Я знаю вашу тайну
Татьяна Хмельницкая

После ритуала оборота и поступления в университет магии, моя жизнь должна была течь вяло, но уверенно. Увы, именно после этих значимых событий она забила кровавым фонтаном, усеивая всё вокруг меня трупами. Теперь я искала преступников, из-за которых мои близкие попали в тюрьму. А сама я стала свидетельницей очень неоднозначного преступления. Руку помощи мне протянули Драки – семья юристов, происходящих из древнего рода оборотней-драконов, и мои верные подруги. Что из этого выйдет? Посмотрим…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Я знаю вашу тайну предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

— Вставай! — позвала мама. — К тебе пришли.

Повеситься хотелось. Как у мамы получалось оставаться настолько спокойной? В семье всё стало шатко и валко, а мама — будто и не заметила произошедшего!

Я сильнее зажмурилась. Наступил третий день после оборота — а значит, мне всё же придётся вылезти из постели и развить бурную деятельность.

В последний день лета у части студентов университета случилось ритуальное торжество, потому волки не одиноки в коротком официальном отстранении от обучения. Можно сказать, что маги нам обязаны дополнительными днями безделья. Так, конечно, было не всегда. Очень давно обучение начинали в первый день осени, а к третьему дню, профессора не обнаруживали доброй половины студентов, по причине их госпитализации. То оборотни друг в отношении друга агрессию проявят, то магам от оборотней достанется.

Ладно. Чего скулить и прятаться? Пора встречать свою судьбу. Открыть глаза и…

Добрый день, дамы и господа! Я здесь, среди оборотней — неудачников! Мы не опасны, нас можно показывать в цирке, чтобы ребятня аплодировала.

Ненавижу! Всех ненавижу! А себя больше других!

Я выдернула подушку из-под своей головы и прикрылась ею, чтобы не лицезреть стройную, спортивную фигуру мамы, не слышать её голос, не видеть свет, врывающийся сквозь раздвинутые шторы.

— Ну, хватит! — было слышно, что мама улыбалась.

Ох, мама! Хватит! Хва-а-а-атит! Всё — я попала в мир фальшивых улыбок и несчастных уродов. Я — урод. Ясно же, что угодила в болото под названием «Горемыкина трясина».

Подушка была сорвана с моего лица и надо мной нависла мама. Её губы были поджаты, а серые глаза смотрели с сожалением:

— Это мой дом — значит мои правила! Встань, сходи в душ, приведи себя в порядок и спускайся к завтраку. Поняла? Всё. Я ушла. Собирайся.

Я кивнула, села на кровати, а мама выпрямилась, смерила меня улыбчивым взглядом, подмигнула.

— Тошно, — промямлила я. — Мам, как ты можешь? Папа, наверное, уже послал за братьями?

В ответ кивок.

— Представляю, как он сердится на меня! — со стоном повалилась я на кровать.

— Твой папа — вожак стаи, а ты его дочь. Всё! Хватит разговоров! Марш в душ!

Поднявшись, я прошлёпала босыми ногами в ванную комнату. Включив и отрегулировав подачу, залезла в поддон и встала под душ.

Я всегда любила воду, но сегодня казалось, будто она наказывала меня: стуча по спине, плечам, затылку жёсткими каплями. Это было физическое возмездие за то, что не стала лучшей частью рода, а взгляд папы, после моего оборота — кара душевная. Думаю, он осуждал меня, ненавидел и брезговал мной. Я стала крахом всех его надежд, его унижением, слабым звеном. Хилый оборотень — самое страшное поражение, которое папе удалось пережить за жизнь. Я понимала, что подвела не только его, но и всю семью Быстровых-Вог.

Почему так? Я была уверена, что стану сильной. Мне не в кого уродиться слабой волчицей! Проще уйти, куда глаза глядят.

А что? Передо мной открыты все пути, ведь Ритуал совершён, могла и расслабиться. Поеду к Алине или Агнессе. Теперь уж точно, вольна заниматься всем тем, что в голову взбредёт. Например, жить и учиться в институте на человеческой территории, а не в университете магии. Буду заниматься историей, как и мечтала.

Эх, поговорить бы с кем-то в таких случаях полагалось, но я не в состоянии. Алинка звонила. Оставила кучу аудио-сообщений на ситронке. Я их не слушала — ревела. Плачь — последний штрих в моём новом стиле «Виват, неудачница!»

М-да. Агнесса тоже старалась на пару с сестрой. Суток не хватит, чтобы прослушать все записи. Ещё есть от Кости и Тима. Пожалуй, только звонок Тима сейчас в самый раз. Он скорее всего утешать начнёт, но я быстро смогу перенастроить наше общение на поиски разгадок. Мне нужно заняться делом! Не важно каким, главное — прямо сейчас. И думать, думать только о тайнах преступления, о Стихии. А Константин…

Фу-у-у-ух! Константин.

Мы говорили с ним, как только он догнал меня там, в чащобе. Стояли друг напротив друга, обласканные серебряными нитями Луны.

Поморщилась от своих мыслей.

Идиотка! Вот ведь удумала: посеребрённые Луной! Я неумолимо сглаживала острые углы правды даже перед собой, и не могла себе признаться, что Константин нагнал меня в лесу, во время первого бега в зверином облике и приковал к себе.

Да, так происходит со звериной ипостасью, когда самка, чувствует сильного самца. Тоже мне, выбрал время бежать за мной!

После оборота всё воспринималось остро. Запахи, эмоции, ощущения — голова кругом, если верно формулировать, отношение к произошедшему. И тут вдруг он — мощный, подавляющий, Альфа! Моя волчица тут же захотела принадлежать ему, и готова была всё сделать ради этого. Она чувствовала в нём необходимость, равную жажде охоты.

Услужение — самое верное слово, которое я могла бы подобрать к нахлынувшим на волчицу чувствам! Вот тебе и посеребрённые Луной! Я заняла своё место в отстойнике для неудачниц, готовых лизать каждый след, оставленный обожаемым Альфой, ради того, чтобы он снизошёл до меня и сделал своей парой.

Всхлипы вырвались из горла, а слёзы смешались со струями воды. Ноги не держали, и пришлось сесть. Закрыв лицо руками, я попыталась отгородиться от несправедливого мира, распорядившегося моей судьбой так ужасно.

Вспомнилось, как я припала на передние лапы под обвиняющим взглядом отца, а потом, не выдержав, рванула в лес, и неслась по нему, не разбирая дороги. Меня остановил чужой запах, а потом и голос, прозвучавший у меня в голове.

Затормозив, я прислушивалась, нюхала воздух носом. Обострённое чутьё подсказывало, что где-то рядом сильный оборотень. Альфа. Он источал магию и животную мощь земной Стихии.

— Стой! Агата, остановись! Жди меня.

Я подчинилась грудному голосу волка, прислушалась к короткому вою, и ждала, когда Альфа окажется рядом.

Те минуты не забуду никогда. Я втягивала ноздрями маслянистый запах ночи, и реагировала на любой шорох, подёргиванием ушей. Ощущала себя хозяйкой леса, настолько, насколько мне позволял Альфа. И если бы не он, то моя первая охота стала бы самым счастливым моментом в жизни.

И вот раздалось шуршание травы и волчий рык. Последовал шлепок лап о мягкую землю, и я повернула голову. Между деревьями в потоке лунных световых стрел, пронзающих темноту, стоял огромный серый волк.

Взгляд его голубых глаз пронзал и влёк к себе. Его магия окружала и тяготила меня, заставляя подчиняться.

— Константин? — тявкнула я.

Увы, всё, что я могла к этому моменту.

— Поговорим! — голос, прозвучавший в моей голове, призывал к усмирению бушевавшего внутри негодования.

Меня подхватил холодный поток магии. Казалось, что я растворялась в нём, как сахар в чае. Я переставала существовать.

— Я выбрал тебя! Потребую у вожака Обещание. Не перечь мне!

Волк подошёл очень близко, положил свою голову мне на шею. Лизнул шерсть. Замер.

Меня колотило так, что я дрожала всем тело. Сначала стало невыносимо холодно, а затем жар заполнил всю целиком. Казалось, что меня сейчас разорвёт от странного чувства, но в то же время именно оно окрыляло, придавало уверенность, рождало страсть.

Да, страсть! Именно страсть! Я хотела Константина, как никого и никогда. Если он попросил, то я стала бы его первой добычей — самкой, готовой разделить с ним любую ночь под Луной, лишь бы позвал.

Проклятье!

Я резко отдёрнула руки от лица и снова попала в прежний мир, сосредоточившийся в четырёх стенах ванной комнаты и льющейся из душевой лейки воды. Помещение затопил горячий пар, и настенная плитка теперь была почти неразличима.

Резко поднявшись и расплескав воду на пол, я попыталась обернуться волком. Снова на меня набросилась пульсирующая энергия, но боль уже не ощущалась. Напротив — мне нравилось состояние перехода, когда я переставала чувствовать собственное тело, потому что появлялось другое — более сильное, быстрое, хваткое.

Оборот случился, и мне сразу стало легче смотреть на жизнь. Моя вторая сущность дарила покой и умиротворение, возможность обрести душевное равновесие.

Завыть не решилась — боялась, что мама ворвётся в ванную.

Я выпрыгнула из поддона, и мягко бесшумно ступая по мокрой плитке, подошла к умывальнику, над которым висело зеркало. Встала на задние лапы и вгляделась в отражение.

Бело-серебристая шерсть, зелёные хищные глаза, изящная мордочка, острые ушки. Я нравилась себе и принимала свою вторую сущность, как данность и подарок. Она красивая, моя волчица.

Но почему я чувствовала себя настолько несчастной? Слабый волк — не значит плохо. Вообще, даже нормально. Мы говорили с мамой о том, что может случиться всякое и родительница заверяла меня, будто ничего не изменится — всё останется, как прежде внутри семьи.

Увы, они скоро возненавидят меня. Почему? Потому что, братьям придётся однажды кинуть вызов вожаку — папе. И не они одни смогут это сделать. Константин тоже имел права на вызов, и мне придётся идти за ним, за его волей, против братьев и отца.

Я этого не хотела. Я не могла.

На выдохе снова вернулась в человеческий облик. Теперь на меня смотрела русоволосая девушка с зелёными глазами и плещущейся в них печалью.

Отшатнулась от зеркала, отвернулась от него, застыв посередине ванной комнаты. Мысли роем осаждали голову. Одним словом: караул! Нужно было сосредоточиться на одной. Всего одной!

Перед взором возникла картинка: Лихой, лист бумаги, и символы на нём.

Да! У меня полно дел. Тим! Он приедет. Обещал.

Снова влезла в поддон, намылила волосы шампунем, хорошо растёрла пену. Необходимо ловить момент, и попробовать насладиться им. Так и сделаю, пусть и будет это выглядеть агонией в глазах окружающих. Я вольна делать, что желала и собиралась этим пользоваться.

Наскоро вытеревшись и замотавшись в полотенце, я вышла из ванной. Ухмыльнулась и бросилась к шкафу. Достала то самое платье, которое собиралась надеть на первую вечеринку в университете. Оно было чёрным, на тонких бретельках, шёлковым, открывающим колени. Кожаный пиджак ей в комплект. Ха! Образ вполне годился для пышного траура по представлениям о моей будущей жизни.

Облачившись в наряд, я занялась волосами и вскоре, русые пряди лежали на плечах крупными локонами. Немного подкрасив ресницы, я предельно внимательно осмотрела отражение и тут же отвела взгляд — стыдно стало.

Откуда взялось это чувство? Не знаю. Но именно стыд, заставил навернуться на глаза слёзы. К счастью, осознание, что потечёт тушь, принудило взять себя в руки.

Ха! Как там говорится? Если всё летит в бездну, то на её краю, косметика спасает то, чем вы дорожите — ваше лицо.

М-да. Осколки. Кругом осколки видимого семейного благополучия. Пусть даже никто ещё не осознал, что в зеркале семьи уже создалось внутреннее напряжение, которое неминуемо приведёт к разрушению.

Ладно. Главное — соблюдать видимость благополучия, и будь что будет.

Направилась к двери, и резко дёрнула её на себя. В проёме стоял Константин.

Я отступила на шаг, ошарашенная переменой в чувствах к парню. Ну, в смысле, их пикирования в пропасть. Траектория странная: после дико возвышенных и боготворящих предмет воздыхания, до резкого обрыва вниз. Хм. Если проще, то эмоции стали вдруг такими же адекватными, как пиво для знатоков солёных орешков.

А где, я вас спрашиваю, та новая, пост-ритуальная форма соизмерения мира, на принятие которой я потратила остаток ночи и всё утро? Ну, до кучи убила время и тонну косметики, чтобы просто выглядеть нормально, или как прежде. А заодно достала из глубин личности страшное чудовище, желающее на нервной почве покрутить планету на той части тела, на которой получится.

Константин осмотрел меня изучающим взглядом. Его взор, добравшись до лица, сделался удовлетворённым, и, глядя мне в глаза, он сказал:

— Великолепно! Ой, прости. Не поздоровался. Привет, красотка! — растянул рот в улыбке оборотень. — Чего же ещё просить у судьбы? Только красивую девушку, чтобы пригласить её на танцы. Осталось узнать, не побрезгует ли прекрасная дама моим приглашением?

Что за ерунда? Волчица внутри меня будто бы заснула. Ни звука, ни вспышки радости при виде супер-Альфы. Эй, подруга! Ау! Тут твой Альфа, он выбрал тебя!

Хм. Не понятно. Она сжалась, превратилась во что-то нетронутое, первозданное и мёртвое. Я хорошо помнила тот всплеск эмоций, вызванный присутствием Кости в лесу. Ту страсть, настолько безумную и одурманивающую, что стало страшно за свой рассудок. А сейчас?

Сейчас Костя вдруг стал всё тем же парень, с которым я росла.

Та-а-а-ак! Зафиксируем в мозгу мысль, только в целях констатации факта, как чего-то неопровержимого. А мысль следующая: нет колебаний привязанности в большую сторону. Маятник замер на показаниях: «друг детства», «родной».

Неужели у слабых оборотней ипостаси равны между собой? Сейчас была полноправной хозяйкой человеческая и другая даже не претендовала на лидерство?

Хм. Нужно проработать этот вопрос. Тщательно.

— У нас разные танцы, — внутренне призывая себя к благоразумию, улыбнулась я.

— Танцы разные — справедливо замечено, но жизнь одинаковая. Ну, или судьба. Мне будет отказано, прекрасная Агата?

На Косте был синий костюм, подчёркивающий цвет его глаз, и светлая футболка. Волосы лежали в гладкой причёске. Чёлка была зачёсана назад, открывая большой лоб.

М-да. Раньше он так не носил…

— Да, судьба — та ещё затейница! — ответила я. — И шутки у неё странные. Прямо в этот момент происходит одна из них. Субъективно: просто молила Жребий, чтобы ниспослал ещё одну гадость до кучи — вот и появилась. Танцы — чем не пакость?

— Ты преувеличиваешь. Три дня из дома не выходила — вот и одичала. Нужно подвигаться, старушка!

Сердце в этот момент стучало ровно, будто не стоял рядом со мной перерождённый Альфа, а обыкновенный парень из прежней жизни.

Я шагнула в коридор. Костя отступил на шаг, пропуская меня. Захлопнула дверь. Подёргала её, чтобы прийти в себя и немного собраться с силами. Когда обернулась, то натолкнулась на озадаченный взгляд парня. Он смотрел на меня исподлобья, будто размышлял над чем-то глобальным. Я бы даже замахнулась на определение: «вечным».

— Пойдём вниз, Кость, — улыбнулась я. — Позавтракаем вместе?

Оборотень поджал губы, секунду, другую постоял, разглядывая меня, а затем широко улыбнулся:

— С великим удовольствием, красотка!

Мама на кухне была не одна — за столом, сидел Тимофей, и разрезал блинчик ножиком. Заметив нас, оба улыбнулись. Мама тут же принялась набрасывать блинчиков в тарелки мне и Косте, а Тим подскочил, пересёк кухню, и обнял меня за плечи. Затем прошептал достаточно громко, опаляя кожу шеи и ухо теплом:

— С обращением! Прекрасно выглядишь!

На нём был тёплый свитер бледно-голубого цвета и тёмно-синие джинсы. Весь вид его говорил о мягкости и открытости.

— Спасибо, — промямлила я, сбитая столку собственной реакцией на объятия Тима.

Теперь моё сердце прыгало и трепетало от счастья, а жизнь, как-то вдруг заиграла иными красками. Кровь быстрее побежала по жилам, подгоняемая чувственным ароматом, исходящим от кожи Тимофея.

На деревянных ногах дошла до стола и плюхнулась в кресло.

Да, что, в самом деле, происходит со мной, а?! Вчера едва не отдалась Константину прямо там, на поляне, а сегодня вдруг красота Тима стала отчётливее, будто я на него все прошедшие годы смотрела через мутное стекло!

Сейчас я неожиданно разглядела правильность черт, их благородство. Ха! Вот ведь умора! Подметила силу и одновременную лёгкость движений. А запах! Он будоражил кровь, смущал, заставлял желать дотронуться до руки, до плеч, до вьющихся волос, до…

Хватит! Я боюсь!

А Константин? Вчера, я готова была сделать всё, что он прикажет. Стать тем, кем он захочет. И ради чего?! Одного единственного рыка в мою сторону. Зарылась носом в его жёсткую серебристую шерсть, пахнущую полынью, и не могла поверить своему счастью. Более совершенного существа в прошедшую ночь я и представить не могла. Только он. Только Константин. Мой Константин. Мой повелитель.

А сейчас? Куда делись тот азарт и буйство чувств? На какой поляне я их потеряла, пока домой бежала?

О-о-о-о! Я сошла с ума!

— Ты сейчас взорвёшься дорогая! — ухмыльнулась мама, а я тут же подняла на неё глаза. — Я имею в виду, что ты уже седьмой блинчик ешь. Пожалей себя, малышка.

Ага. Я-то знала, что мама всё прочитала по моему лицу, а сказала преследуя две цели: меня вернуть на землю и гостей не ставить в неловкое положение.

— Ладно, — кивнула я. — Ты права, мам. Кстати, красивый костюм, Костя.

Оборотень весело улыбнулся, и поправил лацканы:

— Думал тебя пригласить на прогулку. В кафе сходим. Посидим. Поговорим…

— Не-а, — вместо меня ответил Тим. — Девушка уже приглашена. Будем культурно развиваться. В музей пойдём.

— Да-а-а, — согласилась я. — Музей. Развиваться. С начальной школы в музее не были. Пойдёшь с нами?

— Нет, — покачал головой Костя. — Не моё.

— Сестре и подруге звонила? — поинтересовалась мама. — Мне они всё утро названивали.

Меня сдуло со стула так быстро, что отвечать пришлось уже у дверей:

— Потом. Я. Потом. Ти-и-и-им!

М-да. Вела я себя крайне негостеприимно. Это читалось по глазам мамы и её разведённым от удивления в стороны рукам. Я понимала её — она меня не так воспитывала.

Драк запихнул себе в рот половину блинчика, вытер руки, и приблизился. Одним движением предложил мне держаться за его локоток, раз уж рот был забит. Что я и сделала, убегая от собственного ненормального состояния.

Краеведческий музей находится на другом конце городка возле старого капища — последнего рукотворного объекта. Дальше, за горизонт простирался манящий и грустный осенний лес. Меня не могли обмануть его яркие одежды и ароматы диких плодов. Я точно знала, что окружающее нас — камуфляж, чтобы прикрыть им затухание движения и приближающийся сон природы. Им будет окутано всё, что пока радует глаз.

Водитель Драка выскочил, чтобы помочь мне выйти из автомобиля, но Тимофей остановил его, и сам открыл дверь, галантно предложив руку.

Казалось, что тысячи мелких иголок кололи ладонь и пальцы, пока мы шли за руку с Тимом до входа в музей. Но это ещё не самое ужасное. Вернее: оно было на троечку.

В четыре балла по пятибалльной системе я бы оценила свой нюх и зрение, которые улучшились с момента перерождения и откачивали полученную информацию, естественно, в рассудок, а тот моментально включился в работу.

О, было над чем призадуматься! Мысли вырабатывались с такой продуктивной скоростью, что хотелось взять камень, треснуть им по вместилищу идей и передохнуть в обмороке!

М-да, это ещё ничего — рассудок у меня крепкий, потому худо-бедно справлялась. Но самое ужасное — это воображение. Вот его штормило на отлично! Сразу вспомнились кадры из фильмов о любви, картинки и фотографии на ту же тему. Затем, воображение внесло изменения в каждый оригинальный постер или кадр, дорисовав на нём наши с Драком лица.

В общем, я переживала не самые простые две минуты в моей жизни, и не самые лёгкие двадцать шагов по прямой до крыльца музея.

О, как же я была благодарна директору Парксу, что не стал долго нас задерживать и почти сразу открыл дверь. У-ух, я бы точно глупостей натворила! Каких — не знаю: ведь мои подростковые постеры были целомудренны, но не факт, что всё бы обошлось.

Виват третьим, но иногда совсем не лишним, одним из которых в данный момент времени являлся Паркс!

Я любила дух музейного старья! Причём, запах самого Паркса был на фоне общего едва различим. Не мудрено — вековая пыль въелась в кожу и одежду директора, превратив его в часть экспозиции.

Впрочем, сам он выглядел импозантно. Коричневого цвета костюм, бежевая рубашка и галстук в тон всему наряду, очень шли его каштановым волосам, небольшой бородке и глазам, цвета тёмного янтаря.

Директор поздравил меня с перерождением, пожал руку Тимофею, и сразу перешёл к делу, сославшись на нехватку времени.

— Хотелось бы больше узнать о городском парке в целом и восьмиугольной площадке в частности.

Тим кивнул, подтверждая мои слова, и широко улыбнулся.

— Ну, раз вы не желаете полноценную индивидуальную экскурсию, которую оплатили, то… Давайте начнём с вопрос. История нашего города не очень длинная. Какой период вас больше всего интересуют?

М-да. Нужно было списочек набросать, а не улепётывать от друга детства.

— Как называлось то место, где сейчас разбит парк? — пришёл мне на выручку Тим. — Мы заметили, что площадка в городском парке расположена ровно по сторонам света и по промежуточным направлениям. Это случайность, или был специальный проект?

— Так-с! Дайте-ка минутку…

Паркс задумчиво смотрел перед собой, будто что-то вспоминая, а затем широко улыбнулся и направился к стеллажам с литерой «О».

— Вот! — мужчина достал толстый журнал с деревянной обложкой. — «Октагон». Вы знали, что нашу местность внесли в специальный каталог? Вижу, что нет. Наверное, давно не были на наших музейных лекциях. Что ж, напомню, что восьмиугольник — это площадка, на которой расположен наш город. Обычно я с этого начинаю рассказ для школьников. Дата внесения его в журнал всех природных октагонов относится к пятнадцатому веку. Да, да, настолько давно. У меня в руках копия журнала. Таких брошюр всего несколько в мире!

Директор открыл где-то на середине журнал и показал на снимок.

Удивительно, но наша область действительно походила на эту геометрическую фигуру. Ограничивалось пространство тремя глубокими оврагами, чёткой границей озера, скалистой кромкой на несколько граней и разломом, заполненным рекой.

— Парк находится здесь, — перелистнув страницу, продолжил Паркс. — В самом центре пространства. Почему не отразить удивительность местности в чём-то рукотворном? Есть даже запись в специальном градостроительном положении, где совет волчьей стаи выносит решение о форме центральной площадки.

Я спросила:

— Как называлась местность до основания городка?

— Думаю, название очевидно. Восемь ветров, — улыбнулся директор, и посмотрел на меня так, будто это само собой разумеющееся название.

— Почему понадобилось выносить вид площадки в особое положение? — подхватил мысль Тим. — Совет стаи, я так полагаю, не часто собирается. И тут вдруг ради простого вида площадки старейшины и глава Белых волков решили собраться! Был прецедент?

Директор широко улыбнулся:

— Ещё какой! К сожалению, у меня нет даже копии того собрания — мы краеведческий музей и ограничены не только в средствах, но и в возможностях. Второй экземпляр хранится в университете, и там просить бесполезно — Попечительский совет не открывает свои хранилища. Копия — в Городском музейном фонде. Этому обстоятельству есть объяснение: октагон открыли не оборотни.

— Не-е-ет? — одновременно спросили мы.

— Нет. Его открыли маги. Университет насчитывает шестисотлетнюю историю, а оборотни живит в этих местах всего сто шестьдесят лет. Если точнее, то сто шестьдесят семь лет. Вся земля здесь принадлежала магам.

— Как так получилось, что теперь здесь живут волки? — опередил мой вопрос своим Тим.

— История проста как мир, — ухмыльнулся мужчина. — Кто-то, нечистый на руку, перемудрил с бумагами, или его заставили перемудрить, и часть земель университета перестала ему принадлежать, а числилась за государством. В тот год ещё обрушился мост, соединяющий два берега разлома. Сооружение было невиданной для тех времён красоты, и уникальное в отношении инженерной мысли. Мост восстановили спустя несколько лет, но теперь он стал просто функционалом. Вот тогда и обнаружилось, что с бумагами напутали, или подбросили, или украли — маги об этом помалкивают! — и местность стала свободной.

Директор музея остановился, чтобы выдержать театральную паузу и продолжил:

— Большего сказать не могу, потому что доподлинно никто не знает тех событий, а кто знал — давно умерли. Пришли Белые волки. Они выкупили землю у государства, основали наш городок. На сайте вы можете посмотреть копии документов купли-продажи. Планы городской застройки. Первые распоряжения вожаков и старейшин. Историю капища.

— Спасибо.

Директор вышел вместе с нами и запер дверь ключом. Мы разошлись в разные стороны: мужчина к гаражу за домом, а мы к машине Драка.

— Приглашаю в гости, — как только мы оказались в салоне, заявил Тимофей. — Посмотрим вместе сайт, почитаем…

— Хорошая идея, — промямлила я, опасаясь встречаться взглядом с Тимом. — Но…

И что мне ему сказать? Всё, что наплету будет ложью.

У-у-ух! Что происходит? Что?

— Или можем отправиться в мегаполис, там поужинать, погулять по городу?

Я молчала, смущаясь от напора Тима. Ну, или мне казалось, что он напирал, а мне при этом жутко хотелось согласиться.

— Послушай, — Тим обнял своими ладонями мою руку, погладил большими пальцами кожу, — я всё знаю. В смысле, про то, что ты слабый оборотень. Догадываюсь, как могут развиваться события и, что у тебя в голове творится. Но всегда есть выход.

Кивнула, и захотелось провалиться сквозь землю:

— Он пожелал Обещание. Выход есть — стать его парой. Не о том я мечтала…

— Это право моё! — рявкнул Тим, чем напугал меня до икоты. — Не позволю!

Что? Я не ослышалась?

Но вслух попросила:

— Отвези меня домой.

И молчала всю дорогу. Толи от обиды, толи от непонимания происходящего, толи от того, что хотела по-человечески услышать слова любви, а не требование.

Жизнь и правда стала другой, жаль, что буквально за несколько часов. Я не успевала за эмоциями, привыкнув жить более размеренной человеческой жизнью.

Как же сложно быть оборотнем!

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Я знаю вашу тайну предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я