Осколки мёртвого мира
Олеся Зарксова

Мир, искажённый падением звёзд, разрывает война. Ангелы сеют разрушения, демоны несут спасение, выжившие расы объединяются, и только маги влачат существование вдали от осколков божественных часов. За исключением Сатуры, ставшего одним из первых собирателей. Когда же их компания разошлась, маг решил жить в одиночестве. Вот только непросто убежать от сожалений. Желание сводит Сатуру со старыми друзьями, врагами и магом, который как никто другой жаждет разрушения. В чьих же руках окажется будущее?

Оглавление

Глава 6. Одноухий лис и однорогий ангел. Часть 2

Аскарто

Медленно наступает рассвет.

Отвернувшись от расползающихся красок, я опускаю взгляд на некогда красивый и процветающий город. Я не раз был в нём ранее, наблюдая за движением жизни. Ничего в нём не напоминало о городах людей: он был приятным. Ночью же частично превратился в развалины. Рассматривая лежащие на земле светло-бежевые башни, обвалившиеся крыши и разбросанные камни в свете восходящего солнца, я вспоминаю минувшие дни.

Наблюдение. Вот задача Хранителей. Защитой занимались Защитники. Нас было поровну. Шесть одних и шесть других. Я был наблюдателем. Единственный выживший Хранитель. Наверное, поэтому каждый раз останавливаю Зарто. У меня меньше чувств, чем у остальных. И я оцениваю их действия, а не стараюсь понять.

— День сменяет ночь, крылатая луна возносится во тьме. Ночь сменяет день, сияет взор небесный вдалеке. Грех, потерпи и возродись в ночи. При свете лик свой к небу подними. С рассвета бог тебя возлюбит, с заката наказаньем разбудит. Любовь сменяет ненависть, а ненависть любовь. Молись, танцуй под ангельскую песнь, и смейся с демоном, не ведая тревог.

Я поднимаю взгляд на висящий в небе камень. Ещё недавно он служил частью защитного барьера, окружавшего город и не дававшего скверне проникнуть внутрь.

— Эй, тебе одиноко?.. Ты сломан. Ты можешь только смотреть, как гибнет то, что ты призван защищать. Я тебя понимаю. Мы так похожи. Но я не знаю, чего ты хочешь. Ты существуешь, чтобы наблюдать и защищать. Под тобой обломки того, что ты оберегал. В тебе больше нет надобности. Но почему-то… тебя не сломали…

Опустив крылья на плечи и взглянув на их тоскливый и пасмурный цвет, я отрываю одно перо и отпускаю его пролететь над останками города. Конечно, он большой и разрушения не расползлись далеко, но всё же эта часть была чьим-то домом.

Преследовать Зарто днём бессмысленно. Он ненавидит свет и, скорее всего, скрылся в ближайших руинах. Когда солнце окончательно взойдёт, мне просто нужно будет найти его там. Наверное, он будет спать.

— День сменяет ночь… — я, раз за разом, произношу услышанные однажды стихи, не осознавая, чем они мне приглянулись.

Люди пожелали стать ангелами. Почему, никто из нас не знает. Почему не богом, потому что он один? Ему вечно приходится томиться в одиночестве. Не потому ли он создал Меч Времени? В нём заключено существо, более могущественное чем мы, но менее сильное, чем бог. Должны ли мы ему завидовать или ненавидеть?

— Любовь сменяет ненависть…

Воспоминания всплывают одно за другим, порождённые пейзажем города, в котором наверняка было куда больше воспоминаний. И все они бесследно исчезли.

–…а ненависть любовь…

Добро, что мы дарили людям, обернулось злобой. Быть может, мы сделали что-то неправильно? Поэтому последними словами бог наказал нас. Обернётся ли добром та злоба, что мы выплёскиваем на этот мир? Наверное, нет. Людская злоба становилась только сильнее и никогда не обращалась чем-то хорошим. Наоборот, она их уничтожила.

— Исчезнем ли мы или мир исчезнет вместо нас? Мои братья Хранители, надеюсь, ваш сон прекрасен и спокоен. Я рад, что пред вами не предстал этот мир, что вы не видите отчаяния, поглощающего Защитников. Я буду наблюдать за судьбой этого мира вместо вас. Взамен… позвольте и мне увидеть хоть один прекрасный сон, а не навеянный скверной кошмар…

***

Курай

Сверкающие горы охватывает радужное пламя. Драгоценности искрятся на солнце, и образовавшаяся в них дыра более не выглядит столь заметной. У подножья просыпается жизнь. Жители города отправляются за добычей камней.

Зевая, я подхожу к горам и вижу пару существ у тропинки. Первым меня замечает волк, прерывая разговор с собеседником. Кивнув, я перевожу взгляд на последнего.

Демон. Тусклые розовые волосы и цвета малины глаза. Почти всё тело перетянуто бинтами, что не мешает лепесткам сыпаться из-под них. На вид довольно юный и безобидный. Особенно если смотреть на раскинувшиеся за спиной белые крылья.

— Хорошо, что ты не опоздал, Курай, — приветствует меня оборотень. — Понимаю, вы обсуждали что-то важное, но почему ты так задержался? Представитель демонов вернулся ещё до рассвета и уже известил всех о предстоящем событии. Даже я успел узнать подробности.

Слегка улыбнувшись, отвожу взгляд.

— Задремал прямо в зале Совета. Что уж поделать, устал лазать по горам.

— Только на поле боя не засыпай, — предостерегает волк. — Я, Орис, как и обещал, нашёл осколок и передаю его лично в руки, лидер…

Я поднимаю руку и смотрю в небо.

— Нет. У меня для тебя будет поручение. Найди кого-нибудь свободного из западного клана и проводи в Ахэйр. Пусть побудет с Сатурой какое-то время и помогает ему. Он должен притворится, что их встреча случайна. Я знаю, что Сатура не захочет помогать кому-то, поэтому на всякий случай дай ему осколок. Если Сатура захочет взять его себе, пусть отдаст.

— Ему твоя затея не понравится, — усмехается Орис. — Я всё сделаю.

— У Сатуры полно интересных знакомых, — улыбается демон. — Я рад, что с ним всё хорошо. С последней нашей встречи он так и не напомнил о себе. Нашёл ли он осколок в землях фей? Мы доверили ему Петлю, и он обещал не дать осколок ангелам…

Удивлённо взглянув на демона, я чешу коготками за ушком.

Погодите-ка, в землях фей? Теперь понятно почему он гоняется за магом, урвавшим осколок. Хоть и не любит помогать, он довольно ответственный. И раз обещал демонам забрать осколок, то сделает его своим.

— Так Сатура отправился к феям по просьбе демонов? Ясно. Я встречал его недавно, он как обычно бодрый и недовольный.

Демон чуть улыбается.

— Как хорошо. Хорошо, что ничего не случилось.

— Курай, я отлучаюсь по твоей просьбе… Будь внимателен, — напоминает о себе братец-волк. — Когда отправишься в клан, веди себя соответственно. Не принуждай подчиняться себе, как обладателю артефакта. Позволь клану подчиниться самому, покажи им, что ты по-прежнему заслуживаешь доверия.

Рассмеявшись, я безмятежно хлопаю Ориса по плечу.

— Кто из нас лидер, а? Не волнуйся. Мы загоним ангелов в ловушку и больше не позволим вести себя как вздумается, — повернувшись к демону, протягиваю раскрытую ладонь. — Надеюсь на вашу поддержку.

— Да, — парень пожимает руку. — Принцесса с неохотой одобрила план и сказала, что участие добровольно. Ранения брата её печалят. Она пожелала нам вернуться не только с победой, но и без серьёзных ран. И ещё, чтобы вы не забывали — все мы живые существа и чувствуем боль. Какими бы ни были у ангелов причины нести страдания в мир, нельзя заставлять страдать их самих.

Эх… Что-то у меня окончательно отпало желание возвращаться домой.

Мои желания и волнения никого не интересуют. Приходится старательно спустить их на самое дно и постараться забыть. Тем не менее, всю дорогу до клана вспоминаю разговор. Я и сам говорил кому-то похожие слова.

— У нас одинаковая кровь… Мы должны победить всех, кто бы пред нами не появился… Это вовсе не война за божественное оружие… а сражение за наш мир?..

Задумчиво бормоча что-то из воспоминаний, я приближаюсь к горам на востоке, где располагается основная территория клана. С гор падает вода, из-за чего на землях прохладно и туманно. Взгляд то и дело цепляется за красные крыши с загнутыми концами, деревянные постройки с раздвижными дверьми, храмы и проходящих мимо оборотней. Все склоняют головы, стоит увидеть своего лидера.

Повезло, что сегодня много тумана наползло…

Облегчённо выдохнув, я направляюсь в личные комнаты. Для того, чтобы предстать перед подчинёнными, необходимо привести себя в порядок. А то запах крови учуяла уже половина клана. Стоит только ступить на порог, как подбегают лисы-слуги. Хотя, лучше помощники. Раздав указания, я покорно позволяю привести себя в подобающий вид. Для начала источник, потом забота о ранах, вкусная еда, тёплая постель в ожидании, подбор одежды и осмотр оружия. Просматривая отчёты о деятельности магов и некоторых происшествий, я начинаю думать, что всё не так плохо. Но когда подготовка заканчивается, кончается и всё хорошее.

— Все ожидают Вашего появления, лидер, — осведомляет помощник.

Кивнув, облачаюсь в чёрную с золотой вышивкой ткань и беру посох. Затем окидываю взглядом своё отражение, расплывающееся на глазах. Я и раньше носил на голове чёрную повязку, чтобы скрывать отсутствие одного уха. Теперь же она недвусмысленно говорит о ещё одном ранении.

Это плохо… Что же мне делать? Без Ориса мне не по себе.

Пригладив волосы на лбу и поправив знак правителя, уделяю внимание глазам.

Я похож не на правителя, а на мученика…

Сглотнув, закрываю их. И, глубоко вдохнув, настраиваюсь окончательно.

Ничто не повлияет на меня.

Длинные тёмные коридоры приводят меня в большой зал, где недавно я попросил собрать всех оборотней, что отправятся со мной в сражение с ангелами. Мне остаётся произнести речь и рассказать о стратегии. Узорчатые стены в виде решётки из сплетённых ветвей не настраивают на благоприятные мысли. Как и горящие по сторонам от меня факелы. Взойдя по ступенькам на своё место, я поворачиваюсь к ожидающим моих слов разношёрстным оборотням, в чьих ушах и хвостах играет пламя. Тишина наполняет зал и давит на меня. Приходится стукнуть посохом о доски, перед тем как заговорить.

— Сегодня ночью в городе Виэл на общих землях, мы, в союзе с демонами, атакуем лидера ангелов Зарто и его подчинённого Аскарто! Настало время обагрить когти и клыки свежей кровью ради спасения мира от второго Падения грёз. Мы должны сражаться за наш мир, за то, что нам дорого, защитить себя и ближних. У каждого из вас есть желания и мечты. Но они ничего не стоят в мире, который может исчезнуть в любое мгновение. А вынужденная жертва окупится долгими годами спокойствия. Мы должны рискнуть, чтобы победить! Я прошу вас пойти за мной! Победа будет принадлежать клану!

Стук посоха заполняет зал с лёгким звоном. Я стараюсь не смотреть кому-то лично в глаза, но при этом не сводить взгляда с собравшихся. Перед глазами вспыхивает неяркое воспоминание, и толпа расплывается. Поджав губы, я стискиваю пальцы на посохе, но ничего не помогает.

«Одноухий лидер — позор для клана! После одного поражения Хигуро приведёт нас к гибели! Потерять ухо в бою и сбежать — худшего позора для лидера нет! Недостойный и неполноценный оборотень! Позор! Одноухий!»

***

Орис

Ёттару — земли западного клана, расположенные между эльфами и феями. Они не особенно отличаются от основных земель, за исключением общего фона. Здесь всё говорит о ночи, поклонению и почтению луне. Синие крыши и деревянные дома, пруд, обложенный камнями, сад с ночными растениями и дорожка из камней в виде полумесяца.

Сжав кулаки, я раздражённо прикусываю губу. Знаю, что он лидер и не ребёнок, но в столь важное время мне бы хотелось стоять рядом и поддерживать его. Однако он поручил мне заботу о старом друге. Я не мог отказать.

— Курай… держись.

— Оборотню из основного клана так страшно на нашей территории?

Раздавшийся голос заставляет меня вздрогнуть и поднять голову. Встретить меня выходит лично глава западного клана. Как и любой его член, она невысокого роста, но выглядит величественно и холодно. Чёрно-белые волосы, перья и хвост сочетаются с накидкой ночного феникса. Порождение ночи. Жуткие длинные рога и раздвоенный хвост не оставляют сомнений в этом.

— Глава западного клана, Отори Кураса, я, правая лапа Хигуро Курая, Орис, здесь по его личной просьбе. Лидер попросил меня найти свободного оборотня из вашего клана и поручить ему кое-какую работу.

Поднеся бледную кисть с чёрными когтями к лицу, девушка шевелит хвостами. И из-за её спины выходит парнишка ростом мне по плечо. Бинт на его волосах скрывает одно ухо, второе проколото серёжкой. Такое сходство с Кураем застаёт меня врасплох. Но помимо этого, между ними ничего общего. Волосы цвета ночного неба приглажены, глаза похожи на две маленькие луны. Одет он в чёрную тунику с длинными рукавами, шорты, сапоги и маску, прикреплённую к поясу.

— Цукиса, — тихо произносит глава. — Пойдёшь?

Мальчишка кивает и смотрит на меня. Ухмыльнувшись и припомнив слова лидера, я представляю лицо Сатуры. Конечно, они оба будут недовольны, ну и ладно.

— Тогда, я забираю его…

— Курай в клане? — заботливо спрашивает глава, шевеля хвостами. — Почему ты не с ним? Ты единственный, кто заступился за него два года назад. Без тебя его появление вызовет недовольство, Орис.

Прижав уши, понуро отвечаю, словно щенок, а не гордый волк:

— Я не мог отказать лидеру… Я беспокоюсь… Надеюсь, всё обойдётся…

— Курай юн и неопытен. Неудивительно, что его не признают. И потеря одного уха здесь не причём. Он слишком амбициозен и ярок, ведёт себя как мальчишка. После поражения все только убедились, что он не подходит на роль лидера. Однако мы свои места и не выбирали. Мы сражаемся с ангелами в одиночку, а они только и умеют, что осуждать. Сегодня они поймут… насколько велика и ужасна сила ангелов. В следующий раз не бросай Курая одного.

Развернувшись, глава растворяется в темноте. Удивлённо и подавленно взглянув на пустую дорожку, я сжимаю кулаки.

— Да. Благодарю за волнение о лидере, Отори Кураса.

Собрание двухлетней давности всплывает в памяти, словно наяву. Гневные крики и протянутые руки, движущаяся толпа, свет огня и помост, на котором стоит Курай. Я никогда не забуду его лицо. Он выжил в сражении с ангелом и вернулся с тяжёлой раной, но встретили его лишь обвинения и позор. Стоя перед подчинёнными, он едва сдерживал слёзы. Не забыть и опущенное дрожащее ухо, поджатые губы, покрасневшее от стыда лицо, окровавленной повязки, сжатые на порванной одежде пальцы.

Тогда ему было около двадцати… Такой молодой оборотень. Его назначали лидером клана всего в тринадцать лет. Сначала он ничуть не переживал и бодро осваивал новую роль, ответственно наблюдал за кланом и искал часы. В его глазах горело пламя. Он сам был живым огнём и символом свободы. Наблюдая за ним, мне казалось, что я снова волчонок, который может всё. И даже после нападения ангела он смеялся, как ни в чём ни бывало. Но то собрание сломило его. Сломило бы волю любого.

Проведя рукой по лицу, я не могу найти себе места. Становится так тревожно, что хочется всё бросить и вернуться. Но не могу. Зная, как он переживал, я не хочу давать ему повода вспоминать.

После того случая, Курай выглядел подавленным и редко выходил из личных комнат. Лишь по-прежнему выполнял свои обязанности. Рана затягивалась долго. Я думал, что он не выдержит и откажется от титула правителя. За два года он ни разу не становился лисом, боясь окружающих взглядов. Боясь самого себя. Я даже не могу представить его боль. Он до сих пор боится это сделать.

— Ты ведь заместитель лидера, правая лапа Хигуро Курая? — подаёт голос парнишка и выжидающе смотрит на меня. — Тогда почему ты так переживаешь? Разве ты не должен лучше других знать, насколько силён наш лидер? Своим беспокойством ты показываешь его слабость.

Раскрыв глаза, я в ином свете смотрю на оборотня. Спокойный и уверенный, рассудительный, он словно противоположность Курая.

— Да. Знаю. В последнее время наш лидер сам не свой. К тому же он был ранен перед самым собранием Чёрного стола. Всё словно повторяется… И это не может не тревожить.

— Он лидер. Так что справится. Лучше расскажи, о чём он меня попросил.

Усмехнувшись, прикрываю глаза.

Не тебя, вообще-то… А ведь наблюдая за их поведением, можно подумать, что ночной клан поддерживает Курая и считает его отличным лидером. Поддерживают, заступаются… подражают.

Не став спрашивать о его внешнем виде, я направляюсь к выходу.

— Для начала скажу вот что: тебе придётся сохранить наш разговор в тайне и подстроить всё так, словно произошла случайность. У Курая есть друг с тех времён, когда он не был лидером. И он тоже втянут в войну за часы. Парень не простой, любит одиночество. Поэтому ты встретишься с ним…

Направившись к городу магов, я по пути рассказываю Цукисе о его задании. Он внимательно и молча слушает. Получается ненадолго отвлечься. Когда рассказ подходит к концу, беспокойство с каждым шагом становится всё сильнее.

Курай… Неужели его никто не поддержал? Нет… Не может быть. Всё ведь хорошо?

Прикусив губу, я поднимаю взгляд на ночное светило с россыпью звёздочек. Ничто не бывает одно, но в мире полно одиночества из-за отличий.

— Почему? — только и спрашивает желтоглазый.

— Почему? Не знаю. Просто для меня Курай тот, за кем я бы хотел следовать. Он яркое пламя жизни. Но, чтобы он горел, ему нужна защита. Я и так по приказу оторвал его от друзей. Он чувствовал себя предателем, бросив их. Я и сам чувствую вину. И всё, что я могу, защищать его…

— Лидер не принимает твою защиту, — фыркает парень. — Ясно всё. Можешь идти к нему. А то я и сам начал волноваться, глядя на твоё лицо. Мне неизвестны внутренние дела основного клана, так что его правой лапе виднее. А в Ахэйре я уже был, дорогу найду, мага по описанию узнаю. И осколок… смогу сберечь. А вот от твоего лица тошно.

Цукиса обжигает меня пристальным взглядом и уходит прочь. Не увидев у него хвоста, задумчиво предполагаю, что выполнил поручение. Я закрываю глаза, чтобы переместиться на земли клана.

Курай… я скоро буду.

Открыв глаза и уставившись на туман, едва сдерживаюсь, чтобы не перейти на бег.

Жаль, что Курай так и не рассказал, кто из ангелов обрёк его на такие мучения…

Сдержанным шагом миновав основные улицы, я захожу в здание, где должно было проходить собрание. Хотя есть риск не застать их. Ведь ночь уже началась и все должны быть в Виэле. Не услышав шума голосов, немного успокаиваюсь. В зале никого нет, судя по запаху, ушли все совсем недавно. По пути в личные комнаты лиса, я застаю нескольких слуг с понурыми лицами. Насторожившись, шагаю быстрее.

Проклятье. Ну почему резиденция такая огромная?!

«Знаешь, почему яркие огни быстро гаснут?»

Вздрогнув, я застываю посреди узкого коридора. Слова Сатуры ложатся на душу тяжёлым грузом. Тогда я не осознал, но сейчас кажется, словно он обвинил меня в недостаточной заботе о Курае.

— Господин Орис вернулся! Господин…

Вскинув голову и злобно уставившись на лисят, я проклинаю мага. Не ему поучать меня. Заметив моё недоброе расположение духа, помощники нервно вытягиваются в струнку.

— Г-господин, Вы пришли навестить лидера?.. — осторожное уточнение.

— Навестить?! — голос почти срывается и переходит в рык, — Где он? Где Курай?!

Он не отправился в Виэл. И этим всё сказано. Он должен был возглавить оборотней, но остался.

Пискнув, лисята разбегаются в стороны и наперебой начинают оправдываться.

— П-понимаете, лидер… Прямо посреди собрания… После вступительных слов… Мы не знаем причины…

Зарычав, я направляюсь прямиком в его личные комнаты. Лисятам приходится бежать за мной, чтобы договорить.

— В общем… Лидер внезапно потерял сознание… И не очнулся до сих пор… На земли клана прилетел демон… И он забрал собранных лидером охотников и воинов…

Больше не слушая слуг, я почти вбегаю в спальню одноухого. Не почувствовав запаха крови, несколько успокаиваюсь. Лис спокойно лежит на постели, рядом на полу стоит несколько свеч. Окно открыто, разгоняя душный воздух. Склонившись над оборотнем, я не вижу ничего страшного. Кажется, что он просто спит.

— Курай… Прости. Меня не было рядом, когда я был нужен тебе на самом деле. Мне так жаль… С такой раной ты выдержал Совет Чёрного Стола, а потом ещё и собрание клана…

Рука лидера дёргается и приподнимается. Тут же и веки дрожат, словно неохотно поднимаясь.

— Ла… — шепчет лис, — …пу, Ори… с-с.

Раздражение вспыхивает подобно пламени, но я заставляю его утихнуть. Резко вдохнув, встаю, чтобы отметить пробуждение лиса негодующим взглядом.

— Лапу? А ты не обнаглел? Я тебе не собака.

— О-о, ты… беспокоился? — Хигуро слабо улыбается. — Где я?

— В своей комнате. Что случилось? Мне сказали, что ты потерял сознание.

Простонав что-то непонятное, Курай тянет руку к кувшину. Пересилив гнев, я помогаю ему сесть и выпить сладкой воды.

— Что-то я часто теряю сознание… Два раза за день, м-м. О луна… мне всего двадцать три года…

— Хватит играть на моём терпении, бездельник, — усмехаюсь, не зная, куда деть агрессию. — Что ты помнишь?

Блуждая взглядом по комнате и наткнувшись на меня, лис протягивает руки и взъерошивает мои волосы.

— Огонь… вода… шум. Ох… наш план. Я должен идти… Оборотни…

— А ну сидеть! Куда в таком состоянии? Ты говорить не можешь! Кур-р-рай!..

***

Аскарто

Как я и предполагал, Зарто прячется от дневного света в руинах. Но застать ангела спящим не удаётся. С заходом солнца он покидает убежище. Я успеваю лишь заприметить его облик, тающий в темноте. Слишком много времени потратил, сидя на разрушенной башне и вспоминая прошлое.

Я часто витаю в облаках и теряюсь во времени. Не думал, что привычка сыграет со мной злую шутку…

Догнать Зарто оказывается так же непросто. Мой полёт слишком медленен, по сравнению с его. Лишь когда он достигает города, окружённого ночными звуками, я успеваю приземлиться рядом с ним.

— Ты не спешил, — иронизирует надменный ангел, мотнув головой. — Нет желания меня останавливать?

— Моё желание? Зарто, ты заманил меня сюда. Так может поведаешь о своём?

Порыв ветра развивает тёмные волосы, и Зарто поворачивается ко мне с усмешкой на губах. Из-за разного цвета глаз сложно понять его настроение. Чёрно-голубой кажется тоскливым, а тёмно-фиолетовый, почти сливающийся с чёрным, насмешливым. Золотые узоры на шее сливаются с моделью часов и знаками на чёрной ткани. Чёрные с золотым рога отросли выше макушки, клыки делают улыбку зловещей, а огромным чёрным крыльям позавидует любой демон из мира людей. Эти искажения совсем не подходят Зарто.

Конец ознакомительного фрагмента.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я