Правовая система Российской Федерации ( Коллектив авторов, 2018)

Раскрывается понятие правовой системы, ее структура и элементы. Прослеживается история возникновения, становления и развития правовой системы Российской Федерации. Особое внимание уделяется судебной системе Российской Федерации, ее структуре и принципам, а также законодательным и исполнительным органам власти Российской Федерации. Анализируются нормативные правовые акты и их виды в российской правовой системе. Рассматриваются основные отрасли права в правовой системе Российской Федерации и дается их характеристика. Соответствует ФГОС ВО последнего поколения. Для студентов бакалавриата и магистратуры, практических работников, а также всех заинтересованных в изучении правовой системы Российской Федерации.

Оглавление

Из серии: Бакалавриат (КноРус)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Правовая система Российской Федерации ( Коллектив авторов, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2. История становления и развития правовой системы Российской Федерации

Ключевые термины и понятия: правовая система; институт правовой системы; генезис; синергетика; сложные системы; рецепция (заимствования) в правовой системе; техногенный и традиционный типы цивилизации; идеи Просвещения; гражданское общество; гражданские свободы; буржуазные реформы 60-х годов XIX в.; доктрина полицейского государства; доктрина правового государства; социалистическая правовая система; концепция правовой нормы; марксистско-ленинская идеология; идеологизация правовой системы.


В результате освоения данной главы студент должен:

знать:

 определение, сущность и структуру правой системы;

 основные закономерности возникновения, функционирования и развития правовой системы России, этапы ее развития и их содержание;

уметь:

 анализировать юридические факты и возникающие в связи с ними правовые отношения;

владеть:

 навыками самостоятельной работы с учебной и научной литературой по рассматриваемой теме;

 навыками свободного оперирования понятиями и категориями по данной теме.

2.1. Становление русской правовой мысли в XVIII в. проблема генезиса правовой системы России

Сегодня, в условиях активного развития и модернизации отечественного права, особое значение приобретает исследование не только прикладных, но и историко-теоретических проблем, осмысление уже известных теоретических понятий с позиций новой правовой реальности. Среди научных проблем, связанных с понятием и функционированием правовой системы, выделяется проблема ее генезиса. Исследование истории возникновения и становления правовой системы России сегодня является актуальным и востребованным.

Изучение российской правовой системы с точки зрения ее преемственного развития позволяет сформировать целостный взгляд на российскую действительность, подойти к установлению дальнейшего пути развития российской правовой системы и обозначить актуальные вопросы, требующие научной разработки.

Вспомним, что правовая система представляет собой совокупность взаимосвязанных и согласованных правовых средств, регулирующих общественные отношения, а также элементов, характеризующих уровень правового развития той или иной страны.

Иными словами, правовая система – это структурированная совокупность правовых норм, институтов и правоприменительных механизмов, существующих в данном конкретном государстве, достигших достаточно высокой степени развития, исторически обусловленных и соответствующих определенному уровню правосознания. Включает в себя систему права, правовую культуру и правореализацию.

Право относится к числу социальных систем: генерируется обществом, развивается с обществом, не может существовать вне общества. Особенности национальной правовой системы определяются той стадией, на которой находится развитие общества в определенный исторический период. Рассмотрение права как социальной системы позволяет использовать при научном анализе любую методологию, применимую к системам подобного вида. По нашему мнению, исследование проблемы генезиса правовой системы логично осуществлять с учетом принципов синергетики как науки, изучающей общие закономерности явлений и процессов в сложных неравновесных системах на основе присущих им принципов самоорганизации.

Сложным системам (к которым относится и правовая система) с точки зрения синергетики присущи как созидательные, так и деструктивные тенденции развития. Для возобладания созидательных тенденций правовая система должна получать заимствования извне, но не все, а только те, которые к ней хорошо адаптированы. Если заимствуется институт, который хорошо зарекомендовал себя в иной правовой системе, но не адаптирован к условиям реципиента, не соответствует существующему историческому опыту, экономическим, политическим, правовым условиям, он не сможет эффективно функционировать.

Заимствования в правовой системе (рецепция) могут приобретать различные формы. Представляется возможным говорить о трех формах рецепции: идеи, содержания и формы.

В первом случае заимствуется сущность явления, его характерные черты, но при этом сохраняется собственный специфический механизм правового регулирования реципиента. Например, западный принцип конституционализма как ограничение единоличной верховной власти на основе принципа суверенитета народа с помощью механизма разделения властей заимствовался российскими мыслителями в XIX в. и в начале XX в.

Но западноевропейский опыт ограничения монархии не соответствовал отечественным условиям и историческому опыту. Социум был не готов к восприятию конституционных идей. В результате идея российского конституционализма в XIX в. всегда имела свои отличительные сущностные особенности. Так, основополагающий принцип всех буржуазных конституций – суверенитет власти народа – был заменен принципом суверенитета императорской власти.

Во втором случае заимствуется содержание юридической деятельности, но со спецификой, применимой к условиям реципиента.

В третьем случае заимствуемая форма всегда наполняется новым содержанием и смыслом.

Рецепция формы и содержания могут быть совмещены. Например, при создании в России института нотариата был использован опыт некоторых государств континентальной Европы, где нотариальное законодательство возникло раньше (Австрии и Баварии), и институт нотариата оказался практически полностью заимствованным.

Широкие заимствования происходят чаще всего на этапе становления правовой системы, который связан с формированием целого ряда новых правовых институтов. Таким образом, усиление рецепторной составляющей можно рассматривать в качестве косвенного признака начала формирования правовой системы. В то же время рецепция может усиливаться и в кризисные моменты развития правовой системы, когда возникает объективная необходимость внешних заимствований для преодоления нарастающих деструктивных тенденций.

Одним из факторов, определяющих интенсивность процесса рецепции, является принадлежность государства к одному из двух основных типов цивилизации: традиционному или техногенному. Это проявляется и в праве, которое, являясь регулятором общественных отношений, развивается с той же скоростью, что и эти отношения. Постоянный поиск и применение новых способов социального управления, характерных для техногенной цивилизации, делают ее основным источником рецепирования правовых норм для правовых систем традиционного типа.

Техногенная цивилизация сложилась в Европе на основе синтеза и преобразования двух традиционных культур – античного полиса и европейского христианского средневековья. Успешный синтез их достижений в эпоху Реформации и Просвещения способствовал формированию ядра системы ценностей техногенной цивилизации. Российская же правовая культура до XVIII в. оставалась в основном традиционной.

XVIII век – время становления в России теоретической правовой науки в русле западноевропейской правовой традиции. Состояние русского правоведения в эту эпоху следует признать периодом «ученичества», начавшимся с перевода по распоряжению Петра I произведений С. Пуфендорфа («Введение в историю знатнейших европейских государств» и «О должности человека и гражданина») наставником Московской академии Гавриилом Бужинским. Кроме Пуфендорфа были переведены и изданы труды Г. Гроция – сочинениями этих двух главных теоретиков естественного права было предписано руководствоваться при изучении и преподавании юриспруденции в России. Еще В.Н. Татищев в своих трудах использовал в основном различные постулаты и теоретические разработки других ученых (хотя и по-своему их трактовал). При описании различных видов государств и форм правления он ориентировался на известную книгу Ш.-Л. Монтескье «О духе законов», а классификацию наук заимствовал у С. Пуфендорфа.

На достаточно самостоятельный уровень развития отечественная философско-правовая мысль вышла лишь во второй половине XVIII столетия. Признаками этого стали:

1) окончательное формирование научного понятийно-категориального аппарата на русском языке. Преподавание права на русском языке С.Е. Десницкий стал осуществлять в Московском университете с 1767 г. (Указ Екатерины II о русскоязычном преподавании в Московском университете был опубликован «вдогонку» 15 января 1768 г. в № 5 «Московских ведомостей»). Первый в России русскоязычный учебник по основам философского знания был написан Г.Н. Тепловым в 1751 г., а книга В.Т. Золотницкого, систематизировавшая теоретические юридические категории, представившая читателю положения естественно-правовой теории на русском языке, была издана в 1764 г.;

2) центрами развития научной мысли, в том числе юридической, и в Европе, и в России являлись учебные заведения. В работе «Философия права в России» Э.В. Кузнецов отмечает, что «основы русского правоведения были заложены отечественными университетами, поэтому история развития юридической науки в России, по существу, неотделима от истории развития этих университетов»[1]. Дело в том, что академии были все же корпоративными учреждениями, духовные интересы их представителей ориентировались еще на религиозную традицию. Университеты же стали центрами сосредоточения светских, секуляризованных знаний. И Московский университет со времени своего основания в 1755 г. придерживался гуманистических и демократических традиций общеевропейского университетского образования. Это проявлялось в ориентировании изучаемых в его стенах дисциплин на действительные проблемы времени;

3) в третьих, именно во второй половине XVIII века в России произошел подъем и расцвет дворянской культуры (начиная с «Манифеста о вольности дворянства» 1762 г., продолженного «Жалованной грамотой дворянству» 1775 г.), эта культура смогла выработать в качестве идеала автономию личности. Просвещенные, передовые представители российского дворянства переосмыслили западноевропейскую общественно-правовую и философскую мысль применительно к российской государственно-правовой действительности и активно участвовали в теоретических разработках и практических попытках по ее улучшению;

4) наконец, усилились секуляризационные тенденции, начатые еще при Петре I, что меняло духовную ситуацию в стране в период формирования национальной юриспруденции. Имеется в виду в первую очередь отчуждение церковных земель в пользу государства в 1764 г., передача их Коллегии экономии, появление новой категории «экономических крестьян», обладающих личной свободой.

Интеллектуальная деятельность в Европе и в России в XVIII в. шла в целом в русле Просвещения. В области государственно-правовых отношений можно усмотреть объединяющие мотивы: общим является идеал гражданского общества (и необходимости гражданских свобод как его неотъемлемой части), идея правового государства, и как основа – осуществление свободы личности. Но русскому правоведению уже на этапе его становления были присущи особенности. Тип юриспруденции определяется типом общества, к которому она принадлежит. Поэтому особенности процесса становления русской юриспруденции отражали социокультурное своеобразие развития Российского государства.

Первая особенность выявляется при попытке определить понимание свободы в России указанного исторического периода. Необходимо уточнить, имеем ли мы в виду свободу политическую или гражданскую. В XVIII веке в России разговор идет только о гражданской свободе. У значительной части населения нет ни политических, ни гражданских свобод (крепостные). Их для начала надо было наделить гражданскими правами, а о том, чтобы участвовать в управлении государством, пока не было и речи. В Уложенной комиссии 1767-1787 гг. работали представители от всех сословий российского общества, кроме крепостных.

В XVIII веке в Империи впервые появилась такая основополагающая ценность буржуазного общества, как частная собственность на землю. По мысли Екатерины II, Жалованная грамота 1785 г. должна была стать началом гражданского строя в России. До этого понятие «свободный» к жителям России не применялось. Все были «холопами» (дворяне – царскими, крестьяне – помещичьими), все были «в крепости». Но при Петре III, а позднее при Екатерине II был создан прецедент освобождения от «крепости» одного сословия в государстве: дворянству были пожалованы права свободных граждан. Крепостным крестьянам, как известно, пришлось ждать еще почти век.

Вопрос о политическом переустройстве государства не стоял в то время в России в практической плоскости: абсолютизм был крепок. Но идеи гражданских свобод изнутри подготавливали почву для возникновения политических прав и в дальнейшем конституционных свобод.

Вот приблизительная схема, характерная для всей плеяды российских просветителей второй половины века. Развитие гражданских прав приводит к возникновению политических прав. Гарантией гражданской свободы должна стать политическая свобода. Таким образом, появляются зачатки конституционных идей. Государство приобретает следующие определенные очертания.

Во-первых, сферу личной свободы, субъективного права – гражданский строй.

Во-вторых, сферу государственной власти – административную систему.

В-третьих – сферу децентрализации, самоограничения государственной власти путем ее разделения между различными государственными органами – Конституцию.

Крупнейший авторитет российского правоведения С.Е. Десницкий изложил свои конституционно-монархические взгляды в трактате «Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской Империи» (1768), который предназначался Уложенной комиссии, предложил свой вариант создания структуры органов власти. Он обосновал необходимость парламентской формы правления в России, не исключающей наличие монарха. Парламент – «Правительствующий Сенат» – должен обладать, по мысли Десницкого, всей полнотой законодательной власти: издавать указы, определять бюджет государства, размеры пошлин, контролировать расходы двора и губернских органов власти, вступать в соглашения с государствами, решать вопросы войны и мира. Правительствующий Сенат должен состоять из 600–800 человек, избираемых в губернских округах.

Передовыми для своего времени были идеи Десницкого о «судительной власти», органы которой должны быть не только в столице, но и во всех губерниях. Все этапы судопроизводства должны быть гласными, проходить при участии адвокатуры[2].

Таким образом, Десницкий был сторонником разделения законодательной, исполнительной и судебной функций государственных органов. Не ограничиваясь призывом к написанию «лучших законов», он ставил задачу выработать и лучший стиль управления обществом.

Во второй половине XVIII в. в европейской теоретической правовой мысли, юридической науке обозначилась тенденция отхода от концепций «естественного права», «общественного договора», «общего блага». Выявилась ограниченность этих теорий. Юридическая идеология стала тяготеть к утилитаризму, приведшему в будущем к тео риям «разумного эгоизма», теориям «интереса». Под влиянием этнографии, психологии, медицины, антропологии получили новую «натурализированную» трактовку традиционные теории права и морали.

Эти изменения отчетливо отражены в воззрениях русских мыслителей последней трети XVIII в. Десницкий, Третьяков, Щербатов, Новиков, Фонвизин, Радищев, Малиновский пытались постичь истинную природу человека на путях антропологической ориентации в философии права, подготовили почву для новых научных течений, для которых главной проблемой стала проблема субъективной активности – духовной, мыслительной и социально-практической. К достижениям политико-правовой мысли России в конце XVIII в. можно отнести разработку комплекса либеральных идей, которые сменили теории достижения «общего блага», бытовавшие в абсолютистском полицейском государстве. Впрочем, у большинства вышеназванных авторов старые естественно-правовые доктрины пока уживались с элементами нового антропологического подхода.

Необходимо отметить, что идеи либерализма в России, в отличие от Европы, основываясь на свободе личности, требуют обязательного существования государственно-правового порядка, ограничивающего произвол отдельных людей. Индивидуализм, изначально присущий западноевропейскому сознанию, не всегда понятен русскому сознанию, обладающему качеством «соборности». Русский человек ориентирован социально.

Так, школа юристов Московского университета еще в 1770-е гг. полагала необходимым предварять принятие законов всеобщим «опросом граждан», т. е. референдумом. Национальный пафос русских просветителей проявлялся в понимании ими закона как выражения общих интересов нации, страны, державы: «Закон есть изъявление общей воли, и чтобы новое законодательство не составлено было подобно старому уложению для одних рабов, надлежит всемерно пригласить все государство к соучастию в созидании его благоденствия; и тогда будут законы действия, благоразумия, справедливости и порядка»[3].

Антропологическая направленность правовых взглядов указанных выше мыслителей привела к появлению в последней трети века двух истоков, двух направлений общественно-правовой российской мысли, которые позднее – в XIX в. – приведут к размежеванию российской интеллигенции на охранительных либералов и либеральных консерваторов, с одной стороны, и радикалов-революционеров, с другой.

К первому направлению отнесем сторонника конституционной монархии князя М.М. Щербатова, который в своей статье «Размышления о законодательстве вообще» полагает, что «несть на свете законов, которые бы от времени до времени не требовали некоего направления или перемены», и предлагает создать постоянный законодательный орган, который в процессе законотворчества учитывал бы не только современную правовую ситуацию, но и соблюдал бы принцип преемственности, учитывая «умоначертание народное и расположение страны, пребывающие законы, с какими намерениями они были соделаны, и самые обычаи»[4]. Текст закона должен быть предельно краток, понятен представителям всех сословий. Для этого необходимо соответствие юридических норм моральным, и здесь Щербатов усматривает непреодолимое препятствие на пути создания совершенного законодательства в виде несовершенства человеческой природы, «повреждения разума человеческого». Приходится ограничивать свои естественные права ради гражданских «должностей»: «все твое благоденствие состоит от соединения общества…, воздавай ему за все блага, которые от того получаешь»[5].

По мнению Щербатова, достижению «общего блага» может помешать тенденция, наметившаяся в петровское время и развивающаяся во второй половине века – «размывание» сословий. Щербатов полагает, что это наносит большой вред общественному сознанию и представляет угрозу благополучию страны. «Естественные» отношения образовывали в течение долгого времени духовные общности в рамках сословий, которые теперь разрушаются.

Предоставления крестьянам земли, наделения их естественными правами и свободами Щербатов, как известно, не предполагал, предвидя неизбежное имущественное расслоение, обнищание большой части крестьян и увеличение расходов государства на благотворительность. Социальная обусловленность его взглядов находится в сфере добросовестных заблуждений Просвещения. Он полагает, что социальными процессами можно манипулировать из сферы духовного, что можно изменить общество интеллектуальными усилиями его лучших представителей (писал о необходимости универсализации образования для дворян и о необходимости системности в получении правового образования).

В основе правовых взглядов представителя революционно-радикальной мысли А.Н. Радищева также лежит синтез естественно-правового подхода и положений рационалистических и утилитарных теорий, антропологических философских построений конца XVIII в… но с другими выводами. Обязательным условием достижения «общего блага» Радищев считал уничтожение «рабства» (крепостного права) и утверждение «закона естественного», по которому «польза общественная предъидет пользе частной»[6].

Система правовых категорий Радищева выводится из понятия «общего блага». Включенные в нее понятия «честь», «достоинство», «долг» являются предикатами определяющего понятия «гражданин». Категория «долг», по Радищеву, это прежде всего долг перед своим народом, перед обществом. Человек осознает себя сначала гражданином, значимой частью общественного целого, а уже потом индивидуумом и суверенной личностью. Как гражданин он должен исполнить свои «гражданские должности».

Антропологическая направленность правовых взглядов Радищева определила в качестве критерия справедливости и полезности установления различных форм в сфере государственного строительства «естественную», «натуральную» природу человека. Поэтому юридическим может быть только тот закон, основанием которого служат фундаментальные положения «естественного права». Следовательно, для достижения «общего блага» необходимо, прежде всего, законопослушание всех граждан государства.

По мнению автора «Путешествия из Петербурга в Москву», благополучие всех граждан государства и счастье отдельной личности взаимозависимы и взаимообусловлены в одинаковой мере. Отсюда Радищевым делается вывод, что условия для истинного развития личности могут быть обеспечены только в таком обществе, где жизнь полностью регламентирована конструктивным законодательством. Получаем еще один вариант идеала «полицейского государства».

Что касается позиции С.Е. Десницкого, который со своим коллегой И.А. Третьяковым представлял практически отдельную правовую школу внутри Московского университета, он, как известно, подверг критике и теологическое понимание теории «естественного права», и догматическую моральную философию. Взамен он предложил теорию поэтапного прогресса – идею постепенного совершенствования социальных институтов с учетом изменения потребностей людей.

Итак, русская юриспруденция развивалась в XVIII в. в русле западноевропейской правовой традиции: использовала общеевропейский понятийно-категориальный аппарат, оперировала общеевропейскими правовыми теориями и идеями, находилась уже не в византийском, а в целом в европейском правовом поле. Но ей были присущи значительные особенности, обусловленные исторической уникальностью России, «особостью» ее социокультурного развития.

Повторим, что Петр I попытался принести на традиционалистскую почву ценности западноевропейской цивилизации, в том числе в правовой сфере. Хрестоматийно известен пример «Артикула воинского» 1715 г., представлявшего собой почти дословный перевод соответствующих шведских норм.

Но в отличие от Западной Европы Россия не испытала сильного влияния римского права. Российская культура по своему происхождению оставалась православно-византийской и, как следствие, этикоцентричной. В результате сформировалась такая важная черта правового развития, совпадавшая с одной из черт национального характера, как доминирование этических начал над правовыми. Во многом правовой нигилизм определялся бесправным положением крестьянства, составлявшего подавляющее большинство населения страны. Еще одним важным обстоятельством стал сложившийся в результате особенностей исторического развития и долгое время сохранявшийся коллективизм и общинный строй жизни, способствовавший доминированию коллективного права над правом личности. Как отмечает В.Н. Синюков, «самобытность русской государственности наряду с особыми условиями экономического прогресса привели к формированию особого типа социального статуса личности»[7].

В этих условиях, учитывая преимущественно традиционалистский характер российской государственности, большинство заимствований в правовой области имели отношение не к частному, а к публичному праву, были ориентированы на привнесение в отечественную правовую культуру механизмов, связанных с государственным регулированием, а не со сферой интересов личности.

Вернемся к проблеме генезиса российской правовой системы, к этапу, на котором сформировались ее основные черты, на котором совокупность правовых норм, действующих на территории государства, приобрела системные черты и характеристики.

Анализ генезиса правовой системы предполагает содержательный ответ на вопрос, какие факторы обусловливают или инициируют начало ее становления?

Формирование правовой системы начинается не раньше, чем появится единое для всей страны право, т. е. будет завершен процесс централизации, полностью преодолена раздробленность. В то же время завершение формирования правовой системы возможно только в условиях буржуазного государства. Право-привилегия, характерное для феодализма, не способно сформировать правовую систему.

Итак, важнейшим признаком правовой системы является наличие системы права, т. е. в первую очередь деление ее на отрасли права. Такое деление происходит только в условиях развития капитализма, при котором усложнение общественных отношений порождает соответствующее усложнение правового регулирования. Значительный рост числа нормативных актов порождает необходимость в их четкой систематизации. В процессе такой систематизации и происходит окончательное выделение отраслей права. Указанный этап рассмотрим в следующем разделе настоящей главы.

2.2. Правовая система Российской империи в XIX – начале XX в.

В процессе рецепции европейских правовых институтов и процессе адаптации их к русскому национальному укладу жизни происходило обязательное столкновение новых, заимствованных норм и механизмов с существующей правовой традицией. На это указывал еще Н.М. Коркунов, который писал, что «право каждого конкретного народа стоит из целого ряда исторических наслоений. К этому присоединяются обыкновенно еще и заимствования из чужого права, и таким путем к противоположению старых и новых принципов присоединяется еще противоположение самобытных и заимствованных»[8]. Во второй половине XVIII в., рассмотренной выше, предпринимались попытками некоторого примирения нововведений с национальным характером российского правопорядка. Но они затрагивали скорее форму нововведений, нежели их содержание. Так, Екатерина II заменяла иностранные названия русскими («книгодержатель» вместо «бухгалтер»).

Александр I пожелал ослабить некоторые одиозные институты феодализма, в первую очередь крепостное право. Но эти попытки предпринимались на основе чуждого русской правовой культуре либерального конституционализма и полагались на все тот же естественно-правовой, рациональный принцип «конструирования» русского общества в соответствии с западными идеалами просвещенного абсолютизма.

Русское право в XIX в. развивалось в обстановке «переплетения» различных общественных сил, появления в России новых, неизвестных ранее социальных, религиозно-нравственных, политических компонентов ее правовой системы. Отметим в это время значительный прогресс русской законодательной формы в рамках европейской юридической традиции.

В начале XIX в. пестрота и непоследовательность российского законодательства существенно затрудняли деятельность государственных органов, не было единообразия в применении нормативных актов, многие из них вообще не были опубликованы. По одному и тому же вопросу судьи могли обнаружить источники с противоположными нормами. Это порождало беспорядки и злоупотребления в судах. Настоятельная потребность общей систематизации вызывалась и развитием капиталистических отношений в стране.

Александр I в 1801 г. учредил очередную (десятую по счету) «Комиссию составления законов» во главе с советником П.В. Завадовским. Комиссия провела значительную подготовительную работу. Но лишь при Николае I удалось развернуть по-настоящему и завершить систематизацию российского законодательства.

Успеху систематизации второй половины 20–30-х годов XIX века способствовал субъективный фактор: ее фактически возглавил выдающийся русский юрист и государственный деятель М.М. Сперанский (привлекавшийся к кодификационным работам еще в 1808–1809 гг.). В то время в рамках своего плана радикальных буржуазных преобразований он к 1810 г. разработал проект гражданского кодекса, за образец которого был принят Французский гражданский кодекс 1804 г. Но из-за обострения отношений с наполеоновской Францией проект был отклонен. Та же судьба постигла проекты уголовного уложения 1813 г. и торгового уложения 1814 г.

В январе 1826 г. Сперанский предложил реорганизовать Комиссию составления законов и возложить работы по систематизации на Второе отделение Собственного Его Императорского Величества Канцелярии (C.е.и.в.к.).

Также он предложил новый, трехэтапный план законодательных работ:

1) создание полного собрания законов (как действующих, так и утративших силу) и опубликование их в едином сборнике;

2) создание свода законов, т. е. подготовка сборника действующих законодательных актов;

3) создание гражданского и уголовного уложений, т. е. проведение собственно кодификации.

Николай I утвердил первые два этапа, а исполнение третьего было отложено до окончания первых двух. Император, несмотря на его размышления о необходимости отмены крепостничества, не разрешил проникнуть в право «новым веяниям». Он дал общую установку ничего не менять в праве, а лишь привести в порядок существующие нормы, и лично наблюдал за проведением в жизнь этой директивы. Собственно, для этого систематизация и была передана Второму отделению С.е.и.в.к., а не Государственному совету, который должен был заниматься подготовкой законопроектов. Да и возглавил Второе отделение формально не Сперанский, к которому монарх относился с подозрением, зная о его либеральных взглядах, а профессор, тайный советник М.А. Балугьянский. Впоследствии, когда уже был готов Свод законов, император учредил семь ревизионных комиссий с целью проверить тождество Свода существовавшему законодательству. Проверка облегчалась тем, что каждая статья Свода имела ссылку на источник – соответствующий акт в Полном собрании законов с датой и номером.

Итак, юристы сначала приступили к созданию Полного собрания законов Российской империи (ПСЗ РИ). Первое ПСЗ было окончено в 1830 г. и включало в себя все российские законодательные акты с 1649 («Соборное уложение») по 1825 г., расположенные в хронологическом порядке. Таких актов набралось свыше 50 тысяч, они составили 46 томов. Одновременно велись работы над изданием второго ПСЗ, оно включало законодательство с 1825 г. (впоследствии доведено до 1881 г.). Ежегодно издавался том ПСЗ, в который включались все акты, принятые за год. Полное собрание стало актом инкорпорации законодательства.

В 1832 году был издан, а 31 января 1833 г. утвержден в качестве действующего источника права Свод законов Российской империи (СЗ РИ). В отличие от ПСЗ, нормативный материал был в нем расположен не по хронологическому, а по отраслевому принципу, причем, не только по отраслям права, но и по отраслям управления. При составлении Свода исключались недействующие нормы, устранялись противоречия, проводилась редакционная обработка текста. Подчас составители даже позволяли себе сами формулировать новые нормы, не опирающиеся на действующий закон, особенно в сфере гражданского права.

Свод был издан в XV томах, объединенных в 8 книг. Книга первая включила в основном законы об органах власти и управления и государственной службе; вторая – уставы о повинностях; третья – устав казенного управления (уставы о податях, пошлинах, сборах); четвертая – законы о сословиях (законодательству о правовом положении населения был посвящен IX том); пятая – гражданское законодательство (том X); шестая – уставы государственного благоустройства – уставы кредитных установлений, уставы торговые и о промышленности (том XI), седьмая – уставы благочиния (уставы о народном продовольствии, общественном призрении и врачебные), восьмая – уголовное право (том XV).

Свод законов переиздавался в 1842, 1857, 1885 гг. Его структура оставалась неизменной. Лишь в 1885 г. был добавлен XVI том, содержащий процессуальное законодательство.

Таким образом, Свод законов оставался основным источником русского права вплоть до революции 1917 г.

Среди историков отечественного государства и права существуют разногласия в оценке юридической природы Свода законов 1833 г. О.И. Чистяков и некоторые другие авторы считают его результатом инкорпорации[9], Б.В. Виленский и Ю.М. Понихидин оценивают СЗ как акт кодификации[10].

Более обоснована точка зрения на Свод законов как на акт консолидации, т. е. такой способ систематизации, при котором множество правовых актов по одному или смежным вопросам объединяются в один новый правовой акт без коренной переработки содержания.

После издания Свода Сперанский мыслил приступить к третьему этапу систематизации – к собственно кодификации, к созданию уложений, которые должны были содержать не только старые, но и новые нормы, развивать право. Осенью 1836 г. реформатор совместно с министром юстиции Д.В. Дашковым возбудил вопрос о «систематическом пересмотре» Свода законов, предлагая на выбор создать полноценное гражданское или уголовное уложение. Император распорядился начать с уголовного и уголовно-процессуального законодательства. В итоге 15.08.1845 было утверждено «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» – первый самостоятельный Уголовный кодекс России.

Генезис правовой системы Российской империи, по нашему мнению, приходится на вторую половину XIX в.

В 60-е годы XIX века в стране появляются благоприятные условия для развития правовых начал, что выразилось в освобождении крестьянства от крепостной зависимости и в разворачивании крупнейшей в истории нашей страны правовой реформы, заложившей основы правовой государственности в России. Если предшествующая история характеризуется некоторой задержкой правового развития (сильные общинные традиции, правовой нигилизм), то период второй половины XIX – начала XX в. знаменуется огромным подъемом в правовой сфере в результате формирования новых социальных групп, являющихся носителями нового правосознания российской буржуазии и разночинной интеллигенции.

Отмена крепостного права, начавшаяся в 1861 г., другие реформы Александра II создали возможность для развития капиталистических отношений в стране. В 1860 году был создан Государственный банк Российской империи, в 1862 г. проведена реформа финансового контроля. Судебная реформа 1864 г. создала принципиально новую судебную систему, независимую от администрации. Земская (1864) и городская (1870) реформы способствовали приобщению населения к местному самоуправлению. Все это повлекло за собой активную модернизацию действующего законодательства. Об этом свидетельствует постоянное обновление и переиздание практически всех томов Свода законов Российской империи. Принятое в 1864 г. новое процессуальное законодательство было выделено в отдельный XVI том Свода законов. В 1885 году принята новая редакция Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, а в 1903 г. – Уголовное уложение. Был подготовлен, опубликован и широко обсуждался проект гражданского уложения. Все это позволяет говорить о формировании и выделении в рассматриваемый период таких базовых отраслей права, как уголовное, гражданское, уголовно-процессуальное (Устав уголовного судопроизводства 1864 г.), гражданско-процессуальное (Устав гражданского судопроизводства 1864 г.). Таким образом, подтверждается вывод о становлении именно в этот период правовой системы Российской империи.

В процессе правовой реформы в России была ликвидирована сословность суда, провозглашено равенство всех перед судом и законом, было произведено отделение суда от административной власти, установлены выборность и несменяемость судей, коллегиальность рассмотрения дел и состязательность процесса, провозглашены гласность суда и право на защиту, введен институт присяжных заседателей. Таким образом, в конце XIX – начале XX в. в России был заложен основательный, хотя и непрочный фундамент современной правовой государственности.

В период реформ второй половины XIX в. наметились две основные концепции государственности, борьба которых определила динамику политического развития России в конце XIX – начале XX в.

Первая – это доктрина «полицейского государства», внедренная в России Петром I, которой продолжал соответствовать государственный аппарат пореформенного периода. Характерной особенностью этой концепции была ориентация государства на регулирование всех сторон общественной жизни в соответствии с некими рационально познанными «естественными началами».

Но одновременно с этим во второй половине XIX в. в кругах либеральной русской интеллигенции делается все более и более популярной доктрина правового государства, для которой, по мнению В.В. Синюкова, были характерны «принципы разделения властей, связанности государства законом, гарантии прав личности, запрет чрезмерности государственного вмешательства в общественную и частную жизнь. Характерным для теории правового государства стало его противопоставление гражданскому обществу, для которого считались фундаментальными такие основания, как право на свободное самоопределение личности в сфере, свободной от вмешательства государства, особенно в экономике и культуре; саморегулирование экономического и культурного творческого процесса в результате свободной игры общественных сил; стремление к достижению в общественно значимой деятельности максимально возможного экономического и культурного уровня в условиях свободной конкуренции; возникновение и культивирование нового верхнего слоя общества, отличающегося владением собственностью при уравнивании его со старыми привилегированными слоями, особенно сословием дворян-землевладельцев»[11].

Основным направлением развития российской государственности в XIX в. стало сочетание элементов полицейского и правового государства, а затем все большая эволюция в сторону принятия либеральной доктрины государственности и правопорядка. Именно в этом направлении следует рассматривать и систему мероприятий П.А. Столыпина по разрушению общины и переводу русского сельского хозяйства на фермерские основы, и деятельность С.Ю. Витте, разработанный им Манифест 17 октября 1905 г., вплотную подведший государственный строй России к либерально-конституционному пути развития.

Главные особенности российской правовой системы, сложившиеся в рассматриваемый период, позволяют сделать вывод о том, что ее можно отнести к романо-германской семье правовых систем на правах особой – евразийской – разновидности. Выделим эти особенности:

1) приоритетная защита общих интересов, общего дела перед личными притязаниями, правами и интересами индивида;

2) вследствие этого – относительная «слабость» личностного начала в правовой культуре;

3) широкое распространение «неправовых» регуляторов в обществе: моральных, морально-религиозных, корпоративных;

4) высокая степень «присутствия» государственности в общественной жизни, в государственной идеологии, огосударствление многих сторон общественной жизни, подчиненность права государству.

2.3. Советская правовая система

В 1917 году в нашей стране был начат грандиозный социальный эксперимент – строительство принципиально нового коммунистического общества, которое должно было по мысли его организаторов основываться на всеобщем равенстве и свободе человека труда, всеобщем счастье и отсутствии эксплуатации. Попытки насильственного и ускоренного внедрения в жизнь указанных идеалов обернулись трагедией для общества и страны.

Социалистическое общество радикально отличается от капиталистического. Можно выделить социализм и присущую ему государственно-правовую систему в отдельный (социалистический) тип общества и соответствующую социалистическую семью правовых систем.

Советская правовая система представляла собой первый исторический пример социалистической и может быть охарактеризована рядом особенностей.

Социалистическое право имеет определенное сходство с романо-германской правовой системой. Для советского права была характерна концепция правовой нормы. Исходя из этого, многие западные авторы отказывались видеть в советском праве своеобразную систему и относили ее к романо-германской правовой системе.

Причины формирования социалистической правовой системы были обусловлены не особенностями юридического сознания народа или особенностями правовой доктрины, источников и структуры права, а марксистско-ленинской идеологией.

Указанный тип права носил ярко выраженный классовый характер. Принимавшиеся нормативные правовые акты, большую часть которых составляли подзаконные акты, выражали волю и интересы партийно-государственного аппарата. Советские авторы постоянно должны были ссылаться на классиков марксизма-ленинизма, труды и речи партийных и советских руководителей, программу и решения Коммунистической партии.

К особенностям социалистического права отнесем также отрицание советскими юристами частного права. По мнению теоретиков марксизма-ленинизма, право – всего лишь аспект политики, инструмент в руках господствующего класса. В этой концепции нет места для частного права, которое претендовало бы на независимость от каких бы то ни было предвзятых мнений и политических обстоятельств. Несмотря на конституционный принцип независимости судей и подчинения их только закону, суд оставался инструментом в руках партийно-бюрократической элиты, обеспечивал ее господство, охранял ее интересы. Судебная власть не осуществляла контроль законодательной и исполнительной власти. В СССР фактически не было контроля за соответствием принимаемых законов Конституции.

Коммунистическая идеология вела к отрицательному отношению правящих кругов, а затем и воспитуемого им в этом духе населения к праву, в отношении к последнему как к вынужденному злу, подлежащему преодолению и отмиранию в будущем. После 1917 г. в советской юридической литературе право оценивалось как контрреволюционный предмет, ставилось на один уровень с религией (Г.А. Гойхбарг, М.А. Рейснер). Однако постепенно советская власть стала использовать право, его мощные регулятивные возможности в своих интересах, хотя правовой нигилизм не был, да и, по-видимому, не мог быть преодолен в советской системе.

Идеологизированность правовой системы проявлялась также в приверженности ее всевозможным политическим кампаниям, театрализованным судебным представлениям – процессам над «врагами народа», в ориентации не на закон и закрепленные в нем строгие юридические критерии, а на решения съездов и пленумов Коммунистической партии, установки и указания партийных вождей. В первые годы советской власти основным источником права было революционное правосознание, идеология большевизма. В последующем законодательство использовалось главным образом не для регулирования общественных отношений, а для пропаганды коммунистической идеологии.

С организационной точки зрения, идеологизация правовой системы обнаруживала себя в прямом вмешательстве Коммунистической партии в юридическую практику – правотворчество, правоприменение, юридическое образование, в занятии руководящих постов в правоохранительных органах членами РКП(б), ВКП(б), КПСС, в осуществлении ее лидерами в отдельные периоды советской истории судебных функций.

Выделим, кроме вышеназванного, еще ряд ключевых особенностей советской правовой системы.

Централизованное управление экономикой неизбежно привело к доминированию императивных норм. Произошло обобществление собственности, создание государственной, «общенародной» собственности как основы экономики, национализация банков, земли и других объектов недвижимости. Возникло централизованное регулирование меры труда и потребления, распределения социальных благ. В уголовном и административном праве приоритетно защищалась государственная собственность, действовали запреты на занятие частной предпринимательской деятельностью, валютными операциями, коммерческим посредничеством и т. д. Упрощались процедурные формы, ограничивались права обвиняемых и подсудимых на защиту (результатом стало формирование обвинительного уклона судебного производства, отказ от использования суда присяжных).

Возник абсолютный примат интересов государства над интересами личности. Преступления против государства подлежали самым суровым наказаниям, посягательства на социалистическую (государственную) собственность наказывались более сурово (вплоть до смертной казни), чем на личную собственность. В гражданско-правовых отношениях государственная собственность также подлежала приоритетной защите.

Так, в соответствии с Гражданским кодексом РСФСР 1964 г. (даже в редакции 1987 г.) на требования государственных организаций о возврате государственного имущества из чужого незаконного владения негосударственных организаций или граждан не распространялась исковая давность, его истребование могло производиться и у добросовестного приобретателя. Если у частных лиц по постановлению правоохранительных органов (дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда) изымались драгоценные металлы и алмазы, то им при вынесении оправдательного приговора выплачивалась лишь стоимость изъятых ценностей. На основное же государственное имущество (основные средства) не могло быть обращено взыскание кредиторов.

Итак, сфера частного права была резко сужена – объем свободного усмотрения частных лиц ограничивался бытовыми вопросами и семейными отношениями. Публично-правовое регулирование, напротив, стало всеохватывающим.

Советская правовая система в целом базировалась на идее обязательств человека перед государством. В отношениях этих двух субъектов господствовал разрешительный правовой режим для первого и общедозволительный для второго: гражданину можно было делать лишь то, что ему разрешало государство; последнее же могло запрещать все, что считало нужным и полезным для дела строительства социализма и коммунизма (например, устанавливать предельные нормы площади и размеров для участков и домов индивидуальной застройки).

Отношение партийно-государственного руководства к правам человека было в целом негативным. Гражданские и политические права граждан оценивались как второстепенные в сравнении с социально-экономическим минимумом населения и «уверенностью в завтрашнем дне». Отрицались и нарушались международные стандарты прав человека, широко практиковался принудительный труд, ограничивалась свобода передвижения.

Судебная система, как было сказано выше, также находилась в зависимости от партийно-государственного руководства, а ее деятельность отличалась карательной направленностью против инакомыслящих, инквизиционными следственными и судебными процедурами, нарушением права обвиняемого на защиту, объективным вменением (к уголовной ответственности, например, привлекались члены семьи «врага народа» даже в том случае, если они не знали и не могли знать о его деяниях), жестокостью (уголовная ответственность за нарушение трудовой дисциплины, возможность применения за ряд преступлений высшей меры наказания – расстрела) и т. д. До середины 1950-х годов широко практиковались внесудебные расправы, что позволяет говорить о псевдоюридической деятельности правоохранительных органов, но не о праве как таковом. Начиная со второй половины 50-х годов наиболее одиозные проявления советской правовой системы стали преодолеваться.

Роль закона в системе права была невелика, так как общие принципиальные положения устанавливались партийными директивами, а «технические», детальные вопросы социально-правовой регламентации разрешались в ведомственных актах органов управления. Большую роль играли секретные, нигде не публикующиеся инструкции и указания партийных органов разного уровня и других ведомств.

Вместе с тем конечной целью развития были провозглашены интересы человека труда, поэтому советская правовая система наряду с негативными чертами имела серьезные импульсы позитивного развития. Государство проводило работу по систематизации и кодификации законодательства, писались и принимались Конституции СССР, насыщенные декларативными положениями основы законодательства, кодексы и другой нормативный материал. Обращалось внимание на необходимость учета требований и запросов трудящихся, защиты их прав и свобод (в тех областях, где это не приводило к противоречиям с основами социалистической системы).

Следует отметить, что советская правовая система прошла несколько этапов в своем развитии, и рассмотренные выше особенности характерны этим этапам в разной степени.

Этап становления советской правовой системы характеризовался, с одной стороны, сломом старой правовой системы и правовых учреждений, максимальным революционным «творчеством» и произволом, а с другой – стремлением построить новую правовую систему (принятие Конституции РСФСР 1918 г., Гражданского, Уголовного, Земельного, Гражданского процессуального, Уголовно-процессуального кодексов, Кодекса законов о труде, построением новой судебной системы).

С 1934 года до середины 1950-х годов в стране действовал тоталитарный режим с практически полным уничтожением правовых реалий, несмотря на демонстративные действия по принятию массы законодательных актов, в том числе Конституции СССР 1936 г.

Далее наступил период либерализации общественных отношений, который характеризуется некоторыми технико-юридическими достижениями в законодательной сфере (кодифицированы все основные отрасли права, приняты Конституция СССР 1977 г., ряд законов декларативно-демократической направленности, например Закон СССР о трудовых коллективах и повышении их роли в управлении предприятиями, учреждениями, организациями 1983 г.).

С конца 1980-х годов происходила коренная перестройка советской правовой системы, направленная на децентрализацию власти, укрепление прав союзных республик, демократизацию политического режима, реализацию принципа разделения властей, отказ от господства государственной собственности. Но указанные преобразования, которые задумывались как средство укрепления союзной государственности, на практике привели к распаду СССР и превращению союзных республик в суверенные государства.

Подводя итог рассмотрению социалистической правовой системы, скажем, что в настоящее время она сохранилась в очень ограниченном количестве государств мира (Вьетнам, КНДР, Куба), что, очевидно, доказывает историческую несостоятельность превращения права в политический инструмент партии-гегемона в авторитарном государстве.

Несмотря на все изменения, произошедшие с тех пор в правовой системе России, в ней тем не менее сохраняются пережитки советской правовой системы. Так, несмотря на закрепление в Конституции Российской Федерации принципов верховенства закона на всей территории страны, равенства граждан перед законом и судом, обладание равными правами и обязанностями, на практике высокопоставленных лиц, совершивших преступление, могут оправдать или вообще не привлечь к ответственности; а того, кто совершил проступок, могут осудить как за тяжкое преступление.

2.4. Изменения в российской правовой системе в 90-е годы XX века и в начале XXI в.: вызовы времени и тенденции развития

Разрушение Советского Союза стало неизбежным после принятия 24 октября 1990 г. двух взаимоисключающих друг друга законов: Закона СССР «Об обеспечении действия законов и иных актов законодательства Союза ССР» и Закона РСФСР «О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР». Тогда, признавая и поддерживая деятельность законотворческих органов государственной власти союзных республик на основе принятых республиками деклараций о суверенитете по укреплению их политической и экономической самостоятельности, Верховный Совет СССР, следуя логике федерализма, заявил, что при расхождении закона республики с законом СССР до заключения нового Союзного договора действует закон СССР (ч. 2 ст. 1 Закона СССР от 24 октября 1990 г. № 1748-I «Об обеспечении действия законов и иных актов законодательства Союза ССР»). Установление республиками иного положения объявлялось посягательством на суверенитет Союза ССР (ч. 2 ст. 3). Однако в очередной раз спор юристов был предрешен реальным соотношением сил.

Согласно российскому закону органы власти и управления России были наделены правом приостанавливать действия актов органов власти Союза, если эти акты были приняты в пределах союзной компетенции. Во всех остальных случаях устанавливался порядок, в соответствии с которым законы Союза ССР вступали в действие на территории России после их ратификации Верховным Советом России или подтверждения уполномоченным органом. Решения всех должностных лиц, организаций, договоры и сделки, заключенные на основе актов Союза, не ратифицированных Россией, признавались недействительными.

Введение в действие этого Закона, наряду с принятием Закона РСФСР от 31.10.1990 г. № 293-1 «Об экономической основе суверенитета РСФСР» и постановления Съезда «О разграничении функций и управления организациями на территории РСФСР (основа нового Союзного договора)», означало окончание существования СССР как федеративного государства. Этот процесс сопровождался не только выходом российского правового пространства из общесоюзного, но и его качественными изменениями.

Прежде всего изменился сам тип российской правовой системы, произошел переход от социалистической правовой системы к привычной системе европейского континентального, романно-германского права. Произошла капитализация комплекса общественных отношений, в том числе и правовых.

Основными «вызовами времени» для российской правовой системы в 90-е годы стали: природа государственного устройства России, отсутствие единого понимания перспектив развития государства, недостаточная степень интеграции общества, несовершенство политической системы общества, неудовлетворительное состояние системы государственного управления, отсутствие механизмов, призванных обеспечить органическую связь между федеральным структурами и органами субъектов Федерации, несовершенство институциональных структур, призванных обеспечить однородность правового пространства.

Достигнутым условием поддержания единства правовой системы государства стало в рассматриваемый период создание четко определенных законодательных норм и юридических механизмов, затрагивающих вопросы разграничения полномочий между Федерацией и ее субъектами, определяющих способы устранения возникающих противоречий.

После принятия 12.12.1993 Конституции Российской Федерации вся деятельность в сфере государственного строительства в нашей стране была направлена на построение демократического федеративного правового государства с республиканской формой правления.

Была также создана полноценная правовая база, отвечавшая новым социально-экономическим реалиям, претворившая в жизнь конституционные принципы. Был принят ряд кодексов Российской Федерации: Гражданский, Уголовный, Семейный, Трудовой, Таможенный и др.

Гражданское право РФ, отразившее все новое, что появилось в экономической жизни общества в конце XX – начале XXI в., основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства в частные дела.

Уголовное право РФ закрепило новую иерархию ценностей («личность – общество – государство») и провозгласило задачами охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и безопасности, окружающей среды, конституционного строя РФ от преступных посягательств. Основополагающие идеи Уголовного кодекса Российской Федерации закреплены в принципах законности, вины, справедливости, гуманизма.

Трудовой кодекс Российской Федерации 2001 г. (существенно отличающийся от предыдущего КЗоТ) отнес к целям трудового законодательства установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защиту прав и интересов работника и работодателя, много внимания уделил институту трудового договора.

Тест

1. Прослеживание генезиса и развития одной и той же юстиции характерно для следующего метода:

а) синхронного;

б) асинхронного;

в) диахронного;

г) проблемно-хронологического.


2. С. Десницкий делил права человека на:

а) естественные и божественные;

б) божественные и октоированные;

в) природные и приобретенные;

г) природные и октоированные.


3. Судебная реформа 1864 г. основывалась на принципах:

а) выборности всех судов, отмены прокурорского и административного надзора над судом;

б) отделения суда от администрации, создания всесословного суда, равенства всех перед судом, несменяемости судей и следователей, прокурорского надзора, выборности мировых судей и присяжных заседателей;

в) назначения всех судей императором, сохранения и усиления прокурорского надзора;

г) создания всесословного суда, отмены прокурорского надзора над ним.


4. «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа» провозгласила:

а) уничтожение общей собственности;

б) построение коммунистического общества;

в) борьбу за мир;

г) уничтожение эксплуатации человека человеком;

д) уничтожение капиталистической собственности.


5. Структура судебных органов по Положению о судоустройстве 31.10.1922:

а) народный суд – губернский суд – верховные суды союзных республик – Верховный Суд СССР;

б) местный народный суд – губернский суд – окружной суд – Верховный Суд РСФСР;

в) народный суд – съезд судей – Верховный Суд СССР;

г) народный суд – губернский суд – Верховный Суд РСФСР;

д) мировой суд – окружной суд – судебные палаты.


6. Конституция СССР 1936 г. провозгласила следующие формы собственности:

а) государственную, частную, кооперативную, концессионную;

б) государственную и частную;

в) государственную и колхозно-кооперативную, допускалось мелкое подсобное хозяйство;

г) основанную на личном труде;

д) государственную и артельную.


7. Избирательная система согласно Конституции 1936 г. включала:

а) всеобщее равное прямое избирательное право при открытом голосовании;

б) всеобщее равное прямое избирательное право при тайном голосовании;

в) всеобщее и равное избирательное право при тайном голосовании, но выборы носили многостепенный характер;

г) неравное (все «нетрудовые элементы» лишались избирательных прав); непрямое избирательное право при открытом голосовании;

д) всеобщее избирательное право только для трудящихся;

е) всеобщее для городского и только для определенных лиц сельского населения.


8. Унификация законодательства в пределах СССР в ходе ко дификации 50-60-х годов XX века обеспечивалась:

а) принятием общесоюзных кодексов по профилирующим отраслям права;

б) разработкой Основ законодательства СССР по отраслям и разработкой на их основе республиканских кодексов;

в) принятием кодексов только на уровне союзных республик;

г) принятием общесоюзных законов по всем вопросам общественной жизни;

д) принятием Советского уложения.


9. Права и обязанности КПСС по Конституции СССР 1977 г. определялись:

а) в статье 5;

б) в статье 7;

в) в статье 6;

г) в преамбуле к Конституции;

д) такой статьи в Конституции не было.


10. Один из первых законов эпохи перестройки, положивших начало экономическим и политическим изменениям в стране:

а) Закон «О свободе внешней торговли и внешнеэкономической деятельности»;

б) Закон «Об аренде»;

в) Закон «О кооперации в СССР»;

г) Закон «Об общих началах предпринимательства граждан в СССР»;

д) Закон «Об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий».


11. Референдум 17 марта 1991 г. поддержал предложение о:

а) сохранении и реформировании СССР;

б) ликвидации Союза;

в) замене СССР на Содружество Независимых Государств (СНГ);

г) создании конфедерации республик;

д) создании унитарного государства.


12. Россия по действующей Конституции является:

а) парламентской республикой;

б) президентской республикой;

в) республикой смешанного типа;

г) суперпрезидентской республикой;

д) конституционной монархией.


13. Разграничение предметов ведения и полномочий между центром и субъектами в современной России происходит на основе:

а) выделения объема исключительного ведения федерации;

б) выделения объема исключительного ведения субъектов;

в) выделения объема совместного ведения федерации и субъектов;

г) трех вышеупомянутых компетенций;

д) в конституционном праве России не предусмотрено разграничение предметов ведения и полномочий между центром и субъектами.


14. Конституция РФ предоставляет право законодательной инициативы:

а) Президенту РФ, Совету Федерации, членам Совета Федерации;

б) Председателю Правительства РФ, заместителю Председателя Правительства;

в) Генеральному прокурору РФ, следователям следственного комитета;

г) органам местного самоуправления, социальным общностям;

д) гражданам государства.

Вопросы и задания для самоконтроля

1. Чем обусловлено в науке отнесение правовых систем к числу социальных?

2. Назовите основные формы рецепции в правовой системе.

3. Назовите основные признаки самостоятельного уровня развития российской правовой мысли во второй половине XVIII в.

4. Почему во второй половине XVIII в. в России не находился в практической плоскости вопрос о наделении, хотя бы части населения, политическими правами и свободами?

5. На какой период истории России приходится генезис ее правовой системы? Ответ обоснуйте.

6. Дайте оценку юридической природе систематизации российского права в первой половине XIX в.

7. Перечислите основные принципы Судебной реформы 1864 г.

8. Назовите и раскройте две основные тенденции, которые определяли развитие русской государственности во второй половине XIX – начале XX в.

9. Выделите основные особенности правовой системы России в конце XIX – начале XX в., которые позволяют отнести ее к евразийской разновидности правовых систем романно-германской правовой семьи.

10. Какие новые отрасли российского права были образованы в 90-е годы XX – начале XXI в.?

Список рекомендуемой литературы

1. Азаркин Н.М. История юридической мысли России: курс лекций. М.: Юридическая литература, 1999. 528 с.

2. Балашов А.И. Правоведение: учебник / А.И. Балашов, Г.П. Рудаков 5-е изд. СПб.: Питер, 2015.

3. История отечественного государства и права: учебник для академического бакалавриата / под общ. ред. А.П. Альбова, С.В. Николюкина. М.: Юрайт, 2015. Серия «Бакалавр. Академический курс». 521 с.

4. Малько А.В. Правоведение: учеб. пособие. М.: Норма: ИНФРА-М, 2014. 256 с.

5. Марченко М.Н. Правоведение: учебник / М.Н. Марченко, Е.М. Дерябина; МГУ им. М.В. Ломоносова. М.: Проспект, 2014.

6. Правоведение: учебник для академического бакалавриата / под ред. В.И. Авдийского, Л.А. Букалеровой. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2015. 421 с.

7. Право для экономистов и менеджеров: учебник и практикум для прикладного бакалавриата / А.П. Альбов [и др.]; под общ. ред. А.П. Альбова, С.В. Николюкина. М.: Юрайт, 2014. Серия: «Бакалавр. Прикладной курс». 548 с.

8. Синюков В.Н. Российская правовая система. Введение в общую теорию. 2-е изд. М.: Норма, 2010. 672 с.

9. Теория государства и права: учебник и практикум для прикладного бакалавриата / А.П. Альбов [и др.]; Финуниверситет; под общ. ред. А.П. Альбова, С.В. Николюкина. М.: Юрайт, 2016. Серия: «Бакалавр. Прикладной курс». 466 с.

10. Терениченко А.А. Становление русской правовой мысли во второй половине XVIII века // Современный юрист. М., 2013. № 3 (4). С. 26–35.

Оглавление

Из серии: Бакалавриат (КноРус)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Правовая система Российской Федерации ( Коллектив авторов, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я