Усену: Брат Тигров. Цикл «Усену». Книга вторая. Том 2
Сергей Маркелов

Вернувшись в Родные Края, Усену и его друзья рады бы отдохнуть после долгих поисков. Но внезапная весть, что сестра, на поиски которой они отправлялись к Телецкому озеру, была здесь и оставила подсказку, лишает его покоя…Недолго думая, Усену, Риш и Хис отправляется в новое опасное путешествие, чтобы вновь обрести семью. На этот раз им предстоит не только преодолеть все тяготы пути, но и побороть свои страхи, которые с каждым днем обретают все новые силы и обличия…

Оглавление

VII Прости и отпусти

Тем временем друзья приблизились к другому краю поляны, настолько близко, чтобы разглядеть того, кто по правде оказался живым существом. Он лежал на боку, спиной к ним, и явно не подавал ни каких признаков жизни. По красным отметинам на спине и шее, можно было судить, что ему, ой как досталось, и явно от того, кто превосходил его размерами. Несмотря на все это, друзья сразу узнали в нем Хэна, вид которого сразу же омрачил их взоры. Опустив головы, в знак скорби, друзья хотели пойти прочь, от столь мрачного места, но то, что увидел Усену, до последнего не сводивший с тела Хэна взгляда, заставило их остановиться.

— Он жив, — прошептал Усену, указав всем на хвост Хэна, который один подавал признаки жизни.

Но произнесенные слова настолько тихо, насколько мог Усену, вдруг потревожили того, кто так терпеливо ждал в засаде. Здоровое, грозное существо, размерами по длине не превосходящее барса, но вот в высоту холки, явно в полтора раза выше, покрытое густой черной шерстью везде, кроме белого пятна на груди, с вытянутой здоровой мордой и торчащими в разные стороны круглыми ушами, медленно шаг за шагом предстало перед друзьями.

— Белогрудый медведь, — еле слышно прошептал Усс, после слов, которого медведь еще раз огласил тишину своим ревом.

Друзья от страха замерли на месте, боясь и глазом моргнуть. Медведь тем временем пару раз принюхавшись к воздуху, который на благо друзей дул на них, не найдя взглядом кого-либо, кто мог заменить ему его добычу, косолапо заковылял к лежащему Хэну, явно не с добрыми намерениями. Он был уже в нескольких шагах от Хэна, который по-прежнему не проявлял признаков жизни, а друзья по-прежнему боялись пошевелиться и тем самым выдать себя.

В этот самый момент, когда медведь на несколько мгновений остановился, еще раз принюхиваясь, Усену, который, наверное, больше остальных проникся к Хэну жалостью, а может быть первым дал слабину, или наоборот — с криком:

— Хэн! — выпрыгнул на поляну.

Столь резкое его появление, на доли секунды озадачило медведя. Бросив взгляд на наглеца, посмевшего так вероломно выпрыгнуть перед ним, он еще пуще прежнего зарычал и вне себя от злости, поднялся во весь рост на задние лапы. Это произошло так быстро, что Усену снова пал в оцепенение, ибо такого исполина, под два метра, он никогда в жизни не видывал. Грозно прорычав во все горло, вытянув морду, медведь, яростно махая лапами, перевел взгляд с первой своей жертвы, которая не шевелилась, на будущую, которая весьма вовремя сама вызвалась стать закуской.

— Усену, нет! — с криком кинулся к нему Яхси, в тот самый момент, когда медведь, сделав несколько шагов на двух лапах, резко опустился на все четыре, совсем близко от Усены, и также неожиданно для последнего замахнулся на него, оголив большие острые когти на правой лапе.

Яхси подошел вовремя, еще бы секунда и Усену бы точно попал под раздачу. Волк со всего разбегу оттолкнул барса в сторону, но не смог сам вовремя увернуться, и хотя краем лапы, но получил от медведя. Взвыв от резкой боли Яхси, от силы удара был оторван от земли, и отшвырнут на добрый десяток шагов от медведя. При падении он стукнулся головой об ствол дерева, после чего потерял сознание.

— Яхси! — выкрикнул Усену, который, как и все друзья, не успели и глазом моргнуть, как все это произошло, прямо у них на глазах.

Он хотел кинуться к другу, но грозная лапа снова нависла над ним, и ему пришлось на время отказаться от этой идеи. Понимая, что не справиться с медведем, ни в одиночку, ни все вместе, Усену стал пятиться, попутно уклоняясь от все новых и новых замахов медвежьих лап, так и норовивших насадить его на свои когти.

— Я отвлеку его! — прохрипел вне себя от страха Усену своим друзьям, которые без лишних пояснений, поняли, что они означают.

Кинувшись к Яхси Риш, Хис и Усс, быстро достигли его и так же быстро помогли подняться волку, который потихоньку начинал приходить в себя, после непредвиденного полета.

— Берегись! — крикнул Риш, обернувшись к Усену, который оказался вскоре припертым к стволу дерева.

Почувствовав, что его добыча попалась в ловушку, и больше не может отступать, медведь расхрабрился и мгновенно кинулся в атаку. Замахнувшись как следует, медведь рассчитывал одним точным ударом, приструнить надоевшую дичь. Усену, почувствовав, что отпрыгивать теперь некуда, прижался к земле всем телом, и в тот момент, когда медведь взвел лапу, оттолкнулся всеми лапами от земли, и, миновав смертоносных когтей, обдурил медведя, пробежавшись по его холке, всеми лапами. В этот момент Яхси, Риш и Хис, замерли на месте, и даже не дышали, ожидая, что Усену вот-вот наступит конец. Но барс смог перехитрить противника, и смог тем самым выиграть еще несколько ценных секунд. Но что дальше? на этот вопрос друзья не знали ответа.

Только Усс, который, быстрее всех овладел собой, после обманки Усену, кинулся к лежащему Хэну. Достигнув его, он стал трясти его голову, что есть мочи, молча, не находя ни слов, ни сил, для их произнесения.

Медведь тем временем, быстро развернулся лицом к Усену, поняв, что его обвели, разозлился еще больше, и стал надвигаться на барса. Тот под напором столь грозного существа, снова попятился. Медведь на этот раз, решил приберечь силы для одного единственного верного и точного взмаха.

Усену понимал, что рано или поздно, но медведь снова настигнет его, и что на этот раз он учтет его хитрость, и скорректирует удар, как надо. Но на счастье Усену, ему пришлось снова испытать то чувство, что он испытал ранее.

Яхси, в конец, придя в себя, отодвинул лисов в сторону, смело кинулся к медведю. Яростно рыча и лязгая зубами, волку удалось отвлечь медведя от Усену и привлечь на себя внимание. Немного недовольно медведь, обернулся боком к Яхси, и, сделав недовольную мину, махнул на него лапой, как бы отмахивая надоедливую муху. Усену, видя, что он теперь не один, взял себя в лапы, и, пригнувшись передними лапами к земле, стал яростно шипеть, рычать, как мог, и демонстративно выпускать когти на лапах. Медведю явно пришлось не по душе, такое поведение уже почти сломленной и пойманной добычи, и только он хотел кинуться на барса, как волк быстро ринувшись к медведю, чуть не укусил его за бок. Только медведь хотел проучить наглеца, как в игру включился Усену, который оставил на медведе след от своих когтей. Медведь взревел от боли, и, встав к обоим боком, чтобы видеть каждого из них. Он явно немного приостыл, понимая, что теперь он окружен с двух сторон, а значит, ни к одному из них не стоит поворачиваться спиною. Но, как и водится, медведь не мог долго терпеть своего зажатого в тиски положения, и прибег к небольшой хитрости. А именно стал пятиться назад.

— Уходит! — бросил Усену.

— А то! — так же быстро подхватил Яхси.

Вскоре оба и не заметили, как оказались друг с другом бок о бок. Они слишком поздно поняли, что их провели. Лишившись единственного козыря, тисков, оказавшись по одну сторону, они перестали представлять для медведя большую опасность. Прежде, чем друзья все это осознали, медведь вдруг резко, рванул со всех лап вперед. не успели Усену и Яхси, что-либо предпринять, как в начале Усену, а за ним и Яхси, были сбиты с лап лапами медведя. Так как он наносил удары впопыхах, сбегу он не успел до конца выпустить все когти, так что Усену и Яхси еще повезло. Но они теперь оказались в не лучшем положении. Стоя друг подле друга на полусогнутых лапах, не в силах выпрямиться, как следует, лишенные как времени, так и надежды, Усену и Яхси, замерли в ожидании неизбежного.

Получив полный контроль над ситуацией, медведь, грозно ухмыльнулся, и впил в друзей, полный ярости, и вожделенной победы взгляд, с грозным ревом поднялся на задние лапы, оголив когти на передних, и готовясь нанести смертельный удар, один на двоих. Он явно проигнорировал и внезапное появление двух лисов Риша и Хис, кинувшихся к ним, прижавшихся к Усену и Яхси, в порыве последней надежды. Медведь на несколько секунд замер в ожидании. Как видно ему доставляло удовольствие лицезреть столь разнообразное меню в его будущем обеде. Но все же голод взял вверх над злорадством и он, в последний раз заревев коротко, как бы оглашая их конец, начал с яростью опускаться на четыре лапы, нависнув передними с когтями над друзьями.

Это точно было бы последнее, что увидели друзья перед смертью, если бы в происходящее не вмешался тот, на кого меньше всего рассчитывали в этот момент друзья. Это был это Усс, который не щадя сил тряс Хэна, пока тот не открыл глаз, а когда это произошло, они открылись еще шире у Усса, который только сейчас увидев в каком безвыходном положении, оказались его друзья. Отбросив все страхи, он с разбегу кинулся со спины на медведя. И подоспел как раз в тот самый момент, когда медведь уже почти настиг друзей. Но внезапная боль в загривке, от укуса Усса, расстроила все планы медведя. Взревев от боли и неожиданности, он опустился на все лапы позже задуманного, и его лапы ни на кого не угодили. Воспользовавшись долгожданным спасительным моментом, друзья отпрыгнули в стороны, и снова медведю не повезло. Герой Усс, не мог долго продержаться верхом на медведе, и тот, спустя пару секунд, скинул его с себя, взмахом лапы. он был такой силы, что Усс, отлетел от медведя на несколько метров, упав на снег боком, и совершенно не подавал ни каких признаков жизни.

Злостно сверкнув взглядом в сторону Усса, который так подло расстроил его планы, медведь снова перевел взгляд на друзей. Яхси и Усену, как и Риш с Хис, понимали, что Усс лишь отсрочил приговор, и снова прижались друг к другу. Но все же поступок Усса показал, что нельзя сдаваться, каким бы отчаянным не было положение. Усену и Яхси, бросив друг на друга взгляд полный решимости, одновременно кивнули друг другу, и, закрыв собой Риша и Хис, оба они сделали по шагу по направлению к медведю, приняв оборонительные позы, оскалив пасти, и оголив когти. Медведь на доли секунды замер, взглядом как бы оценивая своих противников, но решив про себя, что это ни что не меняет, сделал несколько шагов вперед, к своей добыче. На его удивление, тоже сделали Усену и Яхси, явно давая понять мохнатому гиганту, что он им отныне не страшен, и они готовы это доказать, хотя и ценой жизни. Но до кровопролития этот поединок взглядов и замеров, Усену и Яхси, с одной стороны, и медведя с другой, не позволил довести Хэн, который в конец, придя в себя, и встав на все четыре лапы, уверенно двинулся к медведю.

— Оставь их в покое! — оглушительно, сурово и в то же время спокойно молвил Хэн, тоном как будто ничего и не произошло.

Услышав его голос, медведь резко повернул голову назад, и, увидев, что его первая жертва жива, и имеет наглость указывать ему, что делать, резко повернулся к нему лицом, а к друзьям спиной, косолапой походкой заковылял к Хэну. Тот ни сколько не испугавшись, также начал приближаться к нему. У всех друзей дух перехватило, а сердце в пятки убежало, когда они стали свидетелями, как Хэн и медведь, находясь друг от друга на расстоянии вытянутой лапы, вытянув морды, впились вдруг в друга взглядами.

— Уйди! — повторил Хэн, не потеряв ни хладнокровия, ни спокойствия.

В ответ медведь постоял несколько секунд, и по следующим действиям друзьям стало ясно, что предложение Хэна, не приемлемо для исполина.

Не сводя глаз с добычи, медведь медленно стал поднимать лапу, оголив когти, решив покончить со всем этим, раз и навсегда. Но прежде чем он ее поднял до конца, и притворил в жизнь задуманное, медведю со спины одновременно накинулись Усену и Яхси, быстро сообразив, что это может их последний шанс на спасение. На этот раз, молча стерпев боль, медведь быстро скинул с себя волка и барса, и хотел покончить с меньшим из обоих. Но не успел он и шага сделать, как Хэн уже стоял возле, встающего на лапы, после падения, Яхси. Тогда медведь бросил взгляд на беззащитных Риша и Хис и сделал шаг в их сторону. Но тут же его взгляд уперся в Усену, который тоже быстро отошел от удара, и встал по левую сторону Хэна.

Таким образом перед медведем полукругом выстроились Яхси и Усену, вместе составляющие уже хоть какую-то силу, которая смогла дать достойный отпор медведю. Хэн, который во время всей этой передряги и бровью не пошевелил, вдруг начал шагать вперед. Совершенно уверенно и спокойно, как будто медведя и вовсе не было перед ним, и только его глаза даже не моргавшие, впились в него. Спустя несколько секунд, тоже самое сделали Усену и Яхси, решив, что, таким образом, они показывают свою готовность защищаться вместе до смерти последнего.

Волей неволей медведю пришлось начать пятиться назад, чтобы не оказаться в окружении трех зверей, явно рехнувшихся, и не понимающих с кем они имеют дело. Пройдя десять шагов, Хэн остановился и спокойно молвил медведю, который по инерции продолжал пятиться:

— Ступай с миром!

Друзья также остановились, как и Хэн. Усену, услыхав его слова, до боли знакомые ему с детства, широко открыв пасть, впился в Хэна своими глазами, полными удивления. Медведь тем временем, неспеша повернулся к друзьям и Хэну спиной, и, обернувшись напоследок, как-то по-особому посмотрел на Хэна, и побрел прочь, вскоре скрывшись в чаще леса.

Как показалось Яхси, медведь не только по-особому взглянул Хэна, но и моргнул, и чуть опустил морду, что больше походило не на примирение, а на соглашение. Так же впившись в Хэна, вопросительным взором, Яхси, ожидая ответа. Но ни ему, ни Усену, Хэн и взглядом не ответил. Быстро развернувшись, он отыскал взглядом Усса, подошел к нему. У его тела, уже были Риш и Хис, которые кинулись к нему сразу, после того, как медведь начал пятиться.

— Он повел себя храбро, — молвил Хэн, приложив свою правую переднюю лапу к голове Усса, и закрыв на секунду глаза, продолжил:

— Живой! — закончил он, и как только он отстранил от его головы лапу, тот резко очнулся и закашлялся.

— Как ты? — посыпались со всех сторон вопросы.

— Где медведь?

— Ушел!

— Нормально… Было как-то холодно, но теперь все в порядке, — закончил Усс, и с участием Риша и Хис, поднялся на лапы.

В очередной раз Хэн заслужил вопросительные взгляды Усену и Яхси, у которых вопросы копились как снежный ком.

— Идемте, он может вернуться, — молвил Хэн, не дождавшись ни похвалы, ни вопросов, хотя вряд ли он их хотел услышать.

— Поищем безопасное место!

Не проронив ни слова более, он пошел вперед. Риш и Хис, вне себя от радости, что все так благополучно кончилось, молча последовали за ним, подпирая собой Усса, который еще не до конца оправился от удара и не мог пока передвигаться самостоятельно.

Яхси и Усену, бросив друг на друга вопросительные взгляды, медленно перевели их туда, куда ушел медведь и тут же поспешили за остальными, решив оставить вопросы на потом.

Спустя некоторое время, Хэн, который, как показалось Усену и Яхси, знал, куда их вести, привел всех друзей в безопасное место. Оно представляло собой расщелину в скале, отлично скрывающуюся от посторонних взглядов за зарослями молодых елей, которые как будто росли здесь не случайно. По крайней мере, так думалось барсу и волку, которые все это время хранили молчание, съедаемые изнутри вопросами и сомнениями, но не решавшиеся их озвучить из уважения к тому, кто их спас, хотя даже и это казалось им странным. Но, так или иначе, быстро юркнув в заросли елей, вслед за Хэном, лисами и Уссом, они вскоре увидели то место, куда их привел Хэн.

Расщелина и правду с виду была укромной, и скрытой от посторонних глаз, а отвесный крутой склон, берущий здесь свое начало, исключал любые попытки напасть на них с тыла. Ведь это было совершенно невозможно. А если кто-то и осмелился на это, прежде чем достичь их, переломал бы себе все косточки, скатившись с утеса. Вход в расщелину находился чуть выше уровня земли, и чтобы увидеть его, друзья последовали за Хэном, и запрыгнули на пол метровую глыбу, которая и служила холлом к входу, и так же удобной площадкой для отдыха, которую, и поспешили занять друзья, крайне вымотавшиеся за день. Хис, Риш и Усс расположились ближе к входу, почти прислонившись к скале, а Усену и Яхси, устроились поближе к Хэну, который почему-то не разделял их покоя.

— Я очень благодарен вам, — молвил он, после того, как все заняли свои места.

— Вы не только спасли меня, но и показали, что вместе вы и в правду сила, сокрушить которую мало что способно.

Только Усену и Яхси открыли рты, чтобы начать свои вопросы, как Хэн вдруг резко направился к елям.

— Куда ты? — обеспокоено спросила Хис.

— Я принесу вам поесть.

— Не надо Хэн, ну зачем? Мы рады и тому, что живы, — закончила лиса.

— И если мы и впредь собираемся такими оставаться, мы должны хоть немного поесть. Не волнуйся, я буду очень осторожен, — закончил Хэн, посвятив последние слова Хис, и больше не став ждать быстро скрылся в елях.

Наступила неловкая тишина, которую спустя десять секунд нарушил Яхси, начав тихо возмущаться:

— Вам не кажется, что здесь что-то не так?

— Ты о чем? — спросил Усс.

— Я про все: об этом медведе, о том что случилось!

— А что не так? — спросил Риш.

— Разуйте глаза, я сам лично видел, как медведь чуть поклонился Хэну. Чует мое сердце, они были в сговоре.

— Не говори чепухи, медведь был настоящим, он и вправду хотел нас съесть, — молвила раздраженно Хис.

— Посмотри на Усса, ему здорово досталось, да и на себя взгляни, ты весь в ранах!

Яхси обвел глазами себя и Усену, и не желая сдался, повернувшись к Усену, продолжил:

— Скажи Усену, ведь тебе тоже все это показалось странным?

— Больше всего его фраза — ступай с миром!

— Вот видите… Что? — резко переменился в лице Яхси, ожидав от Усену поддержки.

— Хэн в сговоре с медведем, а его интересует какая-то фраза!

— И вовсе ни какая-то! — поднял голос Усену, и грозно топнул лапой, — Ее любила повторять моя…

Следующее слово не далось Усену. он на миг отвернул голову от всех, пряча слезу, покатившуюся по его щеке.

— А что касается медведя, Яхси, то он был настоящим, и раны от его когтей тоже. не сомневаюсь, что целью его нападения была наша погибель, — закончил Усену, и прилег на снег.

Друзья, поняв, о чем говорил Усену, не осмелились ему перечить. Да и кроме Яхси, ни кто и не сомневался, что все не было игрой, в которой как казалось Яхси, Хэн и медведь действовали сообща, выступая, как режиссеры и постановщики. Он хотел было снова начать этот бесполезный спор, но его намерения были прерваны резким появлением Хэна.

— Мне повезло, поймал их совсем рядом, — молвил он, запрыгнув на площадку и выпустив добычу из пасти.

Снова только Яхси скептически прореагировал на его слова, но все же поймал добычу Хэна, который быстро ее поделил, раскидав лапой каждому его долю.

Съев добычу за обе щеки, друзья и не заметили, как она закончилась, пролетев мигом. После чего тишину нарушил протяжный зевок Усса, эхом прозвучавший из уст всех друзей, которых, как и его разморило и резко потянуло ко сну.

Стояла тихая лунная ночь, сердца и думы друзей начали успокаиваться. Почувствовав себя в безопасности, как некогда, друзья решили устроиться на ночлег. Причем решив провести эту ночь под открытым небом. Первым, почти сразу вырубился Усс, затем к нему присоединились Риш и Хис, прижавшись друг к другу спинами. Чувствуя тепло друг друга, они вскоре уснули.

Только Усену и Яхси не могли ни как успокоиться. Каждый из них думал о своем, и эти мысли не вылетали у них из голов, и не давали покоя.

— Вас что-то беспокоит? — спросил Хэн, видя, что друзья ни как не улягутся, и тайком бросают на него вопросительные взгляды.

— Лично меня — нет! — буркнул Яхси. — Хотя знаешь, что?

— Да.

— Есть один вопрос — ты долго думал над своим планом?

— Яхси? — одернул его Усену.

— Нет, пусть говорит.

— Я все сказал!

— Яхси, я вижу, ты по-прежнему мне не доверяешь!

— Как можно, ведь ты нас кинул, уже во второй раз.

— Я хотел лишь вас поторопить, а заодно и проведать путь.

— А нам сказать не судьба!

— Я и не думал, надолго отлучаться от вас, и хотел возвратиться, когда вдруг на меня накинулся этот медведь.

— Да, медведь! Что он вообще там делал, зимой-то? — все не успокаивался Яхси, мало веря словам Хэна.

— Не знаю! Но одно ясно наверняка — если бы не вы, я бы сейчас не разговаривал с вами. Я очень вам благодарен, и буду в вечном долгу перед вами, — закончил Хэн, зевнув и сделав вид, что он устал, лег на снег у края площадки, рядом с елями.

Усену укоризненно взглянул на Яхси, который что-то буркнув себе под нос, пошел укладываться на ночлег. Усену проводил друга взглядом, все еще оставался стоять подле Хэна.

— Хэн, — тихо молвил он, когда Яхси отошел подальше.

— А-а! — открыл глаза Хэн.

— Те слова, что ты сказал медведю…

— Ступай с миром! — вставил Хэн.

— Да, не мог бы ты сказать мне… Ты их где-то слышал, или…

— Да, Усену, слышал. Их произнес мой первый учитель, находясь на смертном одре, — ответил Хэн, и заметил на лице Усену, который опустил голову и опечалился, что вовсе не это он ожидал услышать.

— Иначе можно было сказать — Прости и отпусти! — закончил Хэн.

— Спасибо! — тихо молвил Усену и хотел уходить, но вдруг он встретился взором с Яхси, который все подслушал, и только делал вид, что спит, как, наверное, и все друзья.

— Скажи Хэн, — повернул голову к нему Усену, — Все, что сегодня произошло, это было вторым испытанием? Или все же, это произошло случайно?

— И да, и нет, — философски молвил Хэн, — Понимаешь, Усену, не все в нашей жизни можно спланировать, и тем более нельзя знать, чем все кончиться.

— Так — да, или нет! — повторил Усену, любя точные ответы, без уверток.

— Скажу одно Усену, все, что с нами случается, не случайно. И все не случайности, так же непредсказуемы, как и случайности, — после чего Хэн как то по особому взглянул на Усену, который мало что поняв из его слов, заковылял на свое место, грустно и не спеша, так как не получил удовлетворения и ясных ответов на свои вопросы.

Дойдя до Яхси, Усену тяжело и устало рухнул рядом с ним на снег, и, не желая больше сегодня ни думать, ни спорить, закрыл глаза, и спустя некоторое время уснул, без задних лап.

Яхси, который видя разбитого болью и горем друга, метнул недоверчивый взгляд на Хэна и увидел, как тот с такой жалостью и сожалением проводил взглядом Усену, что ему стало как-то не по себе, от своих пустых придирок и сомнений. Он поспешил отвернуться от Хэна. Закрыв глаза, волк уснул.

Только Хэн, еще долгое время не сводил глаз с Усену, не меняясь ни в лице, ни в чувствах, которые захватили все его нутро. О чем он думал? Сожалел ли или печалился, было известно только ему одному. Но чтобы бы это не было сегодняшний день, показал ему, кого он вызвался сопровождать, и кому обещал безвозмездно оказать помощь.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я