Италия во мне. Поворот на 90̊

Тали Фелиз

Когда тебе 40, у тебя взрослый сын, а муж ушёл к другой, то от жизни не ждёшь чудес. А зря. Никогда не поздно менять свою жизнь! Да и чудеса совсем рядом. Нужно только сделать шаг им навстречу, быть может, повернуться. Немного. Градусов на 90.Итальянские зарисовки перенесут читателя из белорусской столицы в самое сердце Апеннинского полуострова, окутывая ароматом итальянской кухни и колоритом неаполитанских маршрутов.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Италия во мне. Поворот на 90̊ предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

А ещё хочется поблагодарить АЛЕКСАНДРА МОЛЧАНОВА за его «Волшебный пендель», без которого эта книга писалась бы ещё лет пять…

© Тали Фелиз, 2020

ISBN 978-5-0050-6360-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1

Пусть всё начнётся с Италии

ГЛАВА 1

Это было то самое время, когда я решила, что пора моей мечте об отпуске в Италии исполниться. Я шла к ней долгие десять лет, откладывая каждый месяц деньги, несмотря на то, что сама воспитывала сына и материальных излишеств не имела. Моё окружение считало меня выжившей из ума тёткой. А я считаю, что в сорок жизнь только начинается, и начать её лучше в новом месте. Например, в Италии. Поэтому я заранее купила авиабилеты и приготовилась встречать свой юбилей на Апеннинском полуострове в гордом одиночестве. Вернее, это будет не совсем одиночество. Это будет уединение со сбывшейся мечтой. И плевать, что будет дальше. Сегодня я открыта для любых перемен в своей жизни. Даже для тех, которые мне и представить сложно. И пусть всё начнётся с Италии….

Лена вошла в кабинет как раз тогда, когда я убирала со стола бумаги, освобождая своё рабочее место. Я всегда очень щепетильно относилась к порядку на столе. У каждого документа, у каждого карандаша должно быть своё место, и я терпеть не могла, когда кто-то брал мои вещи, а потом бросал их где-то.

— Лара, ну что ты, долго? Только давай так, чтоб мы успели на автобус, пока он пустой!

Лена — моя противоположность. Во всяком случае, иногда мне именно так кажется. И дело даже не в том, что её рабочее место напоминает ристалище после сражения. Просто Лена — другая. И именно это мне в ней всегда нравилось. Если нужно принять быстрое решение — она первая. Если нужен представитель компании, который может одним своим появлением произвести впечатление — это Лена. Собрать весь коллектив и организовать корпоратив — это по силам только ей…

Но сейчас Лена стоит напротив и строго смотрит на меня. Она снова собралась пораньше, чтоб успеть сесть в автобус, пока все остальные работники нашего и близлежащих офисов не ринулись на остановку, а я снова копаюсь. Но нет, только не в этот раз.

— Я уже даже переобулась! — с гордостью заметила я, демонстрируя чёрные «лодочки» на низком ходу.

Спустя несколько минут мы уже выходили из здания, направляясь к остановке. Как Лена и хотела, мы успели к автобусу, пока остальные работники неспешно покидали свои офисы, поэтому в транспорте мы даже сели рядом.

— Ты ж с понедельника в отпуск, да? — в который раз спросила Лена.

— Даааа, — протянула я.

— И не передумала со своим путешествием?

— Нет, — я улыбнулась.

— Лара, ты только подумай, какую сумму ты собираешься угрохать за каких-то две недели! Оно тебе надо? За эти деньги ты могла бы хоть прилично одеться — она кинула взгляд на мои туфли. Заняться причёской и пойти к диетологу.

— Надо, Лена, надо. Билеты купены, ты меня не переубедишь.

— Кроме того, за эту сумму ты могла бы себе купить машину — не унималась рациональная Лена, — Не ягуар, конечно, но хорошенького итальянского фиата. Вот тебе и личная Италия будет!

— Лена! — сказала я тоном, не терпящим возражений. — Я десять лет копила! Десять лет мечтала. Ты правда думаешь, что я вот так за три дня до вылета возьму и откажусь от своей мечты?!

— Всё, сдаюсь. Это была последняя попытка. А Андрейка один останется? Он же первый раз один остаётся?

— Да, сама переживаю. Но к нему каждый день будет заходить Ира, наша соседка.

— О, зная твою Иру, я могу быть спокойна. Она и два раза в день будет заходить. Ой, моя остановка! Ну, всё, я побежала! Созвонимся на выходных, если ты передумаешь.

Лена выскочила из автобуса и помахала рукой, прежде чем исчезнуть с моего поля зрения. А я поехала дальше, погружаясь в свои размышления. Осознаю ли я, какую сумму трачу? Конечно, осознаю — десять лет копила, во всём себе отказывая. Уверена ли я в том, что поступаю правильно? Конечно, нет. Я настолько не уверена в себе по жизни! Как я могу быть уверена в таком решительном поступке? А с другой стороны, все путешествуют. Это для меня Италия — мечта, а для кого-то — серые будни. Или я вообще слишком много внимания уделяю этой поездке. Возможно, и сама Италия мне совсем не понравится. Так может, я действительно зря туда еду?

С этими мыслями я и зашла домой. И только когда заметила, что кладу ключи в холодильник, поняла, что мне пора прекращать столько думать. Вернее, это даже не я заметила, а Андрейка. И именно он сказал о том, что я уже вся «обдумалась».

— Мама! — решительно начал он, прекрасно понимая причину моего волнения. — Мечты должны исполняться! Вот просто должны. Поэтому не изводи себя сомнениями, а лучше не забудь прислать мне открытку из Неаполя. Я, конечно, тебя скорей всего увижу раньше, чем открытку, но вот мне всё равно почему-то хочется и открытку тоже. Ну, или хотя бы магнитик купи.

— Конечно, милый, я помню — улыбнулась я, а в голове эхом пронеслось: «мечты должны исполняться!»… Особенно такие давние мечты.

Оставался один день до вылета, а я всё никак не могла заставить себя собрать чемодан. Странно, я всегда испытывала нехватку вещей в своём скудном гардеробе, а сейчас они все развешаны по комнате, а я никак не могу сделать выбор. И вон в том сарафане цвета морской волны хочется погулять. И вон то маленькое чёрное платье надеть… А без спортивного костюма я и вовсе не представляю свою жизнь. Ой, а вдруг будет жара? Или похолодает? Нужно прихватить куртку. А обувь….

И тут мне стало грустно. Я посмотрела на свои одиноко стоящие в углу туфли лодочкой. Кроме них и взять больше нечего.

— В новое десятилетие в новой обуви, — сказала я вслух, мысленно пообещав себе купить кроссовки прямо по прибытии в Италию.

Из одежды отложила необходимое. Захватив, правда, сарафан цвета морской волны. Уж очень захотелось одеть его именно в день рождения. Ну и что, что одна? Ну и что, что далеко? Зато в любимом сарафане и в стране мечты.

Остальные вещи были собраны куда быстрее. И только паспорт с кошельком перемещался с тумбочки на диван, с дивана на стол, а со стола снова на тумбочку. Я так и не смогла определить, где они будут на виду, и постоянно волновалась, что забуду их.

Я носилась по квартире, не находя себе места, и раздавала в очередной раз ценные указания Андрейке. Если быть совсем откровенной, то ценными они казались только мне, а сын равнодушно уверял, что обо всём помнит.

— Мама, да что ты нервничаешь. Если что — зайду к тёте Ире. И ты не на край света едешь. Не каменный век, будем говорить по скайпу и вайберу. У тебя в апартаментах есть вай-фай.

— Ну да, ну да… — соглашалась я, внутренне не слишком доверяя всем этим нанотехнологиям и гаджетам.

— Кстати, мам! Ты себе место в самолёте выбрала? Зарегистрировала посадочный талон?

В эту самую секунду я почти прокляла тот момент, когда поддалась на уговоры сына и вообще купила билет через интернет. Мало того, что вместо нормальных билетов у меня какие-то распечатанные чёрно-белые бумажки, так сейчас и какой-то посадочный талон надо регистрировать.

Андрейка, поняв моё смятение, объяснил, что это процедура в принципе не обязательна, но она немного облегчит мне жизнь. Он взял мои документы и через несколько минут у монитора всё сделал.

Вот жалуются все на молодое поколение, а оно вон какое развитое, куда больше нас знает. Уж в технике так точно.

Нужно ли говорить о том, что за всю ночь мне практически не удалось и глаз сомкнуть? В полубреду виделось, что я опаздываю на самолёт. Потом — что меня на него не пускают из-за отсутствия правильного билета. Затем казалось, что аренда апартаментов недействительна… Ох уж эти новые возможности. С одной стороны, это всё так удобно — зайти на какой-то сайт и купить билет или забронировать гостиницу. А с другой — как же страшно нам, выросшим среди советского «без бумажки ты букашка», принять все эти новшества.

.

.

.

.

ГЛАВА 2

День икс настал в четыре утра. Но мне казалось, что я уже просто лежала и ждала звонка будильника. Странно, с одной стороны как будто и волнения особого не ощущалось, а с другой — я понимала, что внутри меня бушуют страхи.

Как и договаривались, сына будить не стала. Накинула куртку, небезосновательно опасаясь, что в пять часов утро меня встретит прохладой, взяла чемодан и аккуратно, стараясь не шуметь, вышла из дома.

Через несколько метров треска колёс чемодана по старому асфальту в сумраке августовского утра я поняла, что чувствую себя дискомфортно. Пожалела о том, что не взяла такси. А с другой стороны, за такси до аэропорта я заплатила бы огромную сумму. Лучше эти деньги потратить в Италии. Ведь я так хочу попробовать пиццу и «джелато»…

Но тут меня накрыла новая волна страхов: если первый автобус не придёт или задержится, то я не успею на пересадку, а, следовательно, опоздаю на самолёт. На фоне этих мыслей грозные тени деревьев и кустов мне уже не казались такими страшными. Я решила идти на конечную остановку. Почему-то показалось, что там легче решить подобную ситуацию.

Грохот колёс чемодана по-прежнему эхом раздавался, казалось, по всему кварталу. Я боролась с желанием схватить его в руки и потащить на себе. Представилось, что сейчас в окнах появятся силуэты, которые обвинят меня в нарушении общественного порядка.

Впереди показалась чья-то фигура. Надо сказать, что перспектива встретить кого-то в пять утра на пустынной улице, меня не сильно радовала. Подойдя чуть поближе, я увидела всего лишь большой баул на тележке. Но очевидно же, что у этого баула есть хозяин, и вряд ли он отошёл куда-то далеко от своих сокровищ. Резкий голос за спиной заставил меня вздрогнуть. Я даже не сразу поняла, о чём меня спрашивают, и обернулась. Слева из кустов выходил старик с ножиком в руке. Я замерла. Тут же представились кровавые расправы над прохожими из ментовских сериалов.

— Рано ещё, до автобуса двадцать минут, — говорил голос.

Он сложил перочинный ножик и отправил его в карман брюк, и только тогда я заметила в его второй руке большой красивый боровик. Как будто не заметив моего явного испуга, мужчина показал на гриб:

— Вот какой красавец! Хороший год, утром лукошко набираю, пока до автобуса дохожу.

Осознав, что пока меня никто не планирует убивать, я что-то пробурчала в ответ, натянуто улыбнулась и поспешила к остановке, стараясь боковым зрением увидеть, не преследуют ли меня. Через минут пять я уже стояла на конечной и ругала себя за трусость. Десять минут пройти от дома, а я уже пять лет жизни потеряла из-за своих страхов! И ведь всегда так! Кажется, в юности гуляла по всем этим улочкам после дискотек, и ни капельки не боялась. Что же так могло измениться за последние два десятка лет?…

Когда я пришла на остановку, там уже были люди. Надо же, в пять утра на остановке есть люди! А я думала, я тут единственная буду. Оно и к лучшему. Не страшно.

Две старушки и дедушка. По виду — дачники. Буквально минут через пять подошёл и уже знакомый мне грибник. А ещё через пять я уже сидела в автобусе и думала только о том, как успеть пересесть в следующий, который довезёт меня до аэропорта.

Хотя нет. Ещё одна мысль не давала мне покоя: а вдруг меня не пустят в самолёт? Ни малейшего доверия этот распечатанный на принтере клочок бумаги у меня не вызывал. Хоть я пыталась унять страх, убеждая себя в том, что деньги за билет сняли у меня с карточки, и на электронную почту пришло письмо — подтверждение оплаты. Чтобы отвлечься, я стала рассматривать остальных пассажиров. Вот молодая пара, милуются, наверное, в путешествие едут, возможно, молодожёны. А вот две дамы. Похожи… Сёстры? А может, мама с дочкой? Прислонившись к окну, дремлет молодой парень. Судя по одежде, едет на деловую встречу. А может, наоборот, с неё возвращается.

Я успела рассмотреть всех пассажиров и придумать каждому из них профессию и цель поездки, и мы подъехали к аэропорту. Поскольку теперь моим главным страхом был один — попасть на рейс — я поспешила пройти все проверки, невзирая на то, что времени у меня было более чем достаточно. Сперва я подошла к стойке регистрации с кучей своих распечатанных бумажек, но у меня взяли только паспорт и вручили посадочный талон. Потом нашла выход к своему рейсу и поставила чемодан на ленту для проверки. Людей не было. Я спросила, куда мне нужно пройти, чтобы сдать чемодан в багаж. Сотрудник аэропорта ответил, что его надо было сдать заранее, там, где я получала посадочный талон, и вывел меня из терминала, махнув рукой в сторону стойки регистрации. Вот тут я обрадовалась тому, что людей ещё нет, а то бы опозорилась… Почему-то тот факт, что я в почти сорок лет лечу на самолёте впервые, казался мне постыдным.

Как можно более незаметно я прошла по зданию аэропорта и сдала свои вещи в багаж. Сотрудник вежливо улыбался, снова увидев меня у терминала, а я почувствовала, как щеки налились краской. Поспешила скорей пройти дальше. Кафе. Повод выпить кофе и успокоиться. Уже почти доехала. Почти Италия. Полтора часа до посадки. Можно позволить себе потратить деньги на кофе. Шоколадный батончик был у меня с собой в кармане. А в сумочке — русско-итальянский разговорник…

Время пролетело довольно быстро, а мой лексикон пополнился новыми итальянскими словами и выражениями. Ступив на трап самолёта, я ощутила себя так, будто действительно поднимаюсь в небо прямо по этой лестнице. И только когда я заняла своё место у иллюминатора, специально выбранное сыном, я поняла, что самолёт будет взлетать. А потом садиться. И это две наиболее опасные вещи в моём путешествии. Почему-то мне сразу вспомнился цикл передач о расследовании авиакатастроф.

Я представляла, как сейчас экипаж заканчивает предполётную подготовку. Почему-то вспомнились предкрылки, закрылки, реверс и множество деталей, о работе которых я знала из передач. Рядом сели двое мужчин, но я даже не обратила на это внимание. Я не слушала стюардессу. Я пристегнулась, закрыла глаза и вжалась в кресло, пытаясь вспомнить хоть какую-нибудь молитву. Самолёт начал движение. Я взглянула в иллюминатор. Через несколько минут мы оторвались от земли и начали плавно набирать высоту, а мои внутренние органы почему-то отказывались взлетать вместе с самолётом, буквально стараясь дотронуться до земли.

Я почувствовала тепло чьей-то ладони на руке и, вздрогнув, повернула голову к соседу:

— Простите, у Вас, случайно, не будет ручки? — спросил он, размахивая тонким блокнотом.

— Да, да, есть, — я судорожно схватила свою сумочку и тут же нашла две шариковых ручки. Даже не знаю, зачем я их туда положила.

— Так волнуюсь в полёте! А Вы не составите мне компанию в «морской бой»? — жалобно спросил он.

«Знал бы ты, как я волнуюсь», — подумала я, а вслух ответила:

— Да, конечно.

Весь полёт мы болтали без умолку, играли в морской бой и крестики-нолики. Время пролетело незаметно. И мы пролетели. Над Европой. И самолёт пошёл на посадку.

Как только шасси коснулись земли, в салоне раздались аплодисменты пассажиров.

— Разве можно аплодировать до полной остановки? — удивилась я вслух, — Ведь впереди самое опасное!

Пока пассажиры ожидали разрешения сойти с борта, я удовлетворила любопытство моих попутчиков, рассказав о том, что сама узнала из передач о самолётах. Наконец, нам можно было выйти.

— Очень приятно было пообщаться с такой очаровательной и образованной леди, — улыбнулся мой случайный попутчик и добавил: — До встречи в небе!

— Вы часто летаете?

— Да по несколько раз в неделю! До свидания! — мужчина поспешил за своим спутником к выходу, а я вдруг поняла, что мы разговаривали и играли весь полёт не потому что волновался он, а потому что он видел, как волновалась я. Мысленно пожелав мужчине удачи, я спустилась по трапу на землю.

На заветную итальянскую землю.

ГЛАВА 3

Аэропорт Фьюмичино. Это название я знала ещё до прибытия. Это международный аэропорт. И он мне показался сперва очень похожим на наш Минский. Белые и голубые тона делали его светлым и просторным. Впрочем, может быть все аэропорты похожи друг на друга? Я ведь видела только два…

А вот потом меня не мало удивили масштабы аэропорта. Он был невероятно огромным. И даже для того, чтобы перебраться из терминала, нужно воспользоваться электричкой.

На Вайбер вдруг пришло сообщение, оповестив громким звуком всех, кто стоял возле меня. Писал Андрейка:

«Мама, с приездом! В аэропорту первые полчаса бесплатный вай-фай. Отпишись сразу, как приедешь».

Я тут же настрочила ответное сообщение о том, что долетела хорошо. После этого мне стало намного спокойнее на душе. Я уже осознавала, что нахожусь не на краю света, несмотря на то, что не понимаю окружающих, а они — меня. Я взяла ручку чемодана и направилась к выходу.

Итак, я знала, что у меня два реальных способа доехать до Рима. На экспрессе «Леонардо» за полчаса и 14 евро и на обычном поезде, который будет стоить почти вдвое дешевле, но задержится в пути часа полтора, потому что будет останавливаться в пригородах.

С одной стороны, мне хотелось поскорей прибыть в Рим, а с другой — поглядеть на пригороды «Вечного города» хотя бы из окна поезда. К тому же во мне громким басом кричала внутренняя Лариса Петровна, которая настаивала на экономии денежных средств.

Так я попала на обычный поезд до Рима. Купив билет, я тут же его прокомпостировала ещё до посадки в вагон, на платформе, опасаясь штрафа за безбилетный проезд, о котором меня предупредил сын.

Какой же он у меня молодец, мой Андрейка! Подготовил маму к путешествию, помог составить план, столько полезных советов нашёл! Мне стало грустно, что я еду в итальянском поезде, а он — там, в Минске, и не видит такой красоты за окном. Однако очень скоро моя тоска прошла — я клятвенно пообещала себе в следующий раз взять его с собой, даже если мне придётся устроиться ещё на одну работу. А пока погрузилась в новую реальность, с неподдельным интересом рассматривая пейзажи за окном.

Спустя часа полтора поезд прибыл на станцию Термини — в самый центр Рима. Я знала, что у меня забронированы апартаменты, и на знакомство с Римом у меня есть четыре дня. Распечатанный билет на поезд до Неаполя грел моё сердце не хуже палящего итальянского солнца. Я отошла от вокзала, вдохнула как можно глубже ещё непривычный мне римский воздух и отправилась искать улицу и семейный отель Residenza Ki на Via Rasella.

Я знала, что могу подъехать остановку до отеля, но зачем? Чемодан у меня на колёсах, а целеустремлённости хватит на то, чтоб весь Рим пешком обойти. Несмотря на долгую дорогу, я была бодра. У меня открылось второе дыхание, сердце просто трепетало внутри, мысленно я никак не могла осознать, что вот так просто стою на итальянской земле и дышу итальянским воздухом.

Дорога заняла всего минут пятнадцать. Отель расположился на двух этажах. Я попала в скромное фойе в коричневых тонах, где меня встретила очаровательная итальянка с милой улыбкой. Посмотрев мой паспорт и задав несколько вопросов, на которые я едва смогла ответить, она провела меня в номер. Это были небольшие апартаменты в тех же коричнево-бежевых тонах. Посередине стояла большая кровать, застеленная полосатым покрывалом, у стены расположился столик, а над ним висела картина. Ничего особенного, лес, река, как будто работа русского художника, что не вязалось с итальянскими городскими пейзажами. В номере своя ванная с душем и шкаф, на стене висел телевизор. Два высоких окна с полосатыми шторами в тон покрывалу придавали интерьеру какую-то средиземноморскую элегантность. Номер в целом оказался не таким аутентичным, как мне бы хотелось, но зато очень чистым. Перфекционист внутри меня мог спать спокойно.

Время давно перевалило за полдень, и от всего того, чем меня кормили в самолёте, не осталось и следа. Я разложила вещи, которые могли бы мне понадобиться в эти четыре дня, привела себя в порядок, вышла на улицу Via Rasella и сразу же увидела супермаркет COOP.

«Отлично, вечером можно купить что-то перекусить. Хорошо, что завтраки у меня включены».

Я завернула на улицу Титона, где разместились маленькие магазинчики. Поскольку я пообещала себе хоть минимально обновить гардероб в Италии, то решила заглянуть в эти бутики. В первом же из них мне повезло приобрести красивые кеды на большой скидке. Оставался один-единственный мой 39-ый размер на широкую ногу. Настроение у меня тут же стремительно начало подниматься, и я смело зашла в следующий магазин.

Посмотрев на акционные товары, выбрала себе серое платье с вышитой мышкой на бедре, но молодая продавщица вдруг начала протестовать, размахивать руками и из беспрерывного потока благозвучных итальянских слов я поняла только «no, no, no».

Я не сразу заметила, как она сняла с вешалки какую-то вещь, всучила мне и просто-таки затолкала в примерочную. Это было платье цвета фуксии с поясом на талии и широким подолом, чуть ниже колен. Я глянула на себя в зеркало и растерялась. Никогда не носила такие яркие цвета, думая о том, что в моём возрасте такое уже не носят. А сейчас гляжу в это зеркало и понимаю, что до того возраста, когда такие вещи не носят, мне ещё жить лет десять-пятнадцать.

— Molto bella, mia cara! Molto Bella! 1 — подтверждала мои мысли итальянка. А я и сама уже готова была совершить это сумасшествие и купить такое яркое платье. Кажется, мне сегодня везло — оно тоже оказалось на скидке и не сильно ударило по моему кошельку. Последним аргументом в потоке моих мыслей был тот факт, что к этому платью прекрасно подходят мои чёрные «лодочки» и сумка.

Больше в магазины я решила не заходить, а отправилась сразу к знаменитому фонтану Треви, который находился буквально в полукилометре от отеля, где я остановилась. Вокруг фонтана толпились люди. Кто-то фотографировался на его фоне, кто-то бросал монетку, а кто-то просто отдыхал или болтал с друзьями.

Глядя на фонтан, я вспомнила знаменитый фильм «Сладкая жизнь» и уже хотела, было, посетовать на свой возраст, который позволяет помнить такие старые фильмы, как молодая девушка совсем близко оборвала мои грустные мысли, рассказывая подруге об известном «Дольче Вита», когда-то снимавшемся здесь. Через какое-то время я поняла, что просто стою и улыбаюсь. Сама себе. Окружающим. Жизни. Наверное, я схожу с ума. Но, чёрт возьми, как это здорово!

— О! Руссо туристо, облико морале!? — услышала я совсем рядом и оглянулась на голос. Передо мной стояла женщина небольшого роста с короткой стрижкой и фотоаппаратом в руках Она была одета в яркое оранжевое платье и не менее яркие кеды с цветочным рисунком.

— А что, так заметно? — удивилась я.

— Конечно, заметно! Только наши туристы ходят по итальянским улицам с неописуемым восторгом на лице и ощущением, что они попали в сказку.

— Да? — смущённо улыбнулась я.

— Ага, а ещё у Вас на сумке фликер с белорусским орнаментом, — засмеялась моя собеседница. — Я Наталья, фотограф.

— А я Лара… Лариса, — поправила я сама себя. — Туристка.

В этот момент ко мне подскочил какой-то мужчина, начал тянуть куда-то за руку и щебетать что-то на таком сладостном для моего слуха и непонятном для моего разума итальянском.

— Non disturbare la donna, è con me! 2 — и тут же добавила мне:

— Пойдём со мной, пока тебя отсюда куда-нибудь не увели местные кавалеры, — она взяла меня под руку, и я послушно последовала за новой знакомой.

— А Вы давно живёте в Италии? — было очень интересно узнать все подробности, которые мне доверят.

— Во-первых, давай на «ты»? А во-вторых, довольно давно. Уже лет десять — пятнадцать, а может и того больше, — она засмеялась.

— Правда? Так здорово! Ты живёшь в Риме?

— Нет, в Неаполе, но так часто тут бываю по работе, что, считай, на два дома живу. Людям подавай фотографии в самых банальных местах, в избитых позах. Друг за другом повторяют. И всё им Рим подавай. Как будто в Италии и красот больше нет…

— Слушай, это такое невероятное совпадение! Я через четыре дня еду в Неаполь! Всю жизнь мечтала там побывать.

Моя собеседница явно обрадовалась такому повороту событий и тут же прокомментировала:

— Я всегда радуюсь встрече с земляками. Хотя и довольно часто встречаю, но всё больше молодёжь сюда ездит. Или старики отдыхают. А наших бальзаковских дам не так уж и много… Слушай, Лара, а ты не хочешь заглянуть куда-нибудь поесть?

— О, я как раз собираюсь это сделать, я ужасно голодна.

— Отлично! Я покажу тебе гастрономический рай — заведу туда, где покормят вкусно и не очень дорого, — и мы слегка ускорили шаг, потому что, как оказалось, обе уже почти умирали от голода.

Шли недолго, пока не попали на Via Fienardi. Это была стеклянная огромная дверь и надпись «Take your time» над ней. Когда мы вошли внутрь, я удивилась, насколько маленькое это кафе: небольшая барная стойка в глубине и несколько столиков.

На стене напротив нашего стола было написано: «Ешь, пей, отдыхай». Прекрасное решение. Именно для этого я сюда и приехала. Стена, у которой мы расположились, напоминала башню, выложенную кирпичиками, а на потолке красовались огромные деревянные балки — это так в итальянском стиле!

Мы устроились на белых креслах, и тут же к столику подошёл мужчина среднего роста в очках и с улыбкой на лице.

— Ciao, Natali! 3 — обратился он к моей новой знакомой. Потом поздоровался со мной и снова переключился на Наташу. Они говорили быстро, я мало что понимала, если не сказать, что почти ничего.

Потом Наташа сделала заказ, и мужчина, наконец, отошёл.

— Это Джакомо, владелец кафе — пояснила моя спутница, — Когда-то я вычитала в интернете об этом месте. На сайте советовали позвать Джакомо и передать привет от Артуро. Понятия не имею, кто это, но так я и поступила. Мы познакомились, потом Джакомо узнал, что я фотограф, попросил поснимать его дочь Мануэлу, а я узнала, что он неаполитанец. В общем, с тех пор мы добрые друзья. Слушай, ничего, что я заказала и тебе на свой вкус? — она вдруг резко сменила тему.

— Это замечательно! — искренне ответила я, — а то я бы долго изучала меню, так и не решаясь выбрать что-то одно. А что мы будем есть?

— Карпаччо, прошутто и канелонни. Ты должна это попробовать!

Я уже слышала эти названия раньше, но слабо представляла, что может скрываться за этими словами. Выяснилось, что карпаччо — это тонко нарезанные ломтики телятины с соусом, а прошутто — такие же тонкие кусочки ветчины. Канелонни оказались огромными макаронами с мясной начинкой внутри. Кроме этого нам принесли бокал вина и два вида моцареллы. Увидев всё это на столе, я поняла, что наемся так, что до завтрашнего обеда есть мне уже не захочется.

Я открывала для себя новые вкусы, а Наташа, узнав, что я не слишком близко знакома с интернетом, рассказывала мне все преимущества всемирной паутины. Она сделала несколько фото со мной на телефон и тут же создала мне аккаунт в Инстаграм (благо, я помнила пароль свой электронной почты) и строго-настрого приказала фотографировать на смартфон и сбрасывать в Инстаграм свои снимки. Я слабо понимала, зачем мне это может понадобиться, но согласилась.

А потом нам принесли сладкое. Я так удивилась, что даже забыла спросить название. Это было что-то шоколадное, лёгкое, что просто таяло во рту и оставляло послевкусие пряностей.

— Комплимент от хозяина, — улыбнулась Наташа и тут же пояснила, видя моё непонимание, — Подарок, значит.

И тут я решилась спросить:

— Наташ, вот мы же с тобой не худенькие. Ты не боишься есть столько вкусного и сладкого?

Она расхохоталась.

— А чего бояться. Я ем то, что мне хочется. Тогда, когда мне этого хочется. И мне комфортно в моём теле. Да, я такая, не высокая и не худая, но разве от этого я хуже? Хуже было бы, если б я постоянно сидела на диетах и орала на всех, готовая их сожрать. А тебя что не устраивает в твоем весе?

— Ну… Моя подруга, Лена, всегда говорит, что мне нужна строгая диета… — неуверенно сказала я.

— Она тебе не подруга, — с улыбкой словно отрезала Наташа, и я уловила в этой как будто шутке всю серьёзность сказанного. — У меня есть много друзей. И худышки, и пышечки. Но никто из них никогда не пытался меня изменить. Если тебя кто-то не принимает такой, как есть — это не твой человек. Это не значит, конечно, что нужно ходить грязной и лохматой, но если хочется тебе съесть пончик или покраситься в рыжий — сделай это!

— Покраситься в рыжий? — переспросила я.

— Ага, мне кажется, тебе будет хорошо, — ответила Наташа.

Ужин подошёл к концу, несмотря на то, что мы не торопились. Мы обменялись контактами и договорились встретиться в Неаполе через неделю. Наташа написала мне список мест, которые я непременно должна посетить, и мы разошлись. На улице уже темнело и яркие фонари, отливая жёлто-оранжевым светом, создавали ощущения сказки и волшебства. Поддавшись какому-то новому, не совсем понятному мне чувству, я достала смартфон и сделала несколько снимков.

«Сегодня был невероятный день», — думала я, уже подходя к отелю. И что-то мне подсказывало, что это только начало.

ГЛАВА 4

Утром я проснулась поздно. Ближе к одиннадцати. Для меня это очень поздно, но, видимо, сказалась усталость после дороги и новых впечатлений. Довольно быстро приведя себя в порядок, я спустилась вниз, намереваясь купить в супермаркете завтрак. Что сделаешь, если проспала. Сама виновата. Однако хозяева апартаментов думали иначе. Я даже удивилась такой заботе о людях. Встретив меня в фойе, девушка — сотрудница извинилась за то, что общего завтрака мне не досталось, и предложила кофе с круасаном.

Кажется, я в раю.

После завтрака, который был даже для меня слишком скромным, я надела новое платье цвета фуксии свои чёрные «лодочки», взяла сумку и вышла на улицу. Свернув случайно не туда, куда планировала, я снова оказалась на Via Rasella. И хоть я не планировала больше ничего покупать, женская сущность взяла надо мной верх. Никогда в жизни не замечала за собой любви к шоппингу, а тут вдруг захотелось хотя бы просто посмотреть на ассортимент магазинчиков, и я, полная энтузиазма и лёгкого удовлетворения собой, пошла вдоль улочки.

Вот сувенирная лавка. Нужно обязательно купить магнитик на холодильник. Андрейка просил. Вон тот, например, с надписью Roma и четвёркой главных достопримечательностей Вечного города. Решено. Беру.

Я расплатилась за магнит, положила его в сумочку и пошла дальше по улице, не веря мыслям в своей голове. Я всё более странно ощущала себя. Как будто во мне начало открываться какое-то новое восприятие всего, что меня окружает, а главное — того, что происходит внутри меня.

Вчерашняя долгая беседа с Наташей заставила меня иначе взглянуть на свои страхи, желания и вообще на всю свою жизнь. Ведь всё это время я как будто и не жила вовсе. Я просто ежеминутно пыталась соответствовать чьим-то ожиданиям. Боялась обидеть, говоря о своих истинных чувствах, и молча сносила чужие бесполезные, а, порой, и обидные советы.

А сейчас я прогуливалась по Via Rasella и дышала полной грудью. Не последнее место в этом занимали взгляды и фразы итальянцев, которые утверждали, что я «bella» и «charming».

«Ах, наверное, это всё новое платье», — подумала я, и в этот же момент почувствовала, как кто-то схватил меня за руку. Это была девушка — продавщица. Наверное, она узнала меня. А может не меня, а моё платье, которое я вчера у неё купила. Она что-то быстро говорила и увлекала меня в свой бутик.

Как зачарованная, я последовала за итальянкой. Девушка тут же сняла что-то с вешалки и проводила меня в примерочную. Сперва мне захотелось возмутиться, но я вспомнила, какое чудесное платье она мне вчера подобрала, и снова решила довериться вкусу незнакомки. Через несколько минут я стояла у зеркала в свободных белых брюках и лавандовой блузке с изображением сов. На голове у меня была белая шляпка с широкими полями. Я чувствовала себя героиней «Модного приговора», которой предложили примерить новый образ.

— Ах, как меня пугают такие цвета, да ещё рисунок…! — сказала я вслух скорей сама себе, прекрасно осознавая, что меня никто не поймёт. — Но как же это красиво! Bella! — рассмеялась я, а продавщица довольно кивала головой в знак согласия.

— Quanto costa? 4 — осторожно спросила я.

Девушка указала на значок с процентами и озвучила сумму. Это была стоимость моего вчерашнего ужина. И я сдалась. Купила весь костюм, потому что сама вряд ли смогла бы подобрать лучше. И шляпу тоже… Хотя понимала, что никогда не надену её в Минске. Но до Минска ещё две недели, во время которых я хочу окунуться в сказку и почувствовать, что я жива.

И тут я посмотрела на свои чёрные туфли лодочкой. Вероятно, все мои чувства тут же отразились на лице, потому что молодая итальянка сказала:

— Aspetta, 5 — выйдя на улицу, она что-то крикнула девушке из бутика напротив. Потом упаковала мои новые вещи, и в тот момент, когда я вышла из магазинчика, меня уже звала продавщица из соседней лавки. Она взглянула на мои ноги и тут же принесла открытые элегантные сандалии белого цвета, как раз под мой новый костюм. Они оказались немного тесны, тогда она принесла на размер больше. Я примерила их и осознала, что лучше останусь без ужина, чем без этой пары обуви.

Весь оставшийся день я почти не видела достопримечательностей, а просто гуляла по улочкам и корила себя за такую расточительность. С одной стороны, за эти деньги в Минске я купила бы одно только платье, а тут и платье, и брюки, и блузка… Но с другой стороны, меня пугало это новое для меня чувство: мне нравилось покупать что-то для себя и хотелось обновок. Неужели я становлюсь обычной «шмоточницей»?

И я вспомнила свою подругу Лену. Она всегда говорит, что у меня дурной вкус. И что мне надо сесть на диету. И что когда вокруг столько много молодых, красивых девушек без детей, то я никому уже не нужна.

А сама — то она всего на шесть лет меня младше. И замужем не была, потому что ищет именно то, что ей нужно. Вот только бывают ли в жизни такие идеалы?

Задумалась: а нужен ли кто-то мне? Я уже столько лет одна, что давно с этим смирилась. А тут новые платья, туфли, комплименты и внимание просто прохожих. Может, я себя недооцениваю…

Так я совершенно случайно оказалась в магазине косметики и уже через десять минут уходила оттуда с тушью в сумочке и помадой в тон платью на губах. И почему я раньше никогда не носила ярких вещей? Никакая я для них не старая, напротив, как будто сбросила десяток лет… Да и косметика убавляет пару годочков.

С этими мыслями я, сама себе улыбаясь, дошла до джелатерии — одного заведения из списка тех мест, которые я должна посетить по совету Наташи. Это была пристройка к зданию, напомнившая мне избушку на курьих ножках. Вроде и не избушка, и ножек нет, но фасад, напоминающий домик из брусьев, показался мне почему-то сказочным. А какая сказка была внутри! Какого мороженого там только не было! У меня просто разбегались глаза. Многих названий я даже перевести не смогла, но особенно впечатлило мороженое со вкусом штруделя и тыквы с мёдом. Однако взяла я десерт со своим любимым фруктом — гранатом, melograna.

Выйдя из джелатерии с мороженым, я на несколько секунд застыла. Его вкус был просто божественным! Я сделала несколько шагов и неизвестно, сколько времени я находилась бы в состоянии этой эйфории, если б не увидела её — женщину лет 35-ти, с фигурой, напоминающей формы Мэрилин Монро, в меру пышной, но женственной. На ней было приталенное платье, расклешённое чуть ниже колен и мороженое в руке. Гранатовое.

Я стояла и смотрела на это нереальное отражение. Нереальное, потому что я даже не представляла, что смогу себе нравиться. С зеркальной витрины этого магазина на меня смотрело приятное отражение. И это был тот самый случай, когда мне не хотелось от него отворачиваться.

Неужели все эти перемены — всего лишь следствие новых нарядов? Или это тот разговор с Наташей так на меня подействовал? А может быть, это всё волшебный итальянский воздух, аура Вечного города и очарование Апеннинского полуострова? Скорей всего так и есть. Здесь даже витрины волшебные и отражения сказочные. А вот вернусь в Минск, и всё будет по-прежнему. Или не будет?

А впрочем… какая разница, что там будет впереди?! Есть я. И сейчас я в Италии. И передо мной Базилика Санта Мария Маджоре, а я чуть не прошла мимо из-за своих глупых мыслей. Решено! Больше никакого негатива в моей голове! У меня есть ещё почти две недели моего итальянского рая. И я просто обязана им насладиться!

На такой оптимистичной ноте я достала смартфон и начала фотографировать всё, что меня окружало, чтобы вечером оставить фотографии в Инстаграм, как и обещала Наташе.

Надо сказать, что оставшиеся три дня я твёрдо следовала своему решению не пускать негатив даже в свои мысли. И окружающий мир принял мои условия. Более того, он поддерживал меня в этом сложном выборе. Я по-прежнему слышала кучу комплиментов от незнакомых мужчин, я обошла все кафе и таверны, которые мне советовала Наташа, фотографировала все главные достопримечательности города и места, которые просто мне пришлись по душе, и каждый день выкладывала несколько снимков в социальные сети, что, надо сказать, очень обрадовало Андрейку. А ещё множество фотографий оставила в телефоне про запас, чтобы ещё долго вспоминать своё путешествие и рассказывать о нём другим.

Я жила.

ГЛАВА 5

Социальные сети затягивали быстро, особенно Инстаграм. За три дня в Риме я обзавелась первой сотней подписчиков, что привело меня в неописуемый восторг! Ещё неделю назад, будучи в Минске, мне и в голову не могло бы прийти то, что я буду вести свою страничку в социальных сетях, но больше удивляло то, что мне это начинало нравиться.

Остался один день до поезда, и я решила наведаться в джелатерию Giolitti. Я знала, что мороженым именно отсюда угостил Грегори Пек очаровательную Одри Хепберн в «Римских каникулах». А потому, собрав чемодан, я отправилась на Via degli Uffici del Vicario, благо это было совсем недалеко от фонтана Треви, прямо у Hotel Nazionale. Я несколько раз проходила мимо этого кафе вечерами, обращая внимание на ярко светящуюся вывеску, но решила для себя посетить это заведение именно в день отъезда.

И сегодня с чемоданом на колёсиках я направилась именно туда. У самой двери джелатерии я чуть не наскочила на трех молодых людей. Они держали мороженое в величину человеческой руки. Увидев меня, они обрадовались, сунули мне в руку фотоаппарат и попросили сфотографировать их, что я и сделала. А потом, попросив разрешение, сделала несколько кадров на свой смартфон, ведь такое огромное мороженое мне сейчас ни к чему, но разве можно пройти мимо, не сфотографировав его?!

Италия не перестаёт меня удивлять. Кажется, я не устану ею восхищаться. В джелатерии меня ждал ещё один сюрприз. Мороженое со вкусом шампанского. Как же я люблю шампанское! И как же редко возникает в моей жизни повод его выпить! Пообещав себе купить бутылочку на день Рождения в Неаполе, сколько бы она ни стоила, я, наслаждаясь мороженым, направилась к вокзалу Термини, не замечая тяжести чемодана на колёсиках.

Очень скоро я уже была на вокзале. Встретив русскоязычную молодую пару, я спросила, где распечатать купленный в Интернете билет на поезд, что они мне даже помогли сделать. Предъявив распечатку при входе контролёру, я прошла в вагон. Поезд Italo Treno просто превзошёл все мои ожидания. Комфортные серые кресла с оранжевыми подголовниками, откидывающиеся столики и бесплатный вай-фай по коду билета. Поезд мчался с невероятной скоростью без остановок. Пейзажи за окном сменяли друг друга так быстро, что я очень быстро устала за ними наблюдать. Вместо этого я воспользовалась возможностью лишний раз поговорить с Андрейкой по вайберу, да скинуть несколько фотографий Ире. Несмотря на то, что я очень доверяла соседке, конечно, некоторая часть моего сердца неустанно беспокоилась за сына. А другая часть мечтала о том, что однажды мы приедем сюда вместе, и он увидит всё это своими глазами.

Мой билет стоил всего 15 евро, но уже примерно через час я была в Неаполе. Я знала, что если сохраню билет с этого поезда, то предъявив его вместе с паспортом, смогу бесплатно в течение часа добраться до любой точки города. Мой отель был расположен всего в нескольких кварталах от железнодорожного вокзала Мерджеллина и одноименной станции метро. Italo treno ходят только до Napoli centrale, поэтому мне пришлось спуститься в метро и немного проехать на нём. Это высокое красивое здание прямо на углу оживлённой улицы. Комната оказалась небольшой, но уютной и очень чистой, в тёмных тонах. Когда я увидела ж/к телевизор, сразу подумала о том, что смогу включать его для того, чтобы наслушаться вдоволь мелодичной итальянской речи, хотя где-то в глубине души мелькнула мысль о том, что у меня не останется на это времени. Я, как ребёнок, осматривала номер с открытым ртом, ведь это был второй отель в моей долгой жизни. Я чувствовала себя Алисой, попавшей в страну чудес, где чудом казалось всё — от геля для душа в ванной до бутылочки воды со стаканом на столе.

В номере была собственная ванная комната с туалетом, душем и феном, постельные и ванные принадлежности. Кроме большой кровати в комнате стоял диван. Но самым главным было наличие балкона и шикарного вида на Везувий из него. Ещё одним обязательным условием был бесплатный вай-фай.

Я сделала несколько снимков на телефон и отправила их, как обычно, Ире и Андрейке. Потом вышла на балкон и, кажется, минут десять простояла, зачарованно вглядываясь вдаль, где на горизонте возвышался величественный Везувий.

Вернувшись в номер, взяла телефон и отправила сообщение Наташе о своём приезде. Буквально через несколько секунд услышала звонок Вайбера. Моя новая знакомая обрадовалась. И я тоже была счастлива её слышать. Вдали от своей страны особенно остро ощущается близость с земляками, под определение которых обычно попадают все славянские народы, знающие русский. А с Наташей мне особенно хотелось встретиться. Ведь именно после разговора с ней я как-то иначе взглянула на себя, осторожно предположив, что можно жить и в довольно упитанном теле. И как будто иначе начала чувствовать себя — более спокойно и свободно. Впрочем… возможно, это просто влияние незнакомой мне страны.

Так или иначе, я привела себя в порядок, надела новые светлые брюки, блузку и обувь, купленную в Риме, и вышла в город. Сюда я мечтала попасть последние лет десять.

Я отдавала себе отчёт в том, что зачастую само ожидание оказывается намного трепетнее, чем исполненное желание, но что-то мне подсказывало, что Неаполь не разочарует меня.

Примерно в двух-трёх километрах от Via Francesco Caracciolo расположен Королевский Дворец, Пьяцца-дель-Плебисцито, Вилла Флоридиана и Театр Сан-Карло. Мой выбор пал на Королевский дворец. Ну и Пьяцца-дель-Плебисцито, вокруг которой он и был построен в 17-ом веке. Дворец строили почти 15 лет, а потом ещё украшали внутри пять лет. Я не сильна в истории, тем более в истории Италии, но читала, что в этом дворце проживали королевские семьи.

Снаружи здания мне сразу на глаза попались часы, которые я тут же сфотографировала на смартфон для Инстаграм. А потом небольшую колокольню на фасаде. Решение зайти внутрь и посмотреть интерьеры было принято сразу. С одной стороны, все дворцы, которые я видела, похожи друг на друга. А с другой стороны, меня всегда восхищали эти величественные интерьеры, шикарные залы и поистине королевское сочетание стиля оттенков.

Всего за 6 евро мне удалось увидеть залы второго этажа, которые открыты для посещения. Это был музей исторических апартаментов — то место, где, кажется, я смогла бы остаться жить, если бы мне позволили.

Я зашла во внутренний двор. Подумалось, что здесь можно снимать романтические исторические картины. Тут я нашла кассу. Заплатив те самые шесть евро за вход, я зашла во дворец.

Первое, что бросилось в глаза — шикарная парадная лестница в светлых тонах. Это было не совсем похоже на российские дворцы, которые мне повезло когда-то увидеть в Петербурге. Здесь были мраморные стены, а на них загадочные узоры. Я поднялась по лестнице вверх и оказалась в галерее. Это и был тот второй этаж, который, правда, в Европе почему-то называют первым, покои которого открыты для туристов. Попав в придворный театр, я отметила для себя сходство с нашим белорусским оперным театром. Те же красные с золотом оттенки, но качество исполнения, конечно, на порядок выше. Хотя бы потому, что это старинный дворец.

Далее были залы — красный с золотом, синий с золотом и коричневый с золотом. Множество гобеленов на стенах, портреты художников 17 века. Особенно красивой показалась Палатинская капелла. Именно здесь проходили служения. Несколько рядов красных с золотом стульев посреди зала и невероятной красоты алтарь 17-ого века…

После я снова вышла к главной лестнице, только уже с другой стороны. А затем снова вышла во двор.

То ли я много ходила, то ли постоянное желание удивляться и восхищаться отобрало у меня последние силы, но я ужасно проголодалась. Хорошо, что места, где нужно обязательно перекусить, были подробно записаны у меня в телефоне. Так я попала в тратторию совсем рядом с Галереей Умберто. Кажется, я оказалась в самом сердце Италии, потому что не раз потом вспоминала об этом заведении и рассказывала знакомым, как официанты хором кричали: «Grazie»6, когда посетитель оставлял чаевые, как заходили уличные музыканты, играя и распевая песни.

Уже намного позже я узнала рецепт традиционного блюда, которое попробовала в Da Nennella — весьма необычного для меня сочетания картофеля и пасты по-неаполитански.

Паста (короткая) — 300 г.

Картофель — 4 шт

Несколько помидорок черри или сливок

Лук репчатый

Оливковое масло

Базилик

Сыр моцарелла (а лучше копченый сыр провола) — 250 г.

Тертый пармезан.

Обжарить лук, добавить помидор, картофель, порезанные кубиками, и измельченный базилик. Посолить, немного обжарить, а потом залить водой и тушить минут 20—30.

Добавить ещё воды, довести до кипения и высыпать пасту так, чтобы вода её слегка прикрывала. Готовить, помешивая, не накрывая крышкой. После готовности выключить. Добавить пармезан и проволу, перемешать, пока сыр расплавится и подавать к столу.

Через четверть часа я уже шла по Via Toledo, а прямо у дверей джелатерии Il Gelato Mennella меня уже ждала Наташа. Я была так рада её видеть! Нам пришлось отстоять немаленькую очередь, хотя, надо сказать, что она продвигалась довольно быстро. Вообще у меня сложилось впечатление, что очереди в Италии — это показатель качества. По крайней мере, этот показатель меня пока ещё не подводил. В небольшой довольно тонкий рожок мне положили невероятно вкусное сливочное мороженое. Фисташка и темный шоколад — это было невероятно вкусно. Мы шли по улице, наслаждались вкуснейшим лакомством и болтали, как старые подружки.

В конце нашей прогулки Наташа спросила о планах на завтра. Я с удовольствием рассказала ей, что давно мечтаю попасть в пиццерию, где снималась Джулия Робертс в одном из фильмов. Я ожидала услышать что-то восторженное об этом месте и совет обязательно его посетить, но моя приятельница лишь махнула рукой.

— Да туда мало того, что очередь, как в Мавзолей, так ещё и потом пиццу ждать почти час. Подсадят к кому-нибудь, потому что народу море… Захочешь чистый стол — подходи к плашке с грязной водой, мочи тряпку и вытирай. Да, и, кстати, туалет там один на всех!

Я была, мягко говоря, немного шокирована таким откровением. Ведь я представляла себе всё иначе. Вернее, я представляла даже лучше, чем показали в фильме. Я не была готова к такому разочарованию.

— Послушай, Нат, ну может всё не так плохо?

— Не, ну ты сходи, конечно, раз мечтала столько, — рассмеялась она. — Только если что — я тебя предупреждала.

— Ладно, — растерялась я, — но тогда скажи, где тут самая вкусная пицца и самая красивая пиццерия? Я думала, что именно эта…

— Самая красивая пиццерия? Лара, я тебя умоляю, пиццерии тут на каждом шагу, но о какой красоте ты говоришь? Это Неаполь, а значит, в пиццериях не может быть красиво. Обычные столы, покрытые бумажной скатертью, а то и вовсе голая мраморная столешница, стены из белого кафеля и фотографии знаменитостей, которые ели здесь пиццу — вот и вся красота.

— Как же так… — я, вероятно, не смогла скрыть своего разочарования, поэтому Наташа тут же решила поддержать меня:

— Если всё-таки решишь идти в da Michele, то иди хотя бы после обеда — людей будет поменьше. Когда я бываю в районе Vomero, то иногда заскакиваю в пиццерию Gorizia, рядом с piazza Vanvitelli. Там работает пожилой пиццайоло, у него пицца всегда какая-то лёгкая, вкусная. А вообще я всегда заказываю её на дом у Фабио с соседней улицы. Мы давно друг друга знаем, и он просто не может приготовить плохо, — она расхохоталась, а я только от этого смеха начала приходить в себя от услышанного.

Как будто в разговоре сама с собой, я неожиданно для себя проговорила вслух:

— А я хотела именно там отметить свой юбилей…

— Юбилей? Ты приехала сюда, чтобы отметить свой день рождения? — удивилась Наташа.

— Да. Я так долго собирала на это деньги… — уже равнодушно ответила я.

— Ой, а можно я тебе подарок сделаю? Я тебя пофотографирую! На Капри! Это моё любимое место, там такие пейзажи… Это будет моим тебе подарком, ладно? Только ты, когда выкладывать фотки в интернет будешь, автора укажи, идёт? Рекламы много не бывает, — снова засмеялась она.

— Хорошо… — неуверенно согласилась я. Вот чего я боялась больше всего на свете — это объектива фотоаппарата. Одно дело самой снимать достопримечательности и красоты, а совсем другое — позировать на камеру. Я страшно стеснялась и крайне редко нравилась себе на фотоснимках.

— Тогда до завтра! Поедем с самого утра, хорошо? А то у меня вечером есть неотложные дела.

— До завтра! — улыбнулась я, пытаясь внутренне убедить себя в необходимости этой фотосессии. Во всяком случае, Андрейка будет рад. Он столько раз говорил сменить эти, как их, аватарки в социальных сетях. А Наташа вполне удачно тогда сфотографировала меня в кафе в Риме… Ну может хоть одну-две фотографии выберу…

Остаток дня я решила провести на улицах города. Это был своего рода квест: идти, куда глядят глаза, наворачивая круги и проходя несколько раз по одним и тем же улочкам, фотографировать то, что привлекает взгляд и лишь в конце пути взглянуть на карту и обнаружить себя у ворот Замка Кастель Нуово или, как его ещё называют «Анжуйский замок». Пять круглых башен вокруг придают ему какую-то мощность и величие. А светлая резная Триумфальная Арка при входе говорит о торжественности.

Кассы закрывались в шесть, у меня было ещё два часа. Я не смогла отказать себе в удовольствии поглядеть на покои королевской семьи, зал баронов, Палатинскую капеллу, часовню… В общем, всё то, что можно было посмотреть. Тем более что стоило это всего в 5 евро. Однако, обойдя всё, что было разрешено, я несколько разочаровалась. Ведь, по сути, внутри смотреть было и нечего. Разве что порадовал выход на террасу с видом на побережье да картинная галерея. Так что по большому счёту этот просто невероятный вид на море и порт стоили денег за входной билет. Я сделала с десяток фотографий и просто восхищалась местными пейзажами. А дальнейшая «слепая» прогулка по местным улочкам добавила колорита и радостных эмоций от попадающихся на глаза мелочей.

Около отеля я оказалась, когда начало смеркаться. Сил почти не было, хорошо, что перекусила по дороге. Вряд ли смогла бы приготовить что-то сама. Но вот эмоции меня переполняли. Я была уверена, что Неаполь не разочарует меня. Всё казалось мелочью по сравнению с той аурой, с той непередаваемой атмосферой, которая витала в воздухе и просто накрывала меня невидимым покрывалом.

Я много слышала о том, что Неаполь — один из самых грязных европейских городов, но, честное слово, я замечала вокруг только красоту. Эти узкие улочки, каждая ступенька которых просто переполнена итальянским духом. Этот сумасшедший колорит, улыбки, громкая оживлённая речь. Со всех сторон доносилось чьё-то пение и музыка. Видно было, что этот народ любит и умеет радоваться жизни. Итальянцы переговаривались, прямо стоя на балконах, оттуда же и отвешивали иногда комплименты прохожим. Мне попадались на глаза улыбающиеся счастливые женщины и невероятно эмоциональные мужчины! И это не говоря уже о преследующем меня ощущении, что я хожу по дорогам, по которым ходила сама несравненная Софи Лорен! Кстати, именно здесь я услышала, что в оригинале в фамилии Лорен ударение ставят на «о», а не на «е», как говорят у нас.

Казалось, я могу часами прогуливаться по этому городу, впитывая его атмосферу, наслаждаясь аурой и ароматами — кофе, пиццы, булочек…

Завтра с самого утра мы с Наташей должны отплыть на Капри на фотосессию. А чтобы выглядеть свежей и отдохнувшей, надо было бы выспаться. К тому же я действительно очень устала — сказались мои долгие пешие прогулки. Дома я никогда не ходила так долго. Даже в автобусе мы с Леной старались всегда занять сидячие места. А в Италии у меня словно второе дыхание открылось.

Но возраст и отсутствие малейшей жизненной активности в жизни всё же взяли своё. Я зашла в номер, приготовила всё до мельчайших вещиц вплоть до помады и туши для ресниц, чтобы не задерживаться с утра, приняла душ, уложила волосы феном и легла в постель.

Как только я закрывала глаза, передо мной появлялись узкие улочки, старые дома, пиццерии, магазинчики… казалось, что до конца жизни я в своих снах буду видеть Италию. Но буквально через пять — семь минут я уже погрузилась в глубокий сон без сновидений.

ГЛАВА 6

Утро началось для меня минут за десять до звонка будильника — верный признак того, что я выспалась. А значит, есть надежда на то, что и выглядеть буду лучше, чем обычно. Впрочем… выглядеть я так или иначе буду лучше, чем обычно. Ведь у меня теперь есть тушь для ресниц и помада.

Мой выбор снова пал на брюки. Поэтому минут через двадцать я рассматривала в зеркале фигуру дамы в белых широких брюках, лавандовой блузке с совами, светлых сандалиях на небольшой танкетке и с белой соломенной шляпой на голове. Я рассматривала своё отражение, не веря, что могу быть такой. Как будто это и вовсе не я, а моя младшая сестра-близнец.

— И вообще, что за самолюбование?! — сказала я сама себе и сняла шляпу. Взяв с тумбочки расчёску, я аккуратно забрала волосы в пучок и завязала низкую гульку, мою привычную причёску, — единственное, пожалуй, что в этот момент напоминало мне о той жизни, которая осталась в Беларуси.

Не вписывалась в этот наряд только моя маленькая черная сумочка, которую всё же необходимо было взять. Я положила туда расчёску, копию паспорта на всякий случай, телефон и минимальную сумму на проезд до Капри и обратно плюс немного денег сверху — я обещала себе не потратить сегодня ни цента больше. Поэтому специально оставила платежную карту и основную наличность в отеле, запрятав всё в специальный кармашек в спортивном костюме, который я предусмотрительно пришила ещё в Минске.

Спустя минут двадцать я уже мчалась на такси к причалу Molo Mergellina. Конечно, можно было доехать туда и на метро, но в этот раз я позволила себе потратить 10 евро на такси. Во-первых, у меня было не так много времени, а нужно было успеть на паром. А во-вторых, я была готова к фотосессии и боялась испортить свой внешний вид по дороге.

Наташа уже ждала меня на причале. Жёлтое с принтом котиков платье выделяло её из толпы. Моя новая приятельница уже купила билеты туда и обратно, поэтому мне оставалось только отдать ей за них деньги, что я тут же поспешила сделать.

Надо сказать, что это был первый паром в моей жизни. И представляла я его совсем по-другому. Скудное воображение рисовало этакий деревянный плот, перевозящий машины и людей. Каково же было моё удивление, когда я увидела ну самый настоящий корабль. Наташа просто расхохоталась, когда я рассказала ей о своих представлениях, а мне стало даже немножечко стыдно за свои несколько ограниченные представления об этом мире.

Когда же мы ступили на паром, я удивилась ещё больше. Внутри было невероятно комфортно: тёмно-синие кожаные кресла, бары, туалеты — это вообще никак не вписывалось в мой ассоциативный ряд, возникающий при слове «паром». Как долго я живу, и как мало знаю о жизни…

Минут через 15 после того, как паром отчалил, мы вышли на палубу (если это, конечно, называется палубой). Это был момент начала моей фотосессии. Во всяком случае, мне так показалось, потому что Наташа взяла фотоаппарат и начала фотографировать меня на фоне удалявшегося Везувия. Этот открывающийся с судна пейзаж действительно был невероятным. Вспомнив про своё новое увлечение — Инстаграм — я и сама сделала несколько кадров на смартфон. А потом Наташа по моей просьбе подозвала кого-то из наиболее приветливо выглядевших попутчиков, и нас сфотографировали вместе. Моя новая знакомая возражала, но потом очень быстро сдалась. Не всегда же быть фотографу только по одну сторону камеры. А я обрадовалась, что смогу вечером Андрейке и Ире показать свою новую приятельницу, потому что нас сняли не только на фотоаппарат, но и на мой смартфон.

Время пролетело незаметно, и примерно минут через сорок — пятьдесят мы уже причаливали к острову. Я поймала себя на мысли, что в этой итальянской поездке я постоянно совершаю маленькие открытия. И это был первый раз в жизни, когда моя нога ступила на самый настоящий остров — ощущение чего-то нового, ещё мной не изведанного, было непередаваемым. А поскольку издалека Капри был похож на скалистый зелёный островок, то мне представилось, что мы оказались на почти необитаемом острове из фильмов, и нам останется только отправиться на поиски сокровищ.

Но мы вышли на причал, и остров оказался вполне обитаемым, правда, и сокровищ тут оказалась с избытком, если, конечно, за сокровища можно принять великолепные пейзажи и неповторимую архитектуру. Остров оказался очень зеленым — именно такие картинки всплывали у меня в голове при упоминании Средиземноморья. Зелень, прекрасные цветы, море и небесная лазурь… может быть, это и есть Рай на земле? Немного побродив по площади, мы отправились к вилле римского императора Августа, а вернее даже к парку, который в отличие от виллы, сохранился до наших времён. Во всяком случае, назвали этот парк именем императора, хотя, кажется, раскинут он здесь был намного позже. Но на эту историческую справку я практически не обратила внимание, потому что вход в парк стоил два евро, а мой бюджет на сегодня был весьма ограничен, ведь я взяла с собой сумму, равную проезду, с небольшим запасом, о чём уже успела пожалеть. Но, не раздумывая долго, я отдала монетку в два евро — очень уж прельщала меня возможность увидеть красоту скалы Фаральони и монастырь Сан Джакомо. Пока мы были наверху, я чувствовала себя маленьким ребёнком, который восхищался каждым моментом, каждому увиденному фрагменту этого великолепия.

Сделав десятка два различных фотографий, мы прогулялись недалеко от красной виллы, знаменитой тем, что там жил Максим Горький. Хотя мне сложно представить, как он тут жил и даже митинги собирал, не владея итальянским языком. Или владел?

Зато я чувствовала себя прекрасно, не замечая языкового барьера, что, в общем-то, и понятно, ведь если возникала необходимость что-то прочитать или спросить, то с этим успешно справлялась Наташа, комментируя мне почти каждое слово.

Я ощущала себя девочкой, попавшей в сказку. А с другой стороны, я чувствовала себя в своей стихии, как будто всю свою жизнь провела на этом маленьком островке. И только одна вещь заставляла меня смущаться и краснеть: собственно фотоаппарат. Кажется, мы сделали уже сотню кадров, но я до сих пор не смогла расслабиться перед объективом. Это, конечно, не удивительно. Я за всю свою жизнь не позировала перед камерой столько, сколько за последние несколько часов. Можно было бы уже и привыкнуть, конечно, но столько внимания сразу моя персона ещё не получала.

Мы отправились к автобусной остановке, чтобы посетить Анакапри. Маленькие автобусики по серпантинам помчали нас в этот городок. Каким же он мне показался светлым и уютным! Маленькая площадь смотрелась совсем игрушечной. Солнечные лучи, отражаясь от белых стен, весело играли, изредка лишь прячась за одинокое облачко.

Ещё несколько десятков (или сотен — я давно сбилась со счёта) кадров, и Наташа объявила, что мы должны успеть посетить Голубой Грот до отплытия нашего парома обратно. Нужно было снова ехать на автобусе, что мне не слишком нравилось. С гораздо большим удовольствием я прогулялась бы по местным улочкам, но мой личный экскурсовод упорно настаивал на этой поездке.

Прибыв в порт Марина Гранде, мы отыскали подходящее предложение посещения Грота за 12 евро без обзорной поездки вокруг острова. Это должно было занять час, но заняло немного больше времени, благо оно у нас было с запасом. Наташа специально выбрала лодку с тентом, зная, что нам придётся ждать своей очереди у входа в Грот под палящим средиземноморским солнцем. В сам Грот въезжают маленькие низкие лодочки, куда помещаются всего несколько человек. Забавным оказалось то, что нужно было лечь на дно лодки и ни в коем случае не поднимать голову, пока лодка не пройдет сквозь щель Грота. Но и тут нас ждал неприятный сюрприз в виде дополнительной платы за въезд в Грот, который обошелся в 13 евро. Я выгребла все монеты до последней и вздохнула с облегчением только попав в Грот. Если бы мне не хватило денег, то пришлось бы провалиться под землю. Вернее, сначала под воду а уже потом под землю. Хорошо, что мне не пришлось сгорать от стыда.

Сам Грот показался нереальным из-за каких-то там лучей солнца, попадающих сюда под определенным углом, вода просто светилась необыкновенными синими переливами, создавая ощущение того, что мы все оказались в сказочном мире, наполненном эльфами и феями.

Спустя несколько часов, невероятно уставшая, но полная незабываемых впечатлений, я стояла на одной из неаполитанских улочек и пыталась найти слова, чтобы отблагодарить Наташу за такую чудесную поездку.

Вдруг в какой-то момент парень, промчавшись мимо на скутере, выхватил у меня из рук сумочку и моментально скрылся за поворотом. Я стояла в оцепенении, а моя приятельница, активно жестикулируя, осыпала скутериста проклятиями сразу на двух языках.

— Ларочка, что же ты так неосторожно?! Что было в сумке? Документы? Деньги?

И тут мне стало смешно. Я просто залилась смехом. А Наташа недоумённо смотрела на мою истерику. Придя в себя, я объяснила:

— Вот огорчится воришка! Там была только расчёска и ксерокопия паспорта! Телефон у меня в кармане. Я же фотографирую чуть ли не каждую минуту, неудобно держать его в сумочке. Ключ от номера у меня вот здесь, на верёвочке, как в детстве, чтобы не потерять, на шее. А деньги… Если честно, я последние копейки выложила ещё в Гроте, и хотела одолжить у тебя пару евро, чтобы добраться до отеля.

Тут начала хохотать Наташа, вероятно, представив досаду воришки, а потом заметила:

— Всё равно та сумка совершенно не подходила к этому наряду! А дорогу домой я тебе оплачу, и не на метро, а на такси. Знаешь, давно не проводила так спокойно и весело весь день. Мы непременно должны встретиться ещё раз.

— А ещё я давно так не смеялась, — добавила она, всё ещё смеясь. — Ты представляешь его лицо, когда он откроет сумочку? Ха-ха! Слушай, тут недалеко кофейня. Пошли, я тебя угощу кофе. У меня прекрасное настроение! А потом отправлю тебя в отель на такси.

Мы совсем немного прогулялись по вечернему Неаполю, пока не дошли до маленькой кофейни. Я сперва думала отказаться от кофе, опасаясь того, что не смогу уснуть. Но как только мы присели за столик, я почувствовала, что устала за сегодняшний день так, что усну без задних лап, даже если выпью литр кофе. И это неудивительно, ведь мы обошли пешком почти весь остров! Во всяком случае, ощущения у меня были именно такие. И чтобы не заснуть прямо за столиком, мне просто необходим кофе. Впрочем, чая в итальянских кафе всё равно нет.

— Какие планы на завтра? — спросила Наташа. — Уже, небось, распланировала весь день?

— Ну, весь не распланировала, всегда оставляю время для самого любимого — просто прогуляться по улочкам, и ещё хочу сходить в знаменитую пиццерию, я тебе о ней говорила, культовое место из «Ешь, молись, люби».

— О, не буду тебя отговаривать, конечно, но популярность этого заведения преувеличенна. Можешь, конечно, сходить, если считаешь место культовым, но будь готова разочароваться.

Мы продолжали разговаривать, но в душе меня уже одолевал страх. У меня нет ни копейки, а мне нужно как-то добраться до отеля, и уже темнеет. А вдруг Наташа забудет об этом? Мне будет неудобно напомнить. И вообще просить у неё деньги так стыдно… Но, к моему счастью, Наташа не забыла о моей беде. Она сама посадила меня в такси и оплатила мою поездку. Договорились, что я позвоню ей на Вайбер и расскажу свои впечатления о пиццерии da Michele.

Я почти не помнила дороги домой. Зайдя в номер, едва успела переодеться и смыть косметику до того, как упала в кровать и провалилась в глубокий сон.

.

.

.

ГЛАВА 7

Утренние лучи разбудили меня ближе к часам десяти. Я чувствовала себя отдохнувшей, хотя после нашей прогулки по острову узнала о наличии новых мышц на своих ногах. Благо новые сандалии были очень удобными. Я привела себя в порядок и надела столь полюбившийся мне светлый костюм с лавандовой блузкой. Почему-то моё внутреннее «Я» категорически отказывалось надевать старую одежду, которую я привезла с собой.

Вот только сумочек у меня больше не было. И с этим надо было что-то делать. А что можно было сделать, кроме того, чтобы отправиться в магазин и купить её? И вдруг меня охватила паника! Кажется, я только сейчас осознала, что вчера произошло. Вернее, что могло произойти, если бы я не решила ограничить себя в бюджете. Я могла потерять всё: деньги, карточку, телефон, документы… Паника захватила меня до самых кончиков пальцев, которые предательски затряслись. Количество ударов моего несчастного сердца увеличилось в десятки раз. Ватные коленки заставили присесть на краешек кровати.

— Совсем потеряла голову, старая неудачница! — сказала я сама себе вслух. — Ведёшь себя, как ребёнок! Разве в сорок лет можно так?

И правда, вся эта итальянская эйфория поглотила меня настолько, что я не только потеряла бдительность, но и потеряла ощущение своего возраста и себя привычной.

«А может, и к лучшему»? — прошептал глубоко в голове голос моего внутреннего ребенка.

Я встала с кровати и подошла к шкафу, где стоял мой чемодан на колесах, открыла один из кармашков под замком, достала небольшую косметичку, служившую мне походной аптечкой, и, вытащив знакомый тюбик, накапала себе десять капель пустырника в стакан, который всегда стоял на столике у окна. Запила водой, вздохнула поглубже. Внутренние сомнения одолевали меня как никогда раньше.

Я приехала в страну своей мечты, чтобы в гордом одиночестве, но с чувством исполненного главного желания, встретить здесь свое 40-летие, а в итоге перенеслась не только в пространстве, но и во времени. Я с лёгкостью 20-летней девочки гуляю по улочкам, принимая с довольной улыбкой комплименты от незнакомых мужчин! Я купила себе помаду и тушь! Разве порядочные женщины в моём возрасте так себя ведут?

Мой взгляд упал в окно. Солнечная Неаполитанская улочка манила своим колоритом. Звал и магазин, в котором я непременно найду подходящую сумочку. Светлая половина моего внутреннего «Я» заставила взять телефон, карточку и покинуть это место, которое за последние 15 минут превратилось в кладбище моих надежд и очарований.

«Тьфу», — выругалась тёмная половина моего внутреннего «Я».

И я лёгкой походкой 20-летней девочки помчалась на via Benedetto Croce, в исторический центр города, а потом свернула на via Toledo. Потерявшись с непривычки среди всех магазинчиков, я в конце концов зашла туда, где было написано Camomilla. Меня встретила продавщица лет тридцати, смуглая брюнетка с копной волос собранных в пучок. Увидев свободный стул, я села на него, едва не расплакавшись.

— Sono Rаmina7, — протянула мне руку для знакомства итальянка. Я ответила на рукопожатие, представившись. На вопрос о том, что у меня случилось, я на ломаном англо-итальянском поведала свою печальную историю о том, как у меня вчера украли сумочку, а также о том, как долго я брожу по всем этим бутикам в попытках найти недорогую сумку, которая могла бы подойти к моей одежде, но безрезультатно. Мне показалось, что итальянка искренне мне посочувствовала, потому что выглядела она довольно расстроенной. Рамина уточнила, какого цвета сумку я хотела бы купить. Этим вопросом она привела меня замешательство.

Ситуации выбора чего бы то ни было всегда наводили на меня ужас. С одной стороны, мне однозначно нужна была чёрная универсальная сумка на все случаи жизни, типа тех, что носят у нас в Беларуси женщины моего возраста. Но с другой стороны, чёрная сумка категорически не подходила к моему светлому костюму…

— Может, белая или чёрная? — неуверенно скорее спросила, чем ответила я.

Ромина рассмеялась. Она ушла в подсобное помещение и буквально через несколько секунд вышла оттуда с длинным нежно-зеленым платьем в руках. Из того, что сказала итальянка, я поняла, что мне нужно примерить это платье, пока она сходит в магазин напротив и посмотрит там для меня сумку. Я не собиралась больше покупать ничего из одежды, но я не смогла отказать продавщице с такой искренней улыбкой. Никто же не заставляет меня ничего покупать! Придумаю, что не понравилось. К тому же этот странный зелёный цвет… Этот нежный зеленоватый цвет, отражающийся в моих глазах…

Надев платье, я поняла, что уже ни за какие коврижки не сниму его. Тёмная сторона внутреннего «Я» даже не предпринимала попытки переубедить меня, когда я вышла из примерочной. Рамина уже ждала здесь. Судя по её выражению лица, я поняла что платье село на мне ещё лучше, чем она предполагала. Итальянка протянула мне небольшую сумочку насыщенного лавандового цвета, чем смутила меня окончательно.

«Боже, я же никогда не одену это дома», — мелькнуло у меня в голове, но Рамина уже повязывала вокруг моей шеи лёгкий воздушный палантин, который тон в тон сочетался с моей новой сумочкой. Да-да, считанных секунд мне хватило на то, чтобы убедить все свои внутренние «Я» в том, что этот наряд просто должен быть моим. А сказанное итальянкой: «Шарф в подарок», — только убедило меня в правильности выбора. Поддавшись порыву, я предложила новой знакомой сфотографироваться со мной для Инстаграм, чтобы я могла рассказать друзьям, где в Неаполе есть лучший продавец одежды. Я протянула руку, чтобы сделать селфи, но Рамина запротестовала. Она выскочила на улицу и буквально через несколько секунд привела продавщицу из соседнего магазина. Она и сфотографировала нас прямо на фоне вывески.

— Я думаю, так фотография получится лучше, ведь теперь на ней виден мой магазинчик и твоё новое платье, — рассмеялась она, и я не могла не согласиться.

Расплатившись за покупки, я направилась по давно намеченному маршруту к пиццерии Da Michele. Я чувствовала себя героиней романтического фильма, героиней, которая теперь крепче прижимает к себе лавандовую сумочку и поглядывает на своё отражение… Ведь я решила остаться в платье, не переодевая снова светлый костюм.

Оказавшись на via Cesare Sevsale, я сразу догадалась, где находится пиццерия моей мечты, увидев впечатляющую очередь у входа. Простояв часа полтора в ожидании, я готова была влететь в помещение, но услышав свой номерок, заходила осторожно, стараясь разглядеть каждый нюанс в интерьере. И это было моим первым разочарованием в Италии. А вернее, вторым. Поскольку даже новый наряд и новая сумочка не смогли восполнить психологический урон от вчерашней кражи моей чёрной сумки.

У меня возникло ощущение, что я попала в советскую столовую, где на столах нет ни скатертей, ни даже бумаги, а неимоверная суета среди посетителей создавала атмосферу базара, в чём, впрочем, был свой особенный колорит. Повсюду на стенах из бело-зелёного кафеля красовались фотографии из того самого фильма, ради которого я и пришла сюда, а также фотографии старых хозяев. В центре зала я увидела огромную печь, где пиццайоло трудились как шахтёры, не поднимая головы. Я прошла в один из залов и с невероятным удовольствием увидела, как освободился один из столиков на двоих, которых там было довольно мало. Я тут же уселась на стул в ожидании официанта. Я знала, что в da Michele делают только два вида пиццы: Маргариту и Маринару. Прочитав заблаговременно отзывы, я заказала Маргариту с двойным сыром за 4 евро и пиво за 2 евро. Вот уже не знаю, какое из моих внутренних «Я» решило заказать именно пиво, но через пару глотков я уже чувствовала себя захмелевшей.

Пицца ещё не была готова. Я стала рассматривать интерьер и людей за другими столиками. Вокруг раздавалась не только итальянская, но и английская, и французская речь. Было очевидно, что вокруг меня множество туристов, и все они так же, как и я, наверное, пришли сюда ради вот этой фотографии Джулии Робертс на стене. Мои внутренние размышления были прерваны дважды. Сначала — невероятно ароматной пиццей с томатами, базиликом и двойной моцареллой. А потом — мужчиной средних лет, который как с неба свалился ко мне, усевшись напротив

— Chiao Bella! Hai un marito? Uомo?8

Половина бокала пива не позволила ответить на вопрос прямо, хотя в голове мелькнула вполне адекватная мысль о том, что подошедший человек просто спрашивает, не одна ли я, чтобы занять место или попросить стул.

— Так uomo или marito? — выпалила я без зазрения совести и по-русски добавила. — Вы бы определились, синьор, потому что uomo тут полная пиццерия, и многие согласились бы быть моим uomo, а вот с marito дела обстоят куда сложнее.

Итальянец уставился на меня так, как будто я ему поведала главную тайну своей жизни. Он, не сказав ни слова, ретировался, а я могла начать трапезу.

Вот она — мечта, источающая сказочный аромат. И как же к ней притронуться? Ведь так не хочется портить это трехцветное совершенство. Но куда больше не хочется уйти отсюда голодной. Я отправила в рот первый кусок.

— Божественно! — сказала я вслух и «навалилась» на пиццу. Как будто в одно мгновение, вся пицца была съедена. На тарелке лежал последний кусочек. Я испугалась, что могу сейчас выйти из этой пиццерии и никогда больше не ощутить этого вкуса настоящей неаполитанской пиццы. Тогда я взяла последний кусочек, поднесла его ко рту, но не стала есть, а закрыла глаза и начала ловить нежнейший аромат томатов и моцареллы, стараясь поселить его глубоко в самые дальние ячейки памяти. А характерные пятнышки от дровяной печи на обратной стороне пиццы передавали невероятный запах костра.

Мою идиллию нарушил приятный итальянский баритон. Я открыла глаза и увидела перед собой мужчину лет 40 — 45 с удлинёнными кудрявыми волосами и карими глазами. Ну, просто мечта, а не мужчина! Такая типичная итальянская мечта. Стоп! Это же тот итальянец, который спрашивал меня про мужа! Вот что пицца животворящая и пиво живопьянящее делает с женским рассудком! Не поняв ни слова из того что он сказал, я улыбнулась самой очаровательной улыбкой, на которую была способна, и на ломаном итальянском объяснила:

— Простите, я плохо говорю по-итальянски! — и по-русски добавила. — И я не поняла ни слова из того, что ты мне тут наговорил! — мужчина вопросительного смотрел на меня, явно ожидая продолжения моей речи. А пиво, которое сейчас огнём стекало по моим сосудам, совсем не возражало.

— Я всю свою жизнь мечтала «parla Italiano»9, понимаешь? Всю свою «vita»10! Но нет, не «capisco» я, понимаешь? Sono bielorussa11! Но эта пицца — белиссима, понимаешь? И Italiano белиссимо… Жаль, что мой сын сейчас далеко и не может попробовать эту вкуснятину!

Итальянец словно застыл. Он смотрел на меня удивлёнными глазами, постепенно наполняющимися восторгом, а потом протянул руку и представился:

— Mi ciamo Lorenzo12!

— Piacere! Sono Lara13.

— Piacere di conoscerti! Di dove sei14?

— Belarus! Sono venuta dalla Belarus! Sei di Napoli15?

— Si, sono napoletano16!

— Ну вот, на этом мои итальянские познания закончились, — рассмеялась я. — È tutto quello che so in italiano.17

— Можешь говорить по-русски!

— Что? — кровь хлынула фонтаном мне в голову, — Ты что, говоришь по-русски?

— Моя старая жена была русская.

— Старая жена! Э, как ты о ней. А я, между прочим, тоже не молодая. Мне послезавтра 40 будет! — с вызовом заявила я. Лоренцо расхохотался.

— Старая, потому что была жена, а теперь не жена. Теперь она жена Массимо из Рима, и он моложе меня.

— А! — догадалась я, — то не старая, то бывшая! Мой старый бывший муж тоже нашёл себе помоложе… — задумалась я и вдруг осознала, что разговариваю с совершенно неизвестным мне человеком о личном.

— Ой, подожди, это ты, значит, всё понимаешь? И то, что я наговорила про мужа, и это всё? — испуганно констатировала я.

— Non pensarci18! Пойдем, я покажу тебе самое вкусное мороженое! И освободим столик, о то там уже огромная очередь тех, кто готов съесть тебя глазами, а потом занять твое место и закусить пиццей! — сказал незнакомец почти без акцента, и я расхохоталась.

Лоренцо взял меня за руку и повёл на улицу, проталкиваясь сквозь толпу ожидающих клиентов и бегающих официантов.

«Ну, всё, тебе напрочь снесла голову эта страна. Теперь ты, как подросток, бежишь по улице с незнакомым итальянцем и хохочешь во весь голос», — не унималась тёмная сторона моего внутреннего «Я».

«Да мне не было так весело и легко, кажется, с того самого подросткового возраста. Я ем вкуснейшее в мире мороженое в самой красивой стране на свете. Мне 40, и я впервые за последние годы провожу время с мужчиной», — ответила я всем своим внутренним «Я», которые тут же умолкли.

Как оказалось, мой новый знакомый прекрасно говорил на итальянском, но не менее прекрасно на русском и английском. Мне до безумия нравилась его русская речь с итальянскими и английскими словечками. Мы бродили по улочкам, фотографировались и бесконечно смеялись. Мне даже не верилось, что всего несколько часов назад я даже не знала о существовании этого человека. С ним было так легко, как со старым знакомым, а потому я не придала никакого значения тому, что после того, как над Неаполем повисли тучи, которые моментально вырвались с неба сильным летним дождем, Лоренцо повел меня в один из местных ресторанчиков, возле которого мы оказались. Платье промокло насквозь, гульку пришлось распустить, потому что волосы можно было выжимать. И вот с таким вешним видом престарелой русалки я подошла к барной стойке и оторопела, услышав:

— Mamma! Guarda chi ti faccio conoscere19.

— Мама? Conoscere? 20 — возмущённо посмотрела я на Лоренцо. — Ты хочешь в таком виде представить меня своей маме? И вообще, зачем ты знакомишь меня с мамой, если мы с тобой и сами знакомы всего часа четыре?

— O Madonna! Un’altra dalla Russia! 21 — услышала я совсем рядом женский голос. К барной стойке подошла приятная полная женщина с такими же черными кудрявыми локонами, как у Лоренцо. Она стояла, положив кулаки на талию, и явно ждала каких-то объяснений.

— No! Non dalla Russia. Vengo dalla Belarus!22 — резко ответила я, на что она расхохоталась.

— Oh, si, cambia molto! Lorenzo, sei un magnete per le donne russe.23

— Sono bielorussa!24 — настаивала я, но женщина махнула рукой на нас обоих и ушла за бар. Ну, что поделаешь. Взяла на себя смелость в 40 лет почувствовать себя подростком? Получите, распишитесь. А я уже и забыла, как знакомятся с чьими-то мамами. Надо запомнить этот момент. Того гляди, не пройдет и десятка, как и Андрейка приведёт кого-нибудь познакомить со мной. И боюсь, что я поведу себя гораздо хуже этой синьоры, махнувшей на нас рукой.

Не успела я об этом подумать, как вышеупомянутая дама вернулась с двумя огромными полотенцами в руках. Пробубнив что-то по-итальянски, она протянула одно полотенце Лоренцо, а второе положила мне на плечи.

— Grazie senora!25 — я была приятно удивлена её заботой. А когда минут через пятнадцать она принесла нам по огромной тарелке с пастой, мясное ассорти, какой-то салат и ароматный горячий шоколад, я совсем растаяла.

В ресторанчик начали заходить люди, большая часть которых подходила к Лоренцо. Мне безумно хотелось знать, о чём они говорят, но я не понимала почти ни слова. Но, как и водится в таких случаях, казалось, что все они говорили обо мне.

— Так ты говоришь, что послезавтра тебе 40? — обратился ко мне Лоренцо, когда очередной его знакомый отошел от нашего столика. Я страшно смутилась. Оно и понятно, наговорила всяких глупостей под действием пива, а сейчас отвечай…

— Ну да… — неуверенно протянула я.

— И ты уже знаешь, где и как будешь его отмечать?

Тут я почувствовала, как мои щёки заливаются краской.

— Я хотела купить где-нибудь бутылку шампанского prosecco… Всегда хотела его попробовать… Лоренцо на секунду застыл, даже перестав пережевывать эту вкуснейшую пасту:

— И где ты будешь его пить? И с кем? — я не уверенно пожала плечами, но тут же спохватилась. — Но у меня есть две приятельницы в городе! Наташа — она фотограф, и Рамина — она работает в магазине. Но Лоренцо как будто не слушал меня. Он доедал свой ужин. А мне наоборот уже кусок в горло не лез. И что он теперь обо мне подумает?

«Что-что… что престарелая тётка приехала в Италию на своё 40-летие, где она напьётся с горя, потому что у неё нет никого, с кем можно разделить свой праздник», — заныла тёмная сторона моего второго «Я». Светлая сторона подозрительно молчала. Тогда я сама попыталась придумать себе отговорку. А может, он подумает, что я… Ну да, просто одинокая старая женщина… — не найдя подходящей позитивной мысли, я молча доела свой ужин. Страшно было даже взгляд поднять на Лоренцо. А он как будто угадал все мои сомнения, протянул руку, приподнял мою голову за подбородок и, улыбаясь, сказал:

— Отпразднуем тут, зови своих приятельниц. Мама сделает тебе скидку, — он подмигнул. — Кстати где ты остановилась?

— В Mokasuite, недалеко от Мерджеллино, — ответила я на вопрос, осознавая, что не возразила против того, чтобы праздновать свой день рождения здесь, да и против того, чтобы вообще его праздновать. И зачем я только проговорилась тогда в пиццерии? Думала, что мой возраст отпугнет случайного незнакомого человека…

— Лоренцо! Я правда не уверена, нужно ли устраивать праздник. Для меня эта дата — скорей повод для грусти, нежели для веселья…

— Oh, smettila! È una bella eta’!26 Можно замуж выходить!

Я опустила глаза и в очередной раз залилась краской. Ну да, сама же ему сказала, что мужа нет.

— Уже поздно. Мы столько гуляли… думаю, мне пора домой. Сколько я должна за ужин?

— Можешь помыть посуду, — не моргнув глазом, ответил Лоренцо.

— Посуду? — испугалась я и удивилась одновременно. Не то, чтобы я боялась мыть посуду, совсем нет. Напротив, я была бы рада хоть как-то отблагодарить Лоренцо и его маму за ужин, но его слова не слабо удивили меня.

Впрочем, я нахожусь в чужой стране. Откуда я знаю, может здесь так принято? Я вскочила со стула и начала собирать тарелки.

— Да, конечно, куда я должна пройти?

Тут Лоренцо вскочил, пытаясь меня остановить:

— No, no, no! Mia cara! Mi dispiace, è stato uno scherzo! Joke! 27Шутка! Прости, пойдём, я отвезу тебя в отель. Он забрал у меня из рук тарелки и поставил их обратно на стол.

Чьи-то руки сняли с меня полотенце. Я обернулась и увидела хозяйку ресторана.

— Dovresti venire da noi domani!

Я посмотрела на Лоренцо, в надежде услышать перевод, но он отвлекся к подошедшему другу. Я улыбнулась и опустила глаза, не зная, что ответить. И тут мне в голову пришла мысль о том, что необходимо поблагодарить её за ужин.

— Grazie signora, tutto era molto gustoso!28 Невероятно gustoso! — она улыбнулась, как мне показалось, довольно искренне. Но я всё равно чувствовала себя очень смущённо. Ситуацию спас Лоренцо:

— Поехали! — он взял меня за руку и повел к выходу.

— Buona serata!29 — успела я попрощаться с синьорой.

Мы вышли из ресторана и остановились возле скутера.

— Что? Ты хочешь, чтобы я поехала на нём?

Лоренцо протянул мне шлем:

— Надевай!

— Нет! Не могу же я ехать на скутере в платье!

— Почему не можешь? — совершенно искренне удивился он.

— Я думаю, я лучше поеду на метро или на автобусе. Или вообще пешком!

Мой новый знакомый добродушно рассмеялся и тоном, не терпящим возражений, сказал:

— Садись, я должен отвезти довести тебя до отеля, а завтра в шесть вечера я заеду за тобой. Мама зовёт тебя на ужин.

— О, Мадонна! — наполовину серьёзно, наполовину шутя воскликнула я и, подхватив полы платья, села на скутер, держа в одной руке пакетик с моим светлым костюмом. Благо, у меня на голове был шлем, и окружающие мужчины, которые не могли пройти мимо чтобы не крикнуть «Bella», «bellezza» и подобное, не видели моих, кажется, пунцовых щек.

«Ничего», — успокаивала я себя: «10 минут позора — и я дома».

Примерно так и было. Лоренцо высадил меня у отеля, поцеловал в обе щеки и повторил, что заедет за мной завтра ровно в шесть. Потом напомнил позвать подруг на праздник, оставил визитку с названием и адресом ресторана, и уехал. А я поднялась в номер и легла на кровать. Всё, что сегодня произошло, было похоже на сказку. Страшно завтра проснуться и выяснить, что продолжения не будет. Я позвонила Андрейке и честно рассказала о своем сегодняшнем дне.

К моему удивлению, и он, и Ира были весьма рады моему рассказу и тем переменам, которые произошли внутри меня. Ира утверждала, что у меня даже голос изменился. Я продемонстрировала свое новое платье, и подруга почти убедила меня перед отъездом снова наведаться к Рамине, чтобы купить у неё парочку кардиганчиков. Я пообещала, что серьёзно подумаю об этом.

Наташа тоже удивилась моему приглашению, отметив, что я очень быстро схожусь с людьми, но обещала быть.

А потом я долго лежала в постели с открытыми глазами. Спать совсем не хотелось. Хотелось пить шампанское и танцевать. Я же не танцевала целую вечность! Но тёмная сторона моего внутреннего «Я» тоже бодрствовала, нашёптывая на ухо новый страх. А что, если я позову Наташу и Рамину, а Лоренцо или его мама передумают? А вдруг Рамина и вовсе откажется?! Какая же она мне приятельница? Я её знаю один день. А может, они вообще какие-нибудь аферисты и хотят меня развести на деньги, а потом сдадут меня в полицию, да ещё и сегодняшний неоплаченный ужин припомнят? Я же в совершенно чужой стране! И ничего не знаю о местных обычаях!

Хотя нет, кое-что знаю. Тут выхватывают прямо из рук сумки у приличных прохожих, и этот обычай мне крайне не нравится.

Но тут светлая сторона моего внутреннего «Я» зевнула и предложила решать проблемы по мере их поступления. Не выйдет с этим рестораном — посидим в другом, а пока лучше всё-таки поспать. На том и сошлись внутренние противоречия, и я благополучно уснула, так и не вспомнив о том, что в пакете у меня весь вечер был светлый костюм, а значит, я могла переодеться из мокрого платья и ехать на скутере уже в брюках…

.

.

ГЛАВА 8

Утро началось для меня довольно рано. Ну как рано… Рано по моим итальянский меркам. Дома в это время я уже была бы на работе, а в Неаполе я только медленно выползала из-под одеяла. Но в этот раз я всё же успела к завтраку, где получила ароматную свежую булочку и свою порцию вкуснейшего кофе.

Чтобы не мучить себя в страхах и размышлениях о прошлом и ближайшем будущем, я решительно настроилась использовать настоящее. Сегодня мой выбор пал на купленное в первый день платье цвета фуксии. К тому же к нему прекрасно подошёл мой лавандовый шарф и сумочка.

Прежде, чем выбрать подходящий маршрут для экскурсии, я смело направилась в уже знакомый магазинчик, доверяя всё судьбе. Если Рамины не будет на месте, то я посчитаю это знаком. А если она всё-таки будет в магазине, то предложу ей составить мне компанию на завтра.

Рамина не просто была на месте, она встретила меня, как старую знакомую, поцеловав дважды — ох уж эти итальянские привычки. Я несмело спросила, не хочет ли она поужинать со мной завтра по случаю моего дня рождения. Пришлось объяснить, что в городе почти никого больше не знаю. Но Рамина и сама сразу согласилась. Я показала ей визитку, и мы договорились о встрече. С лёгким сердцем я направилась по уже выбранному в мыслях маршруту.

Начать сегодняшнюю экскурсию решила с метро. Не могла же я проигнорировать самую красивую станцию метро в Европе! Так я оказалась на станции Толедо и не пожалела об этом. Когда поднимаешься на эскалаторе, создается впечатление того, что ты оказался на дне морском среди волн в самой пучине, а, подняв голову вверх, обнаруживаешь небесный голубой тоннель, ведущий в самый центр Вселенной.

Решив упростить себе маршрут, я доехала до станции Vanvitelli и, выйдя из метро, оказалась на вполне обычной улице, как будто проворонила портал в другой мир. Но мне и в этом мире прекрасно, поэтому я отыскала нужный указатель и направилась в сторону замка Сант’Эльмо. Я давно обратила на него внимание, ведь он расположен на высоком холме и хорошо виден, кажется, с любого места в городе.

Замок построили давно, в четырнадцатом веке. Но сейчас там разместился музей истории искусств. Узкие петляющие улочки, которые вызывали во мне неописуемый восторг своим колоритом, очень быстро привели меня к крепости, с которой открылась панорама непередаваемой красоты. Заплатив несколько евро за вход, я оказалась на её территории. Здесь с утра было совсем немноголюдно, если не сказать больше. Все три уровня соединяли лифты. Позже я обратила внимание и на фуникулер, на котором можно подняться к замку.

Сама крепость напоминала скалу — мощную и воинственную, а множество арок и сводов придавали ей средиземноморскую харизму. Это ещё один пункт для возможности издалека сфотографировать Везувий, что я успешно сделала, а заметив одну англоязычную пожилую парочку рядом, попросила их и меня снять на фоне вулкана. Передо мной открылась панорама всего исторического центра. Там я заметила улочку, разделяющую его пополам ровной линией (как я читала раньше, это была одна из основных дорог ещё в древнегреческом Неаполе). Огромное количество церковных куполов и потрясающий вид на море. Именно там я поняла, насколько огромен этот город.

Далее мой путь лежал к городу Помпеи. Мне нужно проехать на поезде Circumvesuviana с вокзала Napoli Centrale, что заняло у меня немногим более часа, поскольку мне не пришлось долго ждать поезда.

Там меня уже ждала одна из самых главных достопримечательностей, которую я мечтала увидеть: разрушенный после извержения вулкана город Помпеи, который уже давно все называют музеем под открытым небом.

Пока я спускалась к подножию горы, время едва перевалило за полдень. Я торопилась, но, как оказалось, зря. В интернете я вычитала, что вход закрывается на обед, но на самом деле оказалось, что двери открыты с утра до вечера.

Оказавшись на каменной тропе, я в очередной раз убедилась в правильности выбранной обуви. Хорошо, что людей было не слишком много, и мне не нужно было сновать среди толпы. Сперва я подошла к амфитеатру, но сфотографировала его только снаружи, потому что была ограничена во времени. А вот в виноградниках задержалась, сделала несколько фотографий на телефон и на камеру, и не могла удержаться от того, чтобы попросить проходящих туристов сфотографировать меня на фоне этих ровных тоннелей винограда.

Пройдя через грот, я оказалась в городе. Длинные узкие улочки, различные здания по сторонам приковывали взгляд. Кое-где сохранились архитектурные постройки, плитка и фрески на стенах. В этом месте как будто замерло время. Можно бесконечно восхищаться исторической ценностью этого сохранившегося хоть частично города, но величественно возвышающийся над городом Везувий настойчиво напоминает о трагедии, и я не смогла отказать себе в удовольствии заглянуть в кратер вулкана.

Примкнув к какой-то экскурсии из нескольких человек, я нашла нужный автобус и, заплатив 22 евро, поднялась по шикарному серпантину к парку Везувия. Минут через двадцать я поднялась на вершину. Там меня охватило довольно странное ощущение. Сама по себе гора не была чем-то примечательным, но осознание того, что ты поднимаешься по одному из самых опасных вулканов на планете, придавало этому подъему незабываемый эффект. Кратер оказался таким мирным и спокойным, что в голове не укладывалась мысль о том, что однажды этот монстр может проснуться…

Уже спускаясь вниз, я обратила внимание на волшебную панораму, открывающуюся с горы: крыши домов, зелень, горы и море… Даже не верилось, что я вижу всё это на самом деле — так сильно это напоминало рекламную открытку. Всё вокруг казалось маленьким и беззащитным перед мощной властью стихии.

Спустившись на автобусе до станции Pompei Scavi, я перешла на второй путь и просто запрыгнула в почти отправляющуюся электричку. Буквально через час я уже быстрым шагом сменила в сторону отеля. Сил почти не было, но я запретила себе расклеиваться, поэтому отправилась в прохладный душ до предполагаемого ужина с Лоренцо. Впрочем, я была совсем не уверена в том, что он состоится. Но мне безумно хотелось есть. Ведь думая об ужине, я совсем забыла про обед. Днём съела только шоколадный батончик, который предусмотрительно положила в сумку после завтрака.

Надев шапочку для душа, потому что высушить волосы быстро уже не получилось бы, я залезла под тёплую воду, помня о том, что мне нельзя расслабляться, иначе простою в душе не меньше сорока минут. Освежившись под тёплой водой, я быстренько переоделась в светлые брюки, помня о мопеде, и нанесла лёгкий макияж. В пять минут седьмого я вышла на улицу.

Мопедов и знакомых мужчин не было. Самые страшные подозрения оправдывались. Не знаю, сколько минут я простояла, вот так вот глядя в никуда. Мимо меня проходили люди, проезжали машины, мотоциклы, а я стояла и смотрела, как испаряются пары моих надежд и мечтаний. Завтра мне сорок! Глупо было думать, что в моей жизни что-то вдруг изменится. Глупо было надеяться, что фортуна мне улыбнётся, и я хотя бы один день рождения встречу в радости и веселье. Глупо это всё: новые наряды, сумочка, тушь и помада. И новые сандалии. Хотя нет, сандалии чудесны! Они очень удобны! Мои ноги устали даже в них, а в своих туфлях-лодочках я бы и половины маршрута не прошла.

В животе предательски заурчало, я вспомнила, что почти ничего не ела за последние часов восемь. Надежды надеждами, а умирать с голода я совсем не планировала. Надо найти какой-нибудь магазинчик.

«Куплю продуктов и поужинаю дома», — идти совершенно никуда не хотелось. Вдохнув глубже, я сделала первый шаг.

Ещё секунду назад я готова была расплакаться, но итальянский воздух вновь наполнил меня своим спокойствием и очарованием. Я направилась на ближайшую улицу, выбрав направление наугад, и буквально через несколько шагов услышала за спиной:

— Lara! Mia cara!30 Ты забыла про наш ужин?

Я оглянулась и увидела Лоренцо, подъезжающего на скутере. На вытянутой руке он держал второй шлем, явно надеясь на то, что я его возьму. Я взглянула на телефон.

— 6:15, Лоренцо! Я думала ты не приедешь! Я шла в магазин, потому что голодна!

Итальянец неуклюже со шлемом в руке попытался соединить ладони перед грудью, будто взывая ко всем святым:

— О, Мадонна! — и тут же снова протянул мне шлем, искренне улыбаясь. — Лара, это Италия! Здесь никто никогда не приходит вовремя! Это образ жизни! Я очень торопился.

С одной стороны, я была ужасно зла на него, на всю Италию. Но с другой — была просто рада тому, что он приехал. Я взяла шлем, надела и уселась за Лоренцо на скутер. Через несколько секунд мы уже мчали по улицам навстречу теплому средиземноморскому ветру.

Мы почти летели, буквально лавируя в автомобильном потоке, и примерно через 15 минут уже были на месте.

— Ощущение, что здесь закрыто, — сказала я себе вслух, осматривая тратторию.

— Так и есть, — подтвердил Лоренцо. — В Италии семейные траттории обычно закрыты по вечерам, но у нас есть una tradizione31: каждую субботу мы ужинаем здесь с друзьями, ну, а завтра здесь будет твой праздник.

Он открыл дверь и пропустил меня вперёд. К моему удивлению, в ресторане уже были какие-то люди. Они о чём-то бурно беседовали.

— Amici! Voglio presentarvi la mia nuova amica!32

— Лара, знакомься! Это мои друзья. Луиджи — мой школьный товарищ, доктор. Флавио — стилист, парикмахер. Джованни — продавец, а Паоло — нынче преподаватель, а в прошлом ювелир. А это — синьора Франческа, моя мама. Ты с ней уже почти знакома.

Только сейчас я заметила среди мужчин вчерашнюю синьору. Сегодня она была настроена куда более радушно. Она была одета в шоколадного цвета платье, а на плечах лежал кремовый палантин. Я сразу почувствовала себя белой вороной в своих белых брюках и лавандовой блузке. Не люблю выделяться, привлекать внимание. Захотелось уйти, сбежать, тем более, я почти ни слова не понимала из того, что они говорили. Меня спасла синьора Франческа. Если бы она не подошла ко мне, я бы так и стояла, чувствуя себя здесь как минимум лишней.

— Aiutami a portare i piatti33, — она взяла меня за руку и повела за собой на кухню. Там она дала мне две тарелки с едой, сама тоже взяла и кивком головы указала в сторону зала. Я поняла, что она хочет, чтобы я помогла ей занести эти тарелки с едой в зал. А я была рада хоть на мгновение скрыться от мимолетных взглядов незнакомой компании. Когда мы вошли с тарелками, раздались возгласы восторга. Сразу было видно, что в этой компании любят вкусно поесть. В том, что еда вкусная, я почему-то не сомневалась. Хотя мне и самой хотелось попробовать хоть кусочек, но я ещё несколько раз сходила с синьорой Франческой на кухню, чтобы помочь ей принести остальные блюда.

Она всё время что-то щебетала, но я уже не понимала ни слова, просто наслаждалась итальянской речью, слушая её, как песню по радио. Стол получился богатым. Итальянцы уселись вокруг, не переставая громко разговаривать. Я села между Лоренцо и Флавио, стилистом. Очень скоро выяснилось, что Флавио чудесно говорит по-английски. Я по-английски говорю тоже куда лучше, чем по-итальянски. Так общая беседа начала приобретать для меня хоть какой-то смысл, ведь теперь присутствующие употребляли английские фразы вместе с итальянскими, а значит, я могла принимать хоть какое-то участие в разговоре. Хотя, сказать по правде, я больше молчала и ела… ела… ела…

А оторваться от всего этого обилия вкусностей я была не в силах. Лоренцо объявил о моем дне рождения, конечно же, упомянув о завтрашнем праздновании. Потом, как бы мимолетно, спросил, не буду ли я против, если вся эта компания придёт завтра, чтобы разделить со мной праздник.

«Я против! Я категорически против!» — кричали все мои внутренние страхи. Во-первых, я вообще не собиралась отмечать этот день, во-вторых, если все эти люди придут сюда завтра, то это не будет мой праздник, это будет их дружеская встреча. В-третьих, я ещё не знаю, за чей счёт будет завтрашний банкет. Вернее, я понимаю, что оплачивать его буду я, но я уже и не уверена, что у меня хватит денег оплатить угощение для такого количества гостей. А покушать, судя по всему, они любят. Однозначно и без разговоров, мой ответ: «Нет».

— Si, certo!34 — услышала я со стороны почти чужой, незнакомый голос. Судя по дурацкой улыбке у меня на губах, этот голос был моим собственным.

Чёрт, но не могла же я отказаться! Как бы это выглядело? Нет, извините, я не хочу, чтобы вы завтра приходили?

Я опустила голову и покраснела от собственных мыслей.

— Простите, где здесь туалет? — без зазрения совести спросила я у соседа справа.

Конечно, лучше было бы спросить такое у дамы, но я напрочь забыла, как спросить это по-итальянски, поэтому, набравшись храбрости, прошептала это соседу справа по-английски. В конце концов, это же естественная потребность человека. Все туда ходят.

Флавио улыбнулся ровно настолько, насколько требовала того вежливость общения, и любезно провёл меня к двери туалета. Оставшись наедине с собой, я, наконец, могла вздохнуть свободно. Я подошла к раковине, открыла кран и подставила ладошки под струю воды. А через несколько секунд поднесла их к пылающим щекам и взглянула в зеркало. Передо мной стояла Лена. Она глядела на меня, как всегда, свысока, с лёгкой усмешкой.

«Ну и что ты из себя сделала? Надела светлое, с твоей-то фигурой! Тебе вообще сколько лет? Ты забыла? И что ты ешь, как не в себя? Настоящая женщина должна только откусить кусочек, чтобы попробовать, а остальное изысканно положить на тарелку, сделав вид, что ей достаточно такого маленького кусочка, чтобы наесться. А ты жрёшь всё подряд, как корова. Да ты и с виду такая!»

Я закрыла глаза. Да, именно это сейчас сказала бы мне Лена, окажись она здесь. Я открыла глаза и увидела своё отражение — растерянное и жалкое. Нельзя в таком виде выходить в зал. Я смотрела на себя, и мне хотелось расплакаться. И я снова закрыла глаза и глубоко вздохнула, посчитав до десяти. Потом улыбнулась своему отражению. Улыбка показалась мне кривой и натянутой, но зато внутри у меня поселилось спокойствие, граничащее с равнодушием. Я набрала в легкие больше воздуха и вошла в зал. На столе уже сменились блюда.

У меня разбегались глаза — столько сластей приготовила синьора Франческа. Все мои мысли в момент улетучились, и, подойдя к столу, я тут же взяла кусочек торта.

— Это восхитительно! Ничего не пробовала вкуснее! — невольно выпалила я.

Напротив меня стояла синьора Франческа и одобрительно улыбалась, вероятно, она ждала, что я переведу на итальянский свои слова. Я вспомнила только одно подходящее слово, его и произнесла:

— Molto gustoso!35

Синьора согласно кивнула головой, а остальные присутствующие, которые явно привыкли к такой невероятно вкусной еде, только подтвердили, что хозяйка действительно обладает огромным мастерством. После кусочка торта рука потянулась за каким-то шоколадным пирожным, потом за фруктовым желе, а потом под рукой оказался стаканчик с Тирамису. Я съела несколько ложечек и отставила его в сторону.

— Non ti piace?36 — спросила у меня синьора Франческа, не скрывая удивления.

— Ой, если я съем ещё кусочек, то не влезу завтра в своё платье! Но Боже! Как же мне хочется съесть ещё кусочек! — я жалобно посмотрела на стакан Тирамису. Синьора Франческа расхохоталась, видимо, настолько смешным был мой жалкий вид. Лоренцо перевел мои слова другим, и они тоже одобрительно рассмеялись. Франческа заговорила на итальянском, от её слов все хохотали. Лоренцо мне переводил:

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Италия во мне. Поворот на 90̊ предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Очень красиво, моя дорогая! Очень красиво!

2

Не беспокой женщину, она со мной!

3

Привет, Натали!

4

Сколько стоит?

5

Подожди

6

Спасибо

7

Меня зовут Рамина

8

Привет, красавица! У тебя есть муж? Мужчина?

9

Говорить по-итальянски

10

жизнь

11

Я белорусска

12

Меня зовут Лоренцо

13

Очень приятно, я — Лара

14

Приятно познакомиться. Откуда Вы?

15

Беларусь! Я приехала из Беларуси. Вы из Неаполя?

16

Да, я неаполитанец

17

Это всё, что я знаю по-итальянски

18

Не думай об этом

19

Мама! Смотри, с кем я тебя познакомлю

20

Мама? Познакомлю?

21

О, Мадонна! Ещё одна из России!

22

Нет! Не из России. Я приехала из Беларуси!

23

Да, это очень существенно. Лоренцо, ты — магнит для русских женщин.

24

Я белоруска!

25

Спасибо, синьора

26

О, прекрати, это прекрасный возраст!

27

Нет-нет, дорогая, прости, это была шутка! Шутка!

28

Спасибо синьора, всё было очень вкусно!

29

Хорошего вечера!

30

Лара! Моя дорогая!

31

одна традиция

32

Друзья! Хочу представить вам мою новую подругу!

33

Помоги мне принести посуду

34

Да, конечно!

35

Очень вкусно!

36

Тебе не понравилось?

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я