Война Драконов: Две короны
Елена Загаевская, 2019

На руинах мира и собственного сердца трудно найти в себе силы начать с самого начала. Ошибки заставляют нас становиться мудрее. Но только истинной наследнице империи под силу все исправить и одолеть врага. Она должна построить новое государство и раскрыть забытые тайны пропавшего императора. Ноэль сразится с самой Тьмой, чтобы спасти Семокеанию и свою любовь…Автор обложки Варвара Карпа.

Оглавление

Глава 4. «Цветы на камнях»

Спустя мгновение я оказалась на развалинах старинного здания похожего на заброшенный особняк. Его полуразрушенные арки покрывала лоза розолитиса, который бережно удерживал остатки каменной кладки от падения. Под ногами расстилался пушистый зеленый мох, а по углам комнаты, точнее того, что от нее осталось, росли кустарники. Такое необычное смешение природы и человека накладывало отпечаток таинственности и отстраненности от жизни, словно в этот момент время остановилось и погрузило тебя в безмятежность безвременья. Вместо потолка над головой шелестела листва заметно окрепших, но еще молодых деревьев. Я сидела на коленях и наслаждалась тем, как ветерок бережно ласкает пряди моих волос, выбившихся из причудливого плетения Лей. Если это и есть секретное место Шона, то я понимаю его. Здесь можно спрятаться от всего того, что мешает жить и наслаждаться жизнью. У меня не было сил подняться сразу, поэтому я протянула руку к лозе розолитиса и сорвала маленький цветок. Приятный аромат дурманил, клоня к мягкому моховому ковру. Как только я опустилась на спину и вдохнула пьянящий аромат, откуда-то сверху раздался голос.

— Ты невыносима, Ноэль, — произнес Шон. — Как ты попала сюда? — я провела взглядом по разрушенной стене, обвитой плющом и цветами розолитиса, и увидела Шониса, сидящего на подоконнике второго этажа. На нем, как всегда, была надета просторная шелковая рубашка с расстегнутым воротом и черные кожаные штаны. Он смотрел на меня сверху, словно повелитель этого старинного дома. Ветер трепал его распущенные черные волосы, мягко лежащие на крепких плечах. Я давно не видела его, но Шон ничуть не изменился. Все такой же волевой, мужественный взгляд синих, как небо, глаз. Он сидел, опершись спиной о каменную кладку, свесив одну ногу с подоконника.

— Это не важно, — ответила я, продолжая сидеть на земле. Отсюда мне хорошо было видно моего собеседника, да и не хотелось рассказывать ему о том, что мой магический резерв исчерпан.

— Зачем ты здесь? Мы с тобой уже все обсудили, больше нам не о чем говорить, — продолжил Шон и запрокинул голову, закрыв глаза.

— Я понимаю, как тебе тяжело, — начала я, но Шон перебил меня.

— Нет, ты ничего не понимаешь, — резко выпалил он, выпрямившись, и спустил вторую ногу с подоконника. — Я лишился всего, что было у меня, а самое ужасное, что под ударом оказалась моя родина, Прамерис. Чего ты добилась? Воровские шайки орудуют на юге, а бандитские кланы снова активизировались на западе. Они убивают и грабят мирное население когда-то величественного королевства, с которым считалась вся Семокеания. Посмотри, что ты натворила, надеюсь, ты довольна…

— Я не хотела этого, Шон, — тихо ответила я, приподнимаясь. — Мне казалось, что, лишив Максимильяна власти, мы сможем объединить Фиорим и Прамерис. Твой отец не желал этого союза, у него свои далеко идущие планы, в которые не входит мир и процветание Семокеании.

— Почему ты считаешь себя умнее императора? — надменно хмыкнул Шон. — Ты ничего не смыслишь в государственных делах. Ты лишь марионетка в руках Софителлы и продолжаешь быть ее пешкой! — гневно выкрикнул Шон. Его слова невероятно задели меня. От обиды я попыталась встать, позабыв о том, что силы еще не восстановились во мне, но не удержалась, обессилено рухнув на камни, окружающие зеленый мох. Шон не ожидал такого исхода событий. Оттолкнувшись от подоконника, он спрыгнул ко мне и поднял на руки. Тонкая струйка крови потекла с моего лба. Я даже не почувствовала, как ударилась во время падения. — Я не чувствую твоего магического резерва, словно кто-то выпил его! — Шон спешно уложил меня обратно на землю и произнес заклинание «Виераси филенар».

Живительная невероятно целительная сила магии воздуха наполнила меня. Мощь чародея была в несколько раз сильнее магии Лейлы и это чувствовалось. Она питала и согревала своим теплом. Я не помню, сколько времени мы провели за восстановлением, но к тому моменту, когда я пришла в себя, на небе появилась яркая луна, озаряя мягким светом старые развалины.

— Спасибо тебе, Шон, — прошептала я, открывая глаза. — Ты не должен был помогать мне.

— Не нужно лишних слов, — ответил чародей и помог мне подняться на ноги. Сейчас это удалось мне без усилий. — Я поступил так, как должен был. А теперь, оставь меня одного. Мне больше нечего тебе сказать.

— Нет, Шон, послушай, — ответила я, схватив его за руку. — Я понимаю, что ты не доверяешь мне, но сейчас у нас нет другого выбора, — от этого прикосновения по телу прокатилась волна тепла. Шон опустил глаза на наши руки и на мгновение замер. Скорее всего, он почувствовал что-то похожее.

— О чем ты говоришь? — сухо ответил Шон и высвободил руку.

— Ты считаешь, что хуже того, что случилось с Прамерисом, произойти не может… Но это не так! Понимаешь? — я посмотрела ему в глаза, от которых по-прежнему веяло холодом. — Послушай, сейчас, как никогда, мы должны объединиться и держаться вместе. Мне не нужна власть над этими землями, я просто хочу объединить наши усилия! Армия Черного дракона захватила Окродол. Это чудо, что они не напали на разрушенный Прамерис. Видимо, Полунна решила, что вы уже ничего не сможете предпринять, чтобы помешать ей, — Шон хотел что-то ответить мне, но я не позволила ему, дотронувшись кончиками пальцев до его теплых губ. — Просто выслушай меня, прошу тебя, — я отступила и отошла в сторону каменной стены, на которой какое-то время назад сидел Шон. — Я понимаю, ты любишь своего отца, и тебе тяжело принять мои слова, но он — настоящий предатель. Максимильян хотел использовать тебя и Меридию для достижения своих темных целей. Император не хотел передавать тебе трон, потому что ты слишком силен. Шон — ты настоящий правитель и на тебя тяжело влиять! Максимильян это прекрасно понимал, поэтому решил избавиться от конкуренции, женив на Меридии, — мои слова вызвали неподдельное удивление на лице чародея.

— Откуда ты узнала об этом? — спросил он, сделав шаг ко мне.

— Мои разведчики сообщили, что Максимильян вел активную переписку с гильдией магов, чтобы тайно подготовить твоего брата Виндельбальда к коронации, — ответила я.

— Но он не способен управлять страной! — воскликнул Шон, эта информация возмутила его.

— Император тоже это понимал. Народ Прамериса никогда не пошел бы за таким правителем, поэтому решил укрепить репутацию наследника, отправив его крушить неверный Фиорим. Максимильян полагал, что я мертва, а Софителла осталась без армии после нападений черных магов. Для Виндельбальда это была бы легкая победа. Его прославили бы за борьбу с неверными. У него все могло получиться, если бы я не оказалась жива. Насколько я помню, твоя невеста сопровождала его. Ее присутствие на поле битвы для меня загадка, но Виндельбальд оказался так никчемен, что не нашел лучшего решения, чем укрыться в воде под мостом, когда его люди гибли за него. Тогда я пощадила его, не зная о коварных планах Максимильяна. Но его миссия все равно оказалась проваленной.

— Это объясняет, причину странного поведения моего отца. Он отправил меня сражаться с черными магами на Драконьих землях. Не может быть, чтобы он подстроил эту битву, — произнес Шонис, удивленно посмотрев на меня.

— Но ты сказал правду, — продолжила я, глубоко вздохнув, — Софителла имела свои планы на мой счет. Она решила разрушить империю моими руками. Тогда я не понимала, почему она так настойчиво поддерживает атаку Прамериса войсками Фиорима во главе со мной. У меня была цель — объединить наши силы, поэтому я отправилась на переговоры с Максимильяном, но он был слеп и объявил нам войну. Даже после этого, мы не хотели атаковать его, но Софителла учла и это. Она воспользовалась моей слабостью и выдала местонахождение Лейлы. Император знал, что она много значит для меня, и заточил ее в башню. Я слепо поспешила ей на помощь, не подумав о том, к чему все это приведет. Но с другой стороны, иного выхода у меня не было. Твой отец собирался присоединить армию Прамериса к черным магам. Только представь, что могло выйти из этого. Гвардейцы Прамериса — могущественные маги, одолеть их невероятно сложно, но…

— Ты уверена, что отец хотел сделать это? — спокойно спросил Шонис и присел на один из больших камней, лежащих напротив меня.

— Я не могу быть до конца во всем уверена. В сложившейся ситуации никому нельзя доверять. Но он точно задумал что-то. То, что он решил избавиться от тебя, уже говорит о многом. А еще этот наивный Виндельбальд, который возомнил себя королем. Слишком много совпадений, Шон, слишком много. Последние нападения черных магов хорошо были скоординированы с атаками Максимильяна. А еще мне стало известно, что дворец Черного дракона располагается в Сельмомите.

— Невозможно, — хмыкнул чародей.

— В этом я уверена, — ответила я, серьезно посмотрев на него, — Странным образом ко мне пришло видение. Мой разум перешел к Полунне, и мне удалось рассмотреть то место, где она находилась. Это был дар Шанарина, возможно, ты слышал о таком.

— С чего бы Шанарину вмешиваться в политику?

— После того, как всякая надежда на сотрудничество с Прамерисом обратилась в прах, мне пришлось искать других союзников. Я говорила тебе, мне не нужна была война с Прамерисом, на нее у нас не хватало времени. Черный дракон слишком силен, угроза его наступления заставляла принимать правильные решения как можно скорее. Поэтому мне пришлось помирить два враждующих народа: кабинатов и фирринов. Для этого мы восстановили храм Шанарина, в награду за это, он послал мне видение. А когда я выяснила, что означали все эти черепа и трон из костей, оказалось, что все это находится в Сельмомите. Император намеренно сблизился с этим королевством. Для укрепления связей он хотел пожертвовать тобой и твоей невестой. В ближайшее время ты должен был пасть в битве с черными магами вместе с Меридией, но я помешала его планам. Поэтому он скрылся вместе с Виндельбальдом, чтобы избежать позора. Я уверена, сейчас он в Сельмомите вместе с твоим братом. Только неясна роль Меридии во всей этой запутанной истории. Либо ей повезло, также как и тебе, либо она с ними заодно.

— Твои слова звучат довольно правдиво и многое объясняют. Но все это может быть не так трагично, как ты считаешь. С самого детства мне приходилось всего добиваться самостоятельно. Отец никогда не любил меня, он баловал моих братьев, а я чувствовал себя чужим. Мама всегда успокаивала меня, объясняя все тем, что мне уготовано великое будущее и именно я займу трон, когда наступит время. Чувство ответственности переполняло меня и заставляло закрывать глаза на все, что вокруг происходит. Когда силы заканчивались, а чувство обиды брало верх, я сбегал из дома сюда. Этот заброшенный дом слышал все, что происходило со мной за всю мою жизнь. Я делился с ним своей радостью и печалью, только тут мне удавалось найти баланс внутри себя. Возможно, такое странное поведение отца связанно с его личным отношением ко мне? Он выбрал наследника и хотел любой ценой облагородить его образ перед народом.

— Но он любил твою мать, разве нет? Почему же тогда он бросил ее и твоего старшего брата? Тут стоит что-то большее.

— Взаимоотношения в нашей семье очень непростые, я не знаю всех тайн моих родителей и не хочу знать. Сейчас моя задача защитить свою семью. Я не имею права принимать необдуманных решений. Мне никогда не нравилась политика отца относительно тебя и Черного дракона. То, что армия черных магов заняла Окродол, действительно очень плохо. Но я не могу присоединиться к армии Пуэрона. Мне необходимо вернуть стабильность в Прамерис. Ты не представляешь, что твориться за пределами Сангулиса. Моих гвардейцев слишком мало, чтобы воевать. Мирные поселения страдают от набегов воровских банд. Я должен навести порядок в королевстве, надеюсь, ты понимаешь это. Настали сложные времена, и то положение, в которое ты поставила наши земли, заставляет меня делать не то, что я хочу, а то, что должен, — он опустил глаза и задумался. Я не знала, как мне реагировать на его слова, но аргументов у меня больше не было. — Спасибо, что несмотря ни на что нашла меня. Я рад, что мы поговорили. То, что ты рассказала — серьезные обвинения. Я должен все хорошо обдумать.

— Я понимаю, — тихо ответила я.

— Что ты будешь делать? — спросил Шон, поднявшись на ноги.

— Я направлюсь в гильдию магов, чтобы поговорить с Калео. Он многое знает, возможно, он поможет нам. К тому же, он был последним, кому доверял император. Возможно, он сможет пролить свет на последние события, — произнесла я и приблизилась к Шону. Лед в его глазах растаял и уже не обжигал злостью и холодным безразличием. — Я не могла появиться в Прамерисе без твоего ведома, потому что не хочу продолжать вражду между нами.

— Я ценю это, — спокойно ответил он, не отводя от меня глаз. — Тебе лучше отправиться к твоим спутникам. Я поделился с тобой магическим резервом, но твоя магия все еще довольно слаба, — добавил он, заметно отстраняясь от меня.

— Тебе уже доложили о нашем визите? — хмыкнула я.

— Для этого не нужны докладчики, — улыбнулся он, облокачиваясь на подоконник. — В таком виде ты не могла путешествовать одна. Судя по твоему платью, ты — простолюдинка. Чтобы не привлекать внимания, ты должна быть в сопровождении мужчины, иначе тебя сочтут за доступную девушку. Твой дружок фиррин на эту роль не подойдет. Его внешность не подходит ни на роль отца, ни на роль супруга для простолюдинки. Фиррины слишком честолюбивы для такого союза, возникло бы много лишних взглядов. А вот мастер Дюрель на роль отца подошел отлично. Но вы отправились не вдвоем, об этом говорит такое непростое плетение на твоих косах. Каэльское, если не ошибаюсь. На каэльскую девушку ты не похожа, волосы у тебя не зеленые, а вот у Лейлы, возможно, еще сохранились знания о том, как плести такие косы, даже несмотря на то, что родилась она в Прамерисе. Я всех назвал? — с ухмылкой спросил Шон, наслаждаясь моим недоумением.

— Ты меня поражаешь, — ответила я.

— Я стараюсь обращать внимание на мелочи, особенно сейчас. Но это мое преимущество. А ты, как ты нашла меня? Никому не известно об этом месте, — спросил чародей.

— Я не раскрываю своих источников, и это мое преимущество, — ответила и улыбнулась.

Шон ответил мне улыбкой и попрощался со мной, уходя в густую листву заросшего кустарника, скрывающего развалины от посторонних глаз. Светила яркая луна, которая украшала серебряными искрами старые камни разрушенного особняка. Где-то вдалеке я заметила, как мелькнула хорошо знакомая черная шкура оборотня с разорванной белой рубашкой на плечах. «Здесь он на своем месте», — подумала я и прошептала: «Порто боэри».

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я