Фантомия
Андрей Деткин, 2020

Что бы вы подумали, заблудившись в таежных просторах Прибайкалья, если вдруг увидели среди вековых сосен и пихт многоэтажное сооружение из стекла и бетона? И это только начало. То, что ждало столичных туристов в здании медицинского реабилитационного комплекса заброшенного с советских времен, никак нельзя назвать иначе чем кошмар наяву, или ФАНТОМИЯ.

Оглавление

Глава 7. По следу

Коренастый широколицый мужчина с монголоидным разрезом глаз, в кирзовых сапогах, в длинной штормовке, в зеленном кепи отвязывал лодку от деревянного столбика. Мохнатая лайка черного окраса с белой грудкой и манжетами нетерпеливо топталась рядом. На шерсти задних лап и брюхе свисали комки свалявшейся шерсти и напоминали веретенца. Фадеич в камуфлированной куртке, в черной кепке, в подвернутых болотных сапогах, с двустволкой на плече докуривал сигарету. Смотрел куда-то вдоль реки, прищурив правый глаз. Зеленый вещмешок, затянутый лямками на горловине, стоял у его ног.

Парни забрались в лодку и сели на среднюю скамейку. «Казанка» покачивалась на волнах. Игорь стянул с плеч набитый до верха рюкзак, привалил к борту.

Все молчали. Шурша курткой, скуластый мужчина забрался в лодку. Стукнул каблуками по деревянному реечному настилу. Направился, перешагивая через скамейки, на корму. Парни подвинулись, освобождая проход. Мужчина наклонился над мотором повернул какой-то рычажок, ухватился за деревянную перекладинку и дернул. Двигатель фыркнул, затарахтел, вода забурлила. Над рекой поплыло белесое облако выхлопа.

— Отчаливаем, Фадеич, — сказал он.

— Цимбал, ты бак до верху залил?

— Разумеется.

Фадеич отбросил окурок, обернулся и долгим взглядом окинул деревню, словно прощался.

— Лезьте на нос, — буркнул Цимбал туристам и цокнул языком. Собака легко и с готовностью запрыгнула в лодку.

Фадеич столкнул казенку с мели. Придерживая двустволку рукой, забрался через борт. Широко расставляя ноги, прошел по шаткому дну, сел на алюминиевый ящик у правого борта. Цимбал немного отгреб от берега. Затем вложил весла в крепежи, перебрался к мотору и крутанул рукоятку. Мотор взревел, вода заклокотала и казанка заскользила по реке.

Мимо сплошным строем проплывали деревья. Местами попадались заводи, заросшие высокой травой и камышом. Берег то дыбился, то становился пологим. То тут, то там вспархивали птицы. Пугливые белки прыгали по веткам и замирали, глядя своими черными бусинками глаз на проплывающее чудище. Стрекозы носились над рекой. Изобилие флоры и фауны изумляло. Туристы только успевали вертеть головами по сторонам.

Молчаливые проводники не обращали внимания на «красоты», напряженно всматривались в берега. Солнце стояло в зените и палило нещадно. Чтобы как-то понизить градус, Цимбал прижал лодку к берегу в тень деревьев.

— Там, — вдруг, он ткнул пальцем и повернул мотор. Казанка накренилась, пошла по дуге. У берега над водой торчал край весла. Фадеич кивнул, он увидел рукоятку, часть валька, и теперь рыскал взглядом вдоль кромки реки высматривая лодку. До куда хватало глаз, берег был дик и пуст. Нехорошее предчувствие шевельнулось внутри. «Они причалили, но что-то заставило их вновь отплыть?». Он знал, что неподалеку стоит изба староверов, может, они видели пропавших?

За несколько метров до берега Цимбал предусмотрительно заглушил мотор и запрокинул его в лодку. Казанка по инерции носом раздвинула осоку и выскочила на сушу. Фадеич лихо перемахнул через борт и втянул лодку выше. Затем, склонив голову, всматриваясь в траву, прошел к месту где были видны следы. Поднял отвернутые голенища болотников и залез в реку. Не без усилий вытащил увязнувшее в иле весло. Зеленого цвета со сварным швом на уключине узнал сразу. Пару лет назад железная рогатка сломалась на изгибе, и он ходил к Ляшнику варить ее. Тогда они здорово надрались, и он еле доплелся до дома. Пришлось возвращаться за забытой уключиной — рано утром с Толиком наметили плыть на Заячью косу за омулем.

— Мое, — Фадеич подошел, бросил весло в казанку. Спутники, которые вылезли из лодки и осматривались, обернулись на грохот. — Надо бы у Ивана спросить, — Фадеич подошел к Цимбалу и глядя в строну, словно заговорщик, почесал изуродованное ухо.

— Надо бы, — буркнул Цимбал. — Ты пехом давай, а я вернуся к мосткам. Тама привяжусь, — сказал он негромко. Денис заметил перешептывание и ему это не понравилось. Ему было невдомек, что охотники привыкли в тайге переговариваться тихо, чтобы не спугнуть зверя.

— Меня на крыльце подожди. Не входи один, — сказал Фадеич.

— Следки шепчут? — Цимбал внимательно посмотрел на Фадеича.

— Они выходили здесь, но потом уплыли. Торопились по этому гребку потеряли.

Денис наклонился к Игорю, пробурчал:

— Что-то мужички мутят.

Тот поднял голову и вопросительно уставился на приятеля:

— В каком смысле?

— Шепчутся чего-то.

— Так мы тоже шепчемся.

— Дурак. Мы другое дело. Что-то Фадеич просек про Кира.

— А про Свету?

— Откуда мне знать! — зло зашипел Денис. Цимбал и Фадеич обернулись.

— Забирайтесь в лодку, — проговорил Фадеич, — немного назад вертаемся, у староверов спросим.

С недовольной физиономией Денис залез в лодку, Игорь запрыгнул следом.

— А я по бережку, — Фадеич развернулся, половчее закинул ружье и зашагал в своих высоких сапогах по траве, уже высохшей от росы.

Придерживаясь за борт, на полусогнутых Денис пробрался на корму, присел на скамейку к Цимбалу:

— Послушай, дружище, Кир мой лучший друг его надо обязательно найти. Фадеич сказал тебе, что платим в час по тысячи, а когда найдете еще по пятере? — Цимбал едва заметно кивнул. — Фадеич что-то уже знает? Ведь так? — Денис с предвкушением посмотрел на охотника. Тот пожал плечами. Его плоское лицо немного вогнутое, с маленьким носом, широкими скулами оставалось невозмутимым. Лишь глазки в узком разрезе сверкнули в сторону Дениса.

— Ладно, — после долгой паузы сдался Денис. — Потом расскажите. Главное Кира найдите. Может, он еще чего подкинет. — Денис подмигнул узкоглазому изваянию и вернулся на место.

— Ничего… Подождем, — цедил он сквозь зубы.

Лодка по большому кругу обогнула заводь и ткнулась в мосток. Парней качнуло. Денис неуклюже выбрался из шаткой казанки и, не дожидаясь остальных, пошел по скрипучим доскам. Следом выполз Игорь. Его нога соскользнула по деревяшке, он ударился коленом о борт. Зашипел, скривился от боли, обернулся на Цимбала и конфузливо улыбнулся. Тот взирал с абсолютным равнодушием. Со второй попытки Игорю удалось забраться на мостки. Прихрамывая, он поспешил за приятелем. Собака опередила парней и бежала по тропинке среди душистой травы к избе.

Денис пребывал в приподнятом настроении. Новые места, солнечный день, сила и здоровье перемололи плохие предчувствия. Когда Игорь оказался рядом, Денис встал в боксерскую, стойку, присел и несильно двинул его кулаком по ребрам. — Что, Масян, кислый такой? — посмотрел ему за спину и убедившись, что охотник его не услышит шепотом добавил, — хмури у якута набрался?

— А то. — Игорь попытался подыграть, скривился, хотя ему не было больно, весь сжался, выдохнул, словно и правда получил увесистый удар. Быстро пробежал мимо, чтобы не получить очередного тычка.

— Куда идти-то? — щурясь на солнце, Денис посмотрел на приближающегося Цимбала.

— За мной иди, — охотник большими шагами обогнал парней.

— Окей, квотербек, — произнес Денис. В один прыжок оказался рядом с Игорем. Обхватил его тонкую шею и крепко прижал к себе «стальным зажимом».

–А-а-а-а, — завыл Игорь, — Дэн, больно, отпусти. — Он уперся руками в толстые ручищи, которые словно питон душили жертву.

Дэн в ехидной улыбки широко открыл рот, высунул язык и взъерошил Игорю волосы. Затем, отпустил его и отскочил в сторону, как бы опасаясь гнева. Тот и не думал мстить, — Дэн, блин, делать тебе нечего, — Игорь обеими руками приглаживал топорщащиеся во все стороны вихра.

— Лохматая башка, — загы-гы-кал, Денис и побежал по тропинке вслед за охотником, высоко подпрыгивая и сбивая на лету ногой синие бутоны.

— Чего стоим? — Денис взбежал по ступеням и оказался рядом с Цимбалам у низкой двери. Дверь была приоткрыта. Денис взялся за ручку и потянул. Дверь прошла буквально пару сантиметров и остановилась, ударившись обо что-то твердое. Денис опустил глаза. Юфтевый сапог подпирал полотно.

— Фадеича подождем, — спокойно проговорил Цимбал и посмотрел на луг, где раздвигая траву, шурша болотниками, приближался Фадеич.

— Подождем, — Денис с неохотой разжал пальцы. Прошелся по крыльцу. Наклонился через перила, сорвал травинку, сунул в зубы.

— Дверь не заперта, — проговорил вполголоса Цимбал подошедшему Фадеичу, — к нам никто не вышел. — Его лицо не меняло выражения. Фадеич скинул с плеча ружье и осторожно приоткрыл дверь. Сумрак, домашние запахи встретили непрошенного гостя. Фадеич прислушивался. Денис выпрямился, выплюнул соломинку, сделал шаг. Доска под его ногой застонала. Фадеич резко поднял руку вверх. — Да ладно, — ухмыльнулся Денис и снова шагнул.

— Замри, сказал, — зашипел Фадеич и бросил в его сторону жуткий взгляд, от которого Дениса пришило к доскам. Ему на миг показалось, что сквозь личину радушного хозяина проступила какая-то жуткая рожа. И не было понятно чего в ней больше: человеческого или звериного. «Волчара», слово само прыгнуло на язык Денису, но вылететь не посмело. Бывший прапорщик снова устремил взгляд в темноту и прислушался. Избу окутывала тишина. Спустя несколько минут томительного ожидания донесся непонятный шорох, а затем послышалось чавканье. Фадеич обернулся, быстрым взглядом обвел всех, показал кулак, а губами безмолвно «проговорил»: стоять. Затем осторожно нырнул за дверь в темноту. Через минуту раздался выстрел. В воцарившейся тишине он прозвучал все ровно, что адские наковальни. Денис и Игорь вздрогнули. Цимбал пинком распахнул дверь, кинулся в комнату.

С округлившимися глазами, Денис на цыпочках подкрался к проему и опасливо заглянул в избу. От былой веселости не осталось и следа. Кто-то тронул его ногу. Он дернулся едва сдерживая вскрик и посмотрел вниз. Хвост загнутый кольцом, пятно под ним промелькнули и пропали в темноту. Послышался цокающий когтистый перебор по доскам.

— Чертова псина, — процедил Денис, усмиряя бег сердца.

Послышались негромкие мужские голоса.

— Айда, Масян, — Денис шагнул через порог. Выставив вперед руки, как слепой, он осторожно пробирался в густом полумраке. Яркий свет из узкого окна в стене напротив бил по глазам. Сзади слышались мелкие, шаркающие шаги Игоря.

–…это не они. Может, после, может, во время, черт разберешь, — голоса смолкли, как только Денис оказался рядом с охотниками.

— Что случилось? — Денис всматривался в сумрачные лица мужчин. Цимбал, у которого не откуда весть взялся обрез, взглядом указал ему под ноги. Денис опустил глаза. Из-за тумбы выглядывала человеческая рука, скрюченные пальцы едва не касались его кроссовка.

— А! — он отдернул ногу. — Это ты ее? — затравленно уставился на Фадеича. Тот тяжело вздохнул, закинул ружье за спину, подошел к столу, наклонился и поднял с пола алюминиевую кружку. Поднес к лицу, понюхал.

— Она ужо была здеся, — пробурчал Цимбал, — лисица потроха поджирала.

Денис обвел взглядом помещение, но зверя нигде не увидел. Наверное, где-то за тумбами, решил он и не стал выяснять. Зажав в правой руке рукоятку, в другой короткий ствол, Цимбал направился к двери в соседнюю комнату.

— Фадеич, глянь ка. — Цимбал остановился на пороге. Фадеич подошел. Его взгляд устремился на дыру в полу.

— Возьми со стола керосинку, — тихо сказал он.

Через минуту Цимбал вернулся с горящей лампой.

— Дай, — Фадеич взял лампу. — Я вниз, ты тута стой.

–Что? Что там такое? — подошел Денис и заглядывал Цимбалу через плечо. От куртки охотника пахло рыбой, костром и прелостью. Из дыры в полу бил неверный желтый свет. Черная тень, ползла по стене вниз.

— Пока месть ничего, — пробурчал охотник, не сводя взгляда с Фадеича, который спускался по ступеням, держа перед собой фонарь.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я