Война (арт-группа)

  • «Война́» — российская леворадикальная акционистская группа, действующая в области концептуального протестного уличного искусства. Образована в 2007 году Олегом Воротниковым, Натальей Сокол, Петром Верзиловым и Надеждой Толоконниковой.

    В 2010 году в результате конфликта внутри группы её участники условно разделились на «питерскую фракцию», проводящую акции в Санкт-Петербурге, и «московскую фракцию», проводящую акции в Москве. «Питерскую франкцию» возглавляли Олег Воротников и Наталья Сокол, «московскую» — Пётр Верзилов и Надежда Толоконникова.

    С 15 ноября 2010 года по 22 февраля 2011 года двое активистов группы — Олег Воротников и Леонид Николаев — содержались в СИЗО Лебедевское в Петербурге по обвинению в хулиганстве в связи с участием в художественных акциях группы, носящих, по мнению следствия, «дерзкий и циничный характер выражения протеста против власти».

    15 февраля 2012 года на Берлинском кинофестивале состоялась мировая премьера фильма режиссёра Андрея Грязева о группе «Война» под названием «Завтра». Фильм был показан более чем в 40 странах и получил более десятка призов. Наталья Сокол и Олег Воротников дважды подавали на режиссёра в суд. По их словам, они не давали разрешения на демонстрацию фильма со своим участием. Первый суд в Берлине в феврале 2012 года не принял доводов Воротникова и Сокол и обязал их оплатить все судебные издержки ответчика. Второй судебный иск, но уже в Московском суде, был также проигран Воротниковым и Сокол в июне 2013 года, где они требовали от режиссёра Андрея Грязева 3 млн руб.

    В марте 2013 года появилось сообщение о том, что члены петербургской фракции — Олег Воротников и Наталья Сокол вместе со своими детьми, а также Леонид Николаев — за несколько месяцев до публикации этого сообщения бежали в Италию, спасаясь от уголовного преследования со стороны российских властей.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Арт-группа «Бомби́лы» — современная московская художественная группа, работающая в области концептуального искусства, получившая известность благодаря нескольким скандальным акциям, из которых наибольший медийный резонанс получила акция «Автопробег несогласных», состоявшаяся 14 апреля 2007 года на улице в центре Москвы. Эта акция впервые в практике русского искусства использовала половой акт в качестве политического протеста. Также «Автопробег несогласных» примечателен тем, что это первая уличная...
«Революция через социальную сеть» или акции «молчаливого» протеста — название серии гражданских акций протеста в Белоруссии, вызванных недовольством части населения действиями руководства страны, приведшими к финансовому кризису, девальвации белорусского рубля и резкому скачку цен. Акции протеста организовывались инициативными группами через социальные сети ВКонтакте и Facebook. Суть акций заключалась в том, что их участники регулярно собирались в центре белорусских городов, не скандируя никаких...
«Пилорама» — ежегодный международный гражданский политически-культурный форум, проходящий в последние выходные июля на территории деревни Кучино (Пермский край), где ранее располагался один из крупнейших в СССР лагерь для политических заключенных «Пермь-36».
Лю́беры или любера́ — молодёжное движение, возникшее в городе Люберцы Московской области в конце 70-х годов XX века и существовавшее до 1990-х годов во многих городах СССР.
Рок против террора — благотворительный рок-фестиваль, который состоялся 6 апреля 1991 года в московском универсальном дворце спорта «Крылья Советов». «Рок против террора» — это акция против применения оружия в мирное время, за уважение прав личности, утверждение новых, гуманных отношений между людьми и странами.

Упоминания в литературе

Об ожесточенной «холодной войне» может свидетельствовать такой любопытный эпизод. Я срочно выехал в командировку в Литовскую ССР, где в одном небольшом городке в огромном количестве были распространены листовки антисоветского содержания. Остроту произошедшему придавало то, что наводнение листовками произошло в день рождения Леонида Брежнева, при этом отмечалась необычность их исполнения – фотографирование машинописного текста. Изучая облик вероятного исполнителя, эксперты-криминалисты определили, что автором листовки мог быть человек с высшим образованием, историческим или философским, имеющий ученую степень не ниже кандидата наук. В конечном итоге выяснилось, что содержание листовки было взято из Отчетного доклада ЦК на прошедшем съезде КПСС. Создатель подделки умело использовал партийный документ, в котором говорилось об агрессивной политике США, угнетении рабочего класса, нарушении демократических прав населения, заменив в нем только одно слово: «США» на «СССР». Злоумышленником оказался отбывший уголовное наказание участник банды «лесных братьев». Он был внедрен в органы милиции, передавал бандитам сведения о готовящихся против них операциях. Когда почувствовал угрозу разоблачения, поджег здание милиции и ушел в банду. Это был некий Яшкунас. Сколько лет прошло, а я все помню его фамилию.
На полную мощь работали телеканалы, особенно ОРТ Березовского. По закону ТВ во время выборной кампании должно сохранять нейтралитет и объективность. На деле же российским гражданам показывали только новости, программы и рекламные ролики, восхвалявшие «мудрого Ельцина» и всячески очернявшие его оппонентов, выливали на них потоки грязи и оголтелой клеветы. Антикоммунистическая истерия и психоз в то время были задействованы на полную катушку. Граждан пугали «гражданской войной», «расстрелами» и «концлагерями». То заявляли, как помощник президента Георгий Сатаров, что коммунисты создали тиры в ближнем Подмосковье и совершенствуют свое мастерство в стрельбе, распространяли прочий бред. В это время родилась бессовестная «карауловщина». Десятимиллионными тиражами издавалась и рассовывалась по почтовым ящикам совершенно грязная газетенка «Не дай Бог!», сначала даже без указания тиража и состава редакции, как газета «частного лица». Потом выяснилось, что главным редактором газеты был Леонид Милославский, сотрудник издательского дома «Коммерсантъ», сразу после выборов он стал его генеральным директором. Напомню, что ИД «Коммерсантъ» был под контролем Бориса Березовского.
Еще один из любимцев Президента Путина – Герман Оскарович Греф, родившийся в Казахстане, куда были высланы его родители-немцы во время Великой Отечественной войны, так что ничего удивительного нет в том, что Греф объявил себя «борцом за права нацменьшинств», как пишет «Новая газета» (№ 21, 2000 год). За чьи права и интересы борется Греф понятно, остается понять, с кем борется Греф за права национальных меньшинств, очевидно, с национальным большинством, с теми, кто составляет большинство в России, значит, с нами, с русскими, борется человек, которому Президент Путин поручил разрабатывать стратегию экономического развития России. А как Греф борется за права национальных меньшинств, к которым относятся российские немцы, – отсюда весь пафос борьбы немца Грефа, – хорошо видно на примере строительства немецкой деревни агентством территориального развития «Нойдорф-Стрельна», демонстративно получившим от Грефа под застройку участок, предназначенный под жилой комплекс семей российских военнослужащих, русских офицеров, объединившихся в кооператив «Якорь-2». Да что там военнослужащие, детей-инвалидов и тех Греф, возглавлявший тогда Комитет по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга, не пощадил, выкинул на улицу их благотворительный центр «Свет надежды», когда сородичи Грефа, задумав открыть немецкий культурный центр, положили глаз на дворец князя Львова, занятого детьми-инвалидами, словом, «то, что отцы не доделали, мы доделаем», вот что хоть публично и не провозглашает Греф, зато осуществляет на деле. И очень символично, что тогда, выкидывая детей на улицу, немцы рушили и комнату Боевой славы героев Великой Отечественной войны…
Кстати, накануне этого показа в Берлин приезжал сам Эйзенштейн и оператор фильма Эдуард Тиссэ. Тоже весьма выдающаяся и интересная личность в свете темы нашего рассказа. Тиссэ был латышом, а люди этой национальности очень активно участвовали в Октябрьской революции и гражданской войне, стояли у истоков создания ВЧК. И у Тиссэ было много друзей среди чекистов, начиная от Мартина Лациса, с которым они вместе воевали на Восточном фронте против белогвардейцев и чехословаков (Тиссэ тогда был начальником штаба Партизанской Красной армии, а Лацис – председателем ЧК и Военного трибунала 5-й армии Восточного фронта), и заканчивая Яковом Петерсом (он тогда был первым в истории ВЧК секретарем ее парторганизации). Кстати, именно с именем Петерса связывают формирование образа «латышского лица» ВЧК, поскольку именно он, став вторым лицом в ведомстве (первым был Феликс Дзержинский), начал массово привлекать земляков-латышей на работу в «чрезвычайку». И Эдуарду Тиссэ, уроженцу Либавы (а Петерс жил там в 1904–1907 годах и даже вступил там в Латвийскую социал-демократическую рабочую партию), тоже предлагали, но он с юности любил операторское искусство, поэтому ушел в кинематограф. Но связей с земляками-чекистами не прерывал, что благотворно сказывалось на его карьерном росте, а также на выезде за рубеж. Ведь в 1931–1932 годах он вместе с Сергеем Эйзенштейном и Григорием Александровым был за границей в связи с изучением техники звукового кино и съемками фильма «Да здравствует Мексика!». А эта страна уже тогда привлекала к себе внимание чекистов, как удобный плацдарм для деятельности в Латинской Америке. Поэтому не случайно убийство Троцкого в 1940 году пройдет без сучка и задоринки именно в Мексике.
Не менее странен взгляд на происходящее в Белоруссии у известного российского публициста Николая Старикова, который на одной из встреч с читателями отождествил политику «белорусизации» с «попытками Майдана в Белоруссии», отметив при этом, что в РБ процент людей, готовых участвовать в Майдане, очень маленький и ситуацию в республике полностью контролирует «абсолютно уважаемый нами Александр Григорьевич Лукашенко». Вместе с тем Стариков заявил: «С некоторыми элементами белорусского национализма я сталкивался, когда был в Минске и выступал перед студентами, там задавали колкие вопросы. А больше всего я расстроился, когда пришёл в минский музей Великой Отечественной войны, а там на первом этаже все надписи на белорусском языке. Пользуясь случаем, можно задать Александру Григорьевичу вопрос: «Александр Григорьевич, что же в музее Великой Отечественной войны в центре города Минска на первом этаже вся эта прекрасная, важнейшая информация не дублируется на русском языке?»»[3] Вероятно, господин Стариков очень удивится, если узнает, что в столице Белоруссии не только надписи в музеях на белорусском языке, но и таблички с наименованием улиц, схемы метрополитена, объявления в общественном транспорте, и это при том, что почти все минчане разговаривают исключительно по-русски.

Связанные понятия (продолжение)

«В метро без штанов» — ежегодное мероприятие, проходящее в январе (точная дата объявляется за месяц до этого) в форме флешмоба, во время которого люди ездят на метро, не надевая штаны и юбки, и при этом стараются вести себя естественно. Мероприятие организует арт-группа Improv Everywhere, базирующаяся в Нью-Йорке, которая имеет координаторов в различных городах мира. В 2016 году мероприятие прошло также в Москве.
Днями хаоса называют определенные встречи панков в разных городах (Германии), в которых принимали участие автономы, различные левые и леворадикальные группы, хулиганы, бонхеды, также прочая заинтересованная молодёжь и представители старшего поколения. Первые Дни хаоса, направленные изначально против планируемого заведения полицией некой панк-картотеки, состоялись в 1983 году в столице Нижней Саксонии — Ганновере. На ставших с тех пор более или менее регулярными Днях хаоса (в особенности на Днях хаоса...
«Марш несогласных» — общее название уличных акций российской оппозиции, направленных на реформирование политического устройства России, организуемых коалицией «Другая Россия» и проходивших в крупных городах с конца 2005 по конец 2008 года. Основные лозунги акций: «Нам нужна другая Россия!», «Россия без Путина!», «Это наш город!», «Нет полицейскому государству!», «Долой власть чекистов!», «Свободу политзаключённым!». Главные участники: Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов, Михаил Касьянов.
«Бе́лые колго́тки», или «Белый чулок» — городская легенда о существовании женщин-снайперов преимущественно балтийского происхождения, якобы воевавших на стороне антироссийских сил и добровольческих отрядов в зонах боевых действий на территории государств бывшего СССР с 1990-х годов — в Приднестровье, грузино-абхазской и чеченской войне, во время событий в Дагестане 1999 года, Нагорном Карабахе и других локальных конфликтах. Его участницы стали героинями армейского фольклора, статей публицистов, литературных...
Общество щита (яп. 楯の会 Татэ-но кай) — частная военная организация, основанная писателем и общественным деятелем Японии Юкио Мисимой и существовавшая с 1968 года по 1970.
«День гнева» — акции российских оппозиционных партий, движений и групп в защиту граждан от ухудшения социально-экономического положения. В ходе митингов выдвигаются также и политические требования — свободные выборы, расширение полномочий местного самоуправления, отставка коррумпированных чиновников и другие.
Монстрация (от слова демонстрация; также лат. monstratio — показывание) — массовая художественная акция в форме демонстрации с лозунгами и транспарантами, которые участники используют как основное средство коммуникации со зрителями, друг с другом, как средство самовыражения, как художественную технику, при помощи которой они осмысляют окружающую действительность.
«Антисове́тская», ранее «Антисове́тская шашлы́чная» — бывший ресторан в Москве на Ленинградском проспекте, 23, близ Белорусского вокзала. Стал широко известен в связи с конфликтом из-за его названия, произошедшим в 2009 году.
Тифли́сская экспроприа́ция — нападение 13 июня (26) 1907 года в Тифлисе на карету казначейства при перевозке денег из почты в Тифлисское отделение Государственного банка. Нападение было осуществлено большевиками под руководством Камо, и признано одним из самых громких за время революции 1905—1907 годов. В пересчёте по курсу 2012 года было украдено около 5 млн долларов США.
Движение за гражданские права чернокожих в США (англ. Civil Rights Movement) — массовое общественное движение чернокожих граждан США и поддерживавших их белых активистов против расовой дискриминации в 1950-е — 1960-е годы.
Убийство Михаила Александровича — тайное похищение и убийство великого князя Михаила Александровича и его секретаря Н. Н. Джонсона, совершённое в ночь с 12 на 13 июня 1918 года по заранее разработанному плану группой сотрудников ЧК и милиции города Перми, где Михаил Александрович отбывал ссылку. Организаторами преступления и его непосредственными участниками стали два высокопоставленных местных большевика — начальник пермской милиции В. А. Иванченко и член ВЦИК, председатель Мотовилихинского районного...
Де́ти фестива́ля или фестива́льные де́ти — устоявшийся в СССР в 1960-е — 1970-е годы бытовой стереотип, клише, подразумевающее советских людей, одним из родителей которых являлся неевропеоид из стран Африки, Латинской Америки или, в меньшей степени, зарубежной Азии (как правило, отец), а другим — гражданин СССР (как правило, мать-славянка).
«СТАН» входит в международную сеть менеджеров культуры TANDEM NETWORK, объединяющую около 100 организаций из Украины, Молдовы, Турции, Египта, Сирии и стран Европейского Союза.
«Три левых часа» — поэтический вечер, устроенный участниками объединения ОБЭРИУ, состоявшийся в ленинградском Доме печати 24 января 1928 года. Это событие стало первым и самым масштабным перформансом объединения, в котором приняли участие И. В. Бахтерев, К. К. Вагинов, А. И. Введенский, Н. А. Заболоцкий, Д. И. Хармс и другие. Специально к этому событию Хармсом была написана пьеса «Елизавета Бам». На вечере была также представлена декларация ОБЭРИУ. Название вечера обозначает приверженность его устроителей...
Наномитинг — один из видов демонстраций, где в роли участников выступают игрушки с плакатами. Наномитинги проходили в России в 2011-2012 годах в Апатитах, Омске, Иркутске, Улан-Удэ, Санкт-Петербурге, Ижевске, Ростове-на-Дону, Томске, Казани, Уфе, Краснодаре и Самаре. Похожая акция под названием «Игрушко митингуэ!» пошла в Минске в 2012 году.
Весёлые проказники (англ. Merry Pranksters) — название неформальной субкультурной коммуны, существовавшей с 1964 по 1966 годы в Соединённых Штатах Америки. Коммуна оказала существенное влияние на популяризацию ЛСД и спровоцировала психоделическую (также называемую кислотной) революцию.
Rock Against Racism (RAR, Рок против расизма) — широкая кампания, организованная в Великобритании в 1976 году группой музыкантов (в частности, Редом Сондерсом и Роджером Хаддлом) и призванная послужить ответом нараставшему в тот момент влиянию националистических групп, прежде всего, неонацистского Британского национального фронта. Активное участие в движении приняли поп-, рок- и реггей-музыканты, которые сочли своим долгом ответить таким образом на расистские заявления некоторых своих коллег, в частности...
Казанская демонстрация — политическая демонстрация, прошедшая 6 (18) декабря 1876 года на Казанской площади в Санкт-Петербурге. В демонстрация была организована народниками с привлечением рабочих — членов кружков.
Дело ста восьми (исп. El caso 108) — центральный эпизод в преследовании геев в Парагвае во время диктатуры Альфредо Стресснера, относящийся к 1959 году.
«Си́ние носы́» — российская арт-группа, разработавшая проект «народнического современного искусства» (или по выражению критика Е. Дёготь «очень современного»), демократичного по форме и содержанию. Адресованного, как говорят сами художники, «пионерам и пенсионерам» и сделанного прямо «на коленке». Группа образована в 1999 году. Создаёт свои произведения в жанрах видеоарта, перформанса и др. В состав её входят Вячеслав Мизин и Александр Шабуров. В проектах группы также принимали участие Константин...
События 17 июня 1953 года в ГДР — экономические выступления рабочих в июне 1953 года в Восточном Берлине, переросшие в политическую забастовку против правительства ГДР по всей стране.
«Ангелы Ада» (англ. Hells Angels) — один из крупнейших в мире мотоклубов, имеющий свои филиалы (так называемые «чаптеры») по всему миру. Входит, наряду с Outlaws MC, Pagans MC и Bandidos MC, в так называемую «большую четвёрку» outlaw-клубов и является наиболее известным среди них.
Сила Цветов (англ. Flower Power) — лозунг, использовавшийся в конце 1960 — начале 1970 гг. сторонниками ненасильственного сопротивления, протестующими против войны во Вьетнаме. Выражение было придумано американским поэтом бит-поколения Алленом Гинзбергом в 1965 году. Потом эту символику у битников переняли хиппи, которые одевались в яркую одежду с вышитыми цветами, вплетали цветы в волосы и раздавали их людям, за что получили прозвище «дети цветов» (англ. flower children). Затем это словосочетание...
«Героический партизан» (исп. Guerrillero Heroico) — каноническая фотография революционера аргентинского происхождения Эрнесто Гевара де ла Серна (более известного как Че Гевара) авторства кубинского фотографа Альберто Корды. Снимок сделан 5 марта 1960 года в Гаване на митинге памяти жертв взрыва теплохода «Ля Кувр», с помощью камеры Leica M2 на плёнку компании Eastman Kodak.
«Вели́кая пролета́рская культу́рная револю́ция» (кит. трад. 無產階級文化大革命, упр. 无产阶级文化大革命, пиньинь: Wúchǎn Jiējí Wénhuà Dà Gémìng, палл.: Учань цзецзи вэньхуа да гэмин, сокращённо кит. 文化大革命, пиньинь: Wén​huà​ Dà​gé​mìng, палл.: Вэньхуа да гэмин, или кит. 文革, пиньинь: Wén​gé, палл.: Вэньгэ) — серия идейно-политических кампаний 1966—1976 годах в Китае, развёрнутых и руководимых лично Председателем Мао Цзэдуном, либо проводимых от его имени, в рамках которых под предлогами противодействия возможной «реставрации...

Подробнее: Культурная революция в Китае
«Храм народов» (англ. Peoples Temple, распространённый ошибочный перевод — «Народный храм») — новое религиозное движение, основанное в 1955 году Джимом Джонсом в Индианаполисе, штат Индиана. Джонс использовал Храм Народов, чтобы распространять послание, в котором сочетались элементы христианства с коммунистическими и социалистическими идеями, а также акцент на расовом равенстве.Храм Народов наиболее известен событиями 18 ноября 1978 года в Гайане, когда в результате массового убийства в его отдалённом...
Колбасная революция — стихийное выступление жителей города Чернигова противодействующей власти в рождественские дни 1990 года. События получили широкий резонанс, породили ряд аналогичных акций в других городах Советского Союза. Результатом событий стало изменение областного и партийного руководства, усиление авторитета оппозиционных политических сил. Значительные изменения в политической и социальной сфере не произошло.
Поджог в Золингене — один из самых жестоких случаев насилия над иммигрантами в современной Германии. В ночь с 28 на 29 мая 1993 года четверо молодых немецких мужчин, относящиеся к ультраправому движению скинхедов, имеющему связи с неонацизмом, подожгли дом большой турецкой семьи в городе Золинген в земле Северный Рейн-Вестфалия. Три девочки и две женщины погибли; четырнадцать остальных членов семьи, включая несколько детей, получили ранения, некоторые из них серьёзные. Нападение вызвало бурные протесты...
Кра́сный плака́т (фр. Affiche rouge) — знаменитый пропагандистский плакат, выпущенный совместно немецкой администрацией и вишистским правительством весной 1944 года в оккупированном Париже для дискредитации участников Сопротивления из группы Манушяна. Термин «Красный плакат» также употребляется и в отношении всех событий вокруг этого дела.
Боти́нки Бу́ша — общее устойчивое название инцидента, произошедшего с Дж. Бушем (мл.) 14 декабря 2008 года, когда на пресс-конференции в Багдаде в него кинули ботинки. В арабской культуре кинуть обувь в кого-либо равноценно сильнейшему оскорблению.
Комиссия Овермэна — специальная подкомиссия комиссии по судебным делам Сената США, работавшая под председательством демократического сенатора от штата Северная Каролина Ли Слейтера Овермэна (Overman Lee Slater). Комиссия Овермэна стала предтечей «Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности», и получила от Сената Соединённых Штатов задание расследовать германскую, большевистскую и прочую «антиамериканскую деятельность», а также возможные последствия внедрения большевизма в США.
А́вгустовский путч — события 18—21 августа 1991 года в Советском Союзе, получившие оценку со стороны официальных лиц и органов государственной власти в СССР как заговор, государственный переворот и антиконституционный захват власти (путч) .
«Дело Лизы» (нем. Fall Lisa) — события, связанные с исчезновением 13-летней девочки по имени Лиза из семьи выходцев из России, проживающей в Берлине. В понедельник, 11 января 2016 года, девочка утром отправилась в школу, но так и не появилась там. После более 30-часового отсутствия Лиза сообщила о похищении и изнасиловании группой лиц «арабской внешности», плохо говорящих по-немецки. На фоне европейского миграционного кризиса и, в частности, событий в Кёльне, произошедших в новогоднюю ночь, дело...
«Эра милосердия» — фоторабота российской арт-группы «Синие носы», также известная, благодаря своему сюжету, под названием «Целующиеся милиционеры». Фотография привлекла общественное внимание после запрета на участие работы в парижской выставке соц-арта в октябре 2007 года. Бывший тогда министром культуры России Александр Соколов назвал работу «порнографией» и «позором России».
Вокруг имени Владимира Ильича Ленина в советский период российской истории возник обширный культ. Его имя и идеи в СССР прославляли так же, как и Октябрьскую революцию, а позже и И. В. Сталина (вплоть до XX съезда КПСС).

Подробнее: Культ личности Ленина
Убийство студента Иванова (также «Нечаевское дело») — громкое убийство, совершённое в 1869 году революционным кружком «Народная расправа» под руководством С. Г. Нечаева. Преступление вдохновило Ф. М. Достоевского на создание его романа «Бесы».
Облива́ние зелёнкой — форма давления, устрашения, хулиганства или провокации, которая заключается в обливании спиртовым раствором бриллиантового зелёного («зелёнкой») лица и одежды известного человека. Явление получило широкое распространение в 2010-х годах в России и на Украине. В результате, зелёнка стала оказывать влияние на формы российского политического протеста .
Тольяттинская криминальная война — крупнейшая в новейшей криминальной истории России криминальная война, длившаяся с 1990-х годов и получившая частичное продолжение в 2000-х годах, во время которой было убито, по самым скромным подсчётам, более 400 человек.
Агитпароход (в СССР) — пароход, специально оборудованный и приспособленный для ведения агитационно-пропагандистской и культурно-просветительной работы среди населения и войсковых частей отдаленных районов. Агитпароходы появились во 2-й половине 1918 года и действовали в период Гражданской войны. В условиях слабой связи центра с местами они, наряду с агитпоездами, были эффективной формой руководства и укрепления местных партийных органов, содействовали упрочению советской власти на местах, мобилизации...
Первый съезд советских писателей — всесоюзное собрание литераторов, проходившее в Москве с 17 августа по 1 сентября 1934 года.

Упоминания в литературе (продолжение)

В здании УВД Южного округа 31 августа 1993 года проходило экстренное совещание оперативно-разыскного бюро города. На повестке дня стоял один вопрос: как остановить бандитский беспредел на юге столицы. Постоянные разборки братков из множества группировок за передел сфер влияния – головная боль и официальных властей, и криминальных лидеров. По обе стороны баррикад понимают – если прекратить войну нельзя, ее нужно возглавить. По информации из неофициальных источников, кандидатуру Тимофеева обсуждали именно на этом совещании, и там же было решено его не трогать. В родной деревне о совещании, естественно, знать не знали, а о том, что Тимофеев способен руководить, даже не догадывались…
На плакатах, однако, не указано ни одной причины верить именно путинскому телеканалу. Их главный месседж – «не верь западным СМИ». Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы доказать, что репортажи RT шиты белыми нитками, доверху набиты теориями заговора и явными фальсификациями: в одной передаче показывали фальшивые документы, в которых якобы содержались планы по истреблению русскоязычного населения Украины под руководством США. В другом было расследование: ЦРУ изобрело Эболу в качестве оружия против развивающихся наций. Ведущие редко оспаривают точку зрения «экспертов» во время дискуссий на темы вроде конфликта в Сирии – в котором Москва поддерживает президента Башара аль-Ассада. Один частый гость в студии как-то заявил, что гражданскую войну в Сирии «спланировал ещё в 1997 году Пол Вулфовиц», а другой описал многочисленных жертв этой войны как «совместное производство ЦРУ, МИ-6 и Моссада».
Между тем информационная война телеканалов (а вернее, олигархов, которые за ними стояли) продолжалась полгода – до начала 2000-го. Именно тогда в массовый обиход и был введен термин «телекиллер», под которым скрывались ведущие аналитических передач, которые «мочили» ведущих политиков, отбросив в сторону всякие понятия о морали и порядочности. Война велась между все теми же двумя группировками: примаковско-лужковской (на их стороне были телеканалы НТВ и ТВ Центр) и ельцинской (у нее в руках были ОРТ и РТР). Война получилась оголтелой, поскольку речь-то шла о главном – о том, кто будет править страной уже в ближайшее время. Дело в том, что ни для кого уже не было секретом, что Ельцин доживает последние дни во власти и усиленно ищет себе преемника (к президентским выборам марта 2000 года). В этой ситуации кремлевские группировки и начали войну, дабы поставить вместо Ельцина своего человека. Одни мечтали, чтобы это был Примаков (а Лужков должен был стать при нем премьер-министром), другие ставили на Аксененко, Степашина, Лебедя или Путина.
Евромайдан или Майдан 2014 – событие в истории постсоветских стран уникальное. Аналогов подобному нет, и я надеюсь – не будет. Если «оранжевые революции» первой волны (Кыргызстан, Украина, Грузия) представляли собой либо более-менее срежиссированные «договорняки» как в Украине, либо ситуации, в которых власть настолько исчерпала себя, что сопротивляться уже не может, не имеет ресурса (как Грузия, доведенная Гамсахурдиа, а потом Шеварднадзе до уровня страны третьего мира) – то Евромайдан представляет собой, в общем-то, тоже политический спектакль, но с регулярными и серьезными актами насилия, применяющимися в отношении активно сопротивляющейся власти. Евромайдан имел две стороны, первая – это массовка, жители Киева и приезжие, которых действительно все задолбало. Однако, их действия служили прикрытием для подготовленных к свержению власти бандформирований, которые совершали свои акции, прикрываясь массовкой. В какой-то степени – это переосмысление Мао Цзе Дуна «Партизан должен плавать как рыба в воде народных масс». Только в данном случае была переосмыслена сама партизанская война, став политическим инструментом, и перешедшая от террористической герильи (которую вряд ли кто-то признает легитимной) к продвинутым, уличным протестам с насилием, кажущимся борьбой почти безоружных граждан против злочинного режима. На самом деле – «граждане» представляли собой подготовленные отряды боевиков…
Во время войны Бюро провело два главных политических рейда. Первый был осуществленной в масштабе всей страны атакой на организацию «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ) – левое рабочее движение, насчитывавшее в Соединенных Штатах 100 тысяч человек. ИРМ приняла резолюцию против войны; само разглагольствование на тему войны было политическим преступлением по Закону о шпионаже. Министр юстиции решил убрать ИРМ с дороги[32]. Президент Вильсон одобрил эту акцию от всей души. «Нью-Йорк таймс» высказала мнение, что руководители этого союза были «фактически и, наверное, на самом деле агентами Германии»[33], руководствуясь предположением, что немцы платили ИРМ, чтобы ее члены подрывали промышленность Америки. Газета предположила, что «федеральные власти должны разделаться с этими предателями и заговорщиками». Агенты Бюро и члены Американской лиги защиты так и сделали. Они выбивали двери офисов ИРМ, домов ее активистов и приемных этой организации в двадцати четырех городах Америки; захватывали тонны документов и арестовывали сотни подозреваемых. Три массовых суда привели к тому, что по Закону о шпионаже были осуждены 165 руководителей этого союза. Сроки тюремного заключения для них доходили до 20 лет.
Население безропотно принимало такие условия. Главное – закончилась война, и жизнь, конечно же, будет улучшаться! Постоянное снижение цен вселяло в народные массы надежду и укрепляло веру в Сталина[32]. Советская пропаганда работала достаточно эффективно. С утра до вечера по Всесоюзному радио звучали песни, прославляющие вождя. Помню, будучи учеником начальных классов, искренне считал Сталина вождем и учителем, представлял его как сверхчеловека, наделенного неземными качествами. Сталин редко появлялся на публике, каждое его слово было на вес золота. Увидеть Сталина, даже издали, можно было только на демонстрациях трудящихся в дни государственных праздников. Колонны демонстрантов состояли из представителей разных учреждений, сформированных по районному признаку. Участие в демонстрации было необходимым условием подтверждения преданности власти. Мама часто брала меня с собой, и мы проходили в колонне Министерства сельского хозяйства СССР. Демонстрация длилась 8–10 часов. Это было утомительно, но люди шли с энтузиазмом, пели патриотические песни, плясали. До Красной площади от расположения министерства, где формировалась колонна, было близко, но сценарий был составлен так, что колонна двигалась по длинному маршруту. Народ должен был испытывать трудности даже на праздниках. Когда усталые люди достигали Красной площади, всех интересовал только один вопрос: «Товарищ Сталин на Мавзолее?» Правда, разглядеть и понять что-либо было очень трудно, так как Красную площадь колонны, окруженные цепью из сотрудников спецслужб, преодолевали почти бегом. Но все равно все были воодушевлены и счастливы, если считалось, что Сталин стоял на трибуне! Таким образом, даже демонстрации были построены на пренебрежении к человеку, унижали его достоинство.
 Сейчас многие эксперты, политики говорят о «мировой войне цивилизаций», ареной которой и стал в пятницу Париж. Вице-спикер Госдумы Левичев считает: «Террористы били точечно – и место, время выбрали не случайно. Париж – культурная столица мира. Футбольный матч, концерт рок-группы, вечернее посещение кафе, пятница, 13-е как «нехорошая дата» – все это части западной культуры. Против нее и были направлены пули, бомбы радикалов». Ваше мнение?
Телевизионная группа Марата Мусина была единственной, кто вёл прямые репортажи из района Аль Хула во время чудовищной между народной провокации с массовой резней мирных жителей (включая детей). Волонтеры успели собрать и предъявить мировой общественности необходимые доказательства организации этого преступления против человечности. Что получило публичное признание министра иностранных дел России. 16 июля волонтеры первыми опубликовали военные планы Пентагона о начале «горячей фазы» войны в Сирии и Иране. Через 3 дня конгрессмен Рон Пол с трибуны Конгресса США публично подтвердил данную информацию и призвал США ни в коем случае не развязывать в июле «Третью мировую войну».
В начале 1936 года расследования комитета возобновились, и во главу угла были поставлены именно эти вопросы. В самом ли деле банкирский дом Моргана и другие компании с Уолл-стрит подтолкнули США к участию в войне, пытаясь возместить колоссальные суммы, которые они ссудили странам Антанты? Обе стороны тщательно подготовились к битве. Решающий поединок состоялся 7 января, когда Дж. П. Морган предстал перед комитетом вместе со своими партнерами Ламонтом и Джорджем Уитни, а также Фрэнком Вандерлипом – бывшим президентом National City Bank. Джон Дэвис выступил на слушании в качестве советника Моргана. Комитет перенес заседание в зал заседаний сената, чтобы вместить как можно больше людей. Следователи комитета Ная почти год детально изучали счетные книги и документацию громадного банка, ознакомившись с более чем 2 миллионами писем, телеграмм и других бумаг. Вечером накануне слушаний компания пригласила журналистов в свои 40-комнатные апартаменты в отеле «Шорем» на неофициальный брифинг с Ламонтом и Уитни. Най же, в свою очередь, выступил с радиообращением к народу: «После того как мы стали отходить от традиционной политики нейтралитета, чтобы угодить коммерческим кругам вплоть до разрешения на выдачу займов, – утверждал он, – Антанта уже нисколько не сомневалась, что Америка вступит в войну. Она всегда знала то, чего мы, казалось, не понимали: в конечном счете сердца наши всегда будут там, где есть возможность заработать».
Окончательный вариант своего выступления построил на основе исторического прошлого российско-британских отношений – как государственных, так и торговых. Напомнил, что зародились они при Иване Грозном, что в прошлом между нашими странами было всякое: периоды дружбы и активного сотрудничества, наряду с временами отчуждения и полного разрыва отношений. Не только англичане изгоняли россиян из своей страны по политическим причинам (как раз в это время правительство Великобритании объявило «персонами нон грата» 105 работников советских загранучреждений), но и Москва изгоняла из пределов государства английских подданных, когда, например, английские подданные отрубили голову своему королю Карлу. Но все эти политические бури мы успешно переживали и продолжали мирно жить и торговать. Прошли те времена, когда Россия снабжала Англию пенькой, льном, ворванью, была в начале века одним из основных поставщиков туда свежих яиц. В те годы к русским берегам из английских портов фирмой «Джон Браун» отгружались такие «стратегические товары», как гвозди (тогда ведь не было «КОКОМа»), Почему бы нам не воспользоваться такой благоприятной ситуацией, которая в результате изменившегося политического климата складывается в нашей стране, для активизации нашей взаимной торгово-экономической деятельности, – чем БСТП и занимается, не покладая рук. Закончил свое выступление цитатой из дневника государственного деятеля Великобритании лорда Маунтбеттена. Эту запись он сделал в 1961 г. на заре космической эры: «Если, – писал он, как бы предвосхищая недавно обнародованную президентом Рейганом американскую программу «Звездных войн», – будет всеобщее разоружение, это будет замечательно, однако если наши способности контролировать космос будут использоваться исключительно для увеличения потенциала разрушения, в этом случае я вижу у нашей планеты очень мало шансов выжить».
…После выборов президента на второй срок у Березовского появился и кабинет в Кремле. Хотя и не по соседству с Ельциным, но все же – в святая святых, где он чувствовал себя, как дома. События в стране менялись как в калейдоскопе – закончился первый этап приватизации, в ходе которого Березовский основательно погрел руки. Началась первая чеченская война. И тут он не упустил своего. Потом последовали изгнание Коржакова, восхождение на Олимп Лебедя, Хасавюртовский мир, покупка акций «Сибнефти», аукцион по «Связьинвесту», появилось «дело писателей», последовал второй приход в Белый Дом Черномырдина, возникло дело сотрудников КГБ, пошла атака на Примакова, создание предвыборного блока «Единство» – и во всем этом важную роль играл двойной гражданин России и Израиля, имевший еще и вид на жительство в США, член-корреспондент РАН, член Совета директоров АО «ЛогоВАЗ», член Совета директоров «АVVА», член совета директоров «Аэрофлота», заместитель секретаря Совета безопасности России, исполнительный секретарь СНГ… и еще член многих советов директоров и акционер бог весь чего – Борис Абрамович Березовский.
Все началось с обычных беспорядков из-за нехватки продуктов. Длинные очереди, сначала состоявшие из женщин и мальчиков, вымещали свою досаду на владельцах булочных, подозревая их в припрятывании муки с целью спекуляции. Полиция пыталась восстановить порядок. Ее встречали камнями. Люди требовали: «Хлеба!» Затем, что вполне естественно, начали раздаваться крики: «Долой полицию!» Когда этим крикам ответило эхо тысяч голосов, вспомнились старые лозунги «Долой самодержавие!» и «Долой войну!». «Это были беспорядки, но еще не революция»2. В отсутствие вождя все революционные и демократические группы, организованные и неорганизованные, сломя голову бросились на улицу, пытаясь привлечь на свою сторону как можно больше людей и вооружить их своими воинственными политическими лозунгами. 23 и особенно 24 февраля весь Петроград был свидетелем бесчисленных демонстраций и уличных митингов. В эти дни было сделано несколько попыток создать межпартийные центры, чтобы компенсировать слабость множества подпольных партийных организаций. Лидеры профсоюзов, кооперативов, учреждений культуры и образования проводили собрания с участием крайне левых депутатов Думы и видных представителей революционных партий.
Тайная война спецслужб Британии (в наши дни – совместно с США) против России продолжается уже третье столетие – с тех самых пор, как была сформулирована и сформирована как система взглядов и ценностей концепция устойчивого развития Российского государства. Многие элементы этой войны не меняются годами. Как и сто, и сто пятьдесят лет назад, основные «профессиональные революционеры», объявленные на родине преступниками находят приют в Лондоне, откуда, как с Дона, «выдачи нет». После февраля 1917 года с началом активной фазы Большой русской революции многие укоренившиеся на Западе активисты были возвращены в Россию – например, Плеханов, который 40 лет не был на родине, вернулся в марте 17-го. Чуть позже прибыли лидеры большевиков и эсеров – в том самом «пломбированном вагоне» через Германию. Так в Санкт-Петербург прибыл Владимир Ульянов (Ленин) с группой своих единомышленников политэмигрантов – «профессиональных революционеров».
Во время митингов обычно происходил сбор пожертвований в фонд помощи Красной Армии. На важных митингах выступали посол Советского Союза, генеральный консул или специально приезжавшие из СССР видные общественные деятели. Любили слушать писателей Илью Эренбурга и Константина Симонова, народного артиста СССР Соломона Михоэлса, Героев Советского Союза снайперов Людмилу Павлюченко и Владимира Пчелинцева, секретаря Московского комитета комсомола Николая Красавченко. Их яркие, страстные речи оказывали влияние на американское общественное мнение. На таких крупных митингах иногда присутствовали представители правительства США, а также финансовых магнатов – Рокфеллера, Дюпонов, Мелонов. Они тоже выступали за необходимость координации действий союзников, подтверждали готовность помогать СССР. Иногда прямо там, на трибуне, передавали от имени своих корпораций чеки на суммы пятьдесят – сто тысяч долларов в фонд помощи Советскому Союзу. Для них это были, в общем-то, мизерные суммы, ибо война приносила им миллиардные прибыли.
Вечером 11 мая Малашенко на специально созванной пресс-конференции озвучил нашу версию событий. «Реальная причина происходящего хорошо известна. На протяжении длительного времени средства массовой информации «Медиа-Моста» вызывали неудовольствие властей своими публикациями, своим освещением, прежде всего, Второй чеченской войны, а также материалами журналистских расследований о коррупции в высших эшелонах власти, в том числе в силовых ведомствах». Таким образом, признание существования конфликта из-за отношения НТВ к событиям на Северном Кавказе было официально озвучено. Пассаж про коррупцию был скорее дежурной фразой, как и обвинения в адрес властей в попрании свободы слова. НТВ использовало эти темы как главный инструмент защиты, потому что после ухода Добродеева среди руководителей телекомпании не осталось никаких фрондерствующих элементов и позиция была полностью согласованной.
На воскресенье 4 ноября (22 октября) был назначен «День Петроградского Совета» с грандиозными митингами по всему городу. Эти митинги были назначены под предлогом денежных сборов на советские организации и советскую печать; на самом деле они должны были стать демонстрацией силы. Вдруг появилось сообщение, что казаки назначили на тот же день крестный ход в честь чудотворной иконы, спасшей Москву от Наполеона в 1812 г. Атмосфера была насыщена электричеством; малейшая искра могла зажечь пожар гражданской войны. Петроградский Совет выпустил следующее воззвание под заголовком «Братья казаки!»:
Но не Путиным единым сильна наша политическая жизнь. В частности, на днях в России случился полноценный религиозный конфликт, способный, вероятно, вылиться в большую межконфессиональную войну. На съемках телепрограммы «Прямой эфир» известный шоумен Никита Джигурда почти избил председателя Ассоциации православных экспертов (АПЭ) Кирилла Фролова. Программа была посвящена порнографии. По ходу дела г-н Фролов подверг резкой критике Ксению Собчак, предложил «скинуться на билет в один конец» тем, кто считает «нашу Родину Россию» «этой страной», и дополнительно сообщил, что в результате сексуального раскрепощения «некогда христианская Европа вырождается и скоро станет халифатом». (В то время как Россия активно возрождается и скоро встанет-таки с колен, правда, с риском удариться головой о небесный свод.)
В канун нового года заключительный аккорд в долговременной тайной подрывной операции (ДТПО) по развалу СССР сделает президент США Д. Буш. Чтобы замести следы, и скрыть истинную и главную роль ЦРУ в глобальной ДТПО по разрушению нашей Родины, он выступит перед руководством и сотрудниками спецслужб этой страны с речью. В рамках технологий информационных войн дикторы ведущих российских телеканалов доведут нам (автор сам слышал) дезинформацию, рассчитанную на дураков и подлецов. Дословно они скажут: «Правительство США обвиняет руководителей своих спецслужб, особенно ЦРУ, в том, что те «прозевали» и не смогли спрогнозировать внезапный развал СССР». Российские СМИ (США для своих граждан дадут другой вариант) тут же подхватят эту ложь – «колосс сам рухнул». Но ведь телевизор показывал совершенно другую картину. За длинными праздничными столами («фуршет его мать») стояли, улыбаясь во всю американскую пасть, «рыцари плаща и кинжала» спецслужб США, которым радостный «Джордж» (по-русски Жора) тут же лично вручал государственные награды. Издевательство над здравым смыслом, да и только.[199]
Полагали, что работа на завершающей стадии должна была занять шесть месяцев (демонстрация сериала на экране длилась 10 часов). Не прошла ли вся эта работа впустую? У Витторио Меццоджорно оставался под угрозой контракт в спектакле «Фаббриконе» в Прато под Флоренцией, договор с режиссером Жераром Вержесом о съемке фильма во Франции. Лучше всех, пожалуй, было Микеле Плачидо, «убитому» на экране. Он в ноябре 1991 года начал съемки своего фильма «Подруги сердца» (в Остии близ Рима). Но это, как говорится, личное дело актеров, сценаристов и режиссера, всего съемочного коллектива. Дело общественное, социальное, политическое – завершить работу над «Спрутом» и показать его широкому зрителю именно тогда, когда мафия бросила очередной вызов государственной власти, вела настоящую «войну кланов», усиленно терроризировала население Италии, не оставляя следов, убивала неугодных политиков, судей, полицейских, коммерсантов, промышленников, отказывающихся платить выкуп преступным синдикатам (но об этом будет написано особо). Главное в том, как борется с мафией правительство.
Пока силовые министры обживали свои новые кабинеты, в Москве продолжались бандитские войны. 27 января на улице Зорге были ранены двое чеченцев, один убит. Кое-кто был склонен отнести эту акцию к мести за убийство Калины. Дело в том, что после смерти молодого вора в законе один из крупнейших столичных объектов, контролировавшийся им, – ипподром – перешел к чеченцам. В начале 1992 года из мест заключения были освобождены лидеры чеченцев, арестованные всего лишь год назад, – Хожа Нухаев и Леги Исламов. Своим освобождением прежде всего они были обязаны новому чеченскому руководству, которое нуждалось в молодых предприимчивых людях, имевших за плечами опыт противостояния российским властям.
Визнер призвал работников «мастерской» выдвигать самые смелые идеи, что те и не преминули сделать. Первый проект «психологической войны» состоял в том, чтобы изготовить и сбросить над советскими городами с самолетов большие партии огромных презервативов с надписью по- английски на каждом «medium» (т. е. среднего размера). Эта акция должна была убедить советских женщин в экстраординарных сексуальных способностях американских мужчин[79]. Правда, проект остался на стадии «концепции», так как был оригинальным даже для Визнера.
Свобода творчества вещь, конечно, хорошая, если бы Советский Союз тогда не вел изнурительные идеологические бои на фронтах «холодной войны». А после Праги-68 эти бои приобрели и вовсе ожесточенный характер – на СССР тогда ополчилась практически вся Западная Европа вкупе с США и Израилем. Поэтому советскому руководству стало не до свободы творчества. Началось «закручивание гаек» в идеологии (7 января 1969 года из недр ЦК КПСС вышел секретный документ, согласно которому на руководителей СМИ возлагалась личная ответственность за любую ошибку в идеологической сфере). И смена руководства в Гостелерадио стала делом решенным, заминка была лишь в одном – во времени. Оно наступило в апреле 1970 года, когда еще сильнее обострились отношения СССР и Израиля. Израильский премьер-министр Голда Меир призвала евреев к «тотальному походу против СССР», и с этого момента в этой стране Советский Союз стал изображаться как враг номер один всех евреев и государства Израиль в частности.
Однако не стоит думать, что самосуды были характерны лишь для Невского проспекта – района, отличавшегося провоенными настроениями публики. На страницах петроградских газет можно встретить аналогичные случаи, когда насилию и аресту подвергались и сторонники продолжения боевых действий на фронте. Инициаторами инцидентов были радикализованные рабочие и солдаты Выборгской стороны, а роль мест заключения исполняли казармы и гауптвахты расположенных здесь запасного батальона Московского полка и Первого пулеметного полка[77][78][79][80]. При этом есть несколько свидетельств карнавализации подобных действий. В казармах задержанных переодевали в шинели, заставляли проходить муштру и обещали стороннику продолжения войны отправить его на фронт.
Время, проведенное на фронтах Гражданской войны, вооружило Сталина опытом, который он использовал позднее. За два года он побывал на всех важнейших фронтах, посетил почти все районы страны. Хотя Троцкий на своем знаменитом бронепоезде объезжал все армии, он в первую очередь общался все-таки с военными руководителями. В критические моменты другие члены Политбюро также выезжали на фронт, однако никто из них лично не знал такого количества местных партийных и советских руководителей, как Сталин. Нет никакого сомнения, что большинство этих руководителей, людей, выросших не в условиях подполья и эмиграции, находили для себя симпатичным характер Сталина, его стиль руководства, привычки, подход к организационной и политической работе. Им правилась его непосредственность. Он был такой же, как и они. Новая поросль руководителей не напоминала членов старой гвардии, воспитанных в условиях нелегальных революционных традиций. Они были людьми нового строя, зарождавшегося в условиях жестокой Гражданской войны. Многим из них не был присущ утонченный интеллектуализм старой гвардии. Однако к концу Гражданской войны эти люди составляли большинство членов партии, а старая гвардия большевиков в количественном отношении являлась только незначительным слоем.
В ноябре 1983 года Советский Союз принял натовские учения в Европе “Умелый лучник” за приготовления к ядерной войне. Зарубежная советская резидентура сбилась с ног в поисках признаков Армагеддона. В том же месяце сто миллионов американцев смотрели телефильм “На следующий день” (The Day After) о жителях города Лоуренс (штат Канзас), по которому якобы был нанесен ядерный удар. Многие прямо связывали появление этого фильма с изменением риторики Рейгана. Еще в марте 1983 года он называл СССР “империей зла”, а уже в январе 1984 года произнес знаменитую речь про Ивана и Аню, где говорилось о желании советского и американского народов жить в мире и согласии. “Давайте на мгновение представим, – обращался он к изумленной аудитории в январе 1984 года, – что Иван и Аня оказались, ну, скажем, в зале ожидания или укрылись где-то от дождя и бури, и там же оказались Джим и Салли; языковой барьер между ними отсутствует, они познакомились. О чем будут вести разговор эти люди? О том, чье правительство лучше? Или о том, какие у них дети, чем они зарабатывают на жизнь?”5
Скорые, не всегда понятные, да и не очень продуманные, как потом стало ясно, меры и новации Н. С. Хрущева воспринимались с сомнением, с настороженностью. Сказывался и определенный консерватизм, сложившийся годами стереотип мышления, но и не только это. Люди прислушивались и к голосу специалистов, возражавших против навала фронтальных преобразований Никиты Сергеевича. В итоге, в народе, наряду с сомнением в реальности «манны небесной», столь легко обещанной лидером, формировалась защитная реакция от ломки годами установленных традиций. Это, в частности, проявилось на митингах и собраниях посвященных итогам июньского (1957 г.) Пленума ЦК не только на нашем заводе, и не только в Куйбышеве. Н. С. Хрущев, видимо, поторопился, решив «одним махом» разделаться с «антипартийной группой» и получить открытую, всенародную поддержку этим своим действиям. Натолкнувшись на неприятие, он изменил тактику, повсеместно началось более спокойное и доказательное обсуждение итогов Пленума. Второе. Стало очевидно, что реализовать скоро щедрые обещания благодатной жизни не удалось. Неудовлетворенность жизненными условиями, спустя уже 5 лет после смерти Сталина, выплеснулось на улицы, тому свидетельство митинг на центральной площади г. Куйбышева в августе 1958 года. Поэтому и его лозунг, – «Дела у нас идут хорошо!» тонул в криках и свисте собравшихся на площади людей. Плюс ко всему, не добавил Н. С. Хрущеву авторитета и факт смещения с поста министра обороны страны Г. К. Жукова, истинно народного любимца, выдающегося полководца Великой Отечественной войны.
Именно после возвращения Горбачева в Москву все республиканские газеты в Баку начали восторгаться победой демократов и гневно опровергать «провокации» в отношении президента республики, который якобы поддержал создание ГКЧП. Конечно, официально никаких заявлений сделано не было, но на самом деле руководитель Азербайджана, утомленный почти трехлетней необъявленной войной в Карабахе и армяно-азербайджанским противостоянием, конечно, был на все сто процентов за введение чрезвычайного положения и наведение порядка. Неспособный навести этот порядок, заболтавший все проблемы и уже не вызывающий доверия Горбачев был ему явно менее симпатичен, чем члены ГКЧП. Но в свете победившей демократии приходилось «перестраиваться».
Это обращение большевиков Петрограда открыло пропагандистскую кампанию по удержанию беспорядков в пределах города. Все официальные источники призывали забастовщиков не играть на руку контрреволюции. Лишения, голод, холод являются неизбежными следствиями «семилетней войны», из которой совсем недавно вышла страна, убеждало правительство. Так есть ли смысл терять так дорого доставшуюся победу в угоду белогвардейцам и их сторонникам? В выигрыше от забастовок и манифестаций, объяснял Петроградский Совет, окажутся только польские помещики в Риге и английские капиталисты в Лондоне, то есть те, кто надеется потребовать большие уступки за столом переговоров. В том же духе было написано обращение красных курсантов к работникам и работницам Петрограда, опубликованное 25 февраля 1921 года. Оно начиналось с горького упрека в адрес той части пролетариев Трубочного завода, которые дали увлечь себя на демонстрацию и оказались вместе «с самыми злостными врагами рабочих и крестьян»[25]. Курсанты подчеркивали свою кровную классовую связь с трудящимися. Они горячо опровергали провокационную клевету, будто им созданы какие-то особо благоприятные материальные условия. «Мы живем так же, как и вы. Мы питаемся так же, как и вы... Мы не выпустили вчера ни одного боевого патрона. Но мы говорим вам: отгоните от себя мерзавцев, подбивающих вас на выступление... Опомнитесь! Возьмите себя в руки, товарищи!»[26]
На следующий день Фрик выступил с многозначительным ответом на это заявление. «Рейх, – говорил он, – восторжествует над южными областями, и Гитлер сохранит свое положение у власти, даже если не получит большинства голосов на выборах 5 марта». Если это произойдет, придется объявить чрезвычайное положение, чтобы приостановить действие части конституции, поскольку «преимущество оппозиционных сил может иметь только негативное значение». Несмотря на желание не выпускать из своих рук власть, которая так тяжело досталась им, нацисты беспокоились. Оппозиция представляла реальную угрозу. Ситуация становилась все более напряженной, и ее усугубляли происходящие события: 25 февраля коммунистические боевые группы, в том числе группы из антифашистской лиги, под единым руководством собрались вместе, чтобы отбить дом имени Карла Либкнехта, захваченный накануне. 26 февраля новое руководство этих групп выступает с призывом к «созданию массового оплота для защиты коммунистической партии и прав рабочего народа», а также «организации массового штурма и масштабной войны против фашистской диктатуры».
Котлом кипел не только Кронштадт, но и весь Балтийский флот, базировавшийся главным образом на Гельсингфорсе. Главной силой большевиков во флоте был, бесспорно, Антонов-Овсеенко, еще в качестве юного офицера участвовавший в севастопольском восстании 1905 года, меньшевик в годы реакции, эмигрант-интернационалист в годы войны, сотрудник Троцкого по изданию в Париже газеты «Наше слово», примкнувший после возвращения из эмиграции к большевикам. Политически шаткий, но лично мужественный, импульсивный и беспорядочный, но способный к инициативе и импровизации, Антонов-Овсеенко, еще мало известный в те дни, занял в дальнейших событиях революции далеко не последнее место. «Мы в гельсингфорсском комитете партии, – рассказывает он в своих воспоминаниях, – понимали необходимость выдержки и серьезной подготовки. Мы имели и соответствующие указания от ЦК. Но мы сознавали всю неизбежность взрыва и с тревогой поглядывали в сторону Питера». А там элементы взрыва накоплялись изо дня в день. 2-й Пулеметный полк, более отсталый, чем первый, вынес резолюцию о передаче власти советам, 3-й Пехотный полк отказался выделить 14 маршевых рот. Собрания в казармах принимали все более грозовой характер. Митинг в Гренадерском полку 1 июля сопровождался арестом председателя комитета и обструкцией по адресу ораторов-меньшевиков. Долой наступление! Долой Керенского! В средоточии гарнизона стояли пулеметчики, которые и открыли шлюзы июльскому потоку.
На фоне первой масштабной войны ХХ столетия, которую до середины прошлого века было принято называть Великой, Вторая мировая война представляется для национального сознания французов гораздо более противоречивой историей. Перефразируя название одной книги, рассматривающей период режима Виши, это то минувшее, которое сопротивляется стать прошлым. Иногда оно выливается в запоздалые акты возмездия. Уже в наше время – в 1990-е – один из руководителей вишистской полиции Рене Буске, против которого неоднократно выдвигались обвинения в военных преступлениях и который, тем не менее, оставался на свободе, был застрелен в своей парижской квартире «охотником» за военными преступниками.
Со времен Второй мировой войны количество людей, являющихся членами официальных политических партий в Великобритании, сократилось с трех миллионов в 1950-х годах до полумиллиона в 2013 году. В отличие от традиционных политических партий, членство в ЛАО доступно для всех: не нужно ни денег, ни сил, ни времени. К 2012 году ЛАО превратилась в одно из наиболее известных неофициальных движений в Великобритании. Сторонники ЛАО проводят сотни демонстраций по всех странах и тысячами добавляются в сообщество на Фейсбуке. Это первая националистическая группа, которая сумела так быстро достичь успеха. На подъеме националистического движения в 1973 году, когда Великобританию раздирали страхи по поводу иммиграции, ультраправая партия «Национальный фронт» насчитывала порядка 14 тысяч членов. Примерно таким же было максимальное число членов Британской национальной партии в 2009 году. Этим партиям потребовались годы 54 целенаправленной агитации, чтобы достичь таких результатов. У ЛАО на это ушло несколько месяцев. К апрелю 2014 года страница ЛАО на Фейсбуке набрала более 160 тысяч лайков – столько же лайков у Лейбористской партии Великобритании. У ЛАО есть местные представительства в каждом регионе страны, а демонстрации, акции протеста и другие мероприятия происходят каждый месяц, потому что сторонники без труда перемещаются между виртуальным и реальным мирами. Ее масштаб и размах не соответствуют скромному происхождению – простая страница на Фейсбуке.
Возглавляя Главное следственное управление Прокуратуры СССР, а потом и Управление по надзору за исполнением законов о государственной безопасности СССР, Илюхину довелось заниматься и вопросами реабилитации граждан. Он лично приложил руку к снятию всех обвинений с участников Новочеркасских событий 1962 года, стихийно выступивших с экономическими требованиями, за которыми последовало жесткое подавление волеизъявления рабочих. Илюхин пошел навстречу научной и писательской общественности, сняв судимость с известного ученого Н. Тимофеева-Ресовского, работавшего с 1925 года до окончания войны в Германии. По указанию Виктора Ивановича были подготовлены материалы на реабилитацию Н. Гумилева, расстрелянного в 1921 году. В отличие от трибунала, расправившегося с талантливым русским поэтом, он никогда не считал его врагом молодой советской республики, а военная карьера, участие в войне и награждение за личную смелость Георгиевскими крестами вызывали у Виктора Ивановича большое уважение к этому человеку с трагической судьбой.
В две тысячи первом году правительство Москвы издало постановление «О мерах по продвижению кандидатуры Москвы в качестве организатора Всемирной универсальной выставки ЭКСПО-2010». В нем Главному управлению памятников города Москвы предписывалось представить обоснованные предложения о возможности исключения из числа памятников истории и культуры федерального значения все объекты на территории ВВЦ. Целью распоряжения являлось лишить Выставочный центр статуса объекта Федерации, увеличить долю правительства Москвы в его уставном капитале и прибрать ВВЦ к рукам с его финансовыми потоками и прибылью. Естественно, активное участие в этом процессе принял и Халил Савагов, усиленно лоббирующий продвижение своих друзей и знакомых в состав Комитета по выдвижению Москвы в качестве устроителя ЭКСПО-2010. Естественно также, что генеральный директор ВВЦ Виктор Михайлович Курыло, человек государственных масштабов и устремлений, сильно мешал Савагову в реализации его наполеоновских планов. Поэтому он начал сначала тихую – бумажную и наушническую, а потом и явную войну с ним, особенно после того, как Виктор Михайлович отказался наделить Савагова полномочиями гендиректора «в связи с новым направлением деятельности». В конце концов дело дошло до угроз физической расправы с гендиректором, о чем Виктор Михайлович по совету друзей официально сообщил в Управление ФСБ по Москве и Московской области.
Уходя от темы национальной и еврейской, не забудем и о прессе. В Семнадцатом году пресса укреплялась и влиянием, и числом изданий, и числом сотрудников. До революции право на отсрочку от военной службы имело ограниченное число сотрудников, и только тех газет (и типографий), которые начали выходить до войны. (Они считались «предприятиями, работающими на оборону» – пусть и отчаянно боролись против правительства и против военной цензуры.) Теперь, с апреля, по настоянию издателей, льготы газетам были расширены: и по числу освобождаемых от военной службы сотрудников; и распространены на все также и ныне возникающие политические газеты (порой дутые: достаточно продержаться с тиражом 30 тыс. хотя бы две недели); и ещё льготы молодым возрастам, и льготы для «политических эмигрантов» и «освобождённых из ссылки», – все условия, чтобы немалое число приехавших устраивалось бы в левые газеты. В то же время подверглись закрытию газеты правых – «Маленькая газета» и «Народная газета» – за их выступления с обвинением большевиков в германских связях. – Когда же во многих газетах в мае были напечатаны поддельные телеграммы императрицы (подделка, да, но это же «лёгкая шутка телеграфистки», за которую её, разумеется, не привлекли к ответственности), а затем пришлось их всё-таки и опровергнуть, то «Биржевые ведомости» процедили так: «Выяснилось, что ни в особом архиве при главном управлении почт и телеграфов, где хранились высочайшие телеграммы, ни в архиве военной цензуры, ни в аппаратах главного телеграфа не оказалось следов этой переписки»[173]. То есть: как будто телеграммы, может, и были, но следы изъяты умелой рукой. О, дивно свободная наша пресса!
Несколько лет тому назад мне рассказали о русском офицере С.Н. Глушкове. Кадровый офицер – артиллерист из потомственных дворян, по мобилизации служил в Петрограде в Красной армии. В 1919 г. вместе со своей батареей сдался в плен белым и перешёл в СЗА. После Гражданской войны обосновался в Польше, поскольку родился в той части Польши, которая прежде входила в состав Российской империи. Жил и работал в польском городе Торуни. Советские войска освободили Торунь в феврале 1945 г. А уже на следующий день в городе начались аресты русских белых эмигрантов. Одним из первых был арестован С.Н. Глушков. Из Польши его этапировали в печально знаменитую Бутырскую тюрьму в Москве. Началось следствие. Главными пунктами обвинения была сдача в плен белым и служба в СЗА в 1919–1920 гг., т. е. четверть века тому назад. Другой пункт – участие в торжественной церемонии освящения трёхцветного русского знамени в русской эмигрантской церкви в Торуни несколькими годами раньше. За эти преступления подполковник Глушков был осужден на десять лет исправительно – трудовых лагерей. Однако вскоре после окончания следствия и вынесения приговора он умер в Бутырской тюрьме. Перед смертью он говорил своим сокамерникам о том, что советская власть рано или поздно рухнет и выражал сожаление о том, что не доживет до этого дня. Эти слова надо по чаще напоминать тем, кто ностальгирует по советскому прошлому и любит восклицать – как мы можем отказаться от нашего славного советского прошлого? Получается, что целые поколения наших отцов и дедов зря свою жизнь прожили? Увы.
Война грянула неожиданно. Все были уверены, что после подписания договора войны не будет. И вот в июне 1941 года по радио объявили о нападении Германии. Все неожиданно изменилось. Какой там курорт! Началась мобилизация. Все, кто не подлежал призыву, шли в народное ополчение. Помню, как во ВГИКе педагоги и сотрудники, мужчины разных возрастов, собрались напротив скульптуры Мухиной. Вызывали по списку. Дошли до фамилии Иезуитов. Он был профессором, читал курс истории отечественного кино. Его вызвали дважды. Никто не откликнулся. Назвали мою, я откликнулся, и вдруг почти бегом появился Николай Михайлович. Он был уже солидного возраста, поэтому задыхался. Подошел к тому, кто читал список, и стал извиняться за опоздание, оправдываясь, говорил: «Вы знаете, я старался дописать последнюю главу книги. Неизвестно, вернусь ли я, а книга нужная». Он оказался прав: книга осталась, а он погиб.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я