Фантомия
Андрей Деткин, 2020

Что бы вы подумали, заблудившись в таежных просторах Прибайкалья, если вдруг увидели среди вековых сосен и пихт многоэтажное сооружение из стекла и бетона? И это только начало. То, что ждало столичных туристов в здании медицинского реабилитационного комплекса заброшенного с советских времен, никак нельзя назвать иначе чем кошмар наяву, или ФАНТОМИЯ.

Оглавление

Глава 9. Следы

Денис шагнул к погребу. Цимбал вытянул перед ним руку, как шлагбаум и просипел, — подождем здеся.

Денис зло посмотрел на охотника, остановился. Обернулся, убедился, что Игорь не видит сцену, молча развернулся и с равнодушным лицом, словно дела нет до каких-то там секретов, вразвалочку вернулся в комнату.

— Чего не заходишь? — кинул Денис через плечо Игорю, который замер у входной двери. Затем открыл посудный шкафчик с ромбовидными стеклышками, скучно осмотрел, скривил губы, хлопнул дверцей. Ленивым взглядом обвел кухню.

— Мне и тут хорошо, — ответил Игорь. Он говорил полушепотом, словно боялся потревожить покойницу. С его места было видно женскую кисть и тонкое запястье. Он отворачивался, старался сосредоточиться на мухе, бьющейся в стекло, но взгляд то и дело соскальзывал к неподвижной руке, словно за те секунды, что он на нее не смотрел, могло что-то произойти.

— Чего-то мутят наши следопыты, — нарочито громко сказал Денис, при этом повернул голову в сторону двери в соседнюю комнату. Ему ответом была тишина. Денис снова открыл шкафчик достал глиняную кружку. Поигрывая ею на пальце обвел взглядом комнату в поисках бутылки с водой. Взгляд прошелся по покатым бревенчатым стенам, задержался на иконах, сполз к окну и остановился на оцинкованном баке с краном. Он подошел, повернул вентиль. Тонкой струйкой вода побежала на пол. Брызги полетели в стороны. Заблестели доски. Зачем-то подождав несколько секунд, словно сливал ржавчину, Денис подставил кружку. После чего небрежно стукнул пальцем по бабочке, отсекая воду, поднес кружку к глазам. Скривил физиономию, некоторое время что-то в ней разглядывал, затем с грохотом поставил ее на стол. Вода плеснула через край. Тяжело вздохнув, Денис зашагал к входной двери. Игорь предупредительно отошел в сторону.

На крыльце воздух был свежее и чище. Над высокой травой, томящейся под летним солнышком, порхали бабочки, гудели пчелы, жужжали мохнатые шмели, между ними шныряли мухи. Стрекотали кузнечики, разноголосые птицы наполняли воздух звуками. Пахло душицей и тонким ароматом сосны.

Денис сидел на ступеньке и играл соломинкой, когда из избы вышел Фадеич. Щурясь на солнце, бывший прапорщик достал из кармана пачку с сигаретами, прикурил. Белесый дым пополз вверх, цепляясь за небритую щеку. Цимбал вышел следом, встал в тени у двери. Денис придирчиво ощупал его взглядом, в попытке угадать где тот прячет обрез. Охотники молчали. Парни тоже безмолвствовали. Первым заговорил Фадеич.

— Расклад поменялся. Твой друг с девчонкой были здесь. Они пришли оттуда. — Фадеич махнул рукой в сторону реки где нашли весло. Денис встал, соломинка зло подрагивала в его зубах, да и взгляд был неласковый, словно не то он хотел услышать. — Туда они и вернулись, — продолжал говорить Фадеич, — только уходили вспешке. За ними гнались. Судя по следам двое. — Фадеич замолчал, затем продолжил. — Один тяжелый с сорок шестым размером, другой легкий. Я думаю, ваши ребятки появились здесь не вовремя, заметили неладное и сдернули. На своей посудине, вернее на моей, отчалили, вот только второпях весло выпустили. Наверное, были очень напуганы.

— Кир не такой, — подал голос Денис. — Он бы не испугался и убегать бы не стал. Это все из-за этой тощей дуры. Сто пудов она его утянула.

— Так вот, — Фадеич подождал пока парень выговорится и продолжил, — в наших поисках появились трупы. Одного вы видели, другой в погребе. Надо вызывать ментов. Цимбал говорит, что дальше не пойдет и денег с вас не возьмет. Те парни, что уложили этих, — Фадеич кивнул в сторону дома, — вооружены. Он не хочет подставляться под пули. Мне жаль ваших друзей, но рисковать за те деньги, что вы нам обещали того не стоит.

— Чего не стоит? — заревел Денис, в один прыжок оказался рядом с Фадеичем и схватил его за грудки. — Да вы знаете, кто его батя? Он вас в труху сотрет. Денег сами не захотите.

Короткий удар через руку в челюсть сбил парня с ног. Размахивая руками, как мельница, Денис несколько шагов пятился по ступеням, стараясь удержать равновесие, а потом упал на спину. Что-то хрустнуло в спине. Он не почувствовал боли. Он был ошарашен, оглушен. Ведь буквально несколько секунд назад он был сверху, а теперь задом трамбует плодородную сибирскую землю.

— Стойте, — закричал Игорь и кинулся к Фадеичу. Его поймал и сгреб в охапку Цимбал. — Погоди малой. Все. Больша битья не будет, — спокойно проговорил он. Игорь попытался дернутся, но ощутив тщетность своих потуг, обмяк. — Хороший хлопец, — пробурчал охотник. Еще некоторое время обнимал, а затем медленно разжал руки.

Денис с минуту пялился на Фадеича, как на ожившего деревянного истукана, мимо которого ходил годами и не подозревал, что тот из плоти и крови. Он почти не почувствовал удара, в игре получал куда увесистее оплеухи и привык к боли. Фадеича словно вывернули наизнанку: лицом вроде тот человек и уже не тот.

Наконец, Денис собрался, закрыл рот и, стараясь быть серьезным, словно получил вопрос на засыпку, встал. Уши и лицо пылали. Он ни на кого не смотрел и все отряхивал руки, в то время, как остальные только и делали, что смотрели на него с какой-то выжидательной осторожностью.

— Дэн, ты нормально? — первым заговорил Игорь. Денис не ответил. Он о чем-то сосредоточенно думал, а затем заговорил:

— Мы не можем бросить Кира, — голос его звучал сухо. — Пока мы здесь болтаем, ублюдки, которые укокошили староверов идут за ними и если догонят, то вряд ли оставят в живых. Понятное дело, надо сообщить ментам, пусть приезжают и разбираются, но Кира бросать нельзя. Я сейчас вот как сделаю, позвоню «Бонзе», то есть его отцу, и ты Фадеич переговоришь с ним, как вы решите так и будет.

Денис замолчал и уставился на Фадеича. Тот не спешил отвечать, пыхал сигареткой и смотрел мимо него на тайгу. Затем почесал рваное ухо и сказал: «Валяй». Обернулся, посмотрел на Цимбала. Тот коротко кивнул.

— Алло! Алло! Альберт Сергеевич, — с почтительными интонациями заговорил Денис в трубку. — Здравствуйте. А? — связь была жуткой, слова обрывались, некоторые и вовсе выпадали. — Что? Да. Да. — Денис завертелся выискивая место повыше. Забежал на крыльцо и остановился у стойки, поддерживающей навес. В этом месте соединение оказалось более — менее сносным. — Мы добрались. Да. Все замечательно. Я вас беспокою вот по какому поводу… — , и Денис вкратце рассказал о случившемся, опустив тот факт, что его сын с девушкой были пьяные.

— Да, сейчас передам, — Денис подошел к перилам и протянул Фадеичу телефон. Тот взял. — Слушаю.

Фадеич был краток и только изредка подтверждал сказанное ранее Денисом. — Да. Да. Человека два. Да уплыли. Не знаю. Не знаю. Нет. Будем ждать. Нет. — Потом он надолго замолчал и только слушал. Наконец, сказал: — Два, — услышал ответ и выключил связь. Протянул телефон Денису.

— Ну, что? — Денис взял мобильник и с нетерпением и надеждой вглядывался в лицо мужчины. Тот проигнорировал вопрос, подошел к Цимбалу и с минуту они о чем-то шептались.

— Едем, — коротко и как-то буднично сказал Фадеич. Мужчины спустились с крыльца и направились к причалу.

— За Киром? — крикнул Денис им в спину.

— Да, — не оборачиваясь, буркнул Фадеич.

Денис криво усмехнулся, мол, то-то же.

— Идем, Масян.

Цимбал заглушил мотор. Взял весло и встал на корму. Лодку потянуло по течению. Он держал казанку метрах в десяти от берега и рыскал взглядом по прибрежным зарослям. Фадеич убрал телефон в карман. Он отправил смску и теперь приготовился ждать результата. Посмотрел в оба конца реки и стал всматриваться в высокую траву, ветвистый кустарник в надежде обнаружить лодку. Чтобы не казаться бесполезными, туристы последовали примеру охотников.

Казанка неспешно дрейфовала. Кругом летали стрекозы, мушки, пчелки. От беспрестанного порхания в глазах рябило. Волны отбрасывали солнечные блики. Через полчаса, глаз у Игоря «замылился» и он уже не различал где вода, где земля, все тянулось сплошной зелено-серой лентой. Да и остальные, похоже, устали от пристального глядения. Фадеич чаще тер глаза, Цимбал щурился, порой вскидывал голову и чтобы сбить пелену, устремлял взгляд в безоблачную синеву. Денис и вовсе, поняв, что от него нет никакой пользы, облокотился о борт, развалился на скамье и лениво морщился на яркое солнце.

Заметили лодку, когда Цимбал стал отгребать, огибая поваленное дерево. Игорь первым увидел гладкий серый борт среди вялой листвы. — Там! — вскрикнул он и подскочил на месте. Едва не кувыркнулся в воду, схватился за борт. — Лодка! — вытянул руку с оттопыренным пальцем. Цимбал ткнул в кучу листьев веслом и оно с глухим звуком ударилось о что-то твердое.

— Причаливай, — сказал Фадеич. Цимбал перекинул весло на другой борт. Мощным гребком развернул казанку носом к дереву. Игорь схватился за веточку и потянул. Тоненькая она порвалась. Игорь полетел вниз. Неловко, как девчонка выставил вперед руки, глаза расширились, а рот искривился. — Тихо, — Фадеич успел схватить его за шиворот и дернул назад. От натяжения футболка затрещала, а ворот больно врезался в шею. Игорь захрипел, упал на колени, ударился грудью о борт и по локоть намочил руки. С брезгливым выражением, словно вляпался в нечистоты, принялся яростно их встряхивать.

Ружье соскочило с плеча Фадеича, стукнулось прикладом об алюминиевое днище. Денис покосился на двустволку. Фадеич ухватил за казенник и закинул огнестрел обратно. Тем временем Цимбал загнал плоскодонку под листву. Ветви скребли о гладкие борта, словно шептали: «Не суйтесь вы сюда. Самим дороже выйдет». Ломая сучья, лодка все сильнее вклинивалась в густую крону. Собака игриво размахивала хвостом-бубликом, кидалась на листья, кусала ветки и рычала. Лодки сошлись бортами. Фадеич перешел в свою, с минуту осматривался, затем опустился на колено и заглянул под скамейки.

Что по туристам не стреляли, понял после беглого осмотра. Ни пулевых отверстий, ни крови. Это хороший знак. Но то, что их не оказалось в лодке и отплыли на добрых три километра от избы староверов, плохо. Вполне могло статься, что беглецов преследовали по берегу и поэтому они не осмелились причалить раньше.

Стоя на одном колене, оглаживая взглядом уже по какому разу обшарпанные, смоляные борта, Фадеич вспомнил недавний разговор с «Бонзой». Голос в трубке сыпал обещаниями и уверениями. Дядька говорил уверенно, трудно было сомневаться в его словах, но Фадеич не спешил кидаться по следу, подобно ищейке, спущенный с поводка. Хотя он и согласился отыскать сынка, для окончательного решения необходимо было подтверждение. Одно малюсенькое сообщение от человечка в банке — «пришли». Фадеич понимал, что финансовые дела быстро не решаются, поэтому и медлил. Он не хотел делать следующий шаг, не получив на то оснований.

Он перевел взгляд на ствол поваленной осины. Острый глаз приметил содранную кору, поломанные ветки, порванный лист. «На берег выбрались по дереву». Фадеич очень надеялся, что беглецы оторвались от преследователей, но возможность того, что убийцы могут бродить где-то поблизости нервировала и держала в напряжение.

— Здесь лодки оставим, — после долгого молчания произнес Фадеич. Наклонился, подобрал фал и принялся наматывать на толстую ветку.

Несмотря на широкие голенища болотников, он легко забрался на осину. Продрался сквозь ветви и выбрался на берег. Следы увидел сразу. Рифленая подошва, примерно сорок второго размера оставила четкие борозды во влажной земле. Судя по характеру скольжения и глубине отпечатка, человек бежал. Рядом проступал протектор, где-то тридцать шестого размера и едва угадывался.

Сзади послышался шорох листьев и визг ветки по бризентухи. Цимбал спрыгнул с поваленного дерева. — Вылезайте, — сухо сказал парням, которые сидели на скамье, как голубки на насесте и боязливо озирались.

— Погодьте, — Фадеич развернулся к туристам, наморщил лоб. — Прежде чем выбраться из посудины и сунуться в тайгу, хорошенько подумайте. Непростое это дело продираться сквозь лесную чащу, валиться от усталости и кормить комаров с клещами. Через пару часов вы покроетесь волдырями, через три вы натрете ноги, через четыре вы все ровно заноете и попроситесь назад. Мы вас бросим там, где встанете. Будете нас дожидаться. Может к вечеру увидимся, а может и нет и тогда уж как повезет, либо нас дождетесь, либо волков стаю. Решайте. — Все это Фадеич сказал каким-то будничным тусклым голосом, словно наказывал парням не пить холодную воду из ручья.

— А чего тут думать, — хмыкнул Денис. — Я Кира не брошу. Ни черта мы не запросимся. Идем с вами.

— Чего ты скажешь? — Фадеич хитро, как-то с подковыркой посмотрел на Игоря.

— И я, и я, конечно. Да. — Щеки Игоря зарделись, как у кокетливой девицы. Он смутился своего порыва, и той поспешности с которой выразил согласие.

— Ну и добре, тогда прыгайте. Цимбал, пускай «Кралю».

Охотник цокнул языком, лайка вынырнула из зарослей, встала у ноги и внимательно с каким-то человеческим пониманием посмотрела на хозяина.

Денис поскользнулся. Неловко взмахнул руками, изогнулся и сорвался со ствола. Нога по щиколотку ушла в воду. Приятная прохлада обняла ступню. Денис дернулся и выбрался на берег. Фадеич покосился на мокрый кроссовок.

— Дэн, — как-то виновато окликнул товарища Игорь, — рюкзак прими, — и быстро добавил, — я его потом сразу заберу.

— Давай, — недовольно буркнул Денис и принял тяжелый рюкзак, по большей части набитый ненужными вещами. Парни собирались поспешно и совали в него, все, что попадалось под руку. Игорь украдкой сунул в боковой карман стеклянный шар-подсвечник с набором свечей и чистые плавки с носками. Он это сделал, когда Денис выгребал из холодильника остатки вчерашнего пиршества.

Игорь спрыгнул с поваленной осины, хотел подтянуть джинсы но ему в руки прилетел рюкзак, — тащи, — коротко сказал Денис.

— Возьми обратно, — послышался сухой голос Фадеича. Денис обернулся. На его лице было написано недоумение. Он явно не понимал, к кому обращался охотник. Но когда убедился, что к нему, состроил удивленную физиономию и с вызовом проговорил:

— Ты мне? — вздернул брови, от чего бычий лоб пошел морщинами.

— Ты сильнее, тебе и тащить, — невозмутимо говорил Фадеич. — Он сколупится через километр и тогда тебе придется тащить еще и его.

— Не сколупится, — небрежно сказал Денис.

— Да, я не сколупнусь, — поспешил заверить Игорь и стал натягивать лямки тяжелого рюкзака, — я уже столько его таскал.

— Либо вы делаете, как говорю я, либо уматывайте. — Фадеич говорил спокойно и нисколько не смущаясь смотрел на Дениса. Тот продолжал морщить лоб и выкатывать глаза. Фадеич смотрел еще несколько секунд, затем ему надоело, он повернулся к Цимбалу и негромко сказал:

— Пошли. Эти остаются. — Развернулся и уже больше не обращал внимание на туристов.

Цимбал низко наклонился, тыкал пальцем в глубокий отпечаток:

— Ищи, «Краля», ищи, — говорил он с придыханием, словно так до собаки доходило быстрее. Краля сосредоточенно нюхала след, даже ее хвост перестал мотаться из стороны в сторону, а колтуны на ногах и брюхе замерли. Собака все это проделывала с таким умением и знанием, что ее чуть ли не дурацкое занятие приобретало глубокий смысл.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я