Остров Чёрных магов
Анатолий Лосев, 2001

«Ничего бы не произошло, если бы я не наткнулся на этот таинственный лаз. А точнее, если бы Юрий Германович – наш куратор – не взял бы нашу отчаянную компанию вместе со всем классом на экскурсию в пещеры, расположенные в двадцати километрах от города. Сто или двести лет назад в этих местах добывали уголь; благодаря ему наш край гремел на всю Россию. Залежи этого полезного ископаемого были богатейшие, поэтому пещера выросла до огромных размеров и по ней было интересно побродить. Но…»

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Остров Чёрных магов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава I

Проникновение

Игорь Квасцов

В следующие выходные я решил съездить и проверить свои догадки. Но в одиночку лезть в какую-то неизвестную дыру у меня желания было мало. И однажды, сидя у Макса за игрой в «Quake», я все рассказал.

— Да ладно ты, сегодня ж не первое апреля, — усмехнулся Дима. — Твоя шутка уже не актуальна.

— Да это, видимо, глюк, — Наташа тоже сомневалась. — Мираж, как в пустыне.

— Ладно, вы мне не верите, а я все равно поеду и посмотрю. Возьму Геста (это мой дог) и без вас обойдусь!

Назревала ссора. В роли миротворца выступил Макс:

— Так, спокойно. Мы еще ничего точно не решили. Думаю, если мы тоже съездим, то не развалимся. Хотя бы прогуляемся. А глядишь, может, и правда там что-то есть.

— Ага, сокровища Али-Бабы. «Сим-сим, откройся», — пропищала Катя, но Макс посмотрел на нее так строго, что дурацкая улыбка тут же слетела с ее лица.

— Я никого, конечно, не тащу, но лично мне это интересно. Кто желает, поехали с нами.

Я едва дотерпел до воскресенья. Мы договорились, что те, кто желает к нам присоединиться, пусть подходят к десятичасовой электричке. Геста я брать не стал, боялся, что он простудится — маленький еще.

Как это часто бывает, все, кто сначала против, потом с готовностью соглашаются. Когда мы с Олей и Максом пришли на станцию, Дима, Катя и Наташа уже нас там ждали.

— Боитесь на мираж опоздать? — тут пришла моя очередь их подкалывать. — Смотрите, может, не поедете, а то заблудитесь.

— А вы никак жить там собрались, — не осталась в долгу Катя, увидев мой рюкзак и «бэг» Макса.

Действительно, Макс всегда старается предусмотреть все или почти все. Поэтому велел готовиться очень серьезно. Так что сумки наши были отнюдь не для вида. В них лежали мотки веревок, чтобы не потеряться, фонарики (только я взял пару), запасные батарейки, компас, кирочка, болотные сапоги (надеюсь, отец не заметит), на случай, если будет много воды, спички, сухое горючее плюс, конечно же, еда и термос с чаем. Макс тоже запасся прилично — нарезал бутербродов на всех и взял несколько мелков.

— Ты что, в «казаки-разбойники» играть собрался или наскальную живопись решил освоить? — удивилась Оля.

— Пригодится.

Сидя в вагоне электрички, я все пытался вспомнить какие-нибудь ориентиры возле того грота, в котором я обнаружил лаз. Ведь если мы так ничего не найдем, то Катька меня просто заклюет, да и у остальных доверия поубавится. Но пока что ничего не приходило в голову. «Ладно, на месте сориентируюсь», — подумал я.

Но место, на котором я собирался ориентироваться, оказалось совершенно непригодным для этой цели. Бродя по подземным галереям и лабиринтам, я сам себе напоминал слепого щенка, который так же робко и неуверенно идет вперед и постоянно натыкается на всякие препятствия. Только наши носы не позволяли даже различать эти препятствия. Судя по всему, я проходил одни и те же повороты и каменные наросты по нескольку раз, но тот самый грот от этого не становился ближе. Ни фонарик, ни компас, ни даже метки, которые делал мелом Макс, нам не помогали. Я уже почти досконально изучил все те рисунки и надписи, которые оставили на стенах пещеры ее прежние исследователи. Даже если мы и попадали в какое-то новое место, то и оно было не то.

— Да что же это такое! — в отчаянии воскликнул я, и звонкое эхо повторило мои слова в десятках коридорах и гротах, до которых мы так и не добрались. — Хоть Германыча с собой бери.

— Да, он бы его нашел. Вот только никогда бы внутрь не пустил. — Это точно. Как и все мы, Дима отлично знал характер куратора.

— А потом бы еще родителям сказал, чтобы нас сюда не пускали, — добавила Катя.

— А может быть, ты и в самом деле что-то напутал. Уж не приснилось ли тебе это? — вдруг сказал Макс. Похоже, и он перестал верить в удачу.

— Может быть. Значит, я спал прямо в пещере и на ходу, — разозлился я. Хотя я сам виноват: надо было запоминать путь или оставить что-нибудь на месте.

— Ладно, давайте лучше передохнем, подкрепимся, а потом опять поищем, — успокоил меня Макс.

Для «лагеря» мы выбрали небольшую уютную галерею со множеством высоких валунов — на них было очень удобно расстилать клеенку и раскладывать бутерброды и яйца, которые Наташа почему-то заранее не почистила. В прошлый раз перед экскурсией Германыч подверг нас очень подробному инструктажу, так что разместиться на камнях сидя или прислонившись к ним никому и в голову не пришло.

Обедал в пещере я впервые в жизни. Несмотря на то, что всякими лесными походами я довольно-таки сильно избалован (не все же время нам с отцом в огороде копаться) и трапезничать, держа миску в руках и сидя на бревне, то есть в нестандартных условиях, мне приходилось постоянно, прием пищи под землей был для меня некоторой экзотикой.

Кто бы мог подумать, что здесь так холодно? Пока мы шагали по лабиринту, я об этом и не подозревал. Но стоило нам остановиться на привал, как уже через пять минут я почувствовал, что ноги мои совсем закоченели, а руки, с которых я непредусмотрительно снял перчатки, почти перестали меня слушаться. Чтобы согреться, я начал пританцовывать и дышать на пальцы рук. Остальные тоже замерзли и во время еды стали прохаживаться взад-вперед.

— Ж-жаль, что н-не из ч-чего разжечь к-к-костер, — стуча зубами, выдавил Дима.

— Теплее надо было одеваться, — заметил Макс. — В пещерах же всегда высокая влажность, поэтому холод так сильно ощущается.

— Да, н-ничего себ-бе пикничок, — пыталась шутить Катя.

— Д-давайте быстрее п-п-пойде-е-ем, — попросил я. Чувство голода было не настолько сильно, чтобы, рискуя отморозить себе что-нибудь, оставаться на одном месте.

Наш импровизированный обед закончился, и я, завернув в клеенку очистки, бросил сверток в дальний угол галереи.

— Что ты делаешь? — возмутилась Оля. — Так, если каждый начнет мусор раскидывать, пещера превратится в большую помойку.

— Да, Игорь, иди подними, заберем с собой, потом выбросим, — поддержал ее Макс.

Пристыженный, я направился за свертком. Странно, его здесь нет. Но я точно видел, как он упал сюда. Я чуть не разбил коленку о большой камень, но свертка не обнаружил. «Наверно, он отлетел от этого камня прямо в тот грот», — подумал я, заметив какую-то нишу слева от себя.

Ой! Так это же и есть тот самый грот, только теперь я подошел с противоположной стороны, потому-то и не узнал это место.

— Ребята, скорее сюда! — позвал я как можно более приглушенно, будучи наслышанным о страшных обвалах и заживо погребенных экспедициях, пострадавших из-за неосторожного возгласа одного из своих членов.

Наши, обрадованные так скоро представившейся возможностью подвигаться и согреться, тут же оказались возле грота. Я уже был внутри.

— Ну что, съели? — дразнил я их. — Давайте спускайтесь ко мне.

Первым влез Дима, потом подобралась Катя. После этого в гроте уже не было места для других, и поэтому нам пришлось рассказывать, что мы увидели, тем, кто остался снаружи.

— Я должен сам посмотреть, — Макс никогда не делал окончательных выводов, основываясь на чужих словах. Пришлось Кате поменяться с ним местами.

Макс осмотрел лаз, заглянул внутрь и задумался.

— Очень странно. Характер отверстия нетипичен для горной выработки. Хотя… Столько лет прошло…

У меня лопнуло терпение.

— Так мы идем туда или нет?! — презрев осторожность, воскликнул я. — Иначе зачем мы сюда приехали?

— Спокойно, — невозмутимо ответил Макс. — Конечно, пойдем. Только сначала привяжем шнур.

Он залез в свой «бэг» и достал оттуда здоровый клубок отличного репшнура белого цвета. Я осветил фонариком грот, но никакого подходящего для того, чтобы закрепить на нем шнур, выступа или валуна мы не нашли. Однако это лишь ненадолго отсрочило наше смелое предприятие: аккуратно обтесав кирочкой камень, об который я чуть не ударился десятью минутами раньше, мы с трех сторон накинули на него петлю на конце шнура и плотно затянули.

— Ты, Игорь, пойдешь первым, потом Наташа, следом Дима, за ним Оля, Катя, и последним пойду я, — распорядился Макс. — Всем держаться за шнур.

Я передал фонарик Наташе и взял клубок. Постепенно раскручивая его, я исчез в лазе.

Как я и предполагал, сразу за входом лаз уходил вправо вниз. И это был не тупик. Пока Наташа не посветила вперед, я не видел, что в дальнем конце галереи имелось разветвление. Подойдя поближе, не забывая при этом разматывать шнур, я разглядел еще четыре хода.

— Ну вот, а вы еще сомневались: ехать — не ехать? — победно воскликнул я. Наша поездка постепенно превращалась в настоящую экспедицию. — Куда свернем?

— Да в общем-то не важно, — отозвался сзади Макс. — Все равно мы тут в первый раз. Давай сейчас двинемся в крайний левый коридор.

Спорить никто не стал, и клубок продолжил разматываться, уводя шнур влево. Мы продвигались довольно медленно: камни под ногами мешали идти, кроме того, галерея то расширялась, то становилась совсем труднопроходимой. Фонарик, который несла Наташа, светил куда угодно, но только не вперед. Один раз я споткнулся и выронил клубок.

Тогда мы дали фонарик Диме и выставили его вперед. Теперь мы стали идти гораздо быстрее и даже успевали осматривать галерею.

— Похоже, мы тут первопроходцы, — сказал Макс. — Маловероятно, что тот, кто здесь был до нас, смог бы удержаться от искушения оставить воспоминание о себе с помощью произведений наскальной живописи.

Эта малопонятная фраза навела меня на отличную мысль: у нас ведь есть мел! А Наташка классно рисует. Жаль только, баллончика с краской нет, а то бы получилось отличное пещерное граффити.

Моя идея была тут же поддержана всеми, кроме самой художницы. Скромная по своей натуре, она не желала пачкать стены пещеры.

— Ну что вы? Я плохо рисую. Здесь темно. У меня руки замерзли. — Наташа отбивалась изо всех сил, но все было тщетно. В самом деле, что о нас подумают наши потомки, если пещеры будут украшать мои или еще чьи-нибудь каракули?

— Что же рисовать? — наконец-то сдавшись, растерянно спросила Наташа. Ой, да не все ли равно, что? Машину, компьютер, пацифик, короче — что угодно.

— Нарисуй гитару, — предложил Дима. — По-моему, это будет выглядеть очень романтично.

Вот здорово он придумал! Романтика — вот что главное во всех путешествиях, в том числе и по пещерам.

Неподалеку мы нашли гладкий ровный участок стены, и Наташа приступила к творчеству. Несмотря на ужасные для живописи условия: полутьма, холод, сырость, от которой мел вскоре начал крошиться, — гитара получалась как настоящая. Хоть сейчас бери в руки и играй. Жаль только — я не умею. Но я обязательно научусь. Ведь я романтик.

На раскраску мела уже не хватило: весь раскрошился. Но все и так были восхищены.

— Класс! — прошептала Оля.

— Да ладно вы, ничего особенного, — отмахнулась Наташа.

Мы отдыхали еще минут десять, одновременно любуясь только что созданным «полотном». Затем наш путь вновь был продолжен в прежнем порядке: Дима с фонариком, я с клубком капроновой бечевы, Наташа, Оля, Катя и Макс.

После нарисованной гитары галерея ушла резко вниз, став при этом совсем узкой, так что мы смогли пройти лишь боком. Так двигаться мы были вынуждены достаточно долго, и когда стало казаться, что в конце коридора нас ожидает всего лишь глухая стена и нам придется идти обратно, желтое пятно на кончике фонарного луча вдруг прыгнуло вперед и прилипло к стене на противоположной стороне зала, где очутилась наша компания.

Это было довольно большое подземное помещение, в котором свободно могли бы разместиться оба наших параллельных класса, если бы пришли сюда на экскурсию. Своды зала были довольно высокими, что уже не вызывало того гнетущего ощущения, которое я испытал, пока мы двигались по последней галерее. Самое удивительное было то, что потолок и стены зала… светились.

— Вода! — догадался Дима и опустил фонарик вниз. И действительно, под ногами у нас лежало ровное зеркало подземного озера с абсолютно прозрачной водой. Видимо, за последние сто лет только наше появление потревожило его безупречную гладь. Как зачарованные, мы стояли и смотрели вниз и не видели, как со стороны еще одной галереи, также выходившей в этот зал, к нам бесшумно приближалась, едва касаясь земли ногами, какая-то бледная полупрозрачная фигура.

— Интересно, здесь рыба водится? — задумался Дима.

— Что, ловить собрался? — засмеялся я.

— Ага, на колбасу! — добавила Катя.

— Ухи поедим, — мечтательно проговорила Оля.

— Вот жаль только перчика не взяли, — иронично посетовал Макс.

— И соли тоже, — присоединилась Наташа.

— А у меня где-то была соль, — вдруг сказал Дима совершенно чужим голосом.

— Где?

— Ой, это не я говорю, — Дима был совершенно растерян. — Это кто-то другой.

— Да я это, я, елы-палы!

Тут мы действительно увидели, кто. Точнее, сначала это почувствовала Оля, а мы повернули головы уже вслед за ней. Справа от нас над самой землей висел в воздухе человек (хотя какой там человек!) в каске с примотанным к ней фонарем, с мотком веревки через плечо, в резиновых сапогах и держал в вытянутой вперед руке какую-то маленькую коробочку.

— Ну, вы будете брать соль или нет?

Это уже было слишком. Сквозь него тут же пролетели остатки мотка репшнура, и мы опрометью бросились к галерее. Каким-то непостижимым образом она вдруг стала такой узкой, что пролезть в нее было делом почти невозможным. Стройные Наташа и Оля быстро в нее проникли, но вот Катя протиснулась туда с большим трудом.

— Стойте, куда же вы? А уха, а соль? — вещало привидение Димиными губами.

Черт возьми, как оно догадалось, что Дима — медиум?

Пройдя по галерее метров двадцать настолько быстро, насколько это было возможно, мы снова оказались в том же зале с озером.

— Другого озера нет. Ловите здесь, — издевался «полупрозрачный». — Не уходите, я не сделаю вам ничего дурного.

Дима совершенно ничего не мог понять и только хлопал глазами и смотрел по сторонам. Этот призрак вселился в него и не давал сказать ни слова, только сам болтал без умолку.

— Я очень рад, что вижу вас. Впервые за двадцать лет я встретил живых.

Конечно, живых. Но только не думай, что у тебя получится сожрать нас.

— Я не хотел вас пугать, вам ведь соль нужна была… — виновато добавил он.

Первым пришел в себя Макс, хотя и он был напуган не меньше остальных. Он обратился к привидению со всей возможной вежливостью, как всегда разговаривал со взрослыми:

— Извините, а вы, собственно, кто?

— Как кто? Разве вы меня не узнаете? Я — дух «белого спелеолога».

Яснее не стало. Увидев неподдельное недоумение в наших глазах, дух «белого спелеолога» презрительно скривился:

— Ну вы, ребята, похоже, совсем «чайники». А пещеры дилетантов не любят. Я-то вот вроде не впервые в пещеру пошел, да и то погиб: батарейки сели, я в темноте в это озеро упал и утонул.

Да уж, не хватало нам еще с покойниками якшаться. Еще неизвестно, как назад выбираться, а тут привидение навязалось на нашу голову.

— У вас, случайно, огоньку не найдется? — спросил дух «белого спелеолога». — Двадцать лет не курил.

Он достал пачку «Беломора», и я помог ему прикурить.

— Ух ты! — удивился призрак. — Этот вон, — он показал на Диму, — медиум, ты, я смотрю, пиротик. Вы что, все тут такие?

— Мы все разные, — ответил Макс. — Например, Катя может вещи переносить силой мысли, Наташа видит астральные объекты, Оля — ясновидящая, а я — просто мысли читаю.

— Значит, ты — обыкновенный советский телепат.

— Да, я телепат, только российский, а не советский.

— Молодец, я тоже не люблю «совок». Поэтому и уходил гулять в пещеру.

— Извините, вы, наверно, не знаете, но Советского Союза уже давно нет, — деликатно начал объяснять Макс.

— Как нет? А что есть?

— Ну, Россия, Украина, Казахстан… Все по отдельности. Вообще-то это долгая история. Уже поздно, нам пора идти. Мы в следующий раз придем и расскажем, хорошо? — пытался отделаться от призрака Макс, демонстративно глядя на часы.

«Белый спелеолог» нас и вправду уже достал своей болтовней. Кроме того, было очень холодно и ужасно хотелось наружу. Я взял фонарик и нашел клубок репшнура. Ура! Путь домой найден.

— Давай, вылезай, — сказал Дима. — Мы уходим.

— Постойте, давайте я покажу вам короткую дорогу.

Конечно, протискиваться, согнувшись в три погибели, сквозь тот же коридор не хотелось, но доверять какому-то привидению…

— Да вы не беспокойтесь. «Белые спелеологи» потому и «белые», что в отличие от «черных» помогают туристам найти дорогу в пещере, а не заводят их в самую глубь. Идите за мной.

Действительно, галерея, по которой мы пошли с призраком, оказалась довольно просторной, и путь наш был совсем не долог.

— Здесь вы повернете направо и выйдете к развилке. Там пойдете левой галереей и скоро будете на поверхности. А репшнур ваш я смотаю и верну вам в следующий раз.

И призрак исчез так же беззвучно, как и появился. Мы подошли к развилке.

— Куда, он сказал, идти? — спросила Катя.

— Кажется, влево, — неуверенно произнес Макс. Видимо, он очень боялся ошибиться.

— А не направо ли? — предположил Дима.

— Может быть, и направо, — задумался Макс. — Ну ладно, давайте сначала пойдем по правой галерее; если она никуда не приведет, то вернемся и отправимся налево.

Прав оказался Дима. Уже через пару минут мы увидели небо.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Остров Чёрных магов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я