Коридор, по которому он мчался был широкий с высоким потолком. Редкие лампы мерцали призрачным издыхающим светом. Справа проносились одинаковые двери, мелькали одинаковые дверные ручки. Он кинулся к одной из дверей — заперто. К другой — заперто. Сзади раздался невыносимый зубодробильный скрежет, а мгновение спустя грохот. Кирилл обернулся. На перекрестке, врезавшись в торцевую стену, копошилось и пыталось подняться на ноги нечто огромное, бугристое, белесо-серого свечного цвета.

Живот свело в судороге, Кирилл кинулся к следующей двери. Краем глаза видел, как существо распрямлялось, выпрастывало конечности, и вот оно уже шагало размашистыми шагами в его сторону, постепенно разгоняясь и увеличиваясь в размерах. Кирилл дергал дверную рукоятку. Язычок замка, словно в издевательском смехе колотился в скважине: цок-цок-цок-цок. В смертельном отчаянии Кирилл стукнул кулаком в деревянное полотно. Услышал щелчок. Замок щелкнул мягко и четко. Толкая дверь, Кирилл не сомневаясь, что она откроется. Его мысли, все существо настолько были заняты спасением, что не возник вопрос, кто бы мог повернуть ключ?

Дверь распахнулась, и Кирилл ввалился в темноту. От удара о стену дверь задрожала и пошла, пританцовывая назад. Повернулась в петлях бесшумно, ей не хватило буквально пяти сантиметров, чтобы защелка зашла в паз.

Жуткая тварь мчалась по коридору гигантскими скачками. Она пролетала мимо ряда запертых дверей, где одна была приоткрыта. Не сделав и пяти скачков зафырчала, тряхнула головой, словно в носовые каналы забилась пыль. Остановилась и неспешно, пробуя воздух ноздрями, вернулась. У щели потянула сопливым носом. Морщинистая кожа цвета сухой мозоли свисала складками с маленького черепа. Складки наползали на глаза, из ноздрей текла густая слизь. Голова вздрагивала при каждом втягивании, слышалось неприятное мокрое хлюпанье. Существо всасывало воздух короткими порциями, раздуваясь в грудине.

Дверь качнулась и с тихим щелчком плотно встала в дверной коробке. Безобразная морда ткнулась в полотно, пошла вверх, вправо, влево, оставляя мокрые мазки, все продолжая всасывать воздух. Кирилл слышал этот жуткий сосущий, хлюпающий звук от чего руки, спина покрылись мурашками, волосы на затылке встали дыбом. В кромешной темноте он прокрался к стене и забился в угол.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я