Эйка Чужая

Романна Милонен, 2020

Сон – это уникальное состояние. Только там можешь быть, кем захочешь, только там встречаешь страшных чудовищ и можешь спасти мир. А если сон оказался реальней жизни, а герои сна становятся соратниками? Эйка и Ив – любящая пара. В нашем мире продвигают в просторах интернета проекты посредством рекламы. Им нравятся исторические фильмы, они встречаются с друзьями, у обоих мотоциклы, и они часто выезжают на природу. Один из таких проектов – “Студия снов” под руководством Ермака. Интересный проект, но только после встречи с ним Эйке снятся сны, где она живёт в теле необычного парня и в каком-то невероятном месте. Реальность снов зашкаливает и однажды она остаётся там. Оказавшись в мире, полном фантастических существ, девушка играет важную роль в судьбе местных племён. Местные жители за помощь гарантируют ей возврат обратно к любимому. Она вынужденно соглашается и борется за спасение собственной жизни в мире снов, а Ив всеми силами пытается вернуть любимую в настоящем.

Оглавление

Предисловие

Бывают сны, которые будешь помнить дольше, чем живёшь….

Не помню, как оказалась в этом теле, но отчётливо ощущался страх. Какая-то женщина в странном костюме буквально на ходу одевала меня и ещё одну девчонку. Её губы шевелились, она что-то спешно говорила, взгляд бегал от меня к ней. Я не слышала её. Через секунду уже фактически бежали за ней, на мне длинная куртка, за спиной рюкзак с широкими лямками, на голове что-то вроде панамы, но не от солнца. Рядом в такой же спешке передвигалась девушка помладше меня. Женщина была не на шутку напугана и взволнована, но старалась это скрыть, хотя её суровый взгляд и слегка надрывистый голос выдавал пока непонятную опасность. Из комнаты, которую мы покинули, выглядывали другие ребята, разных возрастов и каждый из них смотрел по-своему. Кто-то с грустью, а чей-то взгляд был суров и полон решимости. Помню какого-то парня (он, так же как и эта женщина и другие ребята был одет в форму) сосредоточен, смотрел так, словно никогда не увидимся, и отпускать меня в его планах не было. Сжав кулаки, молча кивнул, словно показывал одобрения к происходящему, я почему-то кивнула в ответ.

— Почему мы должны уходить сейчас и по отдельности? — вдруг спросила я.

Она повернулась. Её волосы каштанового цвета убраны в пучок на затылке, взгляд обеспокоен, но заботлив:

— По отдельности вас спасти проще!

Она подвела к балкону.

— Прыгайте и бегите не оглядываясь! Ты знаешь куда идти, я постараюсь вас найти.

— Что? Но здесь же высоко! — это был второй этаж, а под балконом асфальт.

— Перестань, ты прыгаешь с более высоких зданий. Всё скорее! — и она буквально столкнула сначала меня, затем девчонку.

Последнее что услышала, как в огромную железную дверь кто-то требовательно долбил, моё сердце сжалось, посмотрев на нас с каким-то облегчением, она скрылась из виду. На удивление мы удачно приземлились и оказались рядом с компанией каких-то ребят. Одни стояли с велосипедами, другие слушали музыку. Мы встали, я с непониманием оглядывалась по сторонам. Большой двор внутри домов, вокруг один асфальт, впереди арка и железные решётчатые ворота. Затем посмотрела на свою соседку, девушка оказалась ниже ростом, из-под панамы торчали волосы, но я откуда-то знала, что у неё каре цвета тёмного баклажана и лилового цвета глаза, смотрящие на меня в ожидании действий. Оглядела парней и среди них запомнился один темнокожий с афрокосичками, а на них были цветные резинки. Он смотрел, как и остальные с какой-то хитрецой, словно догадался, кто мы и был готов сдать нас людям в форме, которые просто толпой повалили через эти ворота во двор. Я смотрела ему в глаза, как вдруг он кивнул, и все ребята собрались вокруг нас, сгруппировавшись. Он пошёл первым вдоль стены, я следом опустив голову, чтобы не встречаться глазами с военными, так же поступила и девчонка идущая рядом. Они с каким-то презрением смотрели на процессию из парней с велосипедами и девчонок, которые плелись в их гуще, но ничего не сказали. Видимо то, что было наверху волновало их куда больше чем какая-то шпана. Ребята шли спокойно тем самым не давали нам ускорится, чтобы не вызывать подозрений. Когда мы вышли через арку, я увидела огромную улицу с проезжей частью и редких людей, было светло и странно. Ребята шли дальше так же спокойно, но я понимала, что нам нужно было ускоряться. Я схватила девчонку за рукав и прибавив шаг, потянула за собой, она послушно поддалась. Когда мы обогнали ребят, я поняла что нужно бежать и перешла на бег, она последовала примеру, сняв панаму. Короткие волосы цвета тёмного баклажана, лилового цвета глаза и улыбка на лице. Оглянувшись назад, встретилась глазами с тем парнем, он молча кивнул, я в ответ.

«Что это всё значит?» — пронеслось в голове.

Мы бежали к тому самому зданию, где должна была нас забрать эта женщина. Откуда я знала, куда идти? Понятия не имела. Девчонка плелась следом, но за руку держала крепко, видимо боялась, что убегу без неё. Странно, но она молчала всю дорогу. Из-за очередного поворота выбежали военные. Их было человек пять с оружием в руках, лиц видно не было, спрятаны под масками. Я резко затормозила она, налетев на меня, посмотрела вопросительно.

— Что нам делать? — спросила я так же, глядя на неё.

Она замотала головой, говоря, что не знает, а потом указала пальцем в сторону солдат.

— Ты что немая?

Она кивнула.

— Вот здорово и какая от тебя польза?!

Она снова показала пальцем в сторону солдат, которые приближались к нам и явно были агрессивно настроены.

— Да я это и без тебя вижу… — я посмотрела, как к нам надвигаются эти амбалы.

Девчонка дёрнула за рукав, я повернулась и она, стукнув себя по лбу, показала ещё раз в их направлении.

— Да что ты от меня хочешь?! — не понимала я, как вдруг на противоположной стороне улицы увидела мотоцикл.

— Ты показывала на него?!

Она смотрела на меня так, словно говорила: «Наконец-то, мол, до неё дошло!»

— Ты спятила, я не умею на нём ездить! В жизни не сидела за рулём…

(Хотя это было не так). Теперь её лицо выражало непонимание, я бы сказала, она смотрела на меня как на сумасшедшую. Резко схватив за рукав, рванула в сторону мотоцикла. Солдаты кинулись наперерез и теперь у меня отпали всякие сомнения, что они всё-таки были по нашу душу, хотя изначально я ещё надеялась на какое-то чудо.

— Сдайтесь немедленно и мера наказания за сопротивление и побег будут минимальны! — крикнул главнокомандующий.

«Что происходит? Какой побег?!» — я до сих пор не понимала, в чём была замешана.

Несмотря на угрозы, мы продолжали спешно двигаться в сторону транспорта.

— Если вы сейчас не остановитесь, я дам команду «огонь на поражение». Эйка! Остановись! Иначе из-за тебя пострадает Баки! — снова крикнул он.

Почему-то услышав это имя, меня словно окатило холодной водой. Я не знала кто такой или кто такая эта Баки, но угроза жизни стала сильным толчком к действиям, которые явно не были запланированы. Я даже не обратила внимания на то, как собственно меня зовут. Девушка рядом дёрнула за рукав и остановившись, приготовилась атаковать, достав откуда-то два меча. Её взгляд был суров, она всем телом подалась вперёд, чтобы начать атаку. Видимо «Баки» тоже имел для неё какое-то значение.

Солдаты остановились в нескольких метрах, я понимала, что они не то чтобы чего-то испугались, увидев её с мечами, а скорее готовились выполнить какой-то манёвр. Мотоцикл стоял буквально в двух шагах.

— Не усугубляйте и без того хренового положения! Вы же понимаете, что оружие сильнее мечей, и я не дам вам уйти, буду стрелять на поражение!

«Баки…Баки…»

Это имя пульсировала в моей голове с частотой биения сердца.

«Дак кто же ты такой, чёрт побери?!»

Я повернулась в сторону девушки:

— Даже не вздумай лезть на рожон, сама с ними справлюсь! А ты лучше гони отсюда на наше место, я тебя найду!

Откуда во мне была уверенность, что справлюсь с пятью здоровыми и вооружёнными до зубов солдатами.

Она активно закачала головой, говоря «нет» её брови сдвинулись.

— Как хочешь, но старайся не лезть под пули… — как-то легко согласилась я, а она вроде бы одобрительно улыбнулась.

— Я ещё пожалею об этом, но главное не сейчас… — с этими словами я сняла рюкзак и куртку, оказавшись в форме с непонятной эмблемой.

— Ребята отпустите нас… — включила переговорщика.

— Эйка! Даже не вздумай! Сдайся по-хорошему и тебе это зачтётся, — сказал военный и дал команду рукой, после чего на моей груди заиграли красные точки.

— Вы уничтожаете гнёзда и продолжаете добивать остатки не только великих семей, но и обычных жителей! И вам блин даже не лень бегать за нами из мира в мир. Многие из них сдались добровольно, чтобы сохранить оставшихся, но вы служители «справедливости» сделали всё, чтобы их смерти оказались мучительно-болезненными! Грош цена вашим словам! — вдруг раздался позади меня мужской голос. Я повернулась и в прямом смысле офигела: передо мной стоял высокий парень, с лиловым цветом глаз и с фиолетовыми волосами, убранными в хвост, от него исходил сиреневый цвет, он был зол, а в руках светились мечи.

— Ты… ктооо… — еле слышно протянула я, находясь в изумлении, но внутри вдруг стало тепло и приятно.

— Если память не подводит, меня зовут Баки, — он усмехнулся, затем продолжил, — не бойся за меня Эйка. Они слишком трусливы, чтобы причинить вред. Давай лучше проучим их за погибших… — проговорил он сквозь зубы.

— А, где девчонка, что стояла здесь?? Ладно,… надеюсь, однажды вы мне все и всё объясните… значит, продолжаете разорять и уничтожать гнёзда? Вот как вы боретесь с чужаками, хотя чужаки здесь вы! Сейчас я вам устрою сладкую жизнь…

Я махнула руками и в них появились две палки, прикоснулась ими к асфальту и они тут же засветились, перевоплощаясь в два длинных и острых меча. Я чувствовала как свет, окутав меня, делал своё дело, изменяя тело. Я стала выше, плечи шире, бёдра словно сдулись, вместо сапог появились кеды, руки стали больше, волосы были собраны в хвост, на голове выросли два длинных рога… я перевоплотилась в мужика! Повернулась и посмотрела в сторону Баки, он стоял, как ни в чём не бывало, только подмигнул, а на лице заиграла злобная ухмылочка. Я кивнул в ответ.

— Ты совершил ошибку. Ликвидировать! — раздался приказ главного.

Оттолкнувшись от земли, прыгнул вверх дав возможность Баки атаковать. Он размахнулся мечами в тот момент, когда солдаты нажали на курки и в него полетели десятки пуль, но он так ловко орудовал мечами, что ни одна пуля не коснулась его! Я же достигнув определенной высоты, перевернулся в воздухе и со всего размаха кинул сначала один меч, а затем второй. Мягко приземлился и неторопливо подошёл сначала к одному телу, затем к другому вытащив своих"близнецов". Баки дрался уже с тремя солдатами, среди которых был главнокомандующий. Вместо автоматов у них уже были клинки. Они тоже не хотели умирать, и им тоже нужно было выполнить задание, иначе по возвращению их ждала смерть.

Я подошёл к мотоциклу и завёл двигатель.

— Ты скоро? — лениво повернувшись в сторону Баки, спросил я.

— Пару минут! — крикнул он, развернувшись, ударил ногой одного из солдат, а другому хладнокровно отрезал голову.

Главнокомандующий не хотел сдаваться, даже понимая, что через несколько минут останется один.

— Сдавайтесь. Баки! Эйка! Вы же понимаете, что всё равно я вас доставлю туда, куда должен, — он тяжело дышал.

— Нет. Ты переметнулся на сторону врага, а ведь наша дружба была крепка и нерушима! — с какой-то обидой проговорил Баки.

— Баки, с какой стати ты с ним церемонишься? Убей уже! — я в считанные секунды был рядом с мёртвым солдатом, который хотел убить друга, подкравшись сзади.

— Ты один никого нет, вернись в наше гнездо, мы же друзья! Вспомни детство. Как помогали, таким как мы, убивали солдат. Ты ненавидел их и первым бросался на амбразуру, чтобы защитить нас! — уговаривал когда-то любящего друга вернуться к ним.

Он снял маску. Это был парень одного с ними возраста. Рыжеватые волосы, кошачьи уши, торчащие в разные стороны, на одном из которых была серёжка, жёлтого цвета глаза.

— Да, был молод и не понимал, с какой целью это делалось, но сейчас цель их действий ясна! Я полностью согласен с этой системой и всеми поступками, что несут сейчас такие последствия, — вдруг произнёс парень. Его лицо ничего не выражало, так казалось на первый взгляд, но Баки отчётливо увидел печаль в глазах. Долгие годы мы были лучшими друзьями, и он видел даже самое малейшее изменение в лице, а вот я до сих пор не простил друга за предательство, и причина его поступка меня не интересовала.

— Он не изменится Баки. Отстань от него! — я подошёл сзади и направил меч, готовясь нанести удар.

Друг даже не шелохнулся и ни один мускул не дрогнул на лице. Я это оценил, потому что знал, он не трус.

— Эйка, не нужно! — взмолился Баки.

— Он предал нас! Подставил всё поселение! Сдал всех, разве ты этого не помнишь?! — злобно проговорил я.

— Каждый имеет право на ошибку…

— Баки, ты что спятил?? Из-за него погибли наши семьи! Приди уже в себя!

Я не понимал, почему он его защищает, даже несмотря на всё вышесказанное. Как он мог снова поверить ему и давать какие-то шансы?

— Баки, Эйка прав! Я слил информацию о гнёздах, чтобы спасти свою семью! И он прав в том, что таким, как я нет места не среди своих, не среди чужих. Прошу, дайте закончить одно дело, и клянусь, я отвечу за всё! — он сжал руку в кулак, посмотрев на меня.

— Что хочешь этим сказать? — не понял Баки, убрав мечи. Я же продолжал держать меч у горла, он был хитёр и я не верил ни единому слову. Единожды утратив доверие, больше не получал его снова, чтобы не говорил и не делал, и Индиго это знал.

— Хочу завершить одно дело и отправить семью в безопасное место, дабы уберечь от преследователей. Потом вернусь, и мы закончим этот разговор раз и навсегда, — с этими словами он посмотрел на меня. Баки хотел что-то сказать, но я не дал:

— Сколько времени тебе нужно?

Баки удивлённо посмотрел на меня.

— Месяц!

— Это долго. Даю три дня, — проговорил я сурово.

В его глазах была тревога и какая-то безысходность, но:

— Неделя.

— Хорошо и если через неделю не дашь о себе знать, я найду тебя сам и сдохнешь, как трус в моих глазах!

— Что? Эйка, Индиго, прекратите это! Никто больше не умрёт! Я не хочу никого больше терять, — вдруг на повышенных тонах проговорил Баки, — послушайте, все ошибались, в том числе и ты Эйка! Если бы ты тогда не задержался, мы бы не опоздали и смогли вовремя остановить Инди, но из-за гордости и желания показать, что лучше его во всём дал ему так называемую «фору».

— Не нужно меня сюда вмешивать! Неважно пришли бы вовремя или нет, он всё давно уже для себя решил, и наше вмешательство ничего бы не изменило. А задержался только лишь потому, что догадывался об этой облаве и приди мы вовремя, оказались бы в ловушке, так же как и все кто, погиб. Я спас жизнь себе, тебе и всем, кого удалось задержать. Он оказался паршивой овцой в нашем стаде, и от него нужно избавиться. Баки, такие как он, не изменятся! Он давно вынашивал этот план в голове и ловко скрывал за дружбой и так называемым общим делом, не так ли Инди? — я крепче прижал меч к горлу, из-под него выступила кровь.

Баки был ошарашен. Никто из друзей не говорил ему об этом, и сейчас услышанное было для него, громом среди ясного неба.

— Каждый сам для себя расставляет приоритеты по мере их необходимости, — сердито проговорил Инди.

— Да, ты прав! Каждый сам расставляет приоритеты. Если бы ты набрался терпения, мы бы спасли тебя и всех кого подставил, но ты решил выбрать другую сторону, не посоветовавшись с нами. Я обязан тебя наказать, и сделаю это, даю слово! — я чертовски был на него зол.

— У меня не было времени на раздумье…, мне пришлось принять решение на месте. Я сожалею, что всё так вышло! Я не хотел таких последствий, но обстоятельства сложились так, как сложились, — он смотрел на меня, его брови сдвинулись. Рукой отодвинул меч от горла, надел обратно маску и продолжил:

— Через неделю на нашем старом месте.

Я убрал мечи одобрительно кивнув.

Он развернулся и пошёл вдоль домов, как ни в чём не бывало, даже лежащие тела солдат не стали для него препятствием.

— Инди… — только и прошептал растерянно Баки, покачав головой.

Я повернулся в сторону друга:

— Почему ты столь суров с ним?

— Что? Я суров?! Из-за него погибли наши родные, а ты его защищаешь и говоришь, что я суров…

— Эйка, нужно уметь прощать и потом, не доказано что он стал причиной их гибели….

— Для меня всё ясно. Мне не нужны никакие доказательства, и прощать я никого не собираюсь! — я пошёл в сторону мотоцикла.

— Почему ты к нему так относишься? С самого начала нашей дружбы ты за что-то его возненавидел, — проговорил Баки, идя за другом.

— Я его ни ненавидел… ты едешь или идёшь? — спросил я, садясь за руль.

Он молча сел сзади и крепко обняв, проговорил:

— Пожалуйста, прости его Эйка… я вижу по его глазам, он раскаивается. Он действует против себя самого. Посмотри, он измотан, его душа измотана! Прости его….

Что я мог ответить на это? Только одно, дал по газам, и мотоцикл понёс туда, где ждала она. Баки тяжело выдохнул. Я знал, он переживал. Среди нас он был самым эмоциональным, чувствительным и с тонкой душевной натурой. Он любил нас и несмотря на то, что мы были вместе, до сих пор не мог принять чью-либо сторону метаясь в мыслях то к одному, то к другому. Он не оставлял надежд на наше примирение и мне казалось, не выдержит казни, а она состоится в любом случае. Я не прощаю предателей….

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я