Современный фашизм (Д. Ю. Пучков, 2018)

«Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических элементов финансового капитала». (Георгий Димитров). Мы настолько привыкли к этому слову, что забыли его определение и стали использовать как ругательство. Дмитрий Goblin Пучков, Михаил Попов, Клим Жуков и Егор Яковлев призывают вспомнить истинное значение слова «фашизм» и разобраться, что же это такое в современном обществе. «Шовинизм – это национальная ненависть. То есть я вас не люблю, а свою страну люблю. Если я свою страну люблю – я патриот. Если я вас не люблю – я уже националист при этом. А если я вас ненавижу – я шовинист. Так что же – объявлять целые страны изгоями? Дескать, пусть уйдет этот Саддам, сейчас мы все там раздавим. И что будет?» (Михаил Попов).

Оглавление

Из серии: Тупичок Гоблина

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Современный фашизм (Д. Ю. Пучков, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

О философском определении фашизма

Давайте поговорим о родовых чертах фашизма. Признаюсь, была мысль назвать эту беседу Ex inferno (от лат. «из ада») – надеюсь, вы понимаете почему… Вы можете спросить, зачем нам это обсуждать? Ведь о фашизме столько написано и сказано. В том числе Борисом Юлиным, уважаемым профессором Михаилом Поповым. Егор Яковлев целую серию передач сделал. И я не раз касался этой темы. Немало об этом говорил и Дмитрий Пучков. Целая плеяда хороших людей об этом говорила и писала.

Но надо остановиться еще раз. Во-первых, тема слишком важная, чтобы можно было утверждать, что она исследована. Думаю, она не будет исследована до конца никогда, потому что слишком глубокий след оставила в истории. Во-вторых, надо рассмотреть родовые черты фашизма в философско-историческом контексте. Посмотреть, что об этом писали люди умные (а также люди не очень умные или, возможно, не вполне добросовестные).

А то в последние годы термин «фашизм» навяз на зубах, потому что если тебе не нравится человек, или, скажем, партия, или какое-то явление в стране, его сразу объявляют фашистским. Вот на Украине после майдана вроде как фашизм, а с той стороны говорят, что фашизм, наоборот, в России. Фашизм, как известно, в США, и израильская военщина тоже фашистская, мы об этом знаем со времен позднего СССР.

Ну и имеются некие пространные рассуждения о фашизме – что это такое (потому как если ты кого-то так называешь, то надо бы определиться, что ты имеешь в виду). Конечно, сразу возникает спор: а правильно ли термин используется? И противоборствующие стороны начинают перечислять характеристики фашизма как явления. Неминуемо спор переходит в такое же неминуемое обсуждение признаков фашизма – их сличают, потом пересличают и пытаются определить, кто же все-таки больше фашист или не фашист.

Если вам не лень, посмотрите на YouTube любой выпуск «Вечер с Владимиром Соловьевым» за 2014-й. Наверное, каждая вторая передача будет посвящена этой теме, и обязательно наши украинские, польские, израильские коллеги будут обсуждать, кто же такой фашист. Но все эти обсуждения, как правило, ни к чему не приходят. Там, по-моему, ни разу не смогли договориться. А почему? Причина проста. Перечисление набора признаков, вытекающих из истории, требует максимально широкого вовлечения примеров, которые эти признаки демонстрируют. Если мы говорим о фашизме, перед глазами сразу появляются итальянский, германский, португальский, испанский режимы, хорватские усташи, Ференц Салаши в Венгрии и так далее. Несть им числа, этим фашистским режимам, которые имели место. И они в значительной мере нужными людьми рассматриваются, все их признаки собираются до кучи и сравниваются. И выясняется, что такой шквал признаков под сколь-нибудь приемлемую историческую калибровку просто не попадает. То есть в «научные лекала» это понятие не уложить, потому что оно слишком разностороннее.

Признаки могут дублировать друг друга частично или полностью, перекрываться по смыслу и даже взаимоисключаться. Так что в итоге любой человек, который посмотрит на подобную дискуссию со стороны, легко может вывести из обвинительного поля настоящих фашистов или, наоборот, записать в фашисты вовсе нефашистов. И наверное, только такие одиозные личности, как Муссолини и Гитлер, вне обсуждения: все признают, что они – фашисты, нацисты.

И то вдруг оказывается, что Гитлер-то нацист, а Бенито Амилькаре Муссолини очень даже фашист. И это совсем разные истории, которые не следует смешивать. Это для науки (особенно для обращенной в сторону политики) неприемлемо, потому что если мы имеем пугающее явление, то должны его определять настолько четко, чтобы не было никаких разночтений. А то, знаете ли, непонятно, фашист ли Гитлер, что уж тут говорить про Олега Ляшко, Арсения Яценюка или Петра Порошенко. Эти фигуры-то калибром сильно помельче, а тем не менее определять надо.

А в чем же подвох? Подвох в признаках. Сейчас мы от фашизма уйдем немного в философию. Вы знаете, я люблю вначале обозначить беседу таким образом, чтобы было понятно, каких позиций придерживаюсь в данный момент.

Итак, что такое признак? Признак сам по себе, пусть и самый яркий, определить ничего не может. Даже если мы соберем все возможные признаки, мы все равно ничего не определим. Потому что признак – это не суть, а результат становления и развития того или иного явления. И в начале пути это явление может иметь один характер, в середине – другой, а в конце своего развития – третий. Соответственно, «признаковый пакет» может не совпадать у явления на всем его пути развития (как и у аналогичных явлений).

Вот простой пример – бытовой; уверен, вы все так или иначе с ним сталкивались. Возьмем яблоко сорта «антоновка». Давайте рассмотрим его внимательно. Плод средних размеров (не более 300 г), круглый, поверхность ребристая, вкус кислый. Витамина С до 14 мг на 100 г. Растет в России. А вот мой любимый сорт «ред делишис»: плод сердцевидный, крупный, весит под полкило, цвет насыщенно-бордовый, вкус сладкий, витамина С 5,5–5,6 на 100 г.

Так что из них яблоко – антоновка или ред делишис? Потому что признаки-то несовпадающие. Однако мы доподлинно знаем, что и антоновка, и ред делишис – это яблоки, невзирая на разный набор признаков. В энциклопедии «Жизнь растений» (в шести томах) совершенно четко определено, что такое яблоко. И мы поймем, что и ред делишис, и антоновка, и ренет Симиренко, и какая-нибудь еще мичуринская – это все яблоки, несмотря на то что они внешне слабо похожи.

И отсюда вопрос: отчего к яблоку мы можем применить чисто научный метод, а к фашизму – нет? Тем более что фашизм заслуживает такого подробного и строго научного рассмотрения куда больше, чем яблоко, потому что фашизм вреден, а яблоко, наоборот, полезно. То, что может принести реальный вред, всегда нужно изучать с максимальной тщательностью. Прежде чем приступить к изучению объекта, необходимо дать определение, а точнее – серию определений, и рассмотреть, какое из них является собственно определением.

Для начала, как обычно, для тех, кто не смотрел ролики с М. В. Поповым, не читал его книг, не читал Гегеля, не смотрел мои передачи, я кратко обозначу, что такое определение. Определение, по Гегелю, это качество, которое есть в себе, в простом нечто, и сущностно находится в единстве с другим моментом этого нечто, с в-нём-бытием. Определение – это качество, которое имманентно явлению на всем протяжении его развития и определяется через отрицание собственного отрицания. Вот, собственно говоря, это и есть определение.

Прошу отметить, что это именно научное определение. Все остальное определением не является. Потому что такое определение, какое дает нам наука логика, вскрывает суть явления. Обратите внимание: не набор его признаков, а суть явления, причем диалектическая, учитывая его развитие во времени и не являясь набором признаков, присущих тому или иному явлению. Так что только качественное определение вскрывает суть явления, то есть определяет его. Понятие – это не термин, о применении которого можно договориться. Например, сегодня называем микрофон «черным говорильни ком». В принципе, это можно, но от этого суть микрофона-то не поменяется. Так что повторю: понятие, – это не термин, это единство бытия и сущности, то есть результат взаимодействия внутреннего отрицания и отрицания его отрицания, которые присущи каждому явлению материального мира. И это синтез тезиса и антитезиса – вот что такое понятие.

Вот, например, у нас над головой есть «звезда по имени Солнце», как пел Цой. Вы представляете, и Солнце, и его понятие существовали уже тогда, когда не было мыслящей материи, чтобы можно было договориться о том, как это понятие называть. И спустя некоторое время Солнце взорвется, как сверхновая, и потом перестанет существовать. А понятие солнца останется. Притом что, скорее всего, мыслящей материи, чтобы снова договориться о его названии, уже может и не быть. Особенно если победит фашизм. Я думаю, мы задолго до того, как Солнце погаснет, уйдем со страниц истории.

Так что понятие – это серьезнейшая вещь, явленное в материи независимо от результата нашего опыта и чувственного восприятия. И для науки как инструмента познания материального мира понятие является главным объектом, целью исследования. Поэтому и мы не станем отставать от лучших образцов передовой философской мысли и попробуем осилить такое понятие, как фашизм.

Каково главное качество (или качества) фашизма? Как и положено нормальному коммунисту, начну с определения Георгия Димитрова, который, во-первых, фашизм исследовал, во-вторых, исследовал его в натуре, то есть сталкивался с ним напрямую. У него была серьезнейшая практика, которая есть критерий истины. Поэтому воспользуемся результатами его труда.

«Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических кругов финансового капитала». Далее он расшифровывает: «Фашизм – это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм – это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике – это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть к другим народам».

Вот такое определение и его пояснение. Определение Димитрова не единственное. Почему же я считаю его правильным? Сравним с другими определениями. Еще один живой свидетель – Серджио Панунцио, итальянский адвокат, который стал одним из видных теоретиков итальянского фашизма, близкий друг дуче Муссолини. Он считал, что фашизм не поддается определению вообще. Процитирую:

«Фашизм как идея не поддается определению, потому что он проявляется вовне в двух противоположных видах. Вот поэтому одни определяют его одним способом, другие – прямо противоположным. Одни приклеивают к нему этикетку левого движения, другие – правого».

К рассмотрению этих определений я вернусь чуть позже. Пока продолжу. Другой современник, крайне правый американский журналист и политик Джон Томас Флинн в полемической работе «Как мы идем?», изданной в 1944 году, обозначал фашизм в качестве противопоставления социализму и социал-демократии, наделив его пятью основными признаками. Первый – антикапитализм с чертами капитализма. Второй – управление спросом в экономике через дефицит бюджета. Третий – применение прямого экономического планирования с сохранением частичной экономической инициативы через корпоративизм. Четвертый – милитаризм и империализм. Пятый – ниспровержение господства права.

Идем далее. Видный представитель, да какой там представитель – основатель крайне правой националистической партии Action francaise («Французское действие») Шарль Моррас, поддерживавший идеи Бенито Муссолини, писал:

«Что есть фашизм? Социализм, освобожденный от демократии. Тред-юнионизм (то есть профсоюзное движение), избавленный от цепей классовой борьбы, навязанных рабочим Италии. Методичная и успешная воля к соединению в единой фасции всех человеческих факторов национального производства. Решимость приблизиться к разрешению рабочего вопроса, соединить профсоюзы в корпорации, управлять ими, включить пролетариат в наследственную и традиционную деятельность исторического Государства их Отечества».

Много усилий, изучая фашизм, приложили представители Австрийской экономической школы. Например, любимый ученик Людвига фон Мизеса – Фридрих Август фон Хайек. В 1944 году выходит его монография «Дорога к рабству», которая переведена на русский, – рекомендую прочитать. Это весьма показательная работа, ее обязательно надо изучить, чтобы знать врага в лицо. Так вот, автор выводит фашизм как однокоренное явление с социализмом. Нацизм, по Хайеку, это всего лишь форма развития социализма. Истоки нацизма, как и социализма, естественно (это вполне нормально для представителя австрийской экономической школы), в ограничении экономических свобод. Напомню, австрийская экономическая школа проповедовала очень сильные либеральные модели в экономике.

Кроме того, Хайек указывал на интеллектуальное родство нацизма и социализма, делая упор на то, что многие видные бывшие социалисты вполне легко приняли нацистскую идеологию, фашистскую идеологию и перешли в другой лагерь. Тут можно вспомнить Артура Мёллера, Вернера Зомбарта, Пауля Ленша… Их, в общем-то, довольно много.

Хайек цитирует Алексиса-Шарля-Анри де Токвиля, французского консерватора середины XIX века. А он писал следующее:

«Демократия стремится к равенству в свободе, а социализм – к равенству в рабстве и принуждении».

Понятно, что в данном случае Хайек так или иначе солидаризируется с выводами Макса Форрестера Истмана и Петера Друкера, которые считали, что сталинизм, социализм и национал-социализм – явления с общими корнями.

Несколько позже данное явление исследовал специалист по испанскому фашизму профессор Висконсинского университета Стэнли Джордж Пейн, который оставил интересную книгу. Он не считал, что коммунизм и нацизм сущностно равнозначные феномены. При этом гитлеровский нацизм, по его мнению, имеет куда больше общего с русским коммунизмом, нежели фашизм. То есть автор, как и многие другие, дистанцирует фашизм и национал-социализм на основании общих признаков.

Признаки фашизма таковы:

1) по идеологии и целям:

• единение идеалистической и волюнтаристической философии;

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Тупичок Гоблина

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Современный фашизм (Д. Ю. Пучков, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я