Эффект массы. Операция «Венера»

Константин Анатольевич Забродский, 2021

Шёл 2147 год, а земляне всё еще не улетели далеко со своей планеты. Мир развивался своим путём. Наступил новый технологический уклад, но Союз и Альянс разделили планету на два политических лагеря. Прилетевший инопланетный боевой дрон вмешался в естественное развитие Земли. Теперь двум сверхдержавам предстоит либо объединиться, либо выйти на новый этап соперничества.

Оглавление

  • Часть первая

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эффект массы. Операция «Венера» предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть первая

Пролог

Шёл 2147год, а земляне всё еще не улетели далеко со своей планеты. Небольшие полуобитаемые базы на Луне, пару пилотируемых миссий на Марс, дирижабль в атмосфере Венеры. Вот и все космические успехи, которыми могли похвастать люди. Земля, как и прежде, не едина, а разделена на два центра силы: Альянс и Союз. Запад и Восток. Правда, оставалась «дикая» Африка — несколько десятков государств, но большой роли это не играло, обе сверхдержавы использовали африканский континент чтобы померяться силами. Ну и поделить ресурсы. Только главным ресурсом стал человек, а не полезные ископаемые. Каждая из сторон, использовала человеческий ресурс по-своему, по своему разумению. Альянс видел в перенаселенной Африке в первую очередь рынок сбыта товаров и источник богатства для богатых и удачливых. Союз же закрылся от лишнего населения глухими границами, ничего не продавал вне себя и практически не старался влиять на политику африканцев. По крайней мере так казалось неискушенному наблюдателю. Многие африканцы же, почему-то, выстраивались на границе с Союзом в километровые очереди, чтобы пройти предварительное обследование и получить шанс на жизнь по идеологии Реализации.

Внимательные исследователи давно заметили, что планете Земля не хватает одного маленького импульса, чтобы чаша весов окончательно склонилась в одну из сторон и человечество стало, наконец, единым. И вот, в 2147 году, этот импульс появился. Вернее, прилетел. Долгожданный первый контакт состоялся.

Глава 1. Идеальный кандидат

— Итак, вы думаете, что всё-таки нам больше всего подходит Шепард? — Шан Ливей спросил собеседника, не отрываясь от вида из панорамного окна шпиля Главного Совета.

Вечерняя столица гипнотизировала переливающимися огнями флипов, скользящих по магнитным трассам, а контуры современных жилых округов с такой высоты смотрелись приземлившимися тарелками НЛО — сверкающими и таинственными.

За спиной у Ливея, за длинным столом сидел грузный пожилой мужчина. Он рассматривал, без особого интереса, то спину стоящего у окна военного, то бросал взгляд на сверкающий внизу город. Профессор Палёнов, так звали второго из беседующих, не стал подходить к окну, а сразу нашел себе место на первом же стуле от входной двери. Он так же не попросил виртуальный интерфейс прибавить света в зале — очевидно, что генерал хотел насладиться видом из окна, не стоит ему мешать.

— Наш совет однозначно одобряет её кандидатуру. Так как группа высадки будет небольшая, капитан, несмотря на свою молодость, справится лучше, чем любой другой кандидат. — Палёнов положил руки на стол, — Она целый год, после миссии в Африке, в Акузе, занималась по программе «Альтернатива». Последние тесты показывают, что она полностью восстановилась и готова вернуться к службе.

Шан Ливей повернулся к профессору. Половина гладко выбритого лица слегка осветилась светом из окна, а на генеральских звездах в какой-то миг блеснули огни из пролетающего неподалёку флипа:

— Почему? Почему она? У нас две сотни оперативников высочайшего класса, и это только в командах ИКС. Еще тысячи ждут пока им представится шанс показать себя. Все они проверены в вашем же Центра Церебрального анализа. Но Совет настаивает именно на 19-летней девушке?

Ливей заходил вдоль панорамного окна, заложив руки за спину.

— Новый состав ИКС-1, очень хорошо себя показал. Они трижды выходили в космос на орбиту, один раз летали на Луну. А что, Шепард? Вы хоть знаете почему у неё такой позывной?

Палёнов поднял ладонь, тонкие усы и бородка придавали еще больше невозмутимости спокойному лицу:

— Не заводитесь, генерал. Программа «Альтернатива» подтвердила, что Шепард — это лучший кандидат из всех возможных.

Ливей остановился и изумленно посмотрел на профессора. Интересно, похоже, что профессор чего-то не договаривает. Палёнов продолжил:

— Я объясню, почему именно Шепард… И что это за позывной, вы говорите, кто это придумал? — не дожидаясь ответа он продолжил, — Джэн Ши, как назвал её приёмный отец, в детстве получила сильную травму позвоночника, — сказал профессор и опустил взгляд на стол, задумчиво потер пальцем отполированную поверхность.

Генерал не выдержал, развернулся к собеседнику всем телом и перебил:

–Нам это хорошо известно! — голос даже отразился от дальней стенки, где обычно стелили ковры для африканских посольств, а сейчас пусто, — Но вы объясните, почему мы, военные, должны прислушаться к Совету Церебрального Анализа настолько, что назначим самого молодого оперативника, пусть и сильно талантливого, на должность руководителя миссии планетарного масштаба! Туда должен лететь полковник, не меньше!

Палёнов слегка усмехнулся чему то, но спокойно продолжил:

— Я лично руководил операцией по имплантации искусственной нервной ткани и всего, так сказать, сопутствующего оборудования. — профессор сделал паузу и внимательно посмотрел на застывшего военного.

Генерал только что осознал какого уровня человек сидит перед ним. Он никак не ожидал, что на запрос разъяснить рекомендации придёт постоянный член Совета Церебрального Анализа, который, скорее всего, стоял у его истоков. Ливей по-новому взглянул на профессора. Интересно, сколько ему лет?

— Вы же читали в личном деле про её спортивные успехи? — спросил Палёнов, слегка улыбнувшись левой половинкой усов.

Раздался писк личного уни-инструмента генерала. Тот машинально повел рукой и сухой женский голос сообщил:

— До прибытия дипломатической миссии Альянса остался один час.

Генерал отмахнулся и браслет уни-инструмента на левой руке погас:

— Какие-то соревнования по боевым искусствам в детстве. Кому это интересно. Она военный, а не олимпиец. И она женщина. Я должен быть на сто процентов уверен, что женщина она уникальная, чтобы отправить её на Венеру! — указательный палец Шан Ливея уставился в потолок. — Так расскажите же, что там вы нашли пока она занималась на «Альтернативой»?

— Это не просто были соревнования, дорогой генерал. — говорил профессор и увлеченно ковырял невидимый волосок у себя на правом рукаве пиджака. — Мы проводили эксперимент. — он, казалось, полностью проигнорировал вопрос о личном деле Шепард.

— Послушайте, Вячеслав, — Ливей назвал собеседника по имени, — объясните толком. Не тяните. Скоро придёт дипломат от Альянса, а я толком не уверен в нашем командире миссии. У меня есть очень хороший кандидат, вы его недавно проверяли у себя в институте Церебрального Анализа. Майор Кай Ленг. По мнению нашего Совета, это лучший кандидат, а я, как командир, могу принять решение. Если вы хотите, чтобы я прислушался к вам, то, пожалуйста, проявите всё ваше красноречие. — сказал генерал и сел по другую сторону длинного стола.

Палёнов ни на секунду не ускорил речь:

— Шепард обладает уникальными свойствами моторных областей мозга. Её поврежденный позвоночник мог сделать её инвалидом на всю жизнь, но я и мои коллеги не только вылечили её, но создали у неё в спине новый нервный узел из искусственных тканей. В итоге, как бы случайно, получился почти что дополнительный мозг.

Шан Ливей подвинулся на стуле и изумленно спросил:

— Как было у динозавров?

— Пусть будет как у динозавров, — вздохнул профессор, не став ничего объяснять про старые мифы, и продолжил, — этот «второй мозг» развивался как дублер моторных областей головного мозга, которые, повторюсь, у неё выдающиеся, и с возрастом, примерно к пятнадцати годам, наделил Джэн уникальными способностями к запоминанию и воспроизводству движений, увеличил как минимум в два раза реакцию, расширил возможности других областей мозга и даже увеличил интеллектуальный потенциал в целом.

— Из-за дополнительных моторных областей в спине? Профессор, я, конечно, не учёный, но школу то я закончил. Как это связано?

— Я же сказал, это получилось случайно. Мы сами не ожидали. Конечно, в обычном мозге человека моторные области редко сильно влияют на решение задач, не относящихся к движению. Когда же двигается Джэн, её мозг работает гораздо лучше. Но даже без этого, она накопила к своим годам огромный опыт и нарастила невообразимое количество нейронных связей в моторных областях. У неё до сих пор идет интенсивный синаптогенез — постоянно образуются новые связи. Всего за год программы Альтернатива она усовершенствовала три с половиной десятка новых боевых Виртуальных Интеллектов.

Шан Ливей задумался. Конечно, Совет Церебрального Анализа это один из самых влиятельных Советов в Союзе. Конечно, работа именно этого Совета лежит в основе современной экономики и вообще уклада жизни общества Союза, но Палёнов не только в курсе последних военных разработок, но и сам раскрывает явно секретную информацию. Даже сам генерал не знал, кто конкретно стоит за разработкой новых программ боевых ВИ, которые только недавно поступили на вооружение. Это прозрачно намекает, что профессор тут не только как представитель Совета Церебрального Анализа. Ну а он, Шан Ливей, по какой-то причине только что получил доступ к этой секретной информации.

— Я понял, что она уникальная, универсальный солдат и так далее, хотя, повторюсь, у нас есть и другие модифицированные солдаты, — быстро сказал генерал, резко поднялся со стула и отступил на два шага обратно к панорамному окну, — почему ваш Совет вообще настаивает на её участии? И я спрошу в третий раз: почему вы рекомендуете ее именно в командиры миссии. Разве она вам не важна? — его взгляд скользил по верхушкам зданий жилых округов, садящимся и взлетающим флипам. — Миссия обещает быть самоубийственной. Я ведь правильно понял, что она единственный удачный эксперимент по вживлению искусственной нервной ткани?

— Единственный взрослый удачный эксперимент, — уточнил профессор. Он даже не проследил за генералом, который, не первый раз за разговор, вскакивал к окну и обратно. — Но да, вы правы, она пока самый опытный и самый продвинутый… кхм, экземпляр, — он слегка поморщился, что пришлось употребить такое слово.

— Так так? — нетерпеливо произнес генерал, повернувшись, — продолжайте пожалуйста.

— После года в «Альтернативе» мы очень хорошо её изучили, открылись её таланты, так сказать, иного свойства… и нас очень попросили рекомендовать командиром операции всё-таки именно её.

— Кто попросил? — тихо спросил Шан Ливей, — хотя он уже и сам знал ответ.

***

Капитан Джэн Ши, бывший оперативник команды ИКС-1, позывной Шепард, бежала по парку 11-го округа её родного города. Хотя родилась Шепард в самых северных землях Союза в нескольких тысячах километров отсюда, Ченгши-81, её родной город — она жила тут с трёх лет. Здесь её воспитал приемный отец.

Под ногами мягкой спортивной обуви шуршал гравий, по бокам мелькали постриженные кусты и деревья, солнце мелькало где-то среди жёлто-красной листвы. Шепард набирала скорость. Остался последний километр и нужно выжать из организма всё на что он способен.

В эти последние секунды пробежки, целый год, Джэн очень отчетливо вспоминала события высадки в Акузе. Именно тогда она потеряла почти весь взвод. Именно тогда она впервые повстречала угрозу, какую еще не видело человечество. И именно тогда у неё отняли часть её самой.

Глава 2. Железный космический жук

Многоцелевой корабль-перехватчик «Ворон» заходил на посадку. Мониторы грузового отсека транслировали изображение снаружи. Внизу, под брюхом «Ворона», дымились полуразрушенные многоэтажки, по набережной от моря и к морю по зеленым газонам метались люди, гражданские. На дороге горел танк, за холмом гремели взрывы.

В кабине зажглась красная надпись: «Приготовиться к высадке». Командир команды ИКС-1 майор Лю Ши, позывной Чинда, он же старший офицер всех десантных команд, на мгновение оглянулся от мониторов и показал команде один палец — минутная готовность. У каждого из десяти оперативников в группе будет дрон на гусеничном шасси с крупнокалиберным пулеметом и ракетным вооружением, три летающих дрона разведчика, размером с мелкую птичку, и три механических собаки, несущие по крупнокалиберному пулемету. Не разгуляешься в серьезном бою, но для текущей задачи должно хватить.

Задание зачитали в полёте, и оно гласило, что в Южно-Африканском городе Акуза приземлился и терроризирует население гигантский неопознанный боевой дрон, явно превосходящий по характеристикам оружие отсталой республики. На момент вылета группы с базы Союза, дрон ураганил по городу четыре часа. Со спутника видно, что он взрывает военную технику, которая пытается по нему стрелять. Что-то делает с людьми, неизвестным оружием. Задача поставлена следующая: вместе с группами ИКС-2 и ИКС-3 высадиться в район города, подвергшегося террору. Оцепить трёхкилометровую зону вокруг происшествия — в этом конкретном случае отсечь к берегу моря. Нейтрализовать любые военные силы местной республики, если будут мешать выполнению основной задачи. Нейтрализовать десанты сил Альянса. Наблюдать за действиями неопознанного дрона, передавать информацию в центр управления, продумать действия и быть готовым к команде на обезвреживание или уничтожение объекта. По команде обезвредить или уничтожить объект, собрать все незнакомые технологии и эвакуироваться. Оружие и средства разрешено применять любые. Жизни гражданских спасать на усмотрение командира операции. Командиру ИКС-1 придана, и может быть использована по запросу, атомная подводная лодка, что дежурит в Мозамбикском проливе. На её борту есть гиперзвуковые ракеты, в том числе и с тактическими ядерными боеголовками. Приоритет на выполнение задачи, потери местных военных и гражданских не имеют значения.

Оперативники групп ИКС, конечно, вопросов не задавали, но эти вопросы нарисованы у всех на лицах. Что за неопознанный дрон? Это не Альянс? Судя по тому, как звучит задание — нет. Силы Альянса тоже нужно отгонять. Тогда кто? На Земле больше нет никаких государств или союзов, которые владеют подобной техникой. Что это может быть? Первый контакт с внеземной цивилизацией? Не хотелось бы такого контакта.

«Ворон» снизился на высоту трёх метров, Чинда не отрываясь от мониторов, махнул рукой и скомандовал:

— Интервал две секунды, десант пошёл!

Пронзительно засвистели стальные тросы, сначала вниз ушли грузовые модули с дронами. Сразу следом спрыгнули оперативники. «Ворон» медленно двигался над дорогой между домами «рассыпая» десант за собой. Зазевавшиеся гражданские бросились в рассыпную. Сразу после касания земли, от каждого грузового модуля отделялся приземистый дрон на гусеницах, высотой едва доставая до середины голени среднего человека, но довольно широкий. Оставшаяся часть груза разбегалась в стороны тремя хищного вида механическими собаками. Каждая находила себе укрытие и приседала на лапах, сканируя окружающее пространство псевдо-фасеточными глазами. Оперативники так же занимали временные оборонительные позиции по краям дороги. Шепард приземлилась последней, между брошенными старомодными автомобилями, на какой-то двухколёсный транспорт. Экзоскелет смял мотороллер всмятку. Десантный трос с визгом намотался на барабан за спиной. За окном первого этажа послышался разочарованный мужской возглас, выглянула чья-то голова. Джэн повела стволом пулемёта и, издав испуганный писк, голова спряталась.

— Всем оперативникам, выдвигаемся на позиции, — скомандовал по связи Чинда.

Шепард сверилась с навигационной системой и легким, насколько возможно для трёхсоткилограммового десантника в силовой броне, бегом, направилась к своей первой точке назначения. Предстояло пробежать около пяти километров. Ближе высаживаться опасно. Её тяжелый дрон выехал из окна цокольного этажа, широкий подоконник которого облюбовал как укрытие, и собаки так же послушно сорвались с места.

Прямо на бегу Джэн манипулировала уни-инструментом, что светился на её левом предплечье, чтобы отдать команды дронам. Часть изображения, например, навигационная система, передавалась на шлем, прямо перед глазами, а вот менять схему поведения дронов приходилось, поглядывая на руку. Тяжелый дрон, или как его еще называют, малый ракетный танк, прикрывал тыл, следуя в паре метров сзади. Собаки же разбежались вперед в три стороны, разведывая безопасен ли маршрут. Шепард отдала команду уни-инструментом и у неё из-за плеча вылетел ещё один дрон, размером не больше коробка спичек. Он тонко зажужжал и умчался вперед и вверх, над городскими крышами. Изображение с камеры поступило на экран шлема, в левый верхний уголок. Двое таких же осталось у Джэн за спиной в грузовом отсеке экзоскелета.

По карте, что проецировалась прямо перед глазами, видно, как команда ИКС-1 расходится лучами от места высадки по направлению к сектору, которые они должны замкнуть. Их группа находилась в самом центре, дальше всех от моря. Слева и справа, прижимаясь флангами к побережью, блокаду неопознанного дрона должны замыкать группы ИКС-2 и ИКС-3.

— Контакт! — доложил по связи голос младшего сержанта Дженкинса, — Местные. Пока меня не видят.

Шепард бежала к своей точке назначения, мимо мелькали витрины магазинчиков, испуганные лица гражданских, что прятались в окнах зданий и за машинами. Под ступнями экзоскелета хрустело битое стекло. Где-то, пока еще далеко впереди, стрекотал автомат и слышны человеческие крики. Изображение с разведывательного дрона Дженкинса наверняка поступило на монитор шлема майора Ши, но Чинда пока медлил с приказом.

— Покажись им. Только осторожно, — сказал майор через пару секунд.

— Так точно, — с готовностью ответил младший сержант.

Джэн на бегу изучала изображение от разведывательного дрона. Очень много битого стекла, в некоторых зданиях дырки от выстрелов крупнокалиберных пушек, многие просто наполовину разрушены, как будто кто-то снёс верхние этажи огромной булавой, а на целых крышах странные чёрные борозды, от которых ещё идет дым. Можно подумать, что выжгли огромным паяльником. И повсюду трупы, большое количество трупов именно на крышах. Многие мертвые нарезаны неизвестным оружием. Ровно срезанные руки, ноги и просто половинки тел. Крови нет. Иногда попадаются обугленные тела — тут наоборот, много крови. Запекшейся крови.

Неопознанного дрона пока не видно, но спутник его видел — большая красная точка на голографической карте зловеще мерцала.

— Местные открыли огонь, — доложил Дженкинс.

— Уничтожить противника, — приказал майор.

— Есть.

Шепард подумала, что возможно местные военные надеются захватить дрона сами. А может быть, что хуже, ждут силы Альянса. Она пробегала мимо подбитого танка, раскатавшего порванный трак на полдороги, когда разведывательный дрон наткнулся на блокпост. Военные расположились в хорошей стратегической точке. С перекрестка начинался спуск к береговой линии, слева и справа стояли массивные здания, практически сплошной стеной, в центре перекрестка большой подземный переход с выходом в метро. Механически собаки заняли позиции и передавали Шепард информацию — прямо в подземном переходе замаскирован танк, пушка направлена от моря, пулемётные точки вокруг перекрестка так же обращены наружу. Очевидно, они ждут гостей снаружи, а не держат оборону от неопознанного дрона.

— Контакт с местными военными, — доложила по связи Джэн. — Собираюсь демонстрировать дружелюбность.

— Подтверждаю, — ответил майор.

Шепард выбежала на открытое пространство и остановилась, ожидая реакции с блокпоста. По ней не раздумывая открыли огонь. Джэн ожидала подобной реакции, но совершенно не опасалась оружия отсталой республики. Одним движением пальца Шепард распустила на левой руке ростовой титановый щит, только несколько пулеметных пуль успели чиркнуть по силовой броне, остальные забарабанили в установленный щит. Силы тяжёлого экзоскелета вполне хватало чтобы удержать щит, который еще и глубоко воткнулся в асфальт.

А вот принимать на себя выстрел из танка совсем не хотелось. Тот развернул дуло пушки в сторону нарушителя. Отдельную команду отдавать не пришлось. Из-за спины Джэн послышался знакомый хлопок и вражеский танк вырвало вверх тормашками из укрытия в подземном переходе. Малый ракетный дрон очень ревниво защищал посягательства на здоровье хозяина.

Механические собаки быстро расправились с пулеметными гнездами, солдаты даже не поняли, что их скосило. Только один успел заметить выпрыгнувшую сбоку низкую тень, прежде чем его срезала очередь из тяжелого пулемета.

Шансов у этих военных, конечно, никаких. Они сражались оружием, которое устарело морально еще сто лет назад. У них нет не то что боевых дронов, а даже интерфейса автоприцеливания у солдат. Попасть в низкий силуэт боевой механической собаки, которая перемещается по полю боя со ускорением мотоцикла, без специальных средств, могут только чемпионы мастера спортивной стрельбы, либо тут нужна плотность огня целого взвода. На одну собаку. В то время как дрон с легкостью заходил во фланг и тыл, пользуясь складками местности или укрытиями города. Механические собаки могли и ползать при необходимости, прячась даже за бордюрами дороги. Причем всё делали абсолютно автономно от оператора, действуя по заранее заложенным алгоритмам. Крупнокалиберный пулемёт эргономично располагался на спине собаки, быстро скрываясь внутрь, при необходимости, и выпрыгивая наружу для стрельбы. Голова с псевдо-фасеточными глазами обеспечивала стрельбу без промаха, а также хорошую разведку для десантника-оператора.

Вокруг поля боя нет гражданских, только останки автомобилей, вырванные из зданий куски стен, обломки кирпича и горы битого стекла. Шепард отдала команду дронам продолжать движение к точке назначения — осталось немного. Улица резко пошла вниз — близко берег. Осталось только завернуть за угол и занять позицию в высотном офисном здании, откуда должен быть хороший обзор как на побережье, так и на центр города.

Разведывательный дрон передавал изображение от ступенчатой башни из голубого стекла и металла. Которое, впрочем, весьма плачевного вида, как и большинство зданий города. Тяжело сказать давно ли высотка выглядит как старая мочалка или только сегодня ей досталось. Многие здания в Акузе давно отметили своё столетие и ждали даже не ремонта, а сноса. Джэн решила перестраховаться и запустила второй разведывательный дрон — проверить само здание. Один маленький жужжащий коробок залетел в разбитое окно и приступил к последовательному облету коридоров и комнат. Шепард выключила на время изображение, которое он передавал на шлем, оставив только оповещения с детектора движений. Второй разведывательный дрон взлетел еще выше и пошел по спирали вверх вокруг здания, проверяя этажи снаружи.

Механические собаки замерли в найденных укрытиях у фасада здания, прикрывая подходы с трех сторон. Джэн без остановок вбежала на первый этаж, пронеслась через пустой холл. Разлетелись в стороны стойки турникета, экзоскелет смял преграду не заметив. Шепард направилась к лифту. Конечно, она не собиралась им воспользоваться, но установить камеру и датчик движения нужно. В холл ворвались механические собаки, как будто виновато забегали вокруг, в поисках укрытия. Джэн бежала по лестнице к верхним этажам. Занимать крышу она не будет — опасно, но вот тридцатый этаж из тридцати двух, вполне подойдет. По команде с уни-инструмента собаки унеслись вперед хозяина, ступеньки их совсем не тормозили. Чего не скажешь про малый ракетный танк. Ему Джэн дала команду занять второй этаж. Очень уж он медленно поднимался по лестнице. Оставлять его одного в холле на первом этаже не хотелось, а тащить наверх тоже незачем. Пускать управляемые ракеты он может и из окна второго этажа.

Вскоре, разведывательные дроны доложили об окончании сканирования здания. Живых людей или роботов не обнаружено. Много трупов гражданских на крыше и некоторое количество в комнатах офисов. Все убиты неизвестным оружием. Тела разрезаны или обуглены. Так же вся крыша прямо исчерчена чёрными бороздами. Очевидно, тоже следы того самого неизвестного оружия. Странно, почему так много людей на крыше и совсем никого в холле. Они что, ждали что их будут эвакуировать? И никто не подумал просто убежать по земле?

Джен добежала до тридцатого этажа и ворвалась в офис с окнами на юг города, на побережье.

— Шепард на позиции, — доложила она по связи.

— Вас понял, — отозвался майор, — продолжайте наблюдение.

В голосе Чинды проступало удовлетворение. Он бы поспорил на то, кто первый доберётся до своей точки назначения, но всё равно приятно очередной раз услышать, что именно Джэн снова опередила всех. Не даром она сестра, хоть и сводная.

Шепард отшвырнула рукой стол, пинком запустила в стену офисный стул и встала напротив широкого окна. Разведывательные дроны жужжали по направлению к берегу. Там гремел бой. Местные военные безуспешно пытались одолеть неизвестное механическое чудовище. Теперь есть время и удобная позиция, чтобы разглядеть, что же это такое.

Вскоре посыпались доклады от всех десантников группы ИКС-1. Без каких-либо проблем оперативники вышли в заданные координаты. Судя по тому, что Чинда не выдавал никаких дополнительных команд, у команд ИКС-2 и ИКС-3 тоже всё прошло гладко.

Но Джэн поглощена картинкой с разведывательных дронов. И то, что она увидела заставило шевелиться волоски по всему телу.

Матово чёрный, метров за пятьдесят ростом, пятиногий механический жук, утюжил малоэтажные здания в первых двух прибрежных линиях города. Вид его необычен и страшен. Со спутника конечно видно, что дрон довольно крупный и нестандартный, но только теперь видно насколько нестандартный.

— Чем эта каракатица занимается? — прошептала Джэн не отводя взгляд с картинки развед-дрона.

Огромный монстр из черного металла по форме больше похож даже не на жука, а на отрезанную кисть руки из старого фильма ужасов. Рука эта ходила на «пальцах» туда-сюда, хаотично, на первый взгляд, меняя направление движения. Верхняя часть гигантского дрона задиралась кверху будто срезанное острым мечом запястье. Единственное, что сильно напоминало земного жука, круглые броневые пластины всё того же матового чёрного цвета. Броня прикрывала фаланги «пальцев» немного вылезая за края суставов. Четыре гигантские пластины закрывали своеобразный лоб дрона, образуя в центре нечто вроде глазницы, в которой красным пламенем горел… глаз? Похоже, что эти пластины могут сдвинуться и полностью закрыть нечеловеческое око.

Огромный жук довольно шустро для машины таких размеров переходил от здания к зданию и проводил какие-то манипуляции у себя под брюхом. Периодически красный глаз ярко вспыхивал и, со звуком рвущихся стальных канатов, выплёвывал толстый луч. Цвет у луча оказался даже более необычным чем сам гигантский железный жук — какой-то серый с переливающимися темными пятнами. Можно подумать, что это струя жидкости, но выглядел он именно как пучок направленной энергии и никаких брызг или мокрых пятен, конечно, не оставалось. Всё, что вставало на пути у луча, разрезалось на части с обугленными краями. За полминуты гигантский дрон успел взорвать два танка и срезать угол трехэтажного здания.

Джэн отправила развед-дроны посмотреть поближе. Жук, казалось, не замечал или не обращал никакого внимания на жужжащие маленькие коробочки и остановился у очередного здания в одиннадцать этажей, одного из самых высоких во второй линии от берега.

Шепард не шевелилась и очень внимательно наблюдала за изображением с обоих разведчиков. Абсолютно непонятно откуда конкретно, но откуда-то из-под брюха железного жука, вылетел целый рой дронов и устремился внутрь здания. Джэн не успела толком их разглядеть: размером чуть больше её механических собак, похожие на скорпионов, только хвосты загнуты вниз, а не вверх, никаких крыльев или винтов, только четыре когтистые металлические лапы и пятая, похожая на хвост.

— Передаю данные, — доложила Шепард в общий канал и отправила запись новых противников всем десантникам. Меньше чем через минуту изображение получат и в высшем руководстве армии.

Гигантский жук не шевелился, неподалёку горел подбитый танк, дымились с десяток обугленных солдат. Вскоре послышались дикие крики гражданских. Шепард нахмурилась. Рой из дронов-скорпионов возвращался к своему хозяину. Каждый третий из примерно трёх десятков летающих «паучков» держал в лапах человека! Хвосты дронов воткнуты в тела жертв, люди вяло сопротивляются, шевелятся руки и ноги, рты беззвучно открываются и закрываются, гримасы ужаса постепенно меняются на безразличие. Вдруг, один из пленников выпал из железных лап захватчика и, грохнувшись с высоты второго этажа на деревянную скамейку, попытался, гремя досками, вскочить и убежать обратно в дом. На секунду раздался звук словно кто-то разорвал на части подушку — воздух прочертил серый луч, ближайший из летающих дронов испустил его хвостом. Человек, разрезанный от плеча до пояса, развалился на две неровные половинки, асфальт прочертила знакомая черная борозда. Рой втянулся в гигантского железного жука и тот, издав трубящий рёв, двинулся к соседнему дому.

Шепард хотела передать запись в общий канал, но глянула на навигационный экран. Все в курсе, так как их дроны разведчики так же висели тут рядом в воздухе и передавали изображение хозяевам.

— Внимание, приготовиться к удару «Плевка», отвести железки, — передал Чинда.

Джэн понимающе хмыкнула и отдала команды развед-дронам. Шарахнуть по гигантскому жуку гиперзвуковой ракетой точно лишним не будет. Испытывать насколько ловко можно увернуться от серых лучей нет никакого желания.

«Акула», атомный подводный ракетоносец, находилась буквально в паре десятков километров от берега, и «Плевок» прилетит быстро, но хотя бы минуту можно получше осмотреться.

Вполне очевидно, что гигантский железный жук это новая, невиданная до сего дня технология. Пока непонятно, кто его создал и зачем прислал сюда, в Акузу. Видно только, что жук ведет бурную деятельность по сбору людей себе в трюм. Зачем, почему, и сколько еще это будет продолжаться — неясно. Жук ловко и бескомпромиссно уничтожает местных военных, их технику, танки, возможно и самолёты, что-то их не видно, режет здания неизвестным лучом. Можно, с большой долей вероятности, сказать, что десантникам Союза тоже придётся не сладко.

Джэн слегка передернула плечами от мысли, что попадёт под луч. Экзоскелет немедленно отозвался механическим жужжанием и повторил жест за хозяином. Шепард по-прежнему стояла у широкого окна на тридцатом этаже делового центра. На какой-то момент за зданиями на холме, ближе к берегу, мелькнула чёрная туша дрона-жука, чуть позже он вышел на холм во всей красе. Огромная чёрная рука стояла на чудовищных пальцах над крохотным трёхэтажным зданием и выпускала в него рой летающих «скорпиончиков». Шепард удивленно вскинула брови: часть дронов несла в лапках людей.

— Не вкусные что ли? — пробурчала, Джэн.

«Скорпиончики» побросали людей на крышу трёхэтажки и разлетелись, видимо, в поисках новых жертв.

В этот момент в жука влетел «Плевок». Раздался оглушительный взрыв. Шепард видела, как макушка одного из высотных зданий, что торчала над малоэтажной застройкой наклонилась вбок и исчезла. Дома содрогнулись и испустили пыль, хотя, казалось бы, эту пыль из них вытряхивают целый день. Взвыла было, но быстро замолчала, сигнализация какой-то машины, издав напоследок обиженный звук посаженного аккумулятора. Но самое интересное произошло, конечно, с жуком. Он кубарем улетел в ближайшее небольшое здание, раскрошив его на кирпичики, пыль встала стеной.

Шепард успела заметить, что в момент удара гиперзвуковой ракеты, вокруг дрона, и особенно в точке удара, засветилось голубое сияние. Плохое предчувствие задушило как удав. Силовое поле! Такие разработки ведутся в Союзе примерно с десяток лет, но создать что-то толковое так и не удалось. Огромные энергозатраты, жёсткие ограничения по массе делали силовые поля безумно дорогой игрушкой для обороны стационарных наземных объектов.

Жук не поднимался с земли после кувырканий от удара. Обнадёживает.

— Внимание всем командам ИКС! — закричал майор, — Приготовится к обороне!

К обороне? От кого? Шепард не успела додумать мысль, как увидела огромный рой «скорпиончиков» взмывших над городом и разлетевшихся в разные стороны.

— Контакт! — заорал кто-то по общей связи. Голос настолько обескураженный, что Джэн не сразу узнала сержанта Малкова.

Изображения от Малкова не последовало. Можно предполагать худшее, так как система должна в автоматическом режиме переслать всем запись начала боя.

Вдруг пропало изображение от дрона-разведчика, Шепард быстро просмотрела последнюю запись: из-за угла здания с низкой высоты вылетел «скорпиончик» и перечертил в камеру лучом.

Итак, началось. Шепард заняла более скрытую позицию у окна и достала из-за спины винтовку Волкова. Развед-дрон оправлен еще выше в небо, максимально высоко, так как есть опасения за сохранность в таких условиях, и переведен в режим корректировки стрельбы.

Первую цель Шепард увидела в прицел через две секунды. «Скорпиончик» рыскал между машинами за два перекрестка от делового центра, где засела Джэн. Снайперка навелась за долю секунды — дрон-разведчик очень помогает. Выстрел отбросил мерзкого чёрного паучка в стену ближайшего здания. Кувыркающийся «скорпиончик» снёс по пути светофор и какой-то ларёк, разлетелась в стороны бумага, которая тут же сгорела и рассыпалась в пепел.

Не такого эффекта ожидала Шепард. Пуля винтовки Волкова должна прошить «скорпиончика» насквозь, может взорвать — было бы прекрасно. Но вражеский дрон именно отброшен, а виной этому, как успела заметить Джэн, снова силовое поле. В прицел хорошо заметно голубое сияние, которое постепенно затухало на вновь взлетевшем в воздух и хищно растопырившим железные лапки паучке.

Шепард быстро произвела еще три выстрела. Нужно понять можно ли вообще пробить силовое поле. К большому облегчению третий выстрел разорвал мерзкое создание на части. Обломки осыпались на припаркованные автомобили и те немедленно взорвались как будто только и ждали удобного случая. Обзор затянуло чёрным дымом.

— Очень горячие ребята, видимо, эти «скорпиончики».

Джэн осмотрела соседние улицы. У неё хорошая снайперская позиция, большая часть города как на ладони. Вражеские дроны рыскали по окрестностям, и их можно довольно удобно расстреливать. Только быстро, так как они, видимо, легко определяют направление стрельбы и могут пальнуть серым лучом.

На навигационной карте погасли три точки. Шепард сжала губы. Малков, Летов и Юн. Они либо покинули экзоскелеты, либо погибли. Надежды на первое очень мало.

Джэн выбрала себе следующую цель. Паукообразный дрон активно стрелял куда-то в окно здания. Судя по навигационной карте, там окопался сержант Дженкинс. Три выстрела из винтовки Волкова отправили обломки «скорпиончика» в последний полёт. Пока что получалось вести стрельбу незамеченной.

Чуть справа от позиции Дженкинса гремел другой бой. Два вражеских дрона кружили над белым особняком. Лучи разрезали пространство, чертя обугленные борозды на стенах и крыше. Из окон здания периодически раздавались вспышки очередей крупнокалиберного пулемета.

По карте непонятно кто там отстреливается, но «скорпиончики» то и дело отлетали, кувыркаясь в воздухе, вспыхивали голубым сиянием. Шепард включила наведение и через пару секунд обломки вражеских дронов, осыпавшись, подожгли траву и пальму перед атакуемым ими особняком. Из окон выметнулись две механические собаки и скрылись в соседнем доме.

Вражеские летающие дроны не старались маневрировать, уходить от огня, полностью полагаясь на щиты и разрушающую силу «серых» лучей, и Шепард видела путь к победе, методично расстреливая «скорпиончиков» из снайперской винтовки Волкова.

Абсолютно непонятно, что держит их в воздухе. Никаких крыльев, винтов, даже никаких реактивных струй. Может они, конечно, и были, но заметить невозможно — филигранная работа инженеров.

Тут случилось то, чего Шепард боялась с самого начала боя. Зашевелился гигантский железный жук. Сначала с жутким грохотом, от которого даже зашатался пол на тридцатом этаже под ногами Джэн, жук поставил одну за другой три лапы-пальца. Затем, вместе с оставшимися лапами, поднялся весь целиком. Красный глаз, казалось, разгорелся ненавистью и выплюнул толстый «серый» луч в целый ряд зданий.

На навигационной карте погасли еще две точки. Бомин и Ван погибли. Шепард некогда посчитать сколько оперативников осталось в группах ИКС-2 и ИКС-3, но потери в ИКС-1 пятьдесят процентов. Какой-то кошмар. Такого не было лет восемьдесят, со времен последней войны на Аравийском полуострове.

Джэн подавила желание подстрелить еще одного «скорпиончика», закинула автоматически сложившуюся винтовку за спину и рванула вниз по лестнице. Если гигантский жук решит пострелять по её зданию, лучше находиться пониже. На бегу Шепард манипулировала уни-инструментом — запустила последнего развед-дрона, взамен уничтоженного, отдала команды механическим собакам на поиск укрытий в подвалах.

— Всем опе… О… на за… позиции! В бой…ать! — донёсся голос майора.

Со связью явно начались проблемы. Разобрать, что хотел сказать Чинда не получалось. Но понять можно. Именно это и собиралась делать и делала Джэн.

Вдруг, в шлеме у Джэн настала зловещая тишина. Очень плохой знак. Изображение от разведывательного дронов стало дергаться и идти с помехами. Не хватало еще потерять связь и лишиться возможности отдавать команды.

Так и произошло. Хотя буквально в километре слышны взрывы и дребезжащий звук лучей «скорпиончиков», никаких больше голосов, видео-докладов от развед-дронов, сообщений от механических собак нет. Навигационная карта замерла и стала абсолютно бесполезной. Вот и радиоэлектронная борьба пожаловала. Как же легко и непринужденно нам выключили всю связь, — подумала Джэн.

Джэн уменьшила покрывшееся «снегом» помех изображение, и спрятала в уголок экрана. Вдруг еще оживёт. Ну а ей пригодится портативный радар, чьё изображение заменило собой карту. Теперь можно только определить очертания зданий и движущиеся объекты в радиусе ста метров.

Оставалось спуститься последний этаж, когда пришло изображение от камеры, которую Шепард устанавливала перед лифтом. Видимо, из-за близкого расстояния сигнал смог пробиться. Радар так же ожил тремя красными точками — враги на первом этаже. Изображение с камеры показывало, как и ожидалось, трёх вражеских дронов. Они медленно плыли по воздуху через холл, рядом друг с другом.

Резко остановившаяся Джэн быстро обдумала варианты. Одной короткой очередью из пулемёта можно и не пробить щиты чужеродной каракатицы, а их трое. «Серый» луч, в свою очередь, разрежет экзоскелет, вместе с владельцем, с первого раза. Можно бросить гранату, но тут тоже большие сомнения по эффективности как взрывной волны, так и осколков. Гранату можно использовать, чтобы «раскидать» по стенам этих ублюдков и прорваться к выходу, пока они будут кувыркаться, но нет никакой информации что твориться на улице. Радар показывает только сто метров. Этого может катастрофически не хватить, если над улицей висит еще хотя бы парочка таких «скорпиончиков».

Стрелять ракетой, аналогичной тем что есть у малого ракетного танка, в закрытом помещении не очень хорошая идея. Не хотелось складывать стены как карточный домик, по крайней мере пока Шепард находилась внутри.

Единственный выход — стрельба из пулемета на отходе на второй этаж. Если они погонятся за ней по лестнице, будет шанс их отстрелить в узком проходе, скрываясь за лестничными пролетами. Только бы перекрытия выдержали и всё сразу не обвалилось.

Конечно, Джэн понятия не имела как отреагируют эти дроны неизвестного происхождения. Она не знакома ни и с их программой поведения, ни с их историей производства. Но ничего лучшего в голову не пришло, за те доли секунды, что у нее были.

«Скорпиончики» едва преодолели середину холла, пролетев над смятым Джэн турникетом, когда Шепард выскочила из-за угла и вмазала хорошую длинную очередь прямо в переднего из паукообразных летающих гадов. Вспыхнув голубым свечением щита, «скорпиончик» отлетел к дальней стенке перекувыркнувшись в воздухе два раза. Двое его дружков немедленно открыли огонь из «хвостов», но Джэн, скрывшись за углом, бежала по лестнице на второй этаж.

Лучи прорезали стенку и лестницу, где стояла Шепард, оставив знакомые обугленные борозды. Из стены повалились куски строительных блоков. Издав звук, словно старая деревянная телега, двое дронов рванули в погоню. Третий «скорпиончик», казалось, секунду приходил в себя, а затем полетел не спеша следом, будто собирался с мыслями.

В тот момент, когда Шепард дала еще одну очередь из пулемета, в вылетевших на второй лестничный пролет преследователей, отстающий дрон неожиданно атаковали с двух сторон. Десятки пуль беспощадно трепали слабеющее силовое поле, которое вскоре погасло, и тут же раскалённый свинец разорвал чёрную броню в клочья.

Две механические собаки выпрыгнули из-за обломков стены и поспешили на помощь хозяину. Шепард успела отшвырнуть двоих преследователей пулеметными очередями, но их силовые поля еще держались. Пока очень удачно получалось не попадать под смертоносные лучи, в основном благодаря укрытиями из железобетонных стен и лестницы.

Джэн выбежала в коридор второго этажа и скрылась за углом в одной из комнат. Первый, вылетевший в коридор дрон, снова словил пулеметную очередь прямо голову. Вернее, в то место где она должна быть. Удалось, более-менее, рассмотреть, что передняя часть дрона «скорпиончика» как будто срезана, и между лапками, в передней части, нет ровным счётом ничего. Просто ровная чёрная пластина, впрочем, немного более толстая, чем, например, металл между лапками. Такое сложилось впечатление. А вот сзади, как замечено ранее, торчал толстый палец-хвост, загнутый к низу. Из которого, того и гляди, вырывался тот самый «серый» луч, прорезавший всё что встретит.

Шепард предельно сосредоточена, но всё же происходящее вокруг не ускользало от её сознания. В то время как первый вылетевший дрон кувыркался отброшенный пулеметным огнем в глубину коридора, за внешней стеной отчетливо доносились приближающиеся тяжёлые шаги. Джэн почувствовала себя очень незащищённой, как будто её внезапно лишили одежды во время пурги в тундре. Видимо, гигантский железный жук заинтересовался происходящим в деловом центре и, вскоре, можно ждать залпа главного калибра.

Тем временем двое «скорпиончиков» разгонялись по коридору за отступающей Джэн. Шепард проломила собой переборку в соседнюю комнату, не рискуя выходить в коридор, и укрылась в широком дверном проёме. Очередная очередь из пулемета, наконец, взорвала одного из преследующих. Осколки от дрона не успели упасть на пол, как, прямо на второго «скорпиончика», прыгнула выметнувшаяся с лестничной площадки механическая собака. Очевидно, у неё закончились патроны в пулемете и сработала команда на ближний бой. «Скорпиончик» и робо-пёс покатились по полу коридора, вцепившись друг в друга железной, в прямом смысле, хваткой. Вражеский дрон, не ожидавший, видимо, такой подлости, сначала получил несколько глубоких царапин от лап механической собаки, но затем собрался с мыслями. «Скорпиончик» поднялся в воздух вместе с обидчицей, скребущей по броне. Хвост вражеского дрона резко изогнулся и проткнул спину робопса, а вспыхнувший «серый» луч разрезал её на части.

Из дверного проёма выбежала вторая механическая собака, но выстрел паукообразного дрона сразу перечеркнул её попытку повторить манёвр предшественницы. Шепард как раз улучила момент и разрядила пулемёт в последнего врага. Обломки вражеского дрона с шипением упали на пол.

В конце коридора, в одной из комнат, резко защелкало. На улице, совсем близко, послышались пять подряд взрывов. Джэн сразу узнала эти звуки — ракеты, стоящие на вооружении команд ИКС. Либо кто-то из её сослуживцев вступил в бой, либо, что вероятнее, вёл огонь её малый ракетный танк. Это и хорошо и плохо одновременно. Хорошо, что он ещё цел и помогает, плохо, что тяжелые громыхающие шаги гигантского жука только что стихли совсем неподалёку. Ох, не стоило привлекать внимание.

На долю секунды настала тишина, Джэн услышала своё частое дыхание, успела взглянуть в ту часть коридора, откуда стрелял, предположительно, её малый танк, как тишину нарушил рёв тысячи труб. Земля ушла из-под ног, вес тела перестал ощущаться, а дальние комнаты этажа лишились стен. Она видела, как дальний конец коридора рассыпается на части всё мельче и мельче, которые уносит потоком серого ветра. Очевидно, гигантский железный жук выстрелил главным орудием по зданию, откуда стрелял малый ракетный танк. Поток «серого ветра» быстро смещался к Джэн, вставая перед глазами сплошной стеной аннигилированной материи, уносящейся куда-то вдаль. Еще секунда, или две, и от экзоскелета не останется и пары атомов. Шепард рванула к выходу. Она не чувствовала тяжести ног, ступни скользнули по полу, невероятное творилось с притяжением. Джэн мгновенно сориентировалась, в невесомости бывала. Оттолкнувшись руками от стены, Шепард нырнула в проход вниз головой на спасительную лестничную клетку.

Вес вернулся так же внезапно, как и пропал. Джэн грохнулась на пол первого этажа прямо на грудь, едва успев выставить руки и спасти от удара шлем. За спиной страшно трещал потолок и стены. Шепард успела развернуться на спину и увидеть, как на нее сыплются куски железобетонной плиты. Всё что смогла успеть Джэн — распустить складной титановый щит. Несколько ударов потрясли экзоскелет, затем навалился чудовищный вес. Приводы рук едва справлялись с удержанием щита, чтобы обломки здания не завалили силовую броню вместе с владельцем, придется постоянно поддерживать усилие.

Шепард огляделась. Обвал здания быстро закончился, видимо верхние этажи большей частью просто испарились после стрельбы гигантского дрона. Помощи ждать неоткуда, повсюду завалы разрушенного делового центра, горы битого камня и торчащие штыри арматуры. Со стороны головы есть более-менее открытое пространство, но выбраться туда никак не получается, слишком большое давление на щит от железобетонных обломков. Остаётся только покинуть экзоскелет. Сказать легче, чем сделать. Первое что нужно сделать — освободить руки.

— Активировать голосовое управление, — четко и внятно произнесла Джэн, но голос всё равно немного дрогнул в конце фразы.

Обстановка весьма способствовала легкому беспокойству. Тяжелые громыхающие шаги пятиногого робота постепенно отдалялись, к подножию остатков здания иногда скатывались случайные камешки, пот со лба начал заливать глаза.

— Подтвердите активацию голосового управления, — донесся машинный голос в шлеме.

Щит просел на миллиметр, у Джэн замерло сердце. Нужно срочно выбираться.

— Подтверждаю, старший лейтенант Джэн Ши, класс разведчик.

— Голосовое управление активировано, — сообщил экзоскелет.

— Фиксировать усилие ручных приводов, — поспешила Шепард дать первую команду.

— Команда выполнена, — ответил экзоскелет.

Джэн вытянула левую ногу и развернула корпус туловища немного вправо, чтобы хоть немного освободить спину.

Ещё тремя командами Джэн освободила интерфейс уни-инструмента от экзоскелета, который только транслировался на запястье силовой брони и визаторы шлема, отключила сенсорное управление руками и открыла задний броне-люк. Тяжелая крышка на спине открылась не до конца, уперевшись в пол бывшего холла. Ну и хватит. Согнувшись почти пополам, Шепард начала вытягиваться задницей в отверстие. Когда она вылезла наполовину мелькнула мысль — видел бы её сейчас Чинда.

Немного ободрав на бёдрах чёрный обтягивающий термокостюм, Джэн, наконец, выбралась. На плече у экзоскелета торчала ручка винтовки Волкова, Шепард потянула — не поддается. Пришлось прокричать в отверстие, из которого только что вылезла, чтобы экзоскелет отпустил захваты. Винтовка довольно неудобная для использования без экзоскелета, и тяжеловата, и спусковой крючок довольно большой, но справиться можно. Для специалиста вполне сойдет. Плюс, самое главное, на ней есть лазерная «указка» для наведения гиперзвуковых ракет. Возникла мысль, что это очень может пригодится, ведь, с момента попадания первой ракетой, других попыток не было. По крайней мере удачных. Вон эта пятиногая тварь, ходит, грохочет и жужжит серым лучом. Возможно, наведённые со спутника ракеты сбиваются с курса на последнем этапе полёта, когда должны срабатывать их собственные системы наведения.

Шепард отошла немного от груды камней, под которой доживал век её экзоскелет, но затем вернулась и быстро достала еще пистолет-пулемёт. Она почти забыла про такое оружие, так как практически никогда в боевых условиях его не было необходимости использовать — экзоскелет имеет отличный крупнокалиберный пулемёт и ракеты. Для особых случаев есть снайперская винтовка, а для всего остального есть дроны. Теперь же, очевидно, настало время и для пистолета-пулемёта. Да и сделан он как раз для нормальных рук, а не для лап экзоскелета. Конструкторы, видимо, хорошо знали своё дело и консультировались с опытными оперативниками. Оружие заняло своё место на специальном ремне у пояса, так же предусмотренном конструкторами экипировки.

В километрах двух, послышалась длинная серия частых взрывов. Пулеметных очередей не слышно.

— Интересно, — подумала Джэн.

Связи нет, навигационный интерфейс, за которым теперь надо смотреть на руку с уни-инструментом, по-прежнему молчал. Радар вообще ничего не показывал — без поддержки экзоскелета он работать почему-то отказался. Джэн его отключила и огляделась. От делового центра осталась осыпавшаяся четверть. Края разрушенного здания обуглены, а сзади, в таком же состоянии, еще несколько домов. Очевидно серый луч прошел насквозь. Теперь Шепард надо решать, что делать дальше. Через секунду она подхватила винтовку и побежала на звуки взрывов — задание еще не выполнено.

Джэн решила занять позицию для снайперского выстрела и дать целеуказание для гиперзвуковой ракеты. Плюс необходимо выяснить кто там ведет бой, может быть выжившие оперативники команды ИКС.

Подходящая позиция нашлась не сразу, большинство зданий на пути к береговой линии разрезаны, расплавлены и раскиданы бесформенными кучами камней. Но вот, в первой линии нашлось почти целое двухэтажное кафе с террасой, лучше, чем ничего. Упав между опрокинутыми столиками, Джэн оглядела открывшееся море. А там есть на что посмотреть!

Совсем близко к берегу стоял Десантный Корабль Альянса. Вездесущие «скорпиончики» вступили в бой с беспилотными вертолётами и силами противовоздушной обороны. Десантный шлюз открыт, танковые дроны начали высадку и, судя по сгоревшим остовам на берегу, высадка не задалась. Воздушная битва, которую наблюдала Шепард, издалека напоминала те, что не один десяток раз моделировались на тренажёрах. Только вместо трассеров из крупнокалиберных пулемётов одна из сторон выпускала странные серые лучи. «Скорпиончики» то и дело вспыхивали голубым свечением силового щита, отлетали и снова возвращались в бой. Беспилотные вертолёты, вспыхивая огненными взрывами, никуда не возвращались, а падали безвольной кучей мусора в воду. Беспорядочное, на первый взгляд, мельтешение летающих машин постепенно успокаивалось — заканчивались дроны альянса. Десяток пылающих груд металла упали в воду, еще столько же пока отчаянно маневрировали и отстреливались. На берег выбралось несколько плавающих танков, развернулись на гусеницах, и дали залп ракетами по парящим над водой вражеским дронам. Сквозь голубое сияние мелькнула красная вспышка. Всё-таки кого-то смогли подстрелить.

От роя скорпиончиков осталось едва два десятка дронов, но беспилотники Альянса всё равно закончатся гораздо раньше. Непонятно только, где находится гигантский дрон-жук, Шепард нигде его не видела на берегу. Еще подбегая к кафе, на террасе которого она сейчас укрылась, четко ощущалась дрожь земли тяжелых шагов, а теперь тишина. Джэн приподнялась, вытянула шею и поискала взглядом по окрестностям. Разрушенный город чадил и дымил, дорога и берег покрыты телами гражданских. Трупы застыли в неестественных позах, обугленные, в лужах то ли крови, то ли лимфы.

Гигантский железный жук стоял между двумя относительно целыми зданиями и не шевелился. Шепард едва не пропустила черный силуэт на фоне коптящего столба дыма от горящих покрышек.

— Какого чёрта он опять там делает? — спросила себя Джэн и вскинула винтовку.

В оптический прицел видно, что гигантский железный жук как будто откладывает яйца! Шепард никак больше не смогла бы коротко описать то, что она увидела. Дрон испускал из нижней части корпуса, металлические яйцеобразные предметы!

— Да что бы это ни было! — зло прошептала Шепард и включила на винтовке лазерную «указку». Теперь бы только в штабе сообразили и отправили побыстрее по целеуказанию гиперзвуковую ракету.

Гигантский жук, тем временем, закончил свои странные дела и, громыхая пятью конечностями, отправился к берегу, где «скорпиончики» разделывались с беспилотниками Альянса. Зловеще разгорелся красный «глаз» на «морде» у пришельца. Теперь Джэн уверена, что это инопланетная тварь. Хотя понять можно было с самого начала, но только сейчас отброшены всякие сомнения. Серый, в черную крапинку, луч мгновенно перечеркнул пространство и шутя разрезал десантный корабль Альянса. Казалось, что слышен дикий крик команды, что, конечно, невозможно. Только что в одну секунду лишились жизни примерно тысяча человек. Второй залп размазал по берегу успевших высадиться танко-дронов. Только черная борозда на песке осталась вместо десятка целых машин и останков, подбитых ранее «скорпиончиками».

«Плевок» не заставил себя ждать, ракета точно легла на цель и Джэн, не без радости, наблюдала, как гигантская инопланетная каракатица закувыркалась по улице, снося остатки домов.

Пискнул уни-инструмент на левом запястье, ожила навигационная карта. Шепард жадно изучала информацию со спутника. Вот большая красная точка главной цели — инопланетного дрона, вот сама Джэн, где-то в километрах двух видно одного из десантников. Дженкинс! Но где все остальные? Неужели погибли?

В момент у Джэн всё сжалось внутри. Чинда! Её командир, он же её сводный брат, с которым она не просто прожила всё детство, но и пошла из-за него на службу. Он погиб? Дыхание непроизвольно участилось, Шепард, позабыв обо всём, дергала пальцем навигационную карту в поисках голубых точек сослуживцев. Ничего.

«Нужно найти их последнее место связи», — подумала Джэн.

На воде, тем временем, бой закончен. «Скорпиончики», казалось, совсем не озаботились тем что её хозяина, или хозяйку, подбили, плавно развернулись над тонущими останками подразделений Альянса и неспешно поплыли по воздуху к берегу.

Шепард взяла себя в руки. Гигантский дрон еще жив. Сейчас не видно, он лежит в нокдауне где-то за руинами улицы, но точно встанет. Как и в первый раз, его спасло силовое поле, и не видно, что оно пробито. Сейчас бы еще две ракеты на положить…

— Шепард, на связи капитан Андерсон, доложите обстановку, — внезапно заговорил уни-инструмент.

Джэн слегка удивилась. Капитан? Почему с ней связывается всего лишь капитан? Операцией, в качестве только оперативного командира, руководит майор. Майор Лю Ши, её брат. В штабе сидит генерал Ли Вей, а тут с ней связывается капитан. Странно. Хотя, у неё в километре лежит инопланетный дрон, разнесший крупнейший город в Южной Африканской Республике, вот что действительно странно, а тут обращается старший по званию, по защищенному каналу.

— Неопознанный дрон поражен гиперзвуковой ракетой «Плевок», временно выведен из строя, считаю абсолютно необходимым произвести еще два ракетных удара, чтобы пробить силовое поле, — четко и по делу доложила Джэн, приблизив уни-инструмент поближе ко рту.

Она боялась, что последуют расспросы, что за силовое поле, откуда уверенность в успехе ударов и так далее, но голос из уни-инструмента ответил без лишних слов:

— Вас понял, отдаю команду. Обеспечьте подсветку целеуказания на случай включения радиоэлектронной борьбы.

Вот так. Задание не окончено. Джэн подхватила винтовку и перемахнув через заграждения террасы спрыгнула за улицу. Надо бежать. Шепард помнила, что гигантскому механическому жуку нужно примерно пять минут чтобы прийти в себя, отключить всем связь и, вероятно, восстановить щиты. Значит, что осталось меньше трех минут. Вполне хватит подготовленному десантнику, чтобы пробежать километр с винтовкой и пистолетом пулемётом.

Справа, перпендикулярно улице, идущей вдоль берега, подлетали с десяток инопланетных дронов. Море за ними пылало. Вероятно, разлилось горючее из утонувшего десантного корабля.

Джэн абсолютно не горела желанием встречаться с ними и свернула на соседнюю улицу — крюк метров в двести. Пришлось еще ускориться. Подошвы то и дело наступали на обжигающий асфальт и немного подплавились. Всё-таки термокостюм и штатная легкая обувь предназначены для работы в силовой броне, а не для бега по пересеченной местности. Приходилось перепрыгивать через сваленные пальмы и фонарные столбы, оббегать перевернутые урны и разный транспорт. Пару раз Шепард нечаянно наступила на мягкие трупы гражданских, те лопались как переваренные колбаски и обдавали ноги теплой жидкостью. Джэн не хотела выяснять, на что это похоже, и смотрела только вперёд.

Добежав до нужного угла Шепард остановилась и осторожно выглянула. На параллельной улице, в ста метрах, лежал гигантский жук. Верхняя часть глубоко погружена в жилое здание, красного «глаза» не видно, так что тяжело понять насколько дрон жив или в сознании, если так вообще можно говорить про робота.

Джэн отступила на противоположную сторону улицы, чуть подальше от жука и, присев на колено, включила лазерный указатель на винтовке. Теперь, даже если дрон проснётся, «Плевки» не собьются с курса. Жук зашевелился, одна нога с грохотом поставила себя в вертикальное положение. Немедленно отключилась навигационная карта.

— Тебе это не поможет, тварь, — прошептала Джэн.

Краем глаза она заметила круглое и тёмное под окнами первого этажа соседнего здания. Те самые яйцеобразные штуковины, которые откладывал механический жук! Шепард находилась всего в десятке метров.

«Только бы не бомбы», — подумала она.

Жук не успел подняться, новая гиперзвуковая ракета прижала обратно к земле, Джэн едва не бросило на асфальт воздушной волной — она находилась буквально на границе. Вторая ракета не встретила сопротивления силового поля, хорошо видно, как в гигантском жуке образовалась широкая рваная дыра, огненные всполохи вырвались с противоположной стороны. Безвольно упали чёрные бронированные конечности, погас повреждённый красный глаз. Сверху обеспокоенно залетали вернувшиеся с берега «скорпиончики».

— Отличная работа, Шепард, — ожил уни-инструмент знакомым голосом капитана Андерсона, — союз объявляет город зоной гуманитарной интервенции. Ожидайте подкрепления. Вас подберёт «Ворон».

Джэн опустила руку с уни-инструментом и покосилась на округлые инопланетные валуны, которые стояли под окнами первого этажа соседнего здания. Странное предчувствие говорило, что нужно подойти чуть поближе и посмотреть.

«Может быть опасно, но какого дракона», — подумала Шепард, не опаснее чем вон те летающие над хозяином недобитые каракатицы.

Бросив последний взгляд на беспорядочно мечущихся вдалеке инопланетных дронов, Джэн осторожно подошла к непонятным железным валунам. Шесть штук. Их матово-чёрная поверхность абсолютно гладкая, никаких рычагов, кнопок или ручек. Как будто действительно яйцо, железное.

— У железного жука железные яйца, ну конечно, — усмехнулась про себя Джэн, — ладно, видимо здесь я ничего не сделаю, пусть разбираются специалисты.

— Эй, Шеп, Дженкинс, я за вами! — снова заговорил уни-инструмент голосом пилота «Ворона».

— Осторожнее, Джокер, тут не безопасно. Приземлись в километре, я добегу, — быстро сообщила Джэн.

Джафар Моро хоть и не был полноценным членом команды ИКС-1, но всегда участвовал в операциях группы и приятно слышать его голос.

— Я не смогу дойти, — послышался натужный голос Дженкинса, меня завалило, очень глубоко, — нужно ждать технику.

Тут Шепард вспомнила про брата. Потеря каждого члена команды ужасна, но потеря брата для Джэн — как потерять часть жизни. Теперь, когда восстановилась связь, можно посмотреть записи группы, а то, чего доброго, их скоро засекретят. Джэн шагом пошла к точке посадки «Ворона», уткнувшись носом в уни-инструмент. Должны быть записи, что с ним случилось, как он погиб, погиб ли он? Шепард быстро листала записи на сервере команды ИКС-1, вот Чинда высадился, вот он бежит к своей точке назначения, отдаёт команды, связывается с командованием, разгромил какой-то случайный блок пост местных военных. Пока что всё очень похоже на её собственный путь. Вот попадание первой гиперзвуковой ракеты в гигантского инопланетного дрона, а вот и потеря связи. После того как включилась вражеская радиоэлектронная борьба, запись велась только на память силовой брони, а после восстановления связи, данные копировались на сервер. И данные были! Хорошо, значит экзоскелет был цел вплоть до момента второго ракетного удара.

Джэн отвлеклась от просмотра записей и немедленно перенастроила навигационную карту на определение местонахождения экзоскелетов вне зависимости с оперативниками они или нет. Карта показала шесть точек. Шесть более-менее целых экзоскелетов без оперативников находились в радиусе трёх километров.

Шепард резко остановилась и развернулась. Шесть железных чёрных яиц по-прежнему стояли под окнами кирпичного здания.

Последняя запись из журнала майора Чинды показывала, как его из неподвижно лежащей силовой брони, вскрытой как консервная банка, достаёт и уносит инопланетный дрон «скорпиончик».

— Так, — вслух сказала Джэн, — нашли парней покрасивее?

Шепард стояла в нерешительности. Скорее всего в железных коконах люди. Возможно даже, там именно десантники группы ИКС, так как совпадало по времени — они были последними захваченными людьми до высадки сил Альянса. Но может ли она их оттуда достать? Нужно ли пытаться сейчас самостоятельно? Скорее всего нет. Если бы их хотели убить, то они уже мертвы. Так что лучше дождаться эвакуации, и эти «яйца» вскроют в лабораторных условиях.

Как бы ни хотела Джэн, но она не могла определить в каком конкретно коконе находится Чинда, не могла гарантированно безопасно вскрыть контейнер из неизвестного сплава. Шепард начала разворачиваться обратно, но заметила, что «скорпиончики» которые летали как мухи над нечистотами вокруг туши хозяина, успокоились и деловито разлетаются по разрушенному городу.

— Что? Опять? — Шепард сняла с пояса пистолет-пулемёт. Винтовку она оставила еще на том углу, у железных «яиц», — довольно тяжёлая, а сил осталось не так много.

Нет, гигантский робот-жук не шевелился. Он, всё-таки, выведен из строя. Видимо, «скорпиончики» выполняют какую-то последнюю программу, предусмотренную на случай гибели хозяина.

Джэн присела, чтобы не привлекать внимание, и наблюдала за инопланетными дронами. Что они там затеяли?

Часть «скорпиончиков» скрылась на улицах, но шесть каракатиц летели прямо к железным коконам, где недавно была Шепард! Плохое предчувствие закралось в сердце Джэн, она начала подкрадываться обратно, поближе к чёрным валунам, в которых, предположительно, находились её сослуживцы. Перебегая от укрытия к укрытию, от спаленного автомобиля до угла разрушенного здания, Джэн не сводила взгляда с летающих дронов. Они целенаправленно летят к железным валунам!

Подобравшись на расстояние выстрела, Джэн прижималась к земле, чтобы не выдать себя. Выпрыгивать на шестерых дронов с пистолетом-пулемётом очень плохая идея, но нужно понаблюдать и собрать информацию. Такова суть разведчика. К тому же может представиться удобный случай, никогда не знаешь. Важно понять, что эти инопланетные твари хотят делать.

Первый «скорпиончик» долетел до железных коконов и приземлился на ближайший, обхватив лапками. Кокон засветился странным «серым» свечением с проблесками, не ярким, а как будто лампочку накрыли грязным одеялом. Затем второй дрон сделал тоже самое. Третий. Шепард колебалась. Она абсолютно не понимала, что они делают и чем это грозит, но точно понимала, что нападать на них — самоубийство. Первый «скорпиончик» оторвался от земли, железный валун стал вертикально взлетать, набирая скорость. Все шесть дронов оседлали ноши и поочередно уходили в небо. Когда от земли оторвался последний, первый поднялся на высоту девятого этажа.

Джэн не выдержала. Три коротких очереди прицельно попали в последнего, шестого «скорпиончика». Не дожидаясь реакции инопланетных дронов, Шепард быстро скрылась в руинах соседнего дома, дроны могли заметить, как с другого конца разрушенной стены коротко выглянула её взъерошенная голова. Но пятеро «скорпиончиков» вообще никак не отреагировали, а только продолжали разгоняться. Первый скрылся высоко в небе. Тяжело звякнуло о землю — дрон, по которому стреляла Джэн, выронил кокон и растеряно висел в воздухе.

Голубое сияние потревоженного силового щита постепенно угасало, скорпиончик вышел из ступора и снова опустился к железному яйцу. Видимо, никто помогать не собирается, остальные высоко над облаками. Шепард решила действовать более смело. Еще три очереди из пистолета-пулемёта отбросили «скорпиончика» за кокон. Не дожидаясь пока восстановится силовой щит у инопланетного дрона, Джэн успела выпустить еще очередь. Пару пуль задели броню под щитом и «скорпиончик» ответил. Шепард едва успела кувыркнуться за толстый цоколь от серого луча. Раздался треск ломающегося камня и приближающийся гул электромагнитного поля. Без экзоскелета звук слышно как-то по-другому.

«За мной летит инопланетная тварь, ничего особенного», — подбодрила себя Джэн.

Она попыталась выглянуть и выстрелить в атакующего дрона, но едва увернулась от следующего выстрела «серого» луча. Оставалось совсем немного времени до того момента как «скорпиончик» облетит полуразрушенную стену сверху, и Шепард окажется как на ладони. Рука подхватила случайный кирпич, Джэн запустила его в инопланетного дрона на звук, через голову, и тут же выскочила немного справа от очередного «серого» луча. «Скорпиончик» среагировал на кинутый камень и разнес на атомы, а три очереди пистолета-пулемёта Шепард взорвали его самого. Разлетелись в стороны лапки дрона, продырявленная тушка рухнула на дорогу, воздух вокруг обломков исказился от нагрева. Джэн обошла место падения и взглянула на отбитый у неприятеля железный кокон. Тот оказался повреждён. Видимо «скорпиончик» задел одним из первых выстрелов, когда пытался повторно поднять. У железного яйца, будто ножом, срезана верхняя правая часть. Из кокона на Джэн мутным взглядом смотрел её живой сослуживец, сержант Лиган.

Джэн отчаянно вскинула голову и проводила взглядом удаляющиеся в небе пять черных точек.

Глава 3. Программа «Альтернатива»

Шуршание гравия на пару секунд сменилось глухим стуком по деревянному мосту, Джэн перемахнула по нему узкий ручей. Расступились в стороны школьники, один резко схватил и убрал с дороги небольшого робота-уборщика. Группа подростков занималась утренней чисткой парка. На спинах серых школьных курток большими синими цифрами написано 25, стало быть, прислали их с 25 округа. Школьников местного 11-го округа, согласно обычной практике, отправляли приучаться к труду в другой район. С десяток мальчишек оторвали взгляды от уни-инструментов с зажжённым интерфейсом управления роботами-уборщиками и проводили взглядом спортивную фигуру Джэн. Она пронеслась мимо, на ходу перепрыгивая еще одного робота, который выискивал упавшие листья и мелкие веточки. Крайний из парней получил локтем в ребро от разгневанной подруги за слишком продолжительный взгляд в след удаляющейся спортсменке.

— В пульт смотри! — ревниво пискнула школьница.

Шепард резко работала руками, ноги мелькали, воздух с шумом вырывался изо рта. Пискнул сигнал уни-инструмента. Кто бы это мог быть? Последние десять метров до выхода из парка Джэн замедлялась. Через доли секунды она посмотрит от кого пришло сообщение, но хорошая пробежка всегда помогала Шепард думать — понятно кто может так удачно «пропищать» как раз к концу её пробежки. Конечно, сообщение из штаба специальных войск, к которым она приписана. Там знают всё о перемещениях своих солдат и офицеров. Интересно только, подкол или случайно вышло, что сообщение пришло немного раньше, чем Джэн закончила свою пробежку? Такой тонкий намёк: быстрее надо!

В Ченгши-81, после поступления в Академию, Джэн бывала только в отпуске или краткосрочном увольнении, чтобы отдохнуть от распорядка. Затем на два года её захватила служба в самом передовом подразделении специальных сил Союза, но, после последнего задания, всё изменилось. Шепард потеряла почти всех сослуживцев. Не трудно было сказать, что побудило Совет Церебрального Анализа отправить Джэн заниматься альтернативной деятельностью домой в Ченгши-81. Обычно на «Альтернативу» отправляют лет через пять основной деятельности. Так везде, не только в армии. Почти всегда это не удалённая работа. Но тут случай особый. Конечно не домашний арест, но город Джэн не покидала за год ни разу. Не то чтобы ей запретили, просто настоятельно рекомендовали сообщать о любых планах по перемещениям за пределы Ченгши-81. Если не на службу, то и ехать то особо некуда. Отец живет здесь, недалеко, а жена брата, не хочет Джэн видеть, так что даже за пределы 11-го округа выезжать нет необходимости.

За год работы в домашних условиях Шепард постоянно думала о том, что произошло в Акузе.Сослуживцев очень жаль. Джэн понимала, что все они погибли, но фантазия рисовала разные ужасные и мучительные смерти. Больше всего, конечно, её волновала судьба брата. Сам факт того что родной человек, с которым она провела всю свою жизнь, исчез в безднах космоса и, скорее всего, погиб страшной смертью, которую невозможно представить никакой фантазией человека, рожденного на земле, сдавливал горло и грудную клетку. Только усилием воли удавалось не разрыдаться. Только воля помогала не рвать и метать всё вокруг. Что там с пленниками делают инопланетяне? Зачем вообще им люди? Никто на Земле не мог дать ответы на эти вопросы. Главный Совет пообещал разобраться, и Шепард верила, что они сделают всё возможное. Но справятся ли?

Со своей стороны, Джэн помогала как могла. Так как она непосредственный участник событий в Акузе, а также действующий членом Технического Совета по развитию Виртуального Интеллекта, ей удалось поучаствовать в освоении новых технологий. Имеются в виду те, что удалось заполучить с подбитых инопланетных дронов.

Шепард вышла из парка прямо напротив своего дома. Вообще из парка можно выйти напротив любого жилого дома, так как он брал в кольцо центр, в котором находились все инфраструктурные здания, от детского сада до госпиталя.

Сообщение в уни-инструменте, как и ожидалось, гласило о вызове на службу. Только вызывали Джэн не на военную базу, а в столицу, в Главный Совет. Ну что ж, дело серьезное. Видимо что-то намечается, и Шепард, как самая непосредственная участница всех этих событий с инопланетными дронами, нужна для личной беседы с кем-то из высокопоставленных руководителей. Прибыть нужно завтра к девяти утра.

Джэн даже ускорила шаг. Наконец-то! Прыгать в виртуальной реальности, составляя компанию виртуальным же боевым дронам, конечно весело, и заниматься этим можно часами подряд, но Шепард очень соскучилась по реальным действиям. Чувства мести и любопытства странным образом боролись за первое место в голове у Джэн. То хотелось рвать и метать инопланетных ублюдков, разгромивших мирный город, забивших как скот тысячи простых людей и похитивших её сослуживцев, то захватывало дух от перспектив, открывающихся перед человечеством. И конкретно она, Джэн Ши, оказалась на передовой при первом контакте, и не только выжила, но победила и добыла ценные сведения. Хотя, возможно, просто повезло.

Дверь в жилой сектор уехала вверх и Джэн едва не столкнулась с соседом стариком, вылетевшем на мини-флипе. Тот неуклюже вильнул, но Шепард легко отскочила в сторону, и дед вернул флип на дорожку. Недовольно бурча, он улетел над магнитной тропинкой через парк и даже не ответил на запоздалое «здрасте» от Джэн. Вообще, ему было видно еще из фойе, кто стоит или идёт за дверью. Есть же внутренние широкие мониторы, а стекло двери с той стороны прозрачное. Да, и вставать на флип в помещении запрещено техникой безопасности, но старость, как известно, не радость, и Шепард легко отнеслась к такой небрежности. К тому же конструкция домашних мини-флипов не даст состояться серьезному столкновению — на таких малых скоростях программа успеет остановить самокат.

Джэн не поехала на лифте на седьмой этаж, а свернула на лестницу. Утренняя разминка еще не закончена. Предстояло пропрыгать на корточках с руками за головой до самой входной двери. Опять в голову полезли воспоминания о бое в Акузе и та лестница, что в конце концов обвалилась на экзоскелет. Шепард единственная, кто смог вовремя выбраться из-под завала. Хотелось верить, что не потому что она меньше всех десантников в группе и смогла протиснуться, а благодаря хорошей реакции. По записям с экзоскелетов не понятно, почему парням было даже не пошевелиться, и они стали легкой добычей для скорпионо-подобных дронов. Сама Шепард всё-таки считала, что ей удалось вовремя поставить щит и оставить себе место для манёвра.

В квартире Джэн сразу получила запрос на уни-инструмент от столовой жилого сектора. Бегло проглядев список, Шепард подтвердила меню и время. В душевой комнате Джэн привычно ткнула по сенсорному меню бота-помощника, и мягкие руки, из висящего на стене небольшого корпуса, ловко помогли стянуть прилипший спортивный костюм. Послышалось шуршание пневматического лифта с кухни-столовой. Зажужжали кухонные боты, расставляя посуду и приборы. Когда Шепард вышла из душа, её ждал горячий завтрак.

Квартиру Джэн, как и всем гражданам, предоставлял Союз. По особому распоряжению Совета Обороны, доставлена камера сенсорной депривации и оборудование виртуальной реальности. Остальное оборудование абсолютно стандартно для всех жителей любого города нового типа. Собственно, в старых городах, тех что оставили примерно 50 назад, жили только сотрудники музеев, но и у них жилье приведено к единому стандарту. Конечно, проявить фантазию и оборудовать себе собственное жильё или берлогу, как шутили люди, можно в частном секторе. Для этого власти отвели отдельные зоны. Но позволить себе такие причуды могли только пожилые люди, которые долго трудились всю жизнь, и у которых, по какой-то причине, осталось желание. Впрочем, таких со временем становилось всё меньше и меньше. Большинство жило в стандартных квартирах со всеми удобствами под рукой. Жилой сектор современного города позволял удовлетворить все нужды, не вылетая в другие части города, а квартира обеспечивала потребности, более чем полные. По этому поводу даже велись регулярные споры в Совете Архитектуры и Благоустройства, на предмет пагубного влияния повышения комфорта на производительность творческих способностей людей. Что, впрочем, никогда не находило понимания в Главном Совете, а, напротив, порождало новые требования для освобождения населения от траты времени на бытовые действия.

После завтрака Джэн переоделась в костюм для камеры сенсорной депривации. Тренировочный комплекс штаба специальных войск сильно отличался от шлемов виртуальной реальности, которые использовали простые граждане. Технология сенсорной депривации позволяла осуществлять полное погружение в другой мир и не совершать амплитудных движений, сталкиваясь с окружающей действительностью. Шепард надела шлем и аккуратно слезла с помоста в воду камеры. Легко шурша закрылась крышка, и Джэн оказалась подвешена в жидкости, в полной темноте. Секунд десять было слышно только ровное дыхание, воздух исправно подводился к шлему через шланг на затылке, затем, постепенно, проявилось изображение виртуальной реальности.

Неожиданно, но появился не обычный тренировочный полигон. Джэн стояла посреди разрушенного современного города Союза. Сразу несколько вопросов мелькнуло в голове. Зачем проектировщики сделали виртуальную реальность в виде развалин настоящих округов? И зачем так подробно прорисовывать детали. Даже скульптура «Пирамида Восхождения» здесь присутствует. Огромный бетонный ансамбль словно разрезан пополам, весь в черной копоти. Нижний ряд древних предков, высеченных в камне, держит на руках пустоту, а предки из следующей эпохи разбросаны осколками разной формы по широким плитам центральной площади. Слева догорали деревья парка, за скульптурой дымило здание госпиталя, вдали виднелись почерневшие жилые корпуса. Закралась мысль, что руководство Союза готовится к серьезной войне. От такого вывода, на мгновение, сковало холодом внутренности.

Шепард проверила уни-инструмент, который так же присутствовал на виртуальной тренировке, странно, но дронов в подчинении нет. В этот раз, видимо, обучаем только противника. Так же не нашлось ни файла с заданием, ни красной точки целеуказания на карте, ни самой карты. Любопытно. Ну что ж — пройдемся. Джэн разогнала экзоскелет. Теперь это не та громоздкая штука, в которой она высаживалась в Акузе. Новый костюм, наверное, в десять раз легче. Точно сказать невозможно, так как надевала его Шепард только в виртуальной реальности. Так же новая силовая броня, или, как стала говорить Джэн — костюм, гораздо компактнее. Но силу придавал такую же — можно перевернуть старомодный автомобиль, проломить не слишком толстую стену. Правда, теперь нет встроенного тяжелого пулемета, да и ракетницы тоже, но зато есть новое оружие. Как поняла Джэн, автоматическая винтовка, построенная на принципе рельсотрона. Совершенно новая модель, похоже, прототип. По мощности ничуть не уступает тяжелому пулемету со старого экзоскелета. Так же есть привычная снайперская винтовка Волкова, по крайней мере, очень похожая, так как, скорее всего, она теперь тоже рельсовая. И набор гранат «липучек», удивительно легких и поразительно мощных. Системы прицеливания практически не изменились, что слегка удивляло. Неужели не нашлось ничего полезного в инопланетных технологиях? Или чужие компьютеры оказались слишком сложны для понимания? Если будет возможность пообщаться с инженерами, обязательно спрошу, — подумала Шепард.

Миновав площадь, разрушенный госпиталь и сгоревший парк, Джэн приближалась к жилому сектору. Современные города, построенные по единому плану, состояли из округов единого размера, издалека напоминающих древние круглые амфитеатры, ряды которых и являли собой жилые сектора. В центре находились все необходимые жителям административные, инфраструктурные и развлекательные здания, доступные пешком или на минифлипах-самокатах.

Так как нет никаких целеуказаний или задания, Шепард решила оглядеться получше. А самым удобным для этого местом был верхний край жилого сектора.

Воспользоваться лифтом Джэн, как всегда, не рискнула. Хоть и виртуальная реальность, ключевое слово реальность. Глупо будет застрять в лифте поврежденного здания на тренировочном задании. Полторы тысячи ступенек и в настоящем мире для десантника не проблема, а уж тут то и потеть не придется. Шепард побежала наверх, между правдоподобно разбитыми широкими окнами квартир.

Джэн почти не удивилась, когда из окон стали вылетать вражеские дроны. Всё-таки это тренировка. Должно же было когда-то начаться. Только дроны эти оказались не беспилотниками Альянса, а теми самыми инопланетными скорпиончиками. Видимо, пришло время протестировать новое вооружение в условиях боя с противником, который такое оружие нам и подарил. Шепард не сомневалась, что инженеры изучили все записи боёв со скорпиончиками, и виртуальные копии имеют боевые характеристики максимально приближенные к настоящим. Первая волна состояла всего из трех дронов. Штурмовая винтовка выехала из-за плеча Джэн, раскладываясь в боевое положение, длинная очередь разнесла ближайшего врага в клочья. Щит инопланетного дрона, по крайней мере, виртуальной копии, не выдерживал натиска нового оружия.

— Ну что ж, надеюсь инженеры всё правильно рассчитали, — подумала Шепард, отскакивая за выступ бетонного модуля.

Двое оставшихся противников на скорости облетели преграду по дуге. Джэн ничего не стоило сбить обоих, уж больно нагло они двигались, не маневрируя и не скрываясь. Собственно, так же они себя вели и в Акузе, полностью уверенные в своей неуязвимости, но Шепард хотела испытать еще одну новинку вооружения и оставила одного противника целым, давая ему произвести выстрел. Знакомый серый луч, играющий черными пятнами, перечеркнул фигуру Джэн. Слабое голубое мерцание вокруг брони дало понять, что силовой щит работает и держит удар отлично. Индикатор на дисплее шлема показывал остаточную мощность выше пятидесяти процентов.

— Жду не дождусь, когда мы с тобой встретимся по-настоящему, — усмехнулась Джэн и расстреляла виртуального скорпиончика.

Глава 4. Пристегните ремни

Шепард заказала Флип еще до завтрака, после еды оделась в темно-голубую парадную форму десанта и собрала сумку. Предстояло по магнитной трассе добраться прямо до столицы, но оттуда, скорее всего, путь прямо на военную базу. В назначенное время пискнул уни-инструмент, слегка стукнув, с тихим шелестом поехала вверх внешняя стена комнаты. Флип пристыковался снаружи и отодвинул дверь подобно крылу насекомого. Джэн кинула легкую сумку с одеждой на заднее сидение-диван и устроилась на кресле впереди. Она хотела провести два часа в сети, читая последние новости в журнале Технического Совета развития Виртуального Интеллекта. Там ничего не было про модели скорпиончиков, и кто писал боевую программу для них, хотя именно члены Совета занимаются такими задачами. Других исполнителей просто не может быть, потому что абсолютно все способные граждане Союза состоят в тех Советах к деятельности которых их признал пригодным церебральный анализ. Тут же творилась какая-то чепуха. Ни до вчерашнего виртуального задания, ни, даже, после, в Совете не было никакой информации про работу над программой имитатором инопланетных противников. Очень странно и наводит на неприятные мысли.

Дверь-крыло флипа встала на место и машина, тихонько гудя, оторвалась от внешней стены жилого сектора. Джэн мельком взглянула на маршрут, прорисованный на передней панели флипа, и уткнулась обратно в уни-инструмент. Пальцы быстро листали журнал Совета, пытаясь найти хоть какие-нибудь упоминания о разработке программ для новых виртуальных дронов.

Автопилот флипа мягким женским голосом сообщил:

— Маршрут оптимизирован.

За стеклом приближались огни магнитной трассы, скорость флипа начала увеличиваться, видимо машина вошла в зону действия магнитного поля магистрали. Справа внизу удалялась внешняя стена 11-го округа, вскоре стали видны крыши верхних жилых секторов, потом и центральные здания, и парк. С высоты магнитной трассы хорошо видны и амфитеатры соседних округов, стоявших в паре километров слева и сзади.

Автопилот снова участливо сообщил:

— Маршрут оптимизирован.

Джэн подняла одну бровь — на экране передней панели не видно никак изменений маршрута. Ну да Центральному Серверу управления движением виднее. Флип только получает команды, и не решает, как ему лететь до пункта назначения.

Так что же с разработчиками модели скорпиончиков? Из Совета выделили секретную группу? Почему тогда её, Джэн, не пригласили? К чему был вчерашний сюрприз? Как-то странно и слегка даже обидно что ли. Кто может лучше прописать поведение инопланетного дрона чем непосредственный участник боевого столкновения? Хотя, надо сказать, справились неизвестные программисты очень хорошо.

Когда флип влетел в желоб магнитной трассы, над крышами верхних жилых секторов стали видны ряды округов города Ченгши-81. Самые дальние похожи на чашки без ручек, которые кто-то скрупулёзно расставил как по ровному полю, так и по холмам и подножиям гор. Между «чашек» стройными тонкими «вазами» возвышался ряд опор магнитной трассы, уходя за горизонт.

На секунду Джэн отвлеклась от просмотра записей журнала в сети и залюбовалась городом внизу. Именно в момент залёта на трассу открывался самый изумительный вид на Ченгши-81. Как понятно даже из самого названия — далеко не первый город Союза, построенный по проекту самодостаточных округов, и, возможно, поэтому один из самых красивых. Внизу как будто жил и дышал единый организм. Сверху видно, как по артериям железных дорог причаливают к округам грузовые поезда, от трассы спускаются и будто прилипают к стенам амфитеатров пассажирские флипы и тут же взмывают обратно. Шепард даже успела разглядеть фигурки людей на дорожках центральных улиц одного из округов, когда флип начал набирать крейсерскую скорость.

Внимание переключилось на магнитную трассу. Сотни флипов неслись по двадцати пяти воздушным коридорам в гигантском желобе ферромагнетика. Когда машина набрала скорость четыре сотни километров в час, автопилот опять сообщил:

— Маршрут оптимизирован.

Джэн насторожилась. Что еще за постоянные оптимизации? Такое может быть если впереди на маршруте постоянно что-то меняется. Флип действительно будет пролетать мимо строительства новой ветки магнитной трассы, но там еще нет врезки и не должно быть никаких корректировок. Центральный сервер рассчитывает тысячи маршрутов в секунду только на участке 81й магнитной трассы и нет никакой необходимости всё по четыре раза за минуту оптимизировать. Шепард состояла в Техническом Совете по разработке виртуального интеллекта и прекрасно себе представляла, как работает дорожный сервер, хоть это и не совсем её профиль.

Флип действительно перестроился на коридор выше. Шепард даже нажала на кнопку ремней безопасности. Ни разу за всю жизнь, кроме самой первой самостоятельной поездки в 7 лет, Джэн их не застёгивала, но тут действительно происходило странное. Возможно, рядовой десантник или, даже, офицер, у которого не было технической специальности, не заметил бы странностей поведения флипа. Но Шепард четко осознавала, что флип всего лишь бездумный бот, которым управляет центральный сервер.

Чем больше Джэн над этим думала, тем чаще поглядывала на большую красную кнопку аварийной остановки. Рука непроизвольно дотронулась до защитного стекла — проверила расстояние, дотянется ли когда мешают ремни безопасности.

— Маршрут оптимизирован, — повторил автопилот.

Шепард занесла руку над кнопкой и завращала головой по сторонам. Через широкие окна хорошо видно соседние флипы и творилось безумное. Попеременно перестраивались все соседи, слева и справа летели такие же машины, из её округа. Сверху пристроился флип из Ченгши-78, видно по цифре на днище и слегка старомодном дизайне. Через ряд подлетали еще машины. Дальше терпеть нельзя, и рука треснула по красной кнопке, разлетелось предохраняющее стеклышко. Ремни врезались в плечи, грудь сдавило так что Джэн даже слегка вскрикнула. Не помешала бы тактическая броня при таких остановках.

Флип успел нырнуть чуть не в единственное не занятое перестраивающимися машинами окно и прилип к боковой стенке магнитной трассы. Послышался звук выдвигаемых стальных парковщиков, слегка тряхнуло, Джэн сильно наклонило вбок, заставив повиснуть на ремнях. За стеклом же началось невообразимое.

Один из флипов резко потерял скорость и буквально упал на летящего следом. Последовала цепная реакция. Флипы сталкивались, врезались друг в друга, переворачивались в воздухе и падали на магнитную трассу грудой обломков. Ошметки обшивки долетали почти до Джэн. Упав на настил черного ферромагнетика, груды покореженного металла, которые только что были флипами, еще некоторое время по инерции кувыркались. Но, буквально через пару секунд, новые машины перестали врезаться друг в друга, и всё, более-менее, успокоилось. Очевидно, система приняла меры, пересчитала маршруты. Несколько десятков машин прилипли к боковому полотну магнитной дороги так же как флип Шепард. Часть потока на сниженной скорости облетела последние падающие флипы. Внизу же, бесформенными грудами, лежали те, которым не посчастливилось вовремя среагировать.

Джэн подавила в себе желание выскочить из флипа и бежать по боковой эвакуационной дорожке до лифта на опоре трасы. Сердце немного успокоилось, словно сквозь туман стал проступать голос автопилота, повторяющий одну и ту же фразу:

— Нажмите «продолжить маршрут», когда будете готовы. Нажмите «продолжить маршрут», когда будете готовы. Джэн, на всякий случай, подождала пару минут.

Выглядывая в окно, Шепард пролетела над местом крушения. Внизу застыли скомканные останки десятка флипов, под ними растекались лужи темно-вишневой крови. У края бедствия приземлился флип Гражданской Службы Экстренных Происшествий. Флип набрал скорость, через пару секунд ничего из окружающей обстановки не напоминало о случившемся и не отличалось от обычного движения по магнитной трассе.

Глава 5. Живая пыль

Сержант ГСЭП, гражданской службы экстренных происшествий, удивленно поднял бровь, когда в дежурную комнату буквально влетел человек в форме отдела безопасности Союза.

— Приказ произвести захват и доставить в Управление Безопасности, — молодой смуглый капитан сделал жест уни-инструментом в сторону раскрывшего рот сержанта.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть первая

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эффект массы. Операция «Венера» предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я