Невесты дьявола

Эльза-Та Манкирова, 2021

Элитный студгородок на побережье Черного моря всколыхнула волна самоубийств. Студентка юрфака – блогер Белка – вместе с подругами принимается за собственное расследование смертей «невест дьявола», когда в их число попадает ее одногруппница. Почему жизнерадостная девчонка перед поездкой в Осаку для съемок своего Youtube-канала резко уходит из жизни? Кто подтолкнул ее к суициду? Эти вопросы не дают покоя Белке: она готова на все, чтобы отыскать правду Комментарий Редакции: Главную героиню преследуют страшные сны – и сама книга тоже похожа на причудливое сновидение: украшенное мрачной фабулой, оно обязательно порадует любителей мистических историй, в центре которых – таинственные города и угрюмые секреты.

Оглавление

Из серии: RED. Детективы и триллеры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Невесты дьявола предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Не все имена и события в произведении вымышлены, но любые совпадения с реальными людьми и событиями — чистая случайность.

Комментарий Редакции: Главную героиню преследуют страшные сны — и сама книга тоже похожа на причудливое сновидение: украшенное мрачной фабулой, оно обязательно порадует любителей мистических историй, в центре которых — таинственные города и угрюмые секреты.

Она медленно подошла к окну, за которым едва брезжил рассвет и зарождалось утро нового весеннего дня, перечёркнутого на её настенном календаре чёрным цветом, положила мобильный телефон на стол около ноутбука с наклейкой горы Фудзияма и, затушив сигарету в пепельнице, взяла в руки их фотографию в изящной серебристой рамке. Не спеша достала снимок и нежно провела пальцем по его улыбке. Щёлкнула зажигалка, и пламя охватило краешек глянцевой бумаги.

Вскоре рыжий пляшущий огонёк, отражавшийся в её широко распахнутых, блестящих от слёз глазах, превратил обнимавшуюся пару в горстку серого пепла.

— Вот и всё!..

Она легла на широкую кровать, которая ещё хранила его тепло, обняла подушку с запахом его любимого персикового шампуня и, свернувшись калачиком, закрыла глаза.

— Вот и всё! Вот и всё!.. — звучало в её голове.

Она не подозревала, что каждая секунда отдаляла её от этого жестокого, беспощадного мира всё дальше и дальше.

Глава 1

До начала свадебной церемонии оставались считанные минуты. Гости уже заняли свои места в просторном банкетном зале ресторана «Князь Игорь» и с нетерпением ждали, когда же в дверях появятся жених с невестой. На небольшом подиуме за изысканной мраморной стойкой расположилась сотрудница ЗАГСа для регистрации брака Антона Табакова и Даниэллы Громовой, которые почему-то не спешили на собственное торжество.

Свадьба единственного сына владельца торгового центра «Атлантида» и дочери декана факультета журналистики университета международных отношений имени Воронцова стала некоего рода событием в этом маленьком курортном городке на берегу Чёрного моря с чудным названием Салатовый Остров. Во-первых, всем было известно, что Табаков — старший, известный в городе успешный бизнесмен, вертелся в криминальных кругах, и именно журналист Громов писал о нём в местной газете «Наша Правда» разгромные статьи. Теперь же, по иронии судьбы, им предстояло стать близкими родственниками, а этот факт не мог не забавлять окружающих. Во-вторых, молодой перспективный юрист Антон Табаков считался одним из самых завидных женихов Салатового Острова, и новость о его свадьбе могла разбить сердце не одной девушки в городе. В-третьих, подтвердились слухи о беременности девятнадцатилетней Даниэллы, примерной студентки академии ветеринарной медицины.

Наконец, дубовые двери банкетного зала распахнулись, и на пороге появились жених и невеста со своей свитой.

В белом кружевном платье, с зачёсанными назад каштановыми волосами, подчеркивавшими огромные серо-зелёные глаза, Даниэлла казалась самой прекрасной невестой на свете. И очень взволнованной. Едва она вошла в зал, гости заметили, что девушка была чем-то сильно встревожена. Она нервно теребила свадебный букетик и каждые пять секунд поглядывала на двери ресторана даже в тот момент, когда в торжественной тишине их начали сочетать узами брака.

— Согласны ли вы, Даниэлла, стать женой Антона? — вежливо поинтересовалась сотрудница ЗАГСа.

Невеста ещё раз с надеждой взглянула на двери, потом с виноватым видом посмотрела на жениха и, подумав пару секунд, решительно заявила:

— Я не буду выходить замуж, пока не приедет Алекс!

Даниэлла села на стоявший неподалеку стул, расправила платье и, окинув взглядом гостей, воскликнула:

— Подождем её, хорошо?

* * *

С ней вечно что-то приключалось. И это было даже неудивительно, что в день свадьбы сестры-близняшки во время прогулки по городу с женихом и невестой именно у Алекс сломался каблук на новых босоножках и именно она, споткнувшись, умудрилась каким-то образом упасть в единственную на площади лужу. До свадебной церемонии в «Князе Игоре» оставалось около часа, и Александра помчалась домой переодеваться. Она никак не ожидала, что на обратном пути попадет в пробку, и теперь ей не оставалось ничего другого, как сидеть в такси, нервно постукивая пальцами по клатчу, и слушать болтовню диджея радио «Браво».

— Для тех, кто ещё не слышал эту новость, во вторник на волнах нашего радио ровно в 21.00 стартует программа нового диджея Стаса Ветцеля «Заядлый киношник». А до конца моего эфира остались считанные секунды. Я, Роман Поддубный, прощаюсь с вами до завтра. Желаю этот субботний вечер провести в приятной компании, как я — меня ждёт мой путь в бар, а вас"My way"в исполнении Кельвина Харриса. Передаю пульт моему коллеге Лёве Морозову. Аривидерчи!

— Интересно, их так на самом деле зовут или это псевдонимы? — похоже, водитель такси был большим любителем поговорить. — Всё-таки, по-моему, в жизни их зовут по-другому. У нас городишко маленький, почти все друг друга знают, а под вымышленными именами можно болтать в эфире всё что угодно, и не бояться, что тебя узнают. Но, возможно, я ошибаюсь… Вам нравится «Браво»?

— Да, — выдохнула Алекс, проверяя время в мобильнике.

Глупее вопроса таксист задать не мог. Это была единственная в городе молодёжная радиостанция. Она появилась всего месяц назад, но уже стала мегапопулярной: её слушали и дома, и на работе, и на лекциях во время учёбы, и в транспорте, а диджеи уже успели обзавестись толпами поклонников.

— Не думаю, что это надолго, — продолжал таксист. — Радио поработает до осени, а потом не будет никакого «Браво». Это же всё выборы! Казаков просто хочет таким образом подкупить молодёжь, чтобы она голосовала за него.

Алекс поняла что имел в виду таксист. Вообще-то об этом уже говорил весь город. Все знали, что губернатор края Степан Казаков, сколотивший состояние на нефти, собирался в сентябре баллотироваться на второй срок. Он уже начал подготовку к предстоящей борьбе: пригласил из Москвы PR-группу, подарил ветеранам Великой отечественной войны квартиры и десятки автомобилей «Ока», на центральной площади города устраивал концерты звёзд российского шоу-бизнеса, открыл радиостанцию, а в скором времени, поговаривали, собирался запустить и телеканал с таким же названием «Браво».

Алекс это всё, конечно же, было интересно. Решив идти по стопам отца, она поступила на факультет журналистики. Правда, никаких поблажек для своей дочери Владимир Громов не делал. Он слыл самым строгим деканом, который никогда не брал взятки и не признавал никаких родственных отношений на работе. В стенах университета дочь была для него обычной студенткой, к которой Владимир Яковлевич относился так же, как к остальным учащимся, а часто даже требовал большего, чем от других студентов. Поэтому никто из однокурсников не завидовал Алекс. Даже наоборот сочувствовали, особенно когда почти каждый семинар её отец начинал опрос студентов со слов: «Думаю, Громова хочет ответить на вопросы по пройденной теме».

Любовь к журналистике передалась Александре по генам. Она постоянно находилась в поисках увлекательной темы для очередной статьи. Беседа о выборах губернатора, конечно же, интересовала Алекс, но после слов диджея Поддубного у неё появился неприятный осадок — во время его болтовни она что-то вспомнила, но мысль бесследно ускользнула. Что-то из сказанного им её возмутило. Но вот что?

Алекс, закусив нижнюю губу, нахмурила брови. Так ей было легче сосредоточиться и вспоминать. Правда, при этом вид у неё был довольно комичный. Таксист, увидев в зеркале выражение её лица, ухмыльнулся и продолжил разговор.

— Если они всё-таки берут себе псевдонимы, то Ветцель — это уже чересчур! Ну ладно Поддубный в честь силача назвался. А этот! Неужели нельзя взять нормальную русскую фамилию? Понавыдумывают всякого!

— Почему сразу выдумывают? У моей бабушки такая фамилия была. Мария Ветцель, — с гордостью произнесла Алекс и ударила себя по лбу. — Вот я балда!

Диджей Роман Поддубный упомянул новый проект, который будет вести Стас Ветцель.

«Заядлый киношник»! Даже названия не потрудился изменить, гад!

На днях подружка Белка заехала за ней перед девичником Даниэллы, с довольным видом размахивая какой-то папкой.

— Слышала по радио объявление о кастинге? Им нужны диджеи со своими проектами! Я тут накатала кое-что. Хочу в клубе пересечься со знакомым с «Браво» и показать ему.

— Ха! Со знакомым? — подколола её тогда Алекс. — Знаем-знаем, что это за знакомый! Димочка Маркин — твой новый поклонник.

— Фу, противная! Мы с ним просто общаемся. Слушай дальше! Название «Заядлый киношник». Здесь концепция проекта и сценарий пилотного выпуска. Послушай и скажи что думаешь. Это игра. Дозвонившемуся в эфир задают вопросы из мира кино о фильмах, режиссерах, актерах, кинокомпаниях и дают четыре варианты ответа. Пять вопросов на каждого. Если игрок отвечает на три из пяти, то получает возможность заказать любимую песню и передать привет в прямом эфире, а если отвечает на все вопросы, то его награждают билетами в кино на двоих. Ну как тебе?

— Белка, отличная идея! Тебе возьмут на «Браво» с руками и ногами!

Но девичник удался на славу, да так, что «заядлая киношница» умудрилась потерять свою папочку, даже не успев показать её приятелю. По всей видимости, кому-то посчастливилось найти её проект, и человек не растерялся — вместо того, чтобы связаться с автором по указанным контактам, явился на кастинг и теперь собирается стать новой звездой «Браво» вместо Белки!

Алекс с возмущением думала о том, что нужно помочь подруге как можно скорее разобраться в этой вопиющей истории с украденным проектом и наказать обнаглевшего вора. Но это потом. А пока её волновало только одно — успеть на бракосочетание своей сестры.

Она опоздала на пятнадцать минут и была тронута до глубины души поступком Даниэллы, упорно дожидавшейся её появления в «Князе Игоре».

После торжественной части молодожены заняли свои места за отдельным столиком, и проголодавшиеся гости, наконец, с удовольствием принялись за трапезу.

Алекс устроилась в кругу молодёжи, где всеми верховодил её старший брат — двадцатидвухлетний Тарас, выпускник университета. Здесь ей были знакомы почти все присутствовавшие не только со стороны невесты, но и жениха, а с его двоюродным братом Максимом Табаковым за последний год они даже сдружились.

Их познакомила школьная подруга Аделина. В прошлом году Алекс срочно нужен был материал о спортсмене для газеты «Островок», где она только начала работать внештатным корреспондентом, и Лина порекомендовала ей своего соседа.

Макс, несомненно, имел отношение к спорту. Когда-то ему прочили будущее великого футболиста, он играл в молодежном составе на чемпионате России, и его приглашали в столичные клубы. Максим был единственным местным футболистом в команде «Бравые тигры», президентом которого являлся не кто иной, как нынешний губернатор Степан Казаков. Остальные игроки были наняты им за умопомрачительные гонорары из тех же столичных клубов.

Карьера Максима росла как на дрожжах, а потом случилась злополучная авария, после которой он заново учился ходить. О футболе пришлось забыть навсегда, и теперь Макс изучал международный бизнес и деловое администрирование в МГИМО.

Прошлые майские праздники он тоже проводил в родном Салатовом Острове и по просьбе Аделины согласился дать интервью Алекс. Они сразу же нашли общий язык, особенно когда выяснилось, что её сестра-близняшка Данька встречается с его кузеном.

Статья получилась великолепной. Редактор расхвалила Алекс, и та с гордостью отправила на электронную почту Макса отсканированные страницы газеты. Максим, который к тому времени уже вернулся в Москву, в ответ прислал ей в редакцию букет и открытку со словами благодарности.

На летних каникулах они частенько пересекались в одной компании с Даниэллой и Антоном. А потом Макс снова уехал на учебу в столицу, и начались задушевные ночные разговоры по Skype и переписка в Вконтакте. Но, как бы Данька ни подталкивала их к более романтическим отношениям, её сестра и брат её жениха оставались лишь друзьями.

Не успели Алекс и Макс перекинуться радостными приветствиями, как на том самом подиуме, где Даниэлла Громова превратилась в Табакову, появился невысокий полный мужчина, разменявший четвёртый десяток. Его маленькие глазки на лоснящемся лице с самодовольной ухмылкой смотрели на гостей надменно, словно он был королём, явившимся перед толпой своих подданных, при этом его нелепый костюм в чёрно-белую полоску, в котором он представлял себя в образе крутого гангстера, больше напоминал пижаму.

— Ха! А это что ещё за фрукт? — вырвалось у Алекс.

В этот момент гангстер заговорил в микрофон, и её недоумённый возглас, потонувший на фоне зычного голоса из колонок, услышали только те, кто сидел за её столиком.

— Это Долгоносов — свадебный шут, вернее, тамада. Без него ни одна свадьба в городе не обходится, — со смехом пояснила подошедшая подружка невесты Кристина.

С ней Даниэлла подружилась в лагере перед выпускным классом, и всё это время старший брат близняшек Тарас пытался приударить за этой золотоволосой хохотушкой, но безрезультатно. Свидетели жениха и невесты сидели вместе с ними за отдельным свадебным столом, что очень огорчало влюблённого Тараса, поэтому при виде подошедшей Кристины он расцвёл и даже притих.

Алекс с ужасом смотрела, как Долгоносов искромётил плоскими шуточками и тащил на сцену гостей, чтобы они приняли участие в его дурацком конкурсе.

— Когда я буду выходить замуж, на моей свадьбе точно не будет никакой тамады! — заявила она.

— Сомневаюсь, что у тебя вообще когда-нибудь будет свадьба, — хохотнул её ехидный братец Тарас. — Никто не захочет жениться на такой крейзи, как ты!

— Ха! Кто бы говорил!

— А у тебя что нового, мисс Ха? — поинтересовался Максим, дразня её за привычку употреблять это слово. — Как там поживает ваш театр? Кстати, почему девчонок здесь нет?

Он имел в виду её подруг из театра моды «Ариэль», где Алекс работала ещё со школьных времен.

— Они на гастролях в Питере, приедут послезавтра. Здесь только Аделинка. Она не могла пропустить свадьбу, мы же дружим с самого детства.

— А я думал, вы только в театре познакомились, — удивился Макс.

— Нет, с Линкой мы дружим с пятого класса. Мы и на кастинг в «Ариэль» вместе готовились у неё дома — врубали на чердаке музыку на полную громкость, надевали мамины шпильки и ковыляли на них, представляя себя на подиуме под прицелами фоторепортёров. Нам было по четырнадцать.

— Я бы многое отдал, чтобы слетать в прошлое и посмотреть на это шоу! — рассмеялся Максим.

Он знал Аделину с детства с тех пор, как её родители купили соседний дом в их элитном коттеджном поселке"Лагуна", и прекрасно помнил её школьницей. У него на глазах эта девчонка с пухлыми щечками вымахала в длинноногую красотку Адель, любившую загорать у бассейна с ноутбуком, в котором постоянно что-то строчила. Сколько раз гостившие у него друзья просили познакомить их с загадочной девушкой из соседнего двора, но Аделина никогда не принимала участие в его вечеринках, ссылаясь на занятость. Она была слишком поглощена написанием своих мистических детективных рассказов, чтобы тратить время на общество шумных бездельников-мажоров.

Макс с удивлением узнал, что Алекс познакомилась с Аделиной почти десять лет назад, когда его соседка появилась в классе Громовых новенькой. Нашлись две родственные авантюрные души. А будучи старшеклассницами, подруги уже по праву носили звание Самых Сумасшедших девчонок в школе.

— А вот, кстати, и Адель! — воскликнул Макс. — В рыжий перекрасилась? Или в парике?

Алекс обернулась и увидела в дверях ресторана подругу с роскошным букетом цветов и подарочной коробкой. Когда они виделись в последний раз, а это было вчера, у Аделины были прямые тёмно-русые волосы, а теперь на её обнажённые плечи ниспадала грива огненно-рыжих непослушных кудряшек. В бирюзовом вечернем платье, подчёркивавшем её загар и бездонные сине-зелёные, как море, глаза с поволокой, Лина выглядела сногсшибательно. Она извинилась за опоздание, поздравила молодожёнов и окинула взглядом ресторан в поиске подруги.

— Сюда! — Александра помахала ей рукой, и в этот самый момент что-то мокрое и холодное потекло по её платью.

— О, простите!

Сидевший рядом с ней молодой человек, засмотревшись на Аделину, нечаянно опрокинул бокал вина прямо на платье Алекс, которая с ужасом уставилась на огромное тёмно-красное пятно, расползавшееся по золотистому шёлку.

— Ну спасибо! Я только и мечтала о том, чтобы переодеваться второй раз за час! — её губы обиженно надулись, как у маленькой капризной девочки, которая вот-вот расплачется.

Она вскочила со стула, забыв о том, что сзади приближается Аделина. Её подруга рефлекторно отпрянула назад и, поскользнувшись на своих высоченных шпильках, рухнула на пол.

— Девчонки, вы без приключений не можете! — Макс не удержался от смеха, помогая встать своей соседке. — Если бы вы знали, как я по вам соскучился!

— Этих двух клуш только в цирке за деньги показывать! — с ехидством заметил Тарас.

— Да иди ты! — выругалась Аделина, отряхивая платье под взглядами гостей красная от стыда.

— Да, Тарас, следи за языком! — заступилась за неё Кристина. Только ей было позволительно разговаривать с ним таким тоном.

— Линка, не обращай внимания на моего придурочного братца! Ты уже слышала по радио про «Заядлый киношник»? Надо найти этого мерзавца Стасика!

— Про Белкин «Заядлый киношник»?! По радио?! — округлила глаза её подруга.

— Во вторник в 21.00 стартует её игра, но в исполнении какого-то Стаса Ветцеля. Надо разузнать, что это за умник там появился, и надрать ему зад, чтобы в следующий раз неповадно было заниматься плагиатом. Я проверила в соцсетях, пока ехала в такси, но никакого Стаса Ветцеля не нашла.

— А вы разве не знаете, что… — удивлённо воскликнул Макс, но не успел договорить. Его перебил Тарас, увидев, что к их столику приближается невеста.

— О, а вот и наша драгоценная принцесса! — он радостно поприветствовал сестрёнку, вскочив со стула и яростно захлопав в ладони.

— Ха! Что это с ним? Откуда такая прыть? — поинтересовалась Алекс, посмотрев на брата с удивлением.

Аделина тоже наградила его таким же недоумённым взглядом.

Даниэлла попросила девушек прогуляться вместе с ней в дамскую комнату. Прикрывая пятно от вина салфеткой, Алекс последовала за ними, вызывая на ходу Uber и ломая голову над тем, в какое платье ей переодеться на сей раз.

Только в туалете, оказавшись вдали от посторонних глаз, её сестра расслабилась и стянула с лица улыбку.

— Скорей бы всё это закончилось! Я уже устала, столько гостей, а ещё этот тамада с дурацкими конкурсами! Я же не хотела пышную свадьбу, но с отцом Антона невозможно спорить. Ему важнее что подумают люди. Как это так, у Табакова единственный сын женится, а он сделает свадьбу меньше чем на триста человек? «Какой позор!» — она передразнила новоиспечённого свёкра.

— Держись, Данька! Зато послезавтра вечером вы с Антохой уже будете разгуливать по Парижу, — воскликнула Кристина.

— Наконец-то сбудется твоя мечта! — Алекс намочила салфетку и принялась оттирать пятно, а потом подумала о том, что сначала не помешало бы спросить у Гугла как можно спасти её шёлковое платье.

— Ты что творишь?! Ты же ещё хуже делаешь! — сестра хлопнула её по руке. — Нужно для начала уксусным раствором смочить.

Было неудивительно, что Даниэлла это знала. В отличие от Алекс она слыла настоящей хозяюшкой и мастерицей на все руки — готовила так, что невозможно было не попросить добавки, а сшитые ею скатерти и занавески поражали оригинальностью и красотой. Антону крупно повезло с женой.

У Алекс же руки-крюки словно росли не тем концом — в школе на уроках труда она умудрялась получать одни тройки. В этом, по её мнению, виноват был отец, который дал ей мужское имя. Мама хотела назвать близняшек Даниэллой и Изабеллой, а папа настоял на равенстве — одну девочку они назовут по желанию жены, а второй дадут имя, которое выберет он. Так она стала Александрой, и, словно следуя принципу «Как корабль назовешь, так он и поплывет», росла настоящим сорванцом-хулиганкой в отличие от женственной, покладистой домоседки Даниэллы.

— Вы будете ловить букетик? — поинтересовалась невеста. — Я нарочно кину в вашу сторону, чтобы заносчивым кузинам Антона не достался.

— Боже, упаси! И не вздумай кидать нам! — рассмеялась Аделина. — Нам и на свободе пока неплохо живется. Если ты бросишь букет в нас, мы с Алекс разбежимся в разные стороны. Кидай Крис!

— Ну уж нет, спасибо! — со смехом возмутилась Кристина. — Что плохого я вам сделала?

— Ну, как хотите, привередливые какие! Если этот тамада ещё и напьётся, а я чувствую, что дело к тому и идёт, то это как раз и будет «Какой позор!» — Даниэлла снова передразнила свёкра под хохот подруг.

* * *

Роман Поддубный попрощался с радиослушателями, но не спешил покидать студию. Старый приятель Корней Ан пригласил его провести вечер в компании двух танцовщиц. От такого заманчивого предложения трудно было отказаться. Корней обещал заехать за ним к концу эфира, и в ожидании друга Рома, раскинувшись в кресле с банкой энергетика, обсуждал со сменившим его Лёвой Морозовым предстоящую в следующую субботу вечеринку в честь дня рождения их коллеги — диджея Фила.

— А все идут? — поинтересовался Лёва — невысокий худощавый брюнет в очках, выглядевший а-ля Андрей Малахов в двадцатилетнем возрасте.

Его звучный приятный голос почему-то наталкивал радиослушательниц на мысль о том, что его обладателем был высокий голубоглазый блондин. Лёва, конечно же, не был голливудским красавчиком, но, благодаря своему обаянию, тоже мог считаться покорителем девичьих сердец. Хотя тягаться в этом плане с Поддубным было бесполезно. Загорелый шатен с живыми карими глазами и нахальной ухмылочкой, которая сводила с ума девчонок, пользовался популярностью у противоположного пола.

— Да, в основном все, — ответил он, — Машка Успенская, Ирка Давыдова, Димка Маркин…

В это время в студии зазвонил телефон внутренней связи.

— Это тебя охранник! — Лёва протянул трубку Роме.

Тот поднес её к уху.

— Да, это я… Корней Ан? Да, пропустите. Я подпишу пропуск… Пускай поднимается на второй этаж.

Рома вернул трубку Лёве, который не сдержал ухмылки, услышав имя гостя.

— Неужели к нам пожаловал сам диджей Кукурузник?

Поддубный дружил с Корнеем ещё со школьной скамьи, поэтому, когда пару лет назад Ан стал звездой местного телевидения, Рома воспринимал его по-прежнему как старого друга, а не как знаменитость. Правда, его приятель периодически страдал звездной болезнью, и когда Корнея заносило, Поддубный быстро ставил его на место.

В целом, Ан был неплохим парнем, но он почти никогда ничего не делал просто так. Поэтому его предложение заехать за Ромой выглядело подозрительным, особенно учитывая тот факт, что нужно было тащиться на другой конец города, а машиной звезда экрана пока не обзавёлся. Поддубному, студенту журфака, не нужно было обладать даром ясновидения, чтобы разгадать причину этого визита.

Корней не раз говорил о том, как обнищало местное телевидение. Оборудование старое, декорации тоже «столетней» давности, зарплата небольшая, да и стажёры на пятки наступают. И на фоне всей этой безрадостной картины вот-вот в эфир выйдет новый телеканал «Браво» под руководством бывшего спортивного комментатора столичного канала «Пятая кнопка» Прохора Трофимова.

Телерадиокомпания «Браво» располагалась в просторном двухэтажном особняке с видом на море. Пока работала только радиостанция, но в ближайшем будущем планировался запуск телеканала. Рома своими глазами видел, какая дорогая аппаратура была завезена сюда, какие декорации и мебель заносили в студию, и понимал, что здесь всё серьёзно. После выхода в эфир телеканал «Браво» сразу же затмит местную ГТРК. Наверняка Ан, прозванный в народе Кукурузником, подумывал о том, чтобы перейти сюда, и решил отправиться на разведку.

Лёва снял наушники.

— Если Кукурузник хочет перейти на «Браво», его ждёт большой облом, — воскликнул он, словно прочитав мысли Ромы. — Я слышал, между Трофимовым и директором ГТРК существует договорённость. Трофимов не будет принимать на «Браво» его людей, иначе все с местного ТВ перебегут сюда.

— А Трофимову что с этого?

— Не знаю. Наверное, распоряжение сверху. Просто Казакову так выгодно.

— Да, ему незачем их стравливать, — согласился Рома. — Оба телевидения должны работать с одной целью — чтобы Казаков победил в выборах, а не тратили время на междоусобные войны.

Чутьё его не подвело. Ан обошел всё здание, заглядывая чуть ли не в каждый уголок. Это был невысокий щупленький блондин с чересчур большой головой для его комплекции. С такой запоминающейся внешностью «головастик» Корней, конечно же, выделялся на фоне остальных телеведущих. Он был известен, но не любим публикой. Ан вёл музыкальную программу «Music box». В эфире он кривлялся, неестественно смеялся и пытался копировать столичных виджеев, но неудачно. Его псевдоним DJ Jet вызывал у зрителей смех."Какой же он джет? Он"кукурузник"!" — говорили они, обыгрывая его фамилию со старым советским самолётом сельскохозяйственной авиации Ан-2.

Получив известность в развлекательной программе, Корней решил идти дальше и делать себе карьеру в политической программе. Джинсы и банданы он сменил на костюм с галстуком и начал строить из себя Владимира Соловьёва, но тоже неудачно, после чего вернулся в свою «Музыкальную коробку». Многих телезрителей Корней раздражал, и они недоумевали, за какие такие заслуги он красовался на экране. Не всем было известно, что Ан являлся протеже одной стареющей редакторши, имевшей немалый вес на телевидении и обожавшей молоденьких мальчиков.

После экскурсии по зданию телерадиокомпании, когда любопытство Ана было удовлетворено, друзья спустились в холл.

— Ну, как тебе здесь? — поинтересовался Рома.

Тот пожал плечами.

— Неплохо!

Они вышли на улицу. Поддубный вместо того, чтобы пойти на стоянку, зашагал в сторону автобусной остановки. Корней с удивлением посмотрел ему вслед и хлопнул себя по лбу.

— Чёрт! Я совсем забыл, что твоя тачка на ремонте. Эх, а я думал, прокатимся с ветерком.

— Не сегодня точно. Колись! Хочешь перейти сюда?

— Нет. Навряд ли «Браво» будет работать после выборов. Содержать такую махину — дорогое удовольствие!

— Поживём-увидим! — пожал плечами Рома. — Лучше расскажи про своих танцовщиц. Где мы с ними встречаемся?

— В «Элизиуме» в девять.

— Ну, ты молодец! Хочешь, чтобы я в таком виде отправился в ресторан? — он показал на бейсболку, шорты и кеды. — У нас есть сорок пять минут. Вызовем тачку и поедем ко мне в студгородок. Я переоденусь, заодно к соседке загляну. Маринка обещала написать мне реферат.

— Неужели мегамозг Роман Поддубный покупает рефераты? — ехидно спросил Ан.

— На занятиях я всегда сам отвечаю. Просто сейчас неохота тратить время на всю эту писанину.

— Кстати, о писанине! — вспомнил Корней, когда они уже ехали в такси. — Мне вчера одна журналистка позвонила. Хочет написать обо мне статью в «Островке».

— Там моя однокурсница работает, — рассмеялся Рома. — Чокнутая на всю голову!

— Надеюсь, это не она, — ухмыльнулся его друг. — Мы встречаемся в понедельник в 18:15 в кафе «Хруст».

Поддубный учился на журфаке университета имени Воронцова и жил в студенческом городке, расположенном на краю города. Когда-то это огромное каменное здание с мраморными колоннами, раскинутое посреди лужайки и густого парка, недалеко от пруда, принадлежали графу Воронцову. Затем здесь был музей, а ещё позже — летний пионерский лагерь в палатках, разбитый на этой самой лужайке.

Теперь всё это было собственностью потомка графа — Виктора Владимировича Воронцова, который и создал этот ВУЗ. Вокруг его здания были построены двухэтажные коттеджи, магазин, кафе и спорткомплекс, и вскоре это место превратилось в первоклассный студгородок.

Комната Ромы находилась прямо над кофейней, где он обычно завтракал. Нигде больше ему не доводилось пробовать такой ароматный кофе и нежный пирог с яблоками и корицей, который таял во рту. По утрам сквозь открытое окно до него долетал божественный аромат свежей выпечки, и часто именно это побуждало сонного голодного студента расстаться с постелью.

По привычке Рома заглянул в кафе, прежде чем подняться в свою комнату. В кофейне, работавшей до полуночи, постоянно можно было встретить знакомых. И этот раз не был исключением.

— О, здорОво, звёзды радио и телевидения! — помахал им рыжеволосый парнишка по имени Егор.

В свои двадцать пять он выглядел совсем как тинейджер, поэтому многим при знакомстве с ним было трудно поверить, что этот юноша работал в центре реабилитации наркозависимых, а ещё читал лекции по охране живой природы студентам в университете Воронцова. Кроме того, по ночам он подрабатывал диджеем в клубе «Берлога», как и Поддубный. Егор Арутюнов был интересной, незаурядной личностью, и его друзьям, в число которых входили и Рома с Корнеем, никогда не приходилось скучать в его обществе.

Егор встал из-за столика и пошел им навстречу.

— А я тебя дожидаюсь! — он посмотрел на Рому. — У меня тут возникли кое-какие проблемы. Могу я пару дней перекантоваться у тебя?

— Конечно! К тому же ты работаешь в нашем университете, так что проблем с охранниками у тебя не будет. Живи сколько нужно!

— Спасибо, старик, ты меня выручил! — обрадовался его приятель.

— А что у тебя случилось? — поинтересовался Корней. — Хозяйка выселила?

— Нет, дело в другом. Потом объясню. Долго рассказывать.

— Я бы тоже мог приютить тебя, только мамкины родственники приехали из деревни… — Ан развёл руками.

— Именно поэтому я к тебе и не обратился. А вы куда собирались? — воскликнул Егор. — Могу поспорить, у вас грандиозные планы на вечер!

— Угадал! — рассмеялся Рома. — Хочешь, пошли с нами в «Элизиум»!

Егор вскинул на плечо свой рюкзак.

— Не могу. Сейчас мне кое-что нужно уладить. А потом я еду в"Берлогу".

— Ладно, как хочешь! Пойдём. Я дам тебе запасной ключ. Только закрывай дверь хорошенько, особенно если ты прихватил с собой ценные вещи. В последнее время у нас завёлся воришка. Обчистил уже несколько комнат в студгородке.

Друзья вышли из кафе и поднялись на второй этаж. В холле Рома вспомнил, что хотел заглянуть к соседке Марине насчёт обещанного реферата. Открыв свою комнату для Егора и Корнея, он подошёл к соседней.

Дверь не открывали, и Поддубный уже собирался уходить, как вдруг случайно заметил, что она не заперта, а лишь прикрыта.

Неужели местный грабитель нагрянул и к Марине?

С этими мыслями Рома толкнул дверь. Та медленно распахнулась, как бы приглашая его войти. Что он и сделал после нескольких секунд колебаний.

Марина спала на кровати, по-детски свернувшись калачиком. Поддубный не стал будить соседку и уже хотел покинуть комнату, в которую нагрянул без приглашения, но тут ему на глаза попалась пустая упаковка от снотворных таблеток, валявшаяся возле кровати вместе с бутылкой из-под вина.

Страшная мысль, словно молния, пронзила Рому.

Марина не спала! Она была уже где-то далеко, откуда нет дороги назад…

* * *

Алекс твердо знала, что в понедельник опаздывать в университет категорически нельзя. Некий Владимир Яковлевич, декан факультета журналистики и по совместительству её отец, терпеть не мог, когда на его лекции приходили не вовремя. Поэтому она встала ровно в 7:00, что было для неё настоящим подвигом после череды праздников и двухдневной свадьбы сестры.

К тому времени, когда Александра собралась, её семья уже села завтракать. Владимир Яковлевич, как обычно, пил крепкий кофе и просматривал утреннюю почту в планшете. Мама, Амина Сергеевна, вертелась у плиты, а Тарас с аппетитом уплетал за обе щёки яичницу с беконом.

— О, спящая красавица проснулась! — брат встретил её с ехидной улыбочкой и включил радио «Браво».

В комнате тут же раздался занудный голос диджея Фила, которого Алекс не выносила.

— О, нет, выключи его, пока меня не стошнило! — она скорчила гримасу, потом по очереди поцеловала родителей. — Доброе утро, мам, пап!

— Доброе!

— Да нормальный он пацан! Я его уже сто лет знаю! — воскликнул Тарас.

— А мне бы его сто лет не слышать!

— Доброе утро, Сашенька! — обняла её мама. — Будешь сырники или яичницу?

— Я просто кофе попью с ванильным сырком, — она взяла свою кружку и вложила капсулу в кофе-машину.

— Сашеньке пора бы самой научиться готовить, хотя бы яичницу! А то останется старой девой, никто замуж не позовёт, в отличие от Даньки, — рассмеялся Тарас.

— Сынок, прекрати! — Амина Сергеевна потрепала его по голове.

Владимир Яковлевич строго взглянул на сына.

— Тарас уже забыл, что опаздывает на консультацию?

В отличие от сестры он был выпускником государственного университета, где изучал экономику.

Алекс села за стол и показала брату язык.

— Ха! Ещё посмотрим, а за тебя пойдёт ли кто-нибудь вообще. Уж Крис точно нет, сколько бы ты за ней ни бегал!.. Мам, Даня, наверное, уже в Москве. А вечером они с Антоном будут гулять по Елисейским полям. Здорово, правда? — она вздохнула с мечтательным видом.

— Да, — улыбнулась женщина, вытирая руки о фартук. — В студенческие годы нас троих из группы отправили на стажировку в Париж. Этот город — настоящее чудо! Мы гуляли по улицам до самого утра. Кстати, тогда я познакомилась с одним французом. Филипп очень красиво пытался ухаживать за мной.

— Лучше бы ты за него вышла! — воскликнул Тарас. — Я бы сейчас учился в Сорбонне, а не в нашем паршивом университете!

— Нет, моё сердце было целиком отдано одному молодому смелому журналисту, — улыбнулась Амина Сергеевна.

Алекс, уплетая сырок, взглянула на отца.

— Папа, а ты не боялся отпускать маму за границу?

— Я покоя себе не находил, хотя и не показывал виду. Ваша мама всегда была настоящей красавицей. За ней бегало столько ребят, что частенько дело доходило до драк, — признался Владимир Яковлевич с улыбкой.

Юная Амина училась на факультете иностранных языков и собиралась стать преподавателем. Бывшая гимнастка из Казани, чемпионка множества соревнований, привлекла к себе внимание, когда приехала на учёбу в их небольшой курортный городок на побережье Чёрного моря. Густые каштановые волосы и миндалевидные серо-зелёные глаза, гибкий стан и утончённая фигура, сила воли спортсменки, её обаяние и скромность — всё это покорило молодого журналиста Громова в первую же секунду. И даже сейчас по истечению почти двадцати пяти лет для Владимира Яковлевича существовала только одна женщина — его жена.

— О, а это что? — Алекс заметила на подоконнике небольшой конвертик. — Приглашение!

— Нас с папой пригласили на свадьбу в субботу.

— Кто?

— Дмитрий Алексеевич, — ответил её отец, не отрываясь от планшета.

— Сотников?! Наш препод по психологии? — Александра раскрыла рот от удивления.

— Да, он пригласил коллег из нашего университета. В субботу у него мальчишник был.

— А ты почему так потрясена? — тут же заметил Тарас. — Влюблена в него, что ли?

— С ума сошёл?! Мы просто не подозревали, что у него есть невеста. К тому же он молодой, ему всего лет тридцать. Женитьба совсем не подходит его имиджу. По нему столько студенток сохнет! Странно, что он решил жениться.

— Может, его подружка залетела? — предположил её брат.

— Всё, прекратите обсуждать его! — воскликнул их отец. — Дмитрий Алексеевич — приятный молодой человек, с отличием окончил психологический факультет МГУ. Думаю, у него будет блестящее будущее.

Алекс взяла в руки приглашение и присвистнула.

— Ничего себе! Свадьба в «Князе Игоре», как у Даньки! Откуда у него столько денег на такой банкет?

Дмитрий Алексеевич Сотников пользовался большой популярностью у студентов. За год работы в университете Воронцова он стал одним из самых любимых преподавателей. Молодой, общительный, энергичный, Сотников великолепно преподавал свой предмет и, кроме того, всегда мог подбодрить и поддержать в трудную минуту. С ним можно было поговорить по душам, не боясь того, что об этом кто-то узнает. Для многих студентов Дмитрий Алексеевич стал своего рода «жилеткой» для решения личных проблем.

— Саша, поменьше болтай и побыстрее завтракай! Нам нужно торопиться, чтобы не опоздать к первой паре, а тебе, Тарас, в свой университет, — Громов любил пунктуальность и ненавидел опоздания.

— Папа, я у тебя кое-что хотела спросить, пока не забыла. Это касается конкурса.

Несколько дней назад возле деканата появилось объявление о конкурсе среди студентов факультета журналистики на лучшую статью. Победителя ожидала поездка на международный молодёжный фестиваль в Москву.

— Что ты хочешь узнать?

— У меня есть шанс выиграть конкурс?

— Напиши лучшую статью, и путёвка твоя, — ответил отец.

— А вдруг я на самом деле напишу лучшую, а ты отдашь путёвку другому, чтобы никто не сказал, что ты дочку продвигаешь? — протараторила Алекс.

Владимир Яковлевич покачал головой.

— Я уже всё сказал. Тебе следует поторопиться со статьёй. Через две недели последний день сдачи работ. И несколько хороших творений нам уже принесли.

— Чёрт! А я ещё тему не выбрала! — нахмурилась его дочь.

Как всегда, ей на помощь пришел братец Тарас.

— Почему бы тебе не написать про то, как в детстве ты мечтала разводить поросят, а сейчас превратилась в одного из них — ты опять запачкалась! — расхохотался он, глядя на шоколадный след на её щеке, оставленный обёрткой от сырка.

— Ты меня уже достал, придурок! Доиграешься, что я выкину твой мобильник в мусоропровод!

— Александра, Тарас, прекратите!

— Может, напишешь о достопримечательностях нашего города? — предложила мама. — Например, о Храме. В этом году ему исполняется сто пять лет. У него очень интересная история. Об этом мало кто знает, но вот наша соседка по даче — милая старушка Лидия Васильевна — как-то рассказывала…

— Да не хочу я писать про Храм! Скукотища! Я хочу что-нибудь эдакое необычное, интригующее…

— У тебя мозгов не хватит, — усмехнулся Тарас.

В это время раздался телефонный звонок. Алекс схватила со стола радиотелефон, продолжая буравить брата взглядом.

— Да!

В трубке послышались чьи-то всхлипывания, а затем голос Даниэллы.

— Алекс, это я. Только не произноси моё имя! Пусть родители ничего не знают. Не могла дозвониться на твой мобильный.

— Я забыла выключить беззвучный режим. Ты где? Что случилось? — разволновалась её сестра.

— В аэропорту. Наш рейс задержали. Мне нужно поговорить с тобой. Это очень важно. Мне так хреново, что я даже Крис разбудила, пока тебе не могла дозвониться.

— А где же Ан… — Алекс осеклась.

— Антон? Они с Максом в буфете, а я звоню из туалета. Я не хочу, чтобы он о чём-нибудь догадался. Может, мне перезвонить на мобильник? Не то ты опоздаешь на занятия.

— Нет, я выезжаю. Жди меня!

Алекс вскочила под удивлёнными взглядами родных, с интересом прислушивавшихся к её разговору, и, схватив рюкзак, воскликнула:

— Извините, мне нужно срочно уладить кое-какие дела. Папа, прости, я опоздаю на твою лекцию.

— Я никого не пускаю после звонка, ты это знаешь! Что у тебя там случилось?

— Ничего! Тогда ставь прогул. Пока!

Александра выбежала из квартиры. Спускаясь в лифте с десятого этажа, она вспомнила, что изрядно потратилась за праздничные дни, и, проверив кошелёк, наскребла всего триста семьдесят рублей.

— На такси хватит! На карте ещё рублей пятьсот оставалось. После обеда забегу в редакцию. Может, гонорар выплатят, — Алекс подбодрила саму себя, вызывая машину, и выбежала из подъезда.

В аэропорту было шумно и людно. Для утра понедельника в их маленьком городке это было довольно непривычно. Просто после череды праздников народ возвращался в столицу на учёбу и работу.

Быстро отыскать сестру в толпе пассажиров и провожающих было бы непросто, если бы Даниэлла сама не выбежала ей навстречу. За ней шла её верная подруга Кристина с таким растерянным видом, словно её только что чем-то огорошили.

«Если уж Крис в таком потрясении, значит, дело действительно плохо», — подумала Алекс.

— Что случилось? Ты себя нормально чувствуешь? Живот не болит? — она закидала сестру вопросами.

— Я в порядке. Просто очень расстроена. Из-за меня умерла одна девушка, — Даниэлла расплакалась.

— Что?! Что за глупости ты несёшь? — вытаращила глаза Алекс.

Данька в жизни и мухи не обидела, а тут такое заявление!

— Видишь это? — её сестра протянула телефон с открытым на дисплее постом местного новостного Телеграм-канала. — Здесь написано, что позавчера, в субботу, в студгородке Воронцова покончила с собой Марина Шмелёва. Может, ты её даже знаешь. Крис говорит, они вместе играли в университетской волейбольной команде.

— Нет, не знаю я никакую Шмелёву. Но а ты-то при чём? Мало ли, что она покончила с собой! Как ты можешь быть к этому причастна?

— Она встречалась с Антоном до меня. Марина очень любила его, поэтому и покончила с собой в день нашей свадьбы. Там пишут, что в её комнате висел календарь, на котором день нашей свадьбы был перчёркнут чёрным!

— Прекрати, Данька! — вмешалась в разговор Кристина. — Ещё же ничего толком неизвестно о том, что там произошло на самом деле.

— Вот именно! — подхватила Алекс. — Может, у этой Марины были какие-то проблемы, из-за которых она пошла на самоубийство. Может, у неё болезнь смертельную нашли, например.

— Кстати, в последнее время Марина забросила тренировки.

— Ну вот! Данька, я уверена, ты тут совсем ни при чём!

— Девочки, вы, правда, так считаете? — с надеждой в голосе спросила Даниэлла.

— Конечно! А вот ты сейчас вообще не думай о ней. Езжай в Париж, отдыхай и не забывай, что тебе в твоём положении нельзя нервничать. Ясно? — воскликнула Крис.

— Так, если эта Марина жила в студгородке, надо порасспрашивать однокурсников, которые там живут, может, они знают её или её соседку по комнате, — Алекс принялась составлять план действий.

— Вроде Олеся Плотникова — её соседка. С факультета международного права. Знаешь такую?

— Нет, но если она на МП учится, может, Белка с ней знакома.

— Да знаешь ты её! Она снималась для буклета нашего универа в прошлом году. Олеська ещё поёт в нашей команде КВН.

— Ха, я ж терпеть не могу КВН! И вообще особо жизнью студгородка не интересуюсь. А Белка часто там тусуется. Всё с книжным клубом своим носится.

— Кстати, Олеся, кажется, тоже член книжного клуба.

— Ну вот и отлично! Значит, Белка с ней хорошо знакома. Ха! Она же недавно нашла себе там союзницу. Знаете кто это? Папина помощница Васелина. Они собираются организовать свой детективный клуб. Данька, даю тебе слово, я с этой историей разберусь, привлеку к помощи нашу мисс Марпл Белку, и к твоему приезду всё тебе доложу, о'кей?

Даниэлла улыбнулась и крепко обняла сестру и подругу.

— Спасибо, девочки, что успокоили меня!

Они вовремя закончили разговор. К ним со стороны буфета подошли Антон и Макс.

— О, и Алекс тут! А ты как здесь очутилась? Мы уже подумали, что у нас двоится в глазах.

— Узнала, что ваш вылет задержали, вот и решила съездить попрощаться с вами. Вы хоть на свой рейс в Париж успеете?

— Успеем. У нас время с запасом.

— Отлично! К сожалению, сейчас я должна вас покинуть. У меня идёт лекция у нашего сурового папаши.

— Давай подкину тебя в университет, — предложил Максим. — И тебя, Кристина. Ты же тоже там учишься вроде?

— Да нет, спасибо! Я на маминой тачке примчалась.

— Макс, а ты разве не летишь? У тебя же занятия начались.

— Кое-какие семейные дела нужно уладить. На днях поеду.

Они попрощались с молодожёнами и направились к выходу.

В стеклянных дверях Алекс, заболтавшись, столкнулась с невысоким блондином лет тридцати пяти, чьи холодные голубые глаза буквально пронзили девушку насквозь. Он наскоро извинился перед ней и поспешил вглубь зала.

— Что-то у этого типа рожа знакомая, — нахмурилась она.

— Он здорово похож на моего препода по конституционному праву. Ноготков преподавал у нас в прошлом году. Такая сволочь, если бы ты знала! — воскликнул Максим.

— Я его где-то видела! Кажется, в газете.

— Он вроде как наш местный политик, — вспомнила Кристина, прежде чем попрощаться, и направилась к своему автомобилю. — Чао, ребятки!

Алекс и Макс забрались в его машину, и он тут же включил радио «Браво». На весь салон зазвучал голос диджея Фила.

— Фу! Убери эту гадость! — Алекс закрыла уши ладонями. — Терпеть его не могу!

К её счастью, в этот момент Фил умолк, и зазвучала песня"Навернопотомучто"группы"Время и Стекло".

Автомобиль тронулся с места и выехал со стоянки аэропорта.

— А ты куда пропала в субботу? Мы даже толком не пообщались на свадьбе.

— Дел выше крыши было! Кстати, раз папочка не пускает меня на лекцию, давай заедем в редакцию «Островка». Мне обещали выдать гонорар.

— Ну, а как у тебя дела на личном фронте? — поинтересовался Максим. — С кем-нибудь встречаешься?

Алекс пожала плечами.

— Да так, есть там один. Познакомились на одном мастер-классе по фотографии. Он фотограф.

— Влюбилась?

— В кого? В Дениса? Ха! — она рассмеялась. — Мы с ним знакомы всего пару недель. Просто гуляем, ходим в кино, в кафе. А у тебя что новенького? Как поживает твоя московская девушка?

— Мы расстались, так что сейчас я в активном поиске.

— Добавь себе такой статус в соцсетях! Могу, кстати, подкинуть пару телефончиков наших моделей из театра!

— Может, вечером встретимся? — предложил Макс. — Посидим в баре, поболтаем по душам, как в старые добрые времена.

— Отлично! После восьми я буду свободна.

— Я за тобой заеду!

* * *

После лекции у декана Громова по расписанию стояли занятия по риторике у Светланы Малышевой. Молодая симпатичная преподавательница вела свой предмет так увлекательно, что обычно её пары студенты не прогуливали. Роман был из их числа. Но сначала он собирался позавтракать. Как обычно, Рома проспал, а так как опаздывать к Владимиру Яковлевичу категорически запрещалось, отправился на лекцию голодным. И как только в коридорах университета прозвенел звонок на перемену, Рома бросился в кафе и заказал себе двойной бургер с картофелем фри.

В последние дни его мысли витали вокруг самоубийства соседки Марины. Всё это выглядело очень странно. Как будто она покончила с собой из-за молодого человека. Но ведь его у неё не было! В этом Поддубный был абсолютно уверен. С тех пор как Марина рассталась с известным мажором Табаковым, у неё было несколько мимолетных связей, он не раз встречал её с разными парнями, некоторые оставались на ночь. Такие вещи невозможно скрыть в студгородке! Но вот в последние три месяца Марина никого к себе не приводила, и статус «В активном поиске» так и оставался на страничках её соцсетей. Из-за кого же она могла покончить с собой?

Рома не думал, что это из-за свадьбы Табакова. Марина прекрасно знала, что он собирался жениться и его новая девушка ждёт ребенка, но спокойно относилась к этим событиям. Он это знал, потому что сам был свидетелем её реакции. Как-то они в одной компании отмечали день рождения их соседа по коттеджу, и одна из присутствовавших девчонок проболталась о том, что видела Табакова с его девушкой в центре планирования семьи. Марина лишь махнула рукой со словами «Может, хоть теперь повзрослеет, когда женится. А то один ветер в голове».

Но, с другой стороны, она ведь могла сделать вид, что эта новость её не задела? Притворилась безразличной, продолжила веселиться на дне рождения, даже спела в караоке свою любимую песню на японском языке из «Токийского гуля», а у самой, может, в это время в сердце кровоточила рана.

А что, если смерть Марины была как-то связана с теми самоубийствами, о которых ходили слухи в студгородке?

Всё началось в январе этого года, когда сразу же после новогодних праздников повесилась Вера Деникина. К счастью, её удалось спасти. Хотя для девушки это уже не имело значение — она потеряла рассудок и попала в психиатрическую больницу.

Спустя пару месяцев с крыши девятиэтажного дома спрыгнула другая студентка университета Воронцова — Аля Скобчук. Как потом выяснилось, у неё были проблемы с наркотиками.

И вот теперь Марина наглоталась снотворного.

Как ему объяснил преподаватель психологии Дмитрий Алексеевич Сотников, примчавшийся в студгородок оказать психологическую помощь студентам, обнаружившим труп Марины, каждая из девушек страдала от депрессии, и первое самоубийство в их кругу послужило своеобразным толчком и примером решения проблем таким образом.

Помощь Дмитрия Алексеевича понадобилась не только Роме, который до сих пор не мог прийти в себя после случившегося. У соседки Марины — Олеси случилась истерика. Она отказывалась верить в то, что её подруги больше нет. Весь их коттедж погрузился в траур.

Рома хотел разобраться в каждом из трёх случаев самоубийств. Он подумывал над тем, чтобы написать на эту тему статью для конкурса, объявленного на факультете. А для этого нужно было собрать как можно больше информации.

В тот самый момент, когда Поддубный наслаждался трапезой и размышлял о будущей статье, его беспощадно прервал Егор. За эти два дня, с тех пор как друг поселился у него, они толком и не поговорили: то Рома спал до обеда, а вечером эфирил на радио, то Егор ночью работал в клубе и отсыпался днём.

— Ромка, привет! Мне срочно нужен твой совет.

— ЗдорОво! Валяй. Только у меня лекция через семь минут начинается.

— Я долго парился, стоит ли вообще рассказывать об этом кому-нибудь. Но тебе я доверяю. Дело в том, что в нашем центре я случайно кое-что узнал, — Егор нервно провёл рукой по волосам. — Короче, начальник нашего отдела замешана в тёмных делишках.

— Селезнёва?! О ней же пишут в газетах, что она — заслуженный работник нашего края. Губернатор даже премию ей вручил.

— Да, я говорю именно о ней. В пятницу я уходил с работы практически последним. Там оставалась только Лидия Александровна. На остановке я вспомнил, что забыл зарядное устройство, и вернулся. В коридоре услышал, как Селезнёва с кем-то разговаривала по телефону. Она сказала, что товар будет готов к понедельнику, то есть сегодня. Селезнёва торгует наркотой!

— С чего ты взял, что наркотой? Мало ли! Может, она распространяет косметику типа"Avon"или как там она называется? — предположил Рома.

— Какой ещё к чёрту косметикой! — чуть ли не вскричал его друг.

Егор наклонился к Поддубному и шёпотом затараторил:

— Я подслушал конец разговора по параллельному телефону. Она нарочно говорила не по мобильнику, а по стационарному. Сегодня в 18:30 они встречаются в «Хрусте». Помнишь, там туалеты общие? Так вот Селезнёва должна войти в крайнюю слева кабинку. Тот тип заранее спрячет деньги за бачком. Лидии Александровне останется только забрать их, оставить там же за бачком товар и идти дальше по своим делам.

— По-моему, они выбрали неудачное место. Вдруг кто-нибудь другой зайдёт в кабинку и найдёт деньги или товар, — Рома глотнул кофе.

— Ты бы стал заглядывать за бачок в общественном туалете? — усмехнулся Егор. — То-то же! Я бы тоже.

— Ладно, а в чём проблема? Из-за чего ты столько дней переживаешь?

— Я не знаю что делать. Мне кажется, Селезнёва догадывается, что я в курсе. Мы должны были на выходных готовить один проект, но я отключил мобильник и переехал к тебе, чтобы она не смогла меня найти, — признался он.

— У тебя просто паранойя. Успокойся!

— Как успокоится, если твоя начальница, может, Пабло Эксобар в юбке. А что бы сделал ты на моём месте?

— Ну, куда уж твоей Селезнёвой до самого известного наркобарона Колумбии! Что бы я сделал?.. Сдавать кого-то с наркотой может означать вырыть себе могилу. Фиг знаешь на какого мента напорешься.

Действительно обращение в полицию с заявлением на Селезнёву могло бы выглядеть со стороны так же, как если бы кролик сам побежал к удаву. Конечно же, материал у него взяли бы, а в тот же вечер его бы случайно сбила машина в тёмном переулке.

Рому такое будущее не привлекало.

— Так что бы ты сделал на моём месте? — переспросил Егор.

Глаза его друга загорелись.

— У меня есть идея!

* * *

Три раза в неделю — в понедельник, среду и пятницу Алекс преподавала французский язык в Школе юной леди при театре моды «Ариэль». Заработанные здесь деньги, пусть и небольшие, плюс гонорар от статей в «Островке» помогали ей сохранять хоть какую-то независимость от родителей. Конечно, покупать на эти деньги шикарные наряды или ездить в путешествия она не могла, но для того, чтобы купить любимые духи, сходить в кино или в клуб, ей не нужно было просить деньги у родителей.

С театром «Ариэль» Алекс связывали долгие годы. Ей было четырнадцать лет, когда в городе появился первый и единственный театр моды. «Ариэль» объявил о наборе девушек для участия в показах мод. Алекс со своей закадычной подружкой Аделиной, как и многие девчонки-подростки, воодушевлённые триумфом в мире моды русских красавиц Наташи Водяновой и Ирины Шейк, тоже мечтали стать манекенщицами.

Обе прошли конкурс. В Алекс была изюминка, некое очарование, которое притягивало к ней людей. Взгляд её серо-зелёных глаз, обрамлённых пушистыми ресницами, словно светился изнутри, а открытая улыбка с мягкими ямочками была одним из самых сильных орудий кокетки Громовой, которое практически всегда действовало безотказно.

В набранной группе будущих манекенщиц было около пятидесяти человек. Девчонок обучали хореографии, актёрскому мастерству, искусству макияжа, дефиле и даже психологии. На занятиях Алекс и Лина подружились с Настей, а позже к ним присоединилась Белка, и вот уже долгие годы эта четверка дружила «не разлей вода».

Каждый вечер школьница Алекс пропадала в театре на многочисленных репетициях, ведь «Ариэль» устраивал не обычные depeche mode, а целые театрализованные представления. Очень скоро они начали выступать на развлекательных мероприятиях, и о театре заговорили. Лица счастливых девчонок мелькали по местному телевидению, на страницах местных газет и новостных сайтов.

Об «Ариэль» очень быстро, благодаря связям директора театра Тамары Андреевны Мироновой, узнал губернатор Степан Казаков. Он стал их покровителем — выделял деньги на новые коллекции и финансировал участие в различных фестивалях искусств, а взамен в любое время суток, в любую погоду и любой день недели театр по первому же зову должен был выступать на его светских мероприятиях.

Вскоре «Ариэль» начал выезжать со своим шоу по всей стране. Девчонки занимались любимым делом, при этом путешествовали и зарабатывали пусть и небольшие, но все же деньги, однако после окончания одиннадцатого класса Алекс ушла из театра. Она поступила в университет и занялась учебой. Закончилось беззаботное школьное время, когда можно было прогуливать уроки, не готовиться к занятиям и на неделю уезжать на гастроли. Декан Громов тотчас бы отчислил свою непоседливую дочь, если бы она продолжила свою бурную деятельность в театре в качестве модели.

После ухода из «Ариэль» у Алекс сразу же появилось много свободного времени. И она не собиралась терять его даром. Сначала по объявлению нашла себе работу репетитора по французскому языку, ведь благодаря маме они с детства прекрасно им владели, потом узнала, что газета «Островок» ищет новых авторов. Так Алекс стала внештатным корреспондентом. А перед началом нового учебного года Миронова пригласила её преподавать la langue française в Школе Юной леди.

Тамара Андреевна решила расширить свой бизнес — у «Ариэль» появилось ещё три подразделения: театр-студия детской моды для девочек от пяти до восьми лет, Школа юной леди для девчонок от одиннадцати до тринадцати лет и Школа красоты для девушек от четырнадцати лет и старше. Детям, кроме хореографии и актёрского мастерства, преподавали рисование, а у девочек из Школы юной леди и Школы красоты появились такие предметы, как верховая езда, английский и французский языки, эстетика, этикет и основы макияжа.

А в это время жизнь артисток театра шла своим чередом. Подруги Алекс тоже принялись «грызть гранит науки»: Настя Королёва изучала гостиничное дело в филиале московского ВУЗа, расположенного в том же здании, что и «Ариэль»; Белка, окончив школу экстерном в шестнадцать лет, стала студенткой юридического факультета университета Воронцова и завела книжный блог, а Аделина Черкасова, проучившись полтора курса в МГИМО на факультете международных отношений, взяла на год академический отпуск и вернулась в Салатовый Остров. Теперь она возглавляла детскую студию моды и выступала с театром на показах. После того как полгода назад Аделина выпустила свою книжку — мистический детектив «Жизнь в подарок» под псевдонимом Лина Че, она превратилась в знаменитость. Появление в Салатовом Острове своей собственной да ещё и юной писательницы стало настоящим событием, и об Аделине принялись писать все местные СМИ, помещая её фото на первые страницы.

Перед вечерними занятиями в театре подруги обычно заглядывали в буфет. Никто из них даже не думал о диетах. Они ели всё, что хотели, вели активный образ жизни, летом часто купались в море, и проблем с лишним весом не возникало.

После уроков французского языка в Школе юной леди Алекс спустилась в буфет и обнаружила там Белку с Настей.

— Громова, мы так соскучились по тебе! Вас с Линкой не хватало в Питере! — подруги обняли её и расцеловали.

— Особенно мне, — проворчала Настя. — С Белкой каши не сваришь, она постоянно носом в книжке, 24 часа в сутки читает, даже поболтать не с кем было. А потом ещё Тимур со своим сама знаешь каким дружком потащили нас по музеям. Я там вообще со скуки чуть не померла.

Она упомянула двоюродного брата Белки, учившегося в Академии ФСБ. Вместе со своим другом Никитой он отправился на выходные в северную столицу и, узнав из Инстаграма, что его любимая кузина тоже в Питере, предложил повидаться. Для Насти появление Никиты стало неприятным сюрпризом. Пару лет назад у них случился летний роман, который закончился для неё весьма печально, и вспоминать об этом она не любила.

— Ой, не ворчи! — отмахнулась Белка. — Могла бы с Никитой пофлиртовать, а не бродить за нами с недовольной миной. Может, на этот раз между вами вспыхнула бы настоящая любовь.

— Ну уж нет, спасибо! Такого «счастья» мне больше не надо! Никогда не прощу его за то, что за моей спиной он подкатывал к Аделинке!

Никита приехал в Салатовый Остров на майские праздники по приглашению Тимура, но Белкиному брату пришлось срочно уехать в Майкоп по семейным делам выручать двоюродного брата. Чтобы не скучать одному в чужом городе, Никита решил познакомиться с местной девушкой с сайта знакомств. Так судьба свела его с Настей. Но, как оказалось, не только с ней.

Коротая в одиночестве дождливый вечер в гостиничном номере в ожидании ответа от красавицы Анастасии, Никита гуглил Салатовый Остров и забрёл на развлекательный сайт, где публиковались мистические рассказы некоей Лины Че. Заинтригованный, он прочитал их на одном дыхании и захотел познакомиться с загадочной писательницей.

— Вот если б Тимка захватил своего одноклассника Артёма Голубя, тогда я бы пофлиртовала, — со смехом воскликнула Настя. — Я подписана на него в Инстаграме. На днях он выложил пост со съёмок на каком-то телеканале. Думаю, с его-то внешностью он точно станет звездой!

— Мне тоже так кажется, — согласилась Белка. — В прошлом году, когда я думала поступать в Москву, он подбивал меня подавать документы к ним в универ. Это Тимка попросил его отвести меня на их День открытых дверей.

— Голубь же тоже на журфаке учится? — вспомнила Алекс.

— Да. Надо вас познакомить. Он тебе будет полезен по учёбе.

— И меня, чур, тоже! — рассмеялась Настя. — Хоть погляжу на этого красавчика живьём.

— Ха! У тебя уже традиция западать на Тимкиных друзей.

— Да ладно, я шучу. Что толку от этих красавчиков? Одни только проблемы!

— Ну а в целом как вы съездили? Ваших фотоотчётов в соцсетях было недостаточно, — Алекс плюхнулась за столик и свистнула картошку фри из Белкиной тарелки. — Что у вас новенького с шоу?

Настя Королёва, яркая блондинка с короткой стрижкой а-ля Твигги, вздохнула. Эта прическа очень шла ей, подчёркивая длинную шею и слегка оттопыренные ушки, которые придавали ей трогательный вид. Ростом метр восемьдесят, с сапфировыми глазами и ослепительной улыбкой, она казалась каким-то нереальным фантастическом существом, прекрасным эльфом, который случайно оказался на нашей планете. Особенно эффектно она смотрелась на прогулке со своим любимым «малышом» — таким же синеглазым хаски Айсбергом.

— Миронова выжимает из нас все соки! По два шоу в день. Будь её воля, она бы и третье впихнула.

Белка подтвердила слова Насти кивком головы, отчего карандаш, небрежно воткнутый в собранный на голове пучок, упал, и чёрные шелковистые волосы тут же заструились по плечам. Её настоящее имя было Кермен Алиева. Кермен в переводе с калмыцкого языка означало «белка», и это прозвище закрепилось за ней ещё в школьные годы.

В четырнадцать лет Белка произвела фурор во время нового отбора в «Ариэль». Ростом выше среднего, тоненькая как тростинка, с внешностью, в которой угадывались мамины калмыцко-русские и папины даргино-черкесские корни по нежному овалу лица, высоким скулам и четко очерченным, как у лани, миндалевидным глазам, она была очень эффектна. Яркая экзотическая красавица с нежной белой кожей и сияющими изумрудными глазами напоминала японскую фарфоровую аниме-куколку. Именно из-за этого сходства и любви к творчеству Харуки Мураками и Хаяо Миядзаки в школьные годы она записалась на курсы японского языка и даже уговорила Аделину составить ей компанию.

— Я только что говорила Насте, что нам пора подыскивать новую работу, — сказала Белка. — С этими вечными репетициями и разъездами никакой личной жизни.

— Да, но только я не могу уйти, — снова вздохнула Настя. — Иначе меня отчислят.

Между Тамарой Андреевной и её давним приятелем — ректором филиала московского ВУЗа Константином Степановым, у которого театр арендовал офис, пару кабинетов для занятий и танцевальный зал в подвале, был уговор: её девочки обучались в его филиале на вечернем отделении с колоссальной скидкой в обмен на выступления на его мероприятиях. Об этом позаботилась Тамара Андреевна, ведь со Степановым всегда можно было договориться, когда театр уезжал на длительные гастроли, а вот с теми, кто учился в школе или других ВУЗах, постоянно возникали проблемы.

В филиале училось несколько девчонок из театра, и каждая помнила историю с их бывшей коллегой по сцене. Одна из артисток «Ариэль» по имени Карина решила уволиться из театра, и в тот же день её отчислили из университета.

— Не переживай! Каринку убрали, потому что она со скандалом, по-плохому увольнялась. Нужно просто договориться с Мироновой. Тебе она пойдет на встречу. А где Аделинка? Вы ей звонили? — спросила Алекс, продолжая тягать картошку у Белки.

— Она снова поругалась с отцом, и он её запер дома. Линка сказала, что ненавидит его, и обещала что-нибудь придумать.

Сколько помнила Алекс, у Аделины всегда были разногласия с отцом. Но в последнее время, когда Александр Черкасов победил на выборах и стал мэром Салатового Острова, проблемы между дочерью и отцом обострились. Его не устраивало всё, чем занималась его дочь, ему не нравился круг её общения, и он всегда предпринимал попытки установить полный контроль над её жизнью. Но Лина не собиралась ни под кого подстраиваться. В старших классах Черкасов нанял для дочери всевозможных репетиторов, подготавливая её к поступлению в МГИМО, и был вне себя от ярости, когда в январе Аделина бросила учёбу и вернулась в родной город.

Такие натянутые отношения между отцом и дочерью казались Алекс странными, особенно учитывая тот факт, что перед переездом в Салатовый Остров семья Черкасовых попала в аварию, и десятилетняя Лина пострадала больше всех. После тяжелой травмы головы она до сих пор страдала от частичной потери памяти, а отец вместо того, чтобы холить и лелеять своего единственного ребенка, вечно норовил заставить её плясать под его дудку.

В театре у Аделины было прозвище"Хамелеон", как у её любимой супермодели 90-х Линды Евангелисты.

Лина кардинально меняла имидж каждые два месяца, вдохновляясь образами знаменитых красавиц, чаще всего из старых голливудских фильмов. Она так же успела побывать Матильдой/Натали Портман из"Леона"и Мией/Умой Турман из"Криминального чтива"с коротким чёрным каре с прямой чёлкой, роскошной блондинкой с локонами в стиле Мэрилин Монро, короткостриженной под мальчика брюнеткой а-ля Деми Мур в"Привидении", огненно-оранжевой как Мила Йовович в"5 элементе", а теперь выделялась из толпы облаком рыжих мелких кудряшек, напоминавших о молодой Николь Кидман, правда, в более африканском стиле. С её коллекцией всевозможных париков и разноцветных контактных линз даже подруги иногда с трудом узнавали Лину-Хамелеона.

— Кстати, как там Данька? — спохватилась Белка. — Так жалко, что мы пропустили свадьбу! Смотрели видео ВКонтакте. Даня выглядела фантастически!

Алекс рассказала о том, что творилось в тот вечер в «Князе Игоре», о своих приключениях, вернее злоключениях, когда ей пришлось переодеваться целых три раза, и об утреннем разговоре с сестрой в аэропорту.

— Так что я решила провести небольшое расследование самоубийства этой Марины Шмелёвой и доказать Даньке, что она тут ни при чём. Я не верю, что Шмелёва умерла из-за их свадьбы. Белка, ты чего?

Новость о смерти знакомой студентки потрясла её подругу.

— Марина ходила со мной на интенсив по японскому и периодически посещала наш универский книжный клуб. Даже не верится, что её больше нет.

— Так ты её знала? Расскажешь о ней? — попросила Алекс. — Я искала Марину в соцсетях, но не нашла. Может, она под псевдонимом там была.

— Да, она есть в нашем чате по японскому Вконтакте. У неё ник Мидори в честь героини"Норвежского леса"Харуки Мураками. Мы не общались близко, но мне она казалась классной девчонкой. Весёлая, с юмором, жила в студгородке, хотя из довольно состоятельной семьи откуда-то с севера. Хотела после летней сессии в Осаку полететь. Кстати, кажется, Марина в волейбол играла. Или в баскетбол. Наверное, Кристинка её знает.

— Да, но они тоже близко не общались.

— На последнем занятии она была немного грустной и рассеянной, но когда речь зашла о предстоящей поездке в Японию, Марина оживилась. Она собиралась снять там несколько сюжетов о жизни японцев для своего будущего Youtube-канала и горела этой идеей.

— А ты знаешь её соседку по комнате Олесю Плотникову? Она тоже на МП учится.

— Дааа, бедная Олеська! Я про неё даже не подумала. Представьте, каково ей теперь! — ужаснулась Белка. — Они с Мариной, конечно, не были близкими подругами, но всё же жили вместе почти год.

— А ты её откуда знаешь?

— Она тоже из книжного клуба. Хорошая девчонка, из Крыма. Очень талантливая. Бесплатно учится, кстати. Победила в куче разных Олимпиад и поразила приёмную комиссию своими достижениями. Плюс Олеся — сирота. Так что бюджетное место сразу же отдали ей.

— Ясно. Можешь скинуть ссылку на страничку Марины?

— Скину. Слушай, а приходите сегодня ко мне с ночёвкой! Мои уехали на пару дней к родственникам в Майкоп, так что можно устроить небольшой девичник. Мы просто обязаны разобраться с тем, что случилось с Мариной! В память о ней и чтобы успокоить Даньку.

— Начинается! Белка затевает расследование, — вздохнула Настя. — Всю поездку в Питер она читала Агату Кристи, а потом в поезде помогала проводнице искать пропавшие пакеты с персиками из соседнего купе.

— Ну ведь нашли же!

— Ха! Белка Пуаро — круто звучит!

— Тогда уж Белка Марпл. Всё же я девочка, и у меня нет роскошных усов как у Эркюльчика.

— Радуйся, что у тебя никаких нет, — рассмеялась Настя. — А это ваше самоубийство я и сама раскрою. В вашем университете студенты с жиру бесятся, у них никаких реальных проблем нет, вот они и выдумывают себе трагедии. Это ж как надо себя не любить, чтобы из-за какого-то мужика покончить с собой!

— Знаешь, Маяковский тоже осудил самоубийство Есенина, а через пять лет сделал то же самое, — воскликнула Белка.

— Ну, мне такое точно не грозит ни через пять лет, ни через пятнадцать!

— Короче, девы, хватит спорить! Я сейчас поеду на интервью в «Хруст», а потом свободна, как ветер в поле! — Алекс совсем забыла о встрече с Максимом. — Так что ждите меня с вкусняшками! В смысле вкусняшки и вы трое ждите меня.

— Надеюсь, Аделинку отпустят.

Алекс окончательно забрала у подруги тарелку с картошкой фри и запихала остатки в рот.

— Белка, а как, по-твоему, смерть Марины связана с теми самоубийствами в студгородке? — пробубнила она.

— Я тоже об этом подумала, если честно. Всё это так ужасно!

— Я хочу написать об этом статью и отдать её на конкурс.

— Что за конкурс? — поинтересовалась Настя.

— У них на факультете журналистики проводится конкурс на лучшую статью, — ответила Белка. — Победитель поедет на фестиваль искусств в Москву, куда съедется молодёжь со всего мира.

— Круто!.. Кстати, Алекс, ты слышала, что Динка приглашает нас всех на свой день рождения в «Элизиум»?

— Да ладно?! Она же вечно ноет, что на мели после развода, а тут решила закатить вечеринку в дорогущем ресторане?

Дина тоже работала в «Ариэль» с его основания. Она была постарше четверых подружек, уже окончила университет и успела побывать замужем за сыном одного из приближённых губернатора. Правда, их брак продлился всего полгода, после чего молодой муж выгнал её из своего трехэтажного особняка. Дело было в том, что Дина обладала не только эффектной внешностью, но и тяжёлым характером. Грубоватая, вспыльчивая и истеричная, она могла любого вывести из себя. Первое время в театре девчонки сторонились её, но за годы совместной работы привыкли к её перепадам настроения.

— Не знаю, — пожала плечами Белка. — Может, у неё какой-нибудь поклонник появился, и это он организовывает вечеринку? Кстати, еще Каринка будет. Они же дружат. Так что готовимся к субботе. А в пятницу можно сходить в кино. Мне четыре билета подарили.

— Димочка подарил, — со смехом выдала её Настя.

Не так давно за Белкой начал ухаживать диджей радио «Браво» Дима Маркин, такой же первокурсник, как и она, а все сотрудники радиостанции получали бесплатные билеты в кино от компании «Синема», одного из спонсоров программ на радио.

— Здорово! Передай Димочке спасибо. А я сейчас бегу брать интервью у Кукурузника. В 18:15 у нас встреча в «Хрусте».

— Ужас! — наморщила нос Настя.

— Он же вёл презентацию нового диска Аркадия Макарова. Помнишь, мы там тоже выступали? Так вот этот неказистый Кукурузник пытался заигрывать с Настёной, — Белка рассмеялась при воспоминании об этом. — Брр! Неприятное было зрелище!

— Мой редактор заказала мне большую статью о нём. У меня был выбор — интервью с Аном или репортаж о мюзикле «Логово», а вы сами знаете, как я терпеть не могу мюзиклы. И к тому же за это интервью я могу получить хороший гонорар. Только нужно получить побольше интересной информации.

— Алекс!!! — ужаснулась Настя. — И ты собираешься идти в таком виде?

— А что? — оскорбилась её подруга. — И что ты так орешь? Напугала меня!

В белой маечке, подчеркивавшей загар, розовых мешковатых штанишках-бананах, кедах и в бейсболке, из-под которой торчал тёмно-каштановый хвост, Алекс была уверена, что выглядит прилично.

— Не думаю, что ты произведёшь на него впечатление в таком виде, — продолжила Настя. — Он ответит на пару вопросов и убежит по своим делам, придумав какую-нибудь отговорку.

Белка кивнула головой.

— Да, Кукурузнику нравятся соблазнительные красотки в стиле женщина-вамп. Надень облегающее платье, туфли на шпильках, и я гарантирую, что он сам расскажет тебе о всех своих скелетах в шкафу.

— Кстати, — вспомнила Настя. — Кукурузник без ума от блондинок. В костюмерке есть светлый парик из Линкиной коллекции. Она его ещё не забрала после прошлого выступления. Не хочешь его примерить?

Алекс внимательно выслушала инструкции подруг.

— Спасибо, девочки! Что бы я без вас делала!

Они со смехом отправились в костюмерную театра подбирать наряд для корреспондента Громовой.

* * *

Корней Ан взглянул на часы. Было уже двадцать минут седьмого, а журналистка ещё не соизволила прийти.

Нехорошо опаздывать! Что за неуважение! В конце концов, это же ей нужно готовить материал, а он, звезда, сидит тут и ждёт её как королеву. Нужно было прийти попозже, чтобы она его дожидалась, а не наоборот.

Молодой человек сидел у окна в гордом одиночестве и, от скуки читая новости в Телеграме, пил огуречный лимонад, чтобы не сидеть совсем за пустым столиком. В «Хрусте», расположенном на окраине города недалеко от пляжа, было чересчур людно. Многие узнавали Корнея и с любопытством поглядывали в его сторону.

«Скоро автографы начнут просить!» — самодовольно усмехнулся про себя Ан.

В этот же момент он удивлённо вскинул брови. В дверях зала появился Ромка Поддубный собственной персоной.

— ЗдорОво, старичок! — его приятель тоже не ожидал встретить здесь друга-телезвезду. — Что скучаешь, одинокий голубь?

— Жду журналистку. Я же рассказывал тебе, что у меня здесь будут брать интервью, — похвалился Корней. — А про тебя, диджей «Браво» Поддубный, что-то не пишут в газетах. Кстати, всё забываю спросить, где ты вообще откопал такой псевдоним?

— Вообще-то это девичья фамилия моей мамы. Она более запоминающаяся, чем Никитин, и для радио в самый раз, — ответил Рома и взглянул на часы. Было 18:23.

Скоро здесь должна появиться Селезнёва с товаром, который она собиралась спрятать в туалете. Значит, пора действовать.

— Я отлучусь на пару минут. Подойду попозже, ты ведь не возражаешь? Хочется взглянуть на твою журналистку.

Корней рассмеялся.

— Подходи! Надеешься, что она и тобой заинтересуется?

Оставшись в одиночестве, он собирался открыть Твиттер, но тут его внимание привлекла появившаяся в дверях кафе стройная блондинка в облегающем тёмно-вишнёвом платье, изящных босоножках на высоком каблуке и с миниатюрной сумочкой в руках. Платиновые волосы разлетались при каждом шаге, тёмные очки придавали ей таинственность, и у Корнея в голове почему-то прозвучала фраза из древнего рекламного ролика шампуня: «Вы готовы встретиться с мечтой?»

— Добрый вечер! Извините за опоздание, — помада винного цвета подчеркивала белоснежную улыбку прекрасной незнакомки. Сняв очки, она устремила на молодого человека свои огромные глаза, и Ан тут же потонул в этом блестящем серовато-зелёном омуте.

— Э… — он не мог оторвать от неё взгляд. — Так это вы хотите взять у меня интервью?

— Да. Меня зовут Александра. Я из «Островка», — она достала из сумочки телефон, блокнотик и ручку. — У меня к вам несколько вопросов.

— Может, перейдем на ты? — улыбнулся Корней. — Не такой уж я старик!

— Прекрасно! Итак, начнём.

Они мило беседовали. Ан охотно отвечал даже на каверзные вопросы, вставляя шутки и остроумные изречения. Он изо всех сил пытался произвести на Алекс впечатление и даже поделился с ней своей сокровенной мечтой стать писателем, а та в душе благодарила подруг за отличный совет с переодеванием. Кукурузник был очарован ею, и интервью проходило как по маслу.

* * *

Рома отошёл от столика друга и направился в стойке бара. Ему нужно было срочно отправить сообщение. Он достал одноразовый мобильник с «левой» сим-картой и написал смс на номер Селезнёвой.

«Кое-что меняется. Кабинка крайняя справа».

После этого Рома отправился в туалет. Нужно было проверить то, что они с Егором подготовили ещё днём.

Установить скрытую видеокамеру было несложно, вот только сделать это в назначенной крайней слева кабинке не удалось. Весь день она, как назло, по техническим причинам была заперта, и чтобы не провалить дело, нужно было срочно что-то предпринять. Поэтому и возникла идея поменять кабинки и скинуть сообщение Селезнёвой прямо перед её появлением в кафе, чтобы она не успела проверить эту информацию у клиента.

В туалете Рому ожидал сюрприз. Крайняя слева кабинка снова заработала! На его глазах оттуда вышла девушка и направилась к умывальнику.

Поддубный пулей влетел в эту же кабинку и посмотрел за бачком. Там ничего не было. Это означало, что покупатель ещё не приходил, и он вот-вот появится, чтобы спрятать там деньги.

Рома решил вернуться в зал к Корнею. С его столика как раз открывался прекрасный вид на двери туалета. Можно будет следить за всеми входящими в него посетителями.

— О, пока меня не было, ты, Ан, времени даром не терял! — воскликнул он, увидев приятеля в обществе шикарной блондинки.

Роман подошёл к ним с ледяной банкой «Red Bull» в руке и уже собирался сделать глоток, но в этот момент девушка обернулась, и он увидел её лицо.

— Громова?!? — от неожиданности Рома выронил банку прямо на Алекс.

Их однокурсники уже давно привыкли к вражде Никитина и Громовой и даже знали причину, по которой они так люто друг друга ненавидели.

Всё началось ещё в детском саду. Маленький разбойник Ромка любил подшучивать над девочками из своей группы. Но одна из них была такой же хулиганкой, и если он закидывал червей в её тарелку с супом, то во время тихого часа мог обнаружить под своей подушкой лягушку.

Война Никитина и одной из близняшек Громовых продолжалась до тех пор, пока её родители не приобрели квартиру в новом районе города и не перевели дочек в другой детский сад.

Кто знал, что пятнадцать лет спустя судьба снова сведёт их в одной группе, но уже в университете. После года учёбы в Москве Рома по какой-то причине вернулся в Салатовый Остров и продолжил обучение в университете Воронцова. Враги с детсадовских времён, конечно же, не узнали друг друга. Вернее, узнали, но совершенно других персонажей из своего прошлого.

Оглавление

Из серии: RED. Детективы и триллеры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Невесты дьявола предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я