Поллианна выросла
Элинор Портер, 1915

Продолжение романа Элинор Портер «Поллианна», самой читаемой книги в Америке после Библии. В ней Поллианна выросла. Какие приятные и неприятные сюрпризы ждут молоденькую девушку, вернувшуюся в городок своего детства? А главное, поможет ли повзрослевшей героине неожиданно напомнившая о себе необыкновенная игра, в которую она когда-то любила играть? В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Оглавление

Глава V

Поллианна идёт гулять

Знаменательная прогулка случилась во вторую субботу пребывания Поллианны у миссис Кэрью. До этого девочка ни разу не выходила на улицу одна — только в школу и из школы. Миссис Кэрью не запрещала этого: ей и в голову не могло прийти, что Поллианна решится лично исследовать улицы Бостона. Однако ещё в Белдигвилле Поллианна пристрастилась бродить по старым улочкам в поисках новых друзей и новых приключений.

Итак, днём в субботу, как обычно, миссис Кэрью сказала Поллианне:

— Иди, дитя, займись чем-нибудь! Делай что хочешь, только, ради бога, не задавай мне своих вопросов! На сегодня с меня хватит!

До сих пор Поллианна довольствовалась играми в доме, где было предостаточно неизведанных уголков и уголочков, куда она ещё не успела заглянуть. А если уж совсем нечем было заняться, девочка всегда могла поболтать о том о сём с Мэри, Дженни, Бриджет и Перкинсом.

Но именно сегодня у Мэри разболелась голова, Дженни была поглощена подгонкой новой шляпки, Бриджет занялась приготовлением яблочного пирога, а Перкинс вообще куда-то уехал. Не говоря уж о том, что прекрасный, солнечный сентябрьский денёк так и манил выйти из дома: не скучать же в четырёх стенах! И Поллианна отправилась на улицу.

Сначала девочка стояла на крыльце и молча рассматривала проходящих мимо хорошо одетых дам и господ, барышень и детей. Некоторые из них неторопливо прогуливались по аллее, которая тянулась вдоль всего проспекта.

Немного погодя Поллианна не выдержала и, сбежав по ступенькам вниз, стала вертеть головой вправо-влево, размышляя, в какую бы сторону ей отправиться. День для прогулки выдался — лучше не придумаешь! Тем более что до сих пор она толком и не гуляла. Дорога в школу и обратно не в счёт. Поэтому она и решила поскорее восполнить это досадное упущение. Поллианна не сомневалась, что миссис Кэрью не стала бы возражать. В конце концов, та ведь сама сказала, чтобы Поллианна делала всё, что её душе угодно, лишь бы не приставала к ней с вопросами.

Так, в распоряжении девочки имелось целых полдня. Даже дух заватило от нетерпения. Сколько интересного можно сделать за это время! Да ещё в такой чудесный, погожий денёк!.. Что ж, почему бы не отправиться, например, в эту сторону?.. И Поллианна без колебаний двинулась вдоль по проспекту.

Всем, кто попадался ей навстречу, девочка приветливо улыбалась. Увы, никто из прохожих почему-то не спешил улыбаться в ответ. Ничего страшного, подумала девочка, должно быть, здесь, в Бостоне, свои обычаи. Как бы там ни было, Поллианна продолжала улыбаться каждому встречному в надежде, что кто-нибудь из них всё-таки улыбнётся.

Дом миссис Кэрью находился в самом начале проспекта Благоденствия, и очень скоро Поллианна оказалась на перекрёстке, не зная, куда повернуть дальше — направо или налево. Между тем прямо перед ней раскинулся городской парк, который Поллианна мысленно окрестила «садом».

Некоторое время, словно зачарованная, девочка созерцала эту чудесную достопримечательность. По наивности ей казалось, что парк — частная собственность, территория, принадлежавшая какому-нибудь богачу. Однажды, когда она лечилась в санатории, доктор Эймс взял её к одной пациентке, богатой леди, которая жила в шикарном доме, окружённом такими же чудесными деревьями и клумбами.

Поллианне ужасно хотелось перейти улицу и погулять по великолепному саду, но она боялась нарушить границу частных владений. Другие люди как ни в чём не бывало прохаживались по аллеям парка, но у них, наверное, имелось для этого специальное приглашение. Впрочем, когда Поллианна увидела, как две женщины, мужчина с ребёнком преспокойно прошли через открытые ворота, она решила последовать их примеру и, улучив удобный момент, перебежала через проспект и вошла в парк.

Вблизи он оказался ещё чудеснее, чем издалека. Над головой чирикали птички, по тропинке прыгала белочка. На скамейках вдоль аллеи сидели мужчины, женщины, дети. За деревьями поблёскивала на солнце водная гладь. Откуда-то доносились весёлый детский гомон и звуки музыки.

И снова на Поллианну напала робость. Немного погодя, она набралась храбрости и спросила какую-то нарядно одетую молодую женщину:

— Простите, мэм, здесь что, какое-то празднование?

— Празднование? — удивилась женщина, недоуменно пожав плечами.

— Я в том смысле, ничего, что я нахожусь здесь? Это не запрещено?

— Запрещено?! Конечно нет! Это публичное место. Оно для всех!

— Вот здорово! — просияла Поллианна. — Как я рада, что зашла сюда!

Молодая женщина ничего не сказала, она лишь удивлённо покачала головой и пошла прочь. А Поллианна продолжила свой путь, размышляя о том, какой, должно быть, щедрый и добрый хозяин этого чудесного сада, устроивший праздник для всех желающих.

В конце аллеи Поллианна встретила красивенькую маленькую девочку, которая катила перед собой игрушечную коляску с куклой. Но не успела Поллианна заговорить с малышкой, как откуда ни возьмись к ним подлетела молодая женщина и принялась отчитывать девочку:

— Иди сейчас же сюда, Глэдис! Сколько раз мамочка говорила тебе не разговаривать с незнакомыми детьми!

— Какая же я незнакомая?! — обиженно сказала Поллианна. — Я теперь тоже живу в Бостоне, и я…

Но молодая женщина схватила малышку за руку и потащила за собой, и через мгновение обе исчезли в конце аллеи. А расстроенной Поллианне пришлось повернуть назад. Впрочем, уже через несколько шагов она улыбнулась и беспечно махнула рукой.

«Ну и ладно, — сказала она себе. — Я всё равно рада. Может быть, найду кого-нибудь поприветливее и посимпатичнее. Например Сюзи Смит или даже потерявшегося мальчика Джемми, о котором рассказывала миссис Кэрью… Могу же я хотя бы пофантазировать, помечтать об этом, разве нет? — продолжала рассуждать девочка сама с собой. — А если не найду, то встречу кого-нибудь ещё. Ведь вокруг столько чудесных людей!»

В душе Поллианна чувствовала себя одинокой. Её воспитал отец, в маленьком городке на Дальнем Западе она жила с дамами из благотворительного комитета. Она привыкла считать, что каждый дом в городке родной, а все люди вокруг, взрослые и дети, — её друзья. В одиннадцать лет Поллианна переехала к тётушке в Вермонт. Несмотря на то что внешне условия жизни сильно изменились и здесь были другие дома, другие люди, она по-прежнему считала их родными. Более того, ей казалось, что это даже к лучшему: у неё появилась возможность расширить круг друзей, а новых, незнакомых людей она была готова полюбить так же сильно, как и тех, кого знала прежде.

Поселившись в Белдигвилле, Поллианна обожала гулять по городку и окрестностям и заводить новые знакомства. Поэтому оказавшись в Бостоне и увидев, какой он огромный, сколько в нём разных людей, девочка обрадовалась ещё больше: здесь перед ней открывалось столько новых возможностей! Жаль только, что она не отправилась на прогулку раньше! Целых две недели пропали даром! За это время она не завела ни одного знакомства в городе — даже с соседями, которые жили через дорогу от дома миссис Кэрью. А ещё её удивляло, что у самой миссис Кэрью так мало знакомых, она даже не знала своих ближайших соседей. Что ещё удивительнее, миссис Кэрью нимало к этому не стремилась. А когда Поллианна пыталась ей это объяснить, только равнодушно отмахивалась.

— Мне они совершенно неинтересны, Поллианна, — говорила миссис Кэрью.

Как ни старалась девочка изменить отношение миссис Кэрью к жизни, всё было напрасно. Теперешняя жизнь — унылая и одинокая — миссис Кэрью вполне устраивала.

На сегодняшнюю прогулку Поллианна возлагала большие надежды. Правда, начало прогулки пока нельзя было назвать удачным. Люди вокруг казались Поллианне симпатичными, но, к сожалению, среди них не попадалось ни одного знакомого. А как познакомиться с ними — девочка не знала. К тому же сами они явно к этому не стремились. В ушах Поллианны, как эхо, всё ещё звенела эта фраза про «незнакомых детей», когда молодая женщина утащила прочь малышку с куклой…

Но Поллианну было не так-то просто привести в уныние. Девочка твёрдо решила, что должна во что бы то ни стало доказать всем, что никакая она не «незнакомая» и не «чужая», и бодро зашагала дальше.

Навстречу попалась ещё одна дама, и Поллианна, приветливо улыбнувшись, обратилась к ней со словами:

— Не правда ли, прекрасный день, мэм?

— Что-что? Прекрасный день? — невнятно пробормотала дама.

И торопливо пробежала мимо.

Дважды Поллианна повторяла этот эксперимент, но, увы, с тем же результатом. Вскоре она вышла к маленькому пруду, который поблёскивал из-за деревьев. О, это был чудесный пруд! Множество маленьких лодочек скользили по его поверхности, и в каждой из них смеялись счастливые дети. Глядя на детей, Поллианна всё острее чувствовала собственное одиночество.

Заметив какого-то мужчину, сидящего неподалёку, девочка подошла и осторожно присела на противоположный край скамейки. В другое время она бы не задумываясь подвинулась к нему поближе и, весело поздоровавшись, предложила познакомиться, не сомневаясь, что незнакомец с радостью согласится. Но теперь, после неудачных попыток познакомиться, она немного оробела и только незаметно поглядывала на соседа.

Внешний вид незнакомца, прямо скажем, оставлял желать лучшего. Одежда, хоть и новая, была покрыта пылью, а сам он был какой-то неухоженный. Девочка понятия не имела, что таким костюмом, как у него, американское правительство снабжает каждого выходящего из тюрьмы человека. Одутловатое лицо мужчины было бледным, а щёки покрывала недельная щетина. Шляпа надвинута низко на глаза. Он сидел, засунув руки в карманы, и лениво поглядывал по сторонам.

Некоторое время Поллианна не решалась ничего сказать, но потом промолвила:

— Чудесный день, сэр, не правда ли?

Мужчина порывисто оглянулся на неё.

— А? Что ты сказала? — пробормотал он не то удивлённо, не то испуганно, словно не понимая, почему она решила обратиться именно к нему.

— Я сказала, что сегодня чудесный день, — поспешно повторила Поллианна. — Но я это просто так сказала. То есть я, конечно, рада, что сегодня чудесный день, но вообще-то только хотела познакомиться. Я всегда говорю это, когда не знаю, с чего начать… Мне просто захотелось с кем-нибудь поговорить…

Мужчина хрипло усмехнулся. Его смех показался девочке каким-то странным — она ведь не знала, что за несколько месяцев он вообще отвык улыбаться или смеяться.

— Значит, тебе пришла охота поговорить и ты решила поговорить со мной? — надтреснутым голосом пробормотал незнакомец. — Не знаю, как это у нас получится, но я готов… Хоть и не понимаю, зачем такой симпатичной юной леди вроде тебя заводить разговор с каким-то старым хрычом вроде меня…

— Просто мне нравится говорить со старыми хрычами, — поспешила заверить его девочка. — То есть я хотела сказать, что я люблю разговаривать с пожилыми людьми, а что означает слово «хрыч» я вообще не знаю. Может, это что-то обидное?.. Что ж, если вы действительно «хрыч», то, значит, хрычи очень даже симпатичные люди. Вы, во всяком случае, очень симпатичный, — заверила незнакомца немного осмелевшая Поллианна.

— Хм-м! Ты что, хочешь ко мне подольститься? — недоверчиво усмехнулся мужчина.

Как бы то ни было, после слов Поллианны он переменил положение — не сидел, развалившись на скамейке, а заметно подтянулся и выпрямился.

— Побей меня Бог, не представляю, о чём мы с тобой можем говорить!

— Ну, для меня это совсем не важно, — просияв, воскликнула Поллианна. — Я имею в виду сам предмет нашей беседы… Тётушка Полли, например, уверена, о чём бы я ни говорила, непременно съеду на рассказы о моих дамах из женского благотворительного комитета. Это всё потому, что я у них раньше воспитывалась… Но мы с вами можем поговорить о сегодняшнем празднике. Сегодня здесь чудесное гулянье. Я ужасно рада, что могу теперь кому-то об этом сказать…

— Праздник? Гулянье? — недоуменно покачал головой мужчина.

— А разве нет? Все эти люди, которые собрались здесь… Разве они пришли не на праздник? Одна леди сказала, что он здесь для всех, и я тоже могу остаться. Только я не понимаю, кто его устроил.

Мужчина косо усмехнулся.

— Что ж, юная леди, — кивнул он, — в каком-то смысле это действительно праздник и гулянье… Только его устроитель — город Бостон. Ведь этот парк — публичный парк, городской сад. Для всех людей. Понимаешь?

— Надо же! И так здесь всегда? Я могу приходить сюда в любое время? — изумилась Поллианна. — Вот здорово! Я такого и представить не могла! Даже подумала, что завтра здесь уже ничего этого не будет, никаких гуляний… Ах, как я рада! Я здесь только первый раз, и поэтому всё кажется таким шикарным и удивительным. Когда человек ещё не знает, что к чему, ему всё кажется удивительным и прекрасным, верно?

— Может быть, может быть, — согласился мужчина и, покачав головой, печально прибавил: — Если, конечно, потом не окажется, что всё совсем не так…

— Да, наверное, — кивнула девочка, не замечая его печального тона. — Но сегодня здесь чудесно, правда? — воскликнула она с сияющими от радости глазами. — Интересно, знает ли миссис Кэрью о том, как здесь хорошо. Наверное, люди обожают ходить сюда и любоваться праздником.

Лицо мужчины потемнело ещё больше.

— Вообще-то большинство людей в это время, — заметил он, — находятся на работе. Только у некоторых бездельников вроде меня уйма времени, чтобы шататься по паркам и глазеть на гулянья…

— Вот как! — рассмеялась Поллианна. — Тогда вы, должно быть, чувствуете себя ужасно счастливым.

Мужчина нахмурился, хотел что-то сказать, но потом передумал.

— Будь моя воля, — продолжала щебетать Поллианна, — я бы здесь целыми днями гуляла. Но, к сожалению, нужно ходить в школу. Хотя школа мне тоже нравится… Конечно, в мире много вещей, куда приятнее учёбы… Я люблю ходить в школу ещё и потому, что прошлой зимой думала, что никогда вообще не смогу ходить — не то что в школу… Дело в том, что у меня парализовало ноги и я не могла двигаться. Знаете, пока вы чего-нибудь не лишитесь, трудно представить, насколько это для вас важно. Так и с ногами… Я уж не говорю про глаза. Вы когда-нибудь задумывались, какое это счастье иметь здоровые глаза? Раньше я тоже никогда этого не понимала. Но, когда была в санатории, познакомилась с одной дамой, которая вот уже целый год как потеряла зрение. Я пыталась научить её своей игре, помочь найти хоть что-нибудь, чему можно порадоваться, но она заявила, что это выше её сил. Она сказала, если я хочу понять, что она чувствует, могу попробовать хотя бы на один час завязать глаза платком… Я так и сделала. О, это было ужасно!

Вы никогда не пробовали завязывать себе глаза на целый час?

— Вообще-то нет, — не то удивлённо, не то раздражённо пробормотал мужчина.

— И не нужно. Это очень неприятно. Вы становитесь абсолютно беспомощным. Нельзя сделать ничего, что вы хотите. И всё-таки я носила повязку целый час. С тех пор стала относиться ко многим вещам совершенно иначе, и когда вспоминаю, что у меня есть глаза, мне хочется плакать от счастья… Теперь та слепая леди тоже стала играть в мою игру. Мисс Уитерби написала мне об этом…

— Что ещё за игра такая?

— Её смысл в том, чтобы найти радость. Разве я вам ещё не рассказала? В любой трудной ситуации нужно попытаться отыскать что-то хорошее, что-нибудь, чему можно порадоваться. И та женщина, она тоже поняла, чему можно радоваться. Причём именно благодаря тому, что ослепла. Дело в том, что её муж юрист, работает в законодательном собрании, и женщина стала объяснять ему, что нужен специальный закон, который помогал бы незрячим людям, особенно слепым детям. Потом даже сама пришла в эту комиссию, чтобы объяснить законодателям, что значит быть слепым. В результате они приняли этот закон, и люди из законодательного собрания очень благодарили женщину за помощь, говоря, что, если б не она, они бы вообще не смогли разработать этот нужный закон. Что в этом смысле она сделала даже больше, чем её муж-юрист. Вот теперь она и радуется тому, что ослепла, — иначе не смогла бы помочь другим слепым людям. И в первую очередь детям… Вот видите, получается, что это — продолжение моей игры… Ах да, ведь вы ещё не знаете, откуда взялась моя игра! — спохватилась Поллианна. — Я вам всё объясню. Это началось с того, как…

И девочка принялась с горящими глазами рассказывать незнакомцу всю свою историю: про детские костыли, про куклу, в общем, про всё, что произошло с ней много лет назад…

Когда она закончила, воцарилось молчание. Вдруг мужчина порывисто поднялся со скамейки.

— Вы что, уже уходите? — огорчилась Поллианна.

— Ухожу, — со странной улыбкой кивнул мужчина.

— Но вы ещё будете сюда приходить? Хотя бы иногда?

Он отрицательно покачал головой. Потом снова улыбнулся.

— Надеюсь, что нет, малышка. Понимаешь, сегодня я сделал одно очень важное открытие. Мне казалось, что я конченый человек. Самый несчастный… Но вот выяснилось, что у меня есть глаза, пара здоровых рук и пара ног. Я решил, что нужно поскорее найти им достойное применение… И я уже знаю какое.

С этими словами мужчина быстро пошёл прочь и скоро скрылся из вида.

— Надо же какой забавный! — пробормотала Поллианна. — И очень мне понравился. Хотя и странный немножко…

И, поднявшись со скамейки, продолжила прогулку по парку.

Теперь Поллианна снова чувствовала себя уверенной и радостной. К тому же мужчина подтвердил, что чудесный парк — место для публичного гулянья, а значит, и она имеет полное право гулять здесь, как и все прочие.

Подойдя к пруду, Поллианна прошла по мостику и оказалась возле причала с лодочками. Некоторое время она разглядывала счастливую детвору: а вдруг промелькнут тёмные кудри Сюзи Смит?.. Она и сама была не прочь прокатиться на красивой лодочке, но надпись гласила, что одна прогулка стоит целых пять центов, а у неё с собой вообще не было денег. Несколько раз она с надеждой заглядывала в глаза незнакомым дамам, пыталась вежливо с ними заговорить. Ей отвечали холодно и односложно или вообще игнорировали.

Через некоторое время Поллианна ушла с пруда и отправилась гулять по другой аллее. Здесь она встретила мальчика с бледным лицом, который сидел в инвалидном кресле-коляске. Она хотела с ним заговорить, но мальчик уткнулся в книжку, и ей пришлось отправиться дальше. Ещё немного погодя она увидела молоденькую миловидную девушку, сидевшую с грустным видом в полном одиночестве. Как и давешний незнакомец на скамейке, девушка рассеянно смотрела в пустоту. Просияв от радости, Поллианна устремилась к ней.

— Здравствуйте! Как я рада, что нашла вас! — воскликнула она, усаживаясь рядом на скамейку. — Я уже давно вас разыскиваю!

Девушка с готовностью обернулась, но в следующую секунду разочарованно покачала головой.

— Ты меня напугала! — поморщившись, пробормотала она. — Я думала, что это… Что тебе надо? Разве мы знакомы? В жизни тебя не видела!

— Нет, нет, мы ещё незнакомы, — с улыбкой покачала головой Поллианна, — но всё равно я вас искала! То есть не то чтобы именно вас. Но всё-таки я вас так себе и представляла. Просто мне хотелось встретить кого-нибудь, кто скучает, как вы, в одиночестве, кому не с кем поговорить. Ну, как мне самой! А сегодня все люди здесь гуляют семьями или парами. Вы меня понимаете?

— Понимаю, понимаю, — равнодушно кивнула девушка. — И вот что я тебе скажу, девочка, — продолжала она, — тебе ещё предстоит сделать в жизни одно очень неприятное открытие…

— Неприятное? Какое? — удивилась Поллианна.

— Что человек больше всего чувствует себя одиноким именно в толпе людей! Особенно в большом городе!

Поллианна сдвинула брови и задумалась.

— Вот как! — пробормотала она. — Неужели? Не понимаю, как можно чувствовать себя одиноким, когда вокруг столько людей!.. А впрочем… — вздохнула она, — возможно, вы правы! Сегодня мне действительно очень одиноко, хотя вокруг столько людей. Но, кажется, они меня вообще не замечают. Как будто я пустое место…

Девушка горестно усмехнулась.

— Вот-вот! Об этом я и говорю! Всей этой толпе нет никакого дела до отдельного человека…

— Но не все же такие бессердечные! К счастью, есть и другие люди, — возразила Поллианна и снова улыбнулась. — Поэтому я и…

— Ну да, не все, — перебила её девушка, которая пристально вглядывалась в проходящих людей. Поллианне показалось, что девушка дрожит, словно от холода. — Есть и другие. Но и они не лучше.

Поллианна вздрогнула. Не слишком ли много обид за одну прогулку?

— Вы на меня намекаете? — обиженно пробормотала она. — Вы недовольны, что я подошла и заговорила с вами?

— Нет-нет, девочка! В данном случае я говорю не о тебе. Те другие совсем не похожи на тебя. Им до меня вообще нет никакого дела. Я рада, что ты со мной заговорила. Только сначала подумала, что… ты из моих родных краев…

— Значит, вы тоже нездешняя? Я имею в виду — не всегда здесь жили?

— Ну да, теперь-то я живу здесь, — со вздохом сказала девушка. — Если, конечно, это вообще можно называть жизнью.

— А чем вы занимаетесь? — полюбопытствовала Поллианна.

— Чем занимаюсь? Если тебе действительно интересно, я расскажу! — воскликнула девушка с ещё большей горечью в голосе. — Всю неделю с утра до позднего вечера я стою за прилавком и продаю кружева и банты — девушкам, которые веселы и счастливы, у которых здесь друзья, свои компании. А после работы иду домой в свою жалкую комнатёнку на чердаке. Такую маленькую, что в ней помещается только кровать, стул и табуретка с оловянным кувшином для умывания. Летом там жара, словно в духовке, а зимой холод, как в погребе. Но другого жилья я не могу себе позволить… А сегодня я вышла немного прогуляться в парк. Только чтобы не сидеть в этой ужасной комнате! Не в библиотеку же мне идти! У меня сегодня полдня выходного. Последний выходной в этом году. И я очень хочу провести эти полдня весело. Ведь я ещё молода, мне хочется смеяться, шутить, как те другие счастливые девушки, которым я целыми днями продаю банты… И я непременно проведу их весело!

— Как здорово, что вы в таком бодром расположении духа! — с улыбкой кивнула Поллианна. — Я тоже хочу радоваться жизни! Ведь радоваться жизни — значит быть счастливой, вы согласны? Даже в Библии написано: «Возрадуйтесь и возвеселитесь!» Об этом там говорится целых восемьсот раз!

Вы, наверно, знаете, что эти места в Библии называются «стихами радости»…

Но девушка отрицательно покачала головой. На её лице появилось странное выражение.

— Нет, не знаю, — сухо сказала она. — Честно говоря, мне вообще не до Библии.

— Как так? — удивилась Поллианна. — А впрочем, всё может быть. Что касается меня, то мой папа был пастором, поэтому я…

— Твой папа был пастором? — оживилась девушка.

— Ну да. А что, ваш папа тоже? — радостно воскликнула Поллианна.

— Д-да… — смущённо пробормотала девушка и густо покраснела.

— Он тоже улетел на небо к Богу и ангелам?

Девушка отвела взгляд.

— Нет, мой отец жив и здоров. Он там… дома… — чуть слышно промолвила она.

— Какая вы счастливая! — вздохнула Поллианна. — А я вот часто мечтаю увидеть папу хотя бы на одну секундочку… А вы часто видитесь со своим папой?

— Я бы так не сказала… Ведь он там, а я здесь…

— Что ж, у вас хотя бы есть такая возможность. А у меня её нет, — печально продолжала Поллианна. — Мой папа улетел на небо вместе с мамочкой… А ваша мама, она жива?

— Д-да… — пробормотала девушка, ещё беспокойнее заёрзав на скамейке, словно порываясь встать и уйти.

— Значит, у вас есть и папа и мама… — едва слышно, с неописуемой грустью прошептала Поллианна. — Какая вы, должно быть, счастливая! Ведь никто так не любит и не заботится о нас, как наши папы и мамы! Уж я-то знаю! Я потеряла папу, когда мне было одиннадцать лет. Сначала я жила с дамами из женского благотворительного комитета, а потом меня забрала к себе тётушка Полли. Дамы были очень добрыми, но всё равно мама и папа добрее! Даже добрее, чем тётушка Полли! А ещё…

Поллианна щебетала почти без остановки. Теперь, когда ей удалось разговориться с девушкой, она почувствовала себя в своей тарелке. Она обожала болтать с людьми. Ей даже в голову не приходило, что это довольно странно — разговориться в бостонском парке с совершенно незнакомым человеком и с ходу начать делиться самыми задушевными мыслями. Поллианне было совершенно всё равно, кто перед ней, — знакомый человек или нет. В каждом она видела друга. С незнакомыми людьми ей даже нравилось общаться больше: ведь в каждом незнакомом человеке таилась своя загадка, которую предстояло разгадать. Каждый новый человек был для неё словно новое, удивительное путешествие в неизведанные страны…

Так и с этой молодой девушкой Поллианна без стеснения говорила о своём отце, тётушке Полли, о доме в Вермонте, друзьях и знакомых. И конечно, рассказала об игре. Рано или поздно она всегда рассказывала о ней каждому новому знакомому. Да и как не рассказать о том, что, по сути, было частью её самой.

Впрочем, на этот раз Поллианна не стала пускаться в подробные объяснения. Её новая знакомая была явно чем-то встревожена или расстроена — то краснела, то хмурилась, то впадала в задумчивость. Казалось, у неё в душе идёт какая-то внутренняя борьба. То и дело она переводила взгляд на дорожку и жадно кого-то высматривала. В такие моменты, сама того не замечая, девушка взволнованно сжимала руку Поллианны.

— Вот что, малышка! Ты сейчас не оставляй меня одну, ладно? Никуда не уходи, договорились? Я жду здесь одного человека. Пожалуйста, не обращай внимания на то, что он будет говорить. Просто никуда не уходи, не оставляй меня с ним одну. Мне нужно, чтобы ты была рядом! Понимаешь?

Не успела Поллианна ответить, как увидела перед собой симпатичного молодого человека, который подошёл к скамейке и, обратившись к девушке, сказал:

— А вот и я! — И галантно приподнял шляпу. — Прошу прощения, я немного опоздал…

— Ничего страшно, сэр, — поспешно ответила девушка. — Я всё равно… я передумала идти…

Молодой человек усмехнулся и беспечно покачал головой.

— Ну-ну, радость моя! — сказал он. — Нельзя же сердиться на парня только за то, что он немного опоздал!

— Дело совсем не в этом, — возразила девушка и снова покраснела. — Просто… я не хочу идти. Вот и всё…

— Что за глупости! — Молодой человек перестал улыбаться. — Вчера ты обещала пойти, — резким тоном напомнил он.

— Да, я знаю. Но сегодня передумала. Я пообещала моей маленькой подруге, что останусь с ней.

— Нет, что вы, — начала Поллианна, с беспокойством глядя на девушку, — если вы хотите пойти гулять с этим молодым джентльменом…

Но, увидев умоляющий взгляд девушки, вспомнила, о чём та её просила, и умолкла.

— Не пойму, почему такая неожиданная перемена? — нетерпеливо проворчал молодой человек. Теперь он не казался Поллианне таким симпатичным, как в первый момент. — Ведь только вчера ты говорила, что…

— Говорила, да, — прервала девушка, вся затрепетав. — Но уже вчера я знала, что мне не следует этого делать. Поэтому можешь считать, что я передумала. И хватит об этом! — решительно заявила она и отвернулась.

Но молодой человек не унимался. Он уговаривал, упрашивал. В его глазах сверкала неприкрытая ярость. В конце концов он сказал что-то очень злое, но Поллианна не поняла. Через мгновение он развернулся и зашагал прочь.

Девушка напряжённо смотрела ему вслед, пока он не скрылся в конце аллеи, потом положила дрожащую ладонь на руку Поллианны.

— Спасибо, малышка! Я тебе так благодарна, ты даже не представляешь! А теперь — прощай!

— Нет! — ахнула от огорчения Поллианна. — Неужели вы так и уйдёте?

— Ничего не поделаешь, — устало вздохнула девушка. — Он ведь может вернуться, и тогда у меня уже не будет сил ему отказать…

И она поспешно поднялась со скамейки. Ещё секунду-другую она колебалась, потом отрывисто, с горечью промолвила:

— Понимаешь, он из тех, кто видит людей насквозь. По крайней мере меня…

И ушла.

— Какая странная девушка, — пробормотала Поллианна, глядя ей вслед. — Такая симпатичная и такая странная…

Потом тоже поднялась со скамейки и неторопливо двинулась дальше.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я