Лодка

  • Ло́дка — небольшое судно. В Военно-морском словаре лодка определяется, как судно длиной до девяти метров, шириной до трёх метров и грузоподъёмностью до пяти тонн. Как правило, лодки — гребные суда, но бывают и парусные лодки, однако небольшие спортивные парусные суда принято называть яхтами. Лодка может быть оборудована мотором (мотор может быть как вспомогательным, так и основным источником энергии). В соответствии с принятой в большинстве стран классификацией, моторными лодками называют суда с подвесным мотором. Небольшие суда со стационарным мотором чаще называют катером.

    Основным материалом для производства лодок служат лёгкие сплавы (как правило, дюралюминий), древесина, композиционные материалы и полимеры. Лодки, изготавливаемые из композитных материалов, обычно называют пластиковыми. Особый тип лодок — надувные лодки. Лодки РИБ (RIB — rigid inflatable boat) — надувные лодки с жёстким днищем и надувными бортами, обеспечивающими непотопляемость.

    В настоящее время лодки используются для отдыха, рыболовства и перевозки грузов с судна на берег там, где нет причалов, передвижения по населённым пунктам во время наводнений и как спасательное средство (шлюпки).

    Гидросамолёты с водоизмещающим фюзеляжем называют летающими лодками.

    Кроме того, термин «лодка» традиционно используется по отношению к некоторым типам кораблей, которые уже давно не соответствуют определению лодки (подводная лодка, канонерская лодка).

    Не подлежат государственной регистрации шлюпки и иные плавучие средства, которые являются принадлежностями судна, суда массой до 200 килограммов включительно и мощностью двигателей (в случае установки) до 8 киловатт включительно, а также спортивные парусные суда, длина которых не должна превышать 9 метров, которые не имеют двигателей и на которых не оборудованы места для отдыха.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Куррах (ирл. Currach или Curach, в английском обычно используется -gh; также встречаются варианты курога и каррех) — тип традиционных ирландских и шотландских средних и больших лодок с деревянным каркасом, обтянутым кожей или шкурой животных (обычно бычьей). Современные лодки обтягиваются, преимущественно, плотной тканью наподобие брезента, на который наносится защитное покрытие, например, гудрон в несколько слоёв. Обводы и, порой, технология постройки курраха различаются для разных регионов Ирландии...
Флот викингов состоял преимущественно из боевых кораблей, которые назывались драккарами, и торговых судов, кнорров. Корабли могли служить временным жилищем — поскольку они имели мощный киль, их можно было волоком вытащить на берег и, укрепив, оборудовать как дом. Военные корабли первоначально были вёсельными, но в дальнейшем (в соответствии с общей тенденцией развития флота) викинги стали применять в дополнение парус, а потом и вовсе отказались от вёсел.
«Ерети́к» (судно) (греч. αἱρετικός — приверженец еретической идеологии) — надувная резиновая лодка, изготовленная компанией Zodiac, для французского доктора Алена Бомбара, на которой он в одиночку пересек Атлантический океан за 65 дней, с 19 октября по 22 декабря 1952 года. Названа так, потому, что в то время сама мысль о возможности длительного плавания на маленькой лодке, без запасов питьевой воды и пищи считалась ересью...
Тьялк (чалк, чьялк, тялка, от нидерл. tjalk) — голландский тип грузовых парусных судов для прибрежного и речного плавания. Самый известный тип традиционных голландских судов, один из символов Нидерландов.
Драккар (норв. Drakkar, от древнескандинавских Drage — «дракон» и Kar — «корабль», буквально — «корабль-дракон») — так сегодня принято называть деревянный корабль викингов, длинный и узкий, с высоко поднятыми носом и кормой. Отсюда другое название подобного судна — «длинный корабль» (Langskip). Принято считать, что драккар — «большой длинный корабль». В Европе его ещё называют также и Draka/Dreka. В зависимости от языка написание слова может варьироваться.

Упоминания в литературе

Похожие каноэ были обнаружены во многих местах. Чаще всего их находили в районе Глазго и немецкого Бремена. Почти все они намного меньше, чем лодка из Бригга, – имеют длину 10–15 футов (3,5–4 м) или даже меньше. Ближе всего к лодке Бригга по размеру подходят два каноэ, найденные в Шлезвиг-Гольштейне, в районе Валермоор-Марш, в 1878 году и в Лох-Артуре, в районе Дамфрис, в 1876 году. Вторая находка, как и многие более мелкие образцы, имеет такой же тип кормы, как лодка из Бригга, а лодка из Валермоора – такую же заплатку, как у лодки из Бригга. В ней также были добавлены шпангоуты для укрепления корпуса. Грузоподъемность выдолбленной лодки невелика. Форма ствола дерева не позволяет сделать ее глубокой, а большая толщина бортов утяжеляет. В случае волнения на озере или в море такие лодки черпают много воды. Чтобы преодолеть этот недостаток, людям пришла в голову идея привязывать или прикреплять колышками к бортам дополнительный кусок дерева. Увеличить высоту борта второй полосой было уже проще. С течением времени инструменты совершенствовались, дерево стало легче обрабатывать и вырезать куски необходимых размеров и формы, обшивка совершенствовалась, и первоначальная выдолбленная лодка постепенно трансформировалась до тяжелого киля. Так появились обшитые лодки. Примеры первой стадии этого процесса были найдены в Гиглсвике (Йоркшир) и Данциге.
Египтяне строили свои лодки совсем не так, как мы, и способы их постройки описал Геродот (II, 96). Обшивка лодки изготовлялась путем соединения небольших досок, никаких шпангоутов у лодки не было. Боковую прочность судну придавали поперечные бимсы, шедшие от борта к борту по всей его длине. На моделях лодок видно, что продольная прочность обеспечивалась с помощью троса или тросов, закрепленных на обеих оконечностях судна и проходивших через две стойки, располагавшиеся на расстоянии одной трети и двух третей ее длины, образуя то, что англичане называют «связкой королевы», а американцы – «свиным скелетом». Таким способом была построена царская ладья из Дахшура, относящаяся к эпохе XII династии, которая хранится сейчас в музее Каира (фото 11), причем доски соединены при помощи шипов, вставленных в пазы (рис. 6). Изображения со сценами постройки таких лодок часто встречаются на стенах гробниц (рис. 7), где хорошо видна «лоскутная» поверхность этих судов, так как доски очень коротки.
Эти небольшие суда – каики – длиной всего несколько метров строились почти так же, как лодки собирателей губок еще догомеровских времен. Подвесные моторы придут на Эгейское море еще только через пару десятилетий. Вертикальные бимсы, плотно вбитые внутрь горизонтального каркаса, образовывали изящный S-образный изгиб корпуса, паутина снастей спускалась с тонких мачт, гордо увенчанных греческим флагом. (Сими, как и все острова архипелага Додеканес, оставались под властью Турции вплоть до 1947 г., но обитатели их считали себя истинными греками.) После шести месяцев тяжелого труда суда были так плотно забиты сохнущими губками, что моряки едва могли передвигаться по палубе.
Произошедший в начале железного века переход к веслу с уключиной – важное событие. На войне удобнее грести лицом вперед, потому что команда видит, куда идет корабль, ей легче заметить врага, и она быстрее высаживается и грузится, чем команда, сидящая спиной. Вместе с тем при гребле с уключинами спиной вперед намного эффективнее расходуется энергия, и переход на эту технологию позволил увеличить дальность плавания. Об этом свидетельствует сосновая ладья, так как она предположительно была построена в Швеции. В то время корабельные сосны на юге Скандинавии не росли, а орнаменты, которыми украшены доски лодки, идентичны орнаментам на камнях в Швеции, вырезанным примерно в то же время. Момент перехода точно не известен, но самое раннее свидетельство применения весел с уключинами – уключина из болота Хурдаланн в Норвегии, датированная в пределах около 30 г. до н. э. – 250 г. н. э.
Ну, с мореходностью того, созданного по императорскому зачину, механизма все и так ясно-понятно. Когда у вас по бортам или снизу навешаны гусеницы – особой рыбообразности не получается. Хотя разумеется, в природе существуют всякие чудеса, даже рыбы мало-обтекаемой формы. Например, есть на Гее двухголовый угорь Мудрец, и даже парочка ассиметричных видов, с плавниками по одну сторону туловища. Может, это остаточные реликты, сохранившиеся после какого-то из Звездных Переходов, однако далеко от своих небольших акваторий они не заплывают – явно не выдерживают конкуренции с неэкзотической фауной, или в следствии гребли плавниками по одному боку их все время тянет на обратный разворот. Так вот, мореходные свойства «ползунов» были не многим лучше. Из-за экономии в весе на них не установили атомный реактор, а подводный дизель замкнутого цикла потреблял слишком дорогую субстанцию, дабы постоянно ставить его на максимальный ход. И есть ли толк ставить? При быстром ходе гусеницы создавали столь высокую кавитацию, что вражеским акустикам не дремалось уже в радиусе километров четырехсот. В таком случае вся разведывательно-диверсионная миссия, для коей и создавались «ползуны», теряла смысл. Для борьбы со столь печальным техническим ограничителем пытались использовать древний как мир способ – элементарный буксир. Однако тащить гусеничное чудо за надводным кораблем – это во-первых, нарушить пункт о чрезвычайной секретности разработки, и сразу заиметь неприятности, как по линии ОКН (Отдела Культуры Науки), так и по линии «чёрных чаек» (флотской разновидности «патриотизма»), а во-вторых, волокущееся на сцепке «подводное горе» вело себя гораздо хуже таким же образом использующегося корыта. Прицепить же «ползуна» позади нормальной подводной лодки

Связанные понятия (продолжение)

Кано́э (англ. canoe, от исп. canoa — чёлн; заимствование из языка карибских индейцев) — универсальное название для безуключинных маломерных гребных судов (лодок) разных народов. Характерной особенностью является способ гребли — она осуществляется лопатообразным однолопастным веслом, которым также производится и руление путём поворота весла в воде и изменением его траектории в конце гребка. Гребцы в каноэ располагаются сидя на дне лодки или на сиденьях-банках.
Гуффа или куффа — историческая разновидность примитивных речных плавсредств круглой формы, использовавшихся в Месопотамии и в бассейне реки Инд.
Байда́рка — длинная узкая лёгкая лодка приморских народов тихоокеанского севера: алеутов, чукчей, коряков, эскимосов, предназначенная для охоты на морского зверя. То же, что и каяк. Современные аналоги используются в первую очередь для спорта и туризма. Обычно приводится в движение двухлопастным веслом, поэтому не имет уключин. Иногда используется парус.
Гребное судно — судно, оснащённое вёслами и приводимое в движение мускульной силой.
Ча́йка — беспалубный плоскодонный чёлн запорожских казаков XVI — XVII века, в виде огромной выдолбленной колоды, по бортам обшитой досками.
Кая́к — тип гребной одно-, двух- или трёхместной традиционной промысловой лодки народов Арктики, то же, что промысловая байдарка.
Раньшина, a также ранщина, рончина, роншина, роньшина — историческая разновидность парусно-гребных двух- или трёхмачтовых судов, которые широко применялись северными славянами (поморами) в XI—XIX веках для рыболовного и зверобойного промысла в тяжёлых ледовых условиях. Этимология названия связана с тем, что эти суда могли быть использованы начиная с ранней весны, задолго до того, как в море можно было выйти на кораблях других типов.
Сандек (мандар. sandeq, заостренный) — тип балансирного парусника, который издавна использовался рыбаками народности мандар для морского промысла и как межостровное морское транспортное средство. Размеры лодки Sandeq варьируются в пределах — ширина корпуса от 0,5 до 1,5 метров, длина от 5 до 15 метров, что обеспечивает грузоподъемность от нескольких сотен килограммов до 2 тонн и более. Стройные обводы корпуса делают Sandeq самой скоростной лодкой.

Подробнее: Сандэк
Плот — конструкция для плаванья, из связанных совместно брёвен или стеблей камыша, тростника, скрученных в пучки. Обычно ширина плота относится к длине как 1 к 2—3,5. Средняя скорость плотов при сплаве по рекам составляет 30—50 км в день, а при благоприятных условиях превосходит 100 км.
Гондо́ла (итал. góndola) — традиционная венецианская гребная лодка. Является одним из символов Венеции.
Пени́ш или спитс (фр. péniche, нидерл. spits) — распространённый прежде всего в Бельгии, Нидерландах и Франции тип грузового речного судна.
Гусяна или гусянка — это грузовое судно (барка), предназначенное для перевозки различных грузов.
История подводного кораблестроения описывает хронологию и этапы развития конструкции и применения подводных лодок — обитаемых кораблей, способных управляться и автономно действовать в подводном положении.
Ака́т (лат. acatium) — лёгкое античное судно, появившееся предположительно в Древней Греции и впоследствии использовавшееся в Древнем Риме (не следует путать с одноимённым судном Черноморского флота). Представляло собой разновидность монеры (униремы).
Багала (араб. بغلة‎, baghl — мул), также доу, дау, дхау — небольшое арабское полуторамачтовое судно с косым парусным вооружением. Появилось в VIII—IX веках, применялось с конца XVI по XIX век в рыболовно-промысловых, транспортно-грузовых и военных целях. Некоторые суда этого типа были известны вплоть до середины XX века, в несколько изменённом виде встречаются и по сей день.
Когг, ког (от др.-в.-нем. kogho и ср.-нижн.-нем. kogge, koggen) — средневековое одномачтовое палубное парусное судно с высокими бортами и мощным корпусом, оснащённое прямым парусом площадью 150—200 м². Использовалось как основное торговое, а также военное судно союза ганзейских городов.
Тримара́н — судно с тремя соединёнными в верхней части параллельными корпусами. Как правило, обладает повышенной устойчивостью и хорошими мореходными качествами.
Новоманерная казацкая лодка — небольшое, беспалубное парусно-гребное судно в составе Днепровской флотилии периода русско-турецкой войны 1735—1739 годов.
Хольк, хулк, халк — североевропейское парусное судно X—XVI веков. В современном толковании термин неоднозначный и может означать как весьма разные суда (в разные периоды), так и скорее своеобразную уникальную технологию, нежели судно определённых параметров.
Долблёнка (также однодеревка, моноксил, комяга, комельник, дубовка и т. д.) — гребная, реже со съёмной мачтой плоскодонная лодка, выдолбленная из единого ствола дерева. Обычно не имеет киля. Долблёные лодки выделывают из кряжей стволов толстых деревьев. Обычно бортам придаётся желаемая форма посредством расширения их с помощью вымачивания, последующего нагревания над костром и распирания тонкими пружинящими распорками.
Потесь (часто также говорят «гре́бя» или, просторечно, «гребло́») — прави́льное (рулевое) весло. Изготовляется из бревна длиной 20—25 метров.
Бат — русскоязычное название лодки, традиционно использующейся малым коренным народом Дальнего Востока — удэгейцами. На удэгейском языке бат называется а́на.
Лодки народов Океании — это различные типы судов островных народов Полинезии, Меланезии и Микронезии. Они могут быть однокорпусными, иметь один или два балансира или представлять собой катамараны. Причём помимо прибрежного плавания, многие из них приспособлены и для дальних океанских походов.
Су́дострое́ние, или кора́блестрое́ние, — процесс создания плавучих средств, включая корабли, суда, лодки, яхты, судоремонт и прочее. Корабли или суда обычно строят на специализированных предприятиях, верфях.
Ди́нги (англ. Dinghy) — в общем случае маленькая шлюпка, тузик, длиной около 3 метров и вместительностью 1-2 человека (в редких случаях — 3). Предназначается для перевозки людей, небольших предметов с судна на берег или между судами.
Финикийское торговое судно — тип кораблей, использовавшегося финикийцами примерно от 2000 года до н.э. (изображения в Тире, Сидоне) до 200 г. до н.э. (падение Карфагена).
Проа — специфический тип многокорпусного парусного судна у народов на островах Полинезии и Самоа, расположенных в Тихом океане. Проа характерны в первую очередь для Малайского архипелага и островов Южного Тихого океана.
Скиф (нидерл. Schuit) — традиционный тип голландского маломерного парусного судна, существующий с XVI века.
Йект (норв. Jekt, если название судна было женского рода, то использовалась женская форма Jekta) — тип деревянных парусных торговых судов, использовавшихся в Норвегии до первой половины XX века включительно.
Дахабие — разновидность плоскодонных полуторамачтовых парусно-гребных судов, использовавшихся для вояжей по реке Нил в 1820—1920 годах зажиточными европейцами. Как правило, всплеск их интереса к Египту, как к колыбели человеческой цивилизации, был вызван неудачной кампанией Наполеона в Африке.
Лакатой (англ. lakatoi) — парусное судно, применявшееся папуасами Новой Гвинеи для прибрежного мореходства в торговых целях. В настоящее время широко используется как прогулочно-развлекательное средство в туристическом бизнесе.
Коноводное судно (коноводная машина, коноводка) — использовавшийся в России исторический тип грузового речного судна, приводимого в движение лошадьми, которые подтягивали судно к якорю (см. принцип действия ниже). Коноводные суда использовались в основном на Волге с начала XIX века, где они заняли нишу прежних расшив.
Тёкибунэ (яп. 猪牙舟) — небольшое традиционное японское городское судно периода Эдо, тип лодки без крыши. В дословном переводе название означает «лодка кабаньего клыка», что связано с особенностью конструкции, так как нос судна имел вытянутую острую форму. Использовалось на внутригородских каналах Эдо, в частности из-за того, что на нём часто доставляли гостей в квартал красных фонарей Ёсивара, располагавшийся в районе Санъя, из-за чего судно также называли санъябунэ (яп. 山谷舟). В Кансае использовалось...
Умиак или аньяпик (также: umialak, oomiak, ongiuk, anyak) — вид лодки у эскимосов. То же, что и байдара. Название значит «женская лодка», в противоположность каяку, «мужской лодке». Подобно каяку, умиак обычно делался из плавника или китового уса, сколоченного или связанного в остов, на который натянута кожа морского зайца. Использовался летом для перевозки людей и имущества на летние охотничьи земли, а также для охоты на китов. На больших и средних умиаках гребли однолопастными вёслами а при попутном...
Берлина или берлинка — тип речного грузового судна (барка), с острым носом, выступающим над кормой, и одной мачтой; ходит и против течения.
Длиннохвостая лодка (тайс. เรือหางยาว) — тип лодки, распространённый в Юго-Восточной Азии, особенно в Таиланде и Малайзии. Эта узкая лодка изготавливается из гладко отполированного дерева, длина её обычно составляет 14—18 метров, но может достигать и 30 метров. Своё название длиннохвостая лодка получила из-за своеобразного «хвоста», находящегося сзади и имеющего в длину 2—4 метра и более: именно на его конце крепится винт, вращаемый мощным двигателем, как правило от грузовика или пикапа. «Хвост...
Кара́кка (итал. Carасса, исп. Carraca) — большое парусное судно XV—XVI веков, распространённое во всей Европе. Отличалось исключительно хорошей по тем временам мореходностью, с чем связано активное использование каракк для плаваний в океанах в эпоху Великих географических открытий.
Спаса́тельный коне́ц Алекса́ндрова — средство для оказания помощи утопающим. Представляет собой плавучий тонкий корабельный трос, обычно из полипропилена, длиной около 30 м, с петлёй диаметром около 40 см и двумя поплавками яркого-оранжевого цвета.
Скуче (з.-фриз. Skûtsje), или фризский тьялк — разновидность тьялка, распространённая во Фрисландии. Грузовое парусное судно для плавания по рекам и каналам. От других тьялков скуче отличались небольшими размерами и некоторыми другими особенностями.
Жангада (порт. Jangada) — парусное деревянное судно рыбаков северной Бразилии, напоминающее плот.
Транцевая корма — тип образований кормы судна, при котором она имеет плоский срез в подводной части, прямые очертания в плане и вертикальной плоскости.
Килева́ние (от слова «киль») — наклон судна с целью осмотра и ремонта его подводной части. Килевание производится до появления киля над водой. Разновидностью килевания является кренгование — наклон судна без выхода киля из воды, применяемый для чистки подводной части от обрастаний: ракушек и т. п., и для мелкого ремонта обшивки корпуса.
Спорти́вная байда́рка — лодка, предназначенная для спортивной гребли. Спортивные байдарки являются неразборными лодками. Гораздо более скоростные лодки, по сравнению с туристическими байдарками. В зависимости от назначения или вида спорта, бывают для Гладкой гребли (англ. flatwater), морские, для гребного слалома.
Тайме́нь — тип туристской каркасной байдарки второго поколения, освоенной производством в СССР. Выпускается заводом «Салют» с конца 1970-х годов. Двухместная или трёхместная.
Весло́ — специальное приспособление (движитель) в виде узкой лопаты для приведения малых судов, а в древности и больших, в движение посредством гребли (действует по принципу рычага).

Упоминания в литературе (продолжение)

Описанные выше сетевые рыболовные снасти имели широкое распространение в разных районах Прикамья. В северо-восточных районах, на Вишере, Косьве и их притоках рыбачили сырпом. Сохранилось достаточно большое количество описаний как самой снасти, так и приёмов её использования. Приведём два из них, применявшихся на Вишере и Косьве: «Ловлю рыбы косьвинцы производят сырпом. Это сеть, сделанная в виде мешка, с двумя тетивами, верхнею и нижнею; к устью мешка с обоих концов привязываются небольшие шесты, служащие к погружению сырпа на дно реки, к верхнему краю тетивы привязана одним концом бичёвка, другой конец ея прикреплён к верхушке шеста; во время погружения сети рыбаки срединой бичёвки обёртывают один раз вокруг указательного пальца для того, чтобы тотчас узнать, когда попадает в сырп рыба, которая обыкновенно потряхивает сеть и бичёвку. На каждый сырп нужно четыре лодки, в каждой по два человека. Заметив руно хариузов, все четыре лодки становятся рядом, направлением своим против течения воды, ниже того места, где стоит рыба. Средние две лодки, управляя сырпом, выдвигаются рядом вперёд и погружают сырп, упирая шестами на дно. Другие две лодки со всею быстротою бросаются вперёд, где стоит рыба, и хлопают шестами по воде; испуганная рыба опускается по течению воды и заплывает в сырп. Занимаясь с малолетства этой ловлей, косьвинцы приобретают большую ловкость и проворство»[14].
В начале мезолита (XIV–VIII тыс. лет до н. э.) повсеместно начали находить микролиты (кремниевые вкладыши с размерами порядка 1–2 см), вставляемые в прорези костяных и деревянных орудий. Эти орудия по сравнению со сделанными из целого куска кремния были легче, проще изготавливались, а главное, сломанные вкладыши можно было заменить, что делают в современном обрабатывающем инструменте. В это же время были изобретены сеть, лодка, весла, крючок с бородкой, гарпун, силки, лассо, лук и стрелы. Оригинальным изобретением стали бумеранги различных форм и размеров, найденные во многих местах земного шара, один из вариантов которых мог возвращаться к охотнику [4]. Изобретение первого дома относится к XI тысячелетию до н. э., и обнаружен он был на левом берегу Евфрата в местечке Телль-Морейбет на территории современной Сирии [2]. При постройке этого дома стволы деревьев вкапывались в землю, пространство между ними заполнялось глиной, а сверху были крыши из веток и шкур. К VIII тыс. до н. э. внутри домов начали делать перегородки, образуя комнаты. В VI тыс. до н. э. на территории современной Туркмении дома уже делались из глиняных блоков, а стены штукатурились и красились [5]. Один из первых городов в полном понимании этого слова – Иерихон (VIII тыс. до н. э.), расположен на территории Палестинской автономии в Израиле. От его строений в наибольшей сохранности осталось основание каменной башни диаметром 8 метров. Это, вероятно, одна из первых капитальных каменных построек, дошедшая до нашего времени.
Так что насчет следующей лодки? Она по-прежнему у меня в голове, и уже есть несколько эскизов на чертежной доске. И есть имя: Фьюсейки (Fuseiki). Это 40-футовый тримаран из эпоксидного многослойного пластика с вооружением кеч. Небольшое водоизмещение, отличный ход под парусами и экономный под мотором. Ее легко будет поднять на берег для ремонта, а внутри и на палубе будет много места для семьи океанских кочевников, связанных лишь одним обязательством: жаждой свободы.
К весне спокойствие островка было нарушено. Пришел день, когда флотилия моторных лодок со строительными рабочими и геодезистами заполнила маленькую гавань. Затем явилось большое судно странного вида, которое никогда не видели в этой части Балтики. Оно доставило стройматериалы и оборудование. Халлигер припомнил, что как-то в Штральзунде ему попалось на глаза такое допотопное сооружение, которое тогда было грузопассажирским паромом. Типичный образец судостроения середины XIX века, судно имело большие каюты с дряхлой мебелью, обтянутой красным плюшем, изобиловало медными ручками и поручнями и было увенчано величественными верхними надстройками и высокими трубами. Осадка позволяла ему проходить мелководье, и, поскольку на судне были обширные грузовые трюмы, оно стало служить нашим транспортным средством для связи с материком.
В летнее время реки оставались единственными дорогами через чащобы и трясины, и главным изобретением новой эпохи стала лодка. Сперва это были долбленки из цельного ствола дерева. Одна из самых древних лодок, изготовленная в VII тысячелетии до н. э., найдена на Дону. Позже научились строить большие составные лодки, бравшие на борт 6—10 человек. А в зимнее время выпадало много снега, но морозы сковывали реки и болота, и появились лыжи, сани, позволявшие преодолевать большие расстояния. Люди изобрели и рыболовные снасти – крючки, плетеные верши, сети из древесного волокна. Для рубки и обработки дерева требовались топоры, и они получили самое широкое распространение. Повысилась роль лука. Стрелы с каменным или костяным наконечником никак не подходили для охоты на мамонта и бизона. Но в изменившихся условиях надо было охотиться на мелких лесных зверей, птиц, как же обойтись без лука со стрелами? Часть рыбы и птицы коптили на зиму, заготавливали грибы, ягоды, орехи, заквашивали съедобную траву в специальных ямах, облицованных глиной [24].
Эти археологи разработали свои методы исследования для мелководья. С аквалангами они могли изучить верхние несколько десятков метров океана, что заставляло их держаться поближе к берегу. Даже глубина погружения большинства подводных лодок, как правило, ограничена несколькими сотнями метров. Можно сказать, что они являются аппаратами, пригодными для погружения в воду, разработанными скорее для того, чтобы путешествовать по океану, а не нырять в его глубины. (Большая часть подводных лодок и роботов были построены для мелководных прибрежных районов, и вы даже можете построить что-то подобное сами из деталей, купленных в магазине технических товаров.)
Считается, что в Древней Греции уже была известна технология производства смол из дерева. В Скандинавии деготь стал использоваться еще в железном веке. Но большую популярность деготь обрел начиная с XIV века, с возникновения парусного флота. Именно этим веществом моряки просмаливали лодки, корабли, канаты и все деревянные строения. Следует заметить, что в основном для изготовления дегтя использовались хвойные породы деревьев, в частности сосна. Он производился практически во всех северных странах. С появлением стальных судов использование этого вещества существенно снизилось.
К этому же типу он причислил лодку с корпусом малой кривизны, мачтой с горизонтальной реей (возможно, древнейшее в Египте изображение рангоута), но главное – с одним высоким штевнем (рис. 11, вверху). Такая лодка, казалось бы, даже отдаленно не напоминает винклерову «серповидную», одновременно не будучи и законченной «прямоугольной» конструкцией. Без оснастки она соответствует, скорее, типу 3 Червичека (см. далее), в известном смысле, действительно, представляя собой особый род ладьи, который у отдельных авторов фигурирует как разновидность «прямоугольного» судна. Лодка «конгруэнтного» профиля (по словам Питри, «иностранная» [365]) является одной из композиционных доминант знаменитой полихромной росписи так называемой «вождеской» «гробницы 100» из герзейского Иераконполя (рис. 11, внизу; рис. 22) [137; 345; 381].
Охота алеутов на бобров, котиков и сивучей в открытом море была крайне сложна. Кожаная лодка-каяк, на которой отправлялись охотники, была поистине «инженерным триумфом» алеутов. Раздвоенный по вертикали форштевень рассекал при движении по воде боковую волну и предохранял каяк от перелома, а в сочетании с килевой планкой позволял «изгибаться на волнах». Охотник, сидящий на дне лодки, надевал поверх наплечной одежды из кишок морских животных широкий пояс из того же материала. Верхний край пояса затягивался на груди, а другой – поверх люка. Вода уже не могла проникнуть внутрь каяка и если даже лодка переворачивалась при сильной волне, то лодка не тонула, а возвращалась в первоначальное положение. Охотники, уходя далеко в открытое море, возвращались домой в любую погоду. Ориентиром для них были летящие птицы, высота волны, направление ветра. В ненастную погоду члены семьи охотников выходили на высокий берег и как своеобразные маяки, стояли со светильниками и жирниками в руках, также, указывая путь возвращающимся охотникам.
Нормальная скорость судна, от 15 до 18 узлов, была еще сокращена до 11, наложенным на него обязательством не отделяться от двух больших парусных лодок, нагруженных углем и получивших приказ следовать в виду судна. Обе лодки – «Канадец» и «Бонавентура» – можно было видеть: одну на расстоянии не более полумили и вторую рядом, в струе за кормой первой, обе с зажженными огнями.
Покинуть подводную лодку – не такое простое дело, как кажется. В синематографе обычно показывают, как спецназовцы покидают лодку через торпедные аппараты, но в жизни этот способ применяется лишь при экстренном покидании тонущей либо не имеющей хода субмарины. Во-первых – торпедный аппарат имеет диаметр, соответствующий диаметру торпеды, то есть чуть больше пятидесяти сантиметров. Самому-то покинуть субмарину через торпедный аппарат возможно – а вот с грузом будут проблемы, и с подводным скутером – носителем – тоже. Они просто не уместятся в торпедный аппарат. Кроме того, покидая лодку на ходу и без скутера, – почти гарантированная смерть, потому что ты не выгребешь – обтекающий лодку поток воды затащит тебя под винты. По этой же самой причине глупостью являются фильмы и компьютерные игры, в которых есть сюжеты о том, как спецназовцы что-то прикрепляют на корпус лодки. Будет то же самое, засосет под винты, а прикрепить что-то на винторулевую группу – это вообще из области фантастики, там такие потоки, что тебя либо отшвырнет в сторону, либо затянет под винт и перемелет в фарш – да даже если и не под винт, напор там такой, что кости переломает. В общем, с этим разобрались.
Непосвященным трудно объяснить принцип действия подводной лодки. Снаружи она похожа на длинный сигарообразный цилиндр, на корпусе которого расположены боевая рубка, дифферентные цистерны, обшивка легкого корпуса и так далее. С точки зрения большинства людей, самой главной особенностью субмарины является недостаток пространства внутри.
Даже когда лодка шла в надводном положении, совсем небольшая часть прочного корпуса поднималась над волнами. Эта была стальная обшивка прочного корпуса, называемая легкий корпус. В ней много отверстий, которые позволяют легко опускаться под воду. До некоторой степени субмарина была бы более эффективна без надстроек; чем меньше надстроек, тем легче управлять лодкой под водой.[6] Но когда приходится действовать на поверхности, нужно иметь какую-то надстройку над основным корпусом, чтобы наблюдать за морем и не быть смытым. Боевая рубка соединялась с прочным корпусом посредством непроницаемого люка. И поэтому даже если боевая рубка затоплялась, что могло случиться при попадании артиллерийского снаряда, повреждении глубинной бомбой или столкновении, вы могли рассчитывать на то, что прочный корпус лодки останется водонепроницаемым. Орудийная рубка была похожа на боевую рубку, но уступала последней по размеру.
С начала 1960-х годов на флотах многих стран все более широко используются в качестве спасательных средств надувные моторные лодки. Их гораздо проще спускать на воду. Они обладают большой скоростью, поэтому быстрее окажутся в районе аварии. У них очень малая осадка, низкие и мягкие надводные борта, позволяющие без осложнений извлекать людей из воды, большой запас плавучести, обеспечивающий полную безопасность даже тогда, когда лодка залита или перегружена спасенными.
Обруч изготовляют из дюралюминиевого прутка или трубки. Иногда для этой цели применяют стальную оцинкованную проволоку. Для изготовления рукоятки применяют сухую древесину (лучше бамбук), которую делают составной на манер удилищ. Длина ручки зависит от места ловли, но в любом случае она не должна быть меньше 1 м. Удобны складывающиеся подсачки, которые могут быть приспособлены для ношения на поясе или за спиной. Желательно, чтобы подсачек был настолько легок, чтобы при случайном падении в воду он не тонул. Особенно важен последний фактор при ловле с лодки на больших глубинах.
Мы пригласили с собой супругов Ингстад: пусть убедятся, что не одни викинги умели строить изящные суда. Не успел закрыться конгресс, как мы вылетели в Ла-Пас в Боливии и на следующий день уже были на берегу Титикаки, небесно-голубого озера на высоте около 4 тысяч метров над уровнем моря, вокруг которого еще на две с лишним тысячи метров вздымаются вверх снежные пики. На прилегающем к озеру плато лежали развалины Тиауанако, культурного центра и самой могущественной столицы Южной Америки доинкской поры: пирамида Акапана, мегалитические стены, огромные каменные статуи неведомых священных правителей. А на озере, маневрируя на сильном ветру, ходили лодки рыбаков из племени аймара. Издали виден лишь наполненный ветром парус, на большинстве лодок – из ветхой парусины, но кое-кто, оставшись верным старой традиции, поднял на двуногой мачте большую циновку из золотистого камыша тотора. Три лодки шли полным ходом прямо на нас, вот уже видно индейцев в полосатых остроконечных шапочках, и можно рассмотреть конструкцию лодки. Изумительно. Мастерская работа. Каждая камышинка уложена предельно тщательно, симметрия безупречная, изящные, плавные обводы; сигары из камыша связаны настолько туго, что больше похожи на надутые воздухом понтоны или позолоченные бревна, у которых оба конца заострены и загнуты вверх, будто носок деревянного башмака. Стремительно рассекая воду, лодки вошли в просвет в камышах и с ходу врезались в илистое дно. Причалив таким способом, индейцы вброд дошли до берега со своим уловом.
Узоров огромное множество. Помимо спиралей, были попытки изобразить различные сюжеты с лодками, холмами, растениями, животными, птицами и человеческими существами (рис. 1). На рисунках всегда изображались многовесельные лодки. На носу лодки якорь; в центре две надстройки; на корме высокая мачта, на которой эмблема порта, к которому приписана лодка. На то, что эти лодки имели отношения к иностранным портам, ясно указывают эмблемы на мачтах, а также форма холмов, мимо которых проплывают лодки. Холмы неизменно остроконечные, конической формы, тогда как в Египте холмы были с плоской вершиной, отдельно стоявшими, оставшимися от известнякового плато, через которое проложил свой путь Нил. Остроконечные холмы стали иероглифическим детерминативом (определителем) для зарубежных стран, а изображение под холмами символизировало голубое и зеленое водное пространство. Самым близким к Египту местом, которое можно было достигнуть водным путем, где находились изображенные холмы, возвышавшиеся над морем, был остров Крит. Этот остров имел настолько тесные отношения с Древним Египтом, что сэр Артур Эванс[11] даже высказал предположение, что критяне были выходцами из Египта.
Почти две тысячи тонн водоизмещения, новейшие дизели с турбонаддувом, мощные электродвигатели с бесшумным режимом «подкрадывания», большое количество аккумуляторных батарей вместо цистерн с пергидролем, великолепная навигация… Эти и другие новшества дали потрясающий результат: глубину погружения до двухсот восьмидесяти метров, семнадцать узлов подводной скорости и одиннадцать суток движения малым ходом без подъема телескопического шноркеля. А система кондиционирования, водоопреснительная установка, множество холодильников с продуктами, объемные топливные цистерны и шесть торпедных аппаратов с боезапасом из двадцати трех торпед существенно расширяли боевой радиус действия. Кроме того, перекомпоновка прочного корпуса позволила отказаться от системы «теплых» коек, когда один матрос возвращался с вахты, будил своего сменщика и устраивался на освободившееся место. На лодках XXI серии каждый подводник получал индивидуальное пространство для отдыха. Одним словом, новейшее оружие обладало всеми необходимыми качествами для перелома ситуации в битве за Атлантику и северные моря в пользу Германии.
Донесения подобного рода то и дело ложились на стол начальника разведки ВМФ вице-адмирала Юрия Васильевича Иванова. С этой информацией надо было что-то делать. И в 1976 году он вдруг пригласил к себе меня – как бывшего сослуживца-подводника Северного флота и как кандидата технических наук, специализирующегося в области подводного поиска, и руководителя плаваний научно-исследовательской подводной лодки «Северянка». Он положил передо мной несколько томов донесений о наблюдении НЛО на флотах и флотилиях. Я прочитал их и за считаные часы трансформировался из обычного человека в уфолога. Я понял, что все это весьма серьезно и требует фундаментальных научных исследований. В этих донесениях была целая уфологическая мистерия: сообщалось, как на глазах большого числа наблюдателей из-под воды вылетали светящиеся сферы, они могли менять не только размеры, но и форму: шар, круг, треугольник. Чего только стоят донесения начальника разведки Тихоокеанского флота контр-адмирала Виктора Домысловского. Он неоднократно докладывал о зависании над водой в отдаленных акваториях Тихого океана гигантского цилиндра, длиной в несколько сот метров, металлического, серебристого цвета, из одного конца которого, как пчелы из улья, вылетали мелкие НЛО, заныривали под воду, затем выныривали обратно, вновь залетали в этот самый цилиндр и, совершив несколько таких циклов, окончательно загружались в цилиндр, и он уходил за горизонт. Создавалось впечатление, что цилиндр играл роль базы, своеобразной матки-носителя, которая доставляла мелкие объекты в нужное место.
Конструкция лодки уникальна. Это, по сути, тримаран, то есть корабль, имеющий несколько корпусов. Подлодки вообще зачастую имеют по два корпуса: внешний легкий, как бы предохранительный, и внутренний прочный – стальной или титановый, позволяющий выдерживать колоссальные давления при погружениях на сотни метров вглубь. Но чтобы лодка имела три корпуса!
Длина выбранного участка составляет обычно 100–200 метров, в редких случаях до полукилометра. Ну а дальше все просто: рыболов, наживив кружки и выставив нужную глубину, запускает снасти в свободное плавание (так, чтобы один кружок от другого отделяло не менее 10–12 метров) – а сам в лодке сопровождает на некотором удалении свою маленькую флотилию, стараясь поменьше шлепать веслами, а больше использовать силу ветра и течения. И внимательно наблюдает за возможными перевертками.
По привычке и традиции корабли такого типа все еще назывались эскадренными миноносцами. Естественно, они давно перестали быть таковыми – борьба с враждебными кораблями и даже подводными лодками значилась их побочной функцией. Понятно, экипажи по-прежнему относились к этим задачам серьезно. На учениях по отработке выслеживания и уничтожения плавающего противника матросы и офицеры потели по-настоящему. Однако если сравнить этиловый эквивалент находящихся на борту боеприпасов, назначенных для пользования в море, с тем, что значился для применения против суши, – проигрыш первых был налицо. Безусловно, очень грамотные могли бы вспомнить о ядерных зарядах, ибо действительно таковые на борту наличествовали. Но ведь и здесь тоже предписанные материкам подарки обгоняли назначенные морю, так? Что там в этой, выстреливаемой ракетой, глубинной бомбе в максимуме? Десять килотонн? Ерунда, семечки. Любой «томагавк» запросто тащил двести. Тем не менее, хоть на Земле кое-где уже взрывались атомные бомбы, их использование все ж таки не встало на конвейерный запуск, так что в данном рассуждении могло быть спокойно отброшено прочь.
Корабль погрузился в тишину. Все притихли. Доносился лишь еле слышимый гул двигателей и легкое шипение генератора кислорода. Как и все атомные подлодки, «Полар сентинел» двигалась в воде почти бесшумно. Будучи сконструированной для научных целей, она была вдвое меньше боевых подводных крейсеров, за что и получила шуточное название «головастик». Своими размерами она была обязана новым инженерным технологиям, позволившим сократить экипаж и, соответственно, количество жилых отсеков. К тому же на подлодке отсутствовало вооружение, и все свободное пространство использовалось для размещения дополнительного оборудования и научного персонала. Однако отсутствие боевых систем мало кого вводило в заблуждение, поскольку подлодка являлась еще и прототипом нового поколения торпедных подводных лодок – меньших по размеру, более быстроходных и эффективных в поражении целей.
Рядом с кубриком помещается столовая для старшины-рулевого и двух механиков из машинного отделения. На левом борту холодильник, напротив него гальюн, или «голова». Дальше идет кают-компания для двух офицеров верхней палубы и главного инженера. Один угол этой кают-компании, отгороженный толстым занавесом, называется каютой командира. Командир, конечно, должен быть в центре событий, поэтому напротив помещается каюта радиста, а рядом помещение со всеми жизненно важными приборами для подводного плавания, гидрофонное устройство и т. п. Рядом с каютой капитана распределительный щит, а затем вы попадаете в место, значение которого определяется названием: центральный пост. Здесь во время погружения находятся вместе командир и главный инженер. Здесь также все приборы, используемые при подводном плавании, такие как горизонтальный руль, насосы и т. д., и отсюда проход к боевой рубке. Центральный пост находится в середине лодки и может быть изолирован как от передней, так и от задней ее части. Переборки центрального поста должны выдерживать давление до 600 футов, в то время как переборки кают – только до 100 футов.
К середине XIX века основу морской британской мощи составляли парусные линейные корабли. Как писал английский историк Оскар Паркс: «В 1850 г. линейный корабль оставался по существу таким же, каким он был на протяжении предыдущих столетий – немного больший по размерам и сильнее вооруженный, но аналогичный по конструкции, точно так же влекомый вперед парусами и несущий несколько ярусов гладкоствольных орудий на прежнего типа станках. Во времена, уже давно минувшие, британский линейный корабль бороздил моря как равный или даже превосходящий любое иностранное судно. Его скорость могла отличаться самое большее на один узел от хода любого его возможного оппонента. В открытом море он не опасался ничего. Не было ни тени чувства беззащитности от возможных атак миноносцев, подводных лодок или авиации, ни трепетных мыслей о вражеских минах или авиаторпедах, не было по сути дела ничего, за исключением разве жестокого шторма, сноса на подветренный берег или сосредоточенной атаки нескольких равноценных противников, что могло бы поколебать гордую уверенность парусного линейного корабля в собственной несокрушимости, принятую им на себя с полным на то правом»[32].
На первых 18 лодках был установлен «Кертинг». Применение данного двигателя создавало некоторые неудобства: для того чтобы заставить лодку перемещаться в надводном положении, приходилось поднимать тяжелую выхлопную трубу. Днем из нее шел белый дым, издалека заметный неприятелю. Ночью же вырывались красные искры пламени, которые указывали на местоположение немецкой подводной лодки, тем самым давая шанс врагу легко уничтожить плавсредство. Погружение такой субмарины требовало снятия трубы, а значит, и предварительной остановки судна. Двигатели останавливали, что вызывало необходимость в дополнительном времени на то, чтобы лодка при запуске двигателя вновь набрала значительную скорость.
Распугивая встречающиеся на пути косяки мелких и крупных рыб и обращая в бегство одиночных морских хищников, сквозь вязкую массу воды продавливалась огромная, как четырехподъездный пятиэтажный жилой дом, стальная махина подводной лодки. Со скоростью двенадцать узлов, обеспечивающей необходимую скрытность, российская многоцелевая атомная подводная лодка «Барс» приближалась к Восточному побережью США. АПЛ «Барс» относилась к последнему поколению лодок-охотников, призванных выслеживать в водах Мирового океана стратегические подводные ракетоносцы вероятного противника. Командир подводной лодки – капитан второго ранга Петровский – имел все основания гордиться своим кораблем. В подводном положении «Барс» развивал скорость до тридцати пяти узлов, мог обнаружить цель за сотню морских миль, а благодаря своему торпедному и ракетному вооружению был способен вести бой сразу с пятью противниками.
На берегу, обросшем лесом, стоит небольшая, курная избушка и у самого берега путника ожидают заранее заготовленные большие глубокие лодки или, как их называют здесь, карбасы (не испорченное ли, перевернутое слово баркас?) Нос и кормы этих лодок выдаются и не много округленно загнуты кверху. В каждой лодке шесть, восемь гребцов – и гребцы эти обыкновенно женщины. Здесь начинается царство тяжелого женского труда. Женщина гораздо более трудится и почти всегда сильнее мужчины. Привыкшая управлять веслами с малых лет, на длинных, порожистых реках или на больших озерах, которых волнение бывает так же опасно, как морское женщина здешнего края лучший гребец и перевозчик. Там же, где приходится оставлять водный путь, там она является такой же сильной носильщицей. Часть клади, которая была на лодках эти носильщицы укладывают в небольшие складные носилки, сделанные из гибких ветвей и повешенные на спину. В эту, так называемую «крошонку» накладываются, увязываются вещи и носильщица высоко подняв платье, и подоткнув всё юбки, вроде шаровар, бойко несет эту кладь, через болота и горы.
Основное отличие управляемого глубоководного аппарата от подводной лодки – именно в принципе погружения. Субмарины погружаются на заданную глубину при помощи специального клапана вентиляции в балластных цистернах. Достаточно открыть клапан и принять вместо воздуха забортную воду – и подлодка опускается под воду. А вот в управляемых глубоководных аппаратах балластные цистерны не предусмотрены. Ведь подобные аппараты, как правило, предназначены для одиночного погружения, после чего они обычно всплывают рядом с плавбазой. А потому роль балластных цистерн выполняет специальный поплавок-резервуар с бензином, который, по законам физики, легче воды. Для погружения бензин осторожно выпускается наружу, и он замещается в поплавке водой. Выглядит, конечно, как страшный сон эколога. За одно погружение за борт сбрасывается пара сотен тонн нефтепродуктов, которые по тем же законам физики оказываются на поверхности моря. Но и это обстоятельство учли разработчики. Для балласта использовался бензин высочайшей очистки, который, оказавшись на волнах, бесследно испарялся в течение нескольких часов, не нанося Мировому океану ни малейшего вреда. Погрузился хоть на пять километров, выполнил глубоководное задание – и сбрасывай в море балласт. Как правило, это контейнеры со стальной дробью, сброс которой осуществляется при помощи обычных электромагнитов. Выбросил в море лишний груз – и возвращайся на поверхность, в мир соленого бриза и парящих над водой чаек.
Старпом, стоя в одиночестве, наклонился над картой водного пространства между Кольским полуостровом и островом Медвежий. Баренцево море негласно считалось внутренним российским морем, и пока можно было надеяться, что чужаков не будет, но вдоль границы территориальных вод Норвегии и России в донный грунт была заложена цепь гидрофонов, составляющих систему «Зонт» – защиты и обнаружения неизвестных технических средств. Она тянулась и далее вдоль границы российских полярных владений вплоть до Шпицбергена. «Зонт» был способен заметить любую мало-мальски значимую лодку с мотором. Радарные системы надводных кораблей и патрулирующие в небе разведывательные самолеты завершали систему.
При подготовке планировавшегося на 1475 год похода Эдуарда IV во Францию, несмотря на всю ее продуманность и внимание к таким средствам, как кожаные лодки и плавучие мосты, была заготовлена перевозившаяся в фургонах и телегах артиллерия старого типа. Потребовались отдельные телеги для огромного чугунного орудия, для огромного медного орудия и для его казенной части, для старинной чугунной мортиры, чугунной пушки под названием «Гонец», бомбарделлы «Эдуард», фовлера «птицелова», именуемого «Чеширский птицелов», и его казенной части, для еще одного фовлера из Тауэра, для фовлера под названием «Мэгги» и малого фовлера из Тауэра и для двух огромных мортир из медного сплава. Должно быть, караван получился весьма внушительный, но неуклюжий.
Ну и пару слов о лодке. Хорошая деревянная лодка удобнее надувной, но ограничивает возможности вашей «рыболовной географии». Выбирая резиновую лодку, следует остановиться на двухместной с надувным дном. Она более приемлема для ловли спиннингом. Груза для такой ловли достаточно одного.
И лишь в 1778 году по реке Ду проплыла паровая лодка маркиза К. де Жоффруа д’Аббана, о котором говорилось выше. Поначалу он оборудовал ее необычными бортовыми движителями типа «утиная лапа», то есть попытался использовать механические весла. И лишь убедившись в их низкой эффективности, изобретатель построил пироскаф длиной 45,3 м, с четырехметровыми гребными колесами.
Древесина у русских мастеров по широте и разнообразию применения не имела себе равных. С помощью топора, ножа и некоторых других вспомогательных инструментов делал человек все необходимое для жизни: жилище и хозяйственные постройки, мосты, ветряные мельницы, крепостные стены и башни, церкви, станки и орудия труда, корабли и лодки, сани и телеги, мебель, посуду, детские игрушки и многое другое.
Оставшиеся три палубы были грузовыми. Груз – резиновые лодки с жестким днищем типа «Зодиак» и счетверенными моторами для морских коммандос, оборудование для подводного плавания, в том числе приборы для зарядки кислородных баллонов, пара катеров-дронов «Elbit» с крупнокалиберными пулеметами, которые должны были составить внешний периметр обороны судна-матки, запас минно-взрывных средств и оружия. Оружие в основном было советским, только винтовки «Barrett» – американские. Морские коммандос еще годов с пятидесятых были вооружены «АК-47» и не намеревались изменять этому простому, надежному и убойному автомату, из которого в двадцатом веке убили людей, наверное, больше, чем из любого другого оружия.
Однако добывать водоросли приходилось пока почти исключительно старым японским способом на сравнительно мелких местах: рабочие на лодках скользили вдоль берегов с шестами в руках. На конце шестов были крючья, которыми водоросли зацеплялись и извлекались на поверхность и укладывались на лодку, пока она не наполнялась доверху. Добычу отвозили на берег и снова отплывали «щипать траву», как говорил Ванюшка. Ему не терпелось скорее перенести работу на дно и пустить в ход подводные сельскохозяйственные машины: тракторы, косилки…
Ледобуры же, позволяющие быстро и относительно бесшумно делать любое потребное количество лунок, совершили настоящую революцию в зимней рыбалке: на самых уловистых местах, доступных в сезон открытой воды лишь владельцам лодок и катеров, мог теперь ловить каждый – достаточно было приобрести за двенадцать рублей «ленинградский» ледобур…
Хотя, быть может, американцам просто сопутствовала удача. 16 июня 1898 года адмирал Сэмпсон отправил в залив Гуантанамо «Техас», «Янки» и «Мраморную голову». При входе в залив на правый винт «Мраморной головы» намотался якорный канат буя. Корабль остановился, винт очистили, а буй на поверку оказался испанской контактной миной: корабли Сэмпсона дважды пересекали оставленное испанцами минное поле. Мины были удалены лодками с «Мраморной головы» и «Дельфина», использовавшими для этой цели цепные драги. Встретившись с препятствием, лодки сближались, моряки цепью поднимали мину на поверхность и обезвреживали ее. Дважды они вытаскивали одновременно две мины. Таким способом было обезврежено 27 контактных мин. Четыре моряка, которые обезвреживали мины и сумели остаться в живых, чтобы поведать о своих подвигах миру, получили награды конгресса. Это были первые герои минной войны ВМФ.
Берега реки Нижней Тунгуски весьма богаты минералами различных пород. О самой реке и быстроте ее течения и прочих трудностях плавания по ней существуют различные поверья. Так, рассказывают, что есть такие места, где лодку втягивает на дно. Такие рассказы не останавливают, однако, предпринимателей, и в минувшем году один из них перетащил паровой катер с Лены (неподалеку от Киренска) на верховье реки Нижней Тунгуски и с этим катером спустился благополучно по реке до самого ее устья, что составляет, как говорят, 3000 верст. Отсюда паровой катер отправился вверх по Енисею, повернул в Ангару, где и потерпел крушение.
Если глубина небольшая, то следует отдать предпочтение надувной лодке, так как лещ боится любого шума, даже происходящего от ударов волн о борт деревянной или металлической лодки. По этой же причине лодку устанавливают на якорях растяжках, что лучше фиксирует ее и исключает всякую возможность испугать прикормленную рыбу «играющими» на волнах якорными фалами. Чем проще снасть, тем лучше. Если позволяет глубина, то можно ловить удилищем с глухой оснасткой. Оснастка настраивается так, чтобы приманка лежала на дне. Это необходимо учитывать при сильном ветре и волнении (рис. 3).
Хорошо использовать при строительстве площадки морскую тематику. Самое простое – изготовить лодку, для которой вам понадобятся две широкие доски. Их следует закрепить деревянными или металлическими колышками в форме эллипса, а в самой лодке поставить две-три скамейки. Не забудьте о веслах: их можно выпилить из небольших досок и закрепить в просверленных в бортах отверстиях.
Так поет в бунинском переложении легендарный индейский вождь Гайавата. И это не пустая фантазия русского поэта: индейцы Северной Америки, обитавшие на берегах Великих озер, умели без единого гвоздя и металлических инструментов строить легкие пироги, которые пересекали опасные стремнины, почти не касаясь воды. А чукчи и эскимосы, охотники на морского зверя, населявшие арктические широты, туго натягивали на деревянную раму тюленьи кожи, в результате чего получался пустотелый быстроходный каяк – непромокаемая лодка с круглой дырой для седока, управляемая одним веслом.
Мне повезло: начальником экспедиции на «Тунце» оказался Олег Николаевич Киселев, с которым мы были знакомы по Мурманску – встречались в ПИНРО, где он заведует лабораторией новых методов разведки рыбы. Горячий энтузиаст освоения Заполярья, зачинатель подводных исследований на севере, он уже четверть века шаг за шагом изучает природу этих суровых широт. Более семидесяти научных экспедиций, в которых он участвовал, помогли раскрыть многие тайны Арктики. С юношеских лет Киселев страстно увлекся идеей проникнуть в глубины моря, подарить их богатство людям. Сначала это было возможно лишь с помощью гидроакустических приборов, потом для разведки рыбы начали использовать гидросамолеты, а несколько лет назад он проник непосредственно в морское царство в первом гидростате, позволявшем опускаться на глубину до двухсот метров. Потом ходил на научной подводной лодке «Северянка», работал с гидростатом «Север-2», – аппаратом, способным достигать предельных глубин Баренцева моря.
Обувь – это не менее важная часть снаряжения. Даже в жаркую погоду не стоит ходить по берегу реки, а тем более заходить в воду босиком. Всегда существует риск поранить ноги стеклом, острым краем консервной банки или сучком, а по галечному пляжу порой просто невозможно передвигаться без обуви. Не меньшую опасность представляет каменистое дно. Уберечь себя от этого можно с помощью изношенных кроссовок или сандалий, которых не жалко, но при дальних переходах мокрая обувь натрет ногу до крови. Идеальной обувью в данной ситуации являются специальные сандалии для водных видов спорта; они очень удобно сидят на ноге, не намокают, вода из них быстро вытекает, оставляя ноги сухими, они не натирают ног при длительной ходьбе, пригодны для лазанья по камням, и самое главное, их подошва не скользит даже по мокрому металлу, что очень важно при ловле рыбы с лодки или понтонов. Единственный недостаток такой обуви – ее относительная дороговизна. Более дешевым заменителем могут послужить купальные тапочки с резиновой подошвой и эластичным синтетическим верхом.
Весной и осенью (рис. 1) оптимальным местом расположения лодки при такой ловле было бы у кромки тростника на мелком месте. Забросы производятся в глубину по радиусу. После двух-трех атак хищника вы уже разберетесь, на какое расстояние следует забрасывать приманку и на какой глубине отмечается максимальное количество поклевок. В этом случае уже можно целенаправленно облавливать именно данную зону. Летом же, когда вода прогреется, напротив, лодку лучше устанавливать на достаточном удалении от берега и вести блесну с мели на глубину (рис. 2).
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я