Политическая история чамов Чампы

Унсия Омарова

Вниманию читателя предлагаются сведения о чамском народе Чампы с начала нашей эры до их неоднократных переселений из Чампы в другие страны ЮВА. Приводятся этно-религиозные ситуации и его политическая история «культуры Шахюина», истории Линьи, 14-ти династиях и миграциях чамов из Чампы. На передней обложке размещена фотография храма По Клонг Гарай, воздвигнутого в честь Хариджита (короля Симхавармана III), возглавившего чамский народ в период нашествия монголов во главе Аль-Жалаири. Этот исторический материал может служить дополнительным учебным пособием для студентов старших курсов факультета «Международные отношения», дипломатов, туристов и бизнесменов, желающих познать ЮВА.

Оглавление

Рецензенты:
Шамшиденова Ф. М., к. и.н., доцент Института истории и этнологии им. Ч. Ч. Валиханова
АН РК Скоробогатых Н. С., к. и.н., доцент ИВ РАН

Введение

С целью изучения камбоджийской чамской этнической группы в Юго-Восточной Азии впервые я приехала в Камбоджу в конце 2010 года[1] и в первый же день сочла своим долгом посетить библиотеку «Технологического института»[2], где в 1965–1968 годы работал мой отец[3].

Так как было время обеда, я решила зайти в столовую и оказалась в окружении любопытных студентов. Когда я рассказала о своей цели изучить чамский этнос, последователей имама Сана, они сделали жест удивления, как сделали бы в Казахстане, например, если бы какой-то француз сказал казахам, что хочет изучить «татарский этнос в Казахстане»[4] и, вдруг, один из юношей расхохотался и сказал: «О, lа-lа…, ces cochonnets»![5] с оттенком насмешки. Вслед за ним рассмеялись почти все присутствовавшие кроме одного, который оказался чамом. Я посмотрела на него и пожала плечами, показывая свое непонимание. А он встал и ушел.

Потом я узнала, что имелась в виду легенда, известная с малых лет всем камбоджийцам, полная намеков на мусульманские запреты, которую кхмеры связывают непосредственно с происхождением чамской идентичности, вернее с частью чамов, называемых «Каум имам Сана» Эта легенда, с некоторыми вариациями, в передаче Марселя Нера[6] начинается так: «Однажды король откормил свинью. Когда она выросла, он имел с нею близость и у них родилась дочь. Эта дочь короля, изгнанная из общества со своим псом, родила от него сына…».

Чуть позже, когда я рассказала об этом случае, моему гиду, он, смеясь до слез, сказал мне, что ему в детстве нравилось дразнить чамов упоминанием этой легенды. Об этой легенде пишет Де Фео[7]: «Мальчик в возрасте 10 лет из села Пхум Рока (провинции Кампонгчам) как-то сказал мне, что его отец был псом, а его мать свиньей, а затем добавил, что так ему сказали старшекласники».

Эта легенда, относящаяся к чамам-жатам (часто, ошибочно, говорят «джахед») Камбоджи, вероятно, старше иммиграции чамов в Камбоджу, и происходит, скорее всего, не из Камбоджи, а из Вьетнама, куда проникла через Индию (вероятно, из Центральной Азии в средние века — У. О.). Впрочем, такого рода мифологические сюжеты достаточно распространены в истории многих народов. Как некую параллель, можно вспомнить широко известное древнеиранское предание о волчице, вскормившей царя Кира, а также рассказ китайской хроники VII века о предках тюрок, убитых врагами, среди которых выжил мальчик, взращенный самкой этого зверя. Подобная тема нашла отражение и в римской легенде о капитолийской волчице, вскормившей своим молоком Ромула и Рема. Кстати, недавно появилось сообщение итальянских специалистов о том, что скульптурное изображение изготовлено не в эпоху Древнего Рима, а в Средние века, что говорит о возможном его происхождении из Центральной Азии. Казахи ласково говорят: «шошқаның қызы и иттен жараган» («свинчушка» и «оплотворенный псом»), но никогда не наоборот. Однако, ни один из этих легендарных сюжетов (среди казахов) не носит оскорбительного оттенка, как в случае с чамами.

При этом хочу отметить, что внешняя антропологическая схожесть чамов с казахами с побережья реки Сырдарьи вызвали у меня чувство близости к ним, на что, оказывается, в конце XIX века французкий ученый А. А. Рейно указал, что они гораздо более похожий на азиатов: «Чамские люди выше, чем вьетнамцы и кхмеры, иногда до l м. 70 см., цветом кожи как солнечный ожог. Прямой профиль и черные волосы, слегка волнистые, но не курчавые, гармоничные глаза; маленькие рты и не слишком толстые губы»[8]

Термин «джат»[9] встречается в Центральной Азии со смыслом «инородный, чужой или казак» в период «династии моголов»[10]. Наличие у чамов-джат много схожих обычаев с обычаями казахов сильно удивило меня. Так, например, старухи-чамки пляшут как моя бабушка из города Туркестана, то есть, сделав три шага вперед, четвертый — назад совмещают с махом левой руки с платком и подпрыгивают. При этом произносят в четыре такта: Лаа…Илааха…Ил…Алла. Также много у них схожих тюркских слов: например, крутая часть горы у казахов называется «кират» — также, как у чамов — горцев. Слово «джат» у них также имеет смысль «иноземный, из другой местности» как в Казахстане[11]. Часто встречаются имена (фамилии), образованные от названия дней или месяца (как у казахов: Жумабай, Сенбиев. Рамазанов), в которые они родились[12]. Эти чамы вызвали у меня симпатии и тем, что они исповедуют синкретический шиизм периода ученых Аль-Фараби и Ахмеда Яссауи, которые были выходцами из регионов города Туркестана, то есть реальные исторические личности обожествляются (становятся) «аулие» (святым).

Возникшее у меня желание написать историю Индокитая в контексте истории чамов Чампы, то есть создание монументального полотна о регионе, где в конце XIII века властвовали предки казахов из Центральной Азии (имеется ввиду завоевания Согету аль-Джалайри в 1283 году) — дело будущего. Здесь же я хочу привести фрагментальные сведения о чамах и Чампе в виде очерков на основе доступных мне сведений о том, что они отличаются своей этнической идентичностью: принадлежностью исчезнувшей Чампе и её традициям (матрилинейностью и магией-шаманством), которые в какой-то период пользовались кушанской письменностью[13] и языком уйгуров[14]. Чамы являются единственными людьми древнего Индокитая, которые приняли ислам[15].

Первыми книгами, на которые я первоначально обратила внимание, были труды Холла[16] и Э. О. Берзина[17], ссылающиеся на Масперо (ссылающийся в основном на китайские тексты)[18]; современные ученые: Мосяков Д. В., Захаров А. О., Косиков М., Атнашев В. Р., Виккери М., Де Фео А., По Дхарма, Д. Брюно[19] и другие, к сожаленью, проходяще рассматривают раннюю, так же как и современную историю чамского этноса.

В истории чамов отмечается, что чамы являются выходцами из Чампы (совр. Центральный Вьетнам) и частично проживают во Вьетнаме (в десятках деревень) и в 450 деревнях Камбоджи, отказываясь от прародины во Вьетнаме. Без достоверной официальной статистики их количество оценивается более чем 1 млн. или, напротив, опускают до 700 тыс. человек, как По Дхарма, который учитывает период «красных кхмеров», когда происходила эмиграция чамов в Малайзию, США и Францию. Сегодня можно считать, что чамский этнос — это народ диаспоры, большинство которого живет за пределами Вьетнама, территории своих предков[20].

В данной монографии мы ставим цель изучения чамского этноса (его этническую идентичность) до их большой миграции в Камбоджу. При этом мы не считаем, что сведения из Вьетнама наиболее полными и часто верными, как делают многие западные ученые. Французский социолог Агнес Де Фео[21] идентичность чамов к Чампе характеризует следующим образом: «Чампа для чамов — это миф, доразумное сознание, не подвластное их разуму слово». Автор считает, что этот миф был создан в их коллективной памяти, чтобы надеяться на воскрешение потерянной Чампы, духовного богатства чамов.

Одним из наиболее авторитетных исследователей был Ж. Масперо, который изложил историю чамов на основе китайского «Юань Ши» (История Монголов)[22] с использованием вьетнамских источников[23], которые сильно расходятся в отношении некоторых событий, связанных с Чампой. Его труд, написанный вначале XX в., стал объектом критики и опровержений сотни европейских, в том числе и российских ученых, которые, впрочем, оспаривали только отдельные моменты его рассуждений, оставляя основную часть не тронутой. Особо критично к Масперо относился М. Виккери[24], который безжалостно выразился: «Масперо принимал версии событий согласно его произвольному решению о том, что должно было произойти»[25].

По нашему мнению, некоторые разделы книги Масперо составляют особую ценность, например, описание событий 1283–1285 годов, которые стали трагедией для чамского народа, которые остаются без внимания, как в западной[26], так и в российской историографии. Вместе с тем, для казахской аудитории они могли бы открыть поле («поле» — термин в антропологии — У. О.) исторических событий, где приводится совместные действия русских и тюркских народов (предков казахов-моголов — У. О.) в процессе завоевания Хубилаем всей ЮВА (включая Индонезию).

Взять хотя бы историю чамов Чампы в Индокитае в связи с морскими сражениями «монгола» Сагету из рода Джалаир (крупнейший и самый почетный род казахов) с вьетнамским «генералиссимусом» Чан Джо, заступившемся за чамов у побережья Виджаи в 1283 году. После этого случая чамы Чампы приняли вассалитет хубилайского Китая, и для них началась полоса падений за падениями, поражений за поражениями от вьетов, потери за потерями территории, приведшие, в конечном счете, к исчезновению Чампы с карты земли в 1835 году. В этой книге Ж. Масперо[27] отмечается, что Сагету аль-Джалаири (кит. Со-До) возглавил экспедицию Хубилая против сунского двора в Гуанчжу, где император Сун Ту-Цунг умер в 1274 году, а в 1279 году была уничтожена династия Сун [28]. Ему и Субедею (Спатаю, отцу известного полководца Урянхатая, взявшего Ханой) принадлежит заслуга внедрения языка и письменности уйгуров в среде китайцев.

Следует отметить, что в современной западной, российской и даже вьетнамской историографии проходяще говорится о периоде Чампы после 1285 года, когда Виджая и Пандуранга принадлежала власти Хубилая, хотя туристам, посещающем Вьетнам, много рассказывается о «празднике Кате» — фестивале, объединяющем каждый год всю общину чамов Вьетнама и Камбоджи в храме По Клонг Гарай\ Pô Kloong Garai из Фанранга\ Phan Rang. Много говорится о святом короле Хариджите (он же Субхаварман III), ставшем святым По Клонг Гарай. К сожалению, не говорят ничего о Сагету аль-Джалаири, который одержал победу над войсками его отца — короля Индравармана V, о чем подробно описывается в «Юань-Ши». В истории Вьетнама не упоминаются имена Субедея (Спатая) и его сыне Урянхатае[29], взявшем современный Ханой, прежде чем завоевать Чампу. Дж. Делгадо, описывая взятие Тянглонга (будущего Ханоя), пишет: «Урянхатай и его сын Ачу направились в Дайвьет с тринадцатитысячным войском»[30].

Мои встречи с чамами Камбоджи, Вьетнама, Малайзии и Лаоса, которые считают Чампу своей прародиной и делают вид, что хорошо знают свою историю, а на самом деле — плохо знают, стали решающими для продолжения моих исследований и я после дипломной работы продолжила свои исследования на эту тему о чамах[31], посещая страны ЮВА, в частности Камбоджу в 2011, 2014, 2016 годах, когда трибунал ЧПСК рассматривал вопрос геноцида чамского этноса, и в 2018 году, когда Народная партия Камбоджи одержала победу[32].

В работе я взяла за основу определенные условности, которые использовали некоторые авторы. Например, для незарегистрированных топонимов и камбоджийских имен, которые не фиксированы в романизированной или русской транскрипции и которые подвержены большим вариациям, я попыталась применить наиболее часто используемую транскрипцию или ту, которая лучше всего соответствует или как они сами чамы говорят. Так, имя Camphan (Чампхан — как, по аналогии, Узбекхан) привожу в виде Самфан, как читается.

Что касается вьетнамских имен и терминов, то многие диакритические знаки были опущены из-за их отсутствия на стандартных клавиатурах. Особо хочу отметить, что я решила использовать, вьетнамскую транскрипцию «чам и Чампа» от санскритского Cam[33](чам) и Campa (чампа), а не транскрипцию «Кампа» или «Тьямпа» (на русском языке) и рассматриваю слово «чам» как этноним.

Мой подход к изложению исторических материалов основывается на обшеизвестной методологии, которая рекомендует основываться на конкретном «корпусе источников» (термин в историографии — У. О.) и на полевые практики, интервью, осуществленных у известных чамов, политиков, деревенских лидеров, которые рассказывали мне не всегда беспристрастно о чамах, когда можно было обнаружить горечь, насмешку и даже проявления суровой ксенофобии.

Мои полевые исследования ставили цель изучить историю чамов, изложенную в трудах Де Фео, По Дхармы, Ж. Масперо, А. Кабатона, М. Нера, У. Коллинса[34] и других, как Э. Эмонье, Сёдес, особенно М. Виккери, проживавщего в Камбодже[35]. Особым обьектом изучения стали содержания книг Исы Османа и Фарины Со, написанных о чамах, рассмотренных трибуналом ЧПСК[36] на предмет геноцида.

Для обобщения собранного материала и общедоступных сведений из книг и периодики о чамах в ЮВА, оказывается, в связи с работой трибунала ООН о Камбодже в 2016 году, не достаточно их иметь и знать, но необходимо привести источники с требованиями CD-Cam[37], то есть надо скрупулезно указать как и откуда узнал эти сведения, хотя они общеизвестны. Для решения этой проблемы многие современные ученые в историографии рекомендуют использовать советы русского М. Бахтина и француза М. Фуко, касательно «теории дискурса», которой и мы воспользовались[38]. При этом, мы за определение дискурса «discursus» (лат. — дискретное движение мысли «здесь» и «там»), который в философии может означать: «квантовое движение мысли, идущего от одного рассуждения к другому, чтобы прийти к познанию»[39], то есть, беря дискретные (разрозненные) дискурсы (слово, предложение, абзац, книгу,…высказывания компетентных лиц) «здесь» и «там», создаем новый дискурс (монографию) на основе выбранного «корпуса» дискурсов. Кстати, такой подход позволил Э. Саиду[40] написать свою работу и избежать преследования оппонентов, так как он приводил лишь чужие мысли в процессе написания книги об ориентализме. Таким же образом, мы будем подтверждать и сверять все услышанное в процессе полевой практики ссылками на труды авторитетных исследователей чамского этноса, опубликванных гипотетических высказываний (дискурсов) известных ученых и в некоторых случаях, в частности, сведения свидетелей в судах трибунала ЧПСК.

Примечания

1

В конце учебы в Каз. Н. У. им. Аль-Фараби получила тему дипломного проекта, связанную с чамской народностью в Камбодже в контексте их эмиграции из Вьетнама [Жунусова У. А. Один месяц в ЮВА. Газета «Казах». — Алматы. 2011].

2

«Высший технологический институт кхмерско-советской дружбы» (ITSAKS) — вуз, созданный и финансировавшийся Советским Союзом с 1964-года.

3

А. Жунусов, первый выпускник УДН им. П. Лумумбы (в 1965 году), обучаясь в университете, жил в одной комнате с кхмерами, один из которых, Пень Тань Ань, был секретарем компартии Камбоджи в СССР, а другой, Чум Сокхан, женившийся на москвичке, стал госслужавшим высокого ранга. Они пережили трагические события геноцида «красных кхмеров».

4

Впрочем, есть диссертация: Yves-Mary Davenel, La situation des Tatars dans le Kasakhstan, Paris, 2000, где описывается татарская идентичность в Казахстане.

5

да, ну… этих поросят!

6

Нер Marcel, Les musulments de l’Indochine francaise, BEFEO, 1941, pp. 193–194.

7

Agnes De Feo A. Les Chams, l’islam et la revendication identitaire. P. 2004.

8

A. Reynaud, Les Tsiams et lcs sauvages bruns đe rindochine, Paris 1880.

9

Казахский ученый Г. Байжигит в статье по случаю 550-летия Казахстана приводит род джат: «В эпоху Мункехана был Мункасар-ноян, из рода джат» [Байжигит Г. Жеті Жарги хан кенесі\\ Мәдени Мура, № 2 (59),2015, с. 19–21].

10

В. Бартольд ссылается на Ж. Карши «Мулхакат ас-сурах» (сочинение закончено между 1302–1306 гг.) и утверждает, что Кашгар подвергся нашествию джатов. Рашид ад-Дин, историк династии «аль-Жалаирий» в своей «Переписке» сообщает о моголах-джатах: это те, «которых в настоящее время называют моголами в отличие от тех, прозвание которых было монголы» [Рашид-ад дин, Летопись…, 2011 с. 220–221]. Х. Санжи упоминает, что «младший брат тибетского царя Далай-Субин из-за начавшейся междуусобной войны покинул Тибет и прибыл в страну Джатов, и женился….» [Хайт (Галушкин) Санжи. Обзор ойратской истории //Глава 2. Часть 2. Монгольский период (электронная версия)].

11

Термин «жаат» (пак… ٌجَاط) является особой проблемой для западных исследователей — «ориенталистов», которые наличие двух гласных звуков «а», один короткий, другой длинный, перед эмфатическим «Т», создающих эффект наличия придыхательного «h», транскрибируют как «жахат» или «жахед», так же как «қан» с эмфатическим «Қ» (перс. ق ان) обычно транскрибируют как «кахан», Отметим, что используемый звук «х» мог бы так писаться, если бы в середине слова была одна из арабских букв ء,خ,ح или ه, которые обычно на латыни транскрибируются через «х», но их, как известно, нет в словарях, то есть имеются лишь два согласных «жт» [Жунусова (Омарова) У. А., Дискурс о «чам-жат» в Камбодже и «жалаир-жат» в Казахстане, // К 550-летию создания казахского ханства, ЕЮА им. Кунаева, Алматы, 2015].

12

Д. Брюно, Кхмеры, — М.: Вече, 2009, с. 89, 90, со ссылкой на «Записки…» Чжоу Дагуана.

13

Эпиграфическая надпись «Во-кань» в Чампе составлена на основе кушанской графики, которой ползовались в Средней Азии.

14

Ссылаясь на «Записки» Чжо Такуана в 1292 году, Фино приводит: «[У кхмеров] большинство букв похоже на буквы уйгуров (houei-hou) и произносится как у монголов». [Finot, Memoires sur les coutumes du Cambodge, BEFEO, t. 2, 1902, pp. 123–177].

15

Agnes De Feo. 2004. c.21

16

Дж. Холл, История Юго-восточной Азии, М. 1958.

17

Берзин Э. О. Юго-Вост. Азия с древнейших времен до XIII века. М., 1958.

18

Maspero, G., Le Royaume de Champa, Paris et Br.: G. Van Oest. 1928, По мнению Виккери, критика работы Масперо, «В те времена французские ученые, изучающие Индокитай, считали, что все написанное на китайском языке, должны восприниматься как священный приказ». [M. Vickery, Champa revised, Сингапур, 2005, р.82].

19

Д. Брюно, Кхмеры, — М.: Вече, 2009. — 432 стр. Книга описывает историю кхмеров на основе «Записей…» монгольского посланника Чжоу Дагуана. Этот труд считается единственной историей Камбоджи того времени.

20

Po Dharma 1990: р. 21,

21

De Feo A..2004. c.22

22

Жорж Масперо (1872–1942) — китаевед, губернатор Индокитая, один из основателей Французской Дальневосточной школы (EFEO), сын египтолога Масперо и сводный брат китаеведа Анри Масперо, В 1928 году он написал книгу «Королевство Чампы», в которой историю Чампы классифицировал по династийным периодам, как и его отец применительно к Египту. Масперо использовал свитки «Юань Ши», особенно свиток CXXIX, где описывается биография Согету Аль Джалаири.

23

(Tt), (Cm), и (Vsl).

24

Michael Theodore Vickery (1931–2017) родом из США, известен своими работами об истории ЮВА. В возросте 80 лет жил в Камбоджу с женой, кхмеркой по происхождению. 29 июня 2017 года Викери скончался от сердечного приступа в возрасте 86 лет в провинции Батамбанг (Камбоджа).

25

Vickery M. Champa Revised // Asia Research Institute Working Paper Series. No. 37. March 2005. с. 22. www.ari.nus.edu.sg/pub/wps.htm.

26

К сожалению, в работе Холл Э. История Юго-Восточной Азии. М., 1958 история монголов в Чампе проходяще рассматривается.

27

Maspero, G. 1928. р. 171–191.

28

Чхао-Чху-ченг, Распад Монгольской империи, Казань, 2008, с. 155.

29

В Казахстане в 15 км от города Туркестана и в 40 км от г. Уст-каменогорска имеются поселки с названиями «Урангай» (или Урангкай), жители которых свою этничность связывают с с генералом Хубилая Урангкатаем.

30

Delgado, James P. Khubilai Khan’s Lost Fleet\\Search of a Legendary Armada. 2008, р. 579.

31

Жунусова У. А.: Конфликт между Чампой и Юаньским Китаем//Журнал «Отан тарихы» НАН РК, Алматы, 2016 (№ 3).

32

Мосяков Д. В., Омарова У. А. Предстоящие выборы в Камбодже — победитель известен?// Юго-Восточной Азия: актуальные проблемы развития, № 2(39), М., 2018, с. 106–111

33

Термин Cam (чам или шам) как топоним с произношением шампа (Campa) встречается в Индии (совр. Бхагал), шам в Сирии (совр. Дамаск), шампот в Камбодже (совр. Кампот) в смысле «восток»

34

Cabaton A. Les Chams musulmans de l’Indo-Chine française, Revue du monde musulman, P., T. II, n° 7 (avril 1907); Ner Marcel, Les musulments de l’Indochine francaise, BEFEO, 1941, pp. 193–194; Collins, W. The Chams of Cambodia, Center for Advanced Studies, 1996.

35

Моя попытка посетить М Виккери в городе Ваттамбанг (в Камбодже) в 2016 году не удалась из-за его серьезной болезни, но я преобрела его капитальную книгу «Michael Vickery, Champa revised, Сингапур, 2005», в которой автор сильно критикует содержание очень мне знакомой книги Масперо «Королевство Чампы, 1928». В июне 2017 года в возрасте 86 лет в городе Батанбанге (Камбоджа) он скончался.

36

ЧПСК-Чрезвычайные Палаты Судов в Камбодже, англ. ECCC/ICC, доступ. http://www.eccc.gov.kh/en/-cham.

37

CD-Cam — центр документации по Камбодже.

38

Bakhtine M. Le Marxisme et la philosophie du langage», Paris. 1972. — 232 стр; Foucault M., L’Archéologie du savoir. P. 1969.

39

Morfaux L-M., Vocabulaire de la philosophie et… P. 2001.

40

Said, Edward W. «L’Orientalisme créé par l’Occident»;

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я