Король демонов

Синда Уильямс Чайма, 2009

Историю пишут победители. На самом же деле злодеи не такие уж плохие, а герои гораздо менее доблестные, чем нам рассказывали. Тысячелетие назад блистательная королева Ханалея освободила все Семь королевств от ужасного Короля Демонов. Но так ли все было на самом деле? История склонна повторяться, и перед нашими глазами вновь разворачивается начало противостояния наследной принцессы Раисы и бывшего предводителя банд Хана. Что принесет их противостояние? Сумеют ли они свернуть на более мирный путь или на этот раз Семь королевств ждет окончательная гибель?

Оглавление

Глава 1

Охота

Хан Алистер опустился на корточки у кипящего грязевого источника. Юноша молился, чтобы тонкая корочка застывшей грязи не проломилась под весом его тела. Платок защищал рот и нос, но глаза все равно горели и слезились от едкого сернистого газа, который поднимался над бурлящей тиной.

У самого края источника росли желчно-зеленые цветы. Хан воткнул палку в землю возле куста, выкопал его, отряхнул корни от жирных комьев и бросил добычу в перекинутую через плечо суму из оленьей кожи. Затем поднялся и начал отступать назад — на твердую почву, внимательно выбирая место для каждого шага. Хан почти достиг цели, когда нога вдруг пробила хрупкую поверхность и по щиколотку увязла в серой, липкой, горячей грязи.

— Кровавые кости Ханалеи! — воскликнул Хан и отпрыгнул в сторону, надеясь не упасть в соседний котел с бурлящей жижей. Или, что еще хуже, в один из источников с чистой водой… в которой он бы сварился за считаные минуты.

К счастью, Хан сумел приземлиться на твердую землю — прямо под красными соснами, хотя падение выбило из него весь дух. За спиной юноши раздался сдавленный смех: Танцующий с Огнем медленно спускался к нему по склону. Горец крепко схватил Хана за запястья, откинулся назад и выволок друга на безопасный участок.

— Тебе стоит сменить имя, Одинокий Охотник, — предложил Танцующий с Огнем и присел на корточки около Хана.

Смуглое лицо Танцующего с Огнем сохраняло серьезность, его ярко-голубые глаза были ангельски невинны, но уголки губ подрагивали.

— Теперь ты будешь Покорителем Грязевых Котлов! Для краткости — Грязный Котелок!

Хан не оценил дружескую шутку. Выругавшись, он подобрал с земли пригоршню листьев и принялся вытирать сапоги. Лучше бы он надел старые поношенные мокасины. Высокие, по самое колено, сапоги, конечно, защитили Хана от серьезных ожогов, однако оказались измазаны отвратительной липкой грязью. И он уже знал, что услышит, когда вернется домой.

— Эти сапоги сшили в племени, — скажет мать. — Только представь, сколько они стоят!

И не важно, что не она покупала сапоги. Это Ива, мать Танцующего, обменяла их на гибельник — редкий ядовитый гриб, который Хан нашел предыдущей весной. Но его мать все равно была весьма недовольна, когда ее сын пришел домой в обновке.

— Сапоги?! — возмутилась она, не поверив своим глазам. — Красивые новые сапоги, Хан? Интересно, как скоро они станут тебе малы? Ты что, не мог попросить денег? Зерна, которым мы могли бы набить голодные животы? Дров для печи… или теплых одеял, чтобы мы укрывались ими в ледяных постелях?

Она направилась к сыну с хлыстом, который, казалось, всегда был у нее под рукой. Хан попятился назад. Он прекрасно знал, сколь сильны материнские руки, привыкшие к ежедневному труду.

В итоге спина и плечи Хана были разукрашены свежими ссадинами. Но он не расстроился: обновка-то осталась у него. Парень прекрасно понимал, что заплатил не слишком высокую цену — ради таких сапог он бы мог пожертвовать и чем-то большим. А Ива никогда не скупилась, если речь шла о Хане, его матери или сестре Мари, ведь в их семье не было мужчины. Не считая самого Хана, конечно. Но люди обычно не принимали его за взрослого, несмотря на то что ему уже исполнилось шестнадцать.

Танцующий принес воду из Огненного Источника и выплеснул ее на покрытые липкой грязью сапоги Хана.

— И почему лишь жуткие растения, растущие в не менее жутких местах, имеют ценность? — с досадой произнес горец.

— Если бы их можно было выращивать в саду, никто бы не давал за них хорошие деньги, — проворчал в ответ приятель, вытирая руки о штаны.

Серебряные браслеты на запястьях юноши тоже были покрыты грязью, словно качественно выполненным узором. Хан подумал, что их нужно будет очистить до возвращения домой, иначе ему влетит еще и за это.

День превратился в сплошное разочарование. Друзья вышли в путь на рассвете, но им удалось раздобыть всего лишь три серные лилии да наполнить мешок коричными палочками. Правда, они собрали еще немного бритволиста и горстку стеблей, которые можно было выдать за девичью траву на Равнинной ярмарке. Пустой кошелек буквально взывал к тому, чтобы юноша в этом году пораньше отправился на поиски редких растений, которые произрастали только в горах.

— Это пустая трата времени, — заявил Хан, несмотря на то что лично сподвиг друга присоединиться к нему.

Хан поднял с земли небольшой камень и швырнул его в источник. С глухим шлепком камушек приземлился в горячую жидкую грязь, булькнул и исчез.

— Давай попробуем кое-что еще.

Танцующий с Огнем поднял голову и с любопытством уставился на друга.

— Что ты имеешь в виду? — спросил горец, тряхнув головой: при этом его косички с вплетенными в них бусинами начали раскачиваться из стороны в сторону.

— Давай поохотимся! — предложил Хан и коснулся лука, который висел у него за спиной.

Танцующий с Огнем нахмурился, задумавшись.

— Мы можем отправиться на Выжженный Луг. Горные олени сейчас поднимаются с равнин. Птаха видела их там позавчера.

— Тогда чего же мы ждем? Пошли! — Хан не собирался долго размышлять.

Нынешний месяц выдался голодным. Вяленой рыбы почти не осталось. Мать заготовила великое множество горшков с капустой и бобами, но и эти запасы тоже подходили к концу. Перспектива есть пустую похлебку не пугала Хана, но хотелось скрасить вкус варева хотя бы кусочком солонины. Да, мясо для их семьи сейчас точно не было бы лишним.

Друзья отправились на восток, прочь от дымящихся источников. Танцующий с Огнем задал настолько быстрый темп, что казалось, приятели будто парили над землей. Хан не отставал. Вскоре оба юноши мчались вдоль долины реки Дирн. Плохое настроение Хана постепенно таяло.

В такой день трудно было оставаться недовольным. Весна уже вовсю радовала глаз. Полевые цветы, плоды дикой капусты и майских яблонь наполняли ароматом окрестные луга. Хан наслаждался запахом теплой земли, сбросившей с себя зимнее одеяло. На склонах таял снег, и вешние воды наполняли реку Дирн. Оглушительно и волнующе звенели водопады, превращаясь на камнях в сверкающую, бушующую пену. Спустя некоторое время воздух совсем прогрелся: Хан снял куртку из оленьей кожи и закатал рукава рубахи до локтей.

Выжженный луг недавно пережил пожар. Повсюду торчали обугленные стволы сосен, вокруг которых раскинулся океан высокой травы и диких полевых цветов. Некоторые стволы валялись на земле, будто их играючи разбросали дети великанов. Кусты черники и ежевики, некогда укрытые тяжелой тенью деревьев, грелись в лучах солнца. Через несколько лет луг снова зарастет густым лесом. Землю уже покрывали молодые сосенки, высотой по колено.

И прямо здесь дюжина горных оленей, склонив головы, щипали свежие весенние побеги. Животные прядали ушами, отгоняя насекомых, гладкие огненно-рыжие шкуры отчетливо выделялись на фоне зеленой луговой травы и темно-коричневых проплешин.

У Хана участился пульс. Танцующий с Огнем лучше управлялся с луком, ему хватало терпения обдумывать каждый выстрел. Но Алистер не видел причин, почему бы каждому из них не подстрелить по оленю. Вечно пустой желудок скрутило голодным спазмом при одной только мысли о свежем мясе.

Друзья обогнули луг и приблизились к стаду с наветренной стороны. Хан спрятался за валуном, достал лук и натянул тетиву, проверив ее мозолистым большим пальцем. Лук был новым, в племени изготовили его под рост юноши. Вообще все вещи в жизни Хана, сочетавшие в себе красоту и практичность, были созданы именно людьми племени.

Парень выпрямился, оттянул тетиву к уху, но внезапно замер и стал принюхиваться. Легкий ветерок принес отчетливый запах гари. Хан взглянул на горы и заметил тонкую струйку дыма, пересекающую склон. Одинокий Охотник вопросительно покосился на друга, но тот только пожал плечами. Земля была сырой, а весенняя листва сочной: весной гореть нечему.

Олени на лугу также почуяли запах гари. Они вскинули головы, зафыркали и принялись нервно притоптывать копытами, зрачки выпуклых карих глаз резко сузились.

Хан снова посмотрел на гору. Теперь он различил оранжевые, фиолетовые и зеленые всполохи и ощутил, что ветер усилился и стал чересчур горячим. До юноши долетел едкий запах дыма.

«Фиолетовый и зеленый? — удивился Хан. — Какие растения могут гореть таким пламенем?»

Сперва олени растерянно суетились на месте, будто решая, куда им податься. Затем все как один развернулись и понеслись прямо на парней.

Хан прицелился, но выпустил стрелу, когда стадо уже мчалось мимо. Промах! Танцующему с Огнем тоже не повезло. Хан бросился в погоню за добычей, перепрыгивая через поваленные стволы деревьев. Перед глазами мелькнули белые пятна хвостов, но спустя миг олени скрылись среди сосен. Хан мысленно выругался и разочарованно побрел обратно к другу: тот наблюдал, как яркие огненные всполохи набирали скорость, оставляя после себя обугленную почерневшую долину.

— В чем дело? — покачал головой горец. — В это время года не бывает пожаров.

Пока друзья стояли и смотрели на огонь, пожар разгорался: языки пламени молниеносно перепрыгивали от оврага к оврагу. Ветер гнал вниз по склону сверкающие угли. Алистера обдало жаром. На волосы и одежду посыпались искры и пепел. Друзьям угрожала нешуточная опасность.

— Скорее! Бежим отсюда! — крикнул Хан.

И они оба кинулись наутек вдоль горного уступа. Под ногами чавкали мокрые листья и глина. Друзья надеялись не поскользнуться, ведь падение могло обернуться для них катастрофой. Приятелям удалось укрыться за скалистым выступом, прорезавшим скудный растительный покров горы. Кролики, лисы и мелкие зверьки в панике пытались спастись от пожара и разбегались прочь. В воздухе что-то трещало, шипело и свистело. Огонь распространялся с огромной скоростью и неумолимо поглощал все на своем пути.

Через несколько мгновений вдалеке появилось трое всадников. Они быстро приближались: словно пастухи, ведущие отару овец, они двигались за линией огня. Хан зачарованно наблюдал за ними: парни выглядели его ровесниками. Их утепленные плащи из шелка ниспадали, касаясь стремян, на длинных гербовых накидках красовались вышитые эмблемы. Управляли незнакомцы не низкими косматыми горными пони, а породистыми скакунами. Седла и поводья лошадей украшали серебряные орнаменты. Кони с достоинством переставляли длинные стройные ноги и грациозно выгибали мощные мускулистые шеи.

Хан хорошо разбирался в лошадях, поэтому сразу отметил, что обычному человеку пришлось бы копить деньги в течение года, дабы позволить себе такого скакуна, а ему самому и вовсе — всю жизнь.

Наездники держались непринужденно и слегка высокомерно. Они бесстрастно взирали на окрестности. Танцующий с Огнем оцепенел: смуглое лицо горца окаменело, а лазурные глаза затуманились.

— Заклинатели, — прошептал он. Так называли чародеев в его племени. — Я должен был догадаться…

Душу Хана пронзил благоговейный трепет, смешанный с ужасом. Он никогда еще не видел заклинателей так близко. Чародеи не общались с такими, как Алистер. Они обитали в роскошных дворцах неподалеку от замка Феллсмарча и наведывались в гости к самой королеве. Многие из них служили послами в иных государствах — и так было заведено не случайно. Слухи об их колдовских способностях сдерживали иноземных захватчиков.

Самым могущественным из них был верховный чародей, советник королевы Фелла, который защищал ее с помощью магических чар.

— Держись подальше от чародеев, — всегда поучала мать Хана. — Тебе лучше не попадаться им на глаза. Подойдешь к ним — и они сожгут тебя заживо. Либо превратят во что-нибудь мерзкое и безобразное. Простой люд для них — как грязь под ногами.

Как и все запретное, мир чародеев манил Хана. Но шанса нарушить строгий материнский запрет у него пока не было.

Заклинателям не позволялось заходить на территорию Призрачных гор, за исключением дома с видом на Долину на горе Серая Дама. А на Тряпичном рынке — злачном районе Феллсмарча, где жил Хан, — они и сами не рискнули бы показаться. Если магу требовалось купить что-то на рынке, он посылал туда слугу.

Таким образом, три народа Фелла — маги Северных островов, жители Долины и горцы — смогли установить пусть и шаткий, но мир.

Когда всадники приблизились к укрытию, Хан смог рассмотреть их внимательнее. У возглавлявшего процессию заклинателя были прямые черные волосы до плеч, зачесанные со лба назад. На длинных пальцах сверкали драгоценные перстни, а на шее поблескивал медальон с замысловатым узором на широкой витой цепи. Без сомнений, это был мощный магический амулет. Накидку юноши украшали вытканные серебром изображения соколов, изготовившихся к атаке. Когти птиц хищно сияли в солнечных лучах.

«Серебряные соколы, — подумал Хан. — Наверняка это родовой герб семьи».

Двое других заклинателей были рыжеволосыми, с одинаковыми широкими приплюснутыми носами, в накидках с вышитыми изображениями разъяренных горных пум. Хан предположил, что они — родные либо двоюродные братья. Они держались чуть поодаль от черноволосого мага и, казалось, подчинялись ему. Алистер заметил, что у этих двоих амулетов не было.

Хан предпочел бы оставаться незамеченным и не показываться заклинателям на глаза, однако у Танцующего с Огнем имелись иные соображения на этот счет. Он выпрыгнул из укрытия и метнулся прямо под ноги лошадям. Кони не на шутку перепугались, и всадникам с трудом удалось удержаться в седлах.

— Меня зовут Танцующий с Огнем! — громко представился на общем языке горец. — Я из поселения Марисских Сосен.

Он максимально сократил ритуал приветствия, опустив все формальности.

— Жители моего поселения желают знать, кто вы такие и что делают чародеи на Ханалее. Вам запрещено тут появляться по Соглашению.

Танцующий с Огнем держался гордо и уверенно. Его руки упирались в бедра. Тем не менее он неожиданно показался Хану совсем незначительным на фоне трех всадников.

«Почему он так себя ведет?» — недоумевал Алистер. Сомнения одолевали юношу, в конце концов, он вышел из-за камня и встал рядом с другом. Хана тоже возмутило то, что заклинатели незаконно проникли на территорию их охотничьих угодий, но он был достаточно здравомыслящим, чтобы не выступать против могущественных чародеев.

Черноволосый бросил надменный взгляд на Танцующего с Огнем и вздрогнул от удивления. Темные глаза широко распахнулись, но заклинатель быстро взял себя в руки и окатил горца надменным презрительным взором.

«Неужели он знает Танцующего с Огнем?» — Хан посмотрел на чародея, а затем на горца. Странно, но вроде бы Танцующий с заклинателем знаком не был.

Несмотря на то что Хан ростом был выше друга, чародей игнорировал его. Взгляд заклинателя перетек через голову парня, как ручей через камни, и вновь устремился на горца. Хан уставился на свои испачканные штаны из оленьей кожи и рубаху, купленную на Тряпичном рынке. Роскошные наряды незнакомцев пробудили в нем зависть. Он ощущал себя невидимым. Никчемным.

А Танцующий совершенно не боялся заклинателей.

— Я попросил вас представиться! — произнес он и указал на уже удаляющееся пламя. — Сдается мне, что этот огонь магического происхождения.

«Откуда Танцующий знает, как выглядит магический огонь? — спросил себя Хан. — Или он хочет их запугать?»

Черноволосый оглянулся на спутников в надежде, что они помогут ему с ответом. Но помощи так и не последовало, и тогда он повернулся к горцу.

— Я — Мика Байяр из дома Сокола, — гордо вымолвил чародей, будто одно его имя должно было заставить их пасть пред ним ниц. — Мы здесь по приказу королевы. Сама королева Марианна с принцессами Меллони и Раисой охотятся на лугу ниже. Мы гоним оленей им навстречу.

— Значит, королева приказала тебе устроить пожар, чтобы на славу тут поохотиться? — недоверчиво покачал головой Танцующий.

— Именно это я и сказал. Разве нет? — произнес Байяр, но что-то в выражении его лица подсказало Хану, что заклинатель не до конца честен.

— Олени не являются собственностью королевы! — возмутился Хан. — У нас столько же прав охотиться на них, как и у нее!

— Вдобавок вы — несовершеннолетние и не имеете права использовать магию, — продолжил горец. — Носить амулеты, кстати, тоже, — он указал на украшение на шее Мики.

«Откуда Танцующему все это известно?» — продолжал удивляться Хан.

Сам он не знал абсолютно ничего о правилах волшебного мира.

Похоже, храбрец всерьез задел Байяра, поскольку заклинатель вперил в горца гневный взор.

— Это дела чародеев, — процедил чародей. — И тебя они никак не должны заботить.

— Ладно, Мика-проклинатель, — поддразнил чародея Танцующий с Огнем. — Если королева Марианна хочет поохотиться на оленей летом, она может отправиться в горы. Как и всегда.

Черные брови Байяра взлетели вверх:

— Но тогда ей придется спать на грязном полу плечом к плечу с дюжиной немытых родственников и обходиться неделю без горячей ванны! А пропитавшись смрадным зловонным запахом, вернуться домой, страдающей чесоткой! — он рассмеялся, и его друзья тотчас последовали его примеру. — Я абсолютно не виню королеву за то, что она предпочитает останавливаться в Долине.

«Ничего он не понимает», — Хан вспомнил удобные спальные скамьи в уютных домиках. Проведенное там время было волшебным. Вечерами все собирались у костра, делились друг с другом новостями и горячей едой, черпая густую похлебку ложками из общего котла. Одинокий Охотник укрывался меховыми шкурами и пледом племени и задремывал под старинные баллады, которые эхом отдавались в его сновидениях. Хан не был членом племени, но всегда об этом мечтал. Лишь там он чувствовал себя как дома. Единственное место, где он жил по-настоящему, а не отчаянно пытался выжить.

— Принцесса Раиса три года прожила в поселении Демонаи, — произнес горец, вскинув подбородок.

— Да. Но отец принцессы воспитывался в этом племени и имеет несколько устаревшие взгляды, — ответил Байяр, вызвав очередной взрыв хохота у своих приятелей. — Я бы не захотел брать в жены девушку, бывавшую в поселении. Я бы решил, что после совместного проживания с горцами она — уже порченый товар.

Внезапно в руке Танцующего с Огнем блеснул нож.

— Повтори, что ты сказал, колдователь? — голос парня стал ледяным, как воды реки Дирн.

Заклинатель резко натянул поводья, и его лошадь попятилась.

— Я считаю, дамам стоит больше остерегаться чародеев, нежели жителей поселения, — добавил горец.

Сердце Хана колотилось в груди. Он сделал шаг вперед и нащупал рукоятку своего ножа. Двигался Хан осторожно, чтобы ненароком не попасть под руку друга. У Танцующего с Огнем были быстрые ноги, и он прекрасно умел обращаться с холодным оружием. Но нож против магии… или даже два…

— Успокойтесь вы, грибожуи, — Байяр с опаской глянул на острое лезвие и облизнул губы. — Просто мой отец говорит, что девушки возвращаются из поселения гордыми и самоуверенными. А еще становятся абсолютно неуправляемыми. Ясно вам? — и он ухмыльнулся в ожидании, что все начнут смеяться над удачной шуткой.

Танцующий с Огнем даже не улыбнулся.

— Ты хочешь сказать, что кровная наследница престола Фелла нуждается в… управлении?!

— Танцующий с Огнем… — хотел было остановить друга Хан, но тот пропустил его предостережения мимо ушей.

Хан окинул оценивающим взглядом троих заклинателей — он всегда поступал подобных образом, если намечалась уличная драка. У магов имелись искусно выкованные мечи, от которых на самом деле было мало толку. «Сбросить их с лошадей — вот что нужно, — решил Хан. — Надо лишь ударить по подпруге. А если подобраться к ним близко, любому из этой троицы будет сложно замахнуться мечом. Но сперва нужно разобраться с Байяром, его дружки сами унесут ноги, лишившись главаря».

Ситуация стала настолько неловкой, что старший из рыжеволосых братьев нервно прочистил горло. Он был коренастым, с пухлыми, бледными, веснушчатыми руками, которыми он намертво вцепился в поводья.

— Мика, — произнес он на диалекте Долины и мотнул головой в сторону нижнего луга. — Довольно. Поехали отсюда. Мы опаздываем на охоту.

— Подожди, Мифис, — Байяр буравил взглядом Танцующего с Огнем. Черные глаза так и сверкали на бледном лице. — Тебя же зовут Хайден? — он назвал горца так, как его звали в Долине. — Верно? Это имя полукровки, ведь у тебя нет отца.

— Так меня называют в Долине, — ответил юноша, не дрогнув и вновь вскинув подбородок. — Мое настоящее имя — Танцующий с Огнем.

— Хайден — чародейское имя, — пробормотал Байяр. Его пальцы теребили тяжелый амулет на шее. — Как ты смеешь…

— Я ничего себе не позволяю, — оборвал мага горец. — И вообще, не понимаю, о чем ты говоришь. Я — из племени Марисских Сосен. К чему мне прозвище проклинателя?

«Интересно… — подумал Хан. Он смотрел то на одного, то на другого. — Иногда члены племени действительно использовали в Долине другие имена. Но откуда чародею вроде Мики Байяра знать, как называют Танцующего с Огнем?»

Лицо Байяра залилось краской. Ему понадобилось время, чтобы придумать ответ.

— То есть ты заявляешь, Хайден, — протянул чародей, — что, возможно, сам себе отец. Значит, ты и твоя мать…

Рука горца резко взлетела вверх, но Хан успел оттолкнуть оружие с траектории полета, и нож застрял в стволе дерева.

Взгляд горца пылал от ярости. Хан понял, что другу необходимо остыть. Если они убьют чародея, друга королевы, — у них будут крупные неприятности.

Заклинатель Байяр на мгновение замер, как будто не мог поверить в только что происшедшее. А потом его лицо перекосилось от злобы. Чародей властно протянул правую руку к горцу, а левой взялся за свой амулет. Губы парня шевелились: он произносил заклинание на древнем языке, однако теперь речь Байяра была невнятной и сбивчивой.

— Мика! — воскликнул один из его рыжеволосых спутников — самый юный из троих, с гербом рыси на накидке — и подвел свою лошадь ближе. — Успокойся! Он того не стоит. Одно дело — пожар. А если узнают, что мы…

— Помолчи, Аркеда! — огрызнулся Байяр. — Я собираюсь научить низкородного грибожуя уважать избранных.

Мика был раздражен тем, что его прервали. Сосредоточившись, он продолжил читать заклинание.

«Называется, попробуй помирить кого-то и посмотри, к чему это приведет», — подумал Хан. Он достал лук и нацелил стрелу Байяру в грудь.

— Эй, Мика! — привлек к себе внимание Хан. — Как тебе такое? Умолкни — или я выстрелю.

Байяр с удивлением взглянул на Хана, словно увидел его впервые. Однако чародей сразу сообразил, что будет мертв прежде, чем закончит заклятие, поэтому оставил амулет и вскинул руки вверх.

При виде стрелы Хана Мифис и Аркеда опустили ладони на рукояти мечей. Но Танцующий с Огнем мигом натянул тетиву своего лука, и братьям пришлось поднять руки, как и Мике.

— Весьма разумно, — одобряюще кивнул Хан. — Я полагаю, стрелы разят быстрее проклятий.

— Ты хотел убить меня! — выкрикнул Байяр, посмотрев на горца. Похоже, его удивила мысль, что кому-то в голову могла прийти подобная идея. — Ты знаешь, кто я? Мой отец — верховный чародей, советник королевы! Когда он узнает, что ты собирался…

— Почему бы тебе не вернуться на гору Серая Дама и не пожаловаться ему прямо сейчас? — предложил Танцующий с Огнем, пожимая плечами, и кивком головы указал ему направление. — Это не твои владения. Уезжай! Покинь наши земли немедленно!

Но Байяру совершенно не хотелось выглядеть слабаком перед своими приятелями.

— Имейте в виду, что дорога с горы — долгая, — тихо вымолвил чародей. Пальцы заклинателя снова коснулись амулета. — Всякое может случиться по пути.

«Кровавые кости!» — Хан встревожился. На него столько раз нападали на улицах и переулках Феллсмарча, что он успел прекрасно изучить повадки завзятых хулиганов. Сейчас он без труда узнавал их замашки в поведении Байяра. Заклинатель причинил бы им вред, если бы мог. И он не стал бы при этом играть честно.

Хан не опустил лук и движением подбородка указал на чародея.

— Сними свою проклятую штуковину! — приказал Хан. — И брось ее на землю!

— Ты серьезно? — Байяр дотронулся до демонического амулета на витой цепи.

Когда Хан утвердительно кивнул, заклинатель замотал головой.

— Нет, ты, должно быть, шутишь, — сердито прорычал он, крепко обхватывая пальцами подвеску. — Ты знаешь, что это такое?

— Догадываюсь, — ответил Хан и опять нацелил стрелу на Байяра. — Снимай его и бросай на землю!

Мика молча застыл в седле.

— Ты не сможешь использовать его. Не сможешь! — Взгляд мага переместился от Хана к Танцующему с Огнем. — Если вы хотя бы дотронетесь до него — вас испепелит на месте.

— А мы все же рискнем, — невозмутимо ответил горец и подмигнул Хану.

Глаза заклинателя сузились.

— Вы не более чем обычные воришки! — с издевкой произнес он. — Мне следовало догадаться об этом раньше.

— Подумай хорошенько, — парировал Хан. — Какая мне польза от колдовского мусора? Мне просто не хочется оглядываться через плечо по пути домой.

Аркеда наклонился к Байяру и громко зашептал на языке Долины:

— Лучше отдай амулет. Ты не слышал, что говорят о грибожуях? Они перережут тебе горло, кровь выпьют, а тело отдадут на растерзание волкам! Никто даже костей твоих не сыщет!

Мифис поддержал брата:

— Да. Или используют нас для ритуалов. Сожгут заживо, чтобы принести в жертву своим Богиням.

Хан стиснул челюсти, чтобы не выдать изумления и не рассмеяться. Кажется, у проклинателей были свои причины остерегаться племен.

— Тупицы! Я не могу отдать им амулет, — прошипел Байяр. — Сами знаете почему. Если мой отец узнает, что я его взял, накажут нас всех!

— Я говорил, что тебе лучше его не брать, — промолвил Аркеда. — Я твердил тебе, что взять амулет — плохая идея! Идти на такой риск только для того, чтобы произвести впечатление на принцессу Раису…

— Но я бы не стал его брать, будь нам разрешено иметь свои собственные амулеты, — возразил Мика. — Поэтому я… Чего вы уставились? — он обратил внимание на то, что Хан и Танцующий с Огнем с интересом наблюдали за ним и его спутниками, и только сейчас понял, что они знают язык Долины.

— Оказывается, я смотрю на того, кто уже попал в беду: ты угодил в яму, но почему-то изо всех сил стараешься закопаться еще глубже, — произнес Хан с издевкой. — Давай бросай амулет, Байяр.

Заклинатель посмотрел на Хана, будто только заметил его.

— А ты даже не из племени. Кто ты вообще такой?

Хан решил, что не стоит выдавать свое имя врагу.

— Люди зовут меня Шив, — нашелся он. — Я — главарь банд Южного моста.

— Шив, говоришь… — чародей вновь собирался посмотреть на Хана, но его взгляд скользнул мимо, устремившись вдаль. — Странно. Очень странно… Звучит как… — и его голос оборвался.

Может, заклинатель потерял ход мыслей?

Хан снова прицелился из лука. Капля пота стекла по спине между лопаток. Хан старался придумать, как поступить в случае, если Байяр не сдастся. Но ничего пока не приходило ему в голову.

— Я досчитаю до пяти, — проговорил Алистер. Выражение его лица стало жестким и наглым, как у парня, состоящего в уличной банде. — А затем пущу стрелу тебе прямо в глотку. Раз…

Мика в ярости стянул с себя цепь и швырнул амулет на землю. Подвеска звякнула, ударившись о камни.

— Давайте попробуйте поднять талисман! — заклинатель наклонился в седле. — Что, трусите?

Хан отвел взгляд от Байяра и воззрился на проклятую вещицу. Он лихорадочно размышлял, стоит ли верить чародею.

— Чего вы ждете? Уезжайте отсюда! — скомандовал Танцующий с Огнем. — И хорошенько подумайте над тем, как потушить пожар. Если вы ничего не сделаете, поверьте мне на слово: королева не будет рада тому, что вы здесь устроили! Даже если поджог был ее личной просьбой.

Байяр оскалился, но промолчал и глянул на горца в гневе. Затем развернул коня и вонзил шпоры ему в бока, отправив скакуна галопом вниз по склону, будто и впрямь хотел нагнать разноцветные огненные всполохи.

Аркеда посмотрел заклинателю вслед, после чего взглянул на горца и покачал головой.

— Вы глупцы! Как он погасит пожар без амулета? — он тоже развернул лошадь и вместе с братом последовал за Байяром, но чуть более спокойной иноходью.

— Надеюсь, он свернет себе шею, — проворчал Танцующий с Огнем, глядя вслед троице чародеев.

Хан выдохнул, опустил лук и повесил его через плечо.

— А что значила болтовня о твоем имени? Ты встречался с Байяром раньше?

— Где я мог видеть этого проклинателя? — Танцующий спрятал лук в колчан.

— Но почему он говорил о твоем отце? — настаивал Хан. — Разве ему известно, что…

— Да почем мне знать! — скривился Танцующий с Огнем и недовольно поджал губы. — Ладно, забудем об этом. Пойдем!

Похоже, друг не намеревался откровенничать. «Ну и пусть», — подумал Хан. Ему не на что было обижаться. У него самого было полно секретов.

— Как поступим с магической штуковиной? — Одинокий Охотник опустился на корточки и с опаской уставился на украшение. — Как думаешь, он соврал? — Хан поднял глаза на горца, который стоял на безопасном расстоянии от подвески. — Когда говорил, что амулет нужен для того, чтобы потушить пожар?

— Оставь его там, где он лежит, Хан! — взволнованно посоветовал Танцующий с Огнем. — Давай уйдем отсюда поскорее.

— Черноволосый слишком уж не желал с ним расставаться, — не сдавался Алистер. — Должно быть, штуковина имеет большую ценность.

Хан был знаком с людьми, которые торговали на Тряпичном рынке всякими магическим вещицами и прочими безделушками. Юноше иногда приходилось иметь с ними дело — в то время, когда он еще промышлял на улице. Продав амулет, он бы смог оплатить жилье на год вперед.

«Ты не вор, Хан. Больше не вор». — Если бы он повторял это почаще, возможно, в конечном итоге убедил бы себя. Но он не мог просто оставить амулет здесь. В подвеске крылось нечто зловещее и одновременно притягательное. От украшения исходила энергия могущества, подобная жару от печи в холодный день. Хану даже на миг показалось, будто амулет на самом деле нагрелся.

Юноша осторожно поддел палкой витую цепь медальона и поднял вещицу с земли. Подвеска тут же начала раскачиваться и вращаться, отражая лучи солнечного света. Хан разглядывал украшение, зачарованный его красотой. Змея из полупрозрачного зеленого камня с кроваво‑красными рубинами на месте глаз извивалась кольцами вокруг посоха, увенчанного ослепительным округлым бриллиантом. Никогда раньше не встречались ему камни такого размера.

Хан разбирался в драгоценностях и мог с уверенностью утверждать, что данное изделие создал мастер высочайшего уровня, да и использовал этот ювелир наверняка самые лучшие материалы, имеющиеся в его распоряжении. Однако магические свойства этого шедевра в сотни раз превышали полную стоимость драгоценных камней амулета.

— Что ты намерен с ним делать? — неодобрительно спросил у друга Танцующий с Огнем.

— Еще не знаю, — признался Хан. Он не мог отвести глаз от вращающегося медальона.

— Спрячь его в ущелье, — посоветовал Танцующий. — Байяр взял амулет без разрешения. Пускай сам и объясняет своему отцу, куда он подевался.

Но разве можно было оставлять такую опасную вещь? А вдруг амулет найдет кто-нибудь еще? Например, ребенок из поселения?

Хан вытащил из сумы отрез кожи и расстелил его на земле. Положил амулет в середину, аккуратно его завернул и спрятал на самое дно.

При этом юношу не переставал мучить вопрос: как такое вообще могло произойти? Каким образом они победили в противостоянии с заклинателями? И что за связь была между чародеями и Танцующим с Огнем?

Возможно, произошедшее было всего лишь первым звеном в длинной череде неудач. Проблемы всегда находили Хана, как бы старательно он их ни избегал.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Король демонов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я