С правом на месть
Юрий Ландарь, 2018

Пройдя все испытания и одержав победу над врагами, он вернулся в свой мир, но возвращение это оказалось не радостным. Прошло столько лет, и он не застал в живых многих дорогих ему людей. И если в смерти любимых есть чья-то вина, то у него появляется особенное право, которое не могут оспорить даже боги, – Право на месть!

Оглавление

Из серии: Бродяги измерений

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги С правом на месть предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

IV

V

В отличие от Ломонта, в Тороне вечер только начинался. Вызванные в столицу владетельные лорды, высокого ранга чиновники и военачальники получали распоряжения и тут же отправлялись их выполнять, некоторые удостаивались чести встретиться с императором или Первым Магом. Если на встречу с императором шли с интересом, то на встречу с главным магом империи с немалой опаской. А ну как посчитает тебя пособником ведьмы? А о крутом нраве Осколов знали все. Возращение же Гартоша и его сражение с Армудой вообще уже стало легендой.

Вихрь дел захватил Гартоша сразу по возращении в столицу. Встречи с ним требовали все более или менее значимые лица в империи, чтобы засвидетельствовать свое почтение и заверить в неизменной лояльности Гратрам и в особенности Осколам. Но Гартош всем встречам предпочел долгое общение с дедом и Витаном. Оно и понятно, сейчас решалась судьба страны, и с кем, как не с первыми лицами империи следовало обсудить — как дальше жить.

Витан смотрел на друга взглядом побитой собаки, явно чувствуя на себе вину за случившуюся со страной беду. Пришлось его успокаивать:

— Витан, перестань хлюпать носом, твоей вины в том, что ведьма захватила власть в стране, нет. И все это понимают.

— Так уж и нет, — слова друга не слишком успокоили императора. — И я уверен, что большинство жителей страны именно меня винят во всех бедах.

— Значит, нужно разубедить таких жителей! — не сдавался Гартош.

— Как?

— Как? Делами. Мудрыми решениями. Строгостью и справедливостью одновременно.

— Где ж их найти, эти мудрые решения… — снова повесил нос император.

— А мы для чего?! — взвился Руткер. — Мы и подскажем, и поддержим.

— Хранители трона, — улыбнулся последний Гратр. — Мне кажется, что именно вы и должны занимать трон.

— Ты это брось! — повысил голос Первый маг. — Соскочить хочешь? Корона для тебя тяжела?!

— Я не… — попытался найти оправдание Витан.

— Выбрось эти мысли из своей головы! — перебил его Руткер. — Будь достоин своих предков! Неужели ты думаешь, что нам мало власти? Можешь быть уверен, нам её вполне хватает. И лечить свой геморрой вашим троном нам без надобности.

— Мне все понятно, — усмехнулся Витан.

— Что тебе понятно? — недоуменно поднял брови маг.

— Меня только что посетила мысль, что Гратров на трон посадили именно Осколы.

— А мальчик умнеет, — взглянул на деда Гартош.

— Так значит это правда?!

Теперь пришла очередь улыбаться Руткеру:

— Конечно нет. Твой дальний предок сам добыл, точнее, создал для себя и своих потомков трон. Хотя должен признать, наши предки ему в этом немало помогали. А мы будем помогать тебе.

— Хорошо, что вы есть у Витании. Я не очень уверен в себе и в своих способностях управлять страной, но в вас я уверен как ни в ком. — Витан задумался, встал с кресла, прошелся по кабинету и медленно продолжил: — Честно говоря, я не совсем понимаю, почему именно вы столько лет являетесь главной поддержкой трону. В чем ваш личный интерес? Ведь он должен быть обязательно. — И император пытливо уставился на Осколов.

Первый маг подпер подбородок кулаком и с улыбкой ответил на вопрос императора:

— Все предыдущие императоры это понимали, и их это вполне устраивало. Пора понять такую простую истину и тебе. Власть. Власть, Витан. У нас, у Осколов, её не намного меньше, чем у Гратров. И при этом мы более свободны в своих поступках. Мы более свободно распоряжаемся своими жизнями. Такой ответ тебя устраивает?

— Вполне. Значит, я прав.

— В чем ты прав, сынок? — заинтересовался Руткер.

— В том, что для вас, как и для меня, трон обуза. Я тоже хочу более свободно распоряжаться своей жизнью. Вы, Осколы, очень хитры. По сути дела, скрываясь за спинами Гратров, вы управляли империей.

— А вот тут ты не прав, Витан, — возразил маг. — Да, мы не вылезаем на первое место, но мы не управляем страной. И никогда не навязывали свое мнение императорам, хотя никогда и не скрывали его. Но ты правильно заметил — наш род не из последних, и твои предшественники часто к нему прислушивались.

— Раз уж вы не отпускаете меня с трона, я тоже не буду нарушать этих традиций и также буду прислушиваться к вашему мнению.

— Хорошо, что мы нашли взаимопонимание, — подытожил первую часть беседы Гартош. — А теперь давайте думать, что будем делать дальше? Как исправлять ситуацию? С чего начинать?

— Мне кажется, что первым делом нам нужно направить все свои резервы на помощь Восточной армии, — сказал Руткер.

— Это логичное решение, — согласился носитель, — но я считаю не менее главным не только направить помощь Мервону, но и обезопасить свои тылы.

— Что ты имеешь в виду? — задал свой вопрос император.

— Я слышал, что на востоке, и особенно на западе страны, некоторые владетельные лорды вышли из подчинения Тороны и решили создать свои анклавы, это нужно пресечь немедленно.

— А это не может подождать? — недовольно проворчал Руткер. — Вместо того чтобы помогать армии, которая в тяжелейших условиях борется с врагом, мы будем распылять свои ресурсы на борьбу с кучкой глупцов, которые решили, что могут показать язык Тороне.

— Это очень опасное явление, дед. Во-первых, нам постоянно будет грозить если не прямой удар в спину, на который, я думаю, они не решатся, то мелкие противодействия и пакости точно. Во-вторых, мы там вынуждены будем держать какие-то силы, которые нам нужны на востоке. В-третьих, неподконтрольные нам территории это перерезанные дороги. В-четвертых, мы не сможем собрать с тех территорий необходимые нам ресурсы. Я уже не говорю о моральном и политическом аспекте. То, что часть наших лордов решила отколоться, очень негативно скажется на настроениях в стране. И я не уверен, что Жеран, который до сих пор почему-то выжидает, увидев, что мы даем Гробросу решительный отпор, решится на прямое вторжение, взяв в союзники наших отщепенцев.

— Очень разумные рассуждения, — с гордостью посмотрел на внука Руткер. — И как ты думаешь обуздать зарвавшихся лордов? Ведь наши силы на западе сильно рассредоточены. Я думаю, это сделано намеренно.

— Я хочу преподать одному из лордов примерную порку. Тому, кто ведет себя наглее всех и кто не пользуется авторитетом в империи, иначе из него сделают мученика.

— Есть такой, — оживился маг. — Лорд Тулос, герцог Кальтараса. Первым объявил себя королем. Присоединил к герцогству два соседних баронства, вышел на границу с проджами и считает, что ему теперь и демон не страшен. Та еще скотина. Можешь начинать с него.

— Значит, с него и начну.

— Что тебе для этого нужно? — спросил император.

— Мне нужно вернуть Черный Легион, — ответил Гартош.

* * *

Гартошу без проблем удалось добиться разрешения на посещение Волшебного Королевства. Лямир встретил своего знакомого с распростертыми объятьями и выглядел вполне дружелюбно:

— Уже наслышан о твоем громком возвращении! — после приветствия сказал он.

— У вас хорошая служба по сбору информации, — польстил королю носитель.

— Одна из лучших на Иктиве, — согласился тот. — Я прекрасно понимаю, зачем ты так спешно явился в Волшебное Королевство. Вернуть единорогов, верно?

— Верно. Точнее, вернуть Черный Легион. Он сейчас очень нужен империи.

— Я знаю, Гартош, знаю. Но если бы ты знал, как мне не хочется отпускать этих прекрасных созданий, которые в вашей стране были обречены на верную смерть.

— Те времена прошли, Лямир. И могу тебя заверить, что мы будем относиться к единорогам и их всадникам особо бережно. Я не планирую часто использовать их в прямых схватках. Они мне нужны скорей как средство устрашения и передвижения. Да и население империи воодушевится, узнав, что вернулись всеобщие любимцы. А ты знаешь, какие настроения сейчас царят в нашей стране.

— Знаю. Потому и не буду препятствовать возвращению легиона. Если они захотят, конечно. У меня сложилось впечатление, что не все всадники жаждут вернуться назад.

— Вот как? — удивился Гартош. — Если кто-то не захочет вернуться, я не буду настаивать. Мне не нужны те, у кого пошатнулась вера. Пускай остаются в безопасном месте.

— Разумно, — похвалил собеседника король.

— У нашего друга новые друзья и новые приобретения, — раздался знакомый голос за спиной носителя.

— Госпожа Эленера, — поклонился сестре короля Оскол.

— К чему такая официальность, Гартош, — отмахнулась главная разведчица Волшебного королевства. — Мы ведь близкие друзья.

— Времена меняются, Эленера, а мы не виделись очень долго. Хотя ты только похорошела за эти годы, — Гартош, не скрывая, любовался своей давнишней любовницей.

Той явно польстили слова Оскола:

— Только от тебя и можно услышать комплимент, у нас же на дам мало кто обращает должное внимание.

— Тогда тебе нужно посетить Торону, и наша столица будет покорена твоей красотой.

— Может, когда-нибудь и посещу вашу славную столицу, — принцесса мило улыбнулась Гартошу, затем её глаза сузились, и улыбка, казалось, превратилась в хищный оскал. — Можешь мне показать свои атраты?

— Конечно, — не мигнув, ответил носитель, хотя внутренне напрягся. Кто знает, чего можно ожидать от этой прожженной интриганки и опытной магини.

Он протянул Эленере руку с Алазой. Принцесса провела изящным пальчиком по тонкой чешуе. Не забывая при этом сканировать атрат, о чем змея не замедлила доложить своему носителю.

— А снять можно?

Гартош рассмеялся:

— Но ты же понимаешь, что нет.

— Ну и ладно. Покажи, что у тебя есть еще.

Не успела Эленера протянуть ладонь к Фатару, как в неё тут же ударил тонкий розовый импульс. Девушка испуганно отдернула онемевшую руку.

— Это не я! — поспешил заверить её носитель. — Это инициатива атрата!

— Так они у тебя разумные? — спросил Лямир.

— Еще какие.

— С атратами, особенно разумными, нужно держаться предельно осторожно, — предупредил король. — Они часто манипулируют или даже подчиняют своих носителей.

— Я знаю это. У нас пока взаимопонимание.

— Очень на это надеюсь. Не хотелось бы, чтобы одна из самых ярких личностей Иктива стала бы марионеткой.

— С тобой прибыли еще дракон и вампиресса? — растирая ладонь и не показывая недовольства случившимся, спросила Эленера.

— Да, они мои друзья.

— Откуда они? — настойчиво продолжала расспрос принцесса. — Я спрашиваю не из праздного интереса. Появление таких лиц в нашем мире возможно не случайно.

— В одном из миров мы попали в передрягу и выбраться из неё смогли только совместными усилиями. Я им доверяю.

— Твое дело. Но держись настороже и с ними также. Я не буду больше мешать вашим делам. — Принцесса стрельнула в Оскола призывным взглядом. — Загляни как-нибудь ко мне, когда найдешь время. Для этого тебе не понадобится особого разрешения, достаточно просто вызвать меня.

И чмокнув Гартоша в щеку, Эленера покинула террасу, на которой и происходила беседа. Проводив сестру взглядом, Лямир сказал:

— Пожалуй, не будем тянуть. Тебе ведь не терпится увидеть своих бывших подчиненных.

— Не терпится, — подтвердил носитель.

— Тогда пошли.

Король взял собеседника за руку, и через мгновение они оказались в живописной долине, на склонах которой паслись многочисленные стада черных единорогов. Возле небольших аккуратных домиков всадники играли в какую-то местную игру, перебрасывая друг другу толстую короткую палку. Успели освоиться на новом месте, ревниво подумал бывший командор Черного Легиона. Всадников Гартош узнавал сразу, они почти не изменились за эти годы — то ли время в королевстве бежало по-другому, то ли энергетика особая, то ли они вели исключительно здоровый образ жизни.

Наконец всадники заметили появление гостей. А вскоре распознали и своего бывшего командора.

— Гартош! — заорал самый глазастый. — Командор вернулся!

К носителю бросились все участники игры. Из ближайших домиков выскакивали новые всадники — некоторые со спутницами, появились даже дети. И вскоре Оскола и короля окружила плотная толпа крепких, но галдящих словно дети мужчин. Каждый старался дотронуться до своего командора — по-другому его никто не называл. Гартошу льстила такая встреча, ведь после слов Лямира тревога не покидала его душу — а ну как его единороги действительно пустили здесь корни и не захотят возвращаться на родину.

Сквозь этот плотный живой барьер с трудом протолкались четверо.

— Нашлась-таки пропажа! — обнял друга Алькон.

Затем отстранил, рассмотрел и обнял еще раз.

— А ну подвинься! — отодвинул Алькона Терес. — Не одному тебе хочется прижаться к папкиной груди.

Рестан не стал дожидаться, пока Терес закончит мять командора, и обхватил командира с другой стороны. Вирон молча стоял рядом, и глаза его странно блестели, впрочем, как и у всех остальных. Даже Лямир стряхнул пылинку с ресницы.

Гартош отстранил полковников и подтянул к себе Вирона:

— Да не стой ты, как истукан! Подойди, пощупай, я живой, я вернулся!

— Слава духам! — сказал маг легиона и обнял друга.

Перебивая друг друга, друзья пытались общаться минут пять, наконец, Гартош не выдержал:

— Так, друзья! Наговоримся потом! Я пришел забрать вас в Виктанию! Империя остро нуждается в вашей помощи.

Снова поднялся неимоверный галдеж, но Алькон поднял руку, и выкрики постепенно затихли.

— Понимаешь, Гартош, — медленно начал временный командор. — Мы слишком долго живем в этой долине, и для многих она стала настоящим домом. — Он взглянул на Гартоша, тот с каменным лицом молчал, ожидая, что дальше скажет товарищ. — Мы перевезли сюда наши семьи, а многие обзавелись ими здесь…

— Что дальше? — холодно поинтересовался Оскол.

— Да ничего! — широко улыбнулся Алькон. — Просто хотелось попить из тебя кровь. Я так давно тебя не видел!

Льдинки в глазах носителя быстро таяли.

— Засранец, — выдавил он.

— Мы немедленно собираемся, — радостно сообщил временный командор. — Если его величество не будет против.

— Не будет, — буркнул Лямир. — Хотя я надеялся, что Волшебное Королевство для многих из вас действительно станет домом.

— Домом оно для нас стало, можете не сомневаться, ваше величество, но родина у нас одна, и она к востоку от Тролльих гор, — сказал Вирон. — Правда, есть одна загвоздка.

— Какая? — спросил король.

— Многие из всадников нашли себе спутниц среди подданных вашего величества. Разрешите ли вы отправиться им вместе с нами?

— Вообще-то я не поощряю, когда мои подданные покидают наше королевство, — задумчиво ответил король. — Но для всадников черных единорогов сделаю исключение. Я отпущу с вами ваших подруг и ваших детей.

— Слава королю! — гаркнул Терес.

— Слава! — подхватили всадники.

— Собирай легион, — выдал первое распоряжение Алькону Оскол.

— А почему я его должен собирать? — удивился тот. — Ты вернулся, так что принимай командование назад. Я был всего лишь временным командором на время твоего отсутствия, но теперь все изменилось.

— Как главнокомандующий армией Виктании, назначаю тебя постоянным командором Черного Легиона, — торжественно произнес Гартош.

— Главнокомандующий… — задумчиво протянул Алькон.

— Вас теперь следует называть господин генерал? — вкрадчиво поинтересовался Терес.

— Только так! — строго подтвердил Гартош. — Мы, генералы, не любим фамильярности.

— Дай ему по ребрам, — посоветовал Тересу Алькон. — Генералу это никогда не помешает, особенно нашему.

— Но, но! — возмутился генерал. — Побольше уважения к старшему по званию! В каменоломни захотелось?!

— Потом будете ерничать, — остановил перебранку друзей Вирон. — Витан назначил тебя главнокомандующим?

— Вообще-то я сам назначил себя главнокомандующим, — немного смутившись, признался Гартош. — Но Витан не был против.

— Если Витан не был против, то что случилось с ведьмой? — полюбопытствовал Вирон.

— Она скоропостижно скончалась. Вчера.

— Сегодня прям день хороших новостей! — обрадовался Рестан. — И командор вернулся, извините, уже генерал. И ведьмы больше нет!

— Одно с другим взаимосвязано, — уточнил Оскол. — После моего возвращения у нас с Армудой произошел напряженный разговор, во время которого она покинула мир живых.

— А её помощники? — продолжал допытываться маг легиона. — За нашим легионом повсюду гонялся какой-то эльф, из её близкого окружения.

— Этот эльф опасней самой Армуды, — подтвердил Лямир.

— Мой дед, лорд Руткер, и моя новая знакомая, вампиресса по имени Алеандра, победили этого эльфа, но ему все-таки удалось уйти.

— У тебя есть знакомая из вампиров? — поинтересовался Алькон. — Познакомишь?

— Хорошо, — согласился Оскол. — Только я сразу хочу уточнить, ей больше девятисот лет.

— Наверное, горячая штучка? — заинтересовался и Лямир, который и сам разменял не первую сотню лет.

— Очень горячая, — подтвердил носитель. — Со мной еще прибыли дракон, и конь, который не прочь отведать человечины. Так что у меня есть с кем вас познакомить.

— Тогда не мешкаем, и домой, в Виктанию! — воскликнул Алькон. — Там столько нового. А то у нас всегда скудная и запоздалая информация с родины, — и командор бросил укоряющий взгляд на Лямира.

* * *

В тот же день Черный Легион обложил Ритсолу, столицу княжества Кальтарас. Всадники ворчали — им хотелось принять участие в настоящем сражении на востоке страны, но главнокомандующему виднее, пришлось вспомнить старые навыки и принять участие в усмирении недовольных и непокорных. Возле городка уже находились три сотни егерей из внутреннего легиона, а также десять полевых катапульт. Сама столица представляла собой небольшой, но хорошо укрепленный городок. Причем было видно, что большая часть укреплений строились совсем недавно. Гартошу сразу вспомнился Ломонт — очень схожая ситуация. Только там город защищался от оккупантов, и Оскол взирал на врага изнутри крепостных стен, здесь же город готовился противостоять своим бывшим собратьям, которых больше не считал за своих, и Оскол рассматривал его с внешней стороны крепостных стен.

— Что с предложением о сдаче? — спросил Гартош полковника, командующего егерями.

— Ничего, — отрицательно покачал головой тот. — Герцог лишь рассмеялся на наш ультиматум. И обещал, что если мы не уйдем с территории его королевства, то лично возглавит вылазку и уничтожит наших егерей. Правда, когда появился Черный Легион, от него не было слышно ни слова.

— Тогда послушаем, что герцог скажет теперь.

«Над городом мощный защитный купол», — предупредил носителя Тенос.

«Насколько мощный?»

«Очень мощный магический купол, в котором преобладает магия воздушной стихии», — после небольшого исследования сказала Алаза.

— В этой магии есть знакомые мотивы, — подала голос находящаяся рядом Алеандра. — Очень похоже на ту магию, что применял против нас эльф, которого мы с Руткером не смогли поймать.

— Вот где спрятался остроухий! — выругался Гартош. — Нужно постараться не дать ему уйти на этот раз. Слишком много к нему вопросов.

«Мы постараемся взломать защитный купол, — сказал Тенос. — Но мы чувствуем, что в городе много разных магических ловушек. И у меня такое предчувствие, что о некоторых мы узнаем, когда только войдем в город».

«Значит, нам не нужно входить в город, — пришел к заключению главнокомандующий. — Свяжите меня с Тулосом».

Атраты выполнили приказ носителя, хотя и с большим трудом — даже благодаря их совместным усилиям, лучу связи было нелегко пробиться сквозь защитный купол.

«Какая неожиданность! — увидел носитель образ пожилого лорда с аккуратной бородкой. — К нам пожаловал сам Гартош Оскол! Да не один, а вместе со своим верным Черным Легионом. Чем обязаны таким вниманием?»

«Я не советовал бы тебе, Тулос, насмехаться над теми, от кого зависит твоя жизнь. И жизнь всех тех, кто тебя окружает, — как можно зловещей ответил Гартош. — Если ты откажешься от своего безумного решения отколоться от Виктании, то обещаю, что ни против тебя самого, ни против твоего окружения, ни против твоего герцогства не будет проводиться никаких репрессий. Я понимаю, чем было вызвано такое решение. Но причины, которые побудили тебя и других лордов на такие действия, устранены».

«И не надейся, Оскол! Нас не выманишь пустыми обещаниями! Мы можем только вести переговоры о пограничном сотрудничестве».

— Не вижу дальше причин вести эту бессмысленную дискуссию, — прервав луч связи, сказал своим спутникам Гартош. — Снимаем магическую защиту и начинаем обстреливать город из катапульт.

Атраты начали нащупывать ключевые точки, на которые опирался защитный купол. Им в этот усердно помогала Алеандра. Убрать купол оказалось не так то и просто.

«Самая главная опора купола находится в одном из храмов города, — доложил Тенос. — А пробиться туда силой, значит, поссориться со жрецами, а может, и с самими богами».

— Не удивлюсь, если это храм Клокии, — пробормотал носитель.

— Может, попробовать какой-нибудь другой выход? — спросила Алеандра. — Ссориться с местными богами не очень разумно.

— Какой другой выход? — раздраженно переспросил Оскол.

— Например, полноценная осада.

— У нас нет на неё времени. Вламывайтесь в храм! — распорядился Гартош и уже более тихо добавил: — Все равно у меня не самые дружеские отношения с Клокией.

Атраты нанесли пробный удар по одному из удерживающих артефактов. Нанесли удачно — пуповина, соединяющая артефакт с остальными составляющими купола, исчезла. Но через пару секунд восстановилась снова.

«Все-таки придется пробиваться в храм», — пришел к выводу Тенос.

И новый точечный удар постарался прошибить магическую оборону. Она прогнулась, но выдержала. Атраты нарастили мощность и ударили еще раз, затем еще, и еще. Наконец купол не выдержал, и в нем появилась пробоина. Невидимый таран понесся сквозь неё внутрь города, но и пробоина начала быстро затягиваться. Даже в трехстах шагах от городских стен задрожала земля. Купол несколько раз мигнул, но быстро восстановился, закрылась и пробоина. Видимо, не настолько оказался сильным таран, чтобы разрушить храм.

— Алеандра, мы пробиваем защиту, и ты удерживаешь пролом, а мы тем временем разрушаем очаг их защиты, который находится в храме, — распорядился Гартош.

— Хорошо, я сделаю все возможное, — согласилась герцогиня.

Новые удары потрясли магическую оборону Ритсола, и снова в ней появилась брешь. Но в этот раз вампиресса не дала затянуться пробоине — она умело отсекала все попытки возобновить подачу энергии на поврежденный участок, перетягивая большую часть энергии себе, а в этом она была большой мастак.

Магический таран снес островерхую крышу храма богини воздушной стихии и разбросал щепки на сотню метров вокруг. Это носитель увидел с помощью Алазы. Он также отметил, что исчислять расстояния продолжает земными мерками. Атака на храм Клокии не осталась незамеченной. Появилось несколько ронов и виргов — низших и высших духов воздушной стихии. Они не мешкая набросились на носителя и Алеандру.

«Не церемоньтесь с ними! Если нужно уничтожить, уничтожайте!» — отдал команду атратам Оскол.

«Легко сказать, уничтожить высших духов, служащих богу!» — возмутился Тенос.

«Это в ваших силах?»

«Да. Но нам придется забросить атаку на центральный источник, держащий купол».

«К демонам купол! Прогоните их! Куполом займемся позже».

Носитель всеми силами помогал атратам сражаться с духами. Для непосвященных в магию все происходящее выглядело, как борьба главнокомандующего и вампирессы с сильнейшими порывами ветра. И только тот, кто владел магией, видел размытые силуэты, носившиеся вокруг. Отбросить ронов не представляло большого труда, а вот с виргами справиться оказалось куда сложнее. Самое верное решение борьбы с духами предложила Алеандра — лишить духов подпитки божественной энергией. Следовало только разобраться, откуда идет эта энергия.

Высоко в небе, на грани видимости, кружила большая стая птиц, из центра этого водоворота и исходила божественная энергия. Гартош ударил по стае слепяще-белым лучом света, который разорвался в вышине еще более яркой вспышкой. Такого наглого посягательства на божественную силу ни духи, ни контролирующие их силы явно не ожидали. На миг духи ослабили свой напор и тут же поплатились за это. Поняв, что лучшее оружие против воздушной стихии свет, генерал и герцогиня одновременно выпустили широкие лучи света, которые выжигали саму сущность духов. Несколько низших духов удалось уничтожить полностью, остальные поспешно отступили. И только вирги все еще пытались противостоять смертным.

На носителя навалилось сразу двое, третий не давал расслабиться Алеандре. Кроме традиционных ледяных игл, в Гартоша нацелились несколько миниатюрных вертящихся смерчей. Они без особого труда пробурили щит, созданный атратами, и грозились добраться до тела смертного наглеца. Вновь пошло в ход пламя — всепожирающее пламя. Огненные языки с остервенением лизали оружие духов воздуха, и в самый последний момент растопили его. Но духи не сдавались, они решили воспользоваться силой противника. В лицо Осколу ударила раскаленная воздушная струя. Она выжигала глаза, обжигала легкие, дышать стало невозможно. Разозленный носитель ответил тем же. Пламя на пламя, огонь на огонь. Духи вновь встретились с мощными испепеляющими лучами. И огонь носителя оказался сильней — все-таки не их стихия, не их. Один из виргов получил такую дозу магического излучения, что почти потерял всякую способность к сопротивлению, тем более что подпитка извне прекратилась. Духа можно было добить, но Гартош благоразумно не стал этого делать, не хотелось слишком уж злить богиню.

Алеандра совместно с Квиртом заключила «своего» в плотный кокон из раскаленной энергии и не давала ему шансов сбежать, а не то что атаковать.

На помощь духам пришла помощь из окруженного города. Точнее, её попытались оказать.

«Над городом убирают защиту, сейчас будут атаковать», — вовремя предупредил носителя Тенос.

«Немедленно бьем по храму!» — отдал тот команду.

Не успел щит над городом растаять, как шипящая комета полетела внутрь Ритсола. Она без проблем проникла в храм без крыши и буквально выжгла все вокруг. От высокой температуры выгорела не только утварь, но и оплавились сами стены. Главный магический артефакт, поддерживающий щит, был уничтожен. После разрушения храма оставшиеся духи протяжно завыли и тут же исчезли, словно их никогда здесь и не было. Исчез даже дух, которого пленили дракон и вампиресса. Находящийся в Ритсоле эльф (если это был, конечно, он), лишившись мощной поддержки, передумал атаковать и также предпочел ретироваться. Это заметила Алаза.

«Из города готовятся совершить подпространственный переход», — сказала она.

«Задержать! Никого не выпускать!» — Носитель был просто в бешенстве — не хватало еще упустить, возможно, главного виновника нынешних бед в империи и семье Осколов.

«Фатар, вытяни из капсулы как можно больше энергии, тогда совершить переход станет невозможно», — распорядился Тенос.

«Я пытаюсь, — пыхтел перстень, — но там особенная магия, не так-то просто с ней совладать! Да и расстояние до созданной капсулы слишком большое».

«Черт! Им кто-то помогает извне, — прошипела змея. — Переход совершен! Правда, Фатару все-таки удалось вытащить из магической капсулы немного энергии».

«Сколько ушло людей?» — нетерпеливо спросил носитель.

«Один».

«Один, — задумчиво протянул Гартош. — Значит, эльф бросил герцога на растерзание. Ну что ж, растерзаем. Алаза, вызови еще раз герцога, я дам ему еще один шанс».

Тулос долго не желал отвечать на вызов главнокомандующего, но все-таки ему пришлось это сделать.

«Если ты о сдаче, господин генерал, — саркастически начал герцог, — то лучше не трать время и силы. Даже со своими помощниками тебе не удастся взять мой город. У меня здесь достаточно человеческих и магических возможностей, чтобы выдержать любую осаду. А времени и ресурсов у тебя нет. Очень скоро у тебя появятся совсем другие заботы. И ты надолго, если не насовсем, забудешь о моем маленьком королевстве».

— Нет у тебя королевства, — прошептал Гартош. — Нет и никогда не будет. — Он повернулся к командиру расчетов катапульт. — Подготовить зажигательные бомбы!

— Куда стрелять, господин генерал? — уточнил сотник. — В какую часть города?

— Равномерно разбросайте бомбы по всему городу, но не зажигайте их, я все-таки хочу дать герцогу и жителям Ритсола последний шанс. Хотя нет, подождите, я лично пройду и заряжу бомбы магией.

Стрелки равномерно разместили метательные орудия по периметру города. Оскол спешивался возле каждого и буквально пичкал бомбы особой магией. Она должна была помочь метательным снарядам противостоять той магии, которую против неё могли применить маги, находящиеся в крепости, а также делала их необычайно горючими. Наконец все было готово к обстрелу, и Гартош отдал приказ к воздушной атаке.

Засвистели горшки с зажигательной смесью, и защитники города застыли, в ожидании пожаров. Но пожаров не происходило. Горшки разбивались, из них вытекала густая вонючая жижа, но загораться не думала. После нескольких минут напряженной тишины защитники крепости оживились, послышались насмешливые выкрики в сторону расчетов катапульт.

— Глупцы. Они думают, что бомбы не зажигаются из-за мастерства их магов, — пробормотал Вирон.

— Боюсь, мне придется их разочаровать, — также негромко ответил Гартош.

Почти полчаса продолжался непрерывный обстрел Ритсолы, когда с одной из башен Оскола позвал Тулос:

— Эй, Гартош, не надоело? Или ты решил отравить нас этим смрадом?

— Потерпи немного, Тулос, и эта вонь покажется тебе приятным запахом!

Их только что начавшийся разговор прервал вызов тур-генерала Мервона:

«Гартош, у нас беда!»

«Говори», — с тревогой сказал Оскол.

«Гробросцы прорвались к Зелисару, что на реке Кафуре, и атаковали его. А там единственная хорошая переправа через реку. Если они захватят город, то мы не сможем нормально снабжать фронт. Гартош, у меня нечем прикрыть Зелисар, там всего три сотни калек в гарнизоне, а ближайшее воинское подразделение почти в дне пути оттуда. Боюсь, наши войска ждут новые трудности».

«Зелисар, это же почти в двухстах латонах от фронта! Как они могли прорваться?»

«Не в двухстах, а полторы сотни от ближайшего выступа. Вчера вечером на этом выступе произошла небольшая заварушка. Все закончилось незначительной стычкой. Я даже предположить не мог, что этой стычкой загорцы маскировали скрытый переход фронта мобильной группы. В группу входит тысяча всадников и две тысячи пехотинцев на повозках. Они очень хорошо подготовились к этой операции, даже военную форму нашу надели, чтобы в тылу их приняли за своих. Меньше чем за сутки они достигли Зелисара и с ходу атаковали его. Хорошо еще, что первыми подошли кавалеристы. В гарнизоне каким-то чудом сумели распознать в них врагов и не пустили в город. Вокруг города несколько недель назад начали возводить укрепления, и они помогли задержать противника. Но сейчас к городу подходит пехота, боюсь, что после первой же атаки город падет».

«Я скоро буду», — коротко ответил Гартош.

«Жду», — так же коротко отрубил Мервон.

— Ну что, Гартош! Хорошие ты получил новости? — выкрикнул с башни Тулос, который наверняка слышал весь разговор с тур-генералом. — Иди, спасай свое войско на востоке, а нас оставь в покое!

Носитель обвел тяжелым взглядом соратников. Многие из них тоже слышали разговор и теперь с тревожным ожиданием смотрели на своего главнокомандующего.

— Сжечь город, — выдавил Оскол.

— Но… — попытался возразить сотник, командующий катапультами, — город сгорит мгновенно. Я думал, это всего лишь акт устрашения.

— Я тоже так думал, до этого самого момента.

Гартош соскочил с Пегаса, широким шагом подошел к метательному орудию, выхватил факел у стоящего рядом бойца, поджег метательный снаряд и одним ударом молота выбил клин, удерживающий катапульту от выстрела. Радостно фырчащая бомба полетела в сторону Ритсола.

— Сжечь город! — рявкнул генерал.

Сотник отдал приказ, и огненные снаряды полетели к обреченному городу. Не прошло и минуты, как в крепости начались обильные пожары.

Гартош повернулся к полковнику егерю:

— Когда из города начнут выходить жители и военные, рассортируете их. Женщин, стариков и детей отпускайте на все четыре стороны, пускай ищут себе новое жилье, их судьба должна стать предостережением остальным. Мужчин в каменоломни, всех, кто чином не выше десятника. Сотников и выше повесить. Надеюсь, удастся поймать и герцога. Его в Торону, будем казнить публично.

— Боюсь, господин генерал, нам некого будет сортировать, — смотря за спину Осколу, сказал полковник.

Гартош оглянулся. Весь город превратился в один огромный костер. Погребальный костер. Его бушующее пламя заглушило крики боли и мольбы о помощи. Духи огня устроили торжественную пляску на этом знатном кострище. Ворота открыть так никто и не успел. И уже никогда не откроет — город выгорал дотла.

— Черт, перестарался. Зато другим наука будет, — процедил Гартош.

Его соратники старались отводить взгляд от своего генерала, они еще не знали, как относиться к тому, что только что случилось. Да и сам Гартош этого не знал. Но сожалеть о случившемся он не стал, а отдал команду:

— Алькон, готовь единорогов к переходу, навестим следующего владетельного лорда, возомнившего себя королем.

— Разве мы не отправимся на помощь Мервону? — удивился командор.

— Отправимся, но только когда закончим здесь, на западе. Алаза, сколько невидимых глаз наблюдало за тем, что здесь сейчас произошло?

«Я насчитала четырнадцать окон, — ответила змея. — Кроме того, не менее десятка птиц излучают ауру магии наблюдения, и даже вон тот заяц, на дальнем холме, слишком уж внимательно вглядывается в то, что здесь происходит».

— Отлично. — Генерал вскочил на людоеда. — Я и не собирался делать секрета из этой операции. Чем больше о ней узнают, тем лучше. Эй, вы там! — выкрикнул Оскол в сторону невидимых окон. — Я выжгу эту скверну на теле империи! Запомните то, что вы здесь видели, и передайте другим!

Окна одно за другим начали захлопываться. Убежал и заяц.

— В дорогу, — снова отдал команду Гартош. — Кто там у нас по плану?

* * *

Носитель, вместе с Черным Легионом, возник неподалеку от столицы еще одного мятежного княжества. Гартош хмуро рассматривал город, раскинувшийся на берегу живописной реки. Город также оказался укреплен, хотя не так сильно, как Ритсола.

— Если атакуем сейчас, то застанем обороняющихся врасплох, и не придется сжигать город, — подсказал генералу Алькон.

— Подождем, — не отрывая глаз от городских ворот, ответил Гартош.

Командор, не понимая замыслов генерала, обиженно надулся и отвернулся. Но Оскол не зря всматривался в ворота. Не прошло и нескольких минут, как ворота со скрипом распахнулись, и оттуда выехала кавалькада всадников. Судя по знаменам, выезжал правитель этого княжества.

— Ты ожидал сдачи? — вновь повернулся к товарищу Алькон.

— Ну а чего же еще? Алькон, не глупи, после того огненного представления, что я устроил в Ритсоле, только самоубийца будет продолжать настаивать на отделении от Виктании. Я надеюсь, что среди владетельных лордов, которые пошли на этот шаг, таковых не найдется. Именно для этого мне и нужно было преподать первому же лорду жестокий урок.

— У тебя получилось, — глядя на приближающихся всадников, прокомментировал Алькон.

— Знаю, — буркнул Оскол.

Не доезжая десяти шагов, всадники один за другим спешились и подошли к генералу и его спутникам пешком.

— Я лорд Амеко, князь Бораста, — представился самый старший из всадников. — Я отказываюсь от принятого ранее решения об отделении от Виктании и сожалею, что не сделал этого раньше. Прошу понять лорда Гартоша, какие причины побудили меня сделать это, и наказать только меня, а все княжество.

Амеко, не отводя взгляда, смотрел на Оскола.

— Я понимаю причины, — холодно ответил генерал. — И понимаю, что причины уже устранены. Многие из лордов, после смерти Армуды, отказались от принятых ранее подобных решений, и к ним не будет применено никаких карательных мер. Но вы ждали, когда под вашими стенами предстанут войска империи, и должны понести наказание.

— Я готов, господин генерал, — твердо сказал князь.

Гартош на несколько секунд задумался, затем принял решение.

— Сколько в вашем княжестве взрослых мужчин, способных держать в руках оружие? — спросил он.

— Почти семь тысяч, — без задержки ответил Амеко.

— Вот мое решение, князь. Половину этих людей вы немедленно снабжаете оружием, продовольствием на месяц и отправляете в распоряжение лорда Мервона. Возглавляете этот отряд вы лично. Вам будут поставлены самые сложные задачи, вас будут бросать на самые тяжелые участки фронта, и от того, как вы проявите себя на войне, будет зависеть ваша дальнейшая судьба.

Конец ознакомительного фрагмента.

IV

Оглавление

Из серии: Бродяги измерений

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги С правом на месть предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я