Осколки мёртвого мира
Олеся Зарксова

Мир, искажённый падением звёзд, разрывает война. Ангелы сеют разрушения, демоны несут спасение, выжившие расы объединяются, и только маги влачат существование вдали от осколков божественных часов. За исключением Сатуры, ставшего одним из первых собирателей. Когда же их компания разошлась, маг решил жить в одиночестве. Вот только непросто убежать от сожалений. Желание сводит Сатуру со старыми друзьями, врагами и магом, который как никто другой жаждет разрушения. В чьих же руках окажется будущее?

Оглавление

Глава 6. Одноухий лис и однорогий ангел. Часть 1

Курай

Услышав неестественное шуршание травы, нарушающее моё одиночество, я не отрываюсь от расслабленного наблюдения. Вне городских стен растёт зелёная, с синим оттенком трава. Простирается голубое небо, и пушистые облака безмятежно плывут по нему. Сидя на холмике, откуда раскрывается великолепный вид, я подставляю лицо под порыв тёплого ветра, доносящего запахи цветов.

Вот такой мир мы должны защитить.

— Нашёл меня всё-таки?

— Курай. Прошу, вернись в клан.

Оглянувшись, я рассматриваю черношёрстного оборотня с недобрым взглядом, и мы пытаемся убедить друг друга в молчаливом противостоянии. Я сдаюсь первым и, проведя рукой по траве, понимаю, что чего-то местным лугам не хватает.

Ни одной бабочки…

— Что-то случилось? Непривычно видеть тебя задумчивым. Обычно при виде меня ты всегда говоришь что-то вроде: «Орис, ты страшный, превратись в волка и дай лапу».

— Но ты же никогда меня не слушаешься, — обиженно поджимаю губы. — Я не виноват, что без секиры ты такой высокий и мрачный.

— С секирой лучше? — смеётся волк.

Я тоже улыбаюсь.

— Немного. Опять Межрасовый Совет Чёрного Стола прислал приглашение?

— Да. Ты ведь пойдёшь? Курай? Ты обязан прийти. Тебе придётся пойти.

Я взмахиваю рукой в ответ.

Знаю, что придётся… Но хотел получить хотя бы пять осколков. Из-за кого-то у меня не получилось. Правда, случайная встреча с фамильяром и проданная им карта могла подвернуться кому угодно. Так что не мне жаловаться. И всё же… кто забрал его? На землях фей я не встретил никого подозрительного. Кроме Сатуры.

«Я ищу здесь одного мага».

Хоть он и солгал, это была не совсем ложь. Возможно, он и правда преследовал кого-то, а вместо него наткнулся на ангела. Сатура ли забрал осколок? Или тот, кого он преследовал? В любом случае, маг намеревался взять его себе. Неужели снова занялся поиском часов? Спустя десять лет…

Вспомнив то, что произошло после сражения с ангелом, я падаю духом.

Нет… не думаю, что Сатура хочет собрать часы. Он едва не выбросил осколок. Тогда его взял тот, кого он преследовал. Тоже маг? Но маги с самого начала не показывали желания участвовать в войне. Может, на Совете что-нибудь удастся узнать?

— Хигуро Курай, мой уважаемый лидер, — зовёт братец-волк, напоминая о себе, — ты же не собираешься пропустить собрание?

— У меня есть причина. Я знаю местонахождение ещё одного осколка и намерен заполучить его. Чёрный Стол поймёт меня. Может, я даже успею.

— Самоуверенность тебя погубит. Позволь мне помочь.

— Позволяю.

Поднявшись и потянувшись, я стряхиваю травинки с хвоста и штанов.

— Так что-нибудь случилось? Ведёшь себя необычно тихо.

— Просто встретил старого друга…

Подняв голову и взглянув на медленные облака, задумываюсь над своими словами.

Интересно, а они как думают? Всё-таки я был первым, кто ушёл…

— Случайно не Сатуру? По-моему, он единственный, кого ты мог бы назвать старым другом. Членов Совета ты обычно называешь по именам.

Повернувшись к черноглазому волку, удивлённо дёргаю ухом. Звякает серьга.

— В самом деле? Не думал, что ты знаешь его…

— Познакомился с ним, когда ты в очередной раз сбежал из клана. Знаешь, он всегда о тебе беспокоится. Один раз он спросил меня: «Знаешь, почему яркие огни быстро гаснут? Потому что огоньки поменьше…

— Достаточно. Я всё понял. Если будешь снова меня искать… больше не беспокой его. Сатура не должен быть втянут в войну.

Черношёрстный скрещивает руки и прищуривает глаза. Свет, падающий на его лицо, выставляет парня в мрачном виде.

— То есть вместо того, чтобы вернуться в клан, ты снова собираешься сбежать от меня? Это хочешь сказать?

Широко улыбнувшись, я сбегаю с холма и машу волку рукой.

— Вспомни, почему я лидер? Потому что обладаю осколками. Так что, в первую очередь, обязан их искать! Ну же, догоняй!

Подобравшись, парень опускается на траву и в следующий миг ко мне мчится огромный волк. Стремительно приблизившись, он едва не сбивает меня с ног. Я успеваю запрыгнуть на его спину и сжать пальцами ремешок на шее. Хоть говорит, что не любит катать меня, ремешок всё равно не снимает. Засмеявшись, я протягиваю одну руку вперёд.

— К Сверкающим горам, Орис!

Они не так уж и далеко от Маскарда. Немного беспокоит то, что ещё ближе находится Город Чёрного Стола. Надеюсь, волк не свернёт туда из вредности.

Правда, он не может меня ослушаться…

Потеребив серьгу, я задумываюсь.

Сверкающие горы… Совсем рядом Цветочные холмы демонов. Раз они до сих пор не собрали осколок, значит, не знают о нём. Да я и сам удивляюсь, как его искать. Горы усыпаны драгоценными камнями и прямо-таки сверкают.

Закрыв глаза, я наслаждаюсь дующим в лицо ветром.

День постепенно сменяется вечером. Небо зеленеет, облака становятся жёлтыми и тянутся к горизонту. Затем, когда освобождают небо, оно окрашивается в лиловый и тёмно-синий. Загораются звёзды, поблёскивая как не менее красивые драгоценности. И хоть в первой половине ночи они все белые, ко второй примут различные оттенки.

Да… Странно любоваться звёздами после случившегося сто лет назад. Впрочем, о чём переживать? Мы не знакомы с прежним миром, нас устраивает нынешний. Всё, что нужно — защитить его.

Небо застывает синим занавесом и понемногу темнеет. А впереди виднеются горы, издалека сверкающе различными крупицами драгоценностей. Удивительно, как их ещё не собрали.

Ах, точно… Кажется, сначала было решено собрать всё внутри. Всё-таки такую красоту, даже ради золота, портить не хочется.

— Ночью будет только удобнее искать. Не сворачивай к городу!

Братец-волк послушно мчится к горам. Он, должно быть, устал бежать весь день, но всё равно продолжает исполнять роль помощника. Восхитившись его упорством, обещаю себе найти осколок как можно скорее и отправиться на Совет. Ведь его не так уж часто собирают, а, значит, скажут что-то важное.

Интересно… сколько найдено осколков?..

— Куда дальше, Курай?

Волк останавливается у подножья и поворачивает голову. Воспользовавшись шансом, я слезаю и приседаю пару раз.

— Так, хорошо. Дальше я сам, а ты отдохни. И так проделал большой путь. К слову, я сломал свой меч и на данный момент безоружен. Может, вернёшься в клан?

Я ищу предлог, чтобы побыть один. В последнее время слишком часто так делаю.

В последнее… Нет. Уже десять лет, как я избегаю долгого нахождения с кем-то. А всё из-за побочного эффекта осколков. Да о чём я? Просто… чувствую вину. Ни дня о ней не забывал и старался исполнить обещание. Пусть оно ничего не изменит, надеюсь, что однажды мы снова…

— Курай. Ты не один. Я защищу тебя. Только не прогоняй меня. Я не боюсь столкнуться с опасностью в лице ангела или действия осколка. Ты не должен нести это бремя в одиночестве, просто потому, что являешься лидером клана.

Удивлённо взглянув в чёрные преданные глаза, с улыбкой протягиваю руку.

— Лапу, Орис!

Оскалившись, волк опрокидывает меня на землю. Его челюсть щёлкает рядом с моим ухом, слегка напугав напоминанием о стычке с ангелом, боли и позоре.

— Несносный мальчишка! Если продолжишь вести себя так, клан потеряет доверие, а ты — место лидера! И ещё неизвестно, позволят ли тебе сохранить детали часов!

Рык волка вместе со словами довольно страшен. С опаской протягиваю руки и приглаживаю чёрную шерсть на шее. Не смотря на грозный вид, она довольно мягкая.

— Я знаю. Не беспокойся. Сейчас мы собрали большее количество осколков, чем остальные, поэтому такой исход сомнителен. Возвращайся в клан и подготовь всё для моего появления. Я не исчезну. А вот, если появлюсь в таком виде, будет много шума!

С минуту раздумывая над моими словами, Орис всё же отпрыгивает в сторону и позволяет мне встать. И прежде, чем раствориться в темноте, говорит:

— За тобой стоит весь клан, каждый оборотень на этой земле. Помни.

Оставшись один, я позволяю себе вздохнуть. И с улыбкой поднимаюсь к горам.

Такой заботливый… Орис ревностно защищает меня с первого дня, как стал моей правой лапой. Интересно, почему он так старается, даже после того случая…

— Как же ты ошибаешься, друг мой. Так! Самое время припомнить слова фамильяра.

Погрузившись в воспоминания, я поднимаюсь по проделанной добытчиками камней дорожке. Добывают их маги и хвостокрылые. Каждый приносит пользу и исполняет свою роль. Так было решено Советом Чёрного Стола. В него не входят маги и ангелы, но он имеет огромное влияние, ведь состоит из правителей, обладающих частями божественного артефакта и нескольких простых глав. Весь нынешний мир держится на нём.

Если бы не ангелы, началась ли бы, вообще, война?

Заглядывая под каждый выступ и ямку в горных стенах, я оцениваю расстояние до земель демонов. Горная цепь тянется достаточно далеко, чтобы с ними столкнутся. Даже лепестки с их полей сюда не прилетают. Вытащив цепочку с деталями, оцениваю их реакцию на близость со своей частью. Но, заметив свечение, нерешительно оглядываюсь.

Надеюсь, Орис задержится…

Части светятся ярче. Услышав шум, осторожно поворачиваюсь. Плохи дела. Если не завалит обломками горы, то сорвусь вниз или же буду погребён под песком. Встряхнув головой, прислушиваюсь к окружающим звукам и иду дальше.

Слишком ярко… Ещё заметят.

Спрятав цепочку, ступаю вперёд и обглядываюсь, наблюдая изменения. Словно иллюзия, стены по сторонам от меня колеблются, расползаются, истончаются или вовсе пропадают. Побочное действие осколков в том, что иногда они просыпаются и меняют время окружающих вещей. И если бы поблизости было живое существо, определённо, ничего хорошего бы не случилось. Вспомнив маленького мага со стрелкой, я останавливаюсь. Тропа под ногами опасно изменяется, но я её не замечаю. Всё моё внимание сосредоточенно на мальчишке с пустыми глазами.

«Если бог не может вернуть моих родителей, тогда он мне не нужен».

***

Аскарто

Поднявшись выше и опустившись на зубчатый край башни, я наблюдаю за пожирающим дома пламенем. Оно рвёт их на куски и охватывает всё, словно оголодавший зверь, что заживо поедает живых. Их крики и боль разносит ветер, пытаясь попросить о помощи. На душе спокойно: в происходящем нет ничего необычного. В далёком прошлом приходилось наблюдать и не такое. Когда люди впали в порок и землю заполонили уродливые демоны, приходилось очищать грешные души раз за разом. Видеть искажённые чувства и ощущать их на себе.

Я почти уверен, что Зарто думает о людях как о предателях. Но даже если бы они не собрали часы, однажды… мы сами бы обернулись против них. Я не раз задавался вопросом: зачем нас создали? Почему мы должны страдать ради людей, которые повторяют свои ошибки? Это они портят мир, а мы его защищаем. Так почему наказали именно нас? Наказали… Нет. Мы просто стали ненужными.

— И даже если вернуть часы… найдётся ли место нам на небесах?

С громким возгласом надо мной проносится огненный ангел. Он явно наслаждается учинённым беспорядком и довольно бодро выглядит после встречи с Зарто.

Где ты, Зарто? Я должен тебя остановить.

Спрыгнув с башни, я расправляю крылья и лечу к следующему городу. Поиски затягиваются. Думал, будет легко. Однако, почти в каждом городе творится что-то своеобразное. Как бы не пытался до него дотянуться, его нигде нет. Наверное, потому что ищу я вовсе не того ангела, которым он является сейчас.

Я никогда не понимал его. Он первый, кого создал бог, и оттого загадочнее остальных. С самого начала он был слегка надменным и эгоистичным, сильным и властным. Он скорее был похож на бога. Ни у кого из нас нет столько чувств, сколько у него. Удача ли он или ошибка, не знаю. Мы пытались быть похожими на него, но не могли. Нас создали иначе. Мы были просто Хранителями, а он нашим лидером. Он вёл нас. Если бы не он, мы были бы похожи на марионеток. Он дал каждому из нас что-то особенное, отличающее от других. Научил сражаться, мыслить, чувствовать. Тогда мы не осознавали, насколько он опасен. И как сильно похож на демона.

Встряхнув волосами, оглядываюсь на пылающий город. Огромный костёр посреди ночи пылает так ярко, что невольно затягивает в себя. Ему всё равно, что поглощать, лишь бы больше. Жечь и жечь, чтобы не исчезнуть. И мы, как пламя, пытаемся существовать и притягивать внимание путём жертв.

Теперь мы — истинное зло, а демоны — милосердие. Грешных людей нет на земле и бога тоже. Нынешний мир спокойное и процветающее место. Но ему, наверное, настанет конец, когда Меч Времени окажется в наших руках.

«Собрать часы не наша основная цель», — твердит Зарто.

Кто бы знал, что значат его слова. Никому из нас он не говорит большего, словно не доверяет или опасается, что кто-то пойдёт против него. Есть в нём что-то странное, чего нам не понять. Если бы могли, не пришлось искать его наугад.

Отвернувшись, я направляюсь к следующему городу, гадая над его посланием и тем, где он может быть. Ждёт ли меня. Сомневаюсь, что он ушёл просто так. Ведь обычно он покидал руины только со мной, редко с кем-то ещё. Один он ушёл впервые.

Что он задумал? Переманить меня на свою сторону, склонив к насилию? Или же хочет поохотиться вместе, чтобы поглотить больше скверны? Может, я думаю о нём с неверной стороны и на самом деле у него тоже есть страх потерять себя? Для этого он приглашал меня с собой? Нет. Бессмысленно. Зарто сильно отличается от нас, у него слишком много чувств, которые нам не понять.

***

Курай

Сквозь туманное сознание я слышу топот лап и заставляю глаза открыться. Голова немного болит и перед глазами размытое сияние. Поморгав и привыкнув к свету, осознаю, что он исходит от звёзд и камней, торчащих из горных стен.

— Курай!

Руки с чёрными когтями цепляются за мои плечи. Схватившись за голову, я опускаю взгляд на грудь. Детали часов больше не светятся. Ещё ночь. И Орис вернулся. Значит, прошло несколько часов.

— Вот так артефакт! — невесело смеюсь. — Это было опасно. А ты говоришь «доверься нам». Не хочу быть ответственен за твою смерть. Давно ты тут?

— Опасно?.. — тихо уточняет парень и срывается на рычание: — Взгляни на свою руку! Да ты хоть представляешь, как я испугался?!

Отняв её от головы и поднеся к лицу, вижу заляпанные красной жидкостью пальцы и коготки. Резкий запах бьёт в ноздри. Всё почти, как тогда.

— Вот почему голова болит? Эх, я не помню, что случилось. Помню только, что осколки проснулись и начали крошить время.

— Я только вернулся, — признаётся черношёрстный и отстраняется. — Нашёл тебя без сознания посреди этого… Если бы не украшение на твоей шее, подумал бы, что на тебя снова напал ангел. Дай осмотрю рану.

Всё так плохо?..

Позволив вертеть свою голову в стороны, мельком замечаю куски, вырванные из стен, дыры или, вообще, пустое пространство. Словно на гору упало огромное количество магических снарядов. Поверхность вокруг меня исчезла или разрушилась. Услышав звук разрываемой ткани, чувствую её прикосновение ко лбу и щеке. А после Орис накладывает повязку.

— Пойдёшь на собрание в таком состоянии?

— Что поделать. Найду осколок и пойду.

— Оно вот-вот начнётся. У тебя нет времени. Забудь об осколке. Ты не найдёшь его с такой раной. Голова кружится? Скорее всего, ты ударился при падении.

Да не падал, вроде…

Я резко выдыхаю и пытаюсь улыбнуться сквозь боль.

— Тогда помоги мне. Не найду осколок, он достанется ангелам. Они разрушат гору, чтобы его найти. А тут полно шахт и город внизу. Все они будут уничтожены.

Отойдя, оборотень подбирает что-то с земли и бросает мне. Перед глазами резко темнеет и к ногам падает что-то с лёгким звяканьем. Стянув накидку правителя, я смотрю на посох с подвесным амулетом.

— Иди на собрание, Курай. Как твоя правая лапа, я, Орис, клянусь, что найду осколок вместо тебя и доставлю его в целости и сохранности.

Орис опускается на одно колено. Закрепив накидку на плечах, я сжимаю пальцы на тонком чёрном посохе с золотыми кольцами. И, встав, тяну чёрное ухо братца-волка. Он не шевелится, даже хвост не вздрагивает. Уныло осознав своё положение, я с шумом выдыхаю.

— Хорошо. Поручаю тебе найти его, Орис.

Отойдя на шаг, я касаюсь украшения в ухе, вернее знака правителя, и с его помощью перемещаюсь в Город Чёрного Стола, ко входу в главный зал. Привыкнув к полумраку, раскрываю парную дверь и вхожу. По стенам расставлены свечи, за чёрным круглым столом собрались все представители, кроме меня.

Демоны, кровавые, западный клан оборотней, эльфы, феи, хвостокрылые. Шесть из семи кресел, стоящих друг от друга в трёх шагах.

Молча пройдя к своему месту, я забираюсь в высокое кресло из чёрного камня и ставлю посох у подлокотника. В темноте огромного зала едва можно разглядеть лица присутствующих. Основной опознавательной чертой являются накидки. Знаки на них ярко переливаются своим цветом из-за отражения пламени. Голова всё ещё болит, потому я не стараюсь вглядеться в знакомые лица, а расслабленно прикрываю глаза.

— Начнём собрание Межрасового Совета Чёрного Стола с подсчёта найденных осколков божественного артефакта, — заговоривший первым поднимается и притягивает взгляды. — Принц леса и представитель эльфов, Мирэл Мидо. Ответственный за защиту территорий и слабых рас на западе. Один осколок.

Мельком оглядываю старого знакомого. Он стал величественнее и серьёзнее. Хоть и был самым старшим из нас, обычно лишь наблюдал. Высокий эльф с озёрного оттенка глазами и со светло-зелёными длинными волосами, из которых выглядывают заострённые уши. На нём зелёная с серебряными узорами накидка и маска на половину лица, переходящая в обруч из драгоценных камней и листьев, знак правителя.

Представившись, он садится. И начинают представляться все по кругу.

— Первый и представитель кровавых, Акарана. Три осколка.

Коротко объяснившийся член Совета закутан в красную накидку, перетянутую шнурками с некрупными косточками. Он единственный из нас, не являющийся первым собирателем. Акария, который должен был стать членом Совета, почему-то отказался, словно наше обещание десятилетней давности его не заботит.

— Глава западного клана и представитель ночных оборотней, Отори Кураса. Моя ответственность лежит на охоте за опасными существами. Два осколка.

Белые с чёрными локонами волосы, повязка на глазу, конец которой завязан на перьях, торчащих из волос, чёрные рога чуть ниже, второй глаз тёмно-бирюзовый, два хвоста с перьями, перемотанные лентой. Накидка ночного феникса, тёмно-бирюзовая со светло-жёлтыми узорами. Кураса тоже не была с нами десять лет назад, я встретил её уже главой клана, когда узнал о существовании западного клана и о том, что кто-то из них стал обладателем.

С трудом встав на ноги, придерживая неаккуратную повязку, проговариваю:

— Лидер и представитель клана оборотней, Хигуро Курай. Ответственен за защиту границ и территорий, истребление монстров, разведку и охоту, исполнение заданий и контроль магов. Четыре осколка.

И с облегчением опускаюсь в кресло. После меня никто представляться не спешит. Я в непонимании поднимаю голову и смотрю в соседнее кресло. Вместо Сории в нём сидит другой демон, с явной неохотой оглядывающий присутствующих.

Серые волосы и такого же цвета крылья, глаза поблёскивают более светлым оттенком, только рога и когти на руках имеют чёрный цвет. Никакой накидки на нём нет.

— По просьбе брата принцессы демонов и их представителя, Сории, я, Хаято, ответственный за изгнание ангелов, присутствую сегодня вместо него. В сражении с лидером ангелов он получил серьёзные раны и не может явиться лично. На данный момент у демонов четыре осколка, а у ангелов пять.

Зал застывает. С прошлого собрания результаты сильно меняются и не в лучшую сторону. В прошлый раз на первом месте по сбору оказался я, к тому же как лидер оборотней имею шесть, а то и семь. Однако ангелы успели заполучить два осколка.

— Ах, да, прошу прощенья, — поднимаю руку. — В связи с некоторыми обстоятельствами я знаю местонахождение ещё трёх осколков, два из которых принадлежат существам, чью личность я не могу раскрыть, и один скоро будет в руках моего подчинённого.

— Имеющихся у нас осколков пятнадцать. У врагов семь. Всего найдено двадцать два из тридцати, — поднимается и говорит Принц леса. — Пока превосходство на нашей стороне, но нельзя ослаблять бдительность.

Я невольно улыбаюсь. Мирэл такой серьёзный. Я несказанно рад его видеть и знать, что он не испытывает ко мне ненависти.

— Преимущество не играет роли в сражении за божественный артефакт, — произносит демон. — Оно может измениться в любое время. Прямо сейчас лидер ангелов продолжает учинять разрушения и сеять панику. У нас не хватает сил без Сории, чтобы сдержать его и остальную троицу. Хоть, по нашим сведениям, ангелов шесть, за осколками охотятся только четверо. Мы ещё не знаем какова причина. Даже сила лишь четырёх заставляет напрячься. Если остальные решат их поддержать…

Замолчав, демон передаёт право высказаться другим.

— Касательно трёх осколков, о которых я говорил ранее, — всё же решаю начать сам, чтобы избежать недопонимания. — Вернее двух. Один находится у того, кого некоторые из нас хорошо знают. Он не является нашим врагом, как и союзником. И второй осколок был взят неизвестным из земель фей около недели назад. Есть подозрения… что это был маг.

«Я подтверждаю слова Курая. На наших землях Петля оставила огромную дыру, а немного погодя один маг навредил духам и напал на фею. Он забрал осколок, затем направился в земли русалок, где впоследствии использования осколка были сломаны небесные кристаллы».

Голос феи раздаётся несколько неожиданно. Я с минуту прихожу в себя. Право голоса у меня забирает Принц леса.

— Поступок неизвестного нам мага принёс много вреда. Сейчас города страдают из-за нападок диких зверей и монстров. Маги и оборотни стараются уладить возникшие неприятности путём выполнения заданий. И в связи с произошедшим возникает вопрос, можем ли мы полагаться на магов как раньше?

Сжавшись, понимаю, что попал. Хоть и сказал, что в мои обязанности ходит слежка за магами, я около месяца назад ушёл из клана и не знаю последних сведений, добытых охотниками.

Попробую отвлечь их…

— Сейчас наш знакомый преследует неизвестного мага, — расставляю всё по местам, — и желает забрать у него осколок. Он был в Городе небесных камней вместе с магом и убедился в том, что оставлять ему осколок нельзя. Я предлагаю доверить мага ему и самим разбираться с более существенными вопросами.

— Поддерживаю Курая, — одновременно произносят Мирэл и Акарана. — Ему можно доверить преследование неизвестного мага. Вмешайся мы и маги начнут что-то подозревать, а как слухи расползутся, в стороне они не останутся. Что касается вопроса доверия, пока оставим его.

— Сейчас в приоритете защита городов и усмирение ангелов, — поднимает лапу, молчавший всё это время Хвостокрылый король в чёрной накидке с фиолетовыми узорами. — Жертв нужно избежать. Мирные жители и слабые расы не могут сами себя защитить.

— Появилось множество невиданных и достаточно опасных существ, — громко говорит глава западного клана. — Наша задача разобраться с ними и избежать убийств ценных животных и слабых существ. Наш клан мал и потому не может предложить помощь в чём-то большем.

— Наши и основные земли хвостокрылых хорошо защищены, — закрывает глаза эльф. — Я отправлю несколько отрядов для поддержания защиты и порядка в города. Но чтобы окончательно разобраться с ситуацией, нужна помощь магов в починке небесных кристаллов. Сомнительно, что неизвестный маг повторит попытку их уничтожения, и всё же я оправлю отряд и на их защиту.

Глубоко вдохнув, устало прикрываю глаза.

Всё так сложно… Такова ответственность правителей. Решать подобные вопросы и жертвовать чем-то. Какой эгоизм…

— Главная угроза — ангелы, — неохотно вмешиваюсь. — Они охотятся за каждым обладателем осколка, разрушают и убивают без сожаления. Сражаясь с ними, мы несём потери. Что бы мы не думали о них, нам нечего противопоставить. Именно потому война длится уже сотый год. Никто из нас не бессмертен. А ангелы живы по сей день и нет доказательства, что их можно убить.

— Можно, — отрицает демон. — Мы не раз наносили им раны. Однако, стоит им впитать скверны, как от ран не остаётся и следа, а сами они становятся сильнее. Они сражаются по одиночке, но даже так одолеть их непросто…

— Против ангелов эффективно наше оружие, вот только использовать его можем лишь мы, — звучит голос из-под алого капюшона. — И мы не намерены защищать слабых. Мы и так это сделали — мы были первыми, кто начал противостоять ангелам, пока вы учились сражаться. Мы сразимся с ангелами за осколок, но искать и пытаться их убить не в наших интересах.

Все замолкают, обдумывая позиции друг друга.

Презренная сторона…

— Я разузнаю что-нибудь о магах. Сейчас они не представляют угрозы, но хотелось бы избежать конфликта в будущем. Даже если они не желают участвовать в войне…

«Маги — жестокие существа. Они постоянно пленят духов и используют их в виде оружия. Сие оскорбление для нас. Зачем они существуют? Так ли они нужны нашему миру? У них нет обязанностей. Они всё равно, что животные».

Зачем?..

В зависшей над столом тишине застывает вопрос. Ни у кого из присутствующих нет на него ответа. До сих пор нам не было особого дела до магов. Мы относимся к ним как к чему-то обычному. Только их слишком опасно держать рядом и посвящать в планы.

— Особых неприятностей до сего дня они не приносили, и мы закрывали глаза на их существование, — спокойно произносит Принц леса, сплетя пальцы на столе. — Будем решать их дальнейшую судьбу, когда узнаем больше. Курай, предоставь отчёт как можно быстрее.

— Сделаю.

Есть ещё кое-что, беспокоящее меня. Как и сказала фея, маги могут приручать духов или других существ. Одно из таких подсказало мне о местонахождении двух осколков. Не хозяину, а случайному прохожему. Почему? Сам фамильяр, разумеется, не может собрать осколки. Но по какой-то причине знает о том, где они. Откуда?

Представители переговариваются между собой, а я их не слушаю. Мысли сосредоточенны вокруг одного конкретного мага. Если они узнают о том, что мы доверяем ему, поднимется шум.

Послать ему в помощь своего подчинённого?.. Он не глуп. Попросить кого-то из западного клана? Кажется, они не очень-то заинтересованы. С другой стороны, они по-прежнему мои подчинённые. Всё-таки попробую. Если бы в тот раз Сатура был один…

Я чуть улыбаюсь при воспоминании о нашей встрече.

Он больше не один. Парень обзавёлся фамильярами… И похоже, в последнее время вёл себя тихо. Нашёл что-то важное для себя? Пустота из его глаз исчезла, хоть он и отрицает прошлое. Ну, с ним уж точно всё будет хорошо. Одного маленького помощника будет достаточно. А мне стоит прислушаться к словам Ориса.

— Мнение каждого сходится на уничтожении ангелов, — встаёт из-за стола кровавый, нарушив тишину зала перестукиванием костей. — Я предлагаю вам уничтожить их, не ограничиваясь на защиту.

Неожиданная смена мнения кровавого тяжёлыми словами расползается по залу. И даже огоньки свеч вздрагивают, почувствовав перемену.

— Что?.. — тихо переспрашивает Мирэл. — Позволить им убить столько, сколько потребуется? Я против. В первую очередь, наша обязанность защищать!

Я удивлённо смотрю на эльфа. Меня и самого несколько пугают слова Первого. Но я впервые вижу, чтобы он повысил голос. Не обратив на него внимание, Акарана продолжает:

— И одна из их слабостей может быть, как раз в том, что они одиночки. Заманим несколько ангелов в одно место и попробуем уничтожить, используя их привязанность друг к другу. Вот, что сильнее всех отличает нас. Их всего шесть, у каждого из нас за спиной целые города и поселения собратьев. Они бессмертны, в отличии от нас. И потому сильнее дорожат своими жизнями и отношениями. Чем мы, те, кто может и двадцати лет не прожить.

— Согласен! Неплохая идея, — усмехается демон, шелохнув крыльями, отчего несколько лепестков разлетается по залу. — Однако, что им противопоставить? Сория не в состоянии идти в бой. Только я, Шэрид и трое демонов можем открыто сражаться, но наши силы просто уничтожат друг друга. Не говоря о том, что на столь подлое предложение никто из нас не согласится. Мы не монстры, даже если вопрос стоит в освобождении мира от ангелов.

— Пострадает много невинных, — качает головой Хвостокрылый король. — А в случае неудачи ангелы озлобятся и жертв будет ещё больше.

Голос его спокоен, хоть и напряжён. Хорошо, что среди нас одни правители, иначе было бы шумно.

— Зато ваша проблема исчезнет, — пожимает плечами Акарана. — Если не получится, попробуйте ограничить ангела в движении и силе, выбрав узкое и неудобное для полёта место, где поблизости нет живых существ. Есть множество способов победить сильного врага. Единственное условие — риск. Никто ещё не убивал ангела потому, что вы отказываетесь рисковать. Сколько жертв преподнесли вам ангелы за сто лет? Явно больше, чем могло бы, рискни вы дать им отпор.

Обвинение представителя одной из сильнейших рас давит и обнажает сковывающие нас цепи. И в то же время протягивает руку, чтобы их разорвать. Нужно только потянуться в ответ.

«Легко говорить кровавым. Наша магия и оружие бессильны».

Присутствующие скользят взглядами по лицам рядом с собой.

Оборотни, по сути, единственные, кто всерьёз разыскивает часы. Демоны не позволяют сделать это ангелам. Эльфы все силы бросают на защиту и винить их не в чём, ведь их природная магия просто тает перед скверной ангелов. Кровавые ищут осколки по неизвестной причине, которую не собираются раскрывать.

Вспомнив слова Ориса, поднимаю руку. Все сразу неодобрительно прищуриваются и качают головами. Глава западного клана поднимает руку, пусть и не обязана поддерживать меня. Предложивший идею Акарана садится на место.

— Как я и говорил, не в моих интересах участвовать. Но я прослежу за вашими действиями.

— Нужно скрыть наши действия от магов, — произносит Принц леса. — Всё станет слишком сложно, если они прознают и решат вмешаться. Одолей они одного ангела и захотят участвовать в войне.

— Я не возражаю против второй идеи, — поднимает руку демон. — Но окончательное решение за принцессой.

Оставшийся член Совета долго молчит и обдумывает предложение. Вот только, если подумать, его решение ничего особо не изменит.

— Я против, — всё-таки не изменяет себе эльф.

— Значит ли это, что ты отказываешься от участия в войне, Мирэл? — встревоженно приподнимаюсь. — А как же наше обещание?

Лицо старого друга скрывает тень. Выражение его глаз мне не увидеть: я сердцем чувствую, что означает его молчание. Он и раньше не особо горел желанием искать божественный артефакт, хоть и дал с нами обещание защищать мир.

— Да. Хорошо. Я рад, что ты с нами Мирэл. Если бы мы все согласились, то было бы страшно. Я уважаю твоё решение защищать нынешний мир от ангелов, даже если не будешь искать часы. Ты ведь будешь защищать слабых и поддерживать их, пока мы будем сосредоточенны на разрушении? Я рассчитываю на тебя, Принц леса.

Зеленоволосый спокойно кивает. И я несколько озадачено сажусь на место. В сложившийся ситуации оборотни и демоны становятся основной силой. И когда мы разберёмся с ангелами или же они с нами, в игру вступят кровавые.

Сатура… что ты будешь делать?

— С этого момента собрание Межрасового Совета Чёрного Стола разделяется на две половины: военную и защитную, — берёт всё в свои руки Принц леса. — А теперь перейдём к обсуждению стратегии. Времени ожидать Сорию у нас нет. Эльфы укрепят защиту городов в течении последующих нескольких дней. Заглядывать в дальнейшее будущее смысла нет. Мне более нечего сказать.

— Просьба о сотрудничестве и помощи магов в починке небесных кристаллов будет отправлена на днях. Отчёт об их передвижениях будет через неделю, — медленно проговариваю. — Однако я считаю, что бросать все силы на ангелов неразумно.

— Мы займёмся поиском осколков, — слегка усмехается кровавый. — Можете не беспокоиться, что они достанутся ангелам.

Нахмурившись, я перевожу взгляд на скучающего демона.

— Я не имею в виду поиски. Сейчас нет смысла грызть друг другу глотки. Я имею в виду доверие. Мы не можем его игнорировать. И потому я отстраняю западный клан от дальнейшего сотрудничества. Ответственность за ангелов берёт основной клан. Кураса, я предоставляю тебе право командовать всеми оборотнями, не участвующими в плане. Они должны охранять границы и исполнять свои обязанности.

— Я прослежу, — тихо отвечает глава.

— И какое место выбрать? Кого из ангелов попытаемся убить?

— Демоны знают о них больше остальных, вам и выбирать.

— Есть ангелы, что ходят парой, — задумывается Хаято. — Их лидер Зарто и Аскарто. Как раз сейчас оба ангела находятся на общих землях. По нашим наблюдениям, Зарто самый жестокий из них. А Аскарто по какой-то причине всегда останавливает лидера от разрушений, которые он мог бы учинить в одиночку. Сейчас они порознь, но не думаю, что надолго. Так же есть один ангел, что никогда не покидает руины. Один из оставшихся всегда действует только по ночам в холодных землях. Огненный демон Шаки выбирает более слабых одиночных обладателей осколков. В противоречие, последний ангел нападает на города и селения.

— Попробуем начать с лидера, — киваю, нервно шевельнув хвостом. — Выбор места и стратегии предоставляю тебе, Акарана. Позднее мы втроём встретимся и обсудим детали. Возражения?

— Последний вопрос, — просит существо в капюшоне. — Рискнёте ли вы двое использовать осколки против ангелов?

Коснувшись повязки, я поджимаю губы.

— Да.

— Ангелы не используют силу часов, мы тоже не будем, — ответ демона.

— На сим объявляю собрание Межрасового Совета Чёрного Стола закрытым.

Каждый правитель, не вставая с места, исчезает один за другим. И вскоре в зале тухнут свечи, предоставляя место мраку. Едва видимой тенью в нём остаётся только одно существо. Одноухий оборотень, которому предстоит столкнуться со своими страхами.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я