Война Драконов: Две короны
Елена Загаевская, 2019

На руинах мира и собственного сердца трудно найти в себе силы начать с самого начала. Ошибки заставляют нас становиться мудрее. Но только истинной наследнице империи под силу все исправить и одолеть врага. Она должна построить новое государство и раскрыть забытые тайны пропавшего императора. Ноэль сразится с самой Тьмой, чтобы спасти Семокеанию и свою любовь…Автор обложки Варвара Карпа.

Оглавление

Глава 5. «Едины духом»

Яркий лунный свет проходил сквозь хорошо знакомые вытянутые окна и разливался по полу. Не могу поверить, что снова оказалась здесь, в месте, где начиналось мое путешествие по Семокеании. Круглая просторная комната башни Калео никак не поменялась за время моего отсутствия. У стены стояла кровать с белым балдахином из невесомой ткани. Полог был небрежно отдернут, словно пять минут назад я лежала там, под пушистым одеялом, не помышляя о том, что от меня зависит судьба империи. На письменном столе еще лежали книги с заклинаниями стихий природы и огня. Казалось, еще вчера я с таким волнением и трепетом готовилась предстать перед императором, чтобы доказать свои выдающиеся способности. Какой наивной я была, словно слепой котенок, стремящийся к обрыву. Страшно представить, что со мной могло случиться, если бы Максимильян присутствовал на турнире. А Софителла? Скорее всего, она уже тогда строила свои планы по свержению императора. Ах, если бы я знала все это сразу, возможно, многих жертв удалось бы избежать. Я подошла к центральному окну и присела на подоконник. Милый Норберт, когда-то давно у этого окна я впервые увидела тебя. Ты был для меня близким другом, которому так безжалостно я разбила сердце… Его смерть стала ударом для всех, но он пожертвовал собой, чтобы спасти мою жизнь. От накативших воспоминаний по щекам потекли слезы. Бедняжка Лейла любила Норберта всем сердцем, поэтому, когда его не стало, она утратила вкус к жизни. А еще этот негодяй Ксельдо! Она едва не свела счеты с жизнью из-за этого мерзавца. Хорошо, что мы с Маримель успели вовремя, и все обошлось. Сейчас Лей очень изменилась, война пошла ей на пользу, она закаляет ее характер и заставляет двигаться вперед.

Интересно, где она? Неужели Лейла и мастер Дюрель ушли куда-то? Я точно помню, как просила их ждать в моей комнате. Выглянув в окно, я увидела большое скопление людей в темных мантиях. Они стояли вокруг небольшого возвышения, на котором кто-то сидел на коленях в непонятной позе, а рядом с ним стоял Верховный архимаг. Разглядеть его было нельзя, моя комната находилась довольно далеко для этого. Но среди обилия людей в черных мантиях мне удалось разглядеть две знакомые фигуры. Лейла и мастер Дюрель смотрели на постамент вместе с остальными, их дорожные плащи сложно было не заметить в окружении адептов. Встревоженная происходящим, я привела себя в порядок, набросила свою мантию, висевшую в шкафу, поверх простенького платья и перенеслась во двор.

В моем новом облике слиться с толпой не представляло труда. Чародеи гильдии внимательно слушали верховного архимага Калео, который стоял на постаменте перед ними и что-то говорил. До меня не сразу пришло понимание того, что происходит, все это казалось очень странным. Седовласый старик в длинной темно-сиреневой мантии провел суровым взглядом собравшихся адептов.

— Сегодня свершится правосудие! — громогласно начал он. — В наших рядах предатель, который нарушил клятву, данную гильдии. Этот человек пошел против нас, на его руках кровь наших братьев. Какое наказание ждет того, кто поступился клятвой, данной гильдии магов? — верховный архимаг Калео развел руками, и указал на Ксельдо Морна архимага стихии природы. Я поверить не могла, что передо мной предатель Ксельдо, мы не пересекались с ним до этого недоразумения с Лей, но многое слышала о нем от нее. Ксельдо стал опекуном Лейлы, когда она лишилась родителей. Он привел ее в гильдию несмотря на то, что у нее был недостаточный уровень магической силы. Но кто бы мог подумать, что этот человек, образец доброты и великодушия окажется прислужником Черного дракона.

— Смерть! Смерть! Смерть! — закричали собравшиеся в ответ верховному архимагу Калео. Ксельдо был связан, но очень странным образом. Его руки, широко разведенные в стороны, висели на длинной жерди, а каждый палец покрыт железом, видимо, это сделали для того, чтобы не позволить чародею колдовать. Его черные длинные волосы рассыпались по худощавым плечам, которые проглядывали из-под разорванной темно-зеленой мантии. Сейчас он оказался беспомощен перед толпой магов, жаждущих мести.

— Ксельдо Морна, — провозгласил верховный архимаг, останавливая крики, подняв вверх руку, — ты приговариваешься к смерти за пособничество Черному дракону, за то, что опозорил честь гильдии магов и предал сестру нашего братства Лейлу Сиринис. Мы все считали, что она пала жертвой твоих темный дел. Но, слава Великому духу, сестра жива! Наше братство ликует, — произнес Калео и указал на Лей. Чародейка смущенно поклонилась архимагу и поднялась на постамент. — Лейла, ты пострадала от этого преступника, хочешь ли ты сказать последнее слово? — архимаг взял девушку за дрожащую руку, Лей заметно нервничала. — Ну же, дитя, не бойся, он больше не причинит тебе вреда, — Лейла смущенно кивнула и подошла к Ксельдо.

— Все это время я верила вам, архимаг, — чуть слышно произнесла она, и я заметила, как по ее щекам потекли слезы, — вы заменили мне отца, и за это я безгранично благодарна вам. Вы подарили надежду на то, что у меня есть будущее. Я понимаю, все это было лишь для того, чтобы с моей помощью шпионить за Белым драконом. Моя сила слишком ничтожна, чтобы сопротивляться заклинаниям высокого уровня. Любой, кто учится в гильдии, сразу бы раскусил ваш план. Но я благодарна… Благодарна, потому что если бы я не попала в гильдию, моя жизнь была бы совершенно обычной, и я так и осталась бы никем. Сейчас мне подвластно многое, вопреки тому, что думали о моих способностях чародеи гильдии, — руки Лейлы затряслись, я чувствовала, что еще немного, и она сама превратиться в изменницу. В гильдии издевались над ней, Лей была изгоем, а сейчас она стоит перед ними и что-то внутри толкает ее на безрассудство. — Да-да, все вы считали, что я бездарна и не заслуживаю места в братстве гильдии, — руки девушки запылали зеленым огнем, а волосы непослушно выбились из кос.

Все происходило очень быстро. Я сбросила плащ со своих плеч и ринулась к постаменту. Лейла была готова наслать чуму на всех собравшихся, включая Верховного архимага Калео. Слезы заслонили ее разум, а глубокая обида на весь мир толкала на безрассудство. Выкрикнув заклинание «Рирен эксельбио», чтобы оградить собравшихся от гнева «гадкого утенка», я взобралась на постамент и схватила Лей за запястья. Ее глаза были наполнены гневом, это была не Лейла.

— Лей, приди в себя! — прокричала я. — Лей! — но девушка, словно не слышала меня. Я размахнулась и изо всех сил ударила ее по щеке.

— Ноэль, ты тоже здесь? — удивленно воскликнул Калео и поспешил мне на помощь. — Похоже, она под действием заклинания, — предположил он и выкрикнул заклятье антимагии «Кранопулус». Магические потоки окутали чародейку, и она без сил упала с постамента, где ее подхватил мастер Дюрель.

— Благодарю, господин Калео, — ответила я, переведя дух.

— Ноэль, ты прибыла очень вовремя, — продолжил архимаг, склонившись над моим ухом. — Закончим со всем этим как можно скорее, вероятно мы нашли не всех предателей, — прошептал он и резким движением руки направил магический шар в сторону Ксельдо, который обезглавил шпиона. — И так будет с каждым, кто посмеет предать гильдию магов. С нами Белый дракон! — продолжил Калео, возводя руки к небу. — Приветствуйте Белого дракона, да здравствует королева Ноэль!

Я растерянно стояла посреди постамента, не ожидая такой реакции. Чародеи возликовали, приветствуя меня, а это означало то, что гильдия на моей стороне. Я попросила Силанора позаботиться о Лей, а сама направилась в кабинет Калео, чтобы как можно скорее завершить нашу миссию. Мы поднимались по длинной винтовой лестнице, ведущей к кабинету верховного архимага. Над головой возвышались колонны, украшенные зубчатыми коронами с изображением белого и черного драконов. Так странно, когда я впервые попала сюда, мне в голову не приходила мысль о том, что этот сюжет, изображенный в главном холле и здесь на лестнице, как-то связан со мной. Проклятье Черного дракона поглотило мою сестру Полунну. Иногда я думаю о том, а что если бы мы так и остались на Земле, жили обычной жизнью без всей этой магии? Тогда нам не пришлось бы воевать друг с другом, как сейчас. Смогу ли я спасти ее от той черной сущности, что поглотила разум? Бедная Полунна, рожденная, чтобы нести этому миру добро и радость, вынужденная убивать невинных, не подозревая об этом. А ведь я должна была занять ее место. Любой ребенок в Семокеании знает легенду о двух драконах. Один черный как ночь, а второй — белый как луна. Мне удалось ускользнуть от проклятья, но сможет ли оно вернуться ко мне? Эти мысли уносили меня все дальше от реальности. Орнаменты на стенах напоминали мне о моей миссии и погружали в новые размышления о том, как спасти Семокеанию.

Вскоре мы оказались на вершине башни. Калео открыл массивную дверь и вошел в кабинет, все так же обставленный многочисленными книжными шкафами.

— Садись, Ноэль, — спокойно произнес старик, усаживаясь за стол, на котором лежали груды массивных свитков, — я рад, что с тобой все в порядке. Мы давно не получали вестей о тебе. Мне жаль, что мы не смогли встретить тебя подобающим образом, но казнь была делом безотлагательным.

— Я понимаю, господин Калео, — ответила и улыбнулась, но воспоминания о случившемся с Лей тревожили меня, — что произошло с Лейлой? Не успей я вовремя вернуться в гильдию, случилось бы непоправимое…

— Кто-то направил на нее заклинание гнева, оно влияет на рассудок, — предположил верховный архимаг. — Сейчас она в полном порядке, можешь не переживать, — добавил он и улыбнулся. Странно, Калео раньше никогда не улыбался так легко и открыто. — Что привело вас в Прамерис?

— Мне известно, что в гильдии есть чародей, владеющий зачарованием, — мои слова отразились удивлением на лице Калео.

— Это очень редкие знания, в гильдии только один чародей разбирается в этом — Николо Сорѝдо. Я познакомлю вас, — произнес верховный архимаг и прошептал заклинание, а спустя мгновение в дверь постучали, и я ничего не успела ответить ему.

Калео впустил гостя, облаченного в длинную темно-зеленую мантию, украшенную символом магии природы. Высокий, невероятно красивый маг со светлыми длинными волосами, сплетенными на манер каэлького плетения. Вытянутые аристократичные черты лица подчеркивала светлая кожа. Он был хорош собой и молод, но не смотря на свой юный возраст, его назначили архимагом стихии природы, об этом говорила его богато украшенная мантия.

— Николо, познакомься, — начал верховный архимаг, — это Ноэль — наследница императора Дорина и королева Семокеании по праву крови. А это Николо Сорѝдо — выдающийся маг стихии природы. Он многого добился в стенах гильдии и в совершенстве управляет стихией. Кроме знаний, связанных с зачарованием, у него есть неплохие навыки владения магией иллюзии, поэтому я принял решение о том, чтобы назначить Николо на должность архимага.

— Вы очень добры, господин верховный архимаг, я не так велик, как вы описываете меня, — ответил Николо, его голос прозвенел, как мелодия ветра весной, такой нежный и легкий. Чародей склонил колено и поцеловал мою руку. — Рад служить, ваше величество, чем я могу помочь вам?

— Мне необходимо получить знания о зачаровании, — ответила я, смущаясь, потому что его светлые голубые глаза пронизывали меня насквозь, изучая каждый изгиб лица, — только вы можете помочь в этом.

— Вы желаете учиться? — улыбаясь, спросил Николо, не скрывая своего восторга. — Я с огромным удовольствием помогу вам, моя королева, — каэль поднялся на ноги и сделал изящный поклон.

— Вот и прекрасно, — вмешался Калео, — стало быть, ты останешься у нас на какое-то время? — Зачарование ‒ непростая наука.

— Я не могу остаться, господин Калео, — ответила я.

— Как же это? Знания невозможно получить вот так сразу, — всплеснул руками верховный архимаг.

— У меня много дел в Пуэроне, но мы с господином Николо договоримся о встречах. Верно? — произнесла я и посмотрела на довольное лицо архимага Соридо.

— Конечно, ваше величество, я всегда буду к вашим услугам, — ответил архимаг Николо.

— В таком случае, мне было приятно познакомиться с вами, Николо. Господин Калео, рада была встретить вас. Мы поговорим обо всем завтра утром, после всего, что произошло сегодня мне нужно отдохнуть, — сказала я, устало вздохнув.

— Позвольте, я провожу вас, — оживился каэль, подавая мне руку.

— В этом нет необходимости, господин Соридо, я перенесусь в комнату при помощи заклинания, — ответила я и направилась к двери.

— Как будет угодно, — согласился Николо, уступая дорогу.

— Ах, да, — вдруг остановилась я, — господин Калео, — перед нашей встречей, я бы хотела попросить вас войти в мой совет. Вы мудрый человек, и ваши знания очень пригодятся нам. Подумайте над моим предложением до утра, я очень надеюсь на ваш положительный ответ, — заключила я и, кивнув чародеям на прощание, вышла за дверь.

Спустя мгновение вокруг появилась темнота моей комнаты. Я подошла к кровати и увидела Лейлу, тихо сопящую под одеялом, и мастера Дюреля, который дремал в кресле после непростого дня. Услышав мои шаги, Силанор открыл глаза и направился ко мне, чтобы не разбудить измотанную Лейлу.

— Как все прошло? — спросил он шепотом.

— Не так плохо, как может показаться на первый взгляд, — я подошла к окну и открыла одну створку. Свежий воздух ворвался в душную комнату, приводя мысли в порядок. — Шон поговорил со мной, но не дал никаких обещаний. Я могу понять его, он лишен армии, а жалкие остатки не способны воевать за Прамерис. Королевство разрознено, пока мы его не объединим, говорить о союзе рано.

— А верховный архимаг? Он готов объединиться с нами?

— Мы были не одни, поэтому поговорить о присоединении адептов к нашей армии нам не удалось. Я предложила ему войти в мой совет.

— Мудрое решение, — поддержал Силанор. — Он согласен?

— Я попросила его подумать до утра. Вот только не дает мне покоя происшествие с Лейлой. Мастер Дюрель, как такое могло произойти под носом у верховного архимага? — я с тревогой посмотрела в окно. — Вообще вся эта история с казнью кажется мне странной. Насколько мне известно, после неудачного турнира и нападения черных магов на гильдию, Ксельдо был схвачен людьми Калео. Этим занимался Шон лично. Морна держали в тюрьме около двух лет. С чего это вдруг Калео решил прилюдно казнить его, да еще и в такой спешке? Что-то здесь не так.

— Когда мы прибыли в гильдию, ничего необычного не заметили, но заклинание гнева, вот так просто наложенное… Как Калео не смог заметить, что кто-то творил заклинание рядом с ним? Он слишком сильный чародей, чтобы не обратить внимание на подобное.

— Мы должны разобраться в ситуации, прежде чем посвящать его в наши планы. Что-то происходит здесь, только пока неясно что.

— Моя королева, нам стоит оставаться вместе до утра. Кто знает, что задумало братство. Тем более нам известно, что Калео активно вел переписку с Максимильяном, — прошептал Силанор и осмотрелся по сторонам.

— Вы правы, мастер. Осторожность нам не помешает. Завтра, мы отправимся на переговоры с Калео все вместе.

— Я не покину вас, моя королева. Отдохните, а я буду оберегать ваш сон, — произнес Дюрель и опустился в кресло. А я легла рядом с Лей и обняла ее. Девушка мерно сопела, ни о чем не подозревая, а мне совершенно не спалось. Все эти странности, связанные с казнью, уязвимость Лейлы — не давали мне покоя. Если в гильдии есть еще один шпион, возможно, он должен быть невероятно силен, чтобы обойти бдительность верховного архимага. Калео всегда чувствовал больше, чем видели остальные архимаги. Я не могу поверить в то, что кто-то мог колдовать без его ведома, либо он что-то недоговаривает.

Мысли стали путаться у меня в голове. Спустя полчаса мягкий пуховой плен взял верх, и, поддавшись ему, я уснула так сладко, что уже ничто не могло меня разбудить.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я