Армейский корпус

  • Армейский корпус (АК) — формирование, постоянное оперативно-тактическое объединение (корпус) в сухопутных войсках вооруженных сил различных государств, основу которого составляют моторизованные стрелковые (стрелковые, пехотные, моторизованные пехотные) соединения (дивизия, бригада), части и подразделения других войск.

    Армейский корпус предназначен для выполнения задач военной службы, и, как правило, входит в состав армии (полевой армии), ранее состоял из всех родов оружия, имел собственное управление и был способен к самостоятельным военным операциям. Может быть отдельным, иметь названия по номеру (римские и арабские цифры), по командирам, по местностям. Имеются во многих вооружённых силах государств мира. В ВС США, например, он предназначен для решения оперативно-тактических задач в рамках операции полевой армии (группы армий) или оперативных задач при действиях на отдельном операционном направлении. В различных вооружённых силах именовался пехотный корпус, стрелковый корпус. Некоторые называют общевойсковым корпусом или мотострелковым.

Источник: Википедия

Связанные понятия

Корпус (от лат. corpus «тело, единое целое») — форма организации войск в оперативном звене, принятая в вооружённых силах многих государствах.
Список общевойсковых армий РККА (1941—1945) вооружённых сил Советского Союза, которые принимали участие в боевых действиях во время Великой Отечественной войны (Второй мировой войны).
Кавалерийский корпус (кк, кавкорпус) — оперативно-тактическое объединение конницы РККА постоянного или временного состава в РККА во время Гражданской и Великой Отечественной войны.
Армия — оперативное объединение, в состав которого входит несколько соединений и отдельных частей различных родов войск и специальных войск. Предназначено для решения оперативных задач.
Армия (общевойсковая, полевая) (А) — формирование (оперативное объединение) сухопутных войск (сухопутных сил) вооружённых сил (ВС) государства, предназначается для ведения операций в составе фронта или самостоятельно, на отдельном операционном направлении (в этом случае именуется «отдельной армией» (ОА).

Упоминания в литературе

В соответствии с имевшейся системой долговременных оборонительных сооружений оперативное построение 7-й финской армии на Карельском перешейке было в один эшелон с выделением значительной части сил в полосу обеспечения. В составе главных сил находилось шесть пехотных дивизий, в составе войск прикрытия – две отдельные пехотные бригады, сведенные в дивизию, подчиненную непосредственно командующему армией. Остальные две отдельные пехотные, одна кавалерийская бригады и отдельные пехотные батальоны, как видно, составляли общевойсковой резерв объединения. В зависимости от характера местности и состава армейские корпуса обороняли полосы от 56 до 70 километров, дивизии – от 10 до 25 километров. Это вполне соответствует и мемуарам К. Маннергейма, который пишет:
503-й тяжелый танковый батальон (ттб) был сформирован 5 мая 1942 г. в составе двух рот, но на фронт он был переброшен лишь в начале следующего года, из-за того, что техника начала поступать только в конце августа 1942 г. Для его комплектования использовался личный состав в основном из боевых частей, прошедший подготовку в 500-м запасном танковом батальоне в Падерборне. Впервые батальон вступил в бой в январе 1943 г. на Северном Кавказе в составе 4ТА генерала Г. Гота. Совместно со 2-й танковой ротой 502 ттб участвовал в оборонительных боях в районах Ростова-на-Дону и Ставрополя. Впоследствии эта рота вошла в его состав под номером «3». В начале апреля 1943 г. батальон был выведен в тыл для комплектования, а затем в феврале – марте участвовал в контрударе в районе Харькова. К началу операции «Цитадель» он был включен как средство усиления в состав 3-го танкового корпуса армейской оперативной группы «Кемпф» и насчитывал 45 «тигров».
Рубеж, на который были отведены войска, был уже укреплен. Еще в первой декаде января, когда полки и дивизии были обескровлены (по данным Х. Гроссмана, на 10 января в 206-й пехотной дивизии 23-го армейского корпуса насчитывалось 2283 пехотинца, в 102-й – 2414, в 253-й – 2380), в боях использовались вспомогательные части. Например, западнее и юго-западнее Ржева сражалась группа, сформированная из снабженческих и строительных частей, маршевых батальонов, соединений авиационного корпуса. Но уже в январе сюда, на центральный участок советско-германского фронта, были срочно переброшены новые дивизии из Западной Европы. Командующий 9-й армией генерал-полковник Штраус 16 января был заменен более решительным и жестким генерал-полковником танковых войск В. Моделем, который сразу же перешел к решительным действиям.
Так как для формирования Народно-социалистической гвардии полки, включенные в ее состав, отводились с переднего края обороны в район дивизионных резервов, это могло ослабить фронт. Поэтому Ставка предписывала командующим войсками закончить всю работу по формированию народногвардейских полков за 20 суток с момента открытия записи добровольцев. Работа по переформированию 1-го Сибирского и 17, 22, 42 и 49-го армейских корпусов, которые составляли фронтовые резервы, должна была закончиться в течение 30 суток со дня получения этой инструкции[104].
1-й Сибирский армейский корпус в составе 1-й и 2-й Сибирских стрелковых дивизий формировался в Приморском военном округе. Часть его личного состава, также как и 2-го Сибирского армейского корпуса, составили мобилизованные резервисты из 10 уездов Вятской и Пермской губерний, включенные в состав подразделений корпусов в ходе перевозки их на запад. Участвовал в боевых действиях с августа 1914 г. на Северо-Западном, а с августа 1915 г. – Западном фронтах под командованием генерала М. М. Плешкова. Соединение отражало наступления противника на Варшаву и активно сражалось в Лодзинской операции (11 ноября – 19 декабря 1914 г.), в ходе которой были сорваны планы окружения двух русских армий СевероЗападного фронта. В составе 1-й армии сибиряки в феврале-марте 1915 г. участвовали в разгроме немецкой группы войск генерала М. Гальвица и освобождении г. Прасныша, а затем в отражении наступления противника летом-осенью 1915 г. на Наревском направлении. В 1916 г. корпус вел позиционную войну в составе 1-й и Особой армий Западного фронта, а в 1917 г. – 3-й армии.

Связанные понятия (продолжение)

Организация войск (Организация сил) — структура вооружённых сил в целом и воинских формирований, обеспечивающее оптимальное сочетание их состава и численности, количества и видов вооружения и военной техники для поддержания высокой боевой готовности и способности успешно вести боевые действия.
Брига́да (фр. brigade — отряд, команда) — формирование, наименьшее тактическое соединение в вооружённых силах многих государств.
Воздушно-десантная дивизия (устаревшее — Парашютная дивизия) — основное общевойсковое оперативно-тактическое соединение воздушно-десантных войск (ВДВ). Предназначена для действий в тылу противника для дезорганизации снабжения войск противника, дезорганизации его обороны и обеспечения наступления основных сил.
Воздушно-десантные войска СССР — род войск Вооружённых Сил СССР, предназначался для охвата противника по воздуху и выполнения задач в его тылу по нарушению управления войсками, захвату и уничтожению наземных элементов высокоточного оружия, срыву выдвижения и развертывания резервов, нарушению работы тыла и коммуникаций, а также по прикрытию (обороне) отдельных направлений, районов, открытых флангов, блокированию и уничтожению высаженных воздушных десантов, прорвавшихся группировок противника и выполнения...
Воздушно-десантные войска (ВДВ) — самостоятельный род войск вооруженных сил, предназначенный для охвата противника по воздуху и выполнения задач в его тылу по нарушению управления войсками, захвату и уничтожению наземных элементов высокоточного оружия, срыву выдвижения и развертывания резервов, нарушению работы тыла и коммуникаций, а также по прикрытию (обороне) отдельных направлений, районов, открытых флангов, блокированию и уничтожению высаженных воздушных десантов, прорвавшихся группировок противника...
Полк — формирование (воинская часть) основная тактическая и административно-хозяйственная единица в вооружённых силах многих государств. По составу занимает промежуточное место между батальоном и бригадой. Встречается практически во всех видах вооружённых сил, родах войск и специальных войсках. Предназначен для выполнения боевых задач в составе соединения а также самостоятельного ведения боевых действий.
Мотострелковая дивизия (Механизированная дивизия, Мотопехотная дивизия) — тактическое соединение механизированной пехоты, составляющее основу сухопутных войск в вооружённых силах многих государств.
Конная армия (КА) (ист.) — оперативно-стратегическое объединение Красной Армии (РККА), крупное подвижное формирование вооружённых сил (ВС) РСФСР.
Танковая армия (ТА) — формирование оперативное (объединение, армия) танковых войск (ТВ), сухопутных войск (СВ), вооружённых сил государства, предназначенная для выполнения оперативных, ранее (Великая Отечественная война) стратегических задач (ведения операций), то есть ведения военных (боевых) действий.
Запа́сные армии (ЗапА, ЗА) — войсковые формирования (объединение, Армия), предназначенные для подготовки стратегических резервов и пополнений; существовали в Красной Армии в 1919 — 1921 годах.

Подробнее: Запасная армия
Королевский бронетанковый корпус (англ. Royal Armoured Corps), сокращённо RAC — род войск Британской армии (сухопутных войск Великобритании), соответствующий бронетанковым войскам.
Южная группа войск (ЮГВ) — оперативно-стратегическое объединение Вооружённых Сил СССР, временно расквартированное на территории Болгарии и Румынии (1945—1947) и Венгрии (24.11.1956—19.06.1991).
Дивизия (от лат. divisio — деление, разделение) — основное тактическое соединение в вооруженных силах многих государств. Присутствует практически во всех видах вооружённых сил и родах войск и предназначена для выполнения боевых задач.
Та́нковые войска́ Вооружённых Сил СССР — род войск в Сухопутных войсках Вооружённых Сил СССР, существовавший с 1929 по 1991 год.
Дивизия ПВО — основное тактическое формирование (соединение, дивизия) войск противовоздушной обороны (ПВО) РККА в ВС СССР.
Отдельная армия (сокращённо: ОА) — отдельное формирование (отдельное оперативно-стратегическое объединение, армия) рода войск (сил) вида вооружённых сил (ВС) государства, предназначается для ведения самостоятельных стратегических операций, на отдельном операционном направлении, не входящая в состав фронта (группы армий (армейской группы), в мирное время — в состав военного округа (округа ПВО, флота), выполняющая задачи по предназначению самостоятельно.
Отдельный танковый батальо́н (отб) (от фр. Bataille — битва, бой, сражение) — отдельное формирование (воинская часть), тактическая единица танковых войск в составе вооружённых сил многих государств.
Воздушно-десантная армия (сокращённо — ВДА) — объединение воздушно-десантных войск встречавшееся в вооружённых силах государств в прошедших исторических этапах.
Особый корпус — особое соединение Советской Армии ВС СССР, дислоцировавшееся на территории Венгрии с 1955 года по 1956 год (до образования Южной группы войск).
Танковая бригада, Отдельная танковая бригада — тактическое формирование (бригада, соединение) танковых (автобронетанковых, бронетанковых, механизированных и так далее) войск (сил), в некоторых видах вооружённых сил, некоторых государств мира.
Индийская армия (хинди भारतीय थलसेना) — один из трёх видов Вооружённых сил Индии, предназначенный для ведения боевых действий преимущественно на суше. Являются наиболее многочисленным и разнообразным по вооружению и способам боевых действий видом Вооруженных сил Индии. Предназначены для отражения агрессии противника на континентальных театрах военных действий, защиты территориальной целостности и национальных интересов Индии.
Германская имперская армия (нем. Deutsches Kaiserliches Heer) или Рейхсхеер (нем. Reichsheer) — название сухопутных войск Германской империи, с 1871 по 1919 год.
Род войск (сил) — составная часть вида вооружённых сил государства, включающая воинские формирования, которые имеют свойственные только им основное вооружение и военную технику, а также способы их применения.
Кавалерийская армейская группа — воинское объединение Советских Вооружённых Сил.
Полубригада — воинское формирование, примерно равное половине бригады, в вооружённых силах некоторых государств.
Вооружённые силы Австро-Венгерской империи нем. Streitkräfte von Österreich-Ungarn — наименование в 1867—1918 годах общегосударственной военной организации Австро-Венгерской империи для обороны и защиты территориальной целостности Империи вооружённым путём.
Сапёрная армия — формирование инженерных войск Красной Армии ВС СССР, в начальный период Великой Отечественной войны (1941 — 1942 годов.).
Краснознамённый Белорусский военный округ (БВО) — военный округ Вооружённых Сил СССР.
1-й Во́лжский арме́йский ко́рпус (также именовался Пово́лжским, в ряде источников проходит как стрелковый корпус) — воинское соединение Восточного фронта Русской армии во время Гражданской войны. Входил в состав Западной отдельной и 3-й армий. Командиры — генерал-майор В. О. Каппель; генерал-майор А. С. Имшенецкий.

Подробнее: 1-й Волжский армейский корпус
Уда́рная армия (УА) — войсковое объединение РККА, в составе Вооружённых сил СССР, во время Великой Отечественной войны.
81-я отдельная аэромобильная бригада (укр. 81-а окрема аеромобільна бригада, 81 оамбр, в/ч А0284) — воинское соединение, входящее в состав Десантно-штурмовых войск Вооруженных сил Украины. Базируется в г. Константиновка.
Британская армия, или Сухопутные войска Великобритании (англ. British Army) — сухопутный компонент Вооружённых сил Великобритании.
Кавале́рия (фр. cavalerie, итал. cavaleria, от лат. caballus — конь), конница — род войск, ранее род оружия, в котором для ведения боевых действий или передвижения использовалась лошадь.
Гвардейская армия — гвардейское оперативное формирование (объединение, армия) РККА Вооружённых Сил СССР (ВС СССР) во время Великой Отечественной войны и в послевоенный период, так же на данный момент имеются и в ВС России.
Пулемётная команда — вооружённое пулемётами подразделение в пехотных и кавалерийских частях Вооружённых сил Российской империи и Рабоче-крестьянской Красной армии.
2-й Степной Сибирский корпус — один из корпусов белогвардейской Сибирской армии во время Гражданской войны в России.
Ордена Ленина Моско́вский вое́нный о́круг (МВО) — до 1917 года единица военно-административного деления территории Российской Империи, в последующие годы оперативно-стратегическое территориальное объединение Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации, дислоцировавшееся на территории центральной России.
Центральная группа войск (ЦГВ) — оперативно-стратегическое объединение (группа войск) Советских Вооружённых Сил, дважды существовавшее в период после окончания Великой Отечественной войны...
Артиллерийская дивизия прорыва — артиллерийское соединение (артиллерийская дивизия) резерва Верховного Главнокомандования, в Красной Армии ВС СССР, во время Великой Отечественной войны и после неё.
Де́йствующая армия и флот — часть вооружённых сил государства, используемая во время войны (в военное время) для ведения военных действий.
Тяжёлая артиллерия особого назначения (ТАОН) — российская артиллерия для стрельбы на большие дальности и эффективного поражения укрытых целей. В 1917 году формально сведена в артиллерийский корпус. В годы Первой мировой войны выполняла функции военного резерва: армейского или фронтового. Сохранившиеся формирования ТАОН стали основой для создания артиллерии резерва Главного командования (РГК) в Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). В годы Великой Отечественной войны, получившая название артиллерия...
Го́рные войска́ — специально обученные стрелковые (пехотные), артиллерийские, инженерные и прочие соединения и части вооружённых сил государств, предназначенные для ведения боевых действий в горной местности.
Запа́сные войска́ (запвойска, ЗапВ) — обобщающее название специальных формирований (запа́сных частей, соединений (бригада, дивизия) и объединений (армия)), всех родов войск (сил), ранее родов оружия и видов (родов войск, специальных войск) в Вооружённых Силах (ВС) государства, для подготовки запаса, пополнения вооружённых сил, ранее войсковые части, имеющие своим назначением подготовлять, формировать и отправлять в военное время на театр войны укомплектования для пополнения убыли в рядах полевых...
Моторизованная инженерная бригада — форма организации инженерных войск Красной Армии во время Великой Отечественной войны. Существовало два типа моторизованных инженерных бригад, которые различались штатной структурой, предназначением и возможностями. В военной литературе и боевых документах для обозначения бригады применялись сокращения «мибр», «минжбр».
Пехотная дивизия (нем. Infanterie-Division) — комбинированное армейское соединение вермахта.

Упоминания в литературе (продолжение)

Это была едва ли не рекордная по своей протяженности полоса обороны для соединения в группировке войск армий прикрытия особых округов. Левее ее была 30-километровая полоса обороны 90-й стрелковой дивизии. Такая полоса также существенно превышала рекомендованный норматив для обороны соединения в нормальных условиях. Завершившая развертывание группа армий «Север» обладала подавляющим превосходством над силами прикрытия. Каждая из дивизий 10-го стрелкового корпуса была атакована немецким армейским корпусом из состава 18-й армии (XXVI и I армейские корпуса, по три пехотные дивизии каждый). Неудивительно, что в первый день войны соединения корпуса И.Ф. Николаева были быстро сбиты с занимаемых позиций. Палангу оборонял батальон 10-й стрелковой дивизии, который вскоре был окружен частями 291-й пехотной дивизии. 90-я стрелковая дивизия также была разгромлена и частично окружена. Уже в первый день дивизия потеряла своего командира, полковник М.И. Голубев погиб.
Прообразом фрайкоров принято считать созданную губернатором Киля Густавом Носке «Железную бригаду» из верных республике офицеров, старшин и матросов. Первым же фрайкором в полном смысле этого слова считается Добровольческий ландъегерьский корпус генерала Людвига Меркера, созданный в начале декабря 1918 г. на основе добровольцев 214-й пехотной дивизии[6]. В течение декабря были организованы еще несколько фрайкоров – «Потсдам», «Рейнхард», «Хельд», «Гюльзен» и знаменитая гвардейская кавалерийская стрелковая дивизия. При создании большинство фрайкоров получали название по фамилии своего командира к примеру: ДК «Пфеффер фон Саломон», «фон Хейдебрек», «Хельд» и «Гюльзен», другие по месту создания или дислокации ДК: «Потсдам», «Тильзит» и «Байройт». Изредка ДК получал название от подразделения, чьи чины составляли большинство в ДК, к примеру, добровольческий корпус V армейского корпуса или же гвардейская кавалерийская стрелковая дивизия.
Развертывание русских армий против Германии и Австро-Венгрии предусматривало создание двух групп армий – называемых в России фронтами, – сосредотачиваемых для вторжения в германскую Восточную Пруссию (Северо-Западный фронт) и австрийскую Галицию (Юго-Западный фронт). Сосредоточение русских армий близ государственной границы прикрывалось войсками прикрытия. А именно – пехотными дивизиями тех армейских корпусов, что дислоцировались близ границы, а также конницей. Русские кавалерийские дивизии в мирное время содержались в полном составе, то есть конница вышла в поход практически без пополнения ее запасными. Это и обусловило высокие боевые качества русских кавалерийских дивизий. Участник войны говорит, что прикрытие сосредоточения – это «работа двадцать четыре часа в сутки; десяти– и двенадцатичасовые передышки – лишь исключения, случавшиеся разве в неделю раз»[73].
Танковая группа в составе XXXXI моторизованного корпуса, L армейского корпуса и вначале также с LVI моторизованным корпусом, чьи командиры генералы Рейнгард, Линдеман и фон Манштейн в скором времени создадут себе особую известность, должна была наступать через Лугу на Ленинград. В задачу основных сил 18-й армии входило в первую очередь уничтожение сил противника в Эстонии и на Балтийских островах, поэтому в самом начале армия только своим XXXVIII армейским корпусом могла поддерживать левый фланг танковой группы. Лишь постепенно 18-я армия стала действовать самостоятельно при ведении боевых действий на всем Волховском фронте.
По поводу первого начальник штаба сухопутных войск Германии (ОКХ) генерал-полковник Франц Гальдер[39] 18 ноября 1941 г., т. е. фактически на четвёртый день начавшегося так называемого второго наступления на Москву, в своём знаменитом Дневнике сделал следующую запись: «13: 30 – Разговор с фон Боком: Положение на фронте 13-го и 12-го армейских корпусов (4-я армия) продолжает оставаться напряжённым. Все наличные резервы направлены в 13-й армейский корпус. 258-я пехотная дивизия[40] также брошена на юг. Организовать наступление 12-го армейского корпуса во фланг противнику, атакующему 13-й армейский корпус, невозможно из-за неблагоприятных условий местности и недостатка сил.
Важнейшим шагом на пути к настоящим блицкригам стало формирование крупных механизированных объединений. Моторизованные корпуса объединялись в танковые группы. Первой танковой группой стала ТГр Клейста в мае 1940 г. во Франции. Танковые группы в том виде, в котором существовали к началу войны с СССР, являлись промежуточной инстанцией между моторизованным корпусом и армией. В танковую группу входило два-три моторизованных корпуса, иногда ей придавались пехотные армейские корпуса. Промежуточное положение между корпусом и армией позволяло подчинять танковые группы полевым армиям, хотя танковые командиры относились к этому скорее отрицательно. Часто группы армий брали управление танковой группой на себя. Численность танковой группы в июне 1941 г. колебалась от 130 до 180 тыс. человек (2-я ТГр Г. Гудериана насчитывала в первые дни войны 182 тыс. человек). Это была огромная масса людей и техники, способная самостоятельно прорываться в глубину обороны на 100–200 км сразу на нескольких направлениях, захватывать важные пункты, в том числе города, и удерживать их до подхода главных сил полевых армий. Ничего равного танковым группам в первой половине войны ни у СССР, ни у его союзников не было.
В 21.30 Гот попросил у командующего армией дополнительно два легких артиллерийских дивизиона из 14-й моторизованной пехотной дивизии для обеспечения первого удара XLI армейским корпусом, на что согласие было дано. Но, несмотря на то что в V и VI корпусах было слабое артиллерийское обеспечение, на северном крыле V армейского корпуса задачи по захвату советских позиций были определены.
Расположение советских частей на вильнюсско-каунасском направлении утром 22 июня было типичным для приграничных армий. Из состава четырех стрелковых дивизий 11-й армии на границе находилось по одному полку, из состава пятой стрелковой дивизии – два батальона. Этой завесе противостояли пять армейских корпусов немецких 16-й и 9-й армий, а также два моторизованных корпуса 3-й танковой группы. Стоявшие на границе советские стрелковые полки были атакованы по меньшей мере двумя пехотными дивизиями каждый. В связи с этим общая «немота» советской артиллерии в полосе 3-й танковой группы была, пожалуй, выражена в наибольшей степени. В отчете группы по итогам боев указывалось: «На всех участках фронта противник оказывал слабое сопротивление, нигде не отмечались действия артиллерии противника».[101]
В полосе ЦФ германские войска к исходу 18 июля отошли на рубеж, с которого они 5 июля начинали операцию «Цитадель»: Красная Слободка – Кривцово – Архангельское – Верхнее Тагино – Тросна (Троена), заняв его силами восьми пехотных дивизий (с запада на восток – 258, 7, 31, 6, 292, 86, 78-я штурмовая, 216-я) и трех отдельных егерских батальонов группы Мантойфеля, объединенных под управлением 46-го и 47-го танковых и 23-го армейского корпусов. 18 июля на этом участке еще находились некоторые части 4-й танковой и 10-й моторизованной дивизий, однако главные силы указанных соединений уже перебрасывались на Хотынецкое направление в распоряжение командования оперативной группы «Гарпе» и 2-й ТА, так что пехоту 9-й А теперь поддерживали только отдельные подразделения штурмовых орудий, а также подбитые танки, оставленные в качестве бронированных огневых точек.
б) 43-й и 53-й армейские корпуса с 31-й, 56-й, 1-12-й, 121-й и 167-й дивизиями переходят из состава 2-й армии ко 2-й танковой армии. Время перехода должно быть предложено 2-й танковой армией. 56-я дивизия остается в районе Брянск – Орджоникидзеград для несения сторожевой службы.
В отличие от советских танковых армий, имевших, как правило, постоянный боевой состав (два танковых и один механизированный корпус), состав немецких танковых армий постоянно менялся. В них включались танковые и армейские корпуса, танковые, панцергренадёрские и пехотные дивизии, дивизии войск СС, бригады штурмовых орудий, артиллерийские части и др. Причём в 1941–1943 годах в составе танковых армий всегда присутствовали танковые соединения (корпуса или дивизии), а с 1944 года это стало необязательным. Удивительно, но очень часто немецкая танковая армия состояла только из пехотных соединений.
Особая армия была сформирована 26 июня 1916 года из частей и соединений стратегического резерва Ставки Верховного главнокомандующего в полосе Юго-Западного фронта в составе 1-го и 30-го армейских и 5-го кавалерийского корпусов. Затем в ее состав был включен и 25-й армейский корпус. Название «Особой» она получила из суеверных опасений потому, чтобы не являться «13-й». Командовал армией генерал от кавалерии В. М. Безобразов.
XII армейский корпус идет позади него, отставая на один переход; LIII армейский корпус в одном переходе от XII армейского корпуса. Однако передовые отряды этих корпусов действуют уже в районе Слонима совместно с полком «Великая Германия» и имеют задачу закрыть еще существующие небольшие бреши.
Непосредственно после операции «Цитадель» и вплоть до весны 1944 года фельдмаршал Манштейн во главе группы армий «Юг» непрерывно вел маневренные боевые действия, постоянно отступая и уступая территорию, но в то же время перебрасывая свои подвижные соединения («пожарные команды») и оперируя резервами для контрударов по советским войскам. Так, в конце октября 1943 года силами 1-й танковой армии и 40-го танкового корпуса был проведен контрудар в районе севернее Кривого Рога; в ноябре силами пяти танковых и двух пехотных дивизий – в районах Фастова-Брусилова, Малина, Житомира-Радомышля, Коростеня; в январе 1944 года силами 3-го и 46-го танковых, а также 7-го армейского корпусов – в районе севернее Умани и в направлении Винницы; в феврале силами 3-го и 47-го танковых корпусов – в районе Корсуни и Звенигородки с целью деблокирования окруженной Корсунь-Шевченковской (Черкасской) группировки; в апреле силами 48-го танкового корпуса и 2-го танкового корпуса СС – из района южнее города Тернополя (до 1944 г. – Тарнополь) в направлении реки Збруч, с целью деблокирования окруженной 1-й танковой армии. Однако, несмотря на участие в некоторых из этих операций до 500 и более танков и САУ, то есть того количества тяжелой бронетехники, которого в 1941 году хватало для достижения крупных успехов оперативного и даже стратегического характера, после Курской битвы маневренные действия и контрудары немцев оказывались малоэффективны, позволяя германцам иногда добиваться местных, оперативно-тактических и тактических успехов. Это было связано, во-первых, как уже отмечалось, с постоянно возрастающей вооруженностью советских войск всеми видами боевой техники, ростом боевого мастерства и опытности их низшего и среднего командного звена, а также приспособлением к основным оперативным и тактическим приемам из арсенала немецкого командования.
Учитывая известные ныне артиллерийские возможности VIII армейского корпуса, «первое огневое сопротивление» было устрашающим. В последующие несколько дней, до 3 августа, 4-я танковая армия продолжала атаки, но они уже были обречены на провал – от района Клетской до Дона занял прочную оборону VIII армейский корпус 6-й армии. К тому же соединения корпуса были существенно усилены. Так, находившаяся на направлении главного удара 4-й танковой армии 113-я пехотная дивизия на 1 августа в качестве средств усиления располагала 521-м батальоном истребителей танков, 177-м и 244-м батальонами штурмовых орудий (оба имевшихся в корпусе в целом!), 733-м дивизионом 210-мм гаубиц и 631-м дивизионом 105-мм пушек[77]. По состоянию на 30 июля в составе двух указанных батальонов штурмовых орудий было 5 StuGIII kurz, 11 StuGIII lang[78]. Кроме того, в качестве противотанковых в донесениях корпуса проходили шесть 88-мм зениток. Таким образом, как противотанковые, так и артиллерийские возможности немецких соединений, противостоящих армии Крюченкина, позволяли уверенно держать фронт и отражать атаки.
Непосредственно после операции «Цитадель» и вплоть до весны 1944 года фельдмаршал Манштейн во главе группы армий «Юг» непрерывно вел маневренные боевые действия, постоянно отступая и уступая территорию, но в то же время перебрасывая свои подвижные соединения («пожарные команды») и оперируя резервами для контрударов по советским войскам. Так, в конце октября 1943 года силами 1-й танковой армии и 40-го танкового корпуса был проведен контрудар в районе севернее Кривого Рога; в ноябре силами пяти танковых и двух пехотных дивизий – в районах Фастов, Брусилов, Малин, Житомир, Радомышль, Коростень; в январе 1944 года силами 3-го и 46-го танковых, а также 7-го армейского корпусов – в районе севернее Умани и в направлении Винницы; в феврале силами 3-го и 47-го танковых корпусов – в районе Корсуни и Звенигородки с целью деблокирования окруженной корсунь-шевченковской (черкасской) группировки; в апреле силами 48-го танкового корпуса и 2-го танкового корпуса СС – из района южнее города Тернополя (до 1944 года – Тарнополь) в направлении реки Збруч, с целью деблокирования окруженной 1-й танковой армии. Однако, несмотря на участие в некоторых из этих операций до 500 и более танков и САУ, то есть того количества тяжелой бронетехники, которого в 1941 году хватало для достижения крупных успехов оперативного и даже стратегического характера, после Курской битвы маневренные действия и контрудары немцев оказывались малоэффективны, позволяя немцам иногда добиваться местных, оперативно-тактических и тактических успехов. Это было связано, во-первых, как уже отмечалось, с постоянно возрастающей вооруженностью советских войск всеми видами боевой техники, ростом боевого мастерства и опытности их низшего и среднего командного звена, а также приспособлением к основным оперативным и тактическим приемам из арсенала немецкого командования.
На направлении советского наступления оборонялись части 14-й и 299-й пехотных дивизий VI армейского корпуса генерала Йордана. На 17 марта 1944 г. 14-я пехотная дивизия занимала фронт 22 км при численности строевого состава 2497 человек, 299-я пехотная дивизия – фронт 12,8 км при строевой численности 1611 человек. Подчеркну, что это именно строевая численность, а не общая численность соединения. Помимо вышеупомянутых штурмовых орудий и «тигров» корпус по состоянию на 12 марта был усилен двумя дивизионами 10-см пушек, дивизионом 150-мм тяжелых полевых гаубиц, дивизионом «хуммелей» и дивизионом 210-мм мортир. Все это делало его достаточно сильным противником.
Учитывая известные ныне артиллерийские возможности VIII армейского корпуса, «первое огневое сопротивление» было устрашающим. В последующие несколько дней, до 3 августа, 4-я танковая армия продолжала атаки, но они уже были обречены на провал – от района Клетской до Дона занял прочную оборону VIII армейский корпус 6-й армии. К тому же соединения корпуса были существенно усилены. Так, находившаяся на направлении главного удара 4-й танковой армии 113-я пехотная дивизия на 1 августа в качестве средств усиления располагала 521-м батальоном истребителей танков, 177-м и 244-м батальонами штурмовых орудий (оба, имевшихся в корпусе в целом!), 733-м дивизионом 210-мм гаубиц и 631-м дивизионом 105-мм пушек[84]. По состоянию на 30 июля в составе двух указанных батальонов штурмовых орудий было 5 StuGIII kurz, 11 StuGIII lang[85]. Кроме того, в качестве противотанковых в донесениях корпуса проходили 6 88-мм зениток. Таким образом, как противотанковые, так и артиллерийские возможности немецких соединений, противостоящих армии Крюченкина, позволяли уверенно держать фронт и отражать атаки.
3-я танковая армия (командующий – генерал-полковник Рейнгардт) держала оборону на левом фланге группы армий «Центр» в районе Витебска, закрепившись на 160-км фронте от населенного пункта Сиротино до Бабиновичи. В ее составе находились 6, 9 и 53-й армейские корпуса, всего 10 дивизий (7-я пд, 2-я авпд, 1-я од), корпусная группа «Д» (остатки 56-й и 262-й пд) и одна дивизионная группа[13], состоящая из уцелевших после осенних боев 1943 года частей и подразделений 52-й пехотной дивизии.
Главной ударной силой группы армий «Юг» была 1-я танковая группа. Она была сформирована 16 ноября 1940 года на основе XXII моторизованного армейского корпуса, которым командовал генерал-полковник Э. фон Кляйст, а первое боевой крещение приняла в Балканской кампании в апреле 1941 года. На 22 июня 1941 года в составе 1-й танковой группы находились 3-й и 48-й танковые, 14-й моторизованный корпуса.
Наступление XXVI армейского корпуса 18-й армии в Эстонии привело к рассечению войск советской 8-й армии надвое. 7 августа 254-я пехотная дивизия вышла на побережье Финского залива, перерезав железную и шоссейную дорогу Ленинград – Таллин. 10-й стрелковый корпус отошел в район Таллина, а 11-й стрелковый корпус – в район севернее Чудского озера. После выхода к морю XXVI корпус стал развивать наступление на Нарву 93-й и 291-й пехотными дивизиями. 254-я пехотная дивизия развернулась на 180 градусов и направилась к Таллину. В любой другой ситуации судьба 10-го стрелкового корпуса (10-я и 16-я стрелковые дивизии и 22-я мотострелковая дивизия НКВД) была бы незавидной. Оторвавшееся от основных сил фронта соединение было бы обречено на гибель. Дополнение к директиве № 33 предписывало уничтожить советские войска и особо подчеркивалось, что «необходимо не допустить их погрузку на суда». Однако отход в крупную базу военно-морского флота давал надежду на спасение. Решением Ставки ВГК от 17 августа руководство обороной Таллина было возложено на командующего Балтийским флотом вице-адмирала В.Ф. Трибуца с подчинением ему всех сухопутных войск. Командир 10-го стрелкового корпуса генерал-майор И.Ф. Николаев назначался его заместителем по сухопутной обороне. Всего в боевых порядках на сухопутном фронте обороны Таллина было около 27 тыс. человек при 200 орудиях калибром от 76 до 305 мм, 13 танках Т-26 и 85 самолетах.
19 января 1943 г. Фрисснер сменил генерала Карла Гильперта (который взамен получил LIV корпус) на посту командира XXIII армейского корпуса, сражавшегося все на том же Ржевском направлении в составе 9-й армии группы армий «Центр». Здесь Фрисснеру предстояло пробыть весь 1943-й, почти целый год – вернее 11 месяцев. Ближайшими помощниками Фрисснера были его начальники штаба полковник Зигфрид Рашп и сменивший его в июле 1943 г. полковник Гейнц Лангман, а также 1-е офицеры Генштаба (т. е. начальники Оперативного отдела) капитан Дитрих Лемке и – с сентября 1943 г. – подполковник Вернер Рееринк. На тот момент корпус представлял из себя чрезвычайно мощную группировку: 12 января 1943 г. в его составе числились 12-я и 20-я танковые, 86-я, 110-я, 253-я пехотные дивизии. Впрочем, пять дивизий в корпусе было довольно редко, обычно его численность колебалась от трех до четырех дивизий. В Разное время корпус имел следующий состав:
Подготовить снятие штаба корпуса с данного участка фронта для переброски его в другое место. 51-й армейский корпус занимает следующий плацдарм по обеим сторонам Вертячего. Для этого к нему переходят во временное распоряжение артиллерийские, инженерные части и части по регулированию движения, а также противотанковые части и средства связи 14-го танкового корпуса.
Группа, в состав которой входил Сергей Борич, получила задачу овладеть штабом центрального армейского корпуса, установить контроль над системами управления и связи штаба, привлечь работников штаба, сочувствующих новому правительству, к работе по фильтрации и обеспечить деятельность штаба в интересах нейтрализации выступления афганских воинских частей против советских войск. Штаб корпуса располагался в комплексе зданий Дома народов – всего более 1000 человек с артиллерией, бронетранспортерами и стрелковым вооружением. Решить эту сверхсложную задачу предстояло силами б зенитовцев, б советников и приданной на усиление роты из состава 103-й вдд. Соотношение сил 1:10. Практически никаких шансов. Расчет сделали на неожиданность и солдатскую смекалку. Без стрельбы не обошлось, но потерь среди личного состава не было.
II армейский корпус получает приказ о передвижении на север усиленными переходами, а для связи со 2-й армией у Ариса остается отряд под командой полковника Якимовского в составе 169-го пехотного Ново-Трокского полка, 6-й батареи 43-й артиллерийской бригады и одной сотни донских казаков.
Однако на этом история реактивных минометов в дивизии СС «30 января» не закончилась. В самом конце февраля в состав дивизии ввели 506-й минометный дивизион СС, приказ о формировании которого был отдан 25 февраля. Этот дивизион первоначально формировался как корпусная часть VI армейского корпуса войск СС (латышский). Фактически это был последний минометный дивизион, сформированный в рамках войск СС[103]. По данным Г. Тессина, он состоял из четырех батарей[104]. Одной из них была 521-я батарея реактивных минометов СС, сформированная по специальному приказу рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. Эта батарея имела на вооружении четыре 80-мм реактивные установки Raketen-Vielfachwerfer, которые, как правило, устанавливали на трофейные французские бронированные полугусеничные машины «Сомуа». Производились такие установки только для войск СС и в крайне ограниченных количествах[105]. Отметим, что по некоторым данным, 521-я батарея была объединена с 522-й батареей реактивных минометов СС[106]. Также 2 марта в состав подразделения была включена батарея из десяти 80-мм реактивных минометов под командованием гауптштурмфюрера СС Флеке, однако уже вскоре эта батарея была из дивизиона изъята[107].
Во второй половине дня я вернулся в штаб, чтобы скоординировать действия моих дивизий на 15 мая. Севернее моего корпуса располагался XLI армейский корпус (Рейнхардт), изначально следовавший за моими частями, а с 12 мая вовлеченный в боевые действия на правом крыле XIX армейского корпуса в направлении Мезьер – Шарлевиль.
Запрос начальника штаба дивизии по поводу надписи «92-й стрелковый полк» был продиктован тем, что основу полка фактически составил 5-й КСПО (Краснознаменный Сестрорецкий пограничный отряд), который своим боевым прошлым дорожил. Первые страницы «Журнала боевых действий 201-й дивизии» содержат подробные сведения о деятельности бригады с 1941 по 1945 г. (!). Бригада была расформирована еще летом 1942 года, а в таком солидном документе, как исторический формуляр дивизии, сведения о ней стоят особняком, да еще с итогами за всю войну. Что же касается запроса начальника войск НКВД об истории соединения, сформированного всего семь месяцев назад, то беглую пометку комдива Якутовича, сделанную простым карандашом, можно считать верхом корректности. До переписки ли, если именно 12 января комдив отдал приказ на выдвижение к передовой, в район Пулковских высот. Во исполнение приказа командира 122-го армейского корпуса, дивизии предстояло сменить на указанном участке фронта оборонявшееся соединение и быть в готовности наступать на Гатчину «семью эшелонами, имея в голове колонны 198-й отдельный истребительный противотанковый дивизион».
Поскольку LVII моторизованный корпус Кунтцена был целиком задействован под Полоцком и к северо-западу от города, то он мало чем мог помочь в наступлении своего южного соседа, XXXIX моторизованного корпуса Шмидта. И начиная с 6 июля корпус Шмидта, который внезапно оказался обложенным советскими танковыми частями, действительно просил о помощи. За три дня до этого, осознавая, что танковым войскам Гота понадобится поддержка пехоты его 9-й армии, Штраус приказал V, VI и XXIII армейским корпусам, которые завершали свои тактические задачи к западу от Минска, приготовиться сопровождать 3-ю танковую группу в направлении рубежа Западной Двины и немедленно приступить к отправке туда передовых частей. Хотя три корпуса Штрауса так и поступили 3 июля ввиду фактического отсутствия какого-либо сопротивления, передовые части XXIII и VI армейских корпусов оказались не в состоянии вступить в бои у Западной Двины до 7 июля51. К тому времени, однако, XXXIX моторизованный корпус Шмидта на всем протяжении своего фронта уже начал интенсивные бои.
Тупиков отправлялся в Берлин в начале января 1941 года. Вечером 7 января, накануне убытия в командировку, его принял начальник Разведуправления генерал-лейтенант Голиков. Он определил своему резиденту в Германии первоочередные задачи. Первым пунктом в приказе на командировку было записано: «Установить группировку германских войск в северных и в скандинавских странах, на западном фронте и востоке Германии против СССР. Точно установить состав каждой группировки, номера армейских групп, армий, корпусов, дивизий и полков всех родов войск, их дислокацию, места расположения штабов, фамилии командующих и начальников штабов армейских групп, армий, армейских корпусов, а также танковых и моторизованных корпусов и воздушных соединений».
По показаниям пленных, ожидается прибытие трех новых танковых бригад, которые, предположительно, войдут в состав 13-го танкового корпуса. Это означает дополнительное усиление войск противника перед 6-м румынским армейским корпусом.
Со своей стороны русское командование завершает железнодорожный маневр. Оно усиливает 4-ю армию несколькими дивизиями, объединяет войска, действующие к северу от Люблина, в отдельную 9-ю армию, затыкает парой дивизий прорыв в районе Травников – Краснослава и назначает новое общее наступление армий правого крыла. Всего на участок Люблин-Холм было переброшено 3 армейских корпуса (18-й, гвардейский и 3-й кавказский), не считая второочередных дивизий 4-й и 5-й армий (порядка 4 стрелковых и 3 кавалерийских дивизий), которые прибывали своим чередом по довоенному графику.
С немецкой стороны штурм крепости был поручен 45-й пехотной дивизии (около 17 тыс. человек), во взаимодействии с частями соседних соединений (31-я пехотной и 34-й пехотных дивизий 12-го армейского корпуса 4-й немецкой армии, а также 2 танковые дивизии 2-й танковой группы. По плану, крепостью следовало овладеть к 12 часам первого дня войны.
Утрата ударных возможностей танковых армий Сталинградского фронта означала переход хода к противнику. Также обстановка характеризовалась усилением противника: в состав 6-й армии прибыли новые части. В частности, VIII армейскому корпусу была передана из резерва группы армий «Б» 384-я пехотная дивизия. Дёрр пишет: «7 августа, наконец, прибыли отставшие боевые части. Снабжение армии было обеспечено в такой степени, что можно было начать наступление на позиции противника западнее Дона»[35]. Утром 7 августа северная и южная ударные группировки 6-й немецкой армии перешли в наступление по сходящимся направлениям. Северная группировка прорвала оборону 196-й стрелковой дивизии 62-й армии (4772 человека на 5 августа), а южная – 112-й стрелковой дивизии (8107 человек на 5 августа) той же армии. Уже в 12.00 7 августа остатки 196-я стрелковой дивизии были окружены.
Несколько сложнее обстояло дело с вопросом взаимодействия на среднем командном уровне, со штабами армейских корпусов и дивизий сухопутных войск. Понятно, что эти штабы рассматривали зенитные артиллерийские части, задействованные в районе их дислокации, как «свои собственные» и желали использовать их по собственному усмотрению на определенных участках фронта. Но в большинстве случаев и здесь командиру дислоцированных в таких районах зенитных полков удавалось пойти навстречу пожеланиям армейских командиров и обеспечить сосредоточение огня на соответствующем участке фронта, если районы задействования зенитной артиллерии позволяли использовать ее также и против наземных целей.
Задача перехвата путей отступления Приморской армии была возложена на «временное» моторизованное формирование – т. н. «бригаду Циглера», приданную 54-му АК. Свое название бригада получила по имени начальника штаба 42-го армейского корпуса (XXXXII AK) на основе которого и была сформирована бригада. Формирование бригады Циглера было возложено на 50-ю ПД, т. к. по состоянию на дату создания бригады 28 октября ее штаб еще находился в пути и следовал по маршруту: Херсон, Берислав, Преображенка (Червонный Чабан).
«13.30 – разговор с фон Боком: положение на фронте 13-го и 12-го армейских корпусов (4-я армия) продолжает оставаться напряженным. Все наличные резервы направлены в 13-й армейский корпус. 258-я пехотная дивизия[26] также брошена на юг. Организовать наступление 12-го армейского корпуса во фланг противнику, атакующему 13-й армейский корпус, невозможно из-за неблагоприятных условий местности и недостатка сил.
Если в Литве под Алитусом состоялось первое танковое сражение Великой Отечественной войны, то в Белоруссии под Гродно горький вкус встречи с танками Т-34 ощутила немецкая пехота. 29-я танковая дивизия полковника Н.П. Студнева до войны располагалась в районе Гродно и естественным образом оказалась на пути наступления 8-го армейского корпуса Вермахта. К 22 июня 1941 года она насчитывала всего 66 танков, в том числе два КВ и 26 Т-34. Остальной танковый парк составляли легкие танки Т-26 разных модификаций. Дивизия выводилась в район сосредоточения под ударами самолетов Люфтваффе, при первом же воздушном налете бомбардировке подвергся ее штаб. Исходные районы танкисты заняли к 8 часам утра, в сторону границы к Августовскому каналу, соединявшему Вислу и Неман, был выслан разведывательный батальон. После сосредоточения 29-й танковой дивизии в роще юго-западнее Гродно командир дивизии получил указание от генерала В.И. Кузнецова: «Противник с целью спровоцировать конфликт и втянуть Советский Союз в войну перебросил на отдельных участках государственной границы крупные диверсионно-подрывные банды и подверг бомбардировке наши некоторые города. Приказываю: 29-й танковой дивизии во взаимодействии с 4-м стрелковым корпусом ударом в направлении Сопоцкин-Калеты уничтожить противника; границу не переходить. Об исполнении донести». Характерна формулировка этого приказа – «с целью спровоцировать конфликт». Возможно, Кузнецов не хотел верить в то, что началась война. Силы, которыми противник пересек границу, были пока неизвестны, и советские командиры скоропалительно назвали их «бандами», хотя на самом деле границу уже пересекли регулярные части немецкой армии.
К началу Сарыкамышской операции у русских на Кавказском фронте вместе с прибывшим на усиление 2- м туркестанским армейским корпусом и новыми формированиями имелось 153 батальона ( дружин ополчения ), 175 сотен и 350 орудий. Из нихвсоставедействующейармиинаходилось 114 батальоновидружин, 127 сотени 304 орудия. Русскиесилы (ихкостяксоставляличасти 1-гокавказскогоармейскогои 2-готуркестанского армейскогокорпусов) былисведенывтриотряда. Кавказскаяармиябылаослабленаотправкой нагермано-австрийскийфронтчастей 2-гои 3-го кавказскихармейскихкорпусов (до 2/3 силармии).
В самом конце октября началась переброска дивизии в Нормандию. В ноябре 1943 года «Фрундсберг» принимала участие в больших маневрах, взаимодействуя вместе с 9-й танковой дивизией СС «Гогенштауфен» и 711-й пехотной дивизией. На маневрах присутствовали фон Гейер-Швеппенбург и командир LXXXI армейского корпуса генерал танковых войск Адольф Кунтцен.
Штаб 3-й армии получил информацию о том, что атаки противника были отбиты, но при этом подчеркивалась серьезность положения. 19 апреля (2 мая) Р. Д. Радко-Дмитриев известил командира 10-го армейского корпуса генерал-лейтенанта Н. И. Протопопова об отправлении подкреплений, в том числе и 3-го Кавказского корпуса, и потребовал одного – держать фронт до их подхода любой ценой: «Ваши позиции слишком прочны, вам даны достаточные резервы, у противника против вас не может быть более
В конце мая 1918 г. осложнилась обстановка на Востоке России, где восстал Отдельный Чехословацкий армейский корпус, которым командовал генерал В. Н. Шокоров. Корпус был сформирован в России в 1917 г. по инициативе Союза чехословацких обществ из военнопленных и эмигрантов чешской и словацкой национальности. В январе 1918 г. корпус был объявлен автономной частью французской армии, а в марте Правительство РСФСР дало согласие на переброску частей корпуса во Францию через Владивосток при условии сдачи оружия и удаления из корпуса русских офицеров. Командование корпуса нарушило эти условия, что вынудило советское правительство по инициативе И. В. Сталина (Джугашвили) начать разоружение чехословацких частей. Те, в свою очередь, оказали сопротивление власти Советов и вскоре практически взяли под свой контроль всю Транссибирскую железнодорожную магистраль, на которой растянулись воинские эшелоны корпуса.
Фронтовая разведсводка убеждала советское командование, что противник нанесет удар из района Стефанешти, где якобы сосредоточились главные силы противника в составе 10 дивизий и 900 танков. Но там находилось лишь пять пехотных дивизий и пять бригад с 60 танками. Исходя из этих данных наиболее сильная и глубоко эшелонированная группировка советских войск создана на Каменец-Подольском направлении в полосе 18-й армии (шесть стрелковых дивизий и механизированный корпус). А вот на правом фланге 9-й армии осталось лишь две стрелковые дивизии. Именно против них противник направил шесть пехотных дивизий и две кавалерийские бригады. В составе главной ударной группировки из района Ясс наступали две немецкие и две румынские дивизии, в стык между 30-й стрелковой и 95-й стрелковой дивизиями. В полосе обороны 176-й стрелковой дивизии атаковали две немецкие пехотные дивизии и две румынские кавбригады. На узких участках прорыва на фронт одного советского полка наступали две пехотные дивизии и кавбригада. Советская оборона на реке Прут была прорвана на глубину 8–10 км. Главный удар наносили 54-й и 30-й армейские корпуса в направлении Яссы – Бельцы, а второй удар –11-й немецкий и румынский кавалерийский корпуса из района Стефанешти на Могилев-Подольский. В дальнейшем обе группировки должны были действовать в общем направлении на Винницу для соединения с 17-й армией, наступавшей из района Львова. 3-я румынская армия, переданная в подчинение командующего 11-й армией, обеспечивала развертывание и фланги наступательных группировок.
а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я