Маскировкой седину не скроешь
Сергей Алтынов, 2008

Разведчики бывшими не бывают. Случилось так, что Валерий Касаткин, в недавнем прошлом служивший в разведке спецназа ВДВ, подвез на своей машине Ильдара Самарского, крупного криминального авторитета. Руководство Центра по борьбе с наркомафией решило использовать это знакомство в своих целях. Касаткин должен через Самарского выйти на руководителя «черных спецназовцев», неуловимого Директора. Есть информация, что этот человек контролирует крупные поставки наркотиков в Россию. Касаткин наладил контакт с авторитетом и вышел на след наркомафии, даже не подозревая, что Центр ведет свою игру, и его используют втемную…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маскировкой седину не скроешь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

…Если жизнь припрет, хорошие люди

станут плохими,

и это может случиться в самый

неподходящий момент.

Чтобы не быть застигнутым врасплох

такой переменой,

лучше с хорошими не водиться. Лучше

иметь дело с теми,

кто сейчас плохой. По крайней мере,

знаешь, чего от него ждать…

Виктор Суворов, «Аквариум»

Пролог

Середина 90-х годов прошлого века

— Не так страшна боевая машина десанта, как ее пьяный экипаж.

— Похвальное высказывание… — отозвался комроты, повернув голову в сторону худощавого брюнета, лежавшего чуть поодаль от командира. — Кто автор?

— Гвардии прапорщик Касаткин, — ответил худощавый брюнет. — То есть я.

— Колонна пошла, — сообщил третий боец, лежавший в засаде и ведущий наблюдение за вечерним шоссе с помощью специальной оптики.

В самом деле, через пару секунд комроты и прапорщик Касаткин также увидели вереницу машин. Впереди милицейский «Форд», он же «сникерс», с мигалкой. Следом за ним фура, нагруженная, что называется, под завязку, за ней другая фура, между ними джип с тонированными стеклами, за ним третья фура, и замыкал автоколонну милицейский «уазик». Машины двигались неспешно и торжественно, точно дело происходило в кино.

— Красиво движутся, — только и произнес ротный, глядя на едущую в свете заходящего лилово-оранжевого солнца автоколонну.

Давать команду «минутная готовность» не было смысла. Боевая тройка работала не первый год, и на ее счету был уже не один десяток боевых операций. Поэтому действия в режиме «засада на движущуюся автоколонну» были отработаны до автоматизма. Правая рука прапорщика Касаткина уже лежала на пульте взрывных устройств. Наблюдатель точно окаменел, оптика снайперской винтовки, казалось, вросла в его глаз.

— Морали нет, есть красота… — произнес словоохотливый прапорщик.

— Где-то я это слышал, Касаткин, — откликнулся командир, хотя сейчас прапору следовало бы заткнуться. — Или опять твое авторство?

— Никак нет, товарищ майор. Это Савинков Борис Викторович.

— Помню такого, — проговорил майор, любивший, чтобы последнее слово оставалось за ним, а не за прапорщиком.

Между тем автоколонна поравнялась с засадой. Их разделял какой-то десяток метров.

— Один! — начал отсчет майор.

— Два! — тут же отозвался Касаткин.

«Три» вслух не произносилось. Вместо того чтобы назвать ему цифру, прапорщик Касаткин нажал на кнопку пульта дистанционного управления. Взрывы грохнули одновременно, подорвав первую и третью фуры, майор точно рассчитал расстояние, лично устанавливая радиоуправляемый фугас. В то же самое мгновение снайпер-наблюдатель выстрелил по головной милицейской машине, чей бензобак тут же взорвался, объяв «сникерс» пламенем. Майор же, в свою очередь, выстрелил из гранатомета по второй фуре, разворотив водительскую кабину. Касаткин вскинул укороченный десантный «калашников» и дал длинную очередь по замыкающему «уазику»…

Утром следующего дня майор спал дольше обычного, его разбудил прапорщик Касаткин, когда настенные часы показывали без трех минут десять.

— Послушаем новости? — спросил Касаткин и тут же щелкнул телевизионным пультом.

Снайпер-наблюдатель, светловолосый, северно-скандинавского типа высокий парень с аккуратно подстриженной бородой, занял свое традиционное место в кресле. Майор скинул одеяло, уселся на кровати.

— Срочное сообщение из Р-ской области, — произнес диктор. — Крупнейшая мафиозная разборка, в результате которой была уничтожена автоколонна, в которой под видом бытовой техники перевозились сразу несколько тонн наркотиков. Расстреляны также коррумпированные сотрудники милиции, которые сопровождали наркокараван, давая возможность избежать досмотра.

— Возбуждено уголовное дело, — с ударением на «у» в слове «возбуждено» прокомментировал Касаткин.

— Главный вопрос, который сейчас интересует следствие, кто мог уничтожить наркокараван? — продолжал тем временем телеведущий. — Две основные версии — конкурирующая бандитская группировка, имеющая собственный интерес в наркобизнесе, или ставшая уже легендарной таинственная организация «Белая стрела». Если кто-то не знает, сообщаю: «Белая стрела» — это объединение, созданное офицерами различных силовых структур, которые желают вершить правосудие собственными методами…

Майор зевнул, вяло махнул рукой прапорщику Касаткину и стал натягивать спортивный костюм. Дескать, ничего нового и тем более интересного, можешь выключать.

Вечером того же дня все трое, уже не в спортивных костюмах, а облаченные в форму с символикой воздушно-десантных войск, сидели в кабинете перед высоким, одетым в полковничью форму человеком, во внешности которого выделялись гусарские усы с легкой проседью и импортные темные очки, скрывающие почти всю верхнюю часть лица.

— Майор Шаинский, прапорщик Касаткин, прапорщик Тамм! Вам объявляется благодарность и десять суток отпуска, — произнес полковник. — Лихо сработали, ребята! Вся наркомафия на ушах, коррумпированные менты трясутся, рапорты об отставке пишут.

— Служим отечеству и спецназу, — отозвался за всех словоохотливый Касаткин.

— Расслабьтесь, мужики! — полковник окончательно перешел на не предусмотренный субординацией тон. — У вас есть повод немного нарушить боевой режим!

С этими словами полковник открыл потайной бар, находящийся прямо в несгораемом шкафу, достал оттуда бутылку дорогого коньяка и четыре рюмки.

— Вы окончательно приняты в штат нашего оперативного центра! — объявил полковник. — Вы, Леонид Григорьевич, — обратился начальник к майору, — назначаетесь командиром специального подразделения активных действий! Ребята, соответственно, старшие оперативные сотрудники. Постараемся аттестовать их на офицерские звания.

Кабинет полковника десантники покинули в приподнятом настроении.

— Оперативный центр создан для противостояния наркомафии и оргпреступности, — пояснил своим подчиненным майор Шаинский. — Собрали лучших сотрудников из всех ведомств, ФСБ, МВД, армии… Без нашего брата-десантника никак.

— Давно пора, — отозвался Касаткин.

— Без кого точно никак, так это без Валеры, — покосился на Касаткина обычно немногословный снайпер эстонец Тамм.

— Отморозки всякий страх потеряли, — продолжал Леонид. — Наркотой уже в открытую рядом со школами торгуют. А менты наркоторговцев прикрывают.

— Полковник мне понравился, — проговорил Валера, кивнув на начатую бутылку коньяка, которая в данный момент находилась у прапорщика за пазухой.

Майору Шаинскому тоже нравился полковник с гусарскими усами. Они познакомились в боевой обстановке, в самом начале первой чеченской. А спустя полгода после той успешной спецоперации между Леонидом и полковником состоялся следующий разговор.

— Наша главная задача — показать нашей доморощенной наркомафии, что она не столь всемогуща и неуязвима, сколь кажется.

— Одним словом — мафия смертна?

— Вот именно! — не заметил нарушения субординации полковник. — Поэтому мы обратились за помощью к вам, армейским офицерам ВДВ.

— Получается, все остальное…

— Наркомафия наладила связь с высокопоставленными сотрудниками МВД, ФСБ… и даже ГРУ. Служба в оперативном центре сугубо добровольная. Вы можете отказаться. Хотите — прямо сейчас, или можете некоторое время подумать.

Леонид позволил себе некоторые раздумья, но потом дал согласие. Он и сам прекрасно понимал важность создания такой вот структуры, которая могла бы оперативно и, главное, быстро реагировать на возрастающую активность разных ОПГ,[1] связанных с торговлей наркотиками. С тех пор в течение нескольких лет Леонид Шаинский и его подчиненные выполняли поручения полковника, связанные с силовыми акциями против оргпреступности. Однако так называемый Оперативный Центр не торопился становиться официальной госструктурой. Тем не менее все его акции были успешны. Шаинский и его подчиненные готовы были выполнить самые невероятные и рискованные задания. Едва они получали по рации или по мобильнику так называемую команду 88, немедленно приступали к действию. И вот наконец кто-то в верхах осмелился подписать нужный указ.

Отведенные полковником десять суток отпуска десантники не догуляли ровно на один день. Утром все трое были вызваны в штаб-квартиру созданного месяц назад Оперативного Центра. Вид у полковника был теперь отнюдь не гусарский: немногословный и неприветливый в сером штатском костюме.

— В общем, так, — поздоровавшись, начал полковник. — Еще трое суток дополнительного отпуска, и вы все трое отправляетесь в свою воинскую часть, на прежние должности.

— Не понял, товарищ полковник, — отозвался Леонид.

— Вы кем являлись, майор? Командиром отдельной разведроты спецназначения ВДВ? Вот и продолжайте в том же духе.

— Но мы ведь…

— Никаких «мы», забудьте об этом! — оборвал Шаинского полковник. — Оперативного Центра больше нет… Будем считать, что никогда и не было!

— Будем считать, — довольно дерзко вклинился в беседу старших по званию Валера Касаткин.

Полковник сверкнул в его сторону темными стеклами очков, но промолчал.

— Извините, Леонид Григорьевич, но я рапорт подаю, — сказал майору прапорщик Касаткин, когда они покинули уже несуществующий Оперативный Центр.

— Из войск увольняешься? — уточнил Шаинский.

— Да, — кивнул Валера. — Не могу больше так. Сегодня одно, завтра другое, послезавтра третье. Не по мне это. Вспомните, как в Чечне было? То приказ валить «чехов», а на другой день мир и дружба, только что целоваться с бородатыми не приказывают. А потом по новой их валить. А я так понимаю — или война, или дружба… Ну не могу я так… Теперь вот с этими наркоторговцами. Вчера передачка идиотская была, так там один очкастый жлоб заявил, что наркотики — это вовсе не зло. Сформулировал хитро так — человек, дескать, имеет право распоряжаться собой и своим телом как угодно. Никто, дескать, ему в этом мешать не должен.

— Вот и не будем мешать! — как всегда, в сдержанной манере отозвался прапорщик Тамм.

— Ты, Рейн, тоже рапорт подаешь? — спросил эстонца Леонид.

— Да, Леня, — ответил Рейн. — Ты знаешь, я с Валерой не всегда соглашаюсь, но сегодня…

Майор Шаинский молчал. Что он мог сказать своим сослуживцам?! Что сам готов уволиться из войск, даром что рвался в свое время в ВДВ так сильно, что исхитрился скрыть от медкомиссии вырезанные гланды и поломанную за пару лет до поступления в десантное училище ногу.

— Ваше дело, мужики… А я еще послужу немного, — только и сказал Валере и Рейну Леонид Григорьевич.

С тех пор прошло много лет. В стране сменился президент, закончились боевые действия в Чеченской республике. Судьба раскидала гвардейцев-десантников по разным городам и даже государствам. Они ни разу не встретились, даже не созвонились. У каждого была своя жизнь.

Наркомафия между тем в гроб не торопилась… По крайней мере на сегодняшний день.

Так продолжалось до тех пор, пока к Валере Касаткину, зарабатывающему частным извозом, не сел в машину один интересный пассажир.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маскировкой седину не скроешь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

ОПГ — организованные преступные группировки.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я